Всего новостей: 2556385, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бабицкий Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоАрмия, полициявсе
Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 ноября 2017 > № 2399950 Андрей Бабицкий

Обратный эффект: как новый статус в США может пойти на пользу RT

Борьба с популярностью Russia Today в США с помощью придания статусов – это использование микроскопа в качестве молотка, считает известный российский журналист Андрей Бабицкий

Алексей Стефанов

Журналиста Андрея Бабицкого трудно назвать "агентом Кремля". Он 15 лет проработал корреспондентом радио "Свобода", освещал события в Белом доме в 1991-м и 1993 годах, вел репортажи из "горячих точек", прошел обе чеченские войны, причем остро критиковал российские власти из Грозного, был арестован во время антитеррористической операции и обменян на трех пленных российских военных.

Однако в 2014 году Бабицкий поддержал возвращение Крыма в Россию, а за видеорепортаж из Донбасса об эксгумации тел местных жителей, расстрелянных бойцами украинского батальона "Айдар" в селе Новосветловка самопровозглашенной ЛНР, летом 2015 года был уволен из радиостанции "Свобода".

Сейчас Андрей Бабицкий живет в Донецке, где помогал запускать телевизионный канал самопровозглашенной ДНР, и удаленно пишет статьи в различные российские издания. Решение министерства юстиции США, которое внесло RT America в список иностранных агентов по закону от 1938 года, вызвало у Андрея Бабицкого острое возмущение.

Как человека, долгие годы работавшего на радиостанции, финансируемой Конгрессом США, Sputnik попросил его прокомментировать сложившуюся ситуацию.

- Андрей, как вы считаете, для чего все это было сделано?

- На Западе идет открытый и последовательный демонтаж того, что они объявили незыблемыми базовыми ценностями своего общественного устройства демократических институций. Фактическая отмена результатов референдума в Каталонии и покушение на то, что всегда было свято для американцев – на первую поправку к Конституции. Это как раз такой замечательный пример этого демонтажа. В течение последних лет запущены процессы, которые лишают властные элиты и западный истеблишмент возможности управлять собственными странами и обществами. И им приходится восстанавливать какие-то авторитарные элементы в структуре управления, для того чтобы справиться с ситуацией. Я думаю, объяснение кроется в этом.

- А чего американцы добьются или, может, уже добились, внесением RT в список иностранных агентов?

— Мне кажется, это ничего не даст, кроме того, что далеко не всем сотрудникам — американским гражданам, которые являются сотрудниками RT и Sputnik − будет приятно осознавать себя представителями то ли враждебной организации, то ли организации, которая помечена каким-то странным и малоприятным образом. Не будем забывать, что иностранный агент – это традиция конца тридцатых годов, статус нагружен очень плохой политической наследственностью. Поэтому я думаю, что прямых вредоносных последствий нет, но ощущение у людей, которые работают на иностранного агента, должны быть не самыми приятными. Ситуация психологически очень дискомфортная. И, кроме всего прочего, американские власти получили возможность детально знакомиться с бюджетом и тратами RT. Хотя непонятно, для чего им это нужно. Думаю, они и без этого статуса могли отслеживать деятельность RT. Я считаю, что это мера, скорее, психологического воздействия.

- Вы как-то сказали, что это может быть связано со слишком большой популярностью RT.

- Да, конечно. Показатели популярности RT зашкаливают, особенно в YouTube. Мы все это знаем. При том единообразии информационной ситуации в Америке – я неплохо знаю тему, поскольку много лет проработал в американском СМИ — жесткая линия, противодействующая каким-то общим выработанным либеральными элитами мифам, она, конечно, привлекает к себе внимание. Потому что не то, чтобы люди готовы следовать этой концептуальной линии, но им просто интересно знакомиться с альтернативной точкой рения. Они могут поправлять с ее помощью какие-то глухие заблуждения и стереотипы. Я думаю, что борьба с популярностью RT таким образом – это использование микроскопа в качестве молотка.

- И что, теперь люди будут бояться смотреть RT или, наоборот, это привлечет еще больше внимания к телеканалу?

— Бояться не будут. Осадок, конечно, появится не очень хороший – дурная наследственность у этого статуса иностранного агента, конечно, есть. Но вот наши отцы да и мы сами – те, кто успел пожить в советское время, слушали через все "глушилки", вылавливали вражеские радиоголоса, а статус у них тоже был не самый веселый – "вражий голос". Было понятно, что это наш враг, противник, но, тем не менее, весь образованный класс сидел и крутил ручки на своих приемниках. Мне кажется, что американские власти могут добиться похожего эффекта, заставив часть аудитории вылавливать информацию RT, не взирая ни на что.

- А зеркальные меры, которые сейчас применяются в России по отношению к американским СМИ, оправданы?

- Я считаю, что они бессмысленны – нам не стоило идти на это. Все-таки в России сейчас другая ситуация. Наоборот, еще с ельцинских времен это, может быть, единственное достижение: к СМИ относятся очень толерантно. Фактически та информационная свобода, которая установилась в России, сегодня на Западе не имеет примеров, образцов. И мне кажется, нам надо было наплевать на действия американских властей. Или ответить в каком-то ином ключе, не пытаясь ограничивать действия западных медиа. Тем более что "Радио Свобода" и "Голос Америки" имеют столь ничтожные аудитории и настолько маловлиятельны в России, что любые запреты никакого эффекта не дадут. А три остальные СМИ, попавшие под раздачу, включая CNN, российский медиарынок вообще не принимают во внимание, они на нем не работают, он для них никакого значения не имеет. Поэтому я считаю, что ответные меры не слишком разумны.

- Тем не менее бывший кандидат в президенты от республиканцев Джон Маккейн сделал целое заявление на эту тему, сказав, что западные СМИ "добиваются правды, развенчивают ложь и призывают правительства к ответу", а сотрудники телеканала Russia Today являются "пропагандистами, которые дезавуируют правду, распространяют ложь и пытаются подорвать демократические правительства с тем, чтобы продвигать повестку" Путина.

— Маккейну стоило бы, конечно, позаимствовать где-то на стороне немного вменяемости, понять, что не бывает так, что одни средства массовой информации, если они маркированы как российские — это безусловное зло, а другие, имеющие американскую маркировку, служат силам добра. Так не бывает. Но такой вот Маккейн.

Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 ноября 2017 > № 2399950 Андрей Бабицкий


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 июля 2012 > № 608771 Андрей Бабицкий

Человек, похожий на Бастрыкина

Андрей Бабицкий

редактор Forbes.ru

Даже без разоблачений со стороны Алексея Навального глава Следственного комитета имеет репутацию, с которой он не затерялся бы и в латиноамериканской диктатуре середины прошлого века

Весной 1999 года государственный телеканал пустил в эфир любительскую запись, на которой человек, похожий на тогдашнего генпрокурора Юрия Скуратова, предавался блуду в компании двух неизвестных женщин. Глава ФСБ Владимир Путин признал, что пленка похожа на настоящую, и публично призвал генерального прокурора уйти в отставку; тот был отстранен от исполнения обязанностей. Год спустя едва вступивший в должность президент Владимир Путин окончательно избавился от Скуратова.

В 2012 году эта история, казавшаяся когда-то скандалом, выглядит образцом ответственного поведения власти. За 13 лет, прошедших с тех пор, ни один человек не отправился в отставку в связи с действиями, порочащими чью-либо честь, профессиональной непригодностью, обвинениями в коррупции, уголовным прошлым — хоть с чем-нибудь. Но даже на фоне путинского кадрового резерва Александр Бастрыкин стоит особняком.

Полтора месяца назад «Новая газета» опубликовала открытое письмо главного редактора Дмитрия Муратова главе СК. В нем говорилось, что в начале июня Бастрыкин вывез редактора газеты Сергея Соколова в лес на служебной машине и угрожал убийством, пошутив при этом, что тот сам же будет расследовать дело. На следующий день после публикации Бастрыкин (сперва обвинив «Новую газету» во лжи) признал, что вывозил журналиста в неизвестном направлении — не в лес, так на обочину дороги. Затем он принес извинения журналистам и был ими прощен. Стороны решили, что погорячились. Ни Бастрыкину, ни журналистам из «Новой» не пришло, кажется, в голову, что разговор в лесу не их личное дело. Чиновник, который совершил подобный поступок, должен быть уволен; силовик, угрожающий гражданину убийством, должен попасть под следствие.

Сегодня Алексей Навальный обвинил Александра Бастрыкина в том, что тот тайком получил вид на жительство в Чехии и скрывал этот факт в момент назначения на должность главы Следственного комитета — лица, имеющего допуск к гостайне. Кроме того, Навальный опубликовал копии документов, из которых можно судить, что Александр Бастрыкин, во-первых, вел в 2000–2008 годах бизнес в Чехии, занимая в то же время высокие должности в правоохранительной системе, а во-вторых, мог подделать нотариальную доверенность во время продажи этого бизнеса в 2008 году. Учитывая, что Бастрыкин входит среди прочего в Совет по противодействию коррупции при президенте РФ, обвинения Навального заслуживают по меньшей мере расследования — с временным отстранением Бастрыкина от дел. Но наблюдая за кадровой политикой Владимира Путина, можно предположить, что отстранения не будет, а возможно, не будет даже формального опровержения опубликованной информации. Впрочем, эту информацию может подтвердить и чешская полиция, а не только сам Бастрыкин, расследующий — согласно русским законам — дела против самого себя.

Все, что мы знаем про Александра Бастрыкина, складывается в удивительно цельную картину. Он был однокурсником (и старостой группы) президента, при котором сделал стремительную карьеру. Он при этом (если чешский вид на жительство окажется правдой) не слишком уважительно относится к конфронтационным ценностям, которые декларирует его патрон. Он, судя по всему, совмещал высокие государственные посты с ведением бизнеса и не сделал эту информацию публичной. Он насильно вывозил журналиста в безлюдное место и угрожал ему убийством — и это не единственный раз, когда его обвиняли в угрозах. Под его руководством СК не раскрыл несколько громких дел, находящихся на контроле у президента — например, дело об избиении Олега Кашина.

Наконец, и нельзя этого забывать, Александр Бастрыкин возглавляет в России политический сыск. Именно ему подчиняются 150 спешно собранных следователей, которые ведут дела против «участников беспорядков» на Болотной площади 6 мая. По этому делу проходят 16 человек, из которых некоторые даже не были в момент беспорядков на месте событий. Именно следователи СК изъяли при обыске у Ксении Собчак крупную сумму денег и отказались возвращать, мотивируя это тем, что не могут быть уверены, «что ими не будут оплачиваться массовые беспорядки».

Существует множество слов, с которыми чиновнику на высокой должности лучше не ассоциироваться. Непотизм, местничество, конфликт интересов, нераскрытие существенной информации, злоупотребление служебным положением, подделка документов, угрозы, коррупция, политический заказ, неуважение к праву, профессиональная непригодность. И так получилось, что главный следователь в стране умудрился связать свое имя со всеми ими зараз — и не счел нужным давать тому исчерпывающие объяснения. А его начальник и старый товарищ не хочет, видимо, этим интересоваться.

Все это уже история не про кадровую политику, не про приличия и даже не про дезинтеграцию институтов власти, которая налицо. Это сюжет из жизни Латинской Америки 1950–1960–1970-х годов, роман Марио Варгаса Льосы («Разговор в соборе») или повесть Грэма Грина. Днем бордели и казино, а ночью — эскадроны смерти. На месте Александра Бастрыкина можно было бы представить капитана Сегуру («Наш человек в Гаване») или пьяного сотрудника ВЧК, у которого Мандельштам по легенде вырвал из рук пачку расстрельных ордеров. События последних месяцев не дают поводов думать, что мы перестанем узнавать новые интересные подробности жизни председателя СК. В конце концов, ему теперь нечего терять. И чешская недвижимость — самая маленькая наша проблема.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 июля 2012 > № 608771 Андрей Бабицкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter