Всего новостей: 2661877, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Меламед Леонид в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаХимпромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаМедицинавсе
Россия > Образование, наука > forbes.ru, 19 мая 2016 > № 1761086 Леонид Меламед

«Если хотите плавать в большом океане, - будьте готовы к большим штормам»

Потомственный медик, с отличием окончил Московскую медакадемию им. И.М.Сеченова, в 1996 году стал кандидатом, а в 2006 – доктором медицинских наук. В разные годы возглавлял страховую компанию РОСНО, телекоммуникационную компанию МТС, АФК «Система». В 2011 году вместе с партнерами создал компанию «Тим Драйв», а в 2012 году «РМИ Партнерс», обе компании возглавляет по сей день. По просьбе Forbes Леонид Меламед ответил на вопросы участников конкурса «Школа молодого миллиардера», читателей и журналистов. Все самое интересное — в нашем онлайн-интервью.

Про бизнес

— Зачем вы занимаетесь бизнесом? У вас все есть. Это же риск потерпеть неудачу, потерять все? (вопрос Ирины Дмитриевой)

— Бизнесом я занялся тогда, когда понял, что это для меня самый эффективный способ созидать и творить. Конечно, быть врачом или учителем – это тоже созидание. Но лично мои способности, азарт и темперамент лучше применяются в бизнесе. Бизнес позволяет работать с большими объемами энергии, людей, процессов. Как врач я мог за неделю помочь 15 пациентам. А когда я пришел в страховую компанию, то понял, что очень скоро смогу создавать сервис и услуги для миллионов людей. Разница в этом. А неудачи – они неизбежны, иначе не было бы такого вкуса у побед.

— Может ли Россия интегрироваться в глобальный рынок со своими стартапами? (анонимный вопрос)

— А по-другому и не получится, если это только не оборонный стартап. Наш рынок в целом очень маленький. Окупить на одной территории затраты на разработку каких-либо значимых инноваций почти невозможно. Это относится и к IT- технологиям, и к фарме, и т.п. Для реального возврата на вложенный капитал надо выходить на глобальные рынки. Только если ты не делаешь что-то эксклюзивно для ВПК или для государственного аппарата, — что будет оплачено не по рынку, а исходя из потребности такого рода решения в России.

— В России кризис технологий или кризис управления? (вопрос Станислава Ягупова)

— Я не вижу ни того ни другого. В России доступны все или почти все технологии, и известны, а также нередко применяются современные методы управления. Мы постоянно увеличиваем свое участие в создании новых технологий в многих отраслях знаний в глобальном масштабе и тут перед нами стоят очень непростые и амбициозные цели, реализация которых будет зависеть от того, насколько приоритетными для России они будут оставаться. Чем дольше будет срок допустимого и достоверного планирования, тем успешнее будет страна в процессе создания новых продуктов и технологий, востребованных не только на внутреннем, но и на глобальном рынке. Показателен современный успех Китая с их пятилетками и долгосрочными дешевыми кредитами производителям высокотехнологической продукции. Считаю, что опыт финансирования инноваций, накопленный в Роснано и в других инвестиционных институтах России, исключительно полезным.

— В каких сферах в России сегодня есть свободные ниши? Стоит ли туда идти? Что посоветуете? (вопрос Александра Зарубина)

— Поскольку в России рыночная экономика, — свободных ниш нет, они заполняются, как только образуются. Я рекомендую смотреть на области, в которых качество товаров или услуг уступает лучшим зарубежным образцам. Вы точно увидите, что в России много отраслей, в которых качество товаров и услуг имеют потенциал для улучшения. Это и есть ниши, в которые надо идти. Потому что, если в России сейчас уже прекрасно строят дома, и даже дороги, то вряд ли вы сможете на этом поле отличиться — тут пространства для новых предпринимателей нет. Но, если вы уверены, что у вас в руках есть технология или ноу-хау, которое имеет фундаментальное преимущество над тем, что уже присутствует на рынке, то нужно попробовать его применять.

Про опыт

— Вы пришли в фарму недавно. Фарма — закрытая отрасль, не любит новичков. Чем она вас удивила? (вопрос Олеси Гольдман)

— В фарме очень большое значение имеет качество продукта, а сила бренда не так уж и важна. Фарма очень зависит от инноваций, как в отношении продуктов, так и в системе производства или дистрибуции. То есть для того, чтобы отличиться на этом рынке, нужно быть очень инновационной компанией. При этом инновации в фарминдустрии стоят очень дорого. Например, в разработку лекарств требуются огромные вложения. Но и потенциальная доходность на такие инвестиции высока. Что еще в фарме зацепило? Здесь очень высока концентрация отличных профессионалов и достаточно оживленный рынок труда.

— Вы работали в страховом бизнесе, в телекоме, теперь в фарме. В чем отличия? (вопрос Натальи Темновой)

— Возьмем, например, сотовую связь. Это же моно-продукт, он эволюционирует вместе со сменой стандарта, которая вызывает системные изменения в масштабе всех телеком-компаний. У тебя и других игроков рынка есть на выбор всего несколько бизнес-моделей. Вопрос, в том, какую из них ты выберешь, и в какой момент, с какой скоростью и в каком объеме будешь инвестировать в новое поколение связи. Технологических инноваций в телекоме, как ни крути, не так уж и много. В страховании их, по понятным причинам, еще меньше. Зато в фарме – очень много. Каждое новое лекарство – это большая инновация.

— Не так давно вы занялись венчурным инвестированием. Насколько успешна ваша деятельность в этом направлении? Есть выходы? (вопрос Михаила Большакова)

— Портфель у нас еще достаточно свежий – мы («РоснаноМедИнвест» — венчурная инвестиционная компания – прим. Forbes) находимся в начале нашего инвестиционного цикла. Но уже сейчас можно сказать, что наша инвестиционная стратегия оправдывает себя: например, четыре проинвестированные нами компании вышли на NASDAQ (это четверть нашего портфеля), а одна компания — приобретена стратегическим покупателем. Выход был очень успешным, детали мы, к сожалению, раскрыть не можем по юридическим причинам.

— Вы всегда удваивали стоимости компаний. В какие компании в РФ или за рубежом вы рекомендуете вкладываться (покупать акции) из индустрии био — нано — медицины, чтобы получить прибыль в разы в ближайшие 2-5 лет? (вопрос Григория Новикова)

— Человеку, задавшему такой вопрос, я не советую вкладываться в биотех, поскольку риски в этом секторе очень высоки и нужно хорошо разбираться, что стоит за инвестициями. А когда человек хорошо разбирается, то он уже не задает такие вопросы. Биотехнологический рынок, конечно, перспективен для инвестиций, но заниматься им надо с умом. Надо стараться как можно лучше разобраться в технологиях, в том, как компании будут финансироваться, какие экономические потребности будут возникать в их развитии, знать команды разработчиков и соинвесторов, быть в контакте с ними, изучить рынки, на которые выйдут разработки и знать пути продвижения на эти рынки. Потому что инвестирование в биотех – это опасное приключение, где от команды, в том числе, и команды инвесторов, зависит успех плавания корабля. Поэтому, если вы всего этого не знаете, и не умеете выбирать, у вас нет кругозора, связей и т.д., — лучше не вкладываться ни во что. Но, если у вас есть время, деньги, терпение и компетенции для того, чтобы разобраться, а также уверенность в своих партнерах, то, возможно, и стоит в эту сторону двинуться.

— Считаете ли вы, что у компании РОСНО дела пошли хуже после вашего ухода? Сейчас Allianz представляет жалкое зрелище. (вопрос Олеси Бухтояровой)

— Я покинул РОСНО в 2006 году. После этого она еще 7-8 лет ходила в пятерку крупнейших российских компаний по всем основным показателям: доля рынка, выручка, прибыль. Это довольно большой период времени с учетом того, что после моего ухода с поста генерального директора, еще и полностью сменился собственник компании, она была приобретена Allianz. Я ушел за год до этого. Еще один или два года я состоял в совете директоров РОСНО, после чего полностью закончил свои контакты с компанией, поэтому подробно проанализировать причины и объем всех сложностей я не могу. Мой анализ был бы не профессиональным. Лайнер еще довольно долго летел на нужной высоте с нужным ускорением, пережил полную смену владельцев и совета директоров, а также трехкратную смену генерального директора. И потом что-то в нем изменилось. Я уже не знаю, что именно. Тем не менее, я остаюсь верным клиентом этой компании и уверен, что через 5-10 лет Allianz добьется доминирующего положения на рынке.

— Не кажется ли вам, что МТС проиграл Билайну. Как вы думаете, с чем это связано? (вопрос Ярослава Кондратьева)

— По-моему, МТС – абсолютный лидер рынка. Читайте финансовую отчетность всех компаний большой тройки и сравнения аналитиков. Я очень горд за МТС.

— Вы работали в АФК «Система». Там есть фармактив Бинофарм. Теперь – это ваш профильный рынок. Насколько интересный актив Бинофарм? Что вы теперь о нем думаете? (вопрос Александра Воронина)

— Я закончил свою карьеру в «Системе» в 2012 году, пост президента я покинул в 2011 году. На тот момент Бинофарм представлял собой амбициозный, достаточно дорогой стартап с большими задачами. На сегодняшний день, как я понимаю, часть задач реализовалась, часть продолжает развиваться. Думаю, что под руководством «Системы», зная, как «Система» работает, все равно рано или поздно Бинофарм станет одним из лидеров рынка. Этот актив настолько интересен, насколько им занимается «Система», так как Владимир Петрович Евтушенков не бросает активы, даже несмотря на временные сложности. Бинофарм, я уверен, он точно будет развивать. Значит, рано или поздно, они нащупают то решение, которое позволит им стать не просто хорошей компанией, каковой Бинофарм уже является, а одной из лучших на рынке.

Про образование и мотивацию

— Как вам помогло в жизни медицинское образование? Работали ли вы когда-нибудь врачом? И почему предпочли бизнес? (анонимный вопрос)

— Помогло, конечно. Все, что я делаю, лучше всего удается мне в том случае, если я ощущаю врачебную компоненту. Врачом я был особой специальности – травматологом-ортопедом. По тем временам, это была единственная конструктивная хирургия – мы ничего не отрезали, мы собирали. Умение чувствовать, понимать и внимательно относиться к контрагентам, а также созидать и конструктивно влиять на формирование и развитие процессов, — это то, что у меня от врачебной специальности, и, как мне кажется, лучше всего получается и в бизнесе.

— В чем, по вашему мнению, ценность высшего образования? Что бы вы посоветовали сделать начинающим предпринимателям, которые разрываются между своим проектом и университетом? (вопрос Станислава Ягупова)

— Хотел бы я, чтобы мои дети получили высшее образование? Да, хотел бы, старшая дочь уже получила. Но при этом, хотел ли бы я, чтобы мои дети стали Стивом Джобсом или Биллом Гейтсом, которые не имели высшего образования, но создали Apple и Microsoft, — ну, наверное, я, как и любой родитель, против этого бы не возражал. Золотого сечения тут нет, но, при прочих равных высшее образование, конечно, нужно. Образование дает кругозор, умение овладевать знаниями, организовывать свое время, общаться с другими людьми, выполнять задачи, да и знания как таковые. Другое дело, что надо стараться получить качественное образование. Все знают, что есть вузы, которые дают возможность провести время и получить корочку. Вот на это я бы не советовал тратить время. Лучше уж тогда вечернее или заочное. Но, если есть возможность, время и деньги, которые позволяют получить качественное высшее образование, то это очень ценно. А по поводу приоритетов: учеба или свой проект – все-таки должны быть очень-очень веские обстоятельства, чтобы отказаться от получения качественного высшего образования.

— С чего начать свой бизнес человеку без опыта? (анонимный вопрос)

— Поучиться у тех, кто этот опыт имеет.

Про отношения в бизнесе и жизни

— Можно ли делать бизнес в равном партнерстве – то есть 50х50? А с друзьями? Или лучше, чтобы сразу кто-то был главным? (вопрос Максима Колосова)

— С друзьями строить бизнес точно не стоит – ни разу не слышал иного совета. Но можно построить дружбу на основе бизнеса. Бизнес с друзьями обречен на неудачу, а дружба с деловыми партнерами долговечна. И тут уже соотношение долей не имеет значения. Зависит от людей, индустрии, времени, ситуации и т.д.

— Делаете ли вы бизнес с друзьями? (вопрос Андрея Шиловского)

— Только в том случае, если мы стали друзьями в процессе бизнеса.

— Как вы выбираете ключевых управленцев для ваших компаний? Что для вас важно? (вопрос Дамира Ришаева)

— Для меня важно, чтобы кандидат на любую позицию, не только ключевую, соответствовал балансу трех качеств: профессионализм, лояльность компании и готовность работать в данной сложившейся команде.

— Важно ли для вас, чтобы ваши сотрудники разделяли ваши ценности? Участвовали в благотворительности, например? (вопрос Татьяны Воронцовой)

— Для меня важно, чтобы люди были позитивными и придерживались стремления достигать win-win решений, где бы они ни были, взаимодействуя внутри коллектива или во вне. Конечно, они должны быть также ответственными и порядочными. А благотворительность является доброй волей каждого, и отражает представление человека о том, чем он может быть полезен миру. Я не считаю, что благотворительностью должны заниматься все. Если человек не занимается социальной деятельностью, — это абсолютно ни о чем не говорит. Кроме того, очень часто мы не знаем настоящих благотворителей.

— Как молодой или новый сотрудник может произвести впечатление на СЕО? (анонимный вопрос)

— Есть ли он профессионал, лоялен компании и показывает свою интегрированность в команду и радость от работы в ней, то он произведет впечатление на СЕО. Конечно, надо стараться быть заметным. Надо стараться на себя брать то, что называется «mission impossible». Не для того, чтобы взять, а чтобы еще и справиться.

— Можно ли дружить со своим начальником и как это влияет на бизнес, результат? (анонимный вопрос)

— Можно, если вы подружились на работе, и вам удается постоянно держать в голове, что есть служебная вертикаль, к которой нужно относиться внимательно и уважительно. Если эта дружба означает размытие вертикали, то это принесет неприятности и тем, кто дружит, и компании.

Про личное

— Как, на ваш взгляд, правильно управлять временем? Есть ли у вас свой секрет, как все успеть?

— Я стремлюсь всегда держать свой стол чистым, — то есть так определить объем работ, который я готов на себя принять, так выстроить расписание и делегировать полномочия, чтобы как можно меньше вопросов зависало у меня в голове и на столе, и чтобы приходило только то, с чем я смогу справиться. Есть ли вопросы, которым тем не менее нужно дать полежать? Точно есть. По разным причинам: иногда ты не можешь поймать суть решения вопроса и нужно дать ему настояться.

— В жизни есть вещи, которые могут поломать личность: служба в армии, тюрьма, работа в больших корпорациях. Вы – первый из президентов АФК «Системы», уволившийся по собственному желанию. Признайтесь, вас «ломало»? (вопрос Дмитрия Д.)

— Моей личности в работе в АФК «Система» ничего не угрожало. Я считаю, что очень многим из того, что у меня в жизни есть, я обязан корпорации «Система» и ее владельцу. Что такое большая корпорация? Это как большой океан. Когда в океане случается шторм, — волны обретают очень большую мощность и силу. Справиться с ними могут только большие судна. А по многим физическим причинам в реках и озерах такого волнения нет, поэтому там вполне эффективны катера и судна другого водоизмещения и масштаба. Поэтому, если вы хотите плавать в большом океане со всеми сопутствующими захватывающими возможностями, — будьте готовы и к большим штормам.

— Как вы принимаете важные решения: интуитивно или основываясь на чистой логике? (вопрос Антона Акимова)

— Белое или черное? Так не бывает. Я стараюсь быть логичным, но для того, чтобы построить логичную модель, мы должны в нее заложить определенные допуски. Как в математике: есть некая аксиома, на основе которой строится теория. Но сделать выбор аксиомы без интуиции невозможно. Аксиома – это то, что ты должен принять на веру. И это интуитивное решение. Я думаю, каждый из нас действует и интуитивно, и логически.

— Почему вас нет в социальных сетях? (анонимный вопрос)

— Боюсь увлечься… и что это отнимет много времени.

— Каким спортом вы занимаетесь сейчас? А ранее? Почему именно этим? Помогает ли спорт в бизнесе? (анонимный вопрос)

— Для меня спорт – это образ жизни и необходимость, доставляющая удовольствие. Я при этом не самый заядлый спортсмен. Просто много лет назад я понял, что без этого не могу. Я занимаюсь функциональной гимнастикой, играю в теннис, катаюсь на горных лыжах. Если мотоцикл можно отнести к спорту, то это еще один из моих любимых видов спорта, — правда, я не спортивный мотоциклист. Я уверен, что спорт помогает любому человеку, и бизнесмену в том числе. Потому что должен быть здоровый баланс между эмоциональными и физическими нагрузками. Любой врач вам это скажет. Обычный образ жизни «белых воротничков» не дает человеку достаточной физической активности. Поэтому нужно добиваться баланса нагрузок, чтобы не болеть, и принимать правильные решения. Организм платит приятным ежедневным самочувствием, если этот баланс достигнут.

— По какому принципу вы выбираете книги? (анонимный вопрос)

— Стараюсь подобрать те книги, в которых, как я думаю, содержатся ответы на вопросы, которые меня волнуют. На данном этапе я читаю много разных биографий.

— По какому принципу вы выбираете фильмы? (вопрос Ольгм Фроловой)

— В фильмах я тоже надеюсь найти ответы на свои вопросы. А также ищу те, которые могут меня развлечь красотой в разном ее проявлении: видов, игры актеров, диалогов, остроумия и т.д. Выбираю по рекомендациям друзей и кинокритиков. Много сериалов смотрю в последнее время. Формат сериала позволяет раскапывать идеи и мысли гораздо глубже, чем в обычном полнометражном фильме, где есть всплеск какой-то идеи, оставляющей очень много пространства для домысливания. А сериал вместе с тобой проживает и прожевывает интересную тебе тему. Я стараюсь не пропускать те фильмы, которые меня интересуют, но больше смотрю сериалы. Номер один, любимейший сериал – «Доктор Хаус», наверное, я никого этим не удивлю.

— Как вы справлялись со своими ошибками или поражениями? (анонимный вопрос)

— Они, безусловно, были. Разговаривать о них не люблю. Я старался исправить ошибки, сделать выводы на будущее. И поскорее о них забыть.

— Вы счастливый человек? Что для вас счастье? (вопрос Юлии Ли)

— Мы никогда не становимся по-настоящему счастливыми, благодаря внешним обстоятельствам. Мы можем стать счастливыми, если хотим таковыми быть. Это относится и ко мне.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 19 мая 2016 > № 1761086 Леонид Меламед

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 4 апреля 2014 > № 1044679 Леонид Меламед

Встреча Дмитрия Медведева с членами Экспертного совета при Правительстве, посвящённая улучшению бизнес-климата.

В рамках рабочей поездки в Ульяновск Дмитрий Медведев посетил центр трансфера технологий, где ознакомился с презентацией основных индустриальных парков региона: промышленной зоны «Заволжье» и портовой экономической зоны «Ульяновск-Восточный».

В присутствии Дмитрия Медведева между правительством Ульяновской области и швейцарской девелоперской компанией DegaGroup было подписано инвестиционное соглашение о создании индустриального парка «Карлинская».

Согласно проекту, на территории парка будет создана необходимая инфраструктура, включающая автономные объекты теплоснабжения, электроснабжения (ТЭЦ), водоснабжения, канализацию, а также дороги. Планируется привлечь не менее 20 иностранных инвесторов.

* * *

Стенограмма встречи с членами Экспертного совета при Правительстве:

Д.Медведев: Мы обычно в Москве проводим встречи разные. Мне кажется, иногда и членам Экспертного совета при Правительстве, нашим уважаемым экспертам, полезно выезжать в другие места. Мы поступили гуманно – можно было бы, конечно, и на Дальний Восток съездить, можно и в Крым, но наша сегодняшняя встреча проходит в Ульяновске.

Тема выбрана бесконечно широкая – не знаю, правильно ли это, скажу откровенно. Тем не менее мы собрались для того, чтобы обсудить некоторые вопросы совершенствования делового климата.

Мы, понятно, и в формате Открытого правительства, не говоря уже о Правительстве вполне закрытом, этим занимаемся ежедневно, двигаемся по различным «дорожным картам», которые сами себе создали. Есть определённые изменения, есть, конечно, и проблемы, всем хорошо понятные.

За последнее время все пришли уже к выводу о том, что традиционные факторы роста экономики в значительной мере исчерпаны. Внешнеэкономическая конъюнктура сложная, в том числе и из-за крымского фактора, и из-за других событий, которые существуют.

Поэтому наша задача сегодня заключается в том, чтобы лучше работать внутри страны, включая дальнейшее движение по устранению административных барьеров, упрощению процедур, правил, и, конечно, по тем самым «дорожным картам», которые мы создали, достигать тех результатов, которые содержатся в них. В общем, это вполне общие вещи.

Я вижу задачу сегодняшнюю в том, чтобы, может быть, просто поговорить о том, как вам представляются эти процессы. У меня на этой неделе уже, помимо поездки в Крым, была встреча с экспертами, которые занимались и занимаются социальными инновациями, совершенствованием социальной сферы. На базе Высшей школы экономики такое мероприятие прошло. И вот продолжение в Ульяновске – мы поговорим именно о вопросах бизнес-климата.

Я предлагаю не говорить обо всём, не растекаться, что называется, по всем возможным направлениям, а может быть, сконцентрироваться на основных и наиболее для вас актуальных позициях.

Наверное, то, что мы встретились в Ульяновске, тоже симптоматично, потому что этот регион довольно активно развивается, поэтому здесь есть и промышленные парки, и индустриальные парки, в том числе – на территории которого мы находимся.

Есть изменения в деловом климате. Административные процедуры и издержки бизнеса в среднем сократились за последнее время почти в три раза. Общий объём инвестиций тоже рос, за последние пять лет вырос в 2 раза. И несмотря на те сложности, о которых я уже сказал, планы, которые имеет регион, довольно-таки амбициозные. Надеюсь, что все эти планы, во всяком случае, значительная их часть, сбудутся.

Только что мы посмотрели центр трансфера технологий, посмотрели на проекты, которые существуют в регионе. Ещё раз говорю, для Ульяновска это хорошее движение вперёд. Самое главное, что растёт количество компаний, которые готовы заниматься собственным бизнесом, регистрируются новые малые и средние предприятия, создаются новые рабочие места. Не знаю, правильные у меня данные или нет, но написано, что 11 тыс. рабочих мест создано, это для отдельного российского региона очень хороший показатель. Просто хотелось бы похвалить региональные власти за такие результаты. Они, конечно, вносят и дополнительный вклад в региональный бюджет – свыше 1,7 млрд за счёт новых рабочих мест. В общем, всё это само по себе позитивные моменты, но сложностей хватает, поэтому давайте пообщаемся. Мы периодически проводим такого рода мероприятия, наверное, они и дальше будут проводиться, потому что обстановка меняется и надо сверять время от времени часы.

Пожалуй, всё, для того чтобы начать разговор. Первое выступление прошу сделать Леонида Борисовича Меламеда. Пожалуйста.

Л.Меламед: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Сергей Иванович (Морозов)! Уважаемые руководители министерств и ведомств и уважаемые коллеги!

Мне сегодня досталась такая идеологическая часть.

Очевидно (и Вы об этом уже сказали), что та модель роста, которая сложилась за последние 10–12 лет, основанная прежде всего на внешней конъюнктуре по отношению к сырьевым ресурсам, на сегодняшний день фактически исчерпана. В принципе в этой модели было абсолютно непротиворечивое управление, которое вот здесь названо как директивное. Это не совсем точно. Это управление строилось на том, что значительная часть этой ренты распределялась через государственный бюджет, государственные расходы и государственные инвестиции. Естественно, этому соответствовал и большой государственный сектор, и очень такое сильное и детальное регулирование. Поскольку эта модель исчерпалась, то нас ожидает, соответственно, другая модель, и в ней государство должно вести себя по-другому. Модель эта, с нашей точки зрения, должна основываться прежде всего на развитии бизнес-климата. Если вы вспомните, в советских вузах нас учили, что есть три фактора производства – это труд, земля и капитал. Но с 1960-х годов мировая экономическая наука начала рассматривать четвёртый – это предпринимательский талант как самостоятельный и очень значимый фактор производства, а сейчас наука экономическая уже рассматривает ещё более широко, как креативный талант. И вот, собственно, мы хотим, чтобы эта наша следующая стадия развития, следующая модель основывалась прежде всего на эксплуатации именно этого фактора производства.

Прошу на четвёртый слайд перейти, он достаточно сложный. Я очень быстро его прокомментирую. Похоже, есть достаточно сильная взаимосвязь между уровнем бизнес-климата и экономическими успехами тех или иных стран.

Здесь заложена, на этом слайде, и ещё одна мысль (это мы слышим и в Правительстве), что мы много времени тратим на улучшение бизнес-климата и даже в каких-то рейтингах продвинулись, а роста ещё нет. Но мне кажется, нельзя его ожидать так быстро. Во-первых, это достаточно инерционная вещь, во-вторых, надо отдавать себе отчёт, что Doing Business – это только часть бизнес-климата как такового. Тем не менее есть одно очень важное завоевание, как мне кажется, за последние два года – это то, что достаточно высокая степень согласия и в Правительстве, и в экспертном сообществе сложилась по отношению к модели развития, и это хорошая база, для того чтобы уже сейчас начать работу. Её надо вести сразу в нескольких направлениях (пожалуйста, на слайд №5), не только в экономической сфере – это обязательно и в политической сфере, и в экономической, и в морально-психологической. Кроме перечисленных здесь необходимых моментов, таких как равенство перед законом, развитие человеческого капитала (то, что мы знаем, выучили), очень важна ещё и морально-психологическая часть: мы должны поднять престиж профессии предпринимателя на совершенно другой уровень.

Что греха таить, сегодня мы слышим много уничижительных по отношению к бизнесу определений со стороны самых высоких руководителей. Надо отдавать себе отчёт: бизнес никогда не был, не будет идеальным, и в нём есть свои минусы, на то и государство, чтобы их регулировать.

Д.Медведев: А кого из высоких руководителей вы имеете в виду?

Л.Меламед: Честно говоря, первые лица страны иногда…

Д.Медведев: То есть вы хотите сказать, что я периодически «наезжаю» на бизнес и говорю про него всякие гадости, что ли?

Л.Меламед: Я бы сказал, что…

Д.Медведев: Что, Леонид Борисович? Нет, если вы считаете, что какие-то неподобающие фразы произносит руководство государства, тогда нужно определиться в терминах просто: что можно говорить без ущерба для бизнеса, а что говорить нельзя. Но я во всяком случае (отвечаю за себя) стараюсь в этом смысле всё-таки, прежде чем какие-то делать комментарии по линии бизнеса, думать о последствиях для самого бизнеса. Это не значит, что нельзя жуликов называть жуликами (это тоже правда, да), но каких-то обобщающих комментариев, по-моему, в последнее время на эту тему не звучит.

Л.Меламед: Вообще я, конечно же, не имел в виду ни Вас, ни Президента. Это не моя компетенция – критиковать. Прямых, конечно, нападок нет, но на самом деле говорят о тех, кто даёт взятки, кто портит чиновников. Это часто звучит.

Д.Медведев: Знаете, я, пожалуй, вот в чём соглашусь. Мне кажется, проблема гораздо глубже. Проблема не в каких-то ярлыках, которые периодически кто-то там использует в полемическом задоре или для того, чтобы получить какие-то дивиденды, политические в том числе. А проблема в другом (и вот это мы не изжили даже по отношению к 1990-м годам, хотя, конечно, сильно продвинулись вперёд) – довольно значительная часть наших людей, довольно значительная, до сих пор считает, что занятие бизнесом это не очень хорошее занятие, заниматься бизнесом неправильно, зазорно, а надо получать все деньги от государства – или работая в бюджетной сфере, или ещё как-то. Таких людей становится меньше, ещё раз говорю, ситуация изменилась, но всё-таки в этом смысле коренного перелома, кардинального перелома мы не достигли.

Если сравнить с психологическим отношением к бизнесу со стороны населения в других современных развитых экономиках, где абсолютное большинство людей считает, что карьера в бизнесе – это очень удачная карьера, у нас есть опасное направление, заключающееся в том, что многие молодые люди мечтают о карьере чиновника. Вот это, наверное, не очень хороший признак. Это не значит, что чиновником быть плохо – чиновником быть и правильно, и хорошо, но всё-таки приоритеты должны распределяться несколько иначе. И вот это, действительно, я считаю, должно нас всех настораживать, настраивать на то, что здесь должны быть, может, даже целые программы по популяризации предпринимательского сословия и бизнеса в целом.

Извините, что я вас прервал, просто вы сразу наехали на руководство страны, я не могу на это не откликнуться.

Л.Меламед: Вы лучше меня выразили мою мысль, большое Вам спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, я учился.

Л.Меламед: И продолжая то, что Вы говорите: экспертный совет просит Вас рассмотреть возможность при подготовке в 2014 году объявить 2015 год годом предпринимателей и, соответственно, много для этого сделать, надарить много подарков предпринимателям (я в хорошем смысле слова имею в виду).

В этом партнёрстве, основанном на ценностях, государство должно обеспечить три вещи: безопасность и снижение рисков (это понятно, я не буду комментировать), доступ к ресурсам и создание рынков. Это, конечно, связано с тем, что государство должно снизить своё присутствие и сделать это достаточно последовательно и в достаточно короткие сроки, со всех точек зрения, не только с точки зрения приватизации, но и с точки зрения регулирования, и с точки зрения того, что госрасходы должны прежде всего направляться на развитие рынков, а не на оказание конкретных услуг или на конкретные инвестиции.

И четвёртая важная функция – это качественное регулирование. По большому счёту для этого неплохо бы знать бизнес. И надо сказать, Дмитрий Анатольевич, чиновники у нас очень плохо знают бизнес, потому что очень небольшая доля тех, кто принимает государственные решения, работали в нём и понимают его изнутри. Бизнес по-особому устроен, поэтому опять у экспертного совета есть предложение организовать поголовную учёбу, отправить чиновников в бизнес-школу. У нас бизнес-школы готовы для того, чтобы такие курсы сделать и установить понимание этой тонкой материи – как работает бизнес и что ему надо.

Прошу перейти на шестой слайд, которым я, собственно, своё выступление закончу. На сегодняшний день взаимодействие с государством скорее не привносит положительной стоимости в бизнес. Собственно, это главный критерий – как государство работает над тем, чтобы повысить эту стоимость. Тут карательное отношение к бизнесу. Вы в своё время много усилий предприняли для того, чтобы эту ситуацию изменить. Она изменилась к лучшему, но сейчас мы наблюдаем некоторый откат, и в общем это требует нового фокуса внимания.

Я свой частный опрос провёл, не стал бы делиться, если бы не получил какие-то очень сильные результаты. Опросил 50 российских предпринимателей с 10-летним стажем и более, а также попросил своих коллег и сам опросил таких же предпринимателей за рубежом. Вопрос был простой: имели ли вы отношения с правоохранительными органами по поводу своего бизнеса? И результаты получились, конечно, фантастически интересные: 47 из 50 опрошенных россиян имели, а 47 (так совпало) из опрошенных заграничных предпринимателей не имели ни разу за столь длинную карьеру. Конечно, никакой возможности поверить, что наш бизнес настолько вороватый, у меня нет. Там люди, сделанные совершенно из того же теста. Как говорил Воланд, те же самые люди, только квартирный вопрос их испортил.

Д.Медведев: Так всё-таки испортил?

Л.Меламед: Наверняка. Да, конечно, у нас есть свои отличия, и какие-то вещи мы из своего прошлого тянем, но, мне кажется, не настолько мы плохи как предприниматели.

Д.Медведев: Понятно.

Л.Меламед: Мы попытались оценить издержки такого государственного присутствия в экономике, и в нижней левой части этого слайда они есть. Расходы на контрольно-надзорные функции для государства и бизнеса были оценены в 1,8% ВВП. Дальше закрытость, узость рынков, которую можно было преодолеть, если по-другому подойти к государственным расходам и хотя бы 20% услуг в сфере образования и здравоохранения (только в этих двух сферах) передать бизнесу, – это ещё 1,5% ВВП. И уменьшение государственного участия в виде приватизации – ещё 0,3% роста ВВП. И не могу не сказать о своей любимой конкуренции, которую… У нас есть консенсус: по прогнозу экспертов-экономистов сегодняшний уровень конкуренции отнимает от ВВП 3%, если мы сложим, получим 6–7%. И это всё возможно, это непростые задачи, но я уверен, что они абсолютно по плечу. И это всё приводит к тому, что необходимо пересмотреть роль государства, и в этом плане главным KPI для бизнес-климата сделать добавленную стоимость в бизнес со стороны государства.

Спасибо Вам за возможность выступить.

Д.Медведев: Спасибо. В общем, темы, которые вы обозначили, безусловно, всем известны и понятны, хотя от этого они не становятся проще. Новостей много разных, но есть, кстати, и положительные новости. Я посмотрел, сейчас появилась информация: Россия стала лидером по притоку среди развивающихся рынков. Вот видите, удивительные вещи происходят. Ориентированные на Россию фонды вторую неделю подряд фиксируют, что мы больше всего денег привлекаем, а Бразилия на втором месте. Не знаю, с чем это связано, могут быть разные объяснения, но тем не менее такая информация есть.

Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 4 апреля 2014 > № 1044679 Леонид Меламед


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > uralstroyinfo.ru, 17 сентября 2013 > № 900383 Леонид Меламед

Композитные материалы на основе углеродного волокна, которые производятся на предприятиях Холдинговой компании «Композит» были применены в ремонте первого корпуса Московского Кремля. Композиты использовались для усиления кирпичных сводов резиденции президента.

На имя генерального директора Холдинговой компании «Композит» Леонида Меламеда поступило письмо из Управления делами Президента РФ, в котором содержится информация о том, что в ремонте первого корпуса Московского Кремля использовались композиты. В частности, углеродными лентами FibARM, которые производятся на предприятиях холдинга, были усилены кирпичные своды здания.

«Эффективность применения композитов для повышения и увеличения несущей и эксплуатационной способности конструктивных элементов зданий подтверждается мировой практикой. Сейчас эта технология становится все более востребованной в России. Год от года растет число зданий отремонтированных посредством углеродных лент. Теперь в их числе и резиденция Президента РФ в Кремле», - отметил директор по развитию бизнеса Холдинговой компании «Композит» Михаил Столяров.

Кирпичные своды армировали полимерными композитами. Технология достаточно проста в применении. Сначала бетонную поверхность необходимо подготовить, затем на нее наносится двухкомпонентный эпоксидный состав FibARM Resin 230. После чего происходит наклейка однонаправленного углеродного холста FibARM. Затем поверхность покрывают защитным слоем.

Преимуществ у такого ремонта масса. Это прежде всего сокращение вдвое сроков выполнения работ, простата в работе с материалом, увеличение межремонтного периода до 30 лет, а также уменьшение бюджетных издержек.

Как известно, в первом корпусе Кремля находятся апартаменты главы государства. Бывшее здание Кремлевского сената, построенное по проекту русского архитектора Матвея Казакова в 1787 году было реконструировано и превращено в резиденцию президента в 1996 году.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > uralstroyinfo.ru, 17 сентября 2013 > № 900383 Леонид Меламед


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter