Всего новостей: 2556515, выбрано 1 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Фролов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольЭкологиявсе
Фролов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольЭкологиявсе
Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850841 Александр Фролов

Абхазия: зона отчуждения или роста?

Александр Фролов, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор исторических наук

Для последней четверти XX века характерно появление на карте мира новых независимых государств, возникших в результате раздела ареалов мира социализма. Одни из них считаются общепризнанными, другие именуются самопровозглашенными. Но в любой раздел так или иначе закладывался глубокий исторический и культурологический смысл. Одним из таких государств является Абхазия.

Любая поездка в Абхазию интересна с нескольких ракурсов. Прежде всего с той точки зрения, какой путь развития выбирает государство, как происходит его самоопределение, тем более если независимость была обретена силой оружия. Важно также понять, каковы перспективы выживания такого рода малых государств, особенно если они находятся в так называемой санкционной зоне? Следующие вопросы касаются перспектив обретения полноценной государственности - как теперь любят говорить, атрибутики состоявшегося государства - и консолидирования или, напротив, разобщения народа такого государства. На решение каких проблем гражданское общество заряжено и какая в нем формируется связующая идея. И, наконец, какую функцию в отношении таких государств обретает внешнее окружение.

Впечатления

Первое впечатление о стране складывается на границе. Сейчас на российско-абхазской границе построено множество терминалов. Люди едут на автомобилях, кто-то, как мы, идет пешком, переход занимает менее 20 минут (может быть, удачно попали). Никаких особых формальностей, досмотров, только пограничник излишне долго всматривается в лица, не раз сверяя их с вклеенной в российский паспорт фотографией. И когда уже хочется сказать, неужели она криво вклеена, отдает документ. Дальше на пути встречается Дьюти-фри - магазин беспошлинной торговли. Тут же, на пятачке, достаточное количество автобусов и такси, готовых доставить отдыхающего в любой уголок их страны. Транспорт старенький, но все водители говорят по-русски практически без акцента, языковых проблем никаких.

В книге Лаймона Баума «Волшебник из страны Оз» описывается, как при пересечении границы ленточка на шее собачки меняет свою окраску. При пересечении границы России и Абхазии видишь, что сменился цвет крыш - с сочинских коричневых на серые шиферные, советских времен. Конечно, после фасадов отлакированного Сочи, принявшего недавно зимнюю Олимпиаду и готовящегося к Всемирному фестивалю молодежи и студентов, попадаешь в другой мир. Никакого размаха, холености, невольно ловишь себя на мысли, что попал в Советский Союз 1989 года или в квартиру с хорошим интерьером, где давно уже не делали ремонт. И если в Сочи жизнь бьет ключом, то здесь обстановка словно законсервировалась в своей патриархальности. Нет ни размашистых супермаркетов, ни назойливо изобилующей рекламы, ни развлекательных центров с автостоянками, бутиками, ресторанами и кафе, ни шумных восточных базаров. Изредка вдоль дороги появляются одиноко стоящие автомобили, вокруг которых хозяин разложил плетеные мешки с оранжевым товаром.

Абхазские мандарины считаются самыми вкусными в мире. Это не мои слова, так сказал мне американский гость, которому я как-то привез увесистый пакет абхазских мандаринов. Он, нахваливая, поедал их, как семечки. К сожалению, эта продукция была вытеснена с российских рынков турецко-марокканским товаром более низкого качества.

Неширокая шоссейная дорога, тем не менее с хорошим покрытием, то вьется вокруг горных склонов и морского побережья, то опускается в реликтовые сады и рощи. Транспорта еще немного, сезон не открылся. Населенные пункты до боли знакомы любому советскому человеку - Гагры, Пицунда, Гудаута, Новый Афон. Но все они какие-то притихшие или насторожившиеся.

Маршрутка высаживает прямо напротив гостиницы, где мы остановились. Гостиничное хозяйство Абхазии с момента распада СССР пришло в упадок. Много разрушенных, особенно к востоку от Сухума, строений. Но те гостиницы и пансионаты, которые удалось сохранить, не модернизируются. Наша гостиница, по всей видимости, претендовала на четыре звезды, но в ней не было бассейна, в коридорах вместо ковровых дорожек - старый, оставшийся еще с советских времен кафель, мебель - видавшая виды, сантехника времен 1980-х. Выясняется, что и в других отелях нет бассейнов, даже не 25-метровых, а простых купален с подогревом воды. В ресторане шведский стол, питание - не скажешь что слишком разнообразное, но приличное. Вообще, к питанию здесь особое отношение, и абхазское руководство борется за его естественность и чистоту. Оно исключает использование разного рода ГМО и искусственно созданных продуктов.

Понемногу, по мере общения с людьми, складываются первые впечатления. Население республики, как население среднерусского города, - 240 тыс. человек, при всем его многонациональном составе, а проживает там более 60 различных народов или этносов, титульная нация составляет 122 тыс. человек, или около половины населения. Но именно она консолидирует все остальные этносы примерно так, как русский народ объединяет вокруг себя все народы России. Сразу отмечаешь, что люди в основном спокойные, уравновешенные, дела свои делают без спешки. По религиозному составу 65% населения Абхазии - православные христиане, до 15% - мусульмане, в основном сунниты, а остальные придерживаются или иных конфессий, или просто считают себя атеистами.

Видимо потому, что абхазов немного, местная элита очень бережно относится к своим людям, что имеет самое непосредственное отношение к политической культуре. Политики в высшей степени корректны и не применяют жестких мер против конкурентов, что не характерно для постсоветского пространства. К тому же они связаны перекрестной системой родства. Такое бережное отношение друг к другу переносится и на бытовой уровень: если в городе столкнутся два автомобиля, то никто не бросится на обидчика с бейсбольной битой, люди выйдут, внимательно осмотрят место происшествия, скажут: «Жаль, что так неосторожно вышло» - и придут к взаимоприемлемому решению.

Эта бережливость находит свое выражение в пресечении социальных пороков, например наркомании. Абхазское руководство сочло также недопустимым открытие на своей территории разного рода игорных заведений, а такие предложения были.

В Абхазии глубоко чтут семейные традиции. Соединяются разные роды и кланы, ездят друг к другу свататься. В конечном итоге люди настолько родственно переплелись, что им самим во всем этом бывает трудно разобраться. Мужчина, за редким исключением, всю жизнь живет с одной женой, разводы и смена супругов не приветствуются. Кстати, не очень-то любят абхазы выдавать своих детей за представителей другой нации.

Уважение к старшим весьма высоко, и оно бросается в глаза, проявляясь не только в том, что в транспорте более старшему всегда уступят место, но самым интересным образом вкрапляясь в иерархические отношения. Если начальник помоложе, а у него работают старше его по возрасту люди, то он соблюдает в отношении этих людей кажущийся нам причудливым этикет почитания. Вообще, там, как нигде в другом месте, применима поговорка: «Пока жив отец, вы - ребенок».

Интересен с этой точки зрения Сухумский университет. В нем обучаются около 3 тыс. студентов, получающих знания в юриспруденции, экономике, муниципальном хозяйстве, в других отраслях человеческих знаний. Преподавателей - около 300 человек, все, как правило, местные, это своего рода абхазский интеллектуальный клуб, а его ректор пользуется в стране непререкаемым авторитетом, наверное, даже более высоким, нежели какой-либо министр. Дело в том, что на работу в университет приходят после отставки все ведущие политические деятели Абхазии, вне зависимости от своей политической окраски. Это их прибежище, им есть что обсудить между собой, включая прошлые «схватки», и что передать подрастающему поколению.

Война, помимо сугубо визуальных разрушений, проявилась еще и в виде демографического кризиса. Мне рассказывали, что в университете сейчас наблюдается недобор студентов, и это при том, что действует система бесплатного обучения.

Интересен тот факт, что Абхазия в Советском Союзе являлась той территорией, на которой было сосредоточено максимальное количество долгожителей. Видимо, сама величественная природа, благодатная почва, чистое и естественное питание, благотворный климат, уважительное отношение к старикам и аксакалам, а также размеренный образ жизни способствовали тому, что люди там отличались хорошим здоровьем и жили долго.

Высокое уважение отмечается и к институту собственности. Никто не покушается на чужое. В Сухуме видно много разрушенных домов, вокруг которых не ведется никаких восстановительных работ. Естественно, интересуемся: почему? Ведь они не украшают город, а пугают приезжающих. Поясняют, что это дома грузин, которые покинули их в войну. Это их собственность.

Государственный язык Республики Абхазия - абхазский. Не похож ни на русский, ни на грузинский. Русский язык наряду с абхазским признается официальным языком государственных и других учреждений. Письменность - на основе кириллицы. В городах и населенных пунктах все надписи - на русском и абхазском языках. Государство гарантирует всем этническим группам, проживающим в Абхазии, их право на свободное использование родного языка. Русский же язык служит средством общения иных (неабхазских) народов Республики. Он преподается в школах наряду с родным с первого класса. После четвертого класса вводится изучение иностранного языка.

В Абхазии развита собственная литература, есть народные писатели и поэты. Отношение к русской культуре, литературе и искусству - очень бережное, к ним относятся, как к своему достоянию. Не берусь дать точную картину состояния культуры, но очень приятное впечатление произвел Сухумский государственный драматический театр, поставивший спектакль из зарубежной классики, - убедительная игра актеров, язык жестов и действий. Кстати, вскоре забывается, что спектакль идет на абхазском языке: в зале через наушники осуществляется синхронный перевод.

К русским отношение приветливое, они - гости, они приносят доход. В автобусе приезжающим подробно расскажут, как и куда лучше доехать. К России отношение, если можно так выразиться, позитивно непростое. С одной стороны, дружеское патронирующее государство, главный инвестор. (Абхазцы называют своих детей русскими именами.) С другой - все в Абхазии хорошо помнят, как в 1992 году, в ту войну против Грузии, Россия, как практически поступают многие мировые державы, когда представляется выбрать одно из двух, предпочла сделать ставку на более крупное государство - Грузию. Ставку, которая провалилась. Абхазии тогда помогли справиться с противником пришедшие с гор вайнахи и кубанские казаки. Владислав Ардзинба стал героем этой войны и символом победы в ней. По словам нынешнего российского посла в Абхазии Семена Григорьева, он проявил себя как последовательный борец за равноправие входящих в Союз наций и национальностей. «Думаю, что, если бы таких политиков, как Владислав, выступающих за гармонизацию отношений между республиками и федеральным центром, в то сложнейшее время было большинство, - сказал он, - история нашей общей Великой Родины сложилась бы не столь драматично»1. Но это сейчас.

Тогда же, в ответ на военную победу абхазской стороны в сентябре 1993 года, Россия ввела против Абхазии санкции, касавшиеся поставок электроэнергии, телефонной связи, переходов границы по реке Псоу. В декабре 1994 года был введен запрет на пересечение российско-абхазской границы по советским паспортам с абхазской пропиской. В начале 1996 года, по настоянию Тбилиси, было принято решение Совета глав государств СНГ «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии», в котором подтверждалось, что «Абхазия является неотъемлемой частью Грузии» и которое усиливало изоляцию Абхазии от внешнего мира2. И только к 2008 году в России пришло понимание того, что, не приобретя Грузию, Абхазию она может потерять безвозвратно, тем более что Турция стала проводить активную политику в отношении этой страны, в частности активизировав там деятельность собственных НКО. Российская сторона отменила блокаду и оказала помощь в противостоянии с грузинской стороной.

О Грузии, грузинской политике слышали много нелестного практически от всех, с кем пришлось пообщаться. «Грузины - наши враги, - рассказывал мне водитель такси по дороге в гостиницу. Сам он воевал полтора года и демобилизовался по ранению. - Они пришли сюда как захватчики, ворвались в Сухум, грабили город, убивали и издевались над людьми. Видимо, увлеклись грабежами, и мы их выбили отсюда, укрепили границу. Больше они не пройдут». В самом деле, считается, что на войне с Грузией 1992-1993 годов погиб каждый четвертый абхазский солдат. Это огромные жертвы для малого народа. В центре Сухума, в Парке Славы, на камне высечены имена всех тех, кто погиб, отстаивая свою землю. Вообще, эта война именуется в Абхазии Отечественной войной. Они говорят, что больше никогда не будут жить с Грузией в едином государстве. Кровь не смывается. Это, видимо, напоминание тем западным политикам, которые сегодня ратуют за возвращение Грузии территории Абхазии. Думается, должно смениться не одно поколение людей, чтобы можно было начать вести речь об установлении отношений с Тбилиси. И это при том, что подавляющее большинство лиц абхазской элиты являются выпускниками Тбилисского государственного университета. Как следствие, фактически на замкé абхазско-грузинская граница, никто не едет в Грузию и из Грузии в Абхазию. Транскавказская магистрать заросла травой и кустарником.

Сегодня Вооруженные силы Абхазии, насчитывающие несколько тысяч военнослужащих, весьма хорошо вооружены, рассредоточены стратегически. «Что бы там грузины ни говорили, - продолжает бывалый солдат, - мы дадим им сокрушительный отпор. Они больше не сунутся».

Праздники в Абхазии схожи с российскими. День Победы в Великой Отечественной войне широко отмечался и 9 мая, и накануне. Правительство Республики устроило прием в честь ветеранов, собрав воедино героев войны 1941-1945 и 1992-1993 годов. Не меньшие по размаху торжества проводятся и российским посольством. Вообще, российское присутствие чувствуется постоянно. Телевидение показывает в основном русские каналы, при наличии нескольких своих на абхазском языке. Здание российского посольства находится в стадии возведения, но если судить по его размаху, то понимаешь: Россия решила обосноваться там всерьез и надолго. Деятельность русского посла также весьма заметна.

А вот политическая жизнь Абхазии показалась не столь бурной. Кстати, абхазский политический спектр достаточно широк, но в парламент входят большинством политические партии, поддерживающие ныне действующего президента. Среди них есть даже созвучное название - «Единая Абхазия». Представительство партий, именуемых оппозиционными, среди которых есть и партия коммунистов, невелико. Разобраться в нюансировке их позиций под силу лишь серьезному эксперту.

На позиции республиканской партии «Единая Абхазия», объединяющей в своих рядах все диаспоры общества, хочется остановиться подробнее. Она выдвигала своих кандидатов на пост главы Республики, и все они становились президентами. 27 января этого года на своем съезде лидер партии Сергей Шамба представил новую экономическую программу, содержащую основные направления развития страны и общества на ближайшую перспективу. Подобные программы представлялись и ранее, но они не имели долговременного успеха. Партия одержала победу на муниципальных выборах и вполне может повторить свой успех на парламентских выборах в сентябре нынешнего года.

Экономика

Для Абхазии, встроенной в советскую экономику, распад СССР оказался катастрофичным. В советском хозяйстве она занимала свою нишу - выращивала цитрусовые, чай, производила вина. Там работали мукомольные предприятия, предприятия пищевой промышленности. Так, например, в годы Великой Отечественной войны вся Красная армия курила абхазскую махорку. Но самое главное, Абхазия принимала гостей и отдыхающих со всего Советского Союза. Много было ведомственных санаториев и домов отдыха. С распадом СССР и последовавшими за этим событиями Республика оказалась фактически в изоляции. Не покупались цитрусовые, даже винное производство зашло в тупик.

На первый взгляд экономический потенциал Абхазии выглядит более чем скромным. Но в свое время экономический потенциал, например Швейцарии, также был весьма скромен, в силу чего за жителями этой процветающей ныне страны в российском обиходе тогда закрепилась функция «открывателя дверей» учреждения - то есть швейцара. Кто-то подсказал швейцарцам, как выйти в люди, что-то они придумали сами.

По данным Управления государственной статистики Республики Абхазия, в 2014 году ВВП страны составил 27 552,3 млн. рублей и вырос по сравнению с 2013 годом на 11%. Много это или мало? 
В пересчете на известную валюту - примерно 500-550 млн. долларов, а на душу населения - 2200-2300 долларов - показатель невысокий. Это в середине второй сотни государств мира. В структуре ВВП основной удельный вес занимали строительство (25,0%), торговля (22,2%), промышленность (8,1%), связь (4,9%) и сельское хозяйство (4,8%).

Одним из последствий экономических санкций стало расширение сферы теневой экономики, поскольку всякие искусственно налагаемые рестрикции не способствуют развитию свободной рыночной экономики, эту нишу заполняет «черный рынок», говорят эксперты3. Заявление МИД РФ от 6 марта 2008 года о выходе в одностороннем порядке из режима санкций против Абхазии в Сухуме было воспринято с ликованием и благодарностью, а в Тбилиси - с негодованием. Считается, что на принятие подобного решения, помимо, естественно, общего недовольства политикой Тбилиси, повлияли и иные факторы, в частности факт признания Западом независимости Косова без учета мнения России, а также решение о проведении зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи, в силу чего дальнейшая блокада и изоляция Абхазии становились абсурдными4.

Бюджет Абхазии дотируется российской стороной, и с учетом этой дотации ситуация выглядит лучше. В пересчете на душу населения в своей доходной части он все равно уступает российскому. Если в России в 2016 году он составлял порядка 1,5 тыс. долларов на человека, то в Абхазии около 850 долларов. Отсюда невысокий уровень зарплат, которые в среднем составляют 8-10 тыс. рублей в месяц, и еще ниже уровень пенсий - 1000-1200 рублей.

Понятно, что прожить на такие деньги невозможно, и люди зарабатывают, как могут, в том числе и на гостеприимстве. Система сбора налогов не отлажена. В России пережили период оплаты труда в конвертах, убедились в неэффективности и архаичности, с точки зрения государства, этой формы заработка. Так, например, обнаружилось, что в гостинице не дают квитанций. Правда, в Сухуме в центральных магазинах можно расплатиться не наличными, а банковской карточкой. Хотя местные жители говорят, что за каждую операцию снимается комиссия более 10%. Приезжающим приходится обналичивать деньги в Сочи. В Абхазии налоговая система работает также непродуктивно, не принося пользы ни кредитно-банковской системе, ни системам здравоохранения, образования, социального обеспечения, правопорядка. Она же тормозит развитие и оснащение Вооруженных сил Абхазии.

На самом деле проблема много серьезнее. Сегодня туризм способен давать отдельным, даже много бóльшим по территории и населению, нежели Абхазия, странам до четверти, а то и до трети ВВП. В Абхазии же в основном наблюдается дикий туризм. Природные красоты, ласковое море и невысокие цены нивелируются невысоким качеством гостиничного хозяйства, которое находится в очевидном упадке, отмечено отсутствием должного обслуживания и неразвитостью туристской инфраструктуры, равно как и сложностью и длительностью трансфера из Сочи или Адлера. Аэропорт в Сухуме не работает, хотя специалисты говорили мне, что его взлетно-посадочная полоса лучше и расположена намного удобнее, нежели в соседнем Адлере. Срок окончания восстановительных работ не обозначен. А ведь аэропорт - это ворота страны. Ужасное впечатление произвело и некогда блиставшее красотой, а ныне разрушенное, с пустыми глазницами окон здание железнодорожного вокзала столицы. Это тоже ворота страны, ее визитная карточка и по большому счету его нужно восстанавливать в первую очередь, но для этого опять же не хватает бюджетных средств.

Политика

У абхазского руководства и элиты есть пять основных и весьма небеспочвенных опасений. Все они коренятся в прежней российской политике и имеют к своему великому соседу прямое отношение. Во-первых, в Республике присутствуют устремления наводить мосты с европейскими странами. Но при этом существует мнение, что если Абхазия будет безоглядно стремиться к расширению контактов с западными странами, то опека Российской Федерации, особенно в тех областях, где частично признанный статус Абхазии значительно ограничивает ее возможности, а также российская экономическая помощь могут существенно сократиться либо прекратиться вовсе. Подобное развитие событий угрожает срывом реализации важных государственных проектов, которые осуществляются с помощью российского финансирования5. Второе опасение кроется в том, что Россия, если ей вдруг удастся нормализовать отношения с Грузией, что опять же не исключается, начнет дистанцироваться от Абхазии. Третье, скорее экономическое, заключается в боязни - в случае углубления взаимосвязей с Россией - прихода на территорию Абхазии российских олигархов, которые скупят все и вся. Четвертое кроется в понимании абхазским руководством того факта, что Абхазию отнюдь не ждут с распростертыми объятиями на европейском рынке, а ее продукция может оказаться неконкурентоспособной за пределами российского рынка, а также рынка стран СНГ. Пятое состоит в боязни утратить свои моральные нормы и растворить самобытность в масскультуре, что происходит, в частности, на Балканах.

У России со своей стороны также существуют определенные сомнения по поводу Абхазии. Они даже больше касаются не опасности «перехода Абхазии в западный лагерь», а возможности превращения ее в своего рода «экономическую черную дыру», коих и без того немало в рамках российской экономики6. Тем более что система контроля за расходованием предоставляемых средств не отработана.

В любом случае украинский опыт для Абхазии весьма поучителен. Когда страна - удобно расположенная между ЕС и РФ могла бы сидеть на двух стульях, с выгодой для себя использовать географическое положение и «доить» как Союз, так и Россию - стала на позиции откровенной русофобии. В результате оказалась вне российского «стула», а европейцы позволили ей присесть лишь на самый краешек своего.

В начале 2016 года Абхазия однозначно продемонстрировала стремление содействовать российской внешней политике. Это, в частности, коснулось Турции после совершения акта агрессии против российского военного самолета. Премьер-министр Абхазии Артур Миквабия подписал распоряжение о присоединении своей республики к российским санкциям против Анкары. Распоряжение коснулось введения временных ограничительных мер по импорту отдельных видов турецких товаров, недопущения турецких организаций к работе в рамках госзаказа и инвестпрограмм Абхазии на 2015-2017 годы, ограничения деятельности турецких НКО, аренды турецких судов для вылова рыбы. Было решено использовать на эти цели российский рыболовецкий флот. В документе указывалось, что данные меры предприняты «в целях реализации Статьи 4 Договора между Республикой Абхазия и Российской Федерацией о союзничестве и стратегическом партнерстве, предусматривающей проведение скоординированной внешней политики Республики Абхазия и Российской Федерации»7.

Восстановление отношений с Грузией выглядит пока маловероятным сценарием. Грузинское руководство при Президенте М.Саакашвили приняло откровенно антироссийский закон «Об оккупированных территориях». Так именуется Абхазия. Абсурдность закона понимают в Европе. Согласно закону, выходит так, что только в 2008 году население Грузии узнало, что, оказывается, 16 годами ранее не кто иной, как Россия оккупировала территорию Абхазии. Одной из главных статей закона стало положение об имущественных отношениях, а именно о том, что «на оккупированных территориях право на собственность защищено и регулируется законодательством Грузии»8.

Чтобы избежать дальнейших обвинений в неконструктивной позиции, Грузии в Брюсселе поставили задачу предъявить миру «новую» концепцию, которая, по сути, работала бы на интересы Грузии, но при этом выглядела бы как конструктивный шаг в трансформации конфликта. Тбилиси сделал нечто подобное, приняв «Государственную стратегию в отношении оккупированных территорий», которая, по сути, явилась подновленным вариантом прежнего закона - неприемлемого прежде всего для российской стороны, по-прежнему именуемой оккупационной силой. И это при всей очевидности того, что в Абхазии нет российских военных баз и иного военного присутствия.

Перспектива

Государство не может изменить ни своего положения на карте, ни своих соседей, ни природной среды, ни того человеческого потенциала, которым оно располагает. Окружение тем не менее позволительно продуктивно использовать в решении собственных задач развития, равно как и природную среду. Людей можно заинтересовать работать эффективно, но можно и заставить зарыть талант в землю. Поэтому чрезвычайно важным представляется выработка стратегии развития, опирающейся на те ресурсы - материальные, природные, людские, интеллектуальные, которыми оно располагает. Далее следует выбор таких способов, которые позволят обеспечить поступательное развитие. Чрезвычайно важно также занять свою нишу в мировом разделении труда. Иными словами, выбираются реперные точки роста. Не факт, что они дадут быструю отдачу.

Малая страна в дискурсе своего развития имеет как свои преимущества, так и слабости. Преимущества в том, что при весьма нешироком спектре выбора пути возможны максимальная гибкость и свобода маневра. Слабости могут скрываться все в той же узости выбора и возможной ее подверженности конъюнктурным рыночным да и политическим колебаниям.

В 2006 году в Абхазии была презентована концепция «многовекторности» во внешней политике, разрабатывалась стратегия взаимодействия с ЕС. Понятно, что диверсификация экономического сотрудничества могла бы помочь осуществить переход от искусственной дотационной схемы к интенсивной, рыночной. Однако концепция не получила дальнейшего смыслового наполнения во многом из-за того, что ЕС ориентировался на Грузию как более крупное государство. Но дело не ограничивалось лишь политическими соображениями. Требовались серьезные структурные макроэкономические сдвиги в самой Абхазии. В частности, значительная часть абхазского общества опасалась быстроты перехода к более тесному взаимодействию с окружающим миром, поскольку деизоляция потребовала бы приведения действующих в стране норм и стандартов в соответствие с международными. Такое же положение касалось и решения вопросов собственности (долевой, совместной), разработки вопросов акционирования, внешних инвестиций и заимствований, создания современной банковской системы, иностранного присутствия и т. д.

В Абхазию при всей ее природной красоте европейский турист пока не поедет. Поначалу тропинки должен протоптать менее прихотливый и пока еще ностальгирующий по маршруту аргонавтов турист российский. Но не все россияне готовы отдыхать среди руин. В интересах Абхазии ее руководство могло бы, например, в качестве первых шагов по возрождению экономики обратиться к российским ведомствам с предложением восстановить их бывшие здравницы. А уже вокруг них начнет расти и развиваться соответствующая инфраструктура отдыха.

В интересах России помочь Абхазии стать на ноги, превратиться в самодостаточное, политически и экономически устойчивое государство, а не в дотационную зону, при этом максимально сохранив ее культурологическую специфику. И она такой вполне может быть в случае выработки и реализации сбалансированной, не оторванной от жизни стратегии развития. Тогда она будет союзницей, к которой со временем придет международное признание.

На самом деле в современной, быстро меняющейся обстановке шанс, даваемый Абхазии на полноценное вхождение в мировое сообщество и занятие ею своего места в международных отношениях, имеет свои временные ограничения. Все-таки велика опасность его не использовать и остаться лишь «экзотическим уголком». На этом пути подчас придется, в том числе и элите, «наступать на горло собственной песне». Оставаться в ситуации автаркии тоже нельзя. Из истории известно, что, только отказавшись от автаркии, Япония смогла совершить свой экономический прорыв. Чем больше Республика укрепится в своей состоятельности и самостоятельности, тем меньше ее перспектива стать манипулируемой извне. С окрепшей Абхазией будут все больше считаться и вести с ней иной разговор, а список признавших ее государств расширится естественным образом.

Что нужно для Абхазии в первую очередь? Вывод напрашивается довольно простой: приход грамотных экономистов, мыслящих в современных финансово-экономических категориях, которые могли бы обеспечить выход народного хозяйства Республики на уровень международных стандартов. И, конечно, развитие внутреннего бизнес-образования, подготовка собственных грамотных кадров, использующих инновационные технологии и умеющих работать в кризисных и иных стесненных условиях. Без модернизации, экономического прорыва перспективы Абхазии будут отнюдь не радужными.

 1http://www.abkhazia.mid.ru/

 2Деизоляция Абхазии // International Alert. UK. April 2011. Р. 8.

 3Ibid. P. 9.

 4Ibid. P. 10.

 5Ibid. P. 8.

 6В июне 2016 г. В.Путин своим распоряжением закрыл на территории РФ т. н. 33 особые экономические зоны // http://www.kommersant.ru/doc/3008286

 7http://www.interfax.ru/world/489063

 8http://www.smr.gov.ge/docs/doc222.pdf

Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850841 Александр Фролов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter