Всего новостей: 2574982, выбрано 6 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2696099 Алексей Мешков

Алексей Мешков: читая о России в СМИ Франции, я не всегда узнаю свою страну

Посол РФ во Франции Алексей Мешков рассказал в интервью РИА Новости о том, как чемпионат мира по футболу изменил восприятие России в глазах французов и французских СМИ, о потеплении отношений Москвы и Парижа и перспективах экономического взаимодействия, сотрудничестве по урегулированию кризисов в Сирии и на Украине.

— Алексей Юрьевич, вы заступили на пост посла около года назад, в непростое для отношений между странами время. Какие задачи уже получилось решить, какие новые цели поставлены? С приходом к власти во Франции Эммануэля Макрона поменялось ли отношение Франции к России? Видите вы ли шансы на улучшение отношений и каким образом это может произойти?

— Действительно, российско-французские отношения переживают сегодня непростой период, что связано в большей степени не с какими-то нашими двусторонними проблемами, а общим похолоданием между Западом и Россией вследствие кризиса на Украине. В то же время именно с приходом к власти во Франции в 2017 году молодого и энергичного президента Эммануэля Макрона в наших двусторонних связях наметилась явная тенденция к потеплению.

Я прибыл во Францию в ноябре 2017 года, когда новые ростки в российско-французских отношениях только начинали проглядывать. Состоялась первая встреча президента Путина с Эммануэлем Макроном в мае 2017 года в Версале, постепенно активизировался политдиалог и сотрудничество в ряде других областей. Начинать посольскую службу в таких условиях весьма ответственно, не просто, но и чрезвычайно интересно. Я постарался сразу же включиться в работу и всемерно содействовать укреплению этой позитивной тенденции.

Конечно, между нами и сейчас сохраняются серьезные разногласия по ряду важных сюжетов международной повестки дня, не все двусторонние механизмы сотрудничества разморожены. В то же время диалог и взаимодействие расширяются во всех областях. Президент Франции побывал в России с ответным визитом 24-25 мая, а затем в ходе ЧМ 15 июля, вновь встретившись с Владимиром Путиным. МИДы двух стран ведут плотные консультации по широкому спектру вопросов, улучшаются торгово-экономические показатели обменов. Но сделать еще предстоит немало. Цель же вполне ясна — вновь вернуть российско-французским отношениям характер стратегического парнерства. Шансы для этого есть, поскольку такая задача в полной мере отвечает глубинным интересам народов наших стран.

— Президент Путин заявил в воскресенье на встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном, что в ближайшее время должна пройти встреча в рамках большой межпарламентской комиссии. Какие вопросы планируется обсудить, на какие результаты нацелены стороны?

— 25 июля в Москве на площадке Государственной думы РФ после пятилетнего перерыва пройдет очередное заседание Большой межпарламентской российско-французской комиссии (БМК), в работе которой примут участие депутаты нижних палат парламентов двух стран. Ожидаем представительную делегацию Национального собрания Франции во главе с ее председателем Франсуа де Рюжи.

Событие важное, оно отражает все более явный обоюдный настрой вместе двигаться в сторону полной нормализации двусторонних отношений. На повестке дня БМК российско-французское межпарламентское взаимодействие в поиске путей повышения взаимного доверия, создания новой системы безопасности в Европе, противодействия современным вызовам, а также отношения Россия-Европа и Россия-Франция.

Планируется рассмотреть ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, возможности сотрудничества по решению региональных проблем. Депутаты поговорят о культурном, научном сотрудничестве, университетских и молодежных обменах.

Приветствуем возобновление межпарламентского диалога. Мы уверены, что парламентская дипломатия вернет себе ту традиционно важную роль, которую она играла на протяжении последних десятилетий в отношениях наших стран, что голос депутатов будет лучше слышен на всех уровнях, благодаря активному обмену мнениями с иностранными коллегами.

— Франция является одним из ведущих партнеров России в Европе. Как развивается торгово-экономическое сотрудничество между странами в условиях санкций? В каком секторе отмечается наибольшее присутствие французских компаний? Удовлетворены ли стороны уровнем товарооборота между РФ и Францией? Какие меры для повышения его планируется принять?

— Франция традиционно относится к числу ведущих европейских стран-инвесторов, работающих на российском рынке. Более 500 компаний с участием французского капитала представлены в различных отраслях нашей экономики. 40 российских компаний работает во Франции. Наиболее сильные позиции у французских компаний в топливно-энергетическом секторе, автомобилестроении, фармацевтике, пищевой промышленности. Из российских компаний во Франции можно выделить ОАО "РЖД" (наш основной инвестор на французском рынке), Ростехнологии, дочку Газпрома — "Газпром Маркетинг и Трейдинг", "Старсем" — совместное предприятие ГК "Роскосмос" и "Арианэспас", "Росатом Франс".

Что касается объема взаимной торговли, то здесь за последние два года мы наблюдаем неплохую положительную динамику после его резкого обвала в 2014 году. Так, в 2017 году товарооборот увеличился по сравнению с 2016 годом на 16,5% и составил 15,5 миллиарда долларов (российский экспорт вырос на 21,9%, импорт — на 13,4%). По итогам первого квартала этого года он составил 4,2 миллиарда долларов (рост по сравнению с аналогичным периодом 2017 года). Франция занимает 12-е место во внешнеторговом обороте России. Объем накопленных в России прямых французских инвестиций на конец 2017 года составил 15,26 миллиарда долларов.

Теперь, что касается мер для повышения уровня товарооборота. На мой взгляд, между нашими странами в последнее время выстраивается неплохое взаимодействие. В прошлом году удалось провести два заседания Российско-французского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЕФИК). А это хорошие сигналы для экономических партнеров наших стран. Безусловно, не будем забывать, что мы живем в эпоху капитализма и на уровне товарооборота, кроме санкций, также отражается чисто коммерческий подход бизнеса к сотрудничеству.

Вижу хороший потенциал для наращивания экономического сотрудничества и, следовательно, повышения объемов взаимного товарооборота в расширении двусторонних межрегиональных связей, а также контактов по линии малых и средних предприятий. Мне кажется, мы этот потенциал не используем в полную силу.

— Как вы в целом оцениваете образ России во французской прессе, есть ли некая предвзятость по отношению к стране? И насколько изменилась ситуация в связи с ЧМ по футболу?

— Скажу вам честно, зачастую, читая о России во французской прессе, я не всегда узнаю свою страну. Порой складывается впечатление, что некоторые журналисты работают по принципу "хорошая новость — это не новость".

Мы, безусловно, не могли не отметить, как заметно и в лучшую сторону поменялась риторика французских СМИ за время проведения чемпионата мира по футболу в России. Даже традиционно критически настроенные по отношению к нам СМИ писали и о высокопрофессиональной подготовке спортивного праздника, и о том, что ЧМ позволил лучше узнать нашу страну, завоевать сердца болельщиков, повысить международный престиж России. Отмечала пресса и русское гостеприимство, чистые станции метро, новые стадионы, волонтеров-полиглотов, безвизовый въезд в Россию и бесплатные поезда для обладателей FAN ID, пресс-центры для журналистов в городах-организаторах. Не обошлось без некой дежурной критики, но в целом ЧМ стал определенным индикатором — показал, что страшилки, которыми западная пресса кормила своих читателей, не имеют ничего общего с реальностью. Есть и первые плоды — простые французские граждане, узнавая на улице, в магазине или кафе россиян, благодарят за организацию ЧМ-2018, признаются, что "наконец-то узнали правду о России", что наша страна "оказывается намного-намного лучше", чем они думали и чем писала о ней французская пресса.

— Многолетние дипломатические отношения РФ и Франции были омрачены украинским и сирийским кризисами, крымским референдумом, а также последовавшими после этого санкциями со стороны ЕС. Тем не менее страны продолжают вести диалог по урегулированию конфликта на Украине. Как проходят сейчас эти переговоры? Пытается ли Париж повлиять на Киев в части выполнения минских соглашений? Есть ли подвижки по проведению очередной встречи нормандского формата?

— Вы правильно подобрали слово — омрачены. Если посмотреть в более долгосрочной исторической ретроспективе, отношения России и Франции во второй половине 20 века-начале 21 века характеризовались самым положительным образом. Это были подлинно взаимоуважительный диалог и конструктивное сотрудничество, в основе которого была прежде всего суверенная внешняя политика Франции под руководством генерала де Голля и его преемников.

Применительно к кризису на Украине, возвращению Крыма домой и войне в Сирии, к сожалению, Париж без малейших оговорок и раздумий присоединился к общеесовской и общенатовской линии и тем самым лишил себя свободы маневра, возможности непредвзято, объективно посмотреть на происходившие события, понять роль в них России и причины ее действий. Президент Франции Эммануэль Макрон, будучи прагматичным и в то же время смелым политиком, взял курс на расширение диалога с нашей страной, и мы можем это только приветствовать. Конечно, переговоры, в частности, по Украине, пока продвигаются с трудом. Париж, как впрочем и Берлин, туго спеленат внутриесовской дисциплиной, что крайне затрудняет ему свободу маневра. Страны ЕС и их лидеры — Франция и Германия — закрывают глаза на действия Киева по торпедированию минских соглашений.

В итоге украинские власти чувствуют определенную безнаказанность и не выполняют собственные обязательства. Однако вода камень точит. Я уверен, что постепенно Россия вместе с Парижем и Берлином смогут способствовать установлению прочного мира на Украине и уважительного диалога между Донецком, Луганском и Киевом.

Что касается возможного саммита нормандского формата, то условия для него пока не созрели. Сперва необходимо добиться полного выполнения Киевом прежних договоренностей лидеров стран нормандской четверки. К тому же нормандский формат играет лишь вспомогательную роль в урегулировании внутриукраинского конфликта. Его основная задача — придавать политический импульс прямому диалогу сторон — Донецку, Луганску и Киеву, от чего украинские власти упорно уклоняются.

— Как вы оцениваете попытки Франции включиться в политическое урегулирование конфликта в Сирии в рамках малой группы? Сблизились ли за последние полгода позиции Франции и России по ситуации в Сирии?

— Хочу отметить, что двусторонний диалог с Парижем по Сирии не прекращался и продолжается и сегодня. Причем на постоянной и довольной регулярной основе. Дополнительный импульс придали ему встречи президентов России и Франции в Санкт-Петербурге и Москве в мае и июле. Полагаем, что в последнее время французская позиция по Сирии в целом эволюционировала в сторону большего реализма.

Что необходимо сегодня для политического урегулирования в Сирии? В общем-то, лишь одно. Усадить сирийские стороны за стол переговоров на основе согласованных принципов и помочь им начать прямой диалог, как это предусмотрено резолюцией 2254 СБ ООН. Эта резолюция гласит, что переговорный процесс должен быть инклюзивным, то есть в нем должны участвовать делегации правительства Сирии и всего спектра оппозиции. А вопросы политического урегулирования должны решаться самими сирийцами на основе взаимного согласия. Так же, как в Москве, в Париже это понимают.

Со своей стороны полагаем необходимым всецело содействовать долгосрочному политическому урегулированию, в частности, с учетом рекомендаций, принятых Конгрессом сирийского национального диалога в Сочи 30 января. Мы, со своей стороны, продолжаем работу с правительством Сирии и оппозицией в рамках астанинского процесса совместно с нашими партнерами — Турцией и Ираном. Этот формат переговоров доказал свою дееспособность и дает весомый результат.

Что касается так называемой малой группы (ее костяк составили США, Великобритания, Франция, Иордания и Саудовская Аравия, к которым впоследствии присоединилась Германия и недавно Египет), то они, в свою очередь, также заявляют о намерениях работать на благо Сирии. Но при этом действуют келейно, сирийские стороны к участию в дискуссиях не привлекают. Это вызывает вопросы. Однако для того чтобы процесс урегулирования приобрел широкий характер и у нас были максимально высокие шансы на окончательный успех, вести диалог с малой группой мы готовы. Это по итогам переговоров с Эммануэлем Макроном в Санкт-Петербурге и Москве, а затем и Дональдом Трампом в Хельсинки, подтвердил президент России Владимир Путин. Попробуем скоординировать наши усилия с усилиями малой группы государств. Разумеется, считаем возможным делать это исключительно при соблюдении принципа уважения суверенитета Сирии.

Призываем всех партнеров, в том числе и Францию, снять введенные в отношении Сирии односторонние рестрикции и санкции и начать оказывать содействие в восстановлении этой страны без каких бы то ни было предварительных условий. Обсуждаем сейчас вопросы активизации гуманитарного сотрудничества по двусторонней линии со странами ЕС, прежде всего с Францией, а также первые практические шаги в этом направлении.

— Во французском парламенте обсуждают закон о фейковых новостях, предложенный партией Макрона "Республика на марше". При этом в клевете французский президент обвинял только российские СМИ — телеканал RT и агентство Sputnik. Эксперты считают, что закон направлен именно против них. Может ли этот закон, на ваш взгляд, привести к информационной блокаде российских СМИ во Франции?

— Вы, вероятно, знаете, что данный законопроект вызвал широкую полемику не только в иностранной медиасреде, в том числе российской, но и в самой Франции. Многие эксперты склонны считать, что попытка государства на законодательном уровне делить СМИ на хорошие и плохие, надежные и ненадежные не что иное, как цензура. К тому же не совсем понятно, как его будут применять на практике. Здесь хочется спросить, а судьи кто и как они, эти судьи, будут определять, какая публикация или сюжет подпадают под действие этого закона, а что к нему не относится.

Закон также предусматривает наказание иностранного СМИ вплоть до отзыва лицензии на вещание. И здесь в один ряд встают не только российские, но все зарубежные СМИ, работающие во Франции. Безусловно, не может не вызывать озабоченности то, что именно телеканал RT France и агентство Sputnik французы записали в агенты влияния, а ряд экспертов говорят, что этот закон направлен непосредственно против них. Насколько мне известно, ни одно обвинение в адрес этих СМИ в распространении фейков не было подкреплено фактическими доказательствами. Надеемся, Франция все же не отойдет от своей позиции приверженности свободе слова, о которой мы так часто слышим.

— С какими вопросами в дипмиссию обращаются соотечественники? Можете ли припомнить какой-нибудь интересный случай?

— Прежде всего хочу отметить, что во Франции активно действует Координационный совет соотечественников, объединяющий более 250 ассоциаций. Ежегодно в Совет избираются 23 наиболее достойных соотечественника, представляющих все волны эмиграции во Францию, и они находятся в постоянном контакте с посольством, решая самые разные вопросы. Не могу сказать, что их просьбы необычны: как правило, мы оказываем разноплановую поддержку культурным и научно-просветительским проектам русской диаспоры. Но, конечно, встречаются и экзотические просьбы, например, связанные с поиском родственников, чьи следы затерялись на территории Франции в XX или даже XIX веке.

Один из последних примеров: с помощью неравнодушных французов в маленькой бургундской деревушке была найдена могила выдающегося члена движения Сопротивления, бежавшего из немецкого плена, Александра Черкасова. Семья Черкасовых безуспешно искала его следы все послевоенные годы, но только недавно эти поиски увенчались успехом. Из Барнаула на церемонию открытия памятной доски в месте захоронения советского партизана приехала его внучатая племянница Ирина Черкасова, что придало этому событию глубокое человеческое измерение.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2696099 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на Средиземноморской конференции ОБСЕ в рамках сессии «Молодежь севера и юга Средиземноморья: противодействие вызовам безопасности и укрепление сотрудничества», Вена, 6 октября 2016 года

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию в качестве хорошей возможности детально проанализировать ситуацию в Средиземноморском регионе и её влияние на общую безопасность Евро-Атлантики.

Напомню, что с момента создания ОБСЕ вопросы, касающиеся взаимосвязи между европейской безопасностью и безопасностью средиземноморского региона, занимали весомое место в повестке дня Организации. В хельсинкский Заключительный акт 1975 г. была включена специальная глава «Вопросы, относящиеся к безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье», предусматривающая, что «процесс укрепления безопасности, не ограничиваясь Европой, должен распространяться на другие районы мира, в частности, на Средиземноморье». С тех пор данная проблематика закреплена во многих документах ОБСЕ.

За последние годы регион Средиземноморья, к большому сожалению, стал источником угроз безопасности. Политическая нестабильность в ряде государств привела к раскручиванию спирали вооружённых конфликтов, коллапсу экономики и обнищанию населения. Растёт этническая и религиозная напряжённость. Особую тревогу вызывает судьба христиан и других этнических и религиозных меньшинств, подвергающихся притеснениям и гонениям с мест исторического проживания. Серьезные проблемы создают и обострившиеся шиитско-суннитские противоречия, которые усугубляют и без того высокую напряженность в арабо-мусульманском сообществе и на Ближнем Востоке в целом. Нарастают миграционные потоки.

В итоге создается питательная среда для террористических группировок нового поколения, таких как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра», беспрецедентный всплеск активности которых мы наблюдаем в настоящее время. Экстремизм стал представлять опасность не только для государств с нестабильной общественно-политической обстановкой, низким уровнем социально-экономического развития, но и для вполне благополучных стран. Террористическая угроза вышла на уровень главного вызова международной безопасности. Напомню об уничтожении российского самолета в небе над Синаем, терактах во Франции, Бельгии, Германии, Турции, Пакистане, Ираке и других странах. Сложно предсказать, где ждать новых крупных ударов.

Террористы пользуются зачастую прикрытием «беженца», пограничными и прочими послаблениями, неразберихой, чтобы попасть в Европу, спрятаться, получить новые документы, а потом создать террористические и экстремистские ячейки, возможно пока «спящие», но готовые к действию по указке ИГИЛ или других глобальных террористических группировок.

Остро стоит проблема «иностранных террористов-боевиков» – лиц, попавших под воздействие террористической пропаганды, и отправляющихся воевать на стороне ИГИЛ и ряда террористических группировок в Сирию, Ирак, Афганистан и другие страны. Особенно тревожной остается перспектива их последующего возвращения в страны происхождения и гражданства – с закалкой опытных террористов, пропагандистов и практиков терроризма и экстремизма.

Уважаемые дамы и господа,

Убежден, что для успешного реагирования на вызовы терроризма и экстремизма, прежде всего, требуется сделать однозначный выбор в пользу политических мер по предотвращению и урегулированию конфликтов, координации международных усилий в политической, социально-экономической, гуманитарной областях. Внешнее вмешательство во внутренние дела других государств должно быть исключено.

Необходимо последовательно и настойчиво заниматься профилактикой упомянутых угроз. Считаем, что главную роль в этом процессе должны играть государства – как на своей территории, так и в международном антиэкстремистском и антитеррористическом сотрудничестве.

Очевидно, что силами исключительно правоохранительных органов с решением таких задач не справиться. В этой многоплановой, сложной работе должны быть задействованы все уровни власти, система образования, представители традиционных религий, гражданского общества, СМИ и предпринимательские структуры. Участвовать не разрозненно, а сообща, действовать на опережение, вместе вести просветительскую работу, в том числе в Интернете, создавать условия для укрепления мира и согласия в обществе, формировать атмосферу нетерпимости и отторжения экстремистских идей.

Крайне важно, что тема молодёжи находится в фокусе внимания нашей конференции. Террористы, по сути, развязали масштабную пропагандистскую борьбу за умы молодого поколения. Именно в молодёжной среде лидеры террористов пытаются вербовать последователей. Молодому поколению свойственны максимализм, непримиримость и мировоззренческая неустойчивость, которые при определенных условиях и целенаправленной обработке могут привести молодых людей в ряды экстремистов. К соблазну присоединиться к террористическим «течениям» подталкивают также отсутствие у многих молодых людей перспектив самореализации, утрата жизненных ориентиров, обманутые ожидания в сфере образования и занятости. В ряде стран эти факторы дополняются идеологическим вакуумом. И если решительные силовые и правоохранительные меры позволяют побеждать терроризм «в горячих точках», нельзя сказать того же о поле идеологической борьбы, где террористы порой выигрывают у государств битву за «сердца и умы» людей.

Ещё раз подчеркну, важна целевая работа с молодёжью, которая является ключевым ресурсом развития человечества. Пагубной «террористической машине» нужно противопоставлять усилия по сохранению государственной стабильности, устойчивого роста в экономике и социальной перспективы. Следует так выстраивать систему обучения и воспитания, чтобы она была ориентирована на утверждение в сознании молодого поколения общечеловеческих нравственно-гуманистических ценностей, принципов толерантного и ненасильственного поведения, психологии товарищества и партнерства, сотрудничества и взаимопомощи.

В декабре 2015 г. Россия поддержала резолюцию 2250 СБ ООН, в которой признается важная роль молодых людей в предотвращении и урегулировании конфликтов, борьбе с терроризмом. В контексте этой резолюции полагаем, что ОБСЕ как региональная организация могла бы сфокусироваться на приоритетах, отвечающих ее реалиям, - профилактике радикализации молодежи, борьбе с религиозной нетерпимостью и негативным влиянием экстремистских идеологий на молодежную среду. Нужно сосредоточиться на содействии образованию и трудоустройству молодых людей, реализации ими социальных, экономических и культурных прав. В ОБСЕ уже наработан пакет документов, продвигающих комплексный подход к решению вопросов безопасности, в т.ч. по отношению к молодежи. На этой основе и во взаимодействии со Средиземноморскими партнерами мы сможем внести практический вклад в решение этих насущных задач.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что Россию связывают традиционно близкие отношения со всеми без исключения странами Ближнего Востока и Северной Африки. Мы не стремимся извлечь выгоды из нестабильности в регионе, не пытаемся утвердить влияние через переформатирование ближневосточного пространства. Такие подходы нам чужды. Напротив, Россия заинтересована в скорейшем разрешении всех без исключения кризисов и конфликтов на Ближнем Востоке. Продолжаем курс на отстаивание международного права, защиту национального суверенитета государств, недопущение противоправного вмешательства извне во внутренние дела, поддержание стабильности, содействие экономическому развитию. На основе этих принципов выстраиваем сотрудничество с государствами региона, большинство из которых смело можно записать в число наших союзников. К ним же можно отнести всех тех, кто хочет жить в условиях многополярного мира, понимая, что диалог и сотрудничество на условиях взаимопонимания и взаимоуважения – единственная возможность сохранить мир для будущих поколений.

Благодарю за внимание.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова газете «Известия»

Вопрос: Евросоюз пересмотрел отношения с Россией и сформулировал пять тезисов, одновременно с этим и Россия также пересматривает принципы сотрудничества. Можете раскрыть подробности?

Ответ: Я бы не сказал, что в Евросоюзе пересматриваются отношения с Россией. Там идет такой же процесс, как и у нас. Об этом мы договорились с нашими партнерами из ЕС несколько недель назад. Каждый должен был провести со своей стороны ревизию того, что у нас было в отношениях накоплено за многие годы, включая различные секторальные направления. Потом у нас должна состояться встреча на рабочем уровне для обсуждения того, где наше видение совпадает, где оно расходится. И главное – определение тех направлений работы, по которым мы должны двигаться вперед.

Все попытки какой бы то ни было стороны попытаться навязать другой стороне только свое видение решения вопросов иллюзорно. Это невозможно. Могут быть только совместные договоренности. Я надеюсь, что этот процесс не займет много времени и мы сможем приступить совместно с ЕС к уже конкретном обсуждениям.

Вопрос: А может быть, мы уже приняли какие-то решения по этому вопросу?

Ответ: Нет. Мы не приняли пока никаких окончательных решений. У нас идет анализ секторальных областей, связанных с транспортом, энергетикой, миграционными вопросами. И тут, с одной стороны, мы анализируем, а с другой – не стоим на месте. Буквально в ближайшие недели должен состояться очередной раунд переговоров по миграционной теме между представителями Федеральной миграционной службы России и их коллегами из ЕС. На сегодня эта тема одна из наиболее болезненных и важных для наших европейских партнеров. Эта тема и нас интересует. Там, где наши интересы совпадают, мы готовы продолжать диалог.

Вопрос: Есть ли уже ясность, когда должен пройти совет Россия–НАТО?

Ответ: Вопрос не в том, когда это произойдет, а в том, что на этом заседании будет обсуждаться. Сейчас идет работа над подготовкой повестки дня. Насколько мы знаем, по этому поводу идет обсуждение внутри НАТО. Мы свои предложения по повестке дня передали Генеральному секретарю НАТО.

Вопрос: Можете рассказать подробности наших предложений?

Ответ: Совершенно очевидно, что после достаточно длительной паузы нам необходимо обсудить ситуацию в Афганистане, потому что сегодня она беспокоит всех. Это то направление, где НАТО достаточно серьезно вовлечен. И Россия активно работает по Афганистану. Зачастую бывают попытки внести в повестку дня темы, которыми в принципе организация не занимается и не должна заниматься. Мы выступаем за практическое сотрудничество. Естественно, мы будем учитывать и те предложения, которые выдвигают наши коллеги из НАТО.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Армия, полиция > mid.ru, 4 марта 2016 > № 1677970 Алексей Мешков

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на конференции «Дни безопасности ОБСЕ: укрепление связи между национальным и региональным реагированием в контексте миграции и безопасности», Рим

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию, проводимую по инициативе уважаемого Генерального секретаря Л.Заньера, как важный и своевременный шаг на пути повышения внимания ОБСЕ к миграционному кризису в Европе, анализа возникших проблем и выработки конкретных предложений по максимально эффективному задействованию потенциала Организации для содействия государствам, столкнувшимся с беспрецедентным наплывом мигрантов и беженцев из государств Ближнего Востока и Северной Африки. По сути, в ОБСЕ это первая попытка открыто посмотреть на данную проблему в широком ракурсе. С учётом всеобъемлющей концепции безопасности ОБСЕ и межизмеренческого характера темы миграции Организация имеет определённый потенциал в разрешении современного миграционного кризиса в Европе. Поэтому давайте постараемся сегодня совместно, как говорят в России, «копнуть поглубже» и, соответственно, сформировать общую картину.

Мы внимательно следим за складывающейся по сути критической ситуацией, связанной с наплывом беженцев на европейский континент, и, как и наши партнёры по региону, серьёзно обеспокоены.

Считаем, что нынешний миграционный кризис по многим своим проявлениям фактически уже приблизился к гуманитарной катастрофе. Речь, в первую очередь, идёт об обострении социально-экономических проблем. Одновременно серьёзно выросли взаимная нетерпимость, шовинизм и ксенофобия. Согласно данным Еврокомиссии, среди всех форм дискриминации в ЕС наиболее распространенной во всех без исключения государствах-членах является дискриминация на почве этнического происхождения. В целом по странам Евросоюза именно эти мотивы лежат в основе 64 % случаев нарушения принципа равенства. Под видом беженцев в европейские страны проникают сотни, а возможно и тысячи экстремистов и, как вы прекрасно понимаете, не с самыми добрыми намерениями. В этом разрезе стоит со всей серьёзностью воспринимать появившиеся от соответствующих спецслужб сообщения о беженцах, уличенных в связях с террористами. Существенно вырос уровень преступности, число случаев насилия, включая сексуального характера (пример - известные события в Кёльне в канун Нового года). Возникла угроза вспышек инфекционных заболеваний. Остро проявились экономические проблемы, когда многие беженцы не стремятся к реальной интеграции в общество, а хотят только получать пособия, либо, напротив, дешёвый труд мигрантов вытесняет местную рабочую силу.

Не случайно поэтому 15 января в Брюсселе на пресс-конференции, посвящённой итогам 2015 г., Председатель Еврокомиссии г-н Ж.-К.Юнкер подчеркнул, что Евросоюз движется от миграционного кризиса к «колоссальному кризису доверия к евроинтеграционному проекту».

Причин возникновения нового миграционного потока, своего рода очередного переселения народов, достаточно много, и они тесно связаны между собой. Но главным, своего рода, «детонатором», обрушившим лавину беженцев и мигрантов на казалось бы благополучные страны Западной, Северной и Центральной Европы, стало безответственное силовое вмешательство определённых держав во внутренние дела суверенных государств Ближнего Востока и Северной Африки в целях их дестабилизации и смены неугодных правительств. Итоги всем хорошо известны - подрыв экономик, разрушение социально-экономической инфраструктуры и т.д. Безуспешные попытки пересадить модельные, западные образцы демократии в совершенно неподготовленную социальную среду привели к разрушению целых государств, превратили огромные территории в зоны постоянных военных действий. В странах, которые покидают коренные жители, резко деградирует человеческий капитал, и как результат - тают перспективы развития. На смену «арабской весне» быстро пришла «исламистская осень».

На этом фоне вызывает обеспокоенность позиция ключевых государств Европы и США, безответственная политика которых в значительной степени предопределила развитие ситуации в ближневосточном регионе по наихудшему сценарию. И если в своей политике в Восточном и Южном Средиземноморье европейцы в основном шли в кильватере Вашингтона или, как минимум, действовали совместно, то теперь они остались один на один с возникшими последствиями своих действий. При этом, оказавшись на пороге миграционного коллапса, они пока так и не пришли к единому решению по поводу путей выхода из созданного их же руками положения.

Однако, помимо искусственно созданных, есть причины и более фундаментального характера, которые набирали силу давно, но были многократно усилены разрушением государственного устройства стран Средиземноморья.

В экономическом плане это бедность, безработица (особенно среди молодежи), неравномерное распределение богатства между различными странами и регионами, существенные диспропорции в уровне жизни, социально-экономическом, образовательном, научном и духовном развитии обществ целых континентов. По данным Программы развития ООН, разница в ВВП между пятью самыми богатыми и пятью самыми бедными странами мира увеличилась с 30 раз в 1960-х гг. до более чем 70 раз в 2000-х.

Нельзя забывать и о диспропорциях в демографическом развитии индустриально развитых и развивающихся государств, во многом определяющих направление основного вектора миграционных потоков. Колоссальный рост рождаемости в странах Ближнего Востока, Азии и Африки проходит при практически «нулевом приросте» в Европе, чьё население стареет. В следствие чего количество мигрантов в ближайшие десятилетия, по прогнозам учёных-демографов, вырастет в разы.

Наконец, свой вклад в рост миграции вносят и современные технологии, прежде всего интернет и мобильная телефония. Люди в «странах исхода» получили возможность «видеть мир вокруг себя» и просто стремятся к лучшей жизни. Неведомые «заморские земли» в одночасье стали для них ближе и доступнее. Маршруты туда - проще и понятнее.

Итог известен: только в 2015 г. в странах-членах ЕС подано 1,3 млн. ходатайств о предоставлении убежища. При этом было зарегистрировано 1,04 млн. попыток нелегального въезда. Основным маршрутом оставалось Восточное Средиземноморье. На греко-турецкую границу пришлось 880 тыс. пересечений. Второй по интенсивности маршрут нелегальной миграции– Центральное Средиземноморье. С территории Ливии в Италию по морскому пути перебралось порядка 120 тыс. человек

Однако предпринимаемые Евросоюзом меры по управлению миграционным кризисом пока носят паллиативный, фрагментарный характер. Согласованные решения реализуются далеко не в полной мере и к качественному исправлению ситуации не приводят. Нет чёткой общей политики.

В этих условиях страны-члены ЕС все больше идут по пути принятия самостоятельных мер на национальном уровне, направленных на ужесточение миграционной политики, введение ограничений на внутришенгенских границах, укрепление контроля на внешней границе ЕС, что автоматически негативно сказывается на соседних странах.

В то же время осознание необходимости комплексного, скоординированного подхода к этой беспрецедентной проблеме постепенно приходит. Всё чаще слышны здравые призывы перейти от «режима реагирования» к выработке общей стратегии управления массовыми миграционными потоками. Необходимо создавать условия нормальной жизни в тех странах, откуда идут миграционные потоки, помогать возрождению экономики этих стран, достижению мирных договорённостей там, где идут конфликты.

Мы стоим перед необходимостью поиска оптимальных, экономически, социально и политически выверенных решений проблем в области миграции, в том числе в рамках принятых международных обязательств - и в гуманитарной сфере, и в области безопасности.

Во-первых, как представляется, не должен подвергнуться эрозии режим международной защиты беженцев, основой которого являются Конвенция ООН о статусе беженцев 1951 года и Протокол 1967 года. Даже в условиях массового экстренного прибытия людей важно не допустить «размывания» института убежища. Мы хотели бы рассчитывать, что наши европейские партнёры будут действовать в строгом соответствии с международным правом.

Во-вторых, необходимо создать дополнительные каналы законной миграции, наладить механизмы реадмиссии. При этом необходимо четко проводить различие между беженцами по смыслу упомянутых Конвенции и Протокола, и нелегальными экономическими мигрантами, которые попросту пользуются сложившейся ситуацией.

В-третьих, должен быть установлен надлежащий контроль за миграционными потоками. Необходимо сделать все, чтобы исключить возможность для проникновения в европейские страны террористов вместе с людьми, действительно нуждающимися в помощи.

В-четвёртых, должно быть налажено взаимодействие со всеми странами Средиземноморья, направленное, прежде всего, на противодействие терроризму.

В-пятых, т.н. принимающим государствам должно оказываться содействие в плане соблюдения прав человека, беженцев и мигрантов.

У России в силу известных причин имеется солидный опыт по решению различных вопросов, связанных с миграционными процессами. Мы готовы им поделиться с нашими коллегами по ОБСЕ. В настоящее время на территории нашей страны находится порядка 10 млн. иностранных граждан, из которых более 2,5 млн. являются выходцами с Украины, в частности почти 2 млн. беженцев с Юго-Востока.

В июне 2014 г. после начала боевых действий в Донбассе в Ростовскую область ежедневно бежало порядка 8,5 тыс. человек. Более половины из них - дети. Для их приёма в 76 российских регионах были сформированы 1002 пункта временного пребывания, предусматривавших питание и медицинское обслуживание. Детям проводили диспансеризацию, делали прививки. Самолётами, поездами и автоколоннами беженцев переправляли вглубь страны. К началу учебного года для детей беженцев были подготовлены места в школах и детских садах. Одновременно в срочном порядке были переработаны административно-правовые акты о представлении беженцам убежища.

Сейчас украинским мигрантам также оказывается содействие в вопросах оформления их законного пребывания в России и неограниченного перемещения на ее территории. Кроме того, Федеральной миграционной службой была введена система т.н. трудового патента для граждан стран, имеющих с Россией безвизовый режим, что позволило существенно снизить процент осуществляющих незаконную трудовую деятельность. При этом эффективная система охраны госграницы исключает возможность проникновения на российскую территорию людей без официальных документов.

Вне всякого сомнения, наиболее подходящей международной площадкой для взаимодействия по проблематике миграции, по нашему твердому убеждению, является Организация Объединенных Наций. На ооновской площадке уже много лет работают специализированные структуры, каждая из которых вносит свой вклад в решение соответствующих вопросов миграционной проблематики.

И всё же, по нашему убеждению, и ОБСЕ с её экспертным потенциалом и развитым инструментарием не должна оставаться в стороне от работы на миграционном треке.

Отправной точкой могло бы стать проведение силами Департамента по транснациональным угрозам Секретариата ОБСЕ всестороннего анализа ситуации на внутренних и внешних границах Евросоюза с выработкой соответствующих рекомендаций. Возможно, стоит более активно задействовать в этих целях функционирующую с 2006 г. Сеть национальных координационных пунктов ОБСЕ по вопросам безопасности границ и пограничного режима.

Ожидаем вклад в эту работу Центра по предотвращению конфликтов Секретариата, а также Верховного комиссара по делам национальных меньшинств, которые в соответствии со своими мандатами должны оценивать риски потенциального возникновения конфликтных и кризисных ситуаций, вырабатывать рекомендации заинтересованным государствам-участникам.

Такой институт ОБСЕ, как Бюро по демократическим институтам и правам человека с его авторитетными экспертами, незаменим для анализа ситуации в области соблюдения основных свобод и прав человека в странах транзита и назначения беженцев. Бюро могло бы также проанализировать и высказать рекомендации по совершенствованию или адаптации к современным реалиям законодательства стран ЕС в миграционной сфере, разработке единых алгоритмов мониторинга проявлений этнической и расовой нетерпимости. Работа с указанным правочеловеческим «недугом» по линии евроинститутов фактически так и не вышла из стадии проведения «первичной диагностики».

Опыт трёх личных представителей Действующего председателя ОБСЕ по борьбе с антисемитизмом, расизмом, ксенофобией и дискриминацией христиан и мусульман крайне востребован в условиях привнесения мигрантами отличных от европейских стран культуры, традиций, религиозных убеждении, представлений о правах человека, месте женщин в обществе. Их интеграция в культурную и социальную среду Европы крайне затруднительна, а без продуманной стратегии и чёткой системы её реализации просто невозможна. Остро в этой связи стоит и проблема антисемитизма. По данным Агентства ЕС по основным правам человека, каждый пятый представитель еврейских общин в ЕС на протяжении последнего года становился объектом расистских высказываний; 46 % рассматривают себя в качестве потенциальной мишени преступлений на почве этнической ненависти; 33 % опасаются стать жертвой актов физического насилия. При этом свыше половины жертв антисемитизма в есовских странах не обращались в полицию из-за опасений дальнейших преследований.

Очевидна и востребованность деятельности Офиса Спецпредставителя и координатора ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми. Женщины и дети являются самыми уязвимыми группами беженцев. По статистика Европола, более 10 тыс. детей мигрантов, прибывших в Европу без сопровождения взрослых, пропали без вести за последние два года. Многие из них весьма вероятно стали жертвами сексуальной эксплуатации или рабского труда.

В случае необходимости Постоянный совет ОБСЕ мог бы принять консенсусное решение 57-ми государств-участников о направлении в те страны Европы, где кризис проявляется наиболее остро, миссий по установлению фактов или учредить полевое присутствие.

Важно также, чтобы ОБСЕ активизировала взаимодействие со средиземноморскими партнёрами по сотрудничеству - Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Марокко и Тунисом. Эти страны принимают на себя основной удар в плане наплыва беженцев из затронутых кризисами стран региона. Средства имеющегося Фонда партнёрства можно было бы направить на проведение соответствующих конференций и тренингов по повышению потенциала правоохранительных органов.

Со своей стороны готовы принять самое активное участие в детальной проработке указанных предложений с исполструктурами ОБСЕ, прикомандировать авторитетных экспертов.

Закончить своё выступление хотел бы приглашением всем государствам-участникам ОБСЕ объединить усилия. Повторю: для решения проблем беженцев необходимо достижение устойчивого политического урегулирования текущих конфликтов с учётом законных интересов всех вовлечённых сторон, оказание помощи в экономическом восстановлении пострадавших государств и обеспечении базовых потребностей их населения. В той же мере, как нам нужен единый фронт борьбы с международным терроризмом, столь же необходимы совместные стратегия и действия в решении миграционной проблемы.

Благодарю за внимание!

Россия. Евросоюз > Армия, полиция > mid.ru, 4 марта 2016 > № 1677970 Алексей Мешков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2016 > № 1652426 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова агентству «Интерфакс», 11 февраля 2016 года

Вопрос: В конце января Европейское командование Вооруженных сил США опубликовало обновленный вариант военной стратегии в Европе, в котором сдерживание России указывается в числе главных приоритетов в связи с "нарастающим агрессивным поведением Москвы". Одновременно Пентагон запросил на 2017 г. у Конгресса порядка 4 млрд. долл. на усиление военного присутствия на восточном фланге НАТО. Потребует ли беспрецедентное наращивание мускулов НАТО вблизи границ с Россией принятия соответствующих дополнительных ответных шагов с нашей стороны? Явится ли это нарушением Основополагающего акта Россия-НАТО? И можем ли мы выйти из него?

Ответ: Перечисленные Вами шаги являются лишь частью предпринимаемого натовцами более широкого комплекса мер по "сдерживанию" России. Это и наращивание военного потенциала блока в целом, и значительное усиление военного присутствия и инфраструктуры на "восточном фланге" НАТО. Безусловно, все эти действия учитываются в нашем военном и оборонном планировании. Будем и впредь их внимательно отслеживать, в том числе с точки зрения соблюдения альянсом обязательств по военной сдержанности, взятых его государствами-членами в соответствии с Основополагающим актом Россия-НАТО 1997 года. Мы по-прежнему рассматриваем данный документ в качестве одной из краеугольных договоренностей в сфере европейской безопасности.

Вопрос: В конце прошлого года появились сообщения о возможном возобновлении работы Совета Россия-НАТО на уровне послов. Генсек НАТО Йенс Столтенберг на ежегодной пресс-конференции в январе вновь заявил о необходимости возобновления работы СРН. Обсуждается ли этот вопрос между Москвой и Брюсселем или по-прежнему по нему никакой конкретики нет?

Ответ: У нас есть контакты со штаб-квартирой НАТО по данному вопросу. Работа ведется. Говорить о выходе на какие-либо конкретные совместные понимания пока преждевременно. При этом хотел бы отметить, что российская сторона не раз подчеркивала свою готовность к равноправному и конструктивному диалогу с альянсом. Ведь именно для этого в свое время и создавался Совет Россия-НАТО.

Вопрос: Планируются ли контакты Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом "на полях" Мюнхенской конференции по безопасности в феврале?

Ответ: Программа пребывания Министра иностранных дел России в Мюнхене еще окончательно не сверстана. Однако возможность организации такой встречи действительно прорабатывается.

Вопрос: Есть ли планы встречи в ближайшем будущем, возможно, "на полях" Мюнхенской конференции Министра иностранных дел С.В.Лаврова с главой Европейской внешнеполитической службы Федерикой Могерини? Обсуждается ли ее визит в этом году в Россию?

Ответ: Действительно, имеется принципиальная договоренность о проведении встречи Министра иностранных дел Российской Федерации с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, заместителем председателя Европейской комиссии Ф.Могерини "на полях" Мюнхенской конференции по безопасности (12-14 февраля).

Хочу отметить, что, несмотря на непростую ситуацию в отношениях Россия-ЕС, нам все же удается поддерживать возможный в нынешних условиях уровень диалога, прежде всего, по таким актуальным международным проблемам, как ситуация в Сирии, Ливии, борьба с международным терроризмом и наркотрафиком. С.В.Лавров и Ф.Могерини регулярно встречаются в кулуарах различных международных мероприятий. Последняя их встреча состоялась 3 декабря 2015 г. "на полях" заседания СМИД ОБСЕ в Белграде, в общей сложности в прошлом году они встречались шесть раз.

Но мы считаем недостаточным формат таких кратких двусторонних встреч. В связи с этим предлагаем нашим есовским партнерам вернуться к идее организации полноформатного заседания Постоянного совета партнерства на уровне мининдел, который не проводился уже более четырех лет (последнее заседание состоялось в ноябре 2011 г.), что было бы намного продуктивнее, поскольку этот формат предполагает обсуждение и поиск развязок по всему комплексу наших отношений.

Что касается визита Ф.Могерини в этом году в Россию, то мы такую возможность не исключаем. Эта тема может быть затронута в ходе планируемой встречи С.В.Лавров-Ф.Могерини в Мюнхене.

Вопрос: Россия в феврале планирует выплатить треть ежегодного взноса в Совет Европы (СЕ). Насколько высока вероятность того, что Москва в текущем году этим и ограничится? Насколько это зависит от изменения позиции ПАСЕ в отношении полномочий российской делегации?

Ответ: Российская Федерация намерена последовательно добиваться восстановления в полном объеме полномочий делегации Федерального Собрания Российской Федерации в ПАСЕ. Безусловно, ситуация в Ассамблее будет учитываться при принятии решения о порядке выплаты взноса нашей страны в бюджет СЕ в 2016 году.

Вместе с тем важно принимать во внимание, что сотрудничество 47-ми государств-членов Совета Европы совсем не ограничивается форматом ПАСЕ. Ассамблея – это консультативный орган авторитетной международной организации.

Взаимодействие между государствами-членами Совета Европы осуществляется в пяти "измерениях": межправительственном – в Комитете министров СЕ, межпарламентском – по линии ПАСЕ, межрегиональном – в Конгрессе местных и региональных властей СЕ, "судебном" – в рамках Европейского Суда по правам человека и по линии неправительственных организаций – в Конференции международных НПО при Совете Европы. В отраслевом взаимодействии в рамках Организации участвуют представители более двадцати федеральных органов власти Российской Федерации.

Несмотря на сложности в отношениях внутри ПАСЕ, многостороннее взаимодействие в упомянутых форматах активно продолжается, в том числе за счет средств, выплачиваемых нашей страной в бюджет СЕ, и приносит ощутимую практическую отдачу.

Так что в вопросе о модальностях взноса будем действовать взвешенно и осмотрительно.

Вопрос: На днях появилась информация об очередном аресте российской недвижимости во Франции в связи с иском бывших акционеров ЮКОСа. На этот раз речь идет о земельном участке в центре Париже, используемый под строительство российского духовно-культурного православного центра. Как развивается ситуация?

Ответ: Полностью подтверждаю вчерашнее заявление Управления делами Президента и Посольства России во Франции. Работы на площадке идут полным ходом. Естественно, что данный участок находится под дипломатическим иммунитетом.

Вопрос: В последнее время из ряда стран-членов Евросоюза все чаще звучат заявления о необходимости прекратить санкционное противостояние с Россией. Готова ли Москва пойти на ослабление или отмену контрсанкций в отношении этих государств?

Ответ: ЕС вводил санкции коллективно. Так и мы наши ответные меры вводили против всех стран Евросоюза, включая тех, с кем у нас и сегодня поддерживаются очень добрые отношения. Знаем, что многие в этих государствах прекрасно понимают всю ущербность санкционной политики и хотели бы быстрее с этим покончить. Мы такой подход поддерживаем, но делать уже сейчас какие-то страновые исключения из ответных мер не можем, так как это противоречило бы правилам ВТО. Так что мяч на стороне Брюсселя.

Вопрос: 12 февраля на Кубе должна состоятся историческая встреча Патриарха Кирилла с Папой Римским Франциском. Как в МИД России восприняли эту новость? Содействовало ли ведомство организации такой встречи?

Ответ: У нас как государства есть отношения с Ватиканом, они развиваются динамично, не так давно они обрели дипломатический статус. Мы ценим ту позицию, которую занимает нынешний папа Франциск по целому ряду международных проблем. У нас поддерживается постоянный диалог, в том числе по линии МИД, на экспертном уровне, прорабатываются различные культурные проекты. Мы работаем с нашими ватиканскими коллегами в международных организациях, в том числе по очень болезненной для миллионов христиан теме - это преследование христианства, прежде всего, в зоне конфликтов на Ближнем Востоке. Мы активно поддерживаем защиту христиан, диалог между различным мировыми религиями. Естественно, мы не можем не приветствовать диалог между РПЦ и римско-католической церковью. Я думаю, любому человеку понятно значение такой встречи.

Вопрос: Недавно официально был запущен процесс вступления Черногории в НАТО. Одновременно Сербия не скрывает своих амбиций по членству в ЕС, одним из негласных условий которого является присоединение к НАТО. Нет ли опасений, что в ближайшей перспективе Балканы полностью окажутся под "колпаком" Альянса?

Ответ: Россия всегда выступала против расширения НАТО. Это путь в никуда. То, что делается, скажем сегодня, в Черногории - так это попытка затащить ее в НАТО помимо воли значительной части населения страны. Задаешься вопросом, если наши западные партнеры так много говорят о демократии, почему они лишают народ Черногории такого важного демократического института, как проведение референдума. Препятствуют, чтобы референдум был проведен и народ смог бы сказать, какую модель безопасности он хочет для своей страны.

Вопрос: В Евросоюзе по-прежнему не выработали единой позиции относительно проекта "Северный поток-2". Есть страны, которые активно противятся его реализации, Еврокомиссия колеблется в отношении того, удовлетворяет ли этот газопровод под требования Третьего энергопакета. Как Вы оцениваете шансы на успешную реализацию этого проекта?

Ответ: "Северный поток-2" - это коммерческий проект. Большой вопрос нашим партнерам в ЕС: нужен им российский газ или нет? Европейский бизнес считает, что нужен. Европейские компании активно сейчас работают по тематике Северного потока. Как вы знаете, "Северный поток-1" успешно функционирует, не вызывает ни у кого никаких вопросов. Но то, что есть силы в Европе и не только в Европе, кто вообще выступает против энергетических проектов с Россией, то это факт. Они эту свою линию проводят последовательно. Я считаю, что последнее слово здесь должно быть за бизнесом и населением стран ЕС.

Вопрос: Как в целом складывается диалог России с Евросоюзом в энергетической сфере?

Ответ: Еще несколько лет назад до нынешнего кризиса между Россией и ЕС была подписана большая программа до 2050 года по вопросам сотрудничества в энергетической сфере. Об этом никто не вспоминает. Реального энергетического диалога между Россией и ЕС не ведется. Была интересная идея Люксембурга во время предыдущего председательства Евросоюза провести представительную конференцию с участием стран ЕС и России по энергетической проблематике.

Нам как поставщикам энергоресурсов надо четко знать, есть или нет заинтересованность у наших европейских партнеров в российском газе, в каких объемах? Если заинтересованности нет, то наши компании будут искать возможности на других рынках. Но все объективные эксперты подтверждают, что заявления о том, что Европа может отказаться от российского газа - это чистая пропаганда. Наоборот, по мере выхода европейской экономики из кризиса, потребности в газе будут только расти. Естественно, самый прямой и дешевый путь - это российский трубопроводный газ, а не гипотетические поставки сланцевого газа из США или с других рынков.

Я бы на месте наших партнеров в ЕС озаботился не тем, как вставлять палки в колеса любому возникающему проекту энергетического сотрудничества, строительству газопровода из России в ЕС, а как, наоборот, создавать привлекательные проекты для российских компаний, чтобы они пошли с этими проектами на рынки стран Евросоюза.

Вопрос: Учитывая напряженность в отношениях между Москвой и Анкарой, рассматривается ли вариант, при котором точка входа российского газопровода по дну Черного моря, сейчас "Турецкого потока", будет находиться в какой-то стране ЕС?

Ответ: Такие вопросы не обсуждаются.

Вопрос: Намерена ли Россия помогать своим европейским партнерам в решении проблемы беженцев?

Ответ: Россия приняла 2 млн беженцев с территории Украины. Кто из ЕС нам чем-то помог в этой связи? Мы с вами знаем истоки нынешней проблемы беженцев. Триггером, конечно, стала агрессия против Ливии и уничтожение государственности в этой стране. А именно Ливия была сдерживающим форпостом миграционных потоков в Европу, прежде всего.

Затем ИГИЛ и попытки разрушить сирийское государство тоже нанесли серьезный удар. Но, если вы обратите внимание, по статистике количество сирийцев среди мигрантов, которые используют турецкий маршрут, сокращается в сравнении с другими странами региона. Кстати большой вопрос -реальная национальная нацпринадлежность этих мигрантов, потому что большинство из них появляется на территории Европы без документов. Поэтому глубоко убеждены, что проблему миграции надо решать в комплексе, создавать условия нормальной жизни в тех странах, откуда идут миграционные потов. С этой точки зрения более эффективно было бы помогать возрождению экономик этих стран, достижению мирных договоренностей в тех регионах, где идут конфликты вместо того, чтобы вкладывать деньги в лагеря беженцев. Мы хотели бы рассчитывать, что наши европейские партнеры, принимая этих беженцев, будут действовать в строгом соответствии с международным гуманитарным правом, создавать достойные условия для проживания там, куда они попали.

Вопрос: Сейчас говорят, что российские авиаудары в Алеппо катализируют поток беженцев.

Ответ: Это полная чушь. Еще нам не было показано ни одного свидетельства, ни одной фотографии потоков беженцев, которые были бы спровоцированы действиями наших ВКС. Это попытки с больной головы переложить на здоровую, наоборот, действия наших ВКС и сирийской армии создают условия для возвращения домой многих временно перемещенных лиц на территорию Сирии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2016 > № 1652426 Алексей Мешков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 декабря 2015 > № 1639149 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова информагентству «Россия сегодня», 16 декабря 2015 года

Вопрос: Есть ли в Москве понимание, что период напряженных отношений с Турцией может продлиться годы? Точка невозврата пройдена? Возможно ли некоторое улучшение отношений России с Турцией, если турецкие власти на деле продемонстрируют реальное намерение бороться с ИГ?

Ответ: Точку в сотрудничестве с нынешним правительством Турции, по крайней мере, на том уровне, который был достигнут за последние годы, поставила сама Анкара. Ясно одно: как раньше — не будет. Насколько это может затянуться, зависит в первую очередь от турецкой стороны. Пока что та линия, которой держится нынешнее турецкое руководство — как с точки зрения его полного нежелания признать свою ответственность за неспровоцированную атаку на российский Су-24, так и в плане избавления от двойных стандартов в борьбе с международным терроризмом, — не позволяет делать положительные прогнозы.

Нападение на российский военный самолет и его экипаж — серьезное преступление, которое не может не иметь соответствующих последствий. Как бы турецкая сторона ни пыталась представить произошедшее — уже постфактум — в качестве "случившегося по недоразумению инцидента", объективные факты говорят о том, что это была заранее санкционированная антироссийская акция.

Турция нарушила общепризнанный международно-правовой принцип неприменения силы в межгосударственных отношениях, закрепленный в Уставе ООН, а также в Договоре об основах отношений Российской Федерации и Турецкой Республики от 25 мая 1992 года (статья 2 Договора).

Учитывая все это, руководству Турции вместо того, чтобы продолжать отрицать свою ответственность за случившееся и на этом фоне очернять законные действия России в Сирии, следовало бы как минимум сделать то, что диктуют международно-правовые нормы — принести извинения, возместить ущерб и предоставить гарантии несовершения подобного в будущем.

Вопрос: С января 2016 года Российская Федерация приостанавливает действие безвизового режима с Турцией, насколько долговременной может оказаться такая мера? Считает ли в настоящее время Москва, что действия Анкары представляют угрозу безопасности России?

Ответ: Действия Турции, а по отдельным вопросам, напротив, ее бездействие, представляют реальную угрозу безопасности Российской Федерации и российским гражданам. Это основная причина приостановления двустороннего соглашения об условиях взаимных поездок граждан России и Турции от 12 мая 2010 года в отношении ряда категорий граждан, являющихся обладателями общегражданских заграничных паспортов. По той же причине туроператорам и турагентам было рекомендовано воздерживаться от реализации гражданам Российской Федерации туристского продукта, предусматривающего посещение Турции.

Вопрос: После инцидента со сбитым российским самолетом Су-24 генсек НАТО выступил с довольно осторожными заявлениями о необходимости не допустить эскалации конфликта. При этом генсек явно выступал от своего имени, а не от лица всего альянса. Ожидает ли Россия осуждения действий Турции со стороны НАТО?

Ответ: Позиция НАТО в связи со сбитым турецкими ВВС в воздушном пространстве Сирии российским бомбардировщиком с самого начала была выстроена по лекалам пресловутой политической целесообразности и союзнической солидарности, которые в очередной раз взяли верх над объективностью и здравым смыслом. Хотелось бы надеяться, что руководство НАТО в полной мере осознает риски и негативные последствия такой близорукой и сугубо конъюнктурной политики, противопоставляющей альянс всему международному сообществу и коллективным усилиям по противодействию реальным угрозам и вызовам современности.

При этом совершенно очевидно, что именно контакты между военными являются действенным инструментом для прояснения любых вопросов, связанных с военной деятельностью. Регулярно слышим от руководства НАТО заявления о важности и необходимости сохранения открытыми каналов связи между военными представителями России и альянса. В контексте инцидента с российским самолетом в Сирии рядом стран-членов блока пробрасываются также идеи разработки и принятия некоего российско-натовского документа о предотвращении опасных военных инцидентов в воздухе и на море. Однако каких-либо четко сформулированных предложений в наш адрес, по крайней мере, на данный момент, не поступало. При этом не совсем понятно, как такие сигналы состыковываются с остающимся в силе односторонним решением НАТО о приостановке диалога с нашей страной по военной линии.

Вопрос: Есть ли сигналы о возобновлении постоянного контакта с НАТО по военной линии, в том числе для предотвращения подобных инцидентов?

Ответ: Что же касается предотвращения подобных ситуаций в сирийском воздушном пространстве, то хотел бы обратить внимание, что, в соответствии с российско-американским Меморандумом о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, США взяли на себя ответственность за соблюдение соответствующих правил всеми участниками возглавляемой ими коалиции, включая Турцию.

Вопрос: Может ли напряженность в отношениях России и Турции навредить венским переговорам по сирийскому урегулированию?

Ответ: Никогда не проецировали двусторонние отношения с руководством той или иной страны на международные процессы, тем более от которых зависит региональная и мировая безопасность. Свою работу в "венском формате" строим исключительно на конструктивной основе, в полном соответствии с положениями Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и итоговых заявлений, принятых по итогам встреч Международной группы поддержки Сирии (МГПС) 30 октября и 14 ноября 2015 года.

Ожидаем того же от других его участников, включая Турцию.

Поддерживаем регулярный диалог со всеми этническими и конфессиональными общинами Сирии безотносительно к нашим отношениям с Турцией или другими региональными игроками. Выступаем за обеспечение участия в межсирийском переговорном процессе широкого круга оппозиционных сил, представляющих сирийский народ. Курды, разумеется, не должны быть исключены из этого процесса. Как и из коллективных усилий по борьбе с ИГ и другими террористическими группировками в Сирии и Ираке, где они с учетом имеющегося потенциала играют весомую роль в противодействии террористической угрозе.

Вопрос: Страны ЕС 17-18 декабря планируют рассмотреть финальное решение по экономическим санкциям против Российской Федерации. Ожидается, что ограничительные меры будут продлены на полгода. С учетом того, что ситуация на Украине относительно стабилизировалась, как в Москве оценят подобный шаг со стороны Брюсселя?

Ответ: Ситуация на Украине в некоторой степени стабилизировалась. Но военные провокации со стороны Киева продолжаются. Более того, украинские власти, по сути, саботируют выполнение Минских договоренностей. А Евросоюз, как известно, связывает отмену антироссийских санкций с их полной реализацией. В этих условиях получается, что на Россию, которая не является стороной конфликта, возлагается ответственность за затягивание мирного процесса на Востоке Украины. Подобная позиция лишь поощряет Киев на его дальнейшее торпедирование. Продление санкций станет очередным проявлением политической ангажированности ЕС, свидетельством весьма недальновидной линии Брюсселя.

Вместе с тем мы отмечаем, что среди государств ЕС нет единства в отношении автоматизма и сроков продления санкций. Это свидетельствует о том, что понимание бессмысленности санкционного противостояния постепенно начинает вызревать. Рано или поздно оно возобладает.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 декабря 2015 > № 1639149 Алексей Мешков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter