Всего новостей: 2551619, выбрано 7 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мартынов Георгий в отраслях: Рыбавсе
Мартынов Георгий в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 5 мая 2017 > № 2164356 Георгий Мартынов

Георгий Мартынов: Подзоне Приморье необходимы ресурсные исследования.

В подзоне Приморье есть серьезный промысловый запас минтая, который надо только подтвердить, отмечает президент АРПП Георгий Мартынов. По его словам, рыбаки края уверены, что этот ресурс нужно выводить из «одуемых» в возможный вылов.

Минтай подзоны Приморье – весьма своеобразный для промысла объект, отметил президент региональной ассоциации Георгий Мартынов в беседе с корреспондентом Fishnews. По словам руководителя АРПП, это связано как с сезонностью, так и с особыми условиями добычи.

«В последние годы, к сожалению, в подзоне Приморье идет значительное сокращение ОДУ минтая. Так, в 2002 году общий допустимый улов установили в размере 62,81 тыс. тонн. Напомню, на тот момент еще не вышел федеральный закон о рыболовстве, а квоты распределялись не по «историческому принципу», а по заявкам: предприятие просит, а государство решает, удовлетворить просьбу или нет.

Спустя 10 лет, в 2012 году, ОДУ минтая подзоны Приморье составил уже 13,8 тыс. тонн, в 2014 – 10,28 тыс. тон, в 2015 – 4,58 тыс. тонн, в 2016 – 4,42 тыс. тонн и в 2017 – 5,55 тыс. тонн.

И если в 2002 году фактически было освоено 16,6 тыс. тонн, то в прошлом году реально выловили порядка 3,2 тыс. тонн», - рассказал глава объединения.

Президент ассоциации обратил внимание, что в районе уже давно не проводятся серьезные ресурсные исследования. Не имея подтвержденных данных, ученые из года в год снижают допустимый улов до самого минимума. «Ни в коем случае не обвиняю нашу науку, - подчеркнул Георгий Мартынов. - У них просто нет денег на эти работы».

У главы АРПП нет никаких сомнений, что в подзоне Приморье имеется серьезный промысловый запас. В пример он привел компанию «Акватехнологии», которая успешно добывает в этом районе минтай.

«Я считаю, что недостаточное финансирование науки в данном случае можно отнести к административным барьерам. Промысловый запас есть, его надо только подтвердить», - заявил собеседник Fishnews.

По словам Георгия Мартынова, в среде приморских рыбаков есть единое твердое понимание, что минтай в подзоне Приморье из ОДУ необходимо выводить в возможный вылов. Эту позицию поддерживают и компании, которые имеют значительную часть долей квот на добычу минтая, отметил руководитель ассоциации.

«Мы дважды рассматривали вопрос на Дальневосточном научно-промысловом совете, и оба раза он поддержал инициативу вывода из ОДУ. ТИНРО, наш отраслевой институт на Дальнем Востоке, тоже за. Однако в ходе последнего обсуждения представитель ВНИРО огласил вердикт института: для перевода минтая подзоны Приморье в объекты возможного вылова нет оснований», - рассказал Георгий Мартынов.

Он подчеркнул, что перевод минтая подзоны из ОДУ в ВВ откроет доступ к ресурсу большему числу компаний. «В настоящее время основная квота (42%) принадлежит предприятиям, входящим в группу компаний «Доброфлот», а все остальное разбито по достаточно небольшим долям. Если мы выведем минтай из ОДУ, то дадим возможность работать на нем всем желающим», - отметил глава ассоциации.

Это поможет поддержать и береговые рыбокомбинаты, и предприятия, которые вообще не имеют квот, добавил он.

«К тому же переход из ОДУ в возможный вылов – не навсегда, - обратил внимание президент АРПП. - Можно осуществить его на год-два и затем посмотреть на результаты. Всегда можно будет вернуться обратно. Но я полагаю, что этого не понадобится. Найдутся новые предприятия – стабильные пользователи, будет развиваться береговая переработка».

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 5 мая 2017 > № 2164356 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 сентября 2015 > № 1501054 Георгий Мартынов

Георгий Мартынов: Концепция «квот под киль» - это полумера

Если и вводить «квоты под киль», то только вместе с комплексом мер, способных решить проблему обновления флота на всех промысловых бассейнах страны, уверен президент Ассоциации рыбохозяйственный предприятий Приморья Георгий Мартынов.

К предложениям по введению «квот под киль» рыбацкая общественность относится по-разному, отметил руководитель АРПП в интервью Fishnews. «Русская рыбопромышленная компания» и некоторые другие организации открыто поддерживают эту инициативу», – добавил он.

Между тем, считает Георгий Мартынов, концепция «квот под киль» - это в любом случае полумера. «Первое - не решен вопрос финансирования: кто будет выделять средства на строительство новых судов? Маленькие рыболовные компании, у которых нет для этого возможностей, должны умереть? А как же разговоры о социальной направленности, особенно про развитие прибрежного рыболовства и береговой рыбопереработки на Камчатке и Сахалине, где все держится на рыбацких поселках? При текущем курсе валют и стоимости крупнотоннажного судна по самым скромным подсчетам 65-70 млн. долларов не многие предприятия смогут построить хотя бы одно судно, не говоря уже о серии. Для мелких компаний построить МРС стоимостью от 1 млн. долларов также непозволительная роскошь», – обрисовал ситуацию президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья.

По мнению Георгия Мартынова, если вводятся «квоты под киль», то должен быть предложен комплекс мер, способных решить проблему обновления флота на всех рыбохозяйственных бассейнах страны.

«Эта мера поддержки имеет право на существование, на обсуждение, но она должна подкрепляться четкой госполитикой. Подчеркну - государственной политикой по строительству флота. Такая политика должна выражаться, первое, в финансировании или предоставлении каких-то государственных гарантий, пусть под те же квоты. Второе - нужна господдержка тем судостроительным заводам, у которых сегодня фактически нет опыта строительства рыбопромыслового флота. А сейчас «квоты под киль» все считают синонимом выражения «оттяпать часть ресурса», – заявил руководитель объединения.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 сентября 2015 > № 1501054 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 сентября 2015 > № 1500901 Георгий Мартынов

Георгий Мартынов: Предложение вывести из ОДУ минтай и треску в подзоне Приморье – очень хорошая новость

Вывод минтая и трески в подзоне Приморье из списка объектов, для которых устанавливается общий допустимый улов, поможет увеличить объемы добычи, уверен президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов.

Напомним, ученый совет ТИНРО-Центра рекомендовал вывести минтай и треску в подзоне Приморье из перечня объектов, промысел которых регулируется через установление ОДУ. Предложение приморских специалистов будет направлено во Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии для прохождения соответствующей процедуры утверждения.

«Это очень хорошая новость, потому что Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья ранее предлагала вывести из ОДУ минтай и треску», – заявил Fishnews президент АРПП Георгий Мартынов. Он отметил, что минтай и треска в подзоне Приморье остались единственными квотируемыми объектами из рыб. «Поэтому мы полагаем, что их вывод из перечня «одуемых» благоприятно скажется на промысловой обстановке в районе и, главное, на увеличении уловов», - подчеркнул руководитель отраслевого объединения.

Президент ассоциации констатировал, что введение понятия «возможный вылов», в том числе в подзоне Приморье, открывает ресурс для новых компаний. «Это еще один ответ тем структурам, которые нам предъявляют претензии, что промысел недоступен. Вот такими действиями мы показываем, что рыбная отрасль доступна всем», - обратил внимание Георгий Мартынов.

Руководитель АРПП полагает, что наука и рыбацкая общественность в дальнейшем рекомендуют ввести возможный вылов и в других промысловых районах, особенно трансграничных. «Это и Южные Курилы, где добывается минтай, и Берингово море - трансграничная зона с Америкой. Мы на последнем заседании рабочей группы по подготовке заседания президиума Госсовета говорили в том числе о том, что надо создать условия для максимального освоения квот. Это важная стратегическая государственная задача», - подчеркнул Георгий Мартынов.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 сентября 2015 > № 1500901 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 июня 2015 > № 1387617 Георгий Мартынов

Георгий Мартынов: Механизмы регулирования должны быть понятны и прозрачны

Представители рыбной промышленности продолжают обсуждение проекта изменений в ФЗ «О рыболовстве…», который может в корне изменить работу всей отрасли. Очень важно, чтобы регулирование было ясным и прозрачным, считает руководитель АРПП Георгий Мартынов.

Напомним, доработанный проект федерального закона рассматривался 27 мая на встрече главы Росрыболовства Ильи Шестакова с представителями рыбацких ассоциаций, рыбодобывающих компаний и регионов. Тогда основные вопросы у участников рынка возникли относительно поправок, предполагающих обязательную доставку прибрежных уловов на берег, и введения нового вида квот – для государственной поддержки.

«Я не вижу ничего плохого в обязательной доставке прибрежных уловов в места, определенные региональными властями. На мой взгляд, такая норма действительно будет способствовать развитию регионального прибрежного рыболовства», – заявил Fishnews президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов.

Он напомнил о позитивном советском опыте, когда на берегу производили консервы из мяса краба. «Если провести аукцион на вылов краба в заливе Петра Великого, выставить небольшие лоты, то, я уверен, что проблем с реализаций как живого или охлажденного краба, так и продукции из него не было бы», – считает руководитель АРПП. В качестве другого примера он привел Аляску – обязательная доставка 50% уловов, добытых при освоении минтаевых квот, на берег. Как результат – Америка является лидером по производству сурими.

«Приморская «прибрежка» задышала бы по-другому», – прокомментировал возможную меру Георгий Мартынов.

Говоря о введение нового вида квот – для господдержки, президент АРПП отметил, что надо четко не только понимать, но и регламентировать цели, которые преследует данная норма. А также грамотно прописать механизм ее действия: кому и в каком объеме будут выдаваться квоты. «Новых игроков можно привлекать в Мировой океан, на ловлю «неодуемых» объектов. Это не должно в корне менять рынок и отрасль. «Исторический принцип» должен оставаться базовым», – заявил руководитель ассоциации.

По его мнению, к таким кардинальным новациям надо относиться «осторожно», ведь экономические результаты от их введения неочевидны.

Что же касается норм о принудительном расторжении договоров о закреплении лимитов, о рыбопромысловых участках, то Георгий Мартынов считает их оправданными. «Механизм отзыва должен быть. Это позволит эффективно регулировать работу в отрасли. Это вполне логичный подход. Однако критерии и механизмы должны быть понятны и прозрачны», – заключил он.

По мнению руководителя приморской отраслевой ассоциации, в законе (этом или, возможно, смежных) не хватает механизма, который бы позволял рыбакам напрямую поставлять государству рыбу и продукты переработки, то есть внедрял бы систему госзаказа. «Мы много говорим о стимулах, но не делаем очевидного. Система госзаказа обеспечила бы стабильной работой не только рыбаков, но и портовиков, и перевозчиков. Позволила бы увеличить поставки рыбы на внутренний рынок, решить вопросы импортозамещения. Мы бы достигли именно того мультипликативного эффекта, который неоправданно ожидаем от других полумер», – заключил Георгий Мартынов.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 июня 2015 > № 1387617 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 сентября 2014 > № 1179688 Георгий Мартынов

Важно успеть принять продуманные меры

Меры по развитию рыбного хозяйства должны дополнять друг друга и быть полностью обоснованы с экономической и научной точек зрения, чтобы избежать конкурентного неравенства и излишних рисков для предприятий.

Рыбацкое сообщество может изучить и внести предложения к мерам по развитию рыбохозяйственного комплекса, разработанным Росрыболовством. Инициативы, среди которых сохранение «исторического принципа», упрощение пересечения госграницы и другие шаги по снижению административных барьеров, амнистия для «незаходных» судов, был озвучены руководителем ФАР Ильей Шестаковым на Конгрессе рыбаков и ранее на совещании с представителями рыбацких ассоциаций.

Свой взгляд на предлагаемые ведомством реформы отрасли Fishnews изложил президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов:

«Существующие нормы распределения квот доказали свою эффективность. У нас был стабильный вылов более 4,2 млн. тонн на протяжении ряда лет, что является хорошим результатом, так что любые реформы должны быть тщательно продуманными, чтобы сохранить достигнутые показатели отрасли. Пока у нас и у руководства есть время на доработку предложений, исходя из установленных поручениями Президента и Правительства сроков. Рыбацкая общественность находится в постоянном взаимодействии с руководством отрасли, у нас одна общая задача - сохранить достигнутые результаты и увеличить совокупный вылов и объемы производства, на что и нацелены поручения Президента.

Одной из предложенных мер было повышение обязательной доли освоения квоты пользователем. Если пользователь вылавливает менее 50% два года подряд, то его право на добычу может быть аннулировано. Сейчас предлагается поднять обязательный процент освоения квоты до 70%. Я считаю, что на деятельности добросовестных рыбаков это не должно отразиться, поскольку они стремятся освоить как можно больше ресурса. Хотя обоснования конкретно этого 70% рубежа с экономической или научной точки зрения нет.

Идея по увеличению срока пользования квотами до 25 лет поддерживается многими рыбаками. Квоты на этот срок – продуманное решение, поскольку новое судно окупается примерно за четверть века. Всем известно, насколько актуальна для российских рыбаков проблема старения флота, а с учетом высокой стоимости постройки нового судна необходимо иметь определенную уверенность, что ты сможешь ловить ресурс по квоте. Тем не менее помимо юридических аспектов, есть еще и природные. И численность какого-либо объекта может снижаться. Поэтому все предлагаемые меры должны логически продолжать друг друга. «Налоговая амнистия» для судов, безусловно, поспособствует возвращению на обслуживание отечественного флота в российские порты. Это будет особенно актуально для рыбаков Северного бассейна. Однако предлагаемое увеличение ставки сбора за пользование ВБР для таких судов до 100% ставит их владельцев в неравные условия. Стимулирование развития судостроения в России должно быть также максимально продуманным, не исключено, что полезным будет привлечение иностранных специалистов на отечественные предприятия, создание за границей российских судостроительных производств.

На совещании много внимания уделили и очень важному вопросу о прохождении судов рыбацкого флота через госграницу РФ. Рыбаки уже давно пытаются добиться адекватных правил пересечения госграницы. Пока что у нас российские суда, везущие рыбу на российский берег, регулярно подвергаются административному воздействию - погранслужбы часто назначают им штрафы. Это не назовешь иначе как экономическим вредительством. Предлагаемое Росрыболовством установление уведомительного порядка прохождения транспортными судами госграницы – это то, за что много лет борются рыбаки.

Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья всегда выступала за восстановление единого промыслового пространства и единых промысловых квот. Вместе с тем мы готовы совместно с другими специалистами детально проработать предложенные Росрыболовством меры по регулированию прибрежного рыболовства. Это касается, например, ограничения работы судов по длине. Пока не совсем понятны принципы стимулирования прибрежного рыболовства, их надо также изучать и прорабатывать.

В целом нельзя не отметить, что мы признательны руководству отрасли за конструктивный диалог, который оно ведет с рыбацким сообществом. Уверены, что подобная практика общения с рыбаками поможет развитию отрасли и принесет ощутимые экономические результаты».

Георгий Мартынов, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 сентября 2014 > № 1179688 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 сентября 2014 > № 1165012 Георгий Мартынов

Мы стали одними из первых

Георгий МАРТЫНОВ, Президент Ассоциации рыбохозяйственный предприятий Приморья

В непростых условиях рынка особое значение приобретают отраслевые объедения. Для одного из ключевых рыбацких регионов России такой консолидирующей силой стала Ассоциация рыбохозяйственный предприятий Приморья: вот уже около 20 лет АРПП успешно защищает профессиональные интересы рыбопромышленных компаний, а также работает над решением социально важных задач. О результатах, планах и перспективах ассоциации в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал ее президент Георгий Мартынов.

– Георгий Геннадьевич, ассоциация объединяет предприятия, занятые в самых разных секторах рыбного хозяйства, – промышленном и прибрежном рыболовстве, переработке водных биоресурсов, аквакультуре, хранении рыбы. В то же время в качестве задачи организации заявлена подготовка единых стратегических важных решений по улучшению состояния отрасли в масштабах региона и страны. Каким образом удается вырабатывать консолидированную позицию?

– Действительно, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья достаточно разноплановая и отвечает интересам развития экономики как отдельных предприятий, так и рыбной отрасли региона в целом. Задача АРПП – объединить компании, которые, как вы уже упомянули, работают в различных секторах рыбного хозяйства. Это непросто, ведь зачастую у предприятий совсем разные цели. Допустим, один из основных на сегодняшний день предметов спора – цены на услуги хранения рыбопродукции, грузовые работы в портах. Портовики заинтересованы в таких расценках, которые обеспечат сохранение их предприятий и развитие инфраструктуры, а рыбаки, конечно, хотят, чтобы цены были пониже. И здесь самое главное – найти баланс интересов.

Разногласия по вопросам предоставления водных участков возникают между предприятиями, занимающимися прибрежным промыслом, и предприятиями аквакультуры. Ведь на тех акваториях, которые планируется выделить под выращивание, уже есть биоресурсы, осваиваемые прибрежниками. Консенсус здесь помогают достичь ученые: представители Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра присутствуют на всех наших заседаниях советов, общих собраниях.

Достаточно сложная задача – выработать консолидированную позицию компаний из разных областей рыбного хозяйства, но в основном сделать это удается. В АРПП есть рабочие группы, которые занимаются своими узконаправленными вопросами. Но особенно важно, не только для нашей организации, но и для других ассоциаций, – озвучить проблему и донести ее до органов власти.

– Расскажите, пожалуйста, как на сегодняшний день организована работа Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья?

– Вся история АРПП связана с историей становления рыбацких общественных объедений России в целом. И мы были одними из первых. Сейчас наша работа строится следующим образом. Главный орган ассоциации – это общее собрание, оно созывается ежегодно. Раз в три года оно избирает президента и вице-президента АРПП.

Также раз в квартал собирается совет ассоциации, который состоит из 12 членов. На заседаниях совета рассматриваются как организационные вопросы, так и проблемы, возникающие в ходе производственных отношений. А чаще всего – те новшества, которые предлагается внести в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов».

И, как я уже упомянул, у ассоциации есть рабочие группы – по прибрежному рыболовству, законотворчеству, портовой деятельности и аквакультуре.

АРПП также входит в состав различных профессиональных объединений рыбаков. В частности, во Всероссийскую ассоциацию рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ), Комиссию РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре.

Ключевым инструментом на сегодняшний день я назвал бы участие в рабочей группе, созданной при Минсельхозе России по решению Комиссии Правительства РФ по вопросам агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов. Рабочую группу возглавляет первый заместитель министра сельского хозяйства Игорь Манылов. Представитель АРПП также входит в ее состав. Эта площадка позволяет напрямую взаимодействовать с федеральными министерствами и ведомствами. Ведь в деятельности рабочей группы участвуют Министерство финансов, Федеральная антимонопольная служба и другие структуры.

Также мы принимаем участие в работе различных органов на региональном уровне. Шесть членов ассоциации входят в состав общественного совета при губернаторе Приморского края. Представители нашей организации состоят в Консультативном совете по работе с участниками ВЭД при Дальневосточном таможенном управлении, Общественном совете при управлении ФНС России по Приморскому краю, Приморском рыбохозяйственном совете. Это также помогает решать вопросы, возникающие у предприятий.

– Сегодня на Дальнем Востоке в каждом регионе созданы свои ассоциации и союзы рыбопромышленников. Каким образом у АРПП налажено взаимодействие с этими организациями для урегулирования общих вопросов?

– По решению отраслевого сообщества сформирован Координационный совет рыбохозяйственных объединений Дальнего Востока. Его организовали региональные объединения, Ассоциация добытчиков минтая (АДМ) и Ассоциация «НТО ТИНРО».

Когда необходимо выразить коллективную точку зрения по наиболее существенным для отрасли вопросам, то мы прибегаем к мощному и эффективному средству – обращению Координационного совета рыбохозяйственных объединений Дальнего Востока. Готовятся письма – чаще всего главе государства или председателю Правительства РФ. И всегда по этим обращениям даются конкретные поручения.

Почему координационный совет – действенный инструмент? Во-первых, потому, что он выражает мнение всех дальневосточных рыбаков – а это 66% общероссийского вылова. Во-вторых, работа в рамках совета не требует какого-то бюрократического подхода и специального аппарата. Обычно решения внутри совета согласовываются очень быстро и достигают определенного результата.

– Ассоциация работает уже многие годы. Понятно, что за это время удалось добиться немалых результатов в деле развития рыбной промышленности, но на каких моментах хотелось бы остановиться особо?

– Да, за 20 лет сделано достаточно много. А ведь тогда, в момент зарождения организации (в то время Ассоциации рыбаков Приморья – прим. ред.) многие не верили в серьезность такого шага. Но АРПП была создана и заявила о готовности участвовать в решении проблем отрасли.

Много было разных моментов. Самое, наверное, основное: ассоциация всегда выступала за создание собственного закона для отрасли. Мы всегда говорили: должны быть правила игры. В частности, выступали за закрепление долей квот на длительный период. И федеральный закон о рыболовстве подготовлен с учетом мнения АРПП, хотя и не во всем.

К сожалению, не сумели в свое время убедить большинство в необходимости единого промыслового пространства. Но дальнейшее развитие событий показало, что мы были правы. Возникшие в сфере регулирования прибрежного рыболовства проблемы заставили корректировать федеральное законодательство, чтобы обеспечить переработку уловов «прибрежки» на судах и их транспортировку. Появилось столько проблем, что и на сегодняшний день они не решены до конца. Ситуация с единым промысловым пространством показывает, что рыбацкая общественность из разных регионов должна не только уметь отстаивать свои интересы, но и собираться, слышать друг друга и просчитывать развитие событий на несколько шагов вперед.

Важный результат общей работы – внесение изменений в закон № 4730-I и принятие нормативно-правовой базы, обеспечивающей возможность многократного пересечения государственной границы российскими рыбопромысловыми судами. На протяжении пяти лет ассоциация непрерывно убеждала федеральный центр, обращалась к Президенту, премьер-министру. И вопрос был решен, хотя время показало, что и здесь нужна дальнейшая работа.

Хочется также отметить проблемы обеспечения деятельности ученых. Сегодня закон предписывает уничтожать добытые в ходе научных исследований водные биоресурсы, если физическое состояние не позволяет вернуть их в среду обитания. На судах, которые используются для рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях, производство рыбопродукции запрещено. А ведь «научные» уловы можно было бы использовать для государственных нужд. Есть и проблема с многократным пересечением госграницы для научно-исследовательского флота.

АРПП постоянно говорит об актуальности этих вопросов. И я думаю, что мы близки к их решению. Есть понимание у администрации Президента, пограничных служб.

– Существуют ли сейчас проблемы, характерные именно для рыбной отрасли Приморья, которые стремится урегулировать ассоциация?

– Одна из основных специфик рыбохозяйственного комплекса Приморского края – это наши порты. Потому что так сложилось, что весь улов, который добывается в Дальневосточном бассейне и затем отправляется в центральные регионы страны, привозится сюда, к нам. И вот здесь и есть одно из самых узких мест всей рыбной отрасли Дальнего Востока. Специалисты, в том числе и мы, не раз говорили о необходимости строительства новых холодильников, перерабатывающих комплексов. Глава государства Владимир Путин отдал поручение о создании рыбного кластера в Дальневосточном регионе. И ни у кого не возникло вопросов, где этот комплекс создавать – конечно, в Приморье. От решения поставленной задачи будет зависеть развитие рыбного хозяйства всего Дальнего Востока.

Проблем здесь несколько. Если администрация края говорит о необходимости построить какое-то самостоятельное ядро кластера, бизнес не возражает против этого. Если у государства появятся ресурсы и найдутся инвесторы, то, наверное, этим надо заниматься. Но как быть существующему бизнесу? Сегодня действующие предприятия находятся в подвешенном состоянии и не знают, развивать ли им дальше свою инфраструктуру – портовую, для хранения и переработки рыбы. Портовые предприятия смотрят на ситуацию очень настороженно.

Наши коллеги по бассейну также говорят о том, что хотели бы поучаствовать в реализации кластерного проекта. Но опять же встает вопрос: будут ли задействованы уже существующие мощности, инфраструктура или будут создаваться новые?

Если будет создана территория с особыми условиями для рыбопереработки – таможенными, налоговыми преференциями, то и здесь хочется спросить: что ждет существующие предприятия по производству рыбопродукции?

На эти вопросы никто, пожалуй, не может ответить, а промышленность их задает. Мы видим политическую волю по созданию условий для конкурентоспособной портовой деятельности, по развитию береговой переработки. Но не хватает конкретных шагов по финансированию создания кластера. А бизнес стоит на месте и не понимает, что ему делать: отстаивать дальше свои интересы или как-то кооперироваться с вновь создаваемой структурой.

На мой личный взгляд, для достижения целей, ради которых создается кластер, можно обойтись и без огромных финансовых затрат – и у государства есть все необходимые рычаги.

Ведь основная задача кластера состоит в чем? Увеличить поставки продукции из водных биоресурсов на внутренний рынок, обеспечить развитие береговой переработки.

Этого можно добиться за счет системы госзаказа российской рыбы. Если подсчитать, сколько нам нужно рыбопродукции для нужд государства – для школ, детских садов, армии, домов престарелых и т.д., – у нас получится примерно 700 тыс. – 1 млн. тонн (разные цифры называют).

И в основном этот объем пойдет, конечно, с Дальнего Востока. Минтай, горбуша, кета, сельдь, навага, камбала – все эти объекты добываются здесь. Промышленность готова их поставлять.

И берег, в принципе, готов к приемке рыбопродукции. Ведь причальные стенки никуда не делись, железную дорогу никто не разобрал, крановое хозяйство пусть и несколько устарело, но находится в исправном состоянии. Если государство поставит задачу привезти и переработать миллион тонн, при условии, что оно эту рыбу купит, – среди предприятий найдется очень много желающих.

Что делать с портовой инфраструктурой? А здесь есть очень мощный рычаг – причальные сооружения, которые являются государственной собственностью. АРПП неоднократно озвучивала предложение: отдайте причалы в аренду бизнесу на 49 лет, заключив договор с учетом профильности. Возьмите с предприятий обязательства по постройке или реконструкции холодильников, обновлению кранового хозяйства. И сделайте доступную арендную плату, для того чтобы арендаторы могли содержать и развивать инфраструктуру.

– То есть нужно обеспечить госзаказ отечественной рыбы, и это позволит решить вопрос с увеличением поставок на внутренний рынок уже сейчас?

– Да. Если мы сравним с рыночными цены, по которым закупают рыбу отдельные структуры, то увидим, что последние гораздо выше. Рыбаки не участвуют в тендерах. Можно же решить этот вопрос.

– В качестве одной из задач АРПП ставила для себя создание условий для обеспечения потребительского рынка Приморского края рыбной продукцией, что вполне укладывается в выполнение поручений президента. Какие шаги объединение предпринимает в этом направлении?

– Да, действительно, предприятия – члены ассоциации – активно участвуют в снабжении населения рыбопродукцией. Есть соглашение с мэрией Владивостока, также решено подписать аналогичный документ с краевой администрацией.

Ряд предприятий закупили необходимую технику и занимаются продажей рыбных товаров напрямую, без посредников. Сложилась позитивная тенденция, когда компания сама добывает рыбу, перерабатывает и реализует на розничном рынке. Достаточно сложно это для рыбаков, но их продукция качественная и более доступна по цене, потому что, как я уже говорил, минуется череда посредников.

Торговля рыбопродукцией от производителя ведется в разных районах края. Во Владивостоке городская администрация отвела под реализацию определенные места, наши предприятия постоянно участвуют в ярмарках на центральной площади краевой столицы.

На наш взгляд, это можно назвать предпосылками к созданию во Владивостоке рыбного рынка. Основная идея – продавать рыбу напрямую от производителя к потребителю, для того чтобы развивать в Приморье прибрежное рыболовство (сейчас оно, к сожалению, находится не в лучшем состоянии). И такие рынки должны быть не только в краевой столице, но и в Артеме, Находке, Уссурийске. Чтобы можно было купить охлажденную рыбу и продукцию от наших приморских рыбоперерабатывающих предприятий.

Эта идея интересна ряду членов АРПП, особенно тем, кто занимается прибрежным ловом и переработкой. Кроме того, нас не устраивает ценовая политика в торговых сетях, где наша продукция продается в несколько раз дороже. Поэтому торговлю без посредников будем развивать.

– Хотелось бы затронуть еще одну важную тему. Рыбопромышленным предприятиям не дают скучать предложения различных министерств и ведомств – по принципу распределения промысловых ресурсов, налоговому регулированию отрасли и пр. Какие задачи в этой связи ставит перед собой ассоциация?

– По этому вопросу у АРПП есть единая позиция. Она неоднократно обсуждалась на заседаниях совета ассоциации. Ведь для рыбаков что самое главное? Распределение ресурса и уверенность в завтрашнем дне. От этого многое зависит. Первое: будут рыбодобывающие предприятия строить суда или не будут. Постоянно поднимается проблема устаревшего промыслового флота. Тем не менее примеров строительства новых судов очень мало. И в основном это отголоски прошлого, когда, например, покупают недостроенные корпуса и доделывают их. Второе: от решения вопроса с квотами зависит развитие береговой переработки. Потому что для вложения средств в создание новых заводов рыбаки должны быть уверены, что будет сырье.

Существует очень много мнений: как делить сырье, на сколько и кому выдавать квоты на вылов водных биоресурсов. Предлагаются и «квоты под киль», и зачет при определении лимитов только того объема ВБР, который был освоен собственным флотом (говорят, что это поможет в борьбе с «квотными рантье», однако юридического определения этому термину никто не дает, а промысловая практика свидетельствует о том, что нельзя однобоко подходить к вопросу работы на арендованных судах.).

Наша организация и другие представители рыбацкого сообщества не единожды говорили о том, что квоты необходимо закреплять за предприятиями на 20 или 25 лет. Этот срок продиктован временем окупаемости судна.

Теперь о вопросе: кому выдавать? Мы считаем, что квоты в 2018 году должны распределяться при соблюдении действующего федерального законодательства. Никакие нововведения здесь не нужны.

Если государство хочет заложить какие-то новые принципы, никто не возражает против их обсуждения и возможного принятия, но после 2018 года. В середине пути менять что-либо неверно. Бизнес очень чутко реагирует на такие вещи, поэтому до сих пор почти никто не изъявлял желания строить флот.

Консолидированная позиция рыбаков из разных регионов была озвучена на заседании рабочей группы при Министерстве сельского хозяйства. На это нам ответили: «Вы ничего не хотите менять, поэтому мы предложим свое видение и будем обсуждать». Так что государство пока нас не услышало.

– Усилия рыбацкого сообщества в решении ключевых для рыбохозяйственного комплекса вопросов, безусловно, важны. На Международном конгрессе рыбаков, одним из организаторов которого является АРПП, в этом году будет обсуждаться роль общественных объединений рыбаков в управлении отраслью. Какие вопросы, на ваш взгляд, нужно рассмотреть в этом плане?

– Да, действительно, мы предложили эту тему – «Роль общественных объединений рыбаков в управлении отраслью: российский и международный опыт», и другие организаторы конгресса с нами согласились.

В послании Президента Федеральному Собранию в конце прошлого года прозвучало несколько важных посылов, которые мы посчитали возможным спроецировать на рыбное хозяйство.

Глава государства говорил о повышении роли общественных организаций – так родилась тема пленарного заседания конгресса. На наш взгляд, очень интересными должны быть доклады по этому вопросу японских и норвежских коллег.

Ни для кого, наверное, не секрет, что в Японии наиболее выстроенная система рыбохозяйственных ассоциаций. Государственная структура управления отраслью и общественные организации – это две неразрывные части. Все сделано так, что без ассоциации фактически невозможно работать. И такая саморегулируемость отрасли, контролируемая государством, дает поразительный эффект. Ведь в Японии самое большое потребление рыбопродукции на душу населения – 68 кг в год (и в то же время самая большая продолжительность жизни). Работа в отрасли организована так, что вся рыба реализуется – в этом рыбаку помогает ассоциация.

Вот такой подход к сотрудничеству между рыбацким сообществом и государством, наверное, можно поставить в пример. Очень бы хотелось, чтобы был представлен лучший опыт в этой сфере.

Кроме того, мы предлагаем обсудить на конгрессе несырьевой экспорт – идея также родилась благодаря посланию Президента. Сегодня много говорят о глубокой переработке уловов. Но очень редко чиновники и контролирующие органы вспоминают о том, что во всем мире самой вкусной, полезной и дорогой считается рыба, которая только-только выловлена в море и не подвергалась практически никакой обработке. И мы хотим поговорить, что же такое несырьевой экспорт для рыбной отрасли. Узнать мнение коллег из других стран. Надеемся, что высокие гости из Минсельхоза, Росрыболовства услышат, что наши предприятия поставляют за рубеж не сырье, а готовую высококачественную продукцию.

Еще один вопрос, который планируется рассмотреть на конгрессе, – это кадровое обеспечение отрасли. Тема также затрагивалась в послании Федеральному Собранию. Когда-то российский рыбохозяйственный комплекс мог похвастаться лучшими, наверное, кадрами – судоводителями, технологами и т.д. Сегодня молодежь получает морские специальности, профессии, нужные на береговых предприятиях, но в отрасли работать не спешит. Самый главный, как мне кажется, вопрос – материальный стимул. Ведь люди идут туда, где платят нормальные деньги. Значит, есть какой-то дисбаланс. А для того чтобы рыбохозяйственные предприятия могли финансово заинтересовать потенциальные кадры, нужно повышать экономическую эффективность, развивать тот же несырьевой экспорт. Все здесь взаимосвязано.

– В заключение хотелось бы услышать о планах АРПП на будущее. Какие цели ставите перед собой?

– Основной вопрос для ассоциации, как и для всех рыбаков, – это закрепление долей квот на следующий период на 20 или 25 лет на тех условиях, которые определены действующим законодательством. Потому что нет для рыбодобывающих предприятий более важной темы, чем доступ к ресурсу.

АРПП также очень беспокоит, что плохо осваиваются запасы в подзоне Приморье. Мы планомерно ведем работу по повышению уловов, выдвигаем предложения в этой сфере – и, что важно, наука и Росрыболовство нас слышат. Сегодня большинство объектов в подзоне Приморье выведены из списка видов, для которых устанавливается общий допустимый улов. Не квотируются кальмар, камбалы, терпуг. Будем говорить о необходимости вывода из перечня «одуемых» в подзоне Приморье трески и минтая. Это опять-таки связано с насыщением внутреннего рынка. Нужно стремиться к тому, чтобы привлекать как можно больше людей в отрасль, возрождать рыбацкие артели. Если мы хотим насытить рынок свежей рыбопродукцией, нужно обеспечить доступ к ресурсу и господдержку.

Еще одно важное направление работы для ассоциации – это выполнение поручения Президента о создании в Приморском крае рыбоперерабатывающего кластера с современной портовой инфраструктурой. Для этого будем продолжать диалог с местной властью, федеральным центром – чтобы выработать понятную экономическую модель кластера, которую можно будет воплотить в жизнь. Для нас принципиально важно, чтобы существующие предприятия не проиграли, чтобы хозяйствующие субъекты получали государственную поддержку, чтобы развивалась портовая инфраструктура и береговая переработка.

Вопрос импортозамещения, увеличения поставок российской рыбопродукции на внутренний рынок в АРПП считают одним из стратегических. Ситуация с введением Россией ответных санкций хорошо показала, насколько важно обеспечить продовольственную безопасность нашего государства. Власти и бизнес должны объединить усилия по решению этой задачи.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 сентября 2014 > № 1165012 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 апреля 2014 > № 1060201 Георгий Мартынов

Порты: вид в профиль

Георгий МАРТЫНОВ, Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья

Удивительная ситуация сложилась с российскими морскими рыбными портами. С одной стороны, это достаточно эффективный и, не скроем, доходный бизнес. С другой – каждый раз разговоры о развитии рыбной отрасли и наращивании объемов вылова и переработки упираются в отсутствие портовой инфраструктуры. Есть ли возможность сделать порты одновременно профильными и эффективными хозяйствами? Каково их место в структуре рыбного комплекса? О возможностях узкопрофильной работы сегодня, а также исторических и экономических предпосылках, определивших место и цели приморских рыбных портов, о роли государства и задачах бизнеса Fishnews рассказал президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья (АРПП) Георгий Мартынов.

– В последнее время мы очень много говорим о проблемах портовой инфраструктуры. Какова ее роль и что она определяет?

– Портовая инфраструктура в системе рыбного хозяйства и приморские порты в частности имеют стратегическое значение.

Посмотрим на структуру российского вылова. 4,2 млн. тонн вылавливают в России. Дальний Восток достаточно устойчиво добывает порядка 2,8 млн. тонн. И если в других странах – Японии, Корее - выловленная рыба в свежем виде сразу доставляется к местам потребления (географически есть такая возможность), то в России дела обстоят иначе. Повторюсь, вылов дальневосточных рыбаков составляет 66% от общероссийского. Но на территории Дальнего Востока проживает всего 3% населения страны. Основные внутренние рынки потребления находятся за тысячи километров от места вылова. Значит, уловы надо доставлять, переваливать и отправлять. Где? В порту! Это стратегическая задача.

– Кому ее решать?

– И рыбаку, и портовику, и государству, конечно. Не надо забывать о том, что рыбаки осваивают федеральный ресурс. Государство предоставило рыбакам право на добычу. И рыбаки его успешно реализуют. Но, замечу, никто перед ними не ставил задачу, как и куда реализовывать эти уловы. Именно такой государственной задачи нет. Поэтому развитие приморских портов было определено не только историей развития промысла, но и рынками сбыта.

Давайте еще раз обратимся к структуре вылова рыбохозяйственного комплекса: 66% вылова против 3% населения. И рядом сутки, максимум двое суток перехода: Корея – 47 млн. жителей, Япония – 128 млн. жителей, Китай – 1,4 млрд. населения. И все эти страны традиционно потребляют рыбопродукцию. Рыба является для них основным продуктом. В Японии потребление составляет 68-69 кг на душу населения! И замечу, как следствие - там самая высокая продолжительность жизни!

– Получается, что государство, пытаясь переориентировать рыбаков поставлять продукцию на внутренний рынок, в прямом смысле «озадачивает» их?

– Государство пока лишь дает нам понять, что пора работать на внутренний рынок. Однако, повторюсь, четкой задачи до сих пор не стоит. На данный момент Президент ставит задачи скорее перед Правительством. Создать условия по наполнению внутреннего рынка качественной рыбопродукцией, обеспечить прямые поставки качественной отечественной рыбопродукции по ценам производителя в детские учебные и дошкольные учреждения, больницы, российскую армию, систему Министерства внутренних сил и другие госучреждения. По нашим оценкам, это более 700 тыс. тонн рыбопродукции (18-19% от общественного вылова), еще ставится задача - заменить импортную рыбопродукцию на российских прилавках, а это еще около 1 млн. тонн.

Поэтому создание на Дальнем Востоке мощного рыбоперерабатывающего кластера с портовой инфраструктурой, с современными холодильными мощностями и площадками для реализации продукции вписывается в логику развития отрасли.

Если все условия поставленных задач будут соблюдены, рыбаки смогут без ущерба для себя и для отрасли переориентироваться. И сделают это с удовольствием.

– Как обстоят дела с выполнением поручений Президента РФ по строительству кластера на Дальнем Востоке?

– Правительство РФ согласилось с предложением администрации Приморского края и рыбацкой общественности по географическому расположению рыбоперерабатывающего кластера в Приморском крае.

У нас для этого есть все предпосылки: незамерзающие порты, прямой выход на транссибирскую магистраль, развитая энергетика, кадровое обеспечение и другие необходимые условия.

В настоящее время заключен контракт с японским институтом Номура на разработку технического задания по строительству рыбоперерабатывающего комплекса в Приморском крае в рамках организации кластера.

В разработке технического задания принимают участие дальневосточные профильные научные институты ТИНРО-Центр и ДВНИМФ. Для успешной работы создаваемого кластера предстоит большая работа по координации и взаимодействию фактически всех предприятий рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока.

Вместе с тем необходимо помнить, что существующая береговая инфраструктура рыбной отрасли во многом технически устарела, многие железнодорожные станции требуют модернизации, необходимо модернизировать складские рефрижераторные мощности и строить новые.

– А что мешало раньше этим заняться, не было условий?

– Да. И это определила история. После того, как рыбная отрасль перестала быть государственной, такие крупные производственные объединения, как Приморрыбпром, Сахалинрыбпром, Магаданрыбпром, Камчатрыбпром, Дальрыбсбыт и другие, распались. Основной перевозчик рыбопродукции – Востокрыбхолодфлот, в управлении которого находилось более 100 единиц современного крупнотоннажного флота, тоже перестал существовать. Все это развалилось на мелкие компании. В 90-е годы сложилась ситуация, когда отрасль перестала быть нужной. В этом экономическом хаосе нам пришлось искать выход. Ведь флот надо было ремонтировать, его надо было заправлять топливом, хранить рыбопродукцию, куда-то ее продавать, в конце концов, платить людям зарплату. В это время рыбу на российском берегу никто не ждал. Поэтому взгляд был обращен на соседей. И весь рыбопромысловый флот медленно начал перетекать туда. Появились совместные предприятия. Американцы, корейцы, японцы охотно кредитовали российских рыбаков, предлагали им современные холодильные мощности, ремонтировали флот, предоставили снабжение (в то время как в России существовала система взаимозачета). Их рынок принимал практически все. Раньше Дальний Восток добывал 5,5 млн. тонн рыбы, в то время как СССР – 11,8.

Центр развития рыболовства сместился в Азию и Америку. Пусан из небольшой рыбацкой деревушки вырос в огромный мегаполис, в Сиэтле, Анкоридже, Дач-Харборе расположились крабовые центры, и, конечно, японские Вакканай и Отару стали огромными центрами сбыта российской рыбопродукции, в том числе и нелегальной. Но благодаря тому, что весь наш флот ушел туда и развил эти территории, рыбная отрасль была спасена. Мы выжили вопреки той ситуации, которая сложилась здесь, и благодаря нашим соседям по региону.

Впоследствии «подтянулись» и китайцы, которые с помощью своих государственных, подчеркиваю, государственных инвестиций сумели на своей территории сформировать мощную структуру хранения, переработки и реализации российской рыбы.

Все это привело к тому, что наши порты пришли в упадок. Им тоже надо было выживать. А значит, надо было замещать грузооборот. Пошел поток металлолома, леса, угля, вывозимого из нашей страны.

– Попытка создать «условия», упорядочить отрасль была предпринята 10 лет назад, когда в 2004 был принят закон о рыболовстве. Появились правила игры. И туда был заложен заход в порты. Почему это не переломило ситуацию?

– Это было сделано в том числе и для борьбы с браконьерством, и для возрождения наших портов, нашего берега. К сожалению, тогда эта цель не была достигнута. Не хватило политической воли и поддержки. Но сегодня мы к этому возвращаемся.

– Что сегодня представляют наши порты?

– Это три основных порта: Владивостокский морской рыбный порт, Находкинский рыбный порт и порт в бухте Троицы. К ним подключились (и это положительная тенденция, потому как говорит о постепенном замещении грузооборота, переходе на рыбу) ОАО «Далькомхолод» (холодильник на 25 тыс. тонн) и ряд других небольших холодильников на базе ДМП и других бывших крупных предприятий.

В советские времена Владивосток и Находка переваливали в год до трех миллионов тонн рыбы. Это при условии ритмичной отгрузки и отправки. И, подчеркну, именно для этого и строились порты. Для того чтобы перегружать продукцию и отправлять в центральные регионы. А не хранить! Если условие ритмичной поставки и отправки соблюсти, то имеющихся портовых и холодильных мощностей для оперативной работы нам вполне достаточно. Однако сегодня поменялась организационно-правовая форма железной дороги, появилось много небольших собственников подвижного железнодорожного рефрижераторного состава, но главное – столько современная Россия не готова съесть. Мы же говорим о цифрах перевалки и добычи в советское время, когда весь объем доставляемой в порт рыбы был уже расписан и без задержки отправлялся потребителю! Т.е. пропускная способность существует. Но транспорт и холодильные мощности в современных условиях не предназначены для долговременного хранения и перевозки всего выловленного объема. Сегодня нужны склады, где можно недорого и долго хранить рыбопродукцию. Особенно в период основных промысловых путин. Поэтому сейчас рыбопромышленники вынуждены закладывать свой товар в портовые холодильники, которые для этого совершенно не предназначены.

– Кто больше заинтересован в решении этой задачи?

– Порт вряд ли заинтересован в этом, потому что на хранении рыбы много денег не заработаешь. Порт зарабатывает на стивидорных работах. Поэтому, думаю, в этом заинтересованы рыбаки, в том числе Камчатки и Сахалина.

Было бы возможно построить за территориями портов в Приморье холодильники для долговременного хранения на 500-600 тыс. тонн. Оттуда организовывать отгрузку для внутреннего рынка контейнерами, партиями. Это было бы, пожалуй, даже эффективней и удобней, чем отправлять рыбопродукцию железнодорожными рефсекциями. Можно построить небольшие холодильники по Транссибирской магистрали – в узловых центрах, откуда эта продукция будет дальше расходиться по России.

Итак. У нас есть основные порты, где общая емкость холодильников – 90 тыс. тонн. Это немного. В Пусане, к примеру, около 2 млн. тонн. Но наши склады, еще раз подчеркну, рассчитаны на оперативную работу. Нам не хватает складов длительного хранения. Это надо делать. И необязательно в портовых зонах.

Причальные стенки? Есть. Железная дорога? Тоже есть.

– Что же тогда сдерживает развитие и где в этом роль государства?

– Все причальные стенки, в том числе и в рыбных портах, принадлежат государству. Полномочия по оперативному управлению хозяйством находятся у федерального унитарного предприятия «Нацрыбресурсы». Оно и должно заключать договоры на аренду причальных сооружений. Сегодня у нас из 16 субъектов хозяйствования в Приморском крае, в структуре которых есть причальные сооружения, ровно половина судятся с «Нацрыбресурсами» - по заключению договоров. Мы занимаемся этой проблемой два года. Но она не сдвигается с мертвой точки. У многих уже закончились договоры. Например, «Востоктрансервис», у которого из-за этого холодильник простаивает, портовая деятельность заморожена даже в дефицит мощностей во время путины. Владивостокский морской рыбный порт: договор также закончился. В Находке судятся. Причины разные: то необоснованно завышенные ставки на аренду причальных сооружений, то просто необъяснимое затягивание подписания договоров аренды.

Мы уже обратились по поводу этой проблемы к новому руководству рыбной отрасли. И нашли понимание. Мы предложили следующее: первое – профильность (рыбные грузы), второе – долгосрочность аренды (до 49 лет), третье – понятная тарифная политика сдачи в аренду. Были услышаны и поддержаны. В этом случае бизнес готов взять на себя обязательства по ремонту и поддержанию в надлежащем исправном состоянии объектов аренды. Более того, портовики не возражают, если будут сформированы предложения по строительству и реконструкции холодильников, то есть если в эти договоры будут заложены какие-то инфраструктурные условия.

На последнем совещании у министра сельского хозяйства Николая Федорова и заместителя министра – руководителя Федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова, с участием представителей рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, которое проходило 18 марта этого года во Владивостоке, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья предложила включить в протокол совещания пункт по эффективному использованию государственных гидротехнических сооружений в рыбных портовых терминалах, предложения получили поддержку.

Сейчас первостепенная задача – заключить договоры аренды. Принципиально важно, чтобы их срок был больше, чем на 15 лет. Срок аренды должен быть кратен тем задачам, которые государство поставит по развитию берега. Портовики к этому готовы.

– То есть непосредственно развитие портов - это задача бизнеса?

– Безусловно. Потому что обработка судов с рыбопродукцией с точки зрения экономики – это бизнес. Выгодный бизнес. Это, конечно, не означает, что порты совсем должны отказаться от другой номенклатуры грузов. Это условие нормальной работы рыбных портов. Рыбопродукция просто должна быть обязательным элементом структуры грузооборота.

Однако для того, чтобы порты заработали на полную силу, нужна привлекательность поставок продукции на внутренний рынок. Это уже задача государства.

Сегодня через приморские порты уходит порядка 600 тыс. тонн. К существующему грузопотоку вполне можно организовать еще 500-700 тыс. тонн поставок. Для государственных нужд. Вот это и есть потенциал для развития приморских портов и отрасли в целом.

– А при текущих условиях выгодно ли развиваться и выполнять задачи государства?

– При текущих условиях можно ограничиться строительством холодильников длительного хранения объемом порядка 100-150 тыс. тонн. Но они будут очень долго окупаться. И такие холодильники могут построить сами рыбаки.

Однако если учитывать задачу по импортозамещению, то это еще порядка миллиона тонн. Плюс рост рынка аквакультуры. Все это общегосударственные задачи. В конце концов, Всемирная организация здравоохранения считает, что увеличение среднедушевого потребления рыбопродукции напрямую способствует увеличению продолжительности жизни. Без развития портов эти задачи не решить.

Между тем есть еще проблемы, которые тесно связаны с последующим развитием портов, отрасли в целом. Это старение и списание рефрижераторных железнодорожных секций и рефрижераторных контейнеров для перевозки рыбопродукции, транспортно-рефрижераторного флота, рефрижераторного оборудования в портах и местах реализации рыбопродукции, что в свою очередь отражается на сохранности и качестве рыбопродукции, ее безопасности для потребителей. Особую тревогу вызывает состояние транспортно-рефрижераторного флота. Действующий флот устарел, пополнение из новостроя нет, а большинство операторов существующих судов находится за рубежом. Эти проблемы надо решать комплексно с теми, о которых мы говорили. Добыча, переработка, упаковка, транспортировка, перевалка, доставка до потребителя – все это звенья одной цепи, и они должны быть равноценны и одинаково сильны. Если «выпадает», «хромает» хоть одно звено, говорить о полноценном и эффективном развитии отрасли и выполнении государственных задач нельзя. Мы готовы брать на себя обязательства, в том числе и финансовые, но мы ждем понятных и выгодных условий, создать которые должно государство.

Ксения ПИСАРЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 апреля 2014 > № 1060201 Георгий Мартынов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter