Всего новостей: 2576788, выбрано 6 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лесин Михаил в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полициявсе
Лесин Михаил в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 марта 2016 > № 1691388 Михаил Лесин

Загадочная смерть Михаила Лесина в Вашингтоне

Редакция | The Washington Post

Смерть Михаила Лесина в Вашингтоне оставила много вопросов, пишет в редакционной статье The Washington Post. "Лесин сформировался на закате СССР и был среди тех, кто сумел воспользоваться возможностями, появившимися с рождением капитализма в новой России", - пишет газета. Созданное Лесиным рекламное агентство получило эксклюзивные права на рекламу на основанном олигархом Владимиром Гусинским телеканале НТВ. "Он сделал состояние, лавируя между бизнесом и коридорами политической власти", - утверждает издание.

"Когда несколько лет спустя пришел к власти президент Путин, Лесин помог ему взять телевидение под свой контроль и вытеснить Гусинского. Лесин стал министром печати, сыграл важную роль в путинской кампании по усмирению СМИ, помог создать пропагандистский канал Russia Today. Лесин, безусловно, много знал о темных делах путинского Кремля, и, находясь у власти, он процветал", - говорится в статье.

"Согласно письму, отправленному в Департамент юстиции сенатором Роджером Уикером, семье Лесина принадлежала недвижимость в Лос-Анджелесе стоимостью 28 млн долларов. В конце 2014 года Лесин покинул свой пост в холдинге "Газпром-Медиа", однако этот шаг, похоже, не повлек за собой кремлевской опалы. Не подвергся он и американским санкциям, введенным в отношении многих представителей путинского окружения после вторжения на Украину", - отмечает издание.

"Мы не знаем, зачем кто-то стал бы нападать на Лесина, если дело было именно так. Но нельзя забывать, что другие люди, поссорившись с Путиным, столкнулись с насилием, - пишет The Washington Post. - Зачем Лесин приехал в Вашингтон? С кем он встречался или собирался встретиться? Почему о "травме, нанесенной тупым предметом", так долго молчали? Правоохранительные органы должны либо полностью исключить возможность насильственной смерти, либо тщательно ее расследовать и сообщить обществу, что именно они выяснят".

Россия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 марта 2016 > № 1691388 Михаил Лесин


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2016 > № 1687728 Михаил Лесин

Смерть Лесина: больше вопросов, чем ответов

Питер Германн (Peter Hermann), Майкл Бирнбаум (Michael Birnbaum), Клэренс Уильямс (Clarence Williams), The Washington Post, США

Михаил Лесин, бывший министр печати России, по всей видимости, уже был сильно пьян, когда он вошел в бар отеля Four Seasons в Джорджтауне, и бармен попросил его удалиться. Об этом рассказали двое полицейских, ставших свидетелями этой сцены в один из осенних дней прошлого года.

Он взял бутылку спиртного, но было неясно, заплатил ли он за нее или нет. Затем он выехал из этого отеля, где снимал номер, и направился в отель Dupont Circle. На записи с камер наблюдения видно, как он входит, немного растрепанный, но без видимых признаков ранений, как рассказал другой полицейский.

57-летний миллионер был найден мертвым на полу в своем номере утром 5 ноября. Члены его семьи сообщили СМИ, что бывший помощник президента России Владимира Путина скончался от сердечного приступа.

Однако в четверг, 10 марта, представители офиса судебно-медицинской экспертизы Вашингтона сообщили, что Лесин скончался от травмы головы, нанесенной тупым предметом, и что на его теле были обнаружены синяки. Судмедэксперты пока не смогли выяснить, что стало причиной смерти члена ближайшего окружения Путина и бывшего главы медиа-империи — некое преступление, несчастный случай или иные причины.

Загадочная смерть связанного с Кремлем бизнесмена, чье тело обнаружили спустя два дня после того, как он не появился на одном эксклюзивном мероприятии в Вашингтоне, подпитывает различные теории заговора, распространяющиеся по всему миру. Выдвигаются самые разные версии произошедшего — от убийства, совершенного одним из политических или финансовых соперников Лесина, до бытовой драки в баре.

Представитель офиса судебно-медицинской экспертизы сообщил, что для сбора данных вскрытия потребовалось необычно много времени, потому что чиновникам приходилось ждать результатов анализов на наркотические вещества и привлекать независимых экспертов — такие меры принимаются только в сложных случаях. Полиция Вашингтона сообщила, что расследование продолжается, однако в частных беседах ее представители признаются, что детективы сбиты с толку.

Представители ФБР сообщили, что это агентство пока не принимает участия в расследовании этого дела.

Один высокопоставленный офицер полиции округа Колумбия сказал, что существует «реальная вероятность» того, что Лесин стал участником драки, после которой он добрался до своего номера и умер. Однако, по словам этого чиновника, полиция рассматривает и другие версии, в том числе версию о том, что Лесин мог упасть или попасть под машину.

Пока у полиции нет доказательств, однозначно указывающих на какую-либо из этих версий.

«Мы не знаем, что произошло, — сказал другой полицейский. — Мы не знаем, как он получил эти травмы».

Между тем, Кремль и Министерство иностранных дел России настаивают на том, чтобы американские власти информировали их о ходе расследования. «Мы рассчитываем, что детальная официальная информация нам будет предоставлена», — заявил представитель Путина Дмитрий Песков, как передает агентство «Интерфакс».

Юрий Мельник, представитель российского посольства в Вашингтоне, сообщил, что чиновники готовят запрос на проведение краткого совещания. По поводу версий, выдвигаемых в российских и европейских СМИ, Мельник сказал следующее: «Я считаю, что политизация этой смерти — это неуважение».

Сторонник Путина и медиамагнат

Лесин сыграл главную роль в превращении современных российских СМИ в инструмент влияния и контроля Кремля. Лесин, получивший инженерное образование, помог основать одно из первых рекламных агентств в России. После прихода к власти Путина в 2000 году Лесин получил непокорный антикремлевский телеканал НТВ и полностью изменил его ориентацию. Он долгое время был доверенным лицом Путина и его советником по связям с общественностью, помогая Путину создать образ сильного и честного лидера.

Чтобы укрепить имидж России за границей и внушить характерное для Кремля скептическое отношение к Западу более широкой аудитории, Лесин помог создать Russia Today, англоязычный телеканал, который ведет вещание в различных странах мира с 2005 года.

Позже он ушел с поста главы «Газпром-медиа», холдинга, которому принадлежат несколько прокремлевских телеканалов и популярная радиостанция «Эхо Москвы». Это произошло после его конфликта с главным редактором этой радиостанции Алексеем Венедиктовым из-за увольнения одного журналиста, позволившего себе выступить с критикой в адрес Кремля.

Покинув медиа-холдинг, Лесин приобрел три особняка в Калифорнии. Два из них достались его детям. Его сын является продюсером таких фильмов, как «Дедушка легкого поведения» (Dirty Grandpa), «Рок на Востоке» (Rock the Kasbah) и «Ярость» (Fury).

В 2014 году сенатор Роджер Уикер (Roger Wicker) обратился в Министерство юстиций США с требованием проверить, не нарушил ли Лесин Закон о противодействии коррупции за рубежом и Закон о борьбе с легализацией преступных доходов. Сенатор указал на то, что помощник Путина не мог честным путем скопить десятки миллионов долларов на покупку недвижимости в Лос-Анджелесе и что он поддерживал связь с людьми, на которых распространялись санкции США.

Спустя несколько месяцев помощник генерального прокурора Питер Кадзик (Peter J. Kadzik) сообщил, что это дело было передано уголовному отделу Министерства юстиций и ФБР. Такие ответы являются достаточно распространенной практикой, и это вовсе не значит, что расследование было начато. В пятницу, 11 марта, было неясно, до какой степени власти успели проверить — и начали ли они эту проверку вообще — законность приобретения Лесиным недвижимости в Лос-Анджелесе. Представители Министерства юстиций и ФБР отказались прокомментировать ситуацию.

В своем заявлении Уикер сообщил, что его «не проинформировали о смерти г-на Лесина и о том, почему он находился в столице США. Я уверен, что ФБР, спецслужбы и местные власти будут сотрудничать друг с другом, чтобы расследовать обстоятельства, окружающие эту подозрительную ситуацию».

Заговор или злоупотребление алкоголем?

3 ноября, за два дня до того, как было найдено его тело, Лесин должен был принять участие в благотворительном мероприятии в честь филантропа и главы одного из крупнейших банков России, светского льва Вашингтона и покровителя искусств. Это мероприятие было организовано Институтом Кеннана Центра Вудро Вильсона, задача которого заключается в укреплении связей между Россией и Западом.

Представительница института Кэролайн Скаллин (Caroline Scullin) подтвердила, что Лесин получил приглашение, но не забрал свою карточку с именем за столом на этом приеме.

Критики Кремля выдвинули предположение, что Лесина, возможно, убили, потому что чиновники якобы опасались, что он готовится заключить сделку с федеральными властями, расследующими дело о покупке недвижимости в Калифорнии. Подобные теории являются довольно популярными в мире, где в лондонских барах бывшим агентам КГБ подливают в чай радиоактивный полоний, а адвокаты критиков Кремля погибают в московских тюрьмах.

Однако в пятницу независимый телеканал «Дождь» сообщил, что один человек, чье имя не раскрывается, видел Лесина незадолго до его смерти и что Лесин находился в окружении своих друзей и знакомых. По словам этого человека, возможно, Лесин подрался недалеко от отеля.

Сергей Васильев, давний друг и деловой партнер Лесина, сказал, что, по его мнению, Лесин умер после долгого запоя.

В понедельник, 2 ноября, Лесин, заселившийся в номер отеля, «был пьян», а утром он отправился за новой порцией выпивки, сообщил Васильев, сославшись на источники в Министерстве иностранных дел России и слова людей, знакомых с ходом событий.

По словам Васильева, ему сказали, что 4 ноября сотрудник охраны отеля постучал в дверь номера Лесина, потому что тот долгое время не покидал номер.

«Он увидел, что Михаил лежит на полу пьяный и спит. Он попытался уложить его в кровать, но тот сопротивлялся», — рассказал Васильев. После этого охранник покинул номер Лесина.

«На следующее утро горничная обнаружила его на том же месте, но он уже не подавал признаков жизни, — добавил Васильев. — Прежде у Миши уже были сердечные приступы, бывало, что он падал, получая травмы, иногда довольно серьезные травмы».

Представитель отеля отказался прокомментировать ситуацию.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2016 > № 1687728 Михаил Лесин


Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 ноября 2015 > № 1550101 Михаил Лесин

«Один из главных врагов российской прессы» ("Радио Свобода", США)

Загадочная смерть Михаила Лесина: сердечный приступ или убийство?

Любовь Чижова

Бывший глава холдинга «Газпром-медиа» и экс-министр печати РФ Михаил Лесин похоронен в Лос-Анджелесе. Причины его смерти в вашингтонском отеле «Дюпон» до сих пор не выяснены. Предположение, что Лесин умер от сердечного приступа, не всем кажется убедительным.

По мнению британского издания Daily Mail, Михаил Лесин мог быть убит по приказу Москвы после того, как согласился сотрудничать с ФБР, потому что «имел связи в высшем руководстве России и знал ее кухню». Это же издание выдвигает версию о том, что «американские власти инсценировали смерть Лесина для того, чтобы он дал показания против Кремля и попал в программу по защите свидетелей».

СМИ напоминают, что Михаил Лесин находился под пристальным вниманием ФБР, поскольку его подозревали в коррупции и отмывании денег. Однако с какой именно целью он оказался в Вашингтоне в бюджетном отеле, без документов, остается неясным. «Возможно, Лесин оказался в Вашингтоне для переговоров с американскими спецслужбами, чтобы, на свой страх и риск, информировать ФБР о планах российского режима в обмен на прекращение расследования. Может быть, он «был направлен некими группировками Кремля для установления связи с Вашингтоном в период напряженных российско-американских отношений и усиливающихся разногласий между кланами российского режима», — пишет французская Le Figaro.

ВВС напоминает о том, Михаил Лесин в последние годы проводил много времени в США и вложил миллионы долларов в калифорнийскую недвижимость.

У Лесина — тесные связи с США: здесь живут его жена Валентина, дочь Екатерина, которая работает на телеканале RT (ранее известный как Russia Today), у истоков которого стоял Лесин, и сын Антон, который учился в Швейцарии. Он пишет свою фамилию как Lessine и является голливудским кинопродюсером.

14 мая 2014 года члены палаты представителей республиканка Илеана Рос-Лехтинен и демократ Джим Макговерн просили добавить Михаила Лесина в «список Магнитского». По мнению американских политиков, он «лично угрожал тогдашнему владельцу телеканала НТВ Владимиру Гусинскому, когда тот содержался в Бутырской тюрьме в Москве, и требовал, чтобы он передал контроль над своими СМИ (которые критически отзывались о правительстве) государственной компании "Газпром" в обмен на снятие обвинений». Также сенаторы просили ФБР расследовать деятельность Лесина на предмет нарушения законов против коррупции и отмывания денег.

29 июля прошлого года сенатор-республиканец Роджер Уикер направил тогдашнему министру юстиции США Эрику Холдеру письмо с призывом разобраться в происхождении состояния Лесина.

По словам Уикера, тот «руководил цензурным наступлением Кремля на независимые телеканалы России и, будучи российским госчиновником, приобрел многомиллионную собственность в Европе, включая имение, купленное, как сообщают, через компанию, зарегистрированную на британских Виргинских островах».

Проведя собственное расследование, Радио Свобода тогда получило документы из канцелярии сенатора. Они подтверждали, что недвижимость Лесина включала дом площадью 1200 кв. метров в Беверли-Хиллз.

В документах также упоминались дом площадью 985 кв. метров в Брентвуде (2012 год, 9 миллионов долларов) и особняк в Беверли-Хиллз площадью в 630 кв. метров, купленный за 5,6 млн долларов компанией HFC Management, среди руководителей которой числилась Екатерина Лесина.

Издание The Moscow Times пишет об испортившихся отношениях между покойным Лесиным и банкиром Юрием Ковальчуком, которого называют близким другом и «кошельком» Владимира Путина. По данным источника издания, «одной из главных причин ухода Лесина с поста главы "Газпром-Медиа" было то, что он задолжал огромные деньги Ковальчуку и, предположительно, не намеревался их возвращать». Как говорится в статье, «Юрий Ковальчук — близкий соратник президента Владимира Путина и крупный акционер компании «Газпром-Медиа».

Упомянутый в статье Ковальчук и его банк «Россия» весной 2014 года попали в список лиц и компаний, в отношении которых США ввели экономические санкции. А именно с этим банком, как писала РБК, была связана компания Михаила Лесина — крупнейший российский продавец телерекламы, холдинг Vi («Видео Интернешнл»).

Среди странностей, сопровождавших эту смерть, The Moscow Times отмечает и то, что «Лесин, привыкший к образу жизни миллионеров, был найден без документов в средненьком "бюджетном" отеле, где номер в сутки стоит всего около 200 долларов».

Российский медиааналитик Игорь Яковенко полагает, что американская сторона обязательно разберется в причинах смерти Михаила Лесина, и напоминает о его роли в нынешнем состоянии российских СМИ:

— Я думаю, что право на существование имеют все версии. Я предпочел бы их не комментировать. Конечно, ситуация довольно странная. Когда один из создателей сегодняшнего чудовищного информационного режима в стране умер за ее пределами — само по себе это такой парадокс, к сожалению, уже привычный. А все остальное — это уже дело расследования. Я думаю, что в США, где он умер, есть кому этим заняться.

— Если выяснится, что Лесина все-таки убили, о чем это может свидетельствовать?

— Опять-таки если выяснится, тогда стоит об этом серьезно и обстоятельно говорить. То, что наши спецслужбы имеют обыкновение убивать людей, которые им не нравятся, это исторический факт. Раньше это делалось регулярно, сейчас это делается эпизодически, но все равно делается. Эпизоды с Литвиненко, эпизоды с недругами чеченского президента об этом свидетельствуют. Эта практика не ушла в историю. Поэтому ничего нельзя исключать. Но пока, я думаю, в США есть кому этим заняться.

— Насколько полно, по вашим ощущениям, смерть Михаила Лесина обсуждается в России, насколько правдиво описывается его личный вклад в нынешнее состояние российских СМИ?

— Я встречаю очень много публикаций на эту тему, говорят об этом активно. Причем далеко не все руководствуются тем правилом, что о покойных либо хорошо, либо ничего. Очень многие говорят правду о Михаиле Юрьевиче, о том, каким он был, какова его роль. Михаил Юрьевич вполне заслуженно называется одним из самых главных врагов российской прессы, российской журналистики, который создал тот информационный режим, вытеснивший настоящую журналистику. Встречались публикации, где говорилось о его личностных качествах, что это был человек крупный, значительный, намного превышающий по такому объему личности тех, кто сейчас руководит страной и отраслью. Это правда. Действительно, Лесин был крупной фигурой, но, с моей точки зрения, фигурой крайне негативной. Это знаменитая его история с 6-м протоколом с Гусинским, когда именно Лесин был конструктором этого отъема у Гусинского собственности. Это и его роль в создании современного медиарынка, рынка монополистического, рынка уродливого, который, по сути дела, уничтожает экономическую независимость СМИ. Это факты. Об этих фактах сейчас вспоминают, о них разговаривают, их обсуждают. Мне кажется, Михаил Юрьевич получил достаточно большое количество некрологов.

— А вам что-то известно о том, что он якобы поссорился с Ковальчуком?

— Мне ничего неизвестно кроме того, что я встречал в прессе из западных СМИ. Дело в том, что мое личное общение с Михаилом Юрьевичем Лесиным закончилось, наверное, лет 12 назад. Это последний раз, когда я лично встречался с ним. Мы общались конфронтационно, скажем так. После этого я только имею опосредованные какие-то данные о его жизни, о его деятельности. Прямых источников у меня нет.

— Когда вы с ним общались, он вам нравился? Он был каким человеком?

— Личностно это типичный представитель 90-х. Это то, что называется авторитетный предприниматель. Это крупная фигура. Это человек достаточно смелый, но таких много было в 90-х. Они вылезли на поверхность — смелые, масштабные люди, которые ничего не боялись. Некоторые называли их отморозками, некоторые называли их авторитетными предпринимателями. Человек предприимчивый, умеющий держать удар. Но в целом все эти сами по себе позитивные качества, с моей точки зрения, были направлены исключительно во зло медиарынку, во зло журналистике, во зло СМИ. Безусловно, Михаил Юрьевич обладал некоторым негативным обаянием — таким обаянием крупного, хищного, серьезного зверя, — рассказал Игорь Яковенко.

Тело 57-летнего Михаила Лесина было обнаружено 6 ноября. С тех пор американская сторона никак не комментирует обстоятельства произошедшего. Вскрытие было произведено в тот же день, но его необъявленные результаты стали поводом для возбуждения дальнейшего расследования. Объяснить причины смерти Лесина в американской полиции обещают через три месяца. Департамент расследования убийств в официальном заявлении попросил всех, располагающих какой-либо информацией, по этому делу обращаться в полицию.

Михаил Лесин с 1999 по 2004 год занимал пост министра печати Российской Федерации. По его инициативе в 2005 году был создан государственный телеканал Russia Today.

Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 ноября 2015 > № 1550101 Михаил Лесин


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 ноября 2015 > № 1549114 Михаил Лесин

«Фигаро» о Лесине: Умер символ цензуры ("Русская служба RFI", Франция)

Смерть в вашингтонской гостинице одного из столпов Кремля, бывшего министра прессы, инвестировавшего миллионы в Америке, интригует Федеральное бюро расследований — рассказывает вашингтонский корреспондент «Фигаро» Лор Мандевиль.

Через шесть дней после того, как бездыханное тело Михаила Лесина было обнаружено в одной из вашингтонских гостиниц, возникает вопрос, почему смерть одного из столпов путинской системы, знавшего немало кремлевских секретов, прошла почти незамеченной, почему ничего неизвестно о причинах его смерти, хотя ее расследование уже началось? Вашингтонская полиция провела вскрытие, сделала заключение, однако, кроме лаконичного заявления российского посольства в американской столице об «остановке сердца», ничего о причинах смерти Юрия Лесина не известно. Лор Мандевиль отмечает, что и вашингтонская полиция молчит. В Москве же секретариат Кремля объявил, что президент Путин выразил соболезнования семье и подчеркнул, что «высоко ценит огромный вклад Михаила Лесина в создание новых российских СМИ», — цитирует издание. А в социальных сетях уже появились сообщения о том, что гостиница «Дюпон» известна как место встреч гомосексуалистов Вашингтона и окрестностей города.

Журналистка отмечает, что в распространении слухов в соцсетях особенно отличаются близкие к власти персонажи и журналист Аркадий Бабченко. Из этих публикаций-слухов можно сделать вывод, что Лесин был гомосексуалистом, и его смерть связана именно с его нравами...Однако такой сценарий у «Фигаро» вызывает серьезные сомнения. Причин, по мнению Лор Мандевиль может быть три: убийство, самоубийство, болезнь.

Михаил Лесин был не простым смертным. С середины 90-х годов он был одной из центральных фигур российской политики. В 1994 году он создал первое частное рекламное агентство «Video International». Агентство принесло ему миллионы и — как пишет газета — «бросило в бурлящие воды, где копошились акулы российского капитализма». Лесин был одним из главных лиц в кампании по переизбранию Бориса Ельцина. Став министром прессы в 1999 году, он был «мозгом» кампании, проводимой семьей Ельцина за избрание президентом Владимира Путина. Затем Лесин успешно провел закрытие оппозиционного телеканала NTV и других независимых российских СМИ. Одним словом, Юрий Лесин стал живым символом цензуры — отмечает правое издание и подчеркивает, что он же был создателем пропагандистского англоязычного кремлевского телеканала Russia Today, прямая задача которого - изменить лицо России за рубежом. А через какое-то время Лесин встал во главе группы масс-медиа Газпрома. Именно в это время Федеральное бюро расследований США по просьбе сенатора Викера заводит дело на Лесина по подозрению в коррупции и отмывании денег. «Фигаро» рассказывает, что ФБР заинтересовалось Лесиным после того, как стало известно о покупке им четырех «поместий» в Беверли-Хиллс на сумму 28 миллионов долларов. Зачем Лесин приехал в Вашингтон? — интересуется издание и выносит предположение, что, может быть, для встречи с представителем американского контршпионажа? Возможно, он (не без риска) предложил ФБР некоторые секреты российского режима в обмен на прекращение следствия? Журналистка считает такое предположение небеспочвенным, тем более, что такого же мнения придерживаются бывший вице-министр Альфред Кох и правозащитник Павел Шиков. Или же его отправил Кремль для возобновления отношений с Вашингтоном в контексте напряженности в американо-российских отношениях и растущих разногласиях среди российских властных кланов? Вопросов - много, но ответа ни на один из них пока нет — подчеркивает «Фигаро».

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 ноября 2015 > № 1549114 Михаил Лесин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2014 > № 1185117 Михаил Лесин

Возвращение тяжеловеса: как Михаил Лесин управляет медиарынком

Елизавета Сурганова, обозреватель Forbes

Анастасия Жохова, редактор Forbes

Четыре года нынешний глава «Газпром-Медиа Холдинга» Михаил Лесин был не у дел. Сохранил ли он неформальный статус рулевого российских медиа?

В пятницу 26 сентября Госдума во втором и третьем чтениях принимает закон об ограничении иностранного капитала в российских СМИ. Это не первая инициатива депутатов за последнее время, всерьез меняющая ландшафт отечественного медиарынка и перераспределяющая финансовые потоки в пользу определенных игроков. Летом, к примеру, законотворцы утвердили поправки к закону «О рекламе», отменив потолок в 35% от общего объема телерекламы для одного продавца и запретив продажу рекламы на платных каналах. Одним из лоббистов и бенефициаров тех поправок источники на рынке называли председателя правления «Газпром-Медиа Холдинга» Михаила Лесина. Какие интересы преследует влиятельный медиаменеджер — читайте в расследовании Forbes.

При входе в кабинет председателя правления «Газпром-Медиа Холдинга» взгляд притягивают две вещи — изящное деревянное весло над дверью и черно-белый фотопортрет на подоконнике. Первая напоминает Михаилу Лесину о рыбалке в Калифорнии, где он жил после своей скандальной отставки с поста советника президента РФ в 2009 году. Вторая — о покойном друге Юрии Заполе, вместе с которым он создавал холдинг Vi (ныне крупнейший продавец рекламы в России).

Лесин возглавил «Газпром-Медиа» в октябре 2013 года, почти через четыре года после исчезновения с медийного небосклона. «Его возвращение — последний камушек в мозаике. После этого картина становится целостной», — говорит Сергей Васильев, генеральный директор Vi и близкий друг Лесина. Многие заметили серьезные изменения в характере «возвращенца».

По словам одного из его знакомых, Михаил Лесин за последние несколько лет помягчел, стал гуманнее. «Танк по-прежнему едет, но при этом стал вежливым», — добавляет собеседник Forbes. 

Сам Лесин в интервью Forbes уверяет, что он — строгий управленец и, если надо, то с другими участниками рынка общается жестко. Почему он вернулся, что успел сделать и как это повлияет на медиарынок?

У истоков

«Газпром-Медиа» — наиболее правильный актив на рынке, интересный с точки зрения продукта, развития и стратегии. Моя задача — построить полноценный холдинг. Я заинтересован в зарабатывании денег для своего холдинга и буду этим заниматься впредь». Объясняя свое возвращение, Михаил Лесин говорит короткими фразами, не оставляющими сомнений: решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Выпускник МИСИ, бывший инженер Минпромстроя СССР, Лесин проявил себя в сфере культуры, пусть и на незначительном уровне, еще в 1986 году. Александр Акопов, знавший Лесина по МИСИ, предложил ему должность администратора театра-студии «Паноптикум» и доверил управление финансами. «За сутки он наладил работу с двадцатью абсолютно невменяемыми людьми, а с делами театра разобрался за какую-нибудь неделю», — вспоминает Акопов, президент кинокомпании «Амедиа». Административный талант, технический склад ума, умение завязывать и укреплять личные связи помогли Лесину сделать стремительную карьеру. В 1994 году он оставил рекламный бизнес (компанию «Видео Интернешнл», сейчас Vi) ради должности директора телекомпании в составе «РИА Новости». Спустя пять лет стал министром печати РФ, сохранил этот пост при Путине, а в 2004 году был назначен советником президента по вопросам СМИ. 

«Михаил Юрьевич — человек, который стоял у истоков отрасли и развивался вместе с этой отраслью. Он обладает огромным опытом, знает, как все функционирует», — подчеркивает пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Действительно, сейчас трудно найти значимую фигуру на медиарынке, так или иначе не связанную с Лесиным. Будучи советником президента, он консультировал банкира Юрия Ковальчука 71, собиравшего медийные активы в «Национальную медиа группу» (НМГ). Тогда же Лесин как консультант участвовал в сделке по покупке структурами Ковальчука у миллиардера Сулеймана Керимова контрольного пакета акций «Национальных телекоммуникаций». В 2010 году выступил арбитром в продаже акций Vi тому же Ковальчуку. Лесин не отрицает: «Я консультировал руководителей НМГ. А что в этом странного? Многие пытались использовать мои знания и мой опыт в индустрии». Среди старых друзей Лесина — Алексей Громов, пресс-секретарь Владимира Путина в 2000–2008 годах и замглавы администрации президента Медведева с 2008 года. Тем не менее, несмотря на собственный статус и наличие связей, четыре года назад Михаилу Лесину пришлось отступить.

Его отставка с должности советника президента в ноябре 2009 года официально никак не объяснялась. Агентство «Интерфакс» со ссылкой на источник в Кремле сообщило о «несоблюдении правил госслужбы и этики поведения госслужащего». Когда спрашиваешь представителей медиаиндустрии, что стало поводом к увольнению, они пожимают плечами: поводом могло стать что угодно, важнее причина — конфликт с новым руководством в лице Дмитрия Медведева. Собеседники Forbes рассказывают, что на посту советника Лесин нередко действовал вопреки данным ему указаниям, уезжал за границу без согласования с руководством. «Медведев считал это проявлением нелояльности, — говорит источник, близкий к Кремлю. — Несколько раз он вскипал, но потом остывал». Сергей Васильев считает, что при желании Лесин мог бы построить хорошие отношения с новым президентом и его окружением.

«Но при своей харизматичности и обаянии Михаил Юрьевич может не давать себе труда проявлять эту харизму в отношении людей, с которыми ему почему-то некомфортно взаимодействовать».

Последней каплей стала история с «Триколором». «Газпром-Медиа» во главе с Николаем Сенкевичем вел переговоры о покупке спутникового оператора, когда в них вмешался Лесин. Он якобы хотел стать посредником в продаже «Триколора» Ковальчуку. Николай Сенкевич будто бы пожаловался Медведеву. За защитой к Путину Лесин обращаться не стал, а тот, по всей видимости, решил не вмешиваться. «Это решение не согласовывалось с Путиным, — говорит Дмитрий Песков. — Дмитрий Анатольевич в качестве президента принял решение, которое касалось его советника». Историю с отставкой Лесин в интервью Forbes вспоминать не захотел. Но когда речь зашла об увольнении главного редактора «РИА Новости» Светланы Миронюк, заметил: «Это государственная служба, где никто никаких гарантий не дает».

Нажмите на картинку для просмотра таймлайна в новом окне

Семья и работа

Чем Лесин занимался после отставки? «Семьей. У меня появилось пятеро внуков, — лаконично отвечает он. — Собственного бизнеса у меня нет».

В конце 2009 года Михаил Лесин переехал в Калифорнию, в Беверли-Хиллз. Рядом жили дети — дочь Екатерина, сейчас продюсер RT America, и сын Антон, выпускник швейцарского университета, поступивший на стажировку в лос-анджелесскую киношколу. Бывший чиновник отдыхал, лечился (незадолго до отставки он травмировал позвоночник, катаясь на горных лыжах) и предавался любимому увлечению — океанической рыбалке. Однако желание обустроиться в уютном месте явно не было главной целью Лесина. «Он себя некомфортно ощущает в статическом режиме, — говорит Сергей Васильев. — Ему нужно что-то придумывать, строить, генерировать что-то».

За четыре года в прокат вышли две картины, на съемках которых сын Михаила Лесина был исполнительным продюсером. Собеседник Forbes в Голливуде утверждает, что это не инициатива Антона Лесина — вероятнее всего, он занялся кинобизнесом по совету отца.

Заняться кинопроизводством Михаилу Лесину посоветовал старый знакомый, бывший вице-президент Warner Bros. Александр Шапиро. В каком объеме и на каких условиях вкладывались деньги, неизвестно. По данным продюсерского центра imdb.com, боевик Sabotage с бюджетом $35 млн и Арнольдом Шварценеггером, вышедший на экраны в марте 2014 года, пока собрал в прокате $13 млн, из них $10 млн — в США (российские прокатчики фильм не приобретали). Столько же заработал вышедший одновременно второй фильм Лесина-младшего — комедия с Вуди Алленом и Ванессой Паради под названием Fading Gigolo (бюджет — $30 млн).

Третий кинопроект, в котором Лесин-младший участвует как исполнительный продюсер, — картина о Второй мировой войне Fury с Брэдом Питтом в главной роли и бюджетом $80 млн. Выход в прокат, в том числе в России, намечен на октябрь 2014 года. Шапиро выступил сопродюсером во всех трех фильмах Антона Лесина. Лесин-старший от причастности к кинодеятельности сына открещивается. «[К продюсированию кино] у меня нет интереса», — утверждает он.

В Москве за эти годы Михаил Юрьевич бывал наездами, но он пристально следил за тем, что происходит на российском медиарынке. «Он участвовал в делах индустрии в эти годы отсутствия. Я с ним общался, и профессиональные вопросы мы обсуждали», — рассказывает Васильев.

«Я знаю, что и Эрнст, и Добродеев, и Златопольский с ним все эти годы поддерживали контакт, советовались».

Зимой 2012 года совет директоров «Газпром-Медиа» продлил контракт с Николаем Сенкевичем на четыре года. Однако через полтора года его уволили без объяснения причин. Сенкевич пришел в «Газпром-Медиа» в 2004 году с НТВ и первые годы справлялся с управлением многочисленными активами холдинга, превратил его в «белую» компанию и провел реструктуризацию. Однако единую структуру ему, как говорят, собрать так и не удалось. «Там каждый актив работал отдельно», — дает оценку Александр Акопов. И это, вероятно, стало поводом для замены. «Я так понимаю, что был определенный уровень недовольства предыдущим руководством компании», — говорит Сергей Васильев.

Об увольнении Сенкевича и предстоящем назначении Лесина за месяц до официального объявления, ссылаясь на свои источники, сообщило «РИА Новости». В декабре 2013 года Светлана Миронюк сама была уволена, а агентство реформировано в МИА «Россия сегодня». В отрасли утверждают, что к событию приложил руку Лесин, отношения с которым у Миронюк (некогда его протеже) разладились с тех времен, когда он был советником президента. Положение «РИА Новости» тогда было неустойчивым: агентство позволяло себе вести иногда слишком свободную информационную политику. В администрации президента были недовольны тем, как агентство освещало протесты 2011–2012 годов и суд над Алексеем Навальным. 

«Лесин и Громов рассчитывали поставить во главе агентства Маргариту Симоньян, но в последний момент Володин [первый заместитель руководителя администрации президента] вместе с Сергеем Ивановым [глава администрации президента] настояли на Киселеве», — рассказывает источник Forbes. В итоге сошлись на компромиссной схеме: Дмитрий Киселев стал гендиректором нового агентства, а Симоньян — главным редактором. Алексей Громов не ответил на запрос Forbes об увольнении Миронюк. Лесин отрицает свою причастность.

Из резерва

«Когда на рынке узнали о назначении, все ошалели от красоты комбинации», — рассказывает один из близких знакомых Лесина. Бывший советник заменил Николая Сенкевича, сыгравшего не последнюю роль в его отставке. Практически ни у кого в отрасли нет сомнений, что Михаил Лесин, соскучившись по масштабной деятельности, активно добивался своего возвращения. Участники рынка предполагают, что к этому был причастен Алексей Громов, назначенный в мае 2012 года, после переизбрания Путина, первым заместителем главы администрации президента. «Лесина особо лоббировать не надо, он же одна из ключевых фигур на рынке, — опровергает версию Дмитрий Песков. — В данном случае, я думаю, сказалась потребность отрасли в том, чтобы такие люди были задействованы, и его личная потребность в раскрытии собственного потенциала».

Сам Лесин говорит, что возглавить «Газпром-Медиа» ему предложил совет директоров холдинга. Однако представители медиаиндустрии уверены, что решение принимал лично Владимир Путин. Объясняется это не только хорошим отношением президента к Лесину, но и особым положением «Газпром-Медиа». 

Государственный контроль над крупнейшим медиахолдингом страны распылен по нескольким структурам. Контрольным пакетом «Газпром-Медиа» напрямую и через офшоры владеет Газпромбанк. Совладельцы банка — «Газпром», ВЭБ и пенсионный «Газфонд». В совет «Газфонда» входят представители группы «Согаз», среди основных акционеров которой — структуры Юрия Ковальчука 71 и Геннадия Тимченко 6.

Кто же принимает важнейшие кадровые решения? По словам источника Forbes, близкого к руководству «Газфонда», — Владимир Путин.

Российскому президенту понадобилось доверенное лицо, которому можно поручить «Газпром-Медиа», и выбор пал на Михаила Лесина. Пользуясь специальной терминологией, можно сказать, что его вызвали из резерва. Опыт управления медиахолдингом у Лесина был. В 1997–1999 годах он, занимая должность первого заместителя председателя ВГТРК, активно участвовал в ее реформировании. Кроме того, Лесин всегда пользовался авторитетом в отрасли. Один из членов правительственной комиссии по развитию телерадиовещания говорит, что если к Сенкевичу в комиссии всегда относились спокойно, то своего пиетета перед Лесиным многие не могут скрыть. «Конечно, не все в индустрии были рады его приходу — никому не нужен сильный игрок, — добавляет Александр Акопов. — Но в конце концов сошлись на мнении, что лучше Лесин, чем кто-то другой. С ним можно договориться».

На вопрос, как часто он встречается с президентом, предправления «Газпром-Медиа» отвечает: «Президент периодически встречается со СМИ. Обычно это коллективные встречи». «То есть личных встреч сейчас у вас нет?» — уточнил корреспондент Forbes. «Бывают», — не стал отрицать Лесин.

Блицкриг

Получив новое назначение, бывший советник начал действовать очень решительно. Уже через два месяца после прихода Лесина в «Газпром-Медиа» холдинг объявил о покупке активов группы «ПрофМедиа».

«В «Газпром-Медиа» это была целиком его сделка, и провел он ее очень быстро. Ему было важно сразу заявить о себе на рынке», — говорит источник, знакомый с ходом переговоров. В 2013 году руководство «ПрофМедиа» (компания принадлежала холдингу «Интеррос» Владимира Потанина 8) вело переговоры по продаже ряда активов с разными игроками, но Лесин все договоренности перебил, предложив купить разом «Авторадио» и «Юмор ФМ», телеканалы «2х2» и «Пятницу», кинокомпанию «Централ Партнершип». За все «Газпром-Медиа» заплатил $602 млн, причем в сделку не вошли долги «ПрофМедиа» (около $300 млн). «Интеррос» же в свое время только на телебизнес потратил более $900

млн.

Лесин начал присоединять и компании, так или иначе связанные с «Газпром-Медиа». Холдинг стал собственником продакшн-компаний Red Media (подрядчик «НТВ-Плюс») и «ГудСториМедиа» (производит сериалы для ТНТ), а также компании «Алькасар», продающей региональную рекламу на каналах холдинга. При этом источники, знакомые с ходом сделок, утверждают, что руководство Red Media и «Алькасара» было поставлено перед необходимостью продажи и на условиях «Газпром-Медиа». Как утверждает Михаил Лесин, в обоих случаях владельцы компаний получили их реальную стоимость. Но не скрывает, что в случае с «Алькасаром» сделку полюбовной назвать сложно: «Понятно, что бывший владелец «Алькасара» (Петр Рыбак. — Forbes) говорит, что его заставили продать. Ему не хотелось уходить из этого бизнеса» (сам Петр Рыбак на вопросы Forbes не ответил). Других приобретений «Газпром-Медиа» в ближайшее время не планирует. Потребности, как говорит председатель правления, полностью закрыты.

Когда консолидируешь и расширяешь империю, на ключевых позициях должны быть свои люди. «Газпром-Медиа» покинули глава ТНТ и бывший заместитель Сенкевича Игорь Гойхберг, глава «НТВ-Плюс» Алексей Куколевский, глава сейлз-хауса «Газпром-Медиа» Сергей Пискарев, гендиректор «Эха Москвы» Юрий Федутинов. В некоторых случаях расставания проходили стремительно. Так, Алексея Куколевского, как рассказывают источники в «Газпром-Медиа», увольняли прямо в аэропорту: «Позвонили и сказали, что сейчас приедет курьер с документами» (Куколевский свое увольнение не комментирует).

По словам Михаила Лесина, «у всех была возможность продемонстрировать профессиональные навыки — кто-то вписался, кто-то не вписался, это естественный процесс управления». На замену тем, кто не вписался, он приглашал хорошо известных ему людей. Так, «Централ Партнершип» возглавил его бывший подчиненный по Минпечати Павел Степанов, каналами «ПрофМедиа» занялся Владимир Ханумян, работавший в НМГ, а ТНТ возглавил Игорь Мишин, экс-гендиректор «Амедиа». «Он такой же, как и раньше, — реакция мгновенная, очень категоричный», — говорит о шефе один из менеджеров холдинга. Новая команда лично предана Лесину — как говорят, у многих топ-менеджеров «Газпром-Медиа» в кабинетах висят его портреты. Но самым близким к нему человеком называют Владимира Шемякина — выходца из Vi, сложившего полномочия депутата Госдумы ради должности первого заместителя председатель правления «Газпром-Медиа».

Самый проблемный актив для Лесина в холдинге — «Эхо Москвы»: «Либеральная группа, по-моему, очень часто переходит границы допустимого».

Бывший генеральный директор «Эха» Юрий Федутинов говорит, что его увольняли без объяснения причин: «Ни о каком убытке речи не шло. С моей точки зрения, это была попытка наладить диалог с Венедиктовым с позиции силы». Свои претензии к редакционной политике радиостанции Лесин периодически высказывает лично главному редактору «Эха» Алексею Венедиктову, и иногда тот прислушивается. До увольнения дело не доходит, как поясняет источник, близкий к руководству «Газпром-Медиа», чтобы не было шума, и к тому же у «Эха Москвы» все-таки есть немалая аудитория. 

При этом редакционная политика НТВ Лесина не смущает, в борьбе за показатели он готов не обращать внимания на откровенный трэш в программной сетке канала. «Меня не волнует, хороший или плохой это сериал. Мне нужен рейтинг, чтобы я мог его продать» — настаивает он. Как говорит один из его близких друзей, «Лесин не идеолог, он про деньги, про бизнес. Очень прикладной, найдет, как извлечь выгоду».

Но телевидение — это в любом случае политика и идеология. В августе 2014 года сенатор-республиканец Роджер Уикер попросил Министерство юстиции США проверить, нарушил ли Михаил Лесин закон о коррупции, был ли причастен к отмыванию денег, приобретая недвижимость в Лос-Анджелесе. Forbes разыскал представителя российской оппозиции, от которого Уикер получил сведения об американской недвижимости Лесиных. «Я передал их, потому что лицемерно заниматься антизападной пропагандой и владеть домами в Калифорнии», — объясняет оппозиционер, добавляя, что сам получил письмо с информацией с анонимного ящика электронной почты. Михаил Лесин называет скандал с недвижимостью чистой заказухой. «Я точно через какое-то время найду, кто был инициатором этого. Что с ним будет? Заметьте, не я это начал, но не волнуйтесь, все будет в рамках закона, — уверяет он. — К тому, что произошло, я отношусь неспокойно по одной простой причине: я беспокоюсь за семью. А к тому, что меня многие не любят, я давно привык».

Тарелки под угрозой

На вопросы о смысле внутренних реформ и внешних инициатив руководитель «Газпром-Медиа» отвечает общими фразами: в интересах компании, в интересах рынка в целом.

«Вы хотите, чтобы я сидел в кабинете и ни с кем не общался, что ли?! От этого точно так же зависят мои бизнес-показатели. А Эрнст, думаете, не прилагает усилий? Добродеев? А я что, права не имею?» — вдруг заводится он. 

Бизнес в СМИ — это реклама. Все, что влияет на рекламные потоки в пользу эфирных телеканалов, хорошо и для «Газпром-Медиа».

С подачи Михаила Лесина крупнейшие российские телеканалы учредили некоммерческое партнерство — Комитет индустриальных телевизионных премий, получивший от фонда «Академия Российского телевидения» право присуждать премию ТЭФИ, долгое время бывшую яблоком раздора на телерынке. Лесин же возобновил переговоры о создании структуры, которая от лица всех каналов выступала бы заказчиком медиаизмерений.

Исторически реклама в российских СМИ продается по рейтингам TNS, однако каналы не раз предъявляли претензии к их качеству. «Первый канал» в 2005 году объявил об отказе от сотрудничества с TNS, однако был вынужден продолжить продавать рекламу по их данным — другой «валюты» рекламодатели не признают. «TNS все время кто-то недоволен, но критиковать их бессмысленно — они находятся в очень сложной ситуации, потому что разные игроки хотят от них разного, — объясняет Сергей Васильев. — Поэтому должен существовать легитимный орган, который будет давать техническое задание от индустрии».

По словам Васильева, появление такого органа стало возможным с приходом Лесина — он пользуется доверием среди лидеров индустрии и может всех усадить за стол переговоров. В июне Индустриальный комитет по телеизмерениям, учрежденный «Газпром-Медиа», «Первым каналом», ВГТРК, НМГ и «СТС Медиа», объявил тендер на выбор нового телеизмерителя, его результаты станут известны осенью.

Приход в «Газпром-Медиа» Владимира Шемякина, который четыре года курировал в Vi продажи региональной рекламы, положил начало сближению двух главных конкурентов. Сейлз-хаус «Газпром-Медиа» перешел на программное обеспечение Vi, и игроки отрасли говорят, что, по сути, на рынке рекламных продаж теперь работает одна компания. В Vi с такой формулировкой не согласны. «Конкуренция сохраняется, деньги есть деньги, — говорит Сергей Васильев. — Но если при предыдущем руководстве «Газпром-Медиа» у нас отношения были нейтральные, то сейчас — дружеское сотрудничество, построенное на доверии. Это позволяет нам направить усилия на развитие рынка в целом, а не на взаимное перетягивание». 

Минувшим летом Госдума утвердила две поправки к закону «О рекламе». Медиаселлерам оказалась выгодна поправка, отменившая потолок в 35% от общего объема телерекламы для одного продавца. Другая поправка, запретившая продажу рекламы на платных каналах, на руку эфирным каналам, аудитория которых понемногу сокращается и перетекает на кабельное и спутниковое ТВ. Исследовательское агентство Initiative подсчитало, что доля аудитории тематических каналов выросла с 5% в 2009 году до 11% в прошлом году и таким «нишевым» телевидением охвачено более половины российских домохозяйств. «Лесин был сторонником этих изменений, и его выслушали и услышали на всех уровнях», — уверяет Сергей Васильев.

Рекламные сборы кабельных и спутниковых каналов в 2013 году выросли на 20%, тогда как эфирных — на 9% (данные АКАР). Правда, о значимой угрозе речи пока не идет: эфирное ТВ заработало 152,2 млрд рублей, прочее — 4 млрд рублей. Лидеров рынка беспокоит не только быстрый рост рекламных доходов «нишевого» ТВ, но и демпинг (крайне низкая стоимость абонентской платы) со стороны кабельных и спутниковых операторов. «У нас количество каналов уже зашкаливает, а реальная модель платного телевидения не формируется. Надо оптимизировать этот процесс, чтобы было понятно, где и как зарабатывать», — объясняет глава «Газпром-Медиа».

Поскольку объяснение не очень понятное, начали появляться версии относительно конечной цели некоторых инициатив Лесина. Возобновились разговоры о судьбе компании «Триколор», которую участники рынка называют главным виновником демпинга. Будущее «Триколора» особенно интересно в ходе программы «цифровизации» России (модернизации сети телевещания), в которую государство, как считают в отрасли, вложило уже слишком много времени и средств. «В любой архангельской деревне мрачные серенькие домики утыканы тарелками «Триколора». Они же — в особняках на Рублевке. Это и есть цифровое телевидение. Спутниковые и кабельные операторы без привлечения бюджетных денег решают задачу перехода телевидения на «цифру», — рассуждает Сергей Васильев. Но Михаил Лесин настаивает: с этой компанией «у нас не было контактов и не будет».

Какие еще преобразования в индустрии задумал Лесин, сказать наверняка никто не может. Друзья признаются, что при всем обилии знакомств и связей он очень закрытый человек. Учитывая, какую активность Лесин развил в холдинге и на рынке, очевидно, что останавливаться он не намерен.

— При участии Ивана Васильева

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2014 > № 1185117 Михаил Лесин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 августа 2014 > № 1192990 Михаил Лесин

Михаил Лесин: «К тому, что меня не любят, я давно привык»

Елизавета Сурганова, обозреватель Forbes

Анастасия Жохова, редактор Forbes

Председатель правления «Газпром-Медиа» в интервью Forbes — о планах крупнейшего медиахолдинга страны, претензиях к «Эху Москвы», отношениях с Юрием Ковальчуком и дружбе с Алексеем Громовым и Константином Эрнстом

С момента триумфального возвращения в медиа Михаила Лесина прошел почти год. В октябре 2013 года он возглавил крупнейший российский медиахолдинг «Газпром-Медиа» и сразу развил активную деятельность — как внутри компании, так и внутри индустрии. Именно его считают лоббистом многих последних перемен в медиаотрасли — чего он, впрочем, не отрицает. В интервью Forbes Михаил Лесин рассказал про свои планы в «Газпром-Медиа», а также поговорил о претензиях к «Эху Москвы», отношениях с Юрием Ковальчуком 71, семейной недвижимости в США и о дружбе с Алексеем Громовым и Константином Эрнстом.

— Что вас не устраивало в работе «Газпром-Медиа», когда вы пришли в компанию, и какие задачи вы ставили перед собой?

— Это не очень правильный вопрос. Что значит — не устраивало? Все, что происходило до меня — происходило до меня, я это не хочу обсуждать. Были руководители, которые, в общем-то, справлялись со своими обязанностями, выполняли те установки, которые давал совет директоров. «Газпром-Медиа» является одним из самых крупных холдингов в Российской Федерации, и он по своей структуре — большая корпорация, в которой существуют все средства массовой информации. Поэтому одна из стратегических задач, стоящих передо мной, — это построить полноценный единый холдинг, который будет гораздо более эффективно использовать свои возможности.

На мой взгляд, «Газпром-Медиа» — наиболее правильный актив на рынке, интересный с точки зрения продукта, развития и стратегии. Все забыли, что я начинал с бизнеса и много лет в нем проработал. Я был директором КВН, директором «Веселых ребят», продюсером других программ. Несомненно, бизнес меня интересует.

Михаил Лесин

председатель правления ОАО «Газпром-Медиа Холдинг» с октября 2013 года;

родился 11 июля 1958 года в Москве;

1988-1990 гг. — заместитель директора по производству телевизионных программ Творческого производственного объединения «Игра — техника»;

1990-1993 гг. — директор Молодежного творческого производственного объединения РТВ (позднее — рекламное агентство Video International);

1993-1996 гг. — заместитель генерального директора, генеральный директор телекомпании «ТВ Новости» РИА Новости;

1996-1997 гг. — начальник управления президента России по связям с общественностью;

1997-1999 гг. — первый зампред ВГТРК;

1999-2004 гг. — министр РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций;

2004-2009 гг. — советник президента России по вопросам СМИ и информационных технологий;

2010-2012 гг. —председатель Совета директоров ОАО «Национальные телекоммуникации».

— Придя работать в «Газпром-Медиа», вы увидели, что здесь синергия между активами недостаточна?

— В любом виде холдингообразования она в России нуждается в совершенствовании. Не секрет, что в России медийный бизнес еще достаточно личностный, построенный скорее на ярких творческих людях, и в нем недостаточно корпоративного мышления.

— Теперь «Газпром-Медиа» будет менее личностным?

— Так или иначе, все равно будет личностно, но корпоративные интересы будут превалировать.

— Правда ли, что при предыдущем главе холдинга Николае Сенкевиче на заседания совета директоров «Газпром-Медиа» ходила целая команда менеджеров, а вы заявили, что будете ходить один?

— Абсолютно. Если генеральный директор предприятия не знает чего-то и приводит с собой каких-то еще специалистов, то это, на мой взгляд, неправильно. Но это моя точка зрения.

— В одном из первых интервью после назначения вы говорили, что никаких революций и особых кадровых перестановок в холдинге не будет, но, тем не менее, они начались практически сразу. Почему вы изменили свое решение?

— Революций и не было. Был закономерный процесс: были люди, которые готовы были остаться, были те, кто не готов был остаться или кто не устраивал нас по каким-либо профессиональным качествам. Я не могу сказать, что был какой-то массовый уход большого количества менеджеров. У всех была возможность продемонстрировать свои профессиональные навыки — кто-то вписался, кто-то не вписался, это естественный процесс управления.

— Говорят, что вы хотели привлечь сюда новых людей и, опросив большое количество, увидели огромный дефицит кадров на рынке.

— Да, это так, на рынке дефицит профессионалов, к сожалению. Может быть, я необъективен, потому что я один из старейших работников индустрии, но у меня ощущение, что за нами нет какой-то новой генерации. Очень мало менеджеров, которые могут одновременно заниматься и творческими, и управленческими, и корпоративными процессами и достаточно разбираться в медийной экономике.

Интернет, «Эхо» и НТВ

— Помимо телеканалов и радиостанций «ПрофМедиа», планируете ли вы покупать какие-то еще активы?

— Нет, покупкой «ПрофМедиа» мы уже полностью закрыли наши потребности.

— Действительно ли Александр Мамут 42 хотел продать вам свою интернет-компанию?

— Вы знаете, сколько нам всего хотят продать?! Проблема в том, что медийные активы на российском интернет-рынке в последние годы резко возросли в цене, и все заранее посчитали деньги, которые они заработают. Но на мой взгляд, это было совершенно неадекватно. Понятно, что теперь владельцы этих активов ходят и предлагают их по той цене, которую они тогда уже для себя решили. Но они сталкиваются с тем, что мы не воспринимаем эти активы так и не считаем, что они столько стоят.

— «Рамблер» за сколько вам предлагали?

— На самом деле, там вопрос стоял больше об интеграции. Но, поскольку у «Рамблера» достаточно серьезные финансовые обязательства перед предыдущими владельцами, актив нами не так высоко оценивается, и мы далеко не продвинулись в этих разговорах.

— Какие у холдинга планы на радиостанцию «Эхо Москвы»? Главный редактор Алексей Венедиктов ведь предлагал ее выкупить.

— Не было такого предложения. Единственное, что соответствует действительности, что Венедиктов как член cовета директоров «Эха» предложил провести оценку акций радиостанции. В каких целях он хочет провести эту оценку, он не озвучил. Публично потом озвучил и представил как некий подвиг. Но как-то вяло. Там не прозвучало: вот я предложил, а мне отказали. Совет директоров при этом оценку провести согласился, она сделана, и все члены совета ее получат. Озвучивать я ее не буду, это коммерческая тайна. Могу сказать только, что мы не намерены каким-либо образом продавать этот ресурс.

— А выкупить акции журналистов «Эха Москвы» вам не интересно было бы?

— Этот пакет акций журналистов — тоже некий вымысел. Пакет акций принадлежит американской коммерческой компании. Там есть часть пакета, которая принадлежит [Владимиру] Гусинскому, часть пакета принадлежит Венедиктову, часть каким-то еще частным лицам. Вы так легко бросаете — а вот акции журналистов собираетесь выкупать? Это очень серьезная дефиниция, за которой намек на некий политический процесс. Но для нас это бизнес-процесс.

— Планируются какие-то еще перемены с «Эхом», помимо смены гендиректора?

— Мы часто общаемся с господином Венедиктовым, и у нас очень много разногласий. Я недоволен редакционной политикой «Эха Москвы», и Венедиктов знает об этом. Мы тысячу лет знаем друг друга, поэтому у нас нет каких-то таких танцев вокруг этого.

— Какие у вас претензии?

— В этом случае обвинения одной стороны не сильно отличаются от обвинений другой. Либеральная группа, по-моему, очень часто переходит границы допустимого. Если вы либералы и вам не нравится, как кто-то себя ведет, зачем вы сами так делаете? Зачем вы хамите в эфире? Зачем вы выставляете определения, ехидничаете, хихикаете? Несмотря на то что Венедиктов декларирует, что «Эхо Москвы» — это площадка и не более того, это все равно некий модерируемый процесс. И меня удивляет, почему в такой-то передаче ведущий промолчал, не дал комментарий другой стороны, почему он не остановил этот поток грязи и ехидного сознания? 

— Есть ли у вас ощущение, что вы можете влиять на редакционную политику «Эха»? Слышит ли вас Венедиктов?

— Юридически я не могу влиять на редакционную политику «Эха». Но меня слышат, и многое слышат. Несомненно, мне это стоит каких-то усилий, потому что это всегда процесс убеждения.

— Есть ли в вашем подчинении такие же «проблемные» активы, как «Эхо»? Говорят, у вас были разногласия с гендиректором НТВ Владимиром Кулистиковым?

— Говорят, что кур доят. Ну какие у нас могут быть разногласия с Кулистиковым? Владимир Михайлович абсолютно профессиональный человек, что называется, мы прекрасно друг друга понимаем. Да и «Эхо» не сильно проблемный актив. Да, я получаю огромное количество звонков от разных людей, которые пытаются обратить мое внимание на все то дерьмо, которое там ставят на сайте, например.

Но я вам честно скажу, что если бы был такой проблемный актив, завтра бы переориентировали, и была бы музыкальная станция «Эхо Москвы». Пели бы, и все. В чем проблема?

— А к редакционной политике НТВ у вас нет претензий?

— Нет. Есть форматы однозначные и неоднозначные, а есть некая политика руководителя СМИ, он ее реализует, есть бизнес-задачи — он их тоже реализует. В целом меня их редакционная политика устраивает — доходы есть, маржинальность есть.

— Качественная ли при этом у НТВ аудитория?

— За последний сезон произошли изменения, отчасти не в лучшую сторону, но это тоже рабочий процесс, и канал работает над этим.

— Это же следствие как раз уровня контента, который вас так мало беспокоит.

— Это следствие того, что вовремя не была просчитана общая тенденция телесмотрения. НТВ было лидером на рынке «пограничного программирования», они нашли форматы, которые вдруг всех взорвали, все эти «Русские сенсации». Все это отлично продавалось, все были довольны. Понятно, что Первый и ВГТРК начали это дублировать — они сделали это, может быть, чуть по-другому, но тут же оттянули на себя эту аудиторию. НТВ этого не просчитал и продолжал двигаться в ту же сторону. Но это нормально, конкуренция, да и НТВ уже все сделал для следующего сезона, чтобы вернуть лидерство.

Рекламные перемены

— После вашего прихода произошел кадровый обмен между сейлз-хаусом «Газпром-Медиа» и Vi (ранее называлась «Видео Интернешнл»). Зачем это было сделано?

— Знаете, меня повсюду сопровождают эти мифы. На рынке рекламных продаж специалистов очень мало, и они все, так или иначе, всегда имели какое-то отношение либо к «Видео Интернешнл», либо к «Газпром-Медиа», либо к «Алькасару». На рынке есть два крупных продавца рекламы, это уже сложившаяся конструкция, которую никто менять не будет. Где взять других профессионалов?

— Многие теперь говорят, что фактически на рынке осталась одна компания и конкуренция между двумя крупнейшими селлерами сошла на нет.

— Можно просто посмотреть на реакцию рынка. Вы же знаете всех основных игроков. [Гендиректор Первого Константин] Эрнст, [гендиректор ВГТРК Олег] Добродеев, Кулистиков — все люди самостоятельные и не стесняются бороться, если им что-то не нравится. Если бы эти люди почувствовали, что они стали меньше зарабатывать, что они хуже коммуницируют с продавцами, вы думаете, они бы молчали? Сказали бы: «Окей, делайте, что хотите, распределяйте бюджет, как хотите»? Или вы считаете, что я хожу с дубиной по рынку, кто голову поднял — сразу по голове? Просто представьте, что Константин Львович Эрнст недоволен, как продаются его рекламные возможности. Что происходит? Весь рынок на ушах стоит. 

Конечно, «Газпром-Медиа» и «Видео Интернешнл» выгодно этот рынок совместными усилиями регулировать и содержать, потому что мы же деньги зарабатываем, а не пытаемся установить, кто круче. Это не слияние структур, не абсолютно единоличное управление этими структурами, это координация.

— Зачем «Газпром-Медиа» приобрел «Алькасар» (компания, занимавшая региональными продажами рекламы при сейлз-хаусе «Газпром-Медиа»)?

— Во-первых, консолидация — региональные продажи составляют значительную часть главных доходов. Во-вторых, было достаточно неравномерное комиссионное вознаграждение со стороны региональных продаж. Кроме того, была очень сложная система, где регионы недопродавали большое количество инвентаря. Зачем вообще формировать дополнительные структуры, которые имеют дополнительный штат, дополнительные расходы, дополнительные офисы для продажи одного и того же инвентаря?

— Это была полюбовная сделка?

— В бизнесе мало полюбовных сделок, поэтому это называется бизнес, а не брачное агентство. Скажем, никто не был обижен, люди получили реальную стоимость. Понятно, что кто-то оценивал дороже, но с точки зрения бизнеса сделка была абсолютно чистая.

— Есть версия, что и в случае с «Алькасаром», и в случае с «Ред Медиа» (производитель и дистрибьютор ряда тематических каналов) владельцы этих компаний скорее были поставлены перед фактом, что их компании переходят теперь в «Газпром-Медиа».

— Понятно, что мое присутствие будет порождать какие-то мифы. Понятно, что бывший владелец «Алькасара» говорит, что его заставили продать. Ему не хотелось уходить из этого бизнеса, но с точки зрения холдинга это было нецелесообразно. Компанию «Ред Медиа» мы тоже не забрали бесплатно, мы ее купили — на наш взгляд, за адекватные деньги. Они были настолько интегрированы в «НТВ-Плюс», что это было логично. Мы долго обсуждали сделку, и в итоге она завершилась предложением, которое было принято со всех сторон. Нравится им, не нравится, но вот так получилось. 

— Как вы считаете, для чего в 2009 году было введено ограничение для селлеров в 35% и почему именно сейчас его отменили?

— Я думаю, тогда это было эмоциональное решение законодателей на фоне, в том числе, повышенной конкуренции в этой среде. На мой взгляд, это была странная неработающая норма, которая поставила СМИ в неловкое положение и практически лишила их какого-либо маневра. То, что ее отменили, — нормальная ситуация.

— Поскольку вашу фигуру по понятным причинам всегда связывали с Vi («Видео Интернешнл»), многие считали, что принятие этой инициативы стало возможным именно с вашим уходом. Так ли это?

— Я бы не стал это связывать.

— А продажа компании в 2010 году?

— Несомненно, мои друзья лишились в какой-то момент активного лоббиста в моем лице. Но сделка произошла, все акционеры довольны, все получили стоимость своих акций.

— Вы участвовали в обсуждении этой сделки?

— Участвовал. У меня была принципиальная позиция, и я считаю, что я ее сумел отстоять. На мой взгляд, разрушение «Видео Интернешнл» имело бы гораздо большие негативные последствия для рынка, чем продажа компании. Поэтому я советовал акционерам продать ее для того, чтобы сохранить свою функцию для рынка.

— Была реальная угроза разрушения «Видео Интернешнл»?

— Да, была.

— Связанная с нормой 35%?

— Я бы не хотел дальше углубляться, с чем она была связана.

— В лице новых акционеров Vi («Видео Интернешнл») приобрела достаточную защиту?

— Стабильность. То, что не разрушили их функцию, это уже само по себе стабильность. Компания работает, ей ничего не угрожает, клиенты довольны, нет специальных каких-то условий. И для рынка это очень хорошо. Мы же всегда были сторонниками рыночной модели. Но с другой стороны, мы создали собственную отечественную индустрию, боролись против излишнего проникновения западных рекламных корпораций на наш рынок, или даже его полного захвата, — это может произойти. И я не вижу ничего в этом зазорного — как с точки зрения рынка, так и с точки зрения зарабатывания денег. Ну, продавал бы сейчас какой-нибудь западный селлер рекламу. Что в этом хорошего? Они бы получали прибыль, а так все-таки наши, российские получают.

— То есть вы патриот в этом смысле.

— Я здесь живу, работаю, это моя страна, конечно, я патриот.

«Заказуха» через США

— Как вы отреагировали на запрос сенатора США, касающийся вашей недвижимости там, и как вообще вы это воспринимаете — как часть санкций против России?

— К тому, что меня многие не любят, я давно привык. Но к тому, что произошло, я отношусь неспокойно по одной простой причине — я беспокоюсь за семью. Я никогда не противодействую тому, что обсуждают меня и какие-то мои действия. Но трогать мою семью — это свинство, это нарушение морального правила. 

Понятно, что можно очень легко любую ситуацию представить в нужном виде. Но мои дети вообще не имеют ко мне никакого отношения с точки зрения моей работы. Моей дочери 35 лет, сыну — 31 год, они уже взрослые люди, живущие самостоятельной жизнью. Моя дочь возглавляет бюро Russia Today, сын учится и проходит стажировку в академии кино. У меня пять внучек и внуков, от которых моя жена уехать не может, поэтому она живет вместе с ними. И меня очень смутило поведение «Радио Свобода», которое опубликовало адреса проживания моей семьи, — просто свиньи, и еще они будут нас учить демократии. Ну и к тому же, масса домыслов насчет каких-то моих покупок, владений и прочее.

— А в чьем тогда владении эта недвижимость?

— Это точно не моя собственность, дети устраивали свою жизнь сами, брали под эти сделки кредиты, они существуют в банке. Понятно, что это чистая заказуха, и я точно через какое-то время найду, кто был инициатором этого.

— И что с ним будет?

— Перефразируя известную фразу, заметьте, не я это начал, но не волнуйтесь, все будет в рамках закона.

— Вы думаете, что инициаторы находятся здесь, в России?

— Их достаточно и там, и здесь. В Америке меня же давно еще пытались втянуть даже в список Магнитского.

— Но так и не втянули, раз вы постоянно ездите к семье.

— Ну с какого бодуна, я-то какое отношение имею к делу Магнитского? Давайте всех внесем, кто нам не нравится. А к семье, к сожалению, я не так часто езжу.

Дела индустриальные

— У вас не возникает желания вернуться во власть?

— Я прошел все возможные пути в государственной службе. Работал в администрации президента, был министром несколько лет. Многие вещи, которые мы делали, стали фундаментальными в индустрии. Сейчас мне интересно заниматься бизнесом и зарабатывать деньги.

— У вас есть собственный бизнес?

— Нет. Да и для собственного бизнеса я очень опасный человек — хочется сразу сделать много. Я уже давно не могу быть частным менеджером, да и консультантом мне быть не так интересно.

— С вашими масштабами вам не тесно в «Газпром-Медиа Холдинге»? Не хочется как-то еще в делах индустрии участвовать?

— Это так или иначе происходит, ведь «Газпром-Медиа» — один из ведущих игроков в индустрии. Понятно, что мы обязаны защищать свои интересы на рынке.

— Вы сами считаете себя лоббистом индустрии?

— Несомненно.

— А политическим?

— Нет, мне это неинтересно, я не занимаюсь политикой, я занимаюсь бизнесом. 

— Участвовали ли вы как-то в обсуждении закона о запрете рекламы на платных каналах?

— Участвовал.

— Вы инициировали его?

— Нет.

— А знаете, кто инициировал?

— Да. Но я не могу этого сказать.

— Вы поддерживаете этот законопроект?

— Да. Я уже сказал, что мы защищаем свои интересы. У нас нет возможности собирать большие деньги с населения за просмотр наших каналов. А когда каналы существуют в двойной модели монетизации, собирая деньги и с кабельных операторов, и с рекламщиков — это уже неравные условия. Второе — я считаю, что надо стимулировать появление нормального рынка платных услуг. У нас количество каналов уже зашкаливает, а реальная модель платного телевидения не формируется. Надо оптимизировать этот процесс, чтобы было понятно, где и как зарабатывать.

— Почему эта инициатива прошла именно сейчас? И почему так стремительно?

— Стремительно — это к законодателям, а прошла она сейчас, потому что индустрия начинает взбадриваться, собираться каким-то образом. Закончились сладкие времена.

— Вы прилагаете какие-то усилия к этому взбадриванию?

— Конечно, прилагаю, а как вы хотите, чтобы я сидел в кабинете и ни с кем не общался, что ли?! От этого точно так же зависят мои бизнес-показатели. А Эрнст, думаете, не прилагает усилий? Добродеев? А я что, права не имею?

— Про вас в индустрии говорят гораздо больше, чем про Эрнста или Добродеева.

— У меня и история немножко другая. Конечно, я отличаюсь тем, что когда-то был министром. Но сейчас я такой же участник рынка. Я заинтересован в зарабатывании денег для своего холдинга и буду этим заниматься впредь.

— Как вы отнеслись к реформе «РИА Новости»? Бывший главный редактор РИА Светлана Миронюк в свое время была вашей протеже.

— Я к этому не имею никакого отношения. А моими протеже было много народу.

— Тем не менее вас не удивило, что ее сняли так внезапно, со скандалом?

— Так и меня снимали со скандалом (осенью 2009 года Лесин был уволен с поста советника президента с беспрецедентной формулировкой за «несоблюдение правил госслужбы и этики поведения госслужащего» — Forbes.). Это жизнь. К тому же это государственная служба, где никто никаких гарантий не дает. Вас взяли на работу решением какого-то одного человека, вас и снимут так же. Не надо испытывать никаких человеческих чувств по этому поводу, это не ваша частная контора.

Администрация президента и Ковальчук

— Нормально ли, что у нас так активно в делах медиа участвует администрация президента?

— Меня всегда смущает, что журналисты пытаются запихнуть все в один стакан. Это разные вещи. Государственные средства массовой информации могут общаться и встречаться. Но к бизнесу администрация президента не имеет ни малейшего отношения. Ей совершенно наплевать, кто, где и сколько заработал. Я не знаю ни одного движения со стороны администрации, связанного с попыткой повлиять непосредственно на бизнес.

— Правильно, их интересует медиа как ресурс.

— А что-то есть неестественное в этом процессе?

— Вы встречаетесь с администрацией президента?

— Да. Там половина людей знает меня тысячу лет. Как и в индустрии — я могу позвонить любому человеку в медиа, чего-нибудь попросить, высказать свою точку зрения. И для них это не будет странным.

— Какие отношения вас связывают с Алексеем Громовым?

— Дружеские.

— Есть ли у вас какие-то взаимные профессиональные интересы в медиа?

— Конечно, мы какие-то темы обсуждаем, я говорю о своем видении процессов, он о своем. Еще раз — мы друзья. Что в этом такого? Если вы имеете в виду бизнес-интересы — нет никаких вообще.

— А с президентом как часто вы встречаетесь?

— Президент периодически встречается со СМИ. Обычно это коллективные встречи.

— То есть личных встреч сейчас у вас нет?

— Бывают. 

— Была ли какая-то персона, которая как-то способствовала тому, чтобы вы были назначены в «Газпром-Медиа»?

— Вы считаете, что моей истории недостаточно, что ли? Акела промахнулся, и теперь его надо куда-то продвигать?

— Юрий Ковальчук 71 сыграл в этом какую-то роль?

— Юрий Ковальчук никакой роли в моем назначении не играл. Потом, зачем ему такая конкурентная среда?

— Почему конкурентная? Ему, вероятно, хотелось назначить хорошего менеджера в актив, который некоторым образом и ему тоже принадлежит.

— Да не принадлежит ему «Газпром-Медиа», это тоже все мифы. Нет ни одного доказательства того, что компания принадлежит кому-то, кроме заявленных акционеров.

— Какие тогда отношения вас связывают с Ковальчуками? Действительно ли вы их консультировали при создании Национальной Медиа Группы?

— Давайте сначала уйдем от этого странного определения: Ковальчуки, какие-то Михалковы. Да, я консультировал руководителей НМГ. А что в этом странного? Я являюсь одним из известных специалистов по медиа. Многие пытались использовать мои знания и мой опыт в индустрии. Я вообще всегда контактировал с большинством и владельцев, и менеджментом всех СМИ. Мы общаемся, сверяем позиции и обмениваемся информацией.

Про дружбу с Эрнстом и непопулярность «Дождя»

— Видите ли вы своей целью объединение индустрии? Вы инициировали создание Индустриального комитета по телеизмерениям, взяли на себя новую ТЭФИ.

— В каких-то вопросах несомненно. Мы уже докатились до точки — не индустрия, а какой-то базар, все разругались на ровном месте.

— Непонятно, почему Первый канал активней всех выступал против измерений TNS, но инициатором по выбору нового измерителя стали именно вы.

— Тема нового измерителя общая, все считают это необходимым. Другой вопрос, что Первый, как и любой другой канал, старается всегда сначала списать негатив на измерителя, всегда выгодно иметь виноватого не себя, всегда, на всех рынках, и на зарубежных тоже. И все ругаются с измерителями при снижении рейтингов.

— Вы думаете, Первый канал будет также ругаться с новым измерителем?

— Нет, никто не сможет. Потому что есть корпоративный договор, есть обязательства и условия. Ни один из каналов больше не является заказчиком измерений. Заказчиком является Индустриальный комитет, который консолидированно оценивает качество работы исследователей.

— У вас нет конфликта с Эрнстом на этой почве?

— Конечно, нет. Мы с Эрнстом как старая «семейная пара» — все конфликты, которые возможны, уже давно прошли. Мы все-таки знаем друг друга с 1988 года. Мы с ним познакомились в монтажной аппаратной в Сокольниках, когда он там делал «Матадор», а я монтировал «Веселых ребят». Поэтому, конечно, при всей сложности отношений мы все равно остаемся друзьями. Если я ему позвоню и скажу, что мне что-то надо, он всегда мне поможет. И наоборот. 

Важно понимать еще, что рейтинг, который делает любой измеритель, — это просто валюта на рынке, инструмент монетизации. И любой человек, который оценивает рейтинги с точки зрения творчества, либо с точки зрения политического влияния, совершает ошибку. Меня совершенно не волнует, хороший или плохой это сериал. Мне нужен рейтинг, чтобы я мог его продать.

— Вы сами смотрите телевизор?

— Я смотрю только новости. На всех каналах. Контент смотрю на носителях.

— Пропагандистские тенденции в теленовостях вас не смущают?

— А их где-то в мире нет? Может, в США нет или в Соединенном Королевстве?

— Как вы относитесь к тому, что большинство каналов в нашей стране находится под государственным контролем?

— Совершенно спокойно. Я государственник. Не имеет никакого значения, частный или государственный канал. Он точно так же выражает какую-то точку зрения.

— Но спектр мнений создается разнообразием каналов, которого в России нет.

— Вы рейтинги-то посмотрите. Ведь все зависит от общества, от того, что оно хочет потреблять. Вот есть телеканал «Дождь». Если бы общество хотело роста его влияния — то оно бы и выросло. Я внимательно смотрел за счетчиком поступлений, и что-то у них там совсем не Сбербанк. Если вы говорите, что его задушили, так дайте денег, поддержите либеральные ценности.

Знаете, как мы с друзьями общаемся, и они мне говорят: «Вот вы не либеральные». А я отвечаю: «Да, а вы либеральные! Вот ты заключаешь это из чего — из того, что ты вчера ехал пьяный за рулем, и гаишник у тебя пять тысяч попросил вместо тысячи. Обнаглел». Вот так сейчас выглядит — утрированно, конечно — либеральная интеллигенция.

С «Дождем» меня тоже обвиняли, что я его гноблю, хочу его забрать, еще чего-то. Не хочу и не гноблю. Это, как говорится, тот случай, когда, если бы я его тронул, вы бы заметили.

— А вы на самом деле прибегаете к таким методам?

— Я жесткий управленец. Если надо, с другими участниками рынка я тоже общаюсь жестко.

— Вас боятся на рынке?

— Мне сложно говорить про себя. Мне кажется, я не такой страшный. В принципе, я совершенно нормально общаюсь с людьми, пытаюсь решать любые задачи на уровне мотивации и объяснений, обсуждений. Если кто-то совсем уже не понимает, тогда я готов быть жестким, но в пределах закона и правил.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 августа 2014 > № 1192990 Михаил Лесин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter