Всего новостей: 2554706, выбрано 11 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Навальный Алексей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный

Алексей Навальный: России нужен ядерный баланс с США

На Западе Алексей Навальный считается лицом оппозиции, выступающей против Владимира Путина. В этом интервью он рассказывает, как выглядела бы Россия при президенте Навальном. И признается в старомодных взглядах.

Павел Локшин (Pavel Lokshin), Die Welt, Германия

WELT: Господин Навальный, что вы будете делать в воскресенье 18 марта, в день выборов, когда, как ожидается, будет переизбран Владимир Путин?

Алексей Навальный: Я планирую координировать работу наших наблюдателей, контролирующих проведение этих псевдовыборов. Мы ожидаем много подтасовок. К сожалению, полиция часто вмешивается в мои планы, но, видимо, Кремль пока не может решить, должен ли я провести этот день за решеткой или нет. У них есть возможность в любой момент запереть меня на 30 дней.

— В последние месяцы вы проводили активную избирательную кампанию, выстроили сеть из десятков штабов вашей кампании по всей России, в которых работают добровольцы, тысячи людей посетили ваши митинги. Но Кремль все-таки не допустил вас до выборов. К чему все это?

— Кремль до сих пор не допускает регистрации нашего движения как партии, но де-факто у нас уже партия людей, которые выбрали для России европейский путь развития. Это будет коллектив с сильной внутрипартийной демократией, на все важные посты люди будут назначаться голосованием. Предположительно, у нас будет 25 представительств в крупных городах.

— Ваш энтузиазм достоин уважения. Если бы вас допустили до участия в выборах, то, согласно результатам опросов, вы бы набрали менее 1% голосов. Тем не менее на Западе вы считаетесь главным представителем оппозиции в России. Не переоценивает ли вас Запад?

— Смотрите, чтобы поддерживать контакты со своими сторонниками, я использую интернет и «Ютюб». На телевидение Кремль меня не пускает. Путин даже не хочет произносить мое имя. Когда мы организовываем пресс-конференцию, на нее приходят только иностранные журналисты.

— Кто же вообще к вам приходит?

— Люди, которые хотят лучшей жизни для России. Потому что Россия превратилась в коррумпированную страну, и с каждым днем власть здесь становится все авторитарнее. Путин хочет стать пожизненным монархом. Появляется все больше политических заключенных и незаконно осужденных. Где бы я ни оказался, по всей стране мне сообщают о фермерах, которых лишили собственности, о мелких предпринимателях, у которых полиция отняла магазин, или о знакомых, которые сидят в тюрьме из-за публикаций в соцсетях.

— Большинство других оппозиционных кандидатов были допущены до участия в выборах. Например, Ксения Собчак, либеральный кандидат в президенты. Она тоже хочет основать партию. Почему бы вам не создать вместе с Собчак общую коалицию против Путина?

— Потому что она — солдат Путина, на этих выборах она действует в его интересах. России нужен не союз таких маленьких оппозиционных партий, как «Яблоко» или будущая партия Собчак, а перезапуск оппозиционного движения, и мы выступаем за это. Другие партии не готовы открыто критиковать Путина и правильно политически действовать. Мы же, напротив, можем набрать в каждом крупном городе 30% голосов, если нам позволят. Но стратегия государства заключается в том, чтобы оставить в политическом поле лишь тех оппозиционеров, которые могут набрать всего несколько процентов голосов. Демократы должны выглядеть мелкими и незначительными. С такими кремлевскими мальчиками для битья мы не хотим сотрудничать.

— А что бы вы сделали иначе, если бы сидели в Кремле?

— Мы должны гарантировать, что в России больше никогда снова не будет установлен авторитарный режим — для этого нужны независимые суды, укрепление парламента и свободные СМИ, то, что делал Путин во время своего первого президентского срока. Мы должны так закрепить свободу слова, что ее уже никогда больше нельзя будет ограничить.

— Для западных ушей это звучит хорошо. Но не важнее ли для людей их благосостояние? Не поэтому ли они выбирают Путина?

— В этом нет противоречия. Борьба с коррупцией? Очень популярна. Реформа системы правосудия, которая наконец-то сделает ее независимой? Этого хотят все. Меньше регулирования для малого и среднего бизнеса? Дополнительное налогообложение для олигархов? Да все будут рады. Повышение уровня минимальной заработной платы? Все счастливы.

— Власть Владимира Путина основывается и на его внешней политике. На Ближнем Востоке Россия уже практически сменила США в роли лидера. Как бы выглядела ваша политика в отношении Сирии?

— Россия должна была бы участвовать в международной коалиции против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.) и воздерживаться от военных действий в Сирии. Участие России в сирийском конфликте абсурдно. Почему мы общаемся с Асадом? Это нелегитимный правитель, который использует химическое оружие против своего народа. Он — террорист.

— Несколько дней назад Путин во время своей речи представил новое стратегическое ядерное оружие. Вы бы разоружились?

— Презентация Путина напомнила мне мое детство в 80-х годах, когда я был юным пионером и смотрел подобную антизападную пропаганду советских правителей: «Наша страна выступает против американских поджигателей войны, мы стоим за мир во всем мире». Тогда, по крайней мере, показывали реально существующее оружие, сегодня — только нелепую компьютерную анимацию. То, что Путин сейчас делает, — это попытка решить внутриполитические проблемы внешнеполитической истерией, что типично для авторитарных правителей.

— Это пропагандистский аспект данной проблемы. Но по поводу самого оружия: вы за или против ядерного оружия?

— России нужен ядерный баланс с США, его следует сохранить и развивать. На данный момент наше ядерное оружие способно преодолеть любую систему противоракетной обороны, в этом все эксперты едины. Возможно, это старомодно, но угроза взаимного уничтожения является гарантией безопасности во всем мире. Конечно, мы должны сотрудничать с Западом, но существующую сейчас систему просто так не уничтожают.

— Но и от вас это звучит очень в духе холодной войны.

— США — конечно, не такое ужасное место, как это хочет внушить кремлевская пропаганда. Но кто знает, кто будет сидеть в Белом доме? Сегодня это Трамп, а завтра — кто-то похуже. Пока во всем мире накапливается ядерное оружие, как, например, в Северной Корее, в Пакистане, мы должны быть готовы к этому.

— Вы были в тюрьме, на вас нападали, за вами следят на улице. У вас есть жена и дети. Как они с этим справляются?

— Они поддерживают меня. У моей жены — даже более критические взгляды, чем у меня. Недавно мы были в кино. По дороге туда мои дети устроили игру по разоблачению спецагентов среди прохожих. Тогда они скрылись, заметив, что обнаружены. Возможно, это звучит патетично, но я точно знаю, что я на стороне добра.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443732 Алексей Навальный

Интервью с Алексеем Навальным: «Россия — нечто намного большее, чем Путин»

Штефан Шолль (Stefan Scholl), Berliner Zeitung, Германия

Только в октябре после ареста снова был отпущен 41-летний оппозиционный российский политик Алексей Навальный. Но, независимо от того, какие еще препятствия власти воздвигнут на его пути, он твердо стоит на том, что в марте выставит свою кандидатуру на выборах президента.

Berliner Zeitung: Господин Навальный, вы собираетесь выступить против президента Владимира Путина. Но что вы будете делать, если вас вообще не допустят до выборов в качестве кандидата? Как выглядит ваш план «Б»?

Алексей Навальный: У нас нет плана «Б», у нас только план «А». Если ты приходишь в российскую политику с планом «Б», то это значит, что при первой же возможности ты отступишь. Я исхожу из того, что я имею абсолютно все права для участия в этих выборах. Если меня, главного конкурента, не хотят допускать до выборов, то это уже не выборы. Мы будем их бойкотировать и призывать всех к бойкоту. И я уверен, что многие к нам прислушаются.

— Так или иначе, но победа Путина на выборах считается предрешенной? По результатам соцопросов, его поддержка населением составляет 86%.

— Эти 86% свидетельствуют лишь об отсутствии какой-либо политической конкуренции. В Советском Союзе поддержка коммунистической партии достигала 99%. В авторитарных системах статистические ведомства абсолютно ничего не значат. Перед выборами мэра Москвы они тоже прогнозировали мне всего 1%, в итоге я набрал почти 30%, и это практически без денег.

— В течение нескольких месяцев вы проводите избирательную кампанию, каждые выходные преодолеваете тысячи километров для того, чтобы выступить в двух-трех провинциальных городах, ваши выступления запрещают, вас арестовывают, вам бросают химикаты в лицо. Зачем вы так рискуете? В чем ваша цель?

— Ответ очень прост: я верю в то, что я делаю. И в этом меня поддерживают люди. Я основал фонд по борьбе с коррупцией, некоммерческую организацию, независимую от государства. Люди ее финансируют, им нравится то, что я делаю, мне это тоже нравится.

— Как вы выдерживаете свой марафон на местах проведения выступлений и в полицейских участках, в самолетах и электричках? У вас есть особенный секрет такой выносливости?

— Нет, у меня нет ни волшебных, ни неволшебных стимуляторов. Сейчас мы поедем в Смоленск, город с 300 тысячами жителей. Я не знаю, много народу придет на выступление или мало, но я уверен, что те люди, которые придут, будут за меня. Живые люди. И в Смоленске меня ждут такие же люди, как и в восточносибирском Кемерове. Они радуются, когда я приезжаю, у нас зарегистрировались 170 тысяч волонтеров. О чем еще может мечтать политик?

— Ваш биограф Константин Воронков цитирует ваши политически не совсем корректные высказывания: ненависть к путинской свите — ваш основной движущий мотив.

— Это верно. Я действительно ненавижу мошенников в Кремле. И коррумпированную семью генерального прокурора Юрия Чайки я ненавижу так сильно, что трачу свое время на письма в швейцарскую прокуратуру. А потом я ненавижу швейцарскую прокуратуру, потому что она ничего не предпринимает.

— В оппозиционных кругах обсуждают, что путинский авторитаризм уже переходит в фашизм.

— Это преувеличение. Без сомнения, Россия — очень авторитарное государство, которое держит правовую систему и СМИ под своим полным контролем. Но Россия не является фашистской страной, у нас нет никаких массовых казней.

— Многие оппозиционеры упрекают вас в том, что вы слишком склоняетесь к «правым». Особенно известен видеоклип, в котором вы демонстрируете то, как убивают насекомых мухобойкой и исламиста из пистолета.

— Это был клип про оружие. Я действительно отношусь к российским политикам, выступающим за то, чтобы в нашей стране было разрешено владение огнестрельным оружием для самообороны. В 2017 году это видео выглядит несколько наивно. Но, в сущности, я выступаю за все то, что делаю в этом видео.

— Также существуют опасения, что вы в качестве президента хотели бы сосредоточить в своих руках еще большую власть, чем у Путина.

— Нет. Полномочия президента должны быть очень сильно ограничены, это основной пункт моей политической программы. Когда такое количество власти концентрируется за одним письменным столом, это неизбежно приводит к тому, что сидящий за столом человек начинает властью злоупотреблять. Кроме того, страна — огромная, человек не может управлять ею в одиночку, ему просто не хватит времени для разумного управления.

— Когда играет национальная сборная России, вы скорее ощущаете себя критиком режима или патриотом?

— Я определенно не отношусь к тем людям, которые переносят свою ненависть к путинской системе на каждое выступление наших спортсменов или деятелей искусства. Россия и ее народ — нечто намного большее, чем Путин. Поэтому я болею за наших спортсменов.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443732 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162594 Алексей Навальный

Алексей Навальный: «Все автократические режимы когда-нибудь заканчиваются»

Дела у Владимира Путина идут неплохо — он ожидает своего избрания на четвертый срок и, как говорят, оказывает воздействие на исход выборов во многих странах — от Соединенных Штатов до Франции, однако Алексей Навальный намерен его остановить.

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Алексей Навальный находится в прекрасном расположении духа для человека, который по сути не может сделать шаг в сторону без того, чтобы не быть оскорбленным, не подвергнуться нападению или не оказаться под арестом. Ранее в этом месяце он был отпущен на свободу после 15-дневного заключения в российской тюрьме. А в четверг в Москве на него напал неизвестный, облив зеленкой его лицо, и это второе подобного рода нападение на него за последние несколько месяцев. Однако его обычная сдержанная ухмылка, кажется, не сходит с его лица.

Возможно, это происходит потому, что Владимир Путин готовится принять участие в четвертых для себя президентских выборах в марте следующего года, а Навальный угрожает привнести некоторое оживление в пустынный ландшафт российской политики. Навальный оказался в тюрьме из-за акции протеста, которую он призывал провести 26 марта. Она удивила всех своими масштабами. В одной только Москве полиция задержала более тысячи человек, а за решеткой оказались десятки людей. Хотя количество участников было незначительным в абсолютных цифрах, люди вышли на улицы десятков российских городов, что оказалось новым и тревожным развитием для Кремля.

Проведенные за решеткой две недели, похоже, не деморализовали Навального, в вселили в него дополнительное количество энергии. «В тюрьме были другие люди, и все они впервые участвовали в акции протеста, — говорит Навальный, когда я встречаюсь с ним в его офисе в одном из московских бизнес-центров. — Когда я проходил мимо них, они задавали вопрос: „Когда будут следующие акции протеста?" Они не спрашивали, состоятся ли вообще акции протеста, они хотели узнать о конкретных сроках».

40-летний Навальный — адвокат, превратившийся в общественного активиста, — возглавляет Фонд борьбы с коррупцией, занимающийся проведением расследований относительно личной собственности людей из близкого окружения Путина. Навальный в течение нескольких лет находился на периферии либеральной политики и был известен как русский националист, но затем, на волне протестов, возникших в 2012 году перед президентскими выборами в России, он превратился в главного оппозиционного лидера.

В день его ареста сотрудники служб безопасности появились у него в офисе. Они упаковали, а затем и увезли всю находившуюся там электронику. К моменту моего посещения еще ничего не было возвращено. Он работает на ноутбуке MacBook с прикрепленным на нем стикером с русским словом из трех букв — «ВОР». Гротескное и карикатурное изображение путинского лица уставилось на меня через букву О.

Дмитрий Песков, официальный представитель Путина, смотрит на нас с изданного этим фондом календаря, в котором приведен список основных его расследований. В 2015 году Навальный утверждал, что Песков провел свой медовый месяц на одной из самых дорогих в мире яхт. Он также заметил, что Песков носит часы ограниченного тиража, которые стоят сотни тысяч фунтов (Песков отрицал путешествие на лодке, а про часы сказал, что они являются свадебным подарком). Навальный также обвинил супругу вице-премьера Игоря Шувалова в использовании частного самолета для перевозки во всей Европе своих собак породы корги. Кроме того, он получил в свое распоряжение сделанную с помощью беспилотника видеозапись резиденций дворцового типа других министров и высокопоставленных чиновников.

Объектом недавно проведенного Навальным расследования стал нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев, однажды выступивший в роли хранителя поста президента. Навальный утверждал, что этот человек, считавшийся в свое время началом новой либеральной эры в России, на самом деле является собственником роскошных резиденций, виноградников и яхт. «Это, действительно, сильно разозлило людей», — говорит Навальный. Именно это расследование в отношении Медведева заставило многих выйти на улицы в марте. «Все уже считали, что Медведев несостоятелен и неэффективен, но оказалось, что он несостоятелен, неэффективен и миллиардер».

Медведев опроверг выдвинутые обвинения, назвав их «ложью политического мошенника». Но, несмотря на то, что государственное телевидение игнорировало эти обвинения, около 20 миллионов человек посмотрели подготовленное Навальным видео на портале YouTube. По мнению Навального, на фоне продолжающегося обнищания значительных слоев российского населения, протестные настроения будут только увеличиваться. Даже полицейские возмущены существующей в правительстве коррупцией, утверждает Навальный.

«Двое полицейских, которые меня арестовывали — Навального неоднократно арестовывали и задерживали, — все время говорили: «Мы тебя поддерживаем, ты — хороший парень, мы видели этот фильм, Медведев просто издевается, но внешняя политика Путина — хорошая. Но, конечно же, внутренняя политика в стране — плохая». Это созвучно тому, что я слышал во время моих поездок по России: люди в отчаянии от своей ситуации, однако они считают, что интервенции Путина на Украине и в Сирии спасли мир от гегемонии Соединенных Штатов.

И сегодня Путин не только в России выглядит всемогущим. Я спросил Навального о существующем в настоящее время беспокойстве по поводу вмешательства Кремля на Западе. Он не воспринимает серьезно идею о том, что Дональд Трамп является в какой-то мере «российским агентом». Навальный считает, что Запад впал в истерию по поводу России, однако, по его мнению, совершенно очевидно, что Кремль будет пытаться обеспечить себе влияние там, где это возможно, тогда как западные политики представляются ему на удивление дешевыми.

«Для этих ребят миллиард долларов — это ничто, — говорит он, кивая головой в сторону календаря с изображениями людей из близкого окружения Путина. — А всего за один миллиард долларов можно скупить все небольшие партии в Европе».

По словам Навального, в ходе своей кампании в регионах он делает все возможное для противодействия телевизионной пропаганде относительно вновь обретенного российского влияния. «О'кей, это прекрасно, что Путин пообещал восстановить Пальмиру, но почему вы не обращаете внимания на состояние дорог в городе? Какими, по вашему мнению, должны быть приоритеты? Ремонт дорог в Воронеже и в Ставрополе или восстановление Пальмиры? У американцев есть средства. Пусть они восстанавливают Пальмиру, а мы должны концентрироваться на своих проблемах».

Через несколько дней я вновь встретился с Навальным — на этот раз в Челябинске, в городе, расположенном в двух часах полета в восточном направлении от российской столицы. Это одна из остановок охватывающего десятки городов тура, который Навальный проводит перед намеченными на март 2018 года президентскими выборами. Челябинск — промышленный город с населением более миллиона человек, и он наполнен признаками упадка: построенные в советское время заводы так загрязняют воздух, что при его вдыхании возникают такие же ощущения, как от горчицы васаби. Это значимый регион для Путина, но еще и то место, где экономические трудности последних нескольких лет особенно остро ощущаются. Навальный и его команда приезжают в город поздно вечером после зубодробительной шестичасовой поездки из Тюмени, где он накануне открыл свой избирательный штаб.

В других городах в ходе кампании на него совершались нападения, его оскорбляли в тот момент, когда он пытался общаться с местными жителями. По телефону делались предупреждения о заложенной бомбе во время его выступлений, что заставляло полицию прерывать собрание и эвакуировать его участников. В Челябинске день проходит относительно мирно. Утром он разговаривает с представителями местной молодежи, которые хотят в качестве волонтеров оказать ему помощь в проведении президентской кампании.

Речь идет о паре сотен людей, многие из которых являются представителями зарождающегося класса хипстеров. Это впечатляющая группа, однако эти люди представляют собой естественную базу поддержки Навального. Более интересно наблюдать за тем, как его послание воспринимается вечером того же дня, когда он выступает в ходе акции протеста, проводимой защитниками окружающей среды против строительства новой шахты и завода по переработке сырья, которые будут еще больше загрязнять атмосферу.

Представители местных властей пытаются обезопасить себя от любых рисков в связи с приездом этого гостя из столицы. Детская игровая площадка, где происходит митинг, окружена пятью полицейскими автобусами, сотрудниками спецподразделения полиции в шлемах для космонавтов, толпой казаков, готовых броситься в бой, а также несколькими мускулистыми молодыми людьми, пришедшим сюда, несомненно, по указанию властей для того, чтобы помешать проведению этого мероприятия.

«Это собрание защитников окружающей среды, пожалуйста, ведите себя достойно», — просит, обращаясь к собравшимся, измотанный организатор в тот момент, когда примерно 50 человек начинают скандировать «Убирайся!» и «Позор!» при упоминании имени Навального.

Он с улыбкой поднимается на сцену. «Разрешите мне кое-что вам объяснить — у меня есть микрофон, а у вас его нет, поэтому все это немного лишено смысла», — весело говорит он, а в это время молодые люди продолжают скандировать свои лозунги. «Но, послушайте, если я вам не нравлюсь, то не голосуйте за меня. Я приехал только сегодня, а вечером я уеду. Однако завод здесь останется, и он будет продолжать отравлять вас и ваши семьи. Вы этого хотите? Продолжайте скандировать, если вы хотите именно этого». Неожиданно провокаторы затихают. Некоторые из них выглядят немного смущенными и слушают, как Навальный начинает подвергать резкой критике путинских «жуликов и воров», которые крадут их деньги и отравляют их города.

Россия — это страна, где политики редко имеют дело с чем-то столь рискованным, как встреча с реальными людьми, а когда они случайно происходят, то завершаются катастрофой — свидетельством тому служит беспомощный Медведев во время визита в Крым, когда он сказал пожилой женщине, недовольной низким уровнем пенсии: «Денег нет, но вы держитесь, доброго здоровья и до свиданья», а затем продолжил свою неторопливую прогулку. Многие оппозиционеры также безнадежно оторваны от масс — это проклятье российских либералов еще с царских времен. Однако независимо от того, любят российские наблюдатели Навального, или нет, они соглашаются с тем, что он обладает замечательным политическим инстинктом, а также мощной харизмой. Его огненный коктейль, состоящий из либерализма, национализма и популизма, обеспечивает ему поддержку многих жителей страны.

«Люди говорят, что он — провокатор, что он получает деньги из заграницы, — говорит 62-летняя Надежда, слушая его выступление в Челябинске. — Правда ли это? Я не знаю. По крайней мере, он приехал для того, чтобы с нами поговорить, по крайней мере, он говорит правильные вещи. Здесь вообще никогда ничего не происходит, и никто никогда не слушает».

В России, где ни одна из теорий заговора не кажется странной, некоторые считают Навального марионеткой в руках хищного Запада, тогда как другие подозревают его в том, что кто-то в Кремле его поддерживает — может быть, даже Путин, который использует его для выливания грязи на неудобных членов элиты. «Я бы больше ему доверял, если бы он умер, — полушутя сказал мне один москвич за несколько дней до этого интервью. — Как он может делать все эти и все еще оставаться живым? У него должен быть мощный покровитель».

Я задаю этот вопрос Навальному, а в скобках приношу ему за это извинения. «Долбаные идиоты, — говорит он, раздраженно. — „Почему они тебя не убили? Почему они тебя не упрятали в тюрьму?" Люди постоянно задают мне такие вопросы. Послушайте, у меня нет на них ответа. Вероятнее всего, на мой взгляд, они не смогли засунуть меня за решетку, когда имели такую возможность, но затем, через определенное время, сделать это стало сложнее».

Не исключено, что некоторые наводки для своих расследований он, на самом деле, получил от кремлевских инсайдеров — под внешней лояльностью внутри российской элиты ведется жестокая борьба за власть и влияние. Но даже если люди Путина когда-то использовали Навального, теперь они уже пытаются решить вопрос о том, что с ним делать.

Кремль использовал разные стратегии — возбуждал дела в суде, держал его под домашним арестом и даже упрятал за решетку его брата, рассчитывая таким образом оказать на него давление. Иногда его даже пытались честно разгромить — ему было разрешено участвовать в выборах мэра Москвы в 2013 году. Несмотря на отсутствие доступа на государственное телевидение, Навальный получил 27% голосов, что встревожило Кремль, и в 2014 году он уже находился под домашним арестом и ждал нового, политизированного процесса.

Я тогда навестил его в его скромной квартире, расположенной в отнюдь не шикарном районе на окраине Москвы, где он все еще живет со своей женой Юлией и двумя детьми. Он остался таким же непокорным, однако, казалось, что он оттеснен на второй план в результате возникшей недавно патриотической атмосферы. Почти никто не замечал его отсутствия на политической сцене, поскольку ему в течение нескольких месяцев было запрещено разговаривать с представителями прессы и покидать свою квартиру.

Но теперь, когда «эффект Крыма» идет на убыль, а экономические сложности продолжаются, Кремлю становится сложнее мобилизовывать население страны накануне намеченных на следующий год выборов. Президентская администрация пытается найти кого-нибудь, кто бы мог стать формальным соперником Путина, однако Навальный вряд ли получит такую возможность. «Слишком много неприятного шума, — сказал мне один источник в Кремле. — Они хотят такого кандидата, который сможет создать впечатление соперничества, но при этом не будет подвергать атакам Путина и людей из его близкого окружения. Им нужен такой кандидат, который понимает, где проходит граница, тогда как Навальный не признает никаких ограничений».

Вместо этого Кремль перешел в наступление. На прошлой неделе российские средства массовой информации сообщили о наличии секретной кремлевской директивы, предписывающей «очернить» Навального, и через некоторое время, естественно, на портале YouTube появилось видео, где его сравнивают с Гитлером, а еще там присутствует обработанное в программе Photoshop изображение Навального с вытянутой в нацистском приветствии рукой и со свастикой на рукаве. Появились также сообщения о том, что студентам университетов показывали это видео в рамках «учебной программы», рассчитывая таким образом не допустить их участия в акциях протеста.

Это видео представляет собой неуклюжую попытку дискредитации, однако к Навальному, действительно, есть вопросы относительно его националистических взглядов. Несколько лет назад он выложил некоторое количество вызывающих тревогу видео, на которых он был представлен в виде дантиста, жалующегося на то, что кариес разрушает здоровые зубы, и в тот момент были показаны рабочие-мигранты. На другом видео он говорит о своей поддержке ослабления контроля за продажей оружия, и в этом монологе он, судя по всему, сравнивает мигрантов с тараканами.

Я спрашиваю, сожалеет ли он о том, что выложил эти видео. Но он, судя по всему, не раскаивается. Он видит свою силу в том, что может обращаться как к либералам, так и к националистам. Но как же сравнение мигрантов с тараканами? «Это поэтическая вольность», — говорит он. То есть, нет ничего в тех видео и в том периоде, о чем бы он сожалел? «Нет», — говорит он вновь, и делает это твердо.

Возможно, он цинично верит в то, что, обеспечив себе поддержку либеральной элиты, он с помощью антимигрантской риторики сможет добиться поддержки более широкой аудитории. Разумеется, большая часть оппозиционных политиков, даже если им не особенно нравится Навальный, понимают, что он является лучшей надеждой в том, что касается активизации антипутинских настроений.

Навальный объявил о проведении 12 июня новой акции протеста по всей России. Явка в этот день послужит хорошим индикатором того, следует ли считать состоявшиеся в прошлом месяцы акции протеста временным успехом, или они являются началом чего-то серьезно угрожающего Кремлю. «Можно арестовать 100 человека и посадить их в тюрьму на 15 суток. О'кей, можно посадить за решетку 1000 человек. А что дальше?». А пока он планирует совершить десятки поездок по России для привлечения волонтеров, готовых оказать ему помощь в проведении президентской гонки.

После длинного дня в Челябинске Навальный кажется усталым, однако он с удовольствием раздает автографы людям, которые подходят к нашему столику в кафе. Я говорю о том, что прошло 100 лет с момента возвращения Владимира Ленина на Финский вокзал в Санкт-Петербурге — это произошло в апреле 1917 года, и он выступил с радикальными тезисами, которые никто тогда не воспринял серьезно — по крайней мере, первоначально. Большинство русских, с учетом комбинации реальной исторической трагедии и осмотрительной информационной политики Кремля, с подозрением относятся к революциям и восстаниям. Я спрашиваю Навального: существует ли опасность того, что действия Путина за последние годы превратили в самореализующийся прогноз настойчивые предупреждения Кремля относительно того, что любые политические изменения обернутся катастрофой для России?

В стране нет пространства для здоровой оппозиции, и любое революционное восстание будет, несомненно, жестоко подавлено. Он вздыхает, как учитель, огорченный особенно медлительным учеником.

«Послушайте, этот режим, конечно же, нанесет ответный удар. Однако все автократические режимы в какой-то момент переставали существовать. Кто бы мог подумать в 1985 году о том, что Советский Союз вскоре развалится? Никто. Кто мог сказать в 2010 году, что арабские режимы через три месяца перестанут существовать? В 2012 году я сказал, что этот режим продержится еще два года, но я ошибся, и после этого я перестал делать прогнозы. Но рано или поздно он закончится».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162594 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный

«Кремль блокирует любую альтернативу Путину»

Корреспондент Spiegel беседовал с оппозиционером Алексеем Навальным о его аресте и протестах против правительства.

Кристиан Эш (Christian Esch), Кристиан Неф (Christian Neef), Der Spiegel, Германия

Российский лидер оппозиционеров Алексей Навальный рассказал об антикоррупционных протестах, политизации нового поколения и внешней политике Путина.

В конце марта самый известный оппозиционер Алексей Навальный призывал выйти на антикоррупционные протесты по всей стране. На улицу вышли десятки тысяч человек. Затем его задержали на 15 суток, для него это было не первое задержание. С понедельника он снова на свободе, день спустя в офисе своего Фонда борьбы с коррупцией, расположенного в московском бизнес-центре, он принимает корреспондента Spiegel. Навальный в хорошем настроении, настрой боевой. Вскоре он снова отправится по регионам, чтобы заручиться поддержкой своей кандидатуры на президентских выборах 2018 года. 12 июня снова должны пройти митинги по всей стране.

Spiegel: Г-н Навальный, Вас только что освободили после ареста. Как Вы там проводили время?

Алексей Навальный: Нужно представлять тюрьму как грязное общежитие, где заняться нечем, кроме как спать и читать. Мы были вчетвером в камере. Остальные были обычные люди — один подрался со своим соседом, другой оскорбил полицейского. Не политические заключенные, как я, их специально разделяют друг от друга, даже в местах для прогулок.

— И все-таки вы разговаривали с другими заключенными о политике?

— Целыми днями. Все слушали, как я говорю, все хотели сами говорить. Даже полицейские, с которыми я сидел после задержания в автобусе, видели мой фильм о премьере Дмитрии Медведеве. Они спросили, что спрашивают всегда и все: Почему меня еще не убили, и почему я не сижу за решеткой.

— Очень много молодых людей приняли участие в митингах в конце марта, к которым вы призывали. Многих это удивило, это поколение считали аполитичным.

— Меня это абсолютно не удивило! Во-первых, я заранее видел это ВКонтакте…

— …Это вроде российского Facebook…

— … насколько молоды те, кто собирается идти на митинги. Во-вторых, мне было понятно, что политическое давление на учеников и студентов вызывает обратную реакцию. В Брянске школьников отговаривали от участия в демонстрациях, была дискуссия с директором школы. В России с 90-х годов не было студенческого движения, как в Восточной и Западной Европе. У нас такое движение в последний раз было еще в царские времена.

— По какой причине эти молодые люди вышли на улицы?

— Бедность! Это важный фактор. В последние пять лет снижается уровень жизни.

— В Москве это незаметно.

— В Томске я спросил молодых людей, кто из них зарабатывает меньше 20 тысяч рублей. Все мы, ответили они. И это в университетском городе, который раньше жил благодаря нефти. Часто говорят, что я представляю более обеспеченные слои населения. Конечно, кто хорошо образован и обеспечен, поддерживает скорее меня, чем Владимира Путина. Но это не означает автоматически, что остальные против меня.

— Что отличает сегодняшних демонстрантов от тех, кто в 2011 году вышел на митинги против фальсификации результатов парламентских выборов?

— Основное отличие — география. Сейчас демонстрации проходят там, где их раньше никогда не было — Дагестан, Татарстан и Башкирия. В остальном различий немного. У социальных СМИ — и это единственное, что у нас осталось, чтобы коммуницировать друг с другом и выражать нашу критику, — более молодая аудитория, вот и все.

— Ваш фильм о предполагаемых богатствах Медведева на YouTube собрал 18 миллионов просмотров. Медведев назвал фильм «чушью» и сравнил с «компотом», составленным из разных обвинений.

— Какое жалкое выступление. Он ждал месяц, и все, что ему пришло в голову, это «компот»!

— Приведут ли обвинения в адрес Медведева к последствиям?

— Его политические перспективы теперь ограничены. Вероятно, он сначала пил целую неделю, так он и выглядел.

— Медведев не выдвигал против Вас обвинения. Но зато сейчас это хочет сделать миллиардер Алишер Усманов, которого вы обвиняете в том, что он подарил Дмитрию Медведеву резиденцию стоимостью пять миллиардов рублей.

— Он точно не делает это по своей инициативе. Вероятно, кто-то попросил его, обвинить меня.

— Официально Кремль ведет себя так, будто борется с коррупцией. Недавно арестовали пятого по счету губернатора.

— Губернаторов арестовывают, чтобы что-то противопоставить мне. Кроме того, Путин терроризирует собственную элиту. Он боится собственного окружения больше, чем каких-то протестов. Есть люди, который как минимум так же критически настроены, как и я, потому что они видят с близкого расстояния, что система не работает. Он хочет, чтобы они замолчали.

— Путин вновь станет кандидатом на выборах 2018 года?

— Конечно! Путин хочет быть царем новой российской империи, которую он вновь создает. Я считаю, что он действительно озабочен этой идеей.

— Вас допустят к выборам?

— Мы хотим принудить их к тому, чтобы меня зарегистрировали, как это было в 2013 году на выборах на пост мэра Москвы. Тогда мне грозили бойкотом. А потом Кремль посчитал, что лучше допустить Навального, ведь он получит максимум 8-9%.

— Вместо этого Вы получили 27 процентов, дело почти дошло до второго тура.

— Насколько я знаю, поэтому в Кремле сейчас лидируют те, кто против моей кандидатуры. Они говорят: черт знает, каковы будут итоги выборов, мы уже один раз заблуждались. Кроме того, они боятся всего того, что я могу сказать, если меня подпустить. На протяжении 17 лет выборы в России проходят по одному образцу — никто не критикует Путина, никто не ведет настоящую предвыборную кампанию, все проходит тихо на протяжении всех двух месяцев. Кремль блокирует любую альтернативу Путину. Он не хочет кандидата, который ездит по стране и говорит о проблемах.

— Почему оппозиция так долго участвовала в этой игре?

— Вы были в новом Ельцинском центре в Екатеринбурге? Там на выставке висит бюллетень с президентских выборов 1996 года — и там те же самые имена, что и сегодня. Лидер КПРФ — Зюганов, либерал Явлинский, правый популист Жириновский. Только Бориса Ельцина сменил Путин. Ни один оппозиционер никогда не брал на себя ответственность за поражения на выборах.

— В своей предвыборной кампании Вы требуете введения специальных сборов для олигархов, удвоения расходов на здравоохранение, минимальную заработную плату в размере 25 тысяч рублей. Звучит так, будто Вы отошли в левую сторону.

— Скажем так, звучит не так, как мы привыкли слышать от наших либеральных оппозиционеров. Ожидаешь увидеть маниакального сторонника либертарианства, который считает крутыми олигархов, не интересуется проблемами пенсионеров и полагает, что невидимая рука рынка все решит.

— Программу нельзя назвать очень конкретной. Как Вы хотите все это финансировать?

— В России — гигантские, бессмысленные расходы на армию и полицию. Мы занимаем одно их первых мест в мире по расходам на полицейских — но по числу убийств мы также на одном из первых мест. Кроме того, почти 30% бюджета засекречено! Никто не знает, что происходит с этими деньгами. На госконтрактах ежегодно воруют 1500 миллиардов рублей. Борьба с коррупцией освободила бы огромные суммы.

— Еще шесть лет назад Вы были активны в националистических кругах. Многие ваши сторонники даже не поддерживали тех, с кем вы тогда были союзниками. Это была тактика или убеждение?

— В период с 2005 по 2011 годы я многое сделал, чтобы сблизить либеральное и националистическое крыло протестного движения. Это так. И да, я по-прежнему против безвизового въезда в Россию из стран Центральной Азии.

— Почему протесты 2011-2012 годов провалились? Что оппозиция тогда сделала не так?

— Не существует рецепта того, как можно свергнуть режим за пару месяцев. Это исторический процесс, которым мы не можем управлять. Мой самый лучший митинг был в 2010 году, на нем собралось 1500 человек. Сегодня митинг с участием менее 30 тысяч считается провалом. Несмотря на все поражения, что-то удалось развить. Но основная причина поражения — насильственное подавление протестов. Если сравнить режим 2012 года с 2017 годом, тогда возникает впечатление, что речь идет о двух разных странах. Мы сейчас живем в стране с тысячей политических заключенных. В стране, в которой каждую неделю идут новые процессы, в которой людей арестовывают, потому что они лайкнули что-то в интернете.

— Некоторые люди, с которыми Вы вместе в мае 2012 года принимали участие в митинге на Болотной площади, все еще находятся в лагерях. Несмотря на это, Вы в марте призывали к несанкционированной демонстрации. Вы можете за это отвечать?

— Я осознаю, что я несу ответственность — за моего брата, который находится в тюрьме, за арестованных в мае 2012 года. Это неприятная мысль. Но о моем брате все же писали газеты на первых полосах. Если сегодня задержат какого-нибудь блогера в провинции, к нему не будут приезжать журналисты, адвокаты или правозащитники, потому что сейчас очень много таких случаев. Если мы хотим что-то предотвратить, мы должны продолжать бороться за политические изменения.

— Многие задают вопрос, почему Вы сами в такой репрессивной системе все еще находитесь на свободе и можете даже проводить дорогостоящие избирательные кампании. Кто Вас финансирует?

— У нас все открыто. Мой Фонд борьбы с коррупцией по российским мерками хорошо обеспечен, порядка 750 тысяч евро в год. Но единичные взносы составляют в среднем только 11,50 евро.

— Лично Вы хорошо зарабатываете, как можно увидеть по вашей декларации о доходах. Российский бюджет должен был выплатить Вам в 2016 году около 50 тысяч евро компенсации по решению Европейского суда по правам человека. Откуда остальные 90 тысяч евро?

— Это доходы от моей юридической практики. Меня лишили двух адвокатских допусков, но пара мандатов у меня осталась.

— Кто же прибегает к услугам известного врага Кремля?

— Как юрист я своим подзащитным приношу скорее убытки. Но те, кто меня приглашает, делают это в том числе потому, что поддерживают меня.

— Вы не боитесь, что Вас могут использовать?

— Меня никто не использует. Но конечно, пользуются тем, что я делаю. Если я атакую Игоря Сечина…

— главу государственного нефтяного концерна Роснефть и противника Медведева…

— … то это поможет кому-то другому. А если атакую Медведева, появится куча людей, которые посчитают это классным. Хотя я, к сожалению, не знаю, ослаблю я его или укреплю. Возможно, Путин месяц назад хотел уволить Медведева, но как он сможет это сделать после моего фильма? В непрозрачной системе все можно быть использовано. Этого я изменить не могу.

— Пока Вы находились в тюрьме, Россия и США пошли на конфронтацию из-за Сирии. Как Вы оцениваете сирийскую политику Путина?

— Россия должна присоединиться к международной коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Абсурдно, что в войне между суннитами и шиитами мы вмешиваемся на стороне шиитов, хотя почти все российские мусульмане — сунниты. Чтобы помочь Башару Асаду, Путин создает для нас большие проблемы.

— При этом поначалу выглядело так, что Путин нашел в Дональде Трампе поддержку в сирийской политике.

— После победы Трампа я объяснил в видеоролике, почему с Трампом не будет дружбы. Противоречия между системами слишком велики. И Путину нужен враг. Он хочет быть лидером антиамериканского, антиевропейского мира. Поэтому он не может быть друзьями с главами этих государств, вместо этого он должен создавать скандалы и сопротивление.

— В лице Ангелы Меркель у него остается, по крайней мере, один противник. Без нее не было бы антироссийских санкций ЕС. Как России нужно к этому относиться?

— Нам нужно выполнять Минские соглашения. Основная причина санкций заключается в том, что Россия нарушила запрет — развязала войну в Европе. Крым представляет собой проблему, но самая болезненная часть санкций связана с войной в Донбассе. Как только Россия предпримет реальные шаги, чтобы там перестали стрелять, эта часть санкций будет снята.

— В ходе своих выступлений Вы говорите: моя внешняя политика состоит в том, чтобы, наконец-то, дороги были лучше, а зарплаты выше. Звучит так, будто вы отклоняетесь от темы.

— Я не отклоняюсь. Но я считаю, и в этом я отличаюсь от Путина, что Россия не должна изолировать себя. Все, что происходит в нашей стране, обосновывается Сирией или Украиной. Но если собственные жители зарабатывают только 300 долларов, это превращается в ничто вместе с внешнеполитической мощью. Начните колонизировать собственную страну. Когда я навещаю своего брата в тюрьме, то проезжаю через самую густонаселенную часть европейской России — и на протяжении километров не вижу ни единого человека. Это была бы отличная возможность задействовать силы.

— Вы являетесь самым известным представителем оппозиции, ваши более молодые соратники смотрят на Вас. Вас порой пьянит эта роль?

— Я побуждаю всех моих сотрудников самим выдвигать кандидатуру. Но в этой системе стало чрезвычайно сложно стать известным оппозиционным политиком. У меня совсем больше нет соперников, с которым я бы мог вести дебаты. При этом мне нужна конкуренция. И людям вскоре я надоем. Они скажут: Навальный, Навальный, всегда только Навальный, мы хотим увидеть кого-то нового.

— Г-н Навальный, спасибо за интервью.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 26 февраля 2017 > № 2086982 Алексей Навальный

Оппозиционер Алексей Навальный дал интервью корреспонденту DW Николасу Коннолли в Екатеринбурге, куда он приехал в рамках своей предвыборной кампании. Впрочем, его попадание в бюллетени на президентских выборах 2018 года отнюдь не гарантировано.

Николас Коннолли: Вы хотите участвовать в президентских выборах в 2018 году. Но скоро вступит в силу приговор суда. Что дальше?

Алексей Навальный: Я имею право участвовать в выборах и требую, чтобы моя фамилия была в бюллетене. В Конституции прямо написано, что у меня есть на это право. Я не согласен и никогда не соглашусь с такой странной и абсурдной позицией Путина и Кремля, что действие Конституции на меня не распространяется. Это не так.

- А как вы будете добиваться участия в выборах?

- Через людей. Никакого другого формата не существует. Я хочу опираться на поддержку людей, которые заставят Кремль зарегистрировать меня. Точно так же, как эти люди в 2013 году заставили Кремль выпустить меня из тюрьмы на следующий день, несмотря на то, что накануне меня посадили на пять лет.

- Вы сказали, что вас боятся в Кремле. Почему?

- Они боятся политиков, которые потенциально способны лишить их коррупционных миллиардов. Что такое Кремль сейчас? Это небольшая группа мафиозных товарищей, которые живут жизнью шейхов и королей. Они покупают яхты. Они перевозят собак на самолетах, и это даже не является метафорой. Конечно, они не хотят лишиться этого. Путин хочет продолжать управлять самой большой страной в мире как абсолютной монархией. Конечно, они боятся тех, кто объединяет людей, чтобы с этим бороться.

- Вы не боитесь, что ваше участие в выборах приведет к их легитимации?

- Я не боюсь ничего легитимизировать, потому что знаю, что я этого не сделаю. У меня есть политическая позиция, которую поддерживают довольно много людей, особенно в крупнейших городах. Я иду с абсолютно честной повесткой, не боюсь называть имена и фамилии, расследую конкретные случаи коррупции. То, что я отличаюсь от любого кремлевского кандидата из системной оппозиции, достаточно очевидно любому наблюдателю. Поэтому я просто делаю то, на что у меня есть право.

- Почему нужна смена власти?

- Смена власти нужна, потому что Путин уничтожает Россию. Последние четыре года реальный уровень доходов населения падает на 5 процентов каждый год. Екатеринбург - один из трех наиболее экономически развитых городов страны. Но выйдите на улицу - увидите разрушенные и уничтоженные дороги, работающих в металлургии людей, которые получают 500 долларов в месяц.

- Какова ваша программа в первые сто дней?

- Основные направления: демонополизация экономики, борьба с коррупцией, возвращение демократических институтов. В первую очередь выборы мэров, губернаторов и вообще свободные выборы для всех политических сил.

- У вас нет разочарования от сограждан? Ведь массовых митингов нет, несмотря на падение доходов.

- Конечно, нет разочарования. Отсутствие перемен - в том числе и моя вина. Значит, я недоработал в 2011-2012 годах, раз протесты не привели к большим изменениям. Русские не являются особенно отсталым народом, во всех авторитарных странах люди ведут себя похожим образом. То же самое происходит в Казахстане, Беларуси, Узбекистане, Таджикистане или Зимбабве. То есть в тех странах, где лидер захватил власть, физически уничтожает оппонентов, не пускает партии на выборы и контролирует СМИ. Я знаю, что Россия в своей сути - европейская страна. Я замечаю, что люди, описывающие идеальное государственное устройство, описывают демократию. Они, может быть, боятся этого слова, но это всегда демократия, и это для меня самое важное.

- Вы наблюдаете изменения в настроениях общества по сравнению с 2012 годом?

- Ну конечно. Россия участвует в войне. Милитаризация общества достигла крайней степени. Телешоу уже нельзя даже назвать пропагандой, это настоящая истерика, направленная против западного образа жизни. Путин уже не останавливается перед преступлениями - даже убийствами оппонентов, - для того чтобы удержать власть. Россия стала другой страной. Это самая настоящая автократия. Но я участвую в выборах для того чтобы с этим бороться.

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 26 февраля 2017 > № 2086982 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061991 Алексей Навальный

Алексей Навальный: Все, что у меня есть, это поддержка народа

«Я разочарован словами Дональда Трампа о том, что мы должны доверять Путину», — сказал один из лидеров российской оппозиции Алексей Навальный в интервью программе BBC HARDtalk.

Русская служба BBC, Великобритания

В интервью, записанном в Москве, ведущий Стивен Сакур и Алексей Навальный, председатель Центрального Совета Партии прогресса, обсудили санкции, введенные против России, шансы Навального на победу на президентских выборах 2018 года, угрозы, с которыми сталкиваются лидеры российской оппозиции, и другие вопросы.

Предлагаем вашему вниманию отрывки из интервью Алексея Навального программе BBC HARDtalk, которое он дал на английском языке.

Cтивен Сакур: Что вы испытываете, когда Дональд Трамп говорит «… мы должны быть готовы оказать доверие Владимиру Путину»?

Алексей Навальный: У меня это вызывает разочарование, и, вы знаете, чувство беспокойства, потому что я понятия не имею, почему господин Трамп так добр к господину Путину, ведь их взгляды на политику, особенно по конкретным вопросам, они — стопроцентно разные.

На все — от миграции до экономики — они смотрят с противоположных точек зрения, но они нравятся друг другу, и это странно. Ну что ж, могу только сказать, что международные отношения Кремля и зарубежных стран не были горячей темой в самой России. Так что кто-то хорош для Путина, кто-то плох, меня это не волнует.

— Но вам не кажется, что избранный президент США вас в каком-то смысле предал, говоря, что тесное сотрудничество с Путиным будет большим преимуществом, ведь в некотором смысле это идет вразрез со всем, чего вы пытаетесь достигнуть. Вы пытаетесь донести до россиян, что пока Путин остается у власти, санкции против России будут сохраняться, ей будет грозить изоляция, у нее не будет перспектив на международной арене, и тем не менее то, что говорит Трамп, противоречит вашим утверждениям.

— Мне это не нравится, и могу честно сказать, что меня это раздражает. Но я не чувствую себя обманутым. Я могу вам рассказать, когда именно я чувствую себя обманутым: когда путинские олигархи лидируют в списке самых богатых людей Британии, когда представители парламента России покупают квартиры стоимостью 11 миллионов фунтов стерлингов в Лондоне, когда они свободно путешествуют по всей Европе и по всему миру. И это несмотря на то, что у вас есть много специальных нормативно-правовых актов. Вы знаете, у вас в Британии есть так называемый «акт о взяточничестве», и вы можете без каких-либо проблем привлечь их к суду на основе своих собственных законов по борьбе с отмыванием денег, со взяточничеством, но они чувствуют себя совершенно свободно. Я чувствую себя в чем-то обманутым, но пока это не имеет ничего общего с Дональдом Трампом.

— Дональд Трамп дал понять, что в будущем санкции США против России могут быть смягчены, либо отменены полностью, если Путин будет сотрудничать по вопросам, которые, по мнению Трампа, являются главными приоритетами, то есть, борьба с джихадистским террором, против так называемого Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.). Как вы воспримете такой шаг США, как смягчение санкций против России?

— Я не могу поддерживать ту часть санкций, которая касается российской экономики в целом, все-таки я — гражданин России. Но я буду весьма и весьма расстроен, если господин Трамп смягчит и отменит ту часть санкций, которая касается определенных личностей, таких, как друзья Владимира Путина или путинские олигархи, или коррумпированные официальные лица в его ближайшем окружении. Потому что на самом деле эта часть санкций работает во благо российского народа, и россияне их поддерживают.

— Но если говорить без обиняков, думаете ли вы, что Дональду Трампу есть дело до таких внутренних проблем России, как права человека, свобода, демократия?

— Что дела нет, это точно. Я бы даже сказал, что и предыдущей администрации и той, что была до администрации Обамы, им тоже было все равно на самом деле. Да, некоторые из них что-то говорили, но в целом им все равно, и у меня нет никаких иллюзий по этому поводу.

— Вы уже абсолютно точно решились… бросить вызов Владимиру Путину на выборах, которые, как мы предполагаем, пройдут в 2018 году. Вы собираетесь в них участвовать, не так ли?

— Я собираюсь выставить свою кандидатуру… Что ж, я не наивный человек, я понимаю, что Кремль очень недоволен этим, и я понимаю, что они будут делать все, чтобы помешать мне участвовать в выборах.

Недавно несколько представителей Кремля высказались в том духе, что «он не имеет права участвовать», но все-таки я собираюсь обратиться к народу и попросить их о поддержке.

— В этом офисе, где мы с вами беседуем, у вас уже заготовлены логотипы «Навальный 2018», но я вам скажу вот что: если вы проиграете суд в Кирове, где вас обвиняют в растрате и мошенничестве, вам запретят участвовать в выборах, независимо от того, что вы говорите мне о своей решимости…

— На самом деле это ни о чем не говорит. Они посадили меня на пять лет, а на следующий день выпустили. Что это за законы…? То же самое можно сказать о моем участии в выборах на пост мэра, которое казалось почти невозможным, однако когда люди вышли на улицы и сказали, что они не признают эти выборы без моего участия, они…

— То есть вы думаете, что вы можете использовать власть народа против Путина?

— Фактически, это мое единственное оружие, это все, что у меня есть… — поддержка народа.

— Но, господин Навальный, меня так и подмывает сказать вам: спуститесь с небес на землю, вы знаете, что случилось с Ходорковским, вы знаете, что случилось с Каспаровым, который сейчас живет в изгнании, вы знаете, что случилось с Борисом Немцовым…

— Вы это мне говорите — спуститься на землю? Я не витаю в облаках, могу вас в этом заверить. Мой брат сидит в тюрьме, его оторвали от семьи и, как вы уже упомянули, он содержится в камере-одиночке, и каждый раз, когда я публикую результаты очередного расследования, они его по-настоящему пытают. Так что я нахожусь в гуще самой что ни на есть реальной жизни в России, и я понимаю все, и я верю, что народная поддержка может одолеть эту стратегию, ту стратегию, которую Путин использует против меня.

— Борис Немцов, которого вы прекрасно знали, был убит, когда он шел по улице всего лишь в двухстах метрах от Кремля. Это сегодняшняя московская реальность. И у вас нет иммунитета от всего этого.

— В этой самой комнате мы встречались с ним и с добровольцами. Мы готовились к большой демонстрации и после этой встречи с волонтерами мы вышли на улицы. Меня арестовали на 15 суток, а его убили неделю спустя. Так что я понимаю, что происходит в России, я знаю о рисках, я представляю все опасности. Но это моя страна, и я собираюсь бороться за мою страну, и я знаю, что правда — за мной. Я знаю, что развивать мою страну — это гораздо лучше, чем захватывать новые территории. Я уверен, что объясню россиянам, что альтернатива в моем лице гораздо лучше, чем Владимир Путин.

— В какой момент вы можете решить, что игра не стоит свеч, что вам уже надоело?

— Я очень надеюсь, что до этого никогда не дойдет, что мне не придется принимать такое решение, потому что тогда все, что я делал раньше, окажется бесполезным. Все жертвы со стороны моей семьи, моего брата, со стороны Бориса Немцова, который был убит, которому выстрелили в спину возле Кремля, со стороны многих других людей — у нас есть политические узники, их сотни по всей России — и если я остановлюсь, значит, все эти жертвы были впустую.

Но это не так, я верю в то, что я делаю, и я верю, что предлагаемая мной альтернатива будет лучше для России. Я абсолютно уверен в том, что мы добьемся успеха, и я верю в победу. Да, сейчас тяжелые времена, и это имперское заблуждение, но политические тренды меняются, люди беднеют, люди задают вопросы, и у меня есть поддержка моей семьи и народа, я не собираюсь их подводить.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061991 Алексей Навальный


Россия. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2016 > № 1632328 Алексей Навальный

Навальный: «Швейцарцам нужно защититься от преступных денег из России»

Главный политический противник Владимира Путина Алексей Навальный требует возбудить дело против сына российского генпрокурора, который сейчас живет в кантоне Во.

Эммануэль Гринспан (Emmanuel Grynszpan), Le Temps, Швейцария

Лидер российской оппозиции Алексей Навальный надеется, что швейцарское гражданское общество сможет оказать достаточное давление для проведения следствия против высокопоставленных российских чиновников, у которых есть связи с организованной преступностью. Он участвовал в съемках документального фильма (его в скором времени выпустят на английском и французском языка) об обогащении сына генпрокурора России Артема Чайки, проживающего в настоящее время в кантоне Во.

Le Temps: Вы утверждаете, что сын генерального прокурора отмывает деньги в Швейцарии. Чего вы ждете от российских властей?

Алексей Навальный: Этот фильм очень важен для швейцарской общественности, потому что речь идет не просто о внутрироссийской коррупции. Это означает, что швейцарцы беззащитны перед экспортом коррупции из России. Мы хотим, чтобы Швейцария защитила не нас, а своих собственных граждан от преступников. Если будут приняты нужные меры, это поможет нам в нашей борьбе с коррупцией.

— В вашем расследовании звучат очень серьезные обвинения, в том числе в убийстве…

— Именно поэтому фильм получил большой резонанс в России, набрал 5 миллионов просмотров. Это один из редких примеров дел, которым удалось пробиться через цензуру. Путин и Чайка были вынуждены публично отреагировать. Суть в том, что юридическая база обвинений очень прочна. Связи клана Чайки с бандой Цапка не подлежат сомнению, потому что их подтверждает реестр предприятий: бизнес-партнер Артема Чайки также является акционером принадлежащей семье Цапка компании. Сомнений нет: у прокуратуры связи с бандитами. Что касается убийства в Иркутске, в котором мы обвиняем Артема Чайку, это требует более детального расследования. Но у нас уже есть конкретные факты. Сначала глава транспортной компании говорит об угрозах со стороны Артема Чайки, а на следующий день его находят повешенным. Судмедэкспертиза показала, что тот не мог повеситься сам. Как мне кажется, все этого более чем достаточно для начала расследования. Но генеральный прокурор закрыл дело, что лишь подкрепляет нашу теорию. Эта история демонстрирует, что прокуратура связана с бандой Цапка, и что сын генерального прокурора напрямую замешан в вероятных убийствах в Иркутске.

— Но швейцарские правоохранительные органы не могут заниматься убийствами, которые были совершены на территории России!

— Мы не требуем, чтобы швейцарские органы взяли на себя расследование убийств в Иркутске. Но, как нам кажется, собранных нами фактов достаточно, чтобы она вплотную занялась этими деньгами туманного происхождения, которые, возможно, отмываются в Швейцарии. Вам нужны в стране такие люди? Они не просто приобрели недвижимость в Швейцарии, но и ведут бизнес через швейцарского юриста.

Швейцарским правоохранительным органам регулярно приходится разбираться в происхождении подозрительных средств. Однако между проступками «белых воротничков» и преступлениями банды Цапка есть огромная разница. Поэтому мы написали обращение к депутатам кантонов Во и Женева. Нам бы хотелось, чтобы швейцарские власти изменили позицию по этому делу. Это не просто грязные, а кровавые деньги, которые связаны с убийствами. Швейцарии не следует предоставлять вид на жительство семье Чайки. Нужно, чтобы гражданское общество надавило на правоохранительные органы и добилось расследования. Только давление позволит продвинуть вперед ситуацию.

— Швейцария по-прежнему остается гаванью для грязных денег из России? Играет ли она ключевую роль для российской элиты?

— Швейцарский закон о банковской тайне многим по душе в России. Он очень удобен для обладателей больших состояний. Богатство в России сегодня главным образом сосредоточено в руках высокопоставленных чиновников. Им нужны юридические рамки, которые позволяют сохранить это богатство в тайне. Швейцария была и остается главной гаванью для российского правящего класса.

— Уделяет ли западное руководство достаточно внимания внутриполитическим процессам в России?

— Внимания недостаточно, но я вижу, что у западных лидеров есть и более серьезные проблемы: Путин развязал войну в Европе. На фоне аннексии Крыма вопросы прав человека отходят на второй план. Сейчас они сосредоточены на урегулировании конфликта. В Европе и в частности в Швейцарии было распространено такое мнение: «Путин создает нам проблемы, но уж лучше он, чем кто-то еще, потому что он контролирует ситуацию, ядерное оружие, не принимает резких и неожиданных решений. Его место может занять националист-империалист, который разожжет пожар». Только вот сегодня именно этим и занимается Путин.

Он вдохнул жизнь в призрак национализма, чтобы на его фоне выставить себя умеренным, но теперь сам играет роль националиста. В этом даже есть нечто ироничное, потому что высокопоставленные кремлевские чиновники долгое время пытались представить меня на Западе опасным националистом. Теперь же нет сомнений, что источником самого вредоносного национализма — империализма — является сам Путин. Он развязал войну, а западные лидеры, как мне кажется, не знают, что с ним делать. Тем не менее, думаю, не стоит игнорировать проблему нарушения прав человека в России, потому что именно внутренние проблемы подтолкнули Путина к тому, чтобы развязать войну. Он начал ее не для защиты россиян или возврата Крыма, а укрепления собственных рейтингов. В 2013 году они пошли вниз, и он решил исправить ситуацию, развязав конфликт.

— Если швейцарские правоохранительные органы предпримут шаги против высокопоставленных российских чиновников, приведет ли это к каким-то политическим последствиям в России? В этом ваша цель?

— Мы надеемся, что принятые западными правительствами меры против коррумпированных российских чиновников усилят раскол среди российской элиты, между теми, кто хочет вести бизнес честно, и теми, кто стремится сохранить сомнительные практики и кумовство, как в окружении Путина. Санкции ударили по очень многим олигархам, бизнесменам и даже обогатившимися чиновникам. Надеемся, что международное давление еще больше разделит два этих лагеря.

Россия. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2016 > № 1632328 Алексей Навальный


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 декабря 2015 > № 1572703 Алексей Навальный

Анатомия «Чайки»: почему Кремль не справится с «проблемой Навального»

Сергей Медведев, историк, журналист

Власть хочет править, казнить и воровать, как в XVII, а жить и потреблять, как в XXI веке, когда едва ли не каждый шаг человека фиксируется в сети

Алексей Навальный снова бросил вызов: расследование его Фонда борьбы с коррупцией про бизнес семьи генерального прокурора Юрия Чайки открывает новую страницу в российской политике. Предвижу скептическую улыбку знатоков: сколько раз казалось, что «это все», что «достигли дна», что «власть очнется» — но всякий раз снизу снова стучали, и все вопиющие обвинения и факты коррупции исчезали без следа в болоте нашей политической системы, не оставляя на поверхности, подернутой ряской, ни кругов, ни ряби. Но тут принципиально другой случай: культурный слом, социальный раскол, я бы даже сказал, столкновение цивилизаций.

Дело даже не в размахе открывшейся коррупции, не в том, что, по данным расследования, «клан Чайки» (как и вся группа «иркутских прокуроров») был замешан в череде крупномасштабных махинаций с госсобственностью по всей России и связан с фигурантами двух самых страшных уголовных дел последних лет — с бандой Цапков в Кущевке и «бандой GTA» в Подмосковье, на счету которых десятки жестоких убийств. Наивно было бы думать, что коррупционные нити и потоки не ведут на самый верх из множества российских Кущевок: клановые мафиозно-силовые структуры в наших средневековых поместьях соединяются единой кровеносной системой с верховной властью; опухоль запущенна, и метастазы проникли до мозга.

Дело не в красноречивом молчании Кремля (а публикация ФБК была приурочена аккурат к посланию президента Федеральному собранию), которое сродни молчанию Владимира Путина после убийства Бориса Немцова или падения когалымского «аэробуса» и за которым стоит не олимпийское спокойствие, а банальная растерянность. К этому мы тоже привыкли. Так же как привыкли к отсутствию оргвыводов по итогам резонансных расследований: по опыту прошлых лет очевидно, что власть больше, чем коррупции, боится «прогнуться», «пойти на поводу» у оппозиции и СМИ. Более того, коррупция высокопоставленного чиновника — это признак системности и залог его лояльности, страх — лучшее средство управления, дамоклов меч — лучшее орудие дисциплины. С большой долей вероятности можно предположить, что генеральный прокурор останется в должности, а то еще и будет отмечен и награжден за службу, как это уже не раз происходило с фигурантами резонансных дел, «жертвы» которых требовало общество, дабы не показать слабость и уязвимость власти.

Революционность доклада ФБК в другом — она в радикально новой логике этого расследования, противопоставить которой власть не может ничего, кроме привычных криков об «истинных заказчиках» и «руке Запада».

Это логика сети, агентом которой является Навальный.

Не «иностранным агентом», о которых так любят рассуждать депутаты и силовики, а представителем совершенно новой сетевой культуры, которая основана на управлении большими объемами открытых данных и одновременно — на горизонтальном взаимодействии большого числа пользователей в обработке и сопоставлении этих данных. На этом поле Навальный начисто обыгрывает все силовые подразделения российского государства, которые структурно неспособны совладать с открытой сетью. Навальный первым в российской политике научился распоряжаться информационным потоком, создав политику принципиально нового типа — не зависимую ни от партий, ни от больших финансов, ни от административного ресурса, ни даже от свободы и местоположения лидера. И в этом уникальность и, по большому счету, неуязвимость «феномена Навального» — в данном случае не как конкретного оппозиционного деятеля, а как представителя принципиально новой сетевой культуры: политики 2.0.

Расследования ФБК построены на кропотливой работе по сбору и систематизации открытых данных — это работа, которая может быть выполнена неограниченным кругом волонтеров на домашних компьютерах на большом удалении друг от друга. Это даже не разоблачения Джулиана Ассанжа или Эдварда Сноудена: то были бунтари-одиночки или шпионы-перебежчики, выкладывавшие закрытую информацию в публичный доступ (хотя механизм сбора данных в «Викиликс» и похож на работу Навального). Здесь же речь идет об организации сетевого взаимодействия большого количества активных граждан, готовых противостоять системе и изменять ее. В пределе сеть даже не нуждается в публичном лидере — именно так действует "Анонимный интернационал" или различные антиглобалистские и антикапиталистические движения типа «оккупай». Политика 2.0 основана на принципе Р2Р, децентрализованной пиринговой сети, основанной на равноправии участников, где каждый пользователь может стать как клиентом, так и сервером. Сам Навальный лишь обеспечивает некую точку сборки, агрегации и вывода информации в публичную сферу, но в принципе эта полития может действовать и автономно, подрывая и разрушая государственную систему коррупции и лжи. Ей не требуется много денег (как утверждает Алексей Навальный, расследование о сыновьях Чайки обошлось всего в 250 000 рублей), потому что в отличие от платных ольгинских троллей и «путингов» на Поклонке граждане сети сами охотно участвуют в подобного рода активизме.

По тому же сетевому принципу действует и «Диссернет», основанный на гениальной в своей простоте технологии, которая обнаруживает плагиат в опубликованных диссертациях, и на добровольной работе десятков анонимных пользователей, движимых идеей справедливости и разоблачения жуликов. Так же действуют Conflict Intelligence Team Руслана Левиева — сетевое сообщество, отслеживающее перемещения войск и вооружений по спутниковым снимкам, картам радаров и по следам, которые оставляют военнослужащие в соцсетях, — именно так сообщалось о наличии российских войск в Донбассе и о перемещении российских кораблей и военной техники в Сирию еще до того, как это было официально объявлено. Там, где есть гражданская инициатива и информационная технология, финансовый ресурс не играет почти никакой роли. Бороться с Навальным или «Диссернетом» — все равно что бороться с «Википедией» или «рутрекером»: Роскомнадзор может издать десятки предписаний, но сеть все равно самоорганизуется в обход запретов и будет продолжать делать свое дело на основе альтернативных протоколов, браузеров и точек входа, а также на энтузиазме активных пользователей.

Можно сколько угодно строить теории заговора и выдвигать гипотезы по поводу того, что информацию о Чайках Навальному «слили». Но это даже не принципиально, откуда поступали сигналы и наводки: от конкурентов из Следственного комитета или от одной из «башен Кремля», от инопланетян или от рептилоидов. Важна сама фактура, «мясо» и метод расследования, уникальные технологии слежения и доказательства, основанные на открытых источниках. Это профили в социальных сетях, фотографии с геотегами, кадастровые данные и реестры недвижимости, Единый госреестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) и базы данных риелторов, сайты агентств недвижимости и портфолио архитекторов, базы почтовых адресов, материалы судебных слушаний, данные геодезии и картографии и снимки Google Earth, базы рекрутинговых агентств и сведения о госзакупках, включая IP-адреса, с которых были присланы заявки на тендеры. Изюминка последнего расследованная ФБК в том, что там использованы даже следы в онлайн-играх, где фигуранты расследования шлют подарки и «ходят в гости» друг к другу.

На беду российской власти, Россия, по мнению директора АНО «Информационная культура» Ивана Бегтина, является одним из мировых лидеров по открытости данных. Несмотря на недавние поползновения ФСБ закрыть информацию из реестров недвижимости, самолетов и судов, полное закрытие подобных баз пока не представляется возможным, так как обрушит рынки юридических, финансовых, риелторских услуг. Точно так же невозможно убрать из сети диссертации и прочие академические источники, не разрушив всю устоявшуюся систему научной информации — по сути, не разрушив российскую науку.

По сути, идет столкновение между средневековой российской властью с ее системой патронажа, кланов («иркутские прокуроры») и кормлений — и сетевой реальностью XXI века.

Трагикомизм ситуации в том, что власть хочет править, казнить и воровать, как в XVII, а жить и потреблять, как в XXI веке. Присваивать и банкротить госкомпании — но при этом строить отели на Средиземноморье, устраивая помпезные презентации. Убивать нежелательных свидетелей от юриста Сергея Магнитского до бывшего директора Верхнеленского пароходства Николая Паленого, предположительно связанного с «делом Чайки», но при этом выводить деньги за рубеж, скупать там недвижимость и оформлять вид на жительство в Швейцарии. Эти два пласта никак не срастаются, и в зазоре между ними и действует ФБК Навального, беря власть, как говорится, за вымя.

Если бы российская элита согласилась жить как в Северной Корее — без интернета, поездок за рубеж и участия в глобальном потреблении, то закрытость системы еще как-то можно было бы обеспечить. Но это не входит в правила игры даже для самых завзятых патриотов путинской эпохи: Дмитрию Пескову хочется надеть новые часы, а Татьяне Навке — показать миру нового мужа точно так же, как парнишке-контрактнику хочется сделать селфи с новейшей военной техникой на фоне украинских тополей или сирийских песков. А сеть безжалостно тегирует все эти проявления человеческой натуры. Лицемерие путинской эпохи в том, что она предлагает нам идеологию чучхе, но ее достижения и ценности требуют конвертации в твердую валюту, потребительский статус и мировое признание.

Эдакий стыдливый сталинизм с айфоном в кармане.

Мы живем в новой цифровой реальности, оставляя за собой шлейф постов, лайков, кликов, селфи, геотегов, виртуальных подарков — и сеть помнит все, хранит это вечно и знает о нас то, что мы уже сами давно забыли или предпочли бы забыть. Это эпоха радикальной открытости и деанонимизации, в которую власть неожиданно становится мягкотелой, уязвимой и смешной — как смешны бриллиантовые кольца на пальцах прокурорши, интерьеры в стиле людоедки Эллочки и многомиллионные фазенды с видом на Афон. Прокурорская логика модерна с ее хватательными рефлексами, приказами и поручениями, иерархиями и корпорациями, с ее культом секретности и структурами безопасности проигрывает цивилизационную схватку с логикой сети, которую представляет Навальный. Эта власть обречена в столкновении с XXI веком, информационным обществом, пространством потоков, открытыми данными и сетевыми активистами; она может раздавить отдельного человека, оппозиционера и блогера, но ей не одолеть сетевой «феномен Навального». Дело не в конкретном политике, а в том, что он со своими расследованиями, сетевыми структурами сторонников, с агитацией «от двери к двери» и «агиткубами», с обходом интернет-блокировок и прочими сетевыми приемами представляет собой новую социальную, политическую и даже антропологическую реальность — то будущее, которое неизбежно наступит в России и в котором для нынешней ее власти нет места.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 декабря 2015 > № 1572703 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 октября 2013 > № 925089 Алексей Навальный

АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ: "ВЛАСТЬ НАМ СКАЗАЛА: РЕБЯТА, ДАВАЙТЕ УСТРАИВАТЬ ПОГРОМЫ"

Илья Жегулев обозреватель Forbes

Оппозиционер рассказал Forbes о своих впечатлениях от замены Кировским облсудом реального срока на условный, плане "б" для созданных им структур и поделился мнением о последних событиях в Бирюлево

16 октября Кировский областной суд рассмотрел жалобы Алексея Навального и Петра Офицерова на приговор по делу "Кировлеса". Апелляционная инстанция утвердила обвинительный приговор, но заменила реальные сроки лишения свободы на условные. После заседания суда Навальный ответил на вопросы корреспондента Forbes.

- Изменится ли ваше поведение с учетом наличия условного срока, который предполагает аккуратность в действиях?

- Я понимаю отлично, что сейчас любое административное правонарушение, вроде перехода улицы в неположенном месте, превратит условный срок в реальный, но это же не зависит от того, какие я совершаю или не совершаю правонарушения. Это зависит от желания Путина посадить определенных людей или не посадить. Поэтому я не собираюсь идти у них на поводу, не собираюсь прогнозировать их поведение. Есть еще несколько уголовных дел, которые расследуются в отношении меня, у них всегда есть формальная возможность меня посадить... Уже сейчас по действующим соцопросам мы видим, что не меньше 60% знают про "[болотное] дело" и большинство из этих людей считают, что [власть] преследует незаконно. Наша задача состоит в том, что 80% должны узнать про "болотное дело", подавляющее большинство должно знать, что это дело политическое, и тогда под давлением общественного мнения они будут вынуждены, я надеюсь, выпустить этих людей.

- Когда готовились к процессу, был ли вопрос, кому доверить "РосПил" и вообще все дела?

- Поскольку все эти вещи идут уже много много месяцев, мы миллион раз обсуждали план "а", план "б" и что делать в случае изоляции. В этот раз на этот счет я был абсолютно спокоен, много раз было проговорено, что надо было делать и что не надо, как объявлять фандрайзинг, у кого какие пароли доступа. Все все понимали.

- С текучкой ясно. Но все-таки, когда лидер уходит в заключение или в подполье, нужен человек, который его заменит. Вы остались на свободе, но вы не можете избираться. Кому бы вы могли доверить формальное лидерство?

- Таких людей много, это не может быть один человек. Эти выборы в Мосгордуму (в сентябре 2014 года - Forbes.) важны тем, что должны пройти праймериз, где люди должны мало того что проявить свои политические амбиции, но еще и для реализации этих политических амбиций получить поддержку хотя бы внутри нашей группы. Это такой бесконечный кадровый процесс.

Меня самого немножко угнетает та ситуация, при которой все повторяют "Навальный, Навальный!". Это не Навальный, а еще 44 человека. И Навальный - один из них, который борется за лидерские позиции. Мы все вместе должны работать, постоянно обсуждать кого-то, поднимать, поддерживать. Я не могу, к сожалению, назначать лидеров оппозиции. Они должны сами появляться.

- Во время начала московской кампании вас поддержали Борис Немцов, Михаил Касьянов. Потом пошли слухи, что вы о них забыли, кинули. Понятно, что, возможно, вам нужно было абстрагироваться от них, чтобы не забирать на себя их отрицательный рейтинг...

- Не знаю, мы ничего не говорили. Они меня выдвинули партией, потому что формально я должен был быть выдвинут партией. За это я им благодарен. Помогали в ходе кампании. У них была непростая дискуссия внутри партии, и даже те люди, которые внутри партии меня не поддержали, в ходе кампании себя тихонько вели. И я очень доволен. И все довольны.

- Так вы ассоциируете себя с Немцовым или Касьяновым?

- У них своя партия. Что значит ассоциирую с Немцовым и Касьяновым? Это самостоятельные политики. Где-то я с ними согласен, где-то есть расхождения. Например, сейчас я запустил кампанию за визовый режим, и Немцов, и Касьянов (в особенности Касьянов) против. Но это не вычленяет их из числа моих союзников. Очевидно, что у них гораздо более либеральные взгляды по многим направлениям. У меня более консервативные. Видимо, "Народный альянс" является более консервативным движением. Но в целом они мои союзники. Если будут общероссийские праймериз, они будут моими соперниками, оставаясь моими союзниками. Это политический процесс.

- Сочувствуете ли вы людям, которые вышли на улицу в Бирюлево?

- В Бирюлево люди вышли, потому что беззаконие, потому что не было другой ситуации. Дело не в том, сочувствую или не сочувствую, а в том, что я сочувствую всем людям - не только в Бирюлево, но и в других районах. В Марьино и на Остоженке. Тем, которые не могут добиться справедливости и получить защиты от прокуратуры и от судов. Поэтому многие люди выходят и вынуждены действовать радикальным образом для того, чтобы добиться какой-то защиты.

Конечно, мне не нравится видеть на улицах Москвы какие-то горящие автомобили или перевернутые палатки. Но сама власть нам демонстрирует обратное. Что они сделали за последние дни? Они показали: мол, ребята, давайте устраивать погромы. Другого способа нет. Мы игнорируем убийства, мы ничего не расследуем, но если вы устроите погром, то мы на вертолете прилетим в Коломну, мы всех арестуем, притащим в кабинет к Колокольцеву. И это совершенное безобразие.

Что делает власть сейчас? Поощряет эстраординарные эксцессы. А нужна система. Нужна система, при которой, если, не дай Бог, кого-то зарезали, убили, полиция идет по горячим следам и все это расследует. И ни у кого не возникает ни малейшего желания все это громить. Всем жителям Бирюлево или любых других районов и городов говорят: хотите расследования? Устройте, пожалуйста, погром. Это совершенно неприемлемая ситуация. И я сочувствую всем людям, которые в ней оказываются, и себе в том числе

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 октября 2013 > № 925089 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2013 > № 860773 Алексей Навальный

САМЫЙ ОПАСНЫЙ В МИРЕ БЛОГЕР (" THE NEW REPUBLIC ", США )

Юлия Иоффе (Julia Ioffe)

Сегодня областной суд российского города Кирова приговорил к пяти годам колонии единственного настоящего лидера оппозиции со времен распада Советского Союза Алексея Навального, а также оштрафовал его на крупную сумму за схему хищения денежных средств, которая оказалась настолько замысловатой, что не может не являться выдумкой. Его обвинили, как он сам говорил, в "краже леса".

Дело было так. Работая в 2008 году добровольным советником на общественных началах у губернатора Кировской области, Навальный попытался реформировать местную лесозаготовительную отрасль. Это стало поводом для того, чтобы завести на него уголовное дело, когда он начал копаться в коррупционных схемах и сделках государственных чиновников и компаний, и размещать разоблачительные материалы в своем популярном блоге. Обвинение заявило, что Навальный установил такие условия торговли, которые были невыгодны правительству Кировской области, и в результате оно потеряло один миллион рублей, или 30000 долларов, за что Навальный мог получить до семи лет лишения свободы.

Но когда авторитет и политическое влияние Навального среди городского среднего класса начали усиливаться, это дело, которое местная прокуратура закрывала много раз, открыли снова. Прошлым летом, после многочисленных антикремлевских протестов с участием, появившихся у Навального сторонников, которых он заметно сплотил, у него дома провел обыск и перевернул все вверх дном Следственный комитет - российский аналог ФБР. Вскоре после этого путинский однокашник и близкий друг Александр Бастрыкин, возглавляющий этот Следственный комитет, зарычал на своих подчиненных на открытом (и довольно страшном) совещании, заявив, что комитет должен начать охоту на этого человека "по фамилии Навальный", а "не мычать трусливо". Дело после этого немедленно возобновили, и, якобы, украденная Навальным сумма увеличилась до 16 миллионов рублей, то есть, до 500000 долларов. Теперь ему грозило уже до десяти лет лишения свободы.

Навального невозможно было не признать виновным. Он не мог избежать тюрьмы, хотя ходили слухи (рожденные скорее отчаянием и надеждой, нежели реальностью), что он получит условный срок. Путин явно дал своему дружку Бастрыкину карт-бланш для закручивания гаек оппозиции, которая после оспоренных парламентских выборов, состоявшихся в декабре 2011 года, начала масштабные протесты с участием десятков тысяч человек. Дело Навального стало одним из многих. Как писал в The New Republic Джошуа Яффа (Joshua Yaffa), в дисциплинарные сети попали более двух десятков человек. Навальному не пошло на пользу и то, что он как бы в ответ на надуманные обвинения опубликовал в своем блоге информацию о имеющемся у Бастрыкина бизнесе в Чехии, где у него также есть постоянный вид на жительство. (Представьте себе, что у Роберта Мюллера (Robert Mueller) ( руководитель ФБР - прим. перев. ) обнаружится вид на жительство где-нибудь в Коста-Рике.)

Но нельзя сказать, что могло быть хуже. Когда голову Навального требует такой человек как Бастрыкин, у него нет никаких шансов спастись от тюрьмы - и оппозиционер знал это. Ему не нравилось строить гипотезы и фантазировать, но он всегда очень откровенно и прямо говорил о тех рисках, на которые идет, причем зачастую делал это с юмором и иронией. Когда судья в ускоренном темпе начал зачитывать вердикт на 100 страницах, и волнение на виртуальных русскоязычных просторах "Твиттера" достигли пика, Навальный попросил своих последователей не печалиться и разместил картинку джокера со словами "Чего такие серьезные?"

"Алексей прекрасно понимал, что получит реальный срок, и что это будет большой срок", - сказала его супруга Юлия, когда все закончилось. В маленьком, битком набитом зале суда она быстро обняла мужа, после чего на него надели наручники и увели. Судья, который дрожащим голосом зачитывал приговор, не отрывая глаз от текста, уже сбежал. "Алексей был готов к этому, насколько такое возможно", - сказала Юлия. (Однако соответчик Навального бизнесмен Петр Офицеров и его жена Лидия не были готовы. Офицеров, у которого пятеро детей, получил четыре года, хотя мог избежать приговора, заключив сделку с обвинением. Когда приговор был зачитан, Лидия вцепилась в Петра, и полицейским пришлось разнимать их. Когда Офицерова увели, Лидия расплакалась.)

Но Юлия жена политика, и подобно мужу, она была готова. За последний год эта белокурая и обаятельная блондинка сопровождала его на каждое судебное заседание, на каждый митинг протеста, гордо стоя рядом с ним. Иногда они приводили детей, которым сейчас пять и одиннадцать лет. В стране, не привыкшей видеть своих лидеров в семейном кругу, молодая и красивая семья Навальных производила сильное впечатление. Вскоре Юлия уже стала альтернативной первой леди России - именно так ее стали называть люди. А Навальный, хотя он и не любит ярлыки, стал для них президентом.

Впервые я встретилась с Навальным в декабре 2010 года. Он был тогда простым блогером, пишущим о коррупции, и я собиралась написать про него небольшую деловую заметку. Но не прошло и пяти минут, как я поняла, что ем суши, сидя рядом с настоящим человеком, молодым Ельциным или молодым Клинтоном, только-только начинающим свое восхождение. Алексей высокий и крепкий мужчина, по-русски уютный и симпатичный. Он проницателен и остроумен, может блеснуть бранным русским словцом, как ребенок, выросший не среди утонченной московской интеллигенции, а в народе, этакая соль земли - имидж, который он тщательно создавал для себя. Навальный обладает харизмой, не прилагая к этому никаких усилий, и может убедить вас, что к своей хитрости и таланту политического маневрирования он приберегает только для хорошей драки. "Он прирожденный политик, - сказала мне тогда известный российский политолог Маша Липман. - Если бы Россия была открытой для политической конкуренции страной, он бы наверняка сделал блестящую политическую карьеру. Он мог бы даже стать кандидатом в президенты".

Но не в этом было главное достоинство Навального. В отличие от каждого второго представителя оппозиционной политики путинской эпохи, Навальный понимал, что главная проблема России это не Путин. Проблема заключается в постсоветской культуре алчности, страха и цинизма, которую Путин поддерживает и использует. Навальный старательно держится в стороне от крикливых прозападных либералов из старой гвардии. Он называет их "адской, невменяемой, сумасшедшей массой остатков и объедков демократического движения восьмидесятых", которые просто приняли участие в создании культа личности Путина, поскольку это очень удобно - верить в то, что за все зло в нашей стране несет ответственность один-единственный человек.

Однако Навальный настойчиво утверждает, что россияне ничуть не хуже всех остальных - грузин, индонезийцев, тех, кто обуздал коррупцию в своих странах и создал как минимум подобие власти закона. Такая черта характера порой заводит его в темные дебри русского национализма, но он взрывается, слыша предположения о том, будто русские генетически или по своей культуре предрасположены к коррупции и авторитаризму. "Нет ни культурных, ни духовных, ни интеллектуальных, ни каких-то других препятствий, мешающих нам жить нормально. Их не существует", - сказал он мне той осенью. А Россия, добавил он, не так уж и сильно отличается от Европы, чтобы быть не в состоянии достигнуть европейских стандартов во всем. "Все понимают, что так жить лучше, и все хотят так жить. И мы можем так жить. Мы тоже можем построить демократию европейского стиля".

Навальный не питает иллюзий и не считает, что достичь этой цели можно легко и быстро. Вместо того, чтобы организовывать крошечные и бесплодные протесты в манере старой гвардии, он на протяжении нескольких лет спокойно и методично работал над созданием основ массовых протестов против Кремля, которые прошли в 2011-2012 годах. Еще до того, как завести свой популярный блог "Финальная битва между добром и нейтралитетом", Навальный, получивший юридическое образование, работал над проектами по привлечению молодых москвичей к повседневной общественной деятельности по месту жительства. Он учил их, как протестовать против незаконной застройки и прочих нарушений, как использовать к своей выгоде официальные бюрократические каналы. В своем блоге он детально описывал нелепые и довольно грубые схемы, при помощи которых государственные банки и нефтегазовые компании расхищали сотни миллионов долларов. Он размещал у себя кипы документов в подтверждение своих обвинений. А поскольку Россия это неимоверно и открыто коррумпированная страна, данные материалы стали настолько популярны, что Навальный превратил свой блог в отдельное предприятие, работающее по принципу краудсорсинга, на основе информации от добровольцев. Позднее он создал на его основе Фонд борьбы с коррупцией, в который люди по-прежнему активно вносят деньги, несмотря на запугивания со стороны властей. Это позволило Навальному не обращаться за средствами к Америке и Западу, что опасно с политической точки зрения, а работать на самообеспечении.

Важность такого явления трудно переоценить. Навальный сделал в своем блоге нечто очень простое: он призвал к ответу чиновников и государственные компании, сделав это так, как не могло и не хотело делать разрушенное гражданское общество. "Навальный делает воровство настолько же опасным, насколько оно безопасно, - сказал мне в то время интернет-предприниматель Антон Носик. - Он меняет представление общества и чиновников о рисках". Благодаря ему люди, живущие в раздробленном и убаюканном нефтяным бумом и путинскими политическими махинациями обществе, начинают ощущать, что они все-таки несут какую-то ответственность за происходящее в их стране, и, что важнее, они могут изменить ситуацию. А это немаловажный интеллектуальный и духовный шаг для страны, где в силу исторического наследия и наследия поколений более 80 процентов населения чувствуют себя абсолютно бессильными. Поступив таким образом, Навальный начал менять представление россиян о том, что политика это грязное и бесполезное слово.

Благодаря его медленной и кропотливой работе, его видению перспективы десятки тысяч людей вышли на улицы Москвы на демонстрации протеста. Многие из них благодаря Навальному в декабре 2011 года впервые пришли на выборы и почувствовали себя обманутыми, увидев, насколько сильно все было сфальсифицировано. Поэтому они стали протестовать в беспрецедентных масштабах и тысячами приняли участие в скучной и утомительной работе по наблюдению за выборами. Такое было немыслимо еще за два года до этого. Осознав, важность такого сдвига и поняв, кто несет за это ответственность, власти арестовали Навального на следующий день после выборов 5 декабря 2011 года. Это был не последний его арест.

Можно назвать это штампом и клише, используемым в отношении любого третируемого лидера оппозиции в мире, но оно особенно верно в отношении Навального и россиян: он показал россиянам, как не бояться. Тот объем страха - за собственную безопасность, за средства к существованию, за семью - который заполняет умы и души рядовых россиян даже сейчас, он колоссален. Отчасти это результат невообразимо кровавой и безжалостно жестокой российской истории, а отчасти следствие того, что система играет на этом страхе, давая понять, что тихое невежество и спокойное незнание - это самая безопасная и надежная ставка, а также преподнося урок на примере тех, кто не желает подчиняться.

Вся личность Навального строится на этом примере. Он показывает, что у него все в порядке, что можно жить счастливой и продуктивной жизнью без этого всепоглощающего страха и чрезмерной осторожности. Он лоб в лоб сталкивался с самыми страшными и грозными людьми из российской системы, такими как Бастрыкин, и делал это с язвительным юмором, благодаря чему его блог не только формирует недовольство и гнев, но и дает увлекательный материал для чтения. Мотаясь во время суда между Москвой и Кировом, он умудрился собрать подписи и зарегистрировался в качестве кандидата на пост московского мэра. У него есть целый штаб, который ведет его кампанию. Он ходил к друзьям на дни рождения и отпускал остроумные шутки по поводу того, что его ожидает. Когда судья зачитывал приговор, он продолжал писать в "Твиттере", улыбаясь и подмигивая матери и жене. (Вскоре после вынесения приговора его штаб объявил, что Навальный вряд ли будет участвовать в выборах, и призвал их бойкотировать.)

В основном это объясняется его общительностью, но это также политическая стратегия. Нападать на ветряные мельницы в одиночку страшно, но если ты хочешь, чтобы вместе с тобой в атаку пошли и другие, тебе надо убедить их, что мельницы только кажутся страшными. Два года назад, когда я впервые беседовала с Навальным, он очень четко дал понять следующее: нет никакой злобной и страшной путинской машины, и если упорно и сильно толкать, она рухнет. "Люди, которые работают в бизнесе на достаточно высоком уровне, могут рассказать вам, что никакой машины не существует, - заявил он. - Все это фикция. То есть они могут уничтожить отдельного человека, типа [Сергея] Магнитского или меня, или [Михаила] Ходорковского. Но если они пытаются делать что-то систематически против огромного количества людей, то никакой машины нет. Есть разношерстная шайка воров, сплотившихся вокруг портрета Путина. Нет никакого супер-репрессивного режима. Нет мифических агентов ЧК, которых мы все должны бояться. Это просто шайка воров". Когда что-то случается с противниками системы, сказал он, это происходит из-за того, что они выступают в одиночку. "Но если завтра десяток бизнесменов выступит напрямую и открыто, мы будем жить в другой стране, - добавил Навальный, - начиная уже с завтрашнего дня".

Завтрашний день действительно создал другую Россию, пусть даже так называемая "снежная революция" рухнула под давлением со стороны путинской машины и от своей собственной неорганизованности и неопределенности. Но страна действительно стала другой, о чем наглядно свидетельствуют многотысячные демонстрации в Москве в знак протеста против вынесения приговора Навальному. (А также российские биржевые индексы, опустившиеся на полтора процента, когда прозвучали сообщения о вынесенном приговоре.) Эти протестующие не боятся ни водометов, ни спецназа. Сегодняшний день, как показал им вынесенный Навальному приговор, это уже завтра.

Суд над Навальным стал первым случаем, когда он появился на национальном телевидении, которое полностью принадлежит государству и внесло его в черный список. (Путин, со своей стороны, публично говорит о Навальном с некоей угрозой, но он боится произносить его имя вслух, опасаясь тем самым признать его легитимность и, подобно какой-нибудь сцене из фантастической повести, вызвать к жизни его мистическую силу интернета.) Цель заключалась в том, чтобы упредить незначительную, но растущую популярность и известность Навального, и неразрывно связать его имя с преступностью и коррупцией. Однако опросы показывают, что россияне достаточно циничны и понимают надуманность этих обвинений, видят, что это возмездие за его политическую деятельность, за ослабление позиций некоторых весьма влиятельных и богатых групп.

Понимая это, Навальный свое последнее слово превратил в политическое выступление. "Давайте выйдем из мира фантазии и сказок, - сказал он. - 15 лет поступления огромного количества нефтяных и газовых денег, они обернулись для жителей чем? Кто-то из нас получил лучший доступ к здравоохранению, к образованию, к новому жилищу, к чему? Что мы получили?"

Навальный без стеснения говорит о своих политических амбициях - он заявляет, что хочет баллотироваться в президенты. В этом он особенно откровенен. "Если кто-то считает, что я, услышав эти 6 лет и угрозы 6 лет, [этого для него требовало обвинение] куда-то убегу за границу или спрячусь где-то, очень сильно ошибаются, - сказал он слегка в нос, в свойственной ему важной манере, глядя на смотрящего в сторону напряженного судью. - Сам от себя я никуда не убегу. У меня другого выхода нет, и я не хочу заниматься ничем другим. Я хочу заниматься тем, чтобы помогать жителям своей страны". Затем он добавил, вторя названию собственного блога: "Я считаю, что ни один сейчас не имеет права на нейтралитет. ...Потому что каждый раз, когда кто-то из нас думает "Давайте я где-то постою в сторонке, и просто все пройдет мимо меня, и я подожду", он просто помогает вновь тому отвратительному феодальному строю, который сидит, как паук, в этом Кремле, конкретно 100 семей, которые сосут со всей России, помогает им вновь и вновь".

За день до отъезда в Киров Навальный сделал последнюю и очень длинную запись в своем блоге.

"Это неловкое чувство, когда тебе надо написать что-то очень многозначительное перед завтрашним приговором, - написал он с типичной для него непочтительностью. - Тем не менее. Вот, что хочу сказать.... Нечего без конца ныть и пугаться, а нужно организовывать работу". Он продолжил, но не на тему благородных принципов свободы и прав человека, а о той будничной политической работе, которая должна заложить основу. "Все эти годы я вместе с вами учился организовываться в условиях госпропаганды, запугивания и отсутствия денег. Чему-то научился. Мы умеем теперь собирать деньги... Умеем вести расследования лучше, чем любые структуры, которым положено вести расследования. Умеем находить недвижимость и активы жуликов, их виды на жительство. Умеем делать, децентрализованно финансировать и выпускать газеты .... Умеем митинги большие проводить. Умеем партии создавать. Умеем под петициями собирать 100000 реальных подписей".

"Никого кроме вас нет, - продолжил он. - Никого происходящее в стране и городе не волнует больше, чем вас. Нет удивительных волонтеров, которые приедут и сделают работу за вас... Если вы уж дошли до того, что читаете этот блог, то вы и есть передний край. Нет никого, кроме вас".

Главное, подчеркнул он, это не поддаваться страху. Что, в конце концов, может сделать с нами система? Бросить за решетку?

"Ну кого они там могут посадить? Ну 20 человек, ну 50. Ну 100, если сильно постараются. Вот и весь страшенный потенциал. Понятное дело, что довольно неприятно оказаться среди этих 20-50-100, но всякое в жизни случается. Бывает, на людей и рояли падают".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2013 > № 860773 Алексей Навальный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2011 > № 332986 Алексей Навальный

Вызов, брошенный российской коррупции

Алексей Навальный – московский юрист и блоггер - осмелился противостоять российским энергетическим компаниям, контролируемым государством. Недавно Кремль нанес ответный удар. В своем интервью Навальный рассказывает о работе, которую он ведет, и о мерах, которые власть принимает против него.

Московский юрист и блоггер Алексей Навальный осмелился в одиночку бросить вызов российским энергетическим гигантам, контролируемым государством, и обвинить их в хищениях и коррупции.

Спустя пять лет деятельность разоблачителя принесла свои плоды – российский Следственный комитет – главная следственная структура в стране – возбудил против Навального уголовное дело по обвинению в мошенничестве. Его обвиняют в том, что он дал дурной совет лесозаготовительному предприятию.

В своем интервью он рассказывает о начатой им кампании и о мерах, которые власть принимает против него.

Los Angeles Times: Что Вы посоветуете тем, кто подумывает об инвестициях в Россию?

Алексей Навальный: В целом такие инвестиции могут оказаться выгодными, и я ни в коем случаю не призываю от них отказываться. Однако прибыли инвесторов могли бы быть намного выше, если бы российские компании следовали хотя бы основным правилам корпоративного управления, применяемым на Западе. Инвестиции в «Газпром» [государственную газовую компанию-монополиста] могут приносить прибыль. Однако если предпринять минимальные шаги, направленные на обуздание коррупции в «Газпроме», компания подорожала бы процентов на 30.

На практике инвесторы не могут ни влиять на показатели крупных российских компаний, ни даже получать о них информацию. Мы с коллегами три года усердно старались добиться доступа к основным документам о показателях крупных компаний – таких как «Роснефть» и «Транснефть». Наконец, мы получили судебное предписание, которое заставило компании предоставить нам этот доступ. Однако, как правило, информация о деятельности подобных компаний остается тщательно охраняемым секретом.

- Когда Вы начали работу по разоблачению коррупции?

- Все началось пять лет назад, когда я понял, что необходимо что-то делать, чтобы защитить мои личные вложения. Самые интересные в России направления для инвестиций – это компании нефтяного и газового сектора. В России есть группа так называемых крупных компаний. Некоторые из них формально считаются частными, но на деле все они находятся под контролем государства. Когда я начал инвестировать в эти компании, я быстро заметил, что они платят очень маленькие дивиденды, в то время как их менеджмент ведет роскошный образ жизни на своих шикарных виллах во Франции, Испании и так далее.

- В прошлом ноябре Вы делали в американской Хельсинкской комиссии доклад о коррупции в России. Что Вы рекомендовали, и какую получили реакцию?

- Я сказал, что власти США не должны решать российские проблемы, однако должны защищать своих граждан от распространяющейся из России коррупции, потому что, когда коррумпированные чиновники и бизнесмены присваивают деньги в России, они вкладывают их на Западе, в том числе в Соединенных Штатах, где отмывание денег – федеральное преступление.

В то же время инвестиционные фонды вкладывают в российские компании миллиарды долларов, и если в рамках своей корпоративной социальной ответственности они примут определенные меры, чтобы заставить эти компании соблюдать элементарную деловую этику, они внесут огромный вклад в борьбу с коррупцией в России, сказал я. Одно дело, когда бороться с коррупцией от «Газпрома» требую я, и совсем другое дело, когда этого требуют Black Rock, американские пенсионные фонды, взаимные фонды и т. д.

Поэтому моя позиция заключалась в следующем: защитите себя, и этим вы поможете нам. В целом она была встречена с пониманием, но пока практического прогресса почти не заметно.

- Насколько серьезно коррупция в России проникла в структуры власти?

- Российские структуры власти коррумпированы сверху донизу. Люди, не участвующие в коррупционных схемах, не могут успешно работать в этих структурах.

- Президент Дмитрий Медведев провозгласил борьбу с коррупцией одним из ключевых элементов своей амбициозной программы модернизации. Его очередной шаг – введение штрафов на шести- или семизначные суммы в качестве наказания за взятки, - как считается, нацелен на то, чтобы придать этой борьбе новый импульс. Что Вы можете сказать об этой мере?

- Я давно уже не слышу от Кремля ничего нового и вообще ничего, кроме постоянных жалоб на коррупцию и туманных советов по ее предотвращению. Ни одно из выраженных Медведевым намерений не было воплощено в жизнь. За весь срок его пребывания на президентском посту в России не было ни одного серьезного дела о коррупции, которое было бы доведено до суда. Наш президент может предлагать столько мер, сколько ему заблагорассудится, однако в ситуации, когда коррупционные аферы покрывают и полиция, и прокуратура, и спецслужбы, штрафовать будет некого, потому что преступники просто не попадают под следствие.

- Что Вы думаете о деле по обвинению в мошенничестве, возбужденном против Вас Следственным комитетом?

- Это сугубо политическое и полностью сфальсифицированное дело. Инициатива исходила с самого верха. Ни одно из начатых мной дел никогда не привлекало такого внимания. [Лидеры] в Кремле очень недовольны тем, что они не могут контролировать мой блог ни с помощью запугивания, ни с помощью системы лицензирования, ни просто с помощью денег. Я знаю, что, если они захотят, они могут сделать со мной все, что угодно.

Это риск, связанный с моей работой, но я к нему готов. Мы уже получали анонимные телефонные звонки с угрозами и требованиями прекратить наши расследования. Они уже давно пытаются хоть что-нибудь на меня найти, а в итоге возбудили сомнительное дело и обвиняют меня даже не в хищении, а в том, что я путем обмана нанес ущерб малоизвестной провинциальной компании. Они хотят запугать меня. Для них лучше всего будет, если я эмигрирую. Но этого удовольствия они не получат. Я решил остаться, невзирая на риск.

Люди, которые борются с коррупцией в России, сталкиваются с огромным риском, но я готов пойти на этот риск, чтобы сделать жизнь в нашей стране лучше. Я буду продолжать делать свою работу несмотря ни на что. Сергей Лойко, Taking on Russian corruption, Los Angeles Times, США

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2011 > № 332986 Алексей Навальный


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter