Всего новостей: 2555036, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мишель Шарль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Мишель Шарль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Бельгия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 января 2018 > № 2485548 Шарль Мишель

Встреча с Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем.

Владимир Путин принял в загородной резиденции Ново-Огарёво Премьер-министра Бельгии Шарля Мишеля.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги! Очень рад вас приветствовать. Добрый день!

В прошлом году мы отмечали 300-летие посещения Петром I Бельгии. В этом году исполняется 165 лет со дня установления дипломатических отношений. Это произошло при первом короле Бельгии Леопольде I, который, как известно, был приближённым российского императора Александра I и с раннего детства был зачислен на русскую военную службу. Так что у нас очень хорошие, добрые, глубокие связи.

Знаю, что у Вас очень насыщенная программа пребывания в России. Только что Председатель Правительства России Дмитрий Медведев рассказывал мне о Ваших вчерашних контактах и переговорах. У нас работает смешанная российско-бельгийско-люксембургская комиссия по экономическому сотрудничеству. И в ближайшее время должна состояться очередная встреча.

Уверен, что Ваш визит, уважаемый господин Премьер-министр, пойдёт на пользу нашим странам, нашим экономикам. Мы очень рады Вас видеть. Добро пожаловать!

Ш.Мишель (как переведено): Большое спасибо, господин Президент, за тёплый приём, который Вы нам оказываете.

Рад, что Вы принимаете меня здесь, этому диалогу. Я уже встречался с вашим Министром иностранных дел в Брюсселе и вашим премьер-министром.

В этом году отмечается 165 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Бельгией. Убеждён, что есть большое количество тем, которые мы могли бы обсудить, чтобы лучше понимать друг друга. В духе этого диалога я рад, что можно обсудить большое количество вопросов, касающихся безопасности, борьбы с терроризмом, южных границ Европы.

История знала хорошие и менее хорошие моменты в отношениях Европы и России, но, учитывая, что мы соседи, мы всегда будем работать вместе.

Рад, что у меня есть возможность обсудить не только те моменты, которые, может быть, нас разделяют, в которых, может быть, мы ещё не понимаем друг друга, но и другие моменты, в которых мы можем прогрессировать. И я рад, что вчера я уже начал обсуждать экономические моменты с господином Медведевым.

Спасибо.

Бельгия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 января 2018 > № 2485548 Шарль Мишель


Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Шарля Мишеля по завершении российско-бельгийских переговоров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые дамы и господа! Уважаемые представители средств массовой информации! Господин Премьер-министр!

Только что мы завершили переговоры с моим коллегой, Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. Это для господина Премьер-министра первый визит в нашу страну. Надеемся, что этот визит оправдает ожидания и Вы увезёте домой не только хорошие впечатления о зимней Москве, но и определённые результаты. Помимо только что подписанного протокола эти результаты выражаются в наших переговорах, в обсуждении наиболее важных, актуальных тем для Российской Федерации и Королевства Бельгии, для Европейского союза и Российской Федерации, целого ряда международных проблем.

У нас давние традиции дружбы и взаимопонимания. В этом году дипломатическим отношениям между нашими странами исполняется 165 лет. А в прошлом году отмечалось 300-летие посещения Петром I бельгийских земель, то есть в этом смысле у нас действительно очень хороший бэкграунд.

Если говорить о торговле, она в целом за последнее время стала восстанавливаться. За 11 месяцев прошлого года товарооборот вырос на 20%, причём позитивная динамика есть как со стороны Российской Федерации, так и со стороны Бельгии, и эту динамику нужно было бы сохранить.

Несмотря на известные обстоятельства, связанные с санкционной политикой, инвестиционное сотрудничество тоже не замерло. Объём накопленных инвестиций составляет со стороны Бельгии 1,2 млрд долларов (по состоянию на середину прошлого года). С российской стороны – приблизительно 0,5 млрд долларов.

Многие бельгийские компании успешно работают в России. Мы только что с господином Премьер-министром говорили о перспективах, проектах, которые реализованы, и трудностях, которые обычно возникают в ходе реализации проектов. Без этого не обходится, но очень важно, чтобы эти проблемы оперативно снимались. Есть неплохие перспективы для развития бизнеса. Это касается и металлургии, и новых проектов, которые были запущены совсем недавно в Липецке, – я имею в виду компанию «Бекарт», которая планирует дополнительные инвестиции. Мы это только приветствуем.

Ещё одно направление сотрудничества, о котором мы только что говорили, – это медицинские технологии. Для лечения онкологических заболеваний бельгийская компания IBA запускает так называемую систему протонной терапии в Ульяновской области. Это важное направление.

Мы говорили о том, что неплохо было бы посмотреть и на фармакологический сектор. Хочу сказать (не успел сказать это во время нашего общения с господином Премьер-министром): у нас фармацевтический сектор растёт огромными темпами – в среднем 20–25% в год. И в этом смысле на нашем рынке вполне есть место для бельгийских компаний, для создания совместных производств. Тем более это и есть высокие технологии, на которые мы все в настоящий момент уповаем.

Есть большие проекты в области энергетики, в аэрокосмической области, в химической промышленности, собственно, в узком смысле – в высоких технологиях. Видим заинтересованность бизнес-сообщества. Надеюсь, что предприниматели будут вести себя активнее. Мы об этом тоже говорили. И только что подписан дополнительный протокол к Конвенции об избежании двойного налогообложения. Важно завершить ратификационные процедуры.

В феврале пройдёт заседание межправкомиссии, для того чтобы выработать конкретные предложения о будущих совместных проектах. Оно намечено в Сочи.

Развиваются гуманитарные связи. Это действительно очень важно, особенно в тот период, когда между странами существуют те или иные проблемы. Когда существует проблема доверия, взаимопонимания, очень важно сохранить гуманитарную составляющую. Развиваются контакты в области образования, молодёжные обмены. С прошлого года в Антверпене работает Центр языкового тестирования, где можно получить официальный документ о владении русским языком и использовать его при устройстве на работу в России или при поступлении в российские вузы.

Есть ряд других важных направлений, о которых мы сегодня тоже сумели переговорить.

Хочу ещё раз искренне поблагодарить господина Мишеля за содержательные переговоры. Уверен, что, несмотря на достаточно сложную ситуацию в международной обстановке и в наших текущих отношениях с Европейским союзом, сотрудничество между Россией и Бельгией будет развиваться в самых разных сферах.

Ш.Мишель (как переведено): Во-первых, хотел бы поблагодарить Премьер-министра за то, как меня приняли, как приняли мою делегацию.

Мы очень рады, что смогли провести интенсивные дебаты и обмен мнениями. Мы говорили о двусторонних отношениях между Российской Федерацией и Королевством Бельгии, обсудили определённые вопросы, в том числе в экономической сфере. Мы определили секторы, где уже есть давнее сотрудничество между нашими странами, которое очень хорошо развито. Допустим, в области металлургии и сталелитейной промышленности, где у нас действительно исторические отношения. Это отрасль, в рамках которой российские экономические игроки играют очень важную роль. В частности, речь идёт о компании НЛМК, которая разрабатывает разного рода проекты.

Учитывая, что у нас слишком много производится стали в мире, мы, конечно, также говорили о других отраслях, об алмазах. В Антверпене российские компании уже давно работают.

Мы обсудили ключевой, важнейший вопрос для Бельгии – энергетический вопрос. Вы знаете, что в Бельгии и ЕС мы разрабатываем стратегию для энергетического сектора. Во-первых, мы обсудили энергетический вопрос. В частности, проект «Северный поток – 2», который разрабатывается на европейском уровне в рамках партнёрства с Российской Федерацией, а также другие проекты в области СПГ – сжиженного природного газа, в рамках которых мы приняли решение организовать более технический визит, для того чтобы углубить наше сотрудничество. И также для нас очень важно, что бельгийская компания Fluxys активно сотрудничает с российскими партнёрами, а порт Зебрюгге является главным, ключевым инфраструктурным местом, через которое можно сотрудничать в экономической сфере.

Премьер-министр об этом уже говорил, есть и другая отрасль, в которой можно развить сотрудничество и углубить его, – это сектор здравоохранения, сектор фармацевтики, который является очень важным для Бельгии, очень развит в Бельгии: допустим, компания IBA очень хорошо работает в этой отрасли. У нас делается большое количество инвестиций, инноваций в фармацевтику. И государственная политика здравоохранения также может предусмотреть определённое количество партнёрств и сотрудничество в этих рамках, после нашей встречи, встречи на этом уровне.

Мы также обсудили другой вопрос, который очень важен для Бельгии, – он касается производства фруктов, сельского хозяйства. Это груши и яблоки, садоводческий сектор. Конечно же, мы без каких-либо табу, очень искренне и прямо говорили на эту тему.

Мне очень понравилось, что мы могли открыто и прямо говорить с господином Премьер-министром. Я ему также заявил, что в Евросоюзе мы много говорим о России, но не разговариваем с ней, не общаемся с ней, с Россией. Я как Премьер-министр, человек, который постоянно был в авангарде европейской политики, своего рода первопроходцем, убеждён, что в будущем было бы полезно расширить диалог между Россией и Евросоюзом, сделать его более структурным.

Конечно, у нас есть определённые разногласия. Мы отличаемся друг от друга. Особенно, когда говорим, допустим, о территориальной целостности Украины, вопросах Крыма, Донбасса. У нас есть разногласия, и мы не можем закрывать на это глаза. Но мы можем разговаривать на эти темы, можем обмениваться мнениями. Мне кажется, это нам помогает лучше понимать наши позиции. И это является условием для доверия и прогресса.

Также я абсолютно согласен с господином Премьер-министром, когда он говорит, что в будущем мы должны развивать стратегический политический диалог. И необходимо обращать внимание в этих рамках на другие вопросы, особенно на юге. Мы обсудили ситуацию в Ливии. Обменялись мнениями на эту тему и подумали о разных решениях, которые можно принять для того, чтобы стабилизировать данный регион. Мы также говорили о Ближнем Востоке и декларации администрации Дональда Трампа, которая вызвала реакцию в Евросоюзе, в Бельгии.

Мы обсудили вопрос Сирии, который является очень комплексным. Мне кажется, что необходимо иметь более определённую стратегию в этих рамках.

Несмотря на все наши различия, я думаю, что мы хотим сотрудничать в борьбе против терроризма. На территории Евросоюза и Российской Федерации мы должны бороться с этой проблемой, и, может быть, стоит сотрудничать более тесно против радикального исламизма.

Вот некоторые элементы, о которых хотелось бы вас оповестить.

Хочу поблагодарить господина Премьер-министра за тёплый приём. В рамках нашей первой встречи я увидел качество и интенсивность нашего обмена мнениями. Мы очень прямо говорили друг с другом, были очень открытыми.

Мы говорили об истории. Международная история, конечно, влияет на то, что происходит сегодня. Я думаю, мы ответственны, когда учимся на уроках истории и вдохновляемся этими уроками для того, чтобы сделать наш мир более стабильным, более мирным. Я думаю, мы должны следовать этому вместе.

Спасибо большое, господин Премьер-министр, за Ваш тёплый приём и за то, что мы смогли обменяться мнениями.

Вопрос: Здравствуйте. У меня вопрос к Дмитрию Анатольевичу. Сегодня в США был опубликован так называемый кремлёвский список, в который попали сотрудники Администрации Президента, практически весь состав кабинета министров, в том числе представители крупного бизнеса. Как бы Вы прокомментировали появление этого списка и попадание в него названных людей?

Если можно, хотелось бы услышать мнение об этом списке и Премьер-министра Бельгии.

Д.Медведев: Давайте я несколько слов скажу на эту тему. Я думаю, это та ситуация, когда непопадание в этот список – это повод уволиться. Но мы, конечно, так поступать не будем.

Очевидно абсолютно, что в рамках этого списка фигурирует практически вся команда органов власти, существующая в нашей стране. Та команда, которая была в определённый период собрана Президентом Путиным, дополненная также представителями крупнейшего российского бизнеса, который, по сути, покрывает всю российскую экономику.

Каково значение этого списка? Я бы сказал, что значение этого списка – зеро, оно стремится к нулю.

Почему? Потому что, если бы мы представили себе обратную ситуацию: мы, допустим, взяли и подготовили список, в который включили Администрацию Президента Трампа целиком, Палату представителей, Сенат, Верховный суд, офис генерального прокурора, – что произойдёт после этого в Америке? Ничего. То же самое произойдёт и в нашей стране, то есть ничего не произойдёт. Тем не менее мы прекрасно понимаем, что даже при наличии всякого рода списков для контактов никаких других людей нет. Других писателей для Соединённых Штатов Америки, с которыми бы власти США могли общаться, у нас не существует. Точно так же, как и у них не существует других должностных лиц. Именно поэтому я считаю, что значение подобного рода списков, если говорить об официальной части, если говорить о должностных лицах, стремится к нулю.

Тем не менее это реализация того закона, который был принят, который носит абсолютно дискриминационный характер в отношении нашей страны, который, безусловно, будет отравлять наши контакты, наши отношения на протяжении достаточно длительного времени. И это само по себе плохо.

Если же говорить об иных последствиях, то, безусловно, все власти в нашей стране – исполнительная власть, законодательная власть и, конечно, Президент – будут отслеживать другие формы реализации этого закона. Если они состоятся, то на эти действия последует реакция. Какая? Она будет адекватной тому, что будет происходить.

В конечном счёте публикация подобных списков, безусловно, отравляет наши отношения. И очевидно, что в нашей стране будет больше людей, которые будут не любить Америку, а в Америке будут укрепляться антироссийские настроения. Очевидно, что и то и другое в конечном счёте уводит нас от конструктивного диалога: и антиамериканские настроения в нашей стране, и антироссийские настроения в Соединённых Штатах Америки. Такие списки, к сожалению, эти тенденции закрепляют.

Ш.Мишель (как переведено): Я не собираюсь комментировать двустороннюю ситуацию между Соединёнными Штатами Америки и Российской Федерацией. И опять же тот же посыл у меня, как в Москве, так и в Брюсселе: санкции не являются целью как таковой, конечной целью. Диалог очень важен, для того чтобы лучше понимать тот путь, который мы должны пройти, чтобы построить более стратегические, плодотворные отношения между ЕС и Российской Федерацией.

В рамках нашего разговора мы говорили о Минских соглашениях, которые являются для нас центральным вопросом. Реализация Минских соглашений это то, что необходимо сделать. Хотелось бы подчеркнуть, что Европейский союз принял решение не поддерживать усиление санкций. Как я уже говорил во вступительном слове, необходимо активизировать наши отношения, да, у нас есть определённое количество разногласий, это правда, но нужно и открыть диалог. Потому что диалог является единственным путём для того, чтобы управлять какими-то разногласиями, и для того, чтобы лучше понимать разные процессы для принятия решений. Чтобы было больше стабильности, чтобы лучше предвидеть вопросы.

Я уже говорил о том, что необходимо говорить не только о вопросах, которые возникают на восточных границах Евросоюза, но также о том, что происходит на южных границах Евросоюза. Российская Федерация и ЕС, мы заплатим высокую цену, если не будем гарантами стабильности. Я уже говорил о ситуации в Ливии, которая повлияла, конечно, на ситуацию всего Сахельского региона. И завтра эта ситуация может дестабилизировать определённое количество стран, что может стать просто трагическим для наших граждан.

Вопрос: Бельгийское телевидение. Премьер Бельгии хочет нового, более постоянного диалога между Россией и Европейским союзом. Возможно ли это, если санкции остаются? И как Вы видите роль Бельгии? Бельгия для вас – это страна хорошего шоколада или что-то большее?

Д.Медведев: Вне всякого сомнения, Бельгия для нас – это что-то большее, потому что наши отношения с Королевством насчитывают уже 300 лет, дипотношения – 165 лет. Мы ценим наших партнёров, друзей в Бельгии. Кстати, визит господина Премьер-министра как раз свидетельство того, что Бельгия хочет и готова играть более активную роль в восстановлении нормальных, полноценных отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом. Это правильная и прагматичная позиция. Ещё раз хочу за эту позицию господина Премьер-министра поблагодарить. Потому что всё, что мы сейчас обсуждаем, всякие санкции, ответные меры, какие-то списки, – пройдёт несколько десятилетий, и это будет только мелким шрифтом изложено в учебниках истории. А наши страны, наши отношения останутся. И мы всё равно будем соседями и, уверен, деловыми партнёрами с Европейским союзом. И вот это главное. Поэтому желание восстановить полноценный диалог, в конечном счёте – восстановить доверие я не могу не приветствовать.

Возможен ли диалог в период действия санкций, ответных мер? Возможен, конечно. Мы неоднократно об этом говорили. Мы живём при этих санкциях. И кстати, в советский период жили многие годы. Ничего особенного из-за этого не происходит. В ряде случаев (мы тоже об этом неоднократно говорили) санкции даже полезны для развития внутренней экономики. Хотя они сказываются на наших отношениях с нашими партнёрами. Диалог возможен. Но желательно и санкционный период преодолеть. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше будет для всех – для государств, для бизнеса наших стран и для граждан наших государств.

Вопрос: «Интерфакс». Вопрос обоим премьер-министрам в продолжение вопроса бельгийского коллеги и с акцентом на двусторонних торгово-экономических отношениях. На ваш взгляд, насколько сильно санкции и действующие контрсанкции Российской Федерации мешают двустороннему инвестиционному и торговому сотрудничеству?

Ш.Мишель (как переведено): Как я уже говорил, санкции не являются целью как таковой. Мы, когда продлевали санкции, думали о том, что необходимо просто сделать так, чтобы эти санкции активизировали диалог с Российской Федерацией. В последние годы мы видим, что не было реального диалога на самом высоком уровне по вопросу Восточной Европы и по поводу того, какую роль может играть Россия на юге Европы. Поэтому, учитывая, что мы, бельгийцы, очень активно работаем на европейском уровне, мы должны со своей стороны всё равно, несмотря на санкции, наращивать двустороннее сотрудничество и, может быть, делиться некоторым геополитическим анализом ситуации.

Россия и Евросоюз всегда будут соседями. И если мы соседи, мы должны прагматично понимать, каким образом мы будем развиваться, учитывая наши стратегические интересы. Мы не согласны по определённому количеству вопросов. У нас разная история, разные реалии, разные трудности. И только через диалог мы можем обмениваться аргументами и прогрессировать, понимать, какая озабоченность у нас и у вас. И у нас есть определённое количество сфер, в которых мы можем развивать это, – борьба с терроризмом и так далее.

Санкционный вопрос не помешал нам иметь очень интенсивный диалог. Мы внимательно работали над разными вопросами с господином Премьер-министром.

Мы говорили о чемпионате мира по футболу. Говорили, кстати, о перспективах бельгийской команды. Большое спасибо, что Вы побеспокоились о нашей команде, господин Премьер-министр.

Д.Медведев: Честно говоря, даже не знаю, чьи перспективы на чемпионате мира по футболу выглядят более радужно. Про нашу сборную ничего говорить не будем, посмотрим, как она сыграет. А сборной Бельгии я пожелал успехов.

Что же касается продолжения этой темы по санкциям, я в принципе согласен с тем, что сказал мой коллега. В период самых жёстких санкций всё равно необходимо сохранять диалог, продолжать сотрудничество. Ещё раз напомню, что я говорил неоднократно: в отношении СССР санкции вводились 10 раз. Ни разу за период введения санкций это никаким образом не поменяло политику Советского Союза. Я, кстати, сейчас не говорю о том, какая это была политика, это вопрос оценки, вопрос историков, – я просто говорю про эффективность санкций.

Эффективность санкций, как правило, не достигает даже трети того, на что рассчитывают те, кто их вводит. Санкции бьют по экономике, бьют по бизнесу, и само по себе это плохо. Санкции, с другой стороны, порождают необходимость заниматься собственными экономическими проблемами, решать их самостоятельно, что иногда весьма и весьма полезно. Вы знаете, что за последние годы из-за введения этих санкций и ответных российских мер мы довольно серьёзным образом нарастили потенциал нашего сельского хозяйства, оно кардинально отличается от того, что мы имели 15–20 лет назад.

Но даже в период санкций необходимо сохранять сотрудничество, о чём господин Премьер-министр сказал. Это касается не только вопросов делового климата, не только вопросов сотрудничества между бизнес-комьюнити. Это касается и консультаций, сотрудничества по наиболее актуальным международным вопросам, а также по основным вызовам и угрозам, с которыми сталкиваются наши страны. И Россия, и Бельгия страдают от терроризма, и поэтому нам необходимо обязательно сохранять консультации, причём на всех уровнях. Не закрывать двери, а сохранять консультации, причём по самым чувствительным вопросам. Если таких консультаций нет – радуются только террористы. Вот об этом нужно помнить всем, кто голосует за введение тех или иных санкций.

Вопрос (как переведено): Добрый день! RTL Info. Господин Премьер-министр, Дмитрий Анатольевич, учитывая, что мы заново начали диалог между Бельгией и Россией, можно ли гарантировать восстановление импорта груш из Бельгии в краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной перспективе?

Д.Медведев: Не думал, что груши станут такой важной темой нашего сегодняшнего диалога, но, видимо, это важная экспортная статья. Я сказал моему коллеге господину Премьер-министру: в принципе у нас вообще холодно. Но не везде так холодно, как в Москве, Петербурге или Мурманске. У нас тоже груши растут. Растут на Кавказе, в Ростовской области, на Ставрополье, растут, наконец, в Крыму. Но это не значит, что мы закрываем возможности для поставок плодоовощной продукции, в том числе груш, яблок, других видов фруктов, и из других стран. Тем более, есть уникальные сорта. Но для того, чтобы это произошло, нам нужно отказаться от ограничений, которые мы ввели. И здесь возможен только симметричный подход. Если есть санкции, есть ответные меры. Если санкции схлопываются или мы намечаем какую-то карту ухода от этих санкций, естественно, мы намечаем и каким образом будем восстанавливать торговлю товарами, которые попали под ограничения. Если мы будем идти таким путём, тогда всё это состоится.

Ш.Мишель (как переведено): Можно мне добавить кое-что? Я отвечу на вопрос, который задавали не мне. Мы говорили о погоде, которая необходима для выращивания груш, также мы говорили о фитосанитарных нормах, о том, что необходимо наладить сотрудничество в этом плане. В феврале будет заседание смешанной экономической комиссии между Бельгией и Россией, и, конечно, необходимо будет продолжить работу и над вопросом по фруктам и овощам.

Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter