Всего новостей: 2661889, выбрано 1 за 0.232 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Отырба Рафик в отраслях: Агропромвсе
Отырба Рафик в отраслях: Агропромвсе
Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 27 ноября 2014 > № 1244441 Рафик Отырба

«МОЯ ЦЕЛЬ - НЕ НАЖИВАТЬСЯ НА СВОЕЙ РОДИНЕ, А СЛУЖИТЬ ЕЙ»

Интервью с министром сельского хозяйства Рафиком Отырба

Мы постоянно ждём перелома в сельском хозяйстве, который обусловит продовольственную безопасность страны. Для того чтобы происходили аграрные изменения в республике, нужны толковые организаторы и исполнители. Нельзя делать всё приблизительно. Система сама по себе успеха не гарантирует. Нужны люди, которые смогут убедить крестьян вернуться к земле и вселить в них веру в перспективы сельского хозяйства. Но как добиться этого? И как вновь не разочаровать наших тружеников?

В предлагаемом интервью с новым министром Рафиком Константиновичем Отырба, кандидатом сельскохозяйственных наук, проработавшим в аграрном секторе республики без малого тридцать лет, газета «РА» постаралась найти ответы на некоторые волнующие общество вопросы.

- Рафик Константинович, новое правительство Абхазии возлагает на вас большие надежды в деле реанимирования сельского хозяйства. Наследство досталось вам, мягко говоря, незавидное. По плечу ли вам такая ноша?

- По плечу или нет, покажет время. Но разбираясь с так называемым «наследством», не наломать бы дров, так как очень трудно определить, куда «утекли» денежные потоки, вложенные в различные сельхозпроекты. А в результате их реализации республика получила заросшие сорняком сады и плантации, высохшие виноградники и заброшенные пруды. Главной причиной сложившейся ситуации является недостаточно продуманная рыночная политика по отношению к крестьянину – кормильцу страны. Государство должно регулировать рыночные отношения, чтобы они не превращались в базар, на котором очень прытко разбазариваются государственные деньги. Моя цель - не наживаться на Родине, а служить ей.

- О каких сельхозпроектах идёт речь?

- Прежде всего, о так называемом научно обоснованном сельхозпроекте по посадке яблонь, субтропических культур и орехов. Его реализовывал НИИ сельского хозяйства на российские средства, выделенные агропрому в рамках Комплексного плана содействия социально-экономическому развитию Абхазии. С 2011 года по 2014 год по этому проекту было освоено 1345 гектаров и затрачено 517 миллионов рублей. Из них 103 миллиона рублей задолжали крестьянам - участникам проекта. Для сбора информации о фактическом состоянии заложенных садов и плантаций 30 июня 2014 года была создана рабочая группа независимых экспертов. После проведения мониторинга результаты, как я сказал выше, выявились плачевные. Дела по финансовым нарушениям в ходе реализации данного проекта переданы в республиканскую прокуратуру. Многие проекты финансировались и из местного бюджета. Только в этом году на их реализацию было затрачено более 22 миллионов рублей. Результата нет. Таких миллионов, повисших в воздухе, очень много.

- Рафик Константинович, рационально ли было завозить саженцы из Италии?

- Лично я считаю, что завозимые культуры должны были изучаться в течение нескольких лет на государственном сортоиспытательном участке и проходить фенологическое наблюдение. Однако саженцы сажали, чуть ли не с колёс. Один гектар яблонь обходился в 900 тысяч рублей. Эти яблони должны были обрабатываться ядохимикатами от болезней и вредителей в течение года до 10 раз. Они должны были быть скороплодными и быстро окупить затраты, так как срок их эксплуатации всего 12 - 16 лет. Но этого не произошло. А виноградники закладывали завезённым сортом «ркацители». Только на покупку саженцев было израсходовано более 41 миллиона российских инвестиционных средств и 10 миллионов рублей из местного бюджета. Однако этот сорт нецелесообразно было высаживать, так как он не районирован в наших условиях. Поэтому в Очамчырском районе 144 гектара виноградников в плачевном состоянии, а 55 гектаров, на которые затрачено 11 миллионов, высохли вообще. И миллионы ушли в землю. В неудовлетворительном состоянии и мандариновые посадки, половина из которых высохли. Всё решалось кулуарно несколькими людьми. Мы выступали по телевидению против этой программы. Но безрезультатно.

- Вы внесли немалый вклад в развитие аграрного производства Абхазии. Но в правительстве вы – человек новый. Расскажите немного о себе.

- Родом я из гудаутского села Абгархук. Учился в сухумской школе-интернате имени Кондрата Дзидзария, затем в бывшем ГИСХе в Сухуме. После окончания в 1984 году был призван в ряды Советской армии. Отслужив, начал работать в сухумском филиале Всесоюзного научно-исследовательского института по чаю и субтропическим культурам. Занимался работой по размножению перспективного сорта чая «Колхида» в питомничьем хозяйстве в селе Аракиче Очамчырского района. Моим руководителем был известный учёный Валентин Воронцов, у которого я многому научился. Затем я был переведён в сухумский филиал Всесоюзного института растениеводства имени Николая Вавилова, работал в отделе овощеводства под руководством известных учёных Георгия Хватыш и Розы Герия. Изучая особенности овощных культур, заочно учился в аспирантуре в Ленинграде. В 1991 году мне была присвоена учёная степень - кандидата сельскохозяйственных наук. Затем был принят на работу в научно-производственный отдел Министерства сельского хозяйства, который возглавлял Патико Алан. С первых дней войны был в абхазском ополчении. Но в начале цитрусового сезона мне с моими коллегами по агропрому поручили организовать сбор цитрусовых плодов на линии фронта по реке Гумисте. Мы ездили по сёлам и иногда под обстрелом проводили цитрусовую страду. После освобождения Гагры на границе с Россией по реке Псоу были созданы пограничные войска под руководством Зураба Маргания. Там я прослужил три месяца, а затем был зачислен в горно-стрелковый батальон Владимира Тарба, который контролировал территорию от Ауадхары до Псху. Затем меня назначили комендантом этого направления. В послевоенное время работал главным агрономом в Гулрыпшском районе, главным специалистом в Минсельхозе, возглавлял отдел сельского хозяйства по программе Международного Комитета Красного Креста, был главным агрономом фруктовой компании на Пицунде, начальником подсобного хозяйства санатория МВО. После его закрытия остался без работы. Я хотел создать Ассоциацию молодых учёных-аграриев, но ничего не получилось. Для меня важно, чтобы образованным специалистам давали возможность использовать свои знания на благо Родины. Нужно создавать площадки, на которых старшее поколение аграриев могло бы передавать накопленный годами опыт молодым специалистам. Нам необходима преемственность поколений. Но меня никто не слышал или не хотел слышать.

- Вы имеете в виду знания и опыт старшего поколения по возделыванию сельхозкультур?

- Именно это. Например, возьмём табаководство. До войны мы выращивали табак, и люди моего поколения знают технологию его производства. А вот послевоенное поколение не имеет никакого представления о нем. Если начнем возрождать чаеводство, понадобятся специалисты в этой уже традиционной для нас отрасли. Старшее поколение уходит, а молодые не имеют никакого опыта работы с этой культурой. Я люблю свою профессию, поэтому у меня болит душа за каждое дерево, куст, плантацию. Моё родовое поместье в Абгархуке утопает в цветущем саду и в зелени цитрусовых плантаций, которые я заложил своими руками. Большую помощь оказала мне моя мать - Нора Шатуговна Еник. Отец мой умер, когда я был маленьким, и вся тяжесть по воспитанию четырёх детей и по работе в хозяйстве легла на её хрупкие плечи. И, несмотря на это она всех нас подняла и дала нам высшее образование. Мы работали на земле. Она была для нас единственным источником дохода. Мы возделывали табак, выращивали овощи, разводили кур и индюшек. Сейчас наш сад благоухает ароматами цитрусовых плодов, мцарских яблок, хурмы, фейхоа, киви, в орешнике - 700 корней фундука. Нужно любить землю, и только тогда она вознаградит тебя. Но любовь к земле надо прививать, особенно молодым людям. Однако этого не добиться, если постоянно ломать их надежды и планы.

- Раньше крестьянин и пахал, и сеял, и о земле заботился…

- Совершенно верно. Сегодня в наших сёлах участки заросли травой. Многие хотят, например, выращивать какую-либо овощную культуру. Когда мы садимся считать, во что это обойдётся, они разворачиваются и уходят. Нужно правильно рассчитать, что выгодно производить в условиях нашей республики. Наш уникальный микроклимат в своё время привлекал в Абхазию выдающихся учёных России. Один из них - основоположник агроклиматологии Георгий Селянинов, который изучил и описал наш агроклимат. На основании этих исследований в Абхазии ведущими отраслями стали цитрусоводство, чаеводство, табаководство, виноградарство. Что касается чаеводства, то в 2010 году была сделана попытка возрождения отрасли, однако и она оказалась неудачной. Дело в том, что чайные плантации устарели и заросли. И это - не новость. Ухоженные плантации в небольших количествах в сёлах Дурипше и Лыхны Гудаутского района, Кутоле и Мыку Очамчырского района. В этом году мы запланировали спасти хоть 300 гектаров чая. А на следующий год необходимо заняться чаем конкретно. Нам должно быть стыдно, когда на выставках спрашивают абхазскую делегацию: «Где ваш чай?» А мы вместо чая стали возить на выставки целебные травяные напитки. К сожалению, уничтожили маточник сорта «Колхида». Его необходимо заложить и потом черенковать, хотя бы на 100 гектарах. И закрепить плантации за крестьянами, которые будут ухаживать за ними, собирать чай и продавать на переработку фабрике. Такая практика была в советское время. Но это всё в перспективе. Без денежных средств реализовать наши планы невозможно.

- О заготовительных базах по приёму плодов цитрусовых говорят многие годы.

- Согласен. И считаю, что этот вопрос решать надо в первую очередь. Если мы не облегчим людям реализацию цитрусовых плодов, то и эта отрасль окажется заброшенной. Крестьянин не станет производить продукцию, которую не сможет выгодно продать. Поэтому я предложил построить в каждом районе республики около автомобильной трассы или железнодорожного полотна ангары для закупа у населения сельхозпродукции: цитрусы, фрукты, овощи, сыр, ягоды, вино, козы, барашки и так далее. Это будут также торгово-закупочные площадки, куда летом будут завозить минеральные удобрения и комбикорма и продавать их по ценам, выгодным крестьянину. Этим самым мы разгрузим рынки, на которых творится страшный беспорядок. Мы унижаем пожилых людей, которые не могут продать свои продукты на рынке из-за перекупщиков. Кроме того, эти торгово-закупочные базы будут заключать договоры, и осуществлять бартер с российскими покупателями. Этот проект требует больших инвестиций, зато он отрегулирует государственные цены на сельхозпродукцию и облегчит жизнь крестьянам. Например, чтобы вывезти более двух тонн продукции в Россию, необходимо иметь контракт с покупателем. Но не все его имеют. Перевозить тачками - это уже вчерашний день. Строительство ангаров будет заложено в инвестиционной программе. Сейчас мы планируем сельхозпроекты, которые будут финансироваться и из местного бюджета. Будут создаваться фермерско-крестьянские хозяйства по выращиванию цитрусовых, фруктов и овощей, зернобобовых и винограда, орехов и цветов, а также по разведению крупного и мелкого рогатого скота, птиц и рыбы. Будут выдаваться кредиты на беспроцентной возвратной основе. И тут без государственной поддержки нам не обойтись.

- А каковы приоритеты этой помощи? И что сделано за 20 лет в этом направлении?

- Главные приоритеты государственной поддержки - техническое оснащение села и обеспечение рынка сбыта для продукции крестьян. А что сделано, я скажу. Во всех районах Абхазии Минсельхоз создал машинно-технологические станции - МТС и стал их учредителем. Из ведомства Минсельхоза были выведены карантинная и ветеринарная службы, все районные сельхозуправления, которые подчиняются только администрациям районов. Всё это было сделано в 2012 году. Министерству баланс сдают только МТС. К тому же все они кроме двух - Сухумской и Гагрской - убыточные. А если ещё вспомнить факт, когда сельхозтехника была роздана прямо с платформы железнодорожного вокзала, то комментарии тут излишни. Вернуть её не можем, так как она была подарена людям. Таким образом, Министерство создано только для Министерства. Мы не контролируем аграрный сектор, на местах нам отведена роль просителя. Вот такая система создана за эти годы.

- Рафик Константинович, весьма редкий по нашим временам случай, когда государство безвозмездно вкладывало деньги в село. Люди поверили в новые замыслы, вернулись к земле. А на ней сады так и не зацвели. Как вернуть веру людей в завтрашний день?

- Чтобы не наступить снова на те же грабли, нужно чётко понимать, что нельзя путать личный карман с государственным.

Русудан БАРГАНДЖИЯ

«Газета Республика Абхазия», 24.11.2014 г.

Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 27 ноября 2014 > № 1244441 Рафик Отырба


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter