Всего новостей: 2551619, выбрано 1 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гагулия Геннадий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Гагулия Геннадий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 29 июля 2016 > № 1848864 Геннадий Гагулия

Геннадий Гагулия: «Благо для народа создают не политики и чиновники, а сам народ»

Интервью председателя Торгово-промышленной палаты РА Геннадия Леонидовича Гагулия газете Республика Абхазия.

Председателя Торгово-промышленной палаты РА Геннадия Леонидовича Гагулия особо представлять нашему читателю, думаю, не надо. Его, государственного служащего, чиновника, политика, «генератора» внешнеторговых экономических связей Абхазии, знают не только в нашей республике, но и далеко за её пределами. Наша беседа, которая длилась более трёх часов, была захватывающей и познавательной. Перед моими глазами пронеслась жизнь человека, который может с уверенностью сказать, что ему не будет в будущем больно за бесцельно прожитые годы.

В непростые годы создавалась Торгово-промышленная палата Абхазии, призванная объединять и представлять интересы зарождающегося предпринимательства. Сегодня можно с уверенностью сказать, что её миссия на коротком историческом отрезке времени была выполнена с успехом. ТПП РА является членом Всемирной федерации торговых палат и объединяет более 200 предприятий, организаций, компаний республики, играет важную роль в развитии экономического, финансового и инвестиционного потенциала страны. Её участие в международных форумах, выставках, торгово-экономических миссиях, способствовало укреплению взаимовыгодного сотрудничества бизнес-структур и деловых кругов многих стран. Но сегодня речь пойдёт не о деятельности ТПП, а о её руководителе, которому пришлось пройти непростой жизненный путь становления гражданина, патриота, профессионала - Геннадии Гагулия, который поделился своим взглядом на процессы развития нашего молодого государства.

- Геннадий Леонидович, был ли тернистым путь вашей трудовой деятельности?

- Родился я в абхазском патриархальном селе Лыхны Гудаутского района, которым руководил мой отец Леонид Гагулия. Мама не работала, она занималась воспитанием четверых детей - троих сыновей и дочери. Все мы получили высшее образование. Я окончил факультет «Промышленное гражданское строительство» Белорусского политехнического института, получив специальность «инженер-строитель». После окончания вуза меня уговаривали остаться в аспирантуре, но я сразу вернулся в Абхазию, несмотря на то что на Родине я не сразу нашёл применение своим знаниям. Через определённое время меня взяли на работу мастером в Строительное управление №4, где я руководил бригадой. Но я из этого проблемы не делал. Это сегодня большая часть нашей молодёжи, уехавшая учиться по лимитам в Россию, не возвращается в республику, мотивируя тем, что здесь нет работы и зарплаты невысокие. Это не причина, а просто повод не лишиться соблазнов и благоприятных условий проживания в современных мегаполисах России. Так зачем тогда они пользуются лимитами? Вот тут нужно вспомнить советскую систему образования, когда все специалисты три года отрабатывали свои дипломы по направлениям вуза, а затем получали работу у себя в республике. Наша система получения лимитов нуждается в реформе, иначе скоро мы потеряем наши лучшие национальные кадры.

Затем, работая главным инженером и начальником ПМК-144 (передвижной механизированной колонны), с 1974 года участвовал в строительстве комплекса на озере Рица. Позже по рекомендации Гудаутского райкома партии меня назначили заместителем директора Комбината общественного питания, и, учитывая мою профессию, мне поручили курировать и строительные работы. Таким образом, меня из строителей перевели в заказчики. Комбинат этот был многоотраслевым. В него входила вся инфраструктура комплекса озера Рицы: транспорт, коммунальные и энергетические услуги, торговля. Поэтому мне пришлось в течение полугода вникать в новые сферы обслуживания. И там я проработал почти девять лет. Это было благоприятное время ещё и потому, что в то время мне удалось познакомиться со многими высокопоставленными чиновниками СССР, которые приезжали отдыхать на озеро Рица. Однако были и ситуации, когда приходилось искать выход из них, чтобы не попасть впросак. Ведь союзным чиновникам не только устраивали застолья, мы и беседовали на различные темы, в том числе и политические. Помню, как-то в 1978 году приехал к нам завотделом ЦК КПСС и во время застолья задал мне провокационный вопрос: «На какие деньги вы организовали такой пышный пир?» А в то время от моего ответа могла зависеть дальнейшая карьера, и даже судьба. Взвесив всё, я ответил так: «Когда нам сообщили, что к нам едет гость такого ранга, мы провели партийное собрание и обсудили, как оказать достойный приём нашему партийному руководству. А так как кавказцы всегда славились своим гостеприимством, все члены партии внесли свою лепту и накрыли стол». Мой ответ его обескуражил.

- А вы были уже тогда членом КПСС?

- Нет. Вскоре меня вызвал первый секретарь Гудаутского райкома партии Константин Озган и сообщил, что «Райпотребсоюз» хотят расформировать из-за невыполнения плана и хищений, нужно спасать организацию, и предложил мне её возглавить.

- Ты же член партии и обязан нам помочь, - сказал он.

Но мой ответ его очень удивил: «Я не член партии». Он не мог понять, как я, работая девять лет на руководящей должности, не состоял в рядах КПСС. Так как моя кандидатура уже была согласована с обкомом партии, я в тот же день стал коммунистом. Мою кандидатуру выдвинула тогда министр торговли Лили Бганба, которая была довольна моей работой, несмотря на то что дважды объявляла мне строгий выговор. А дело было в том, что я, без разрешения министерства, завёз из Тбилиси на Рицу несколько автомашин и катеров, новое оборудование, мебель, посуду для ресторана. Я использовал свои личные наработанные связи с союзными чиновниками. Таким образом было решено использовать мой потенциал в системе «Абсоюза». В то время мой отказ расценили бы как неблаговидный поступок коммуниста, который привёл бы к неблагоприятным последствиям. Через полтора года гудаутский «Райпотребсоюз» стал прибыльной организацией, которая вышла в передовики системы «Абсоюза».

Затем началась перестройка, создавались кооперативы, комиссионные магазины. Мы начали торговать с Польшей, Чехословакией, Италией. Минуя центр, получали дефицитный товар. С введением новой системы оплаты труда, я смог своим сотрудникам увеличить зарплату. А заключалась она в том, что от полученной прибыли, им выплачивались проценты. В то время получать зарплату в 300 рублей было большой роскошью. Система кооперации имела тогда чёткие свои законы, в которые никто не вмешивался.

- Геннадий Леонидович, успех в работе вам сопутствовал постоянно, поделитесь, в чём секрет, откуда у вас такие организаторские способности?

- В любом деле самое главное наладить принцип управления и проявить инициативу. Необходимо работать непосредственно с людьми. В моём подчинении было около 400 сотрудников, и с каждым я старался найти общий язык. Я никого не уволил, а, наоборот, в каждом из них раскрыл потенциал, который смог использовать на благо организации. Отказаться от работника легко, а сделать его нужным сложнее. Помогало мне моё внутреннее чутьё, которое подсказывало, как действовать. Будучи студентом, в 1968 году я возглавил бригаду стройотряда в Якутии. Мы работали на складах взрывчатых веществ в60 километрахот моря Лаптевых. Отряд состоял из 150 студентов. В моём подчинении было 30 человек. Наша бригада вышла в передовики. За два месяца работы мне за умелое руководство была назначена премия в размере 3200 рублей. Это были большие деньги, на них можно было купить автомашину «Волгу». У меня есть жизненное кредо: начал дело - доведи его до логического конца. Главное - получить конечный положительный результат. Никто не родился руководителем. Если сотрудник не справился с работой, то он должен уйти. Это вполне закономерный процесс. Однако в нашем обществе он воспринимается очень болезненно. А если человек справляется с работой, то пускай работает. Не надо его освобождать «по собственному желанию», и делить людей на «наших» и «ваших». Самое главное, чтобы работа спорилась. Умение руководить - это талант, который заложен в человеке, такой же талант, как у писателя, поэта или композитора.

Перед развалом СССР, когда все связи с Грузией были прекращены, председатель Верховного Совета Абхазии Владислав Ардзинба предложил мне возглавить Комитет по внешнеэкономическим связям. В течение года до начала войны мы провели большую работу: начали укреплять связи со многими российскими регионами, особенно с Татарией и Башкирией. Мы успели даже в то время получить из Башкирии 5 тысяч тонн мазута для Ткуарчалской ГРЭС. Во время войны меня благодарили за этот мазут, именно этим топливом заправляли наши танки. Наши связи с этими республиками положительно сказались на ходе войны. Эти республики оказали нам большую экономическую помощь. В это время меня на ранг повысили, и я стал заместителем Председателя Совмина Абхазии.

В то время люди были самоотверженными. Никто не задумывался о собственном благополучии. Война делала людей чище.

- Именно во время войны стало ясно, кто есть кто. Каждый показал себя, на что он способен.

- У абхазов всегда обостряется чувство единения перед опасностью внешней угрозы. Всех нас объединил и лидер народа Абхазии - Владислав Григорьевич Ардзинба. Когда во время войны возникла угроза уничтожения нации, он не дрогнул. Матери погибших воинов ему сказали тогда, что будут считать своих сыновей живыми, если за их смерть отомстят и Абхазия победит. И Владислав Ардзинба не отступил. Он восхищался мужеством матерей погибших ребят, которые оказали ему моральную поддержку.

- Геннадий Леонидович, а что мешает нам объединяться без внешней угрозы?

- Я считаю, что в республике работают силы, которые стараются дестабилизировать обстановку и играют на человеческих слабостях. Сегодня у нас много различных общественно-политических партий, но никто не задумывается о том, что все эти партии созданы искусственно. Мы умиляемся, что у нас функционируют различные благотворительные фонды и неправительственные организации. А кто за ними стоит, никто не интересуется, так как боятся нарушить принципы демократии. Здесь уже идёт борьба умов - кто кого переиграет. Идёт информационная война. Кроме того, с 2004 года в республике началось моральное разложение общества. А после 2008 года, после признания Абхазии Россией, стране выделили 27 миллиардов рублей. Все эти деньги разошлись по разным направлениям. Но ведь они были в обороте государства. Определённая часть людей имела к ним какое-то отношение. Менялись президенты и их окружения. Строились объекты, появлялись рабочие места, но только для определённого круга людей. Но в целом государству и народу пользы от этого не было. Произошёл упадок экономики, исчезли ведущие отрасли сельского хозяйства. Соглашусь с тем, что сегодня в нашем государстве много проблем, но когда их не было, при какой власти? Надо объективно относиться ко всему тому, что с нами происходит. И сегодня кричать о том, что обстановка в стране ухудшается по сравнению с предыдущими годами, просто абсурдно. Не надо гордиться тем, что в республике построены новые и отремонтированы старые объекты на российские деньги. Деньги делают деньги. А раз ты от кого-то зависишь материально, то ты уже не лидер, и не имеешь права с трибуны поучать людей. И никто об этом не задумывается.

- Но ведь у каждого человека своя правда, сложно судить всех однозначно…

- Согласен, но сегодня каждый старается доказать, что его власть была лучше, чем новая. Я понимаю их желание, в этом ничего плохого нет. Но всё должно протекать в рамках уважения и взаимопонимания. Замечу, что на арене государственного противоборства последние годы одни и те же лица. Они будут между собой драться, а народ будет смотреть и довольствоваться своей копеечной зарплатой. Именно сегодня нам нужно единение, правильное понимание. У абхазов распространено выражение: «Тот, кто терпел, многое увидел». Так почему у нас нет терпения, почему всё хотим сейчас и сразу. Не надо прикрываться высокопарными словами «во имя блага народа». Благо для народа создают не политики и чиновники, а сам народ. Я ко всем отношусь с уважением и в политику не вмешиваюсь. Для того, чтобы заниматься политикой, нужно иметь цель. Я к власти не рвусь. Но быть вне политики, это не значит быть вне общества. Ведь меня волнует завтрашний день моего народа, моих детей, внуков. Пройдя жестокую войну, мы не должны быть безучастны к судьбе нашего государства. Но такими методами доказывать свою правоту неправильно и непатриотично.

- Геннадий Леонидович, как вы считаете, нужен ли был нашей стране референдум, который оказался недешёвым политическим процессом.

- Не надо было вокруг этого делать такой ажиотаж. Референдум показал бы, имеет власть поддержку народа или нет. В итоге получилось то, что получилось: понятие слова референдум свели к нулю. Если ещё раз когда-нибудь у нас объявят референдум, люди не придут, так как уничтожили их веру в этот процесс. И виноваты в этом все. Я считаю, что итоги референдума были бы в пользу власти, но некоторые чиновники оказали нашему Президенту медвежью услугу, запугивая своих подчинённых. Они не поняли, что Рауль Хаджимба сделал мудрый и правильный политический ход, всё просчитал, и не нуждался в подобных услугах.

- Имея большой политический опыт работы, можете прокомментировать вопрос продажи недвижимости иностранным гражданам?

- Во всём мире разрешается продажа недвижимости, но везде существуют определённые правила. И нам тоже нужно разработать свои рекомендации и условия продажи, выгодные для нашего государства и не представляющие для него никакой угрозы. И не только продажу гражданам России, но и гражданам других государств. Нам нужно бояться не иностранцев, а самих себя. Если мы будем так противостоять друг другу, это ни к чему хорошему не приведёт. Мы забыли о своей ментальности, все превратились в политиков. Кодекс чести Апсуара вспоминаем тогда, когда нам выгодно. То - хотим провести референдум, то - хотим создать коалиционное правительство. Создаётся впечатление, что нами управляют ручным пультом. К Абхазии проявляют интерес много стран, и каждая из них старается для достижения своей цели не гнушаться ничем.

- Геннадий Леонидович, вы дважды возглавляли Правительство Абхазии - с 1995 по 1997 год и с 2003 по 2004 год, затем были руководителем Администрации Президента. Что вы успели сделать в эти периоды?

- В те годы наши люди выращивали чай, возделывали табак. Функционировали чайная и табачная фабрики, работали молочные заводы в Сухуме и Гагре, различные мини-заводы и комбинаты. У нас была хотя и небольшая, но своя экономика. Мы всё растащили и уничтожили своими руками. Чай назвали колониальной культурой, табак стал некачественным и нерентабельным, животноводство убыточным. Решили выращивать яблоки и сливы, однако и сады поросли травой. После 2005 года я ушёл с госслужбы и из политики. И я вернулся в Торгово-промышленную палату, которую создал в 2002 году Владислав Ардзинба, для того, чтобы узаконить в те годы российскую экономическую помощь нашей республике. И с тех пор являюсь её бессменным руководителем, делая многое для поднятия имиджа Абхазии на мировой торговой арене. Мы поддерживаем торговые контакты с палатами России, заключено с ними около 60 соглашений. Являемся членами Всемирной Торгово-промышленной палаты, Ассоциации торгово-промышленных палат Юга России и Северо-Кавказского округа, участвовали в конгрессах в Мехико, Гонконге, Турине, в туристических выставках во Франции, Италии, Венгрии, Греции, Сербии, Черногории. Сами выпускаем каталоги, журнал, буклеты на русском, английском, турецком, арабском, немецком, словенском языках. В них рассказываем о наших курортах, сельском хозяйстве, предприятиях. Ведём сайт на восьми языках, на котором пропагандируем нашу Абхазию. Даже на турецком сайте ведём урок абхазского языка. Последние три года, когда мы стали выходить на международный уровень и представлять Абхазию миру, почувствовали особую гордость. Нас об этом никто не просил, мы сами налаживали связи, экономические отношения. За нашими передвижениями больше следят грузины, которые перед нашим приездом в какую-либо страну, развивают там бурную деятельность против нашего участия в том или ином мероприятии. Нам помощь от государства не нужна, лишь бы нам не мешали.

- Расскажите немного о своей семье.

- Моя супруга Заира Отырба - заслуженный врач Абхазии, возглавляет коллектив Гудаутской районной больницы. Сын Астамур - предприниматель, возглавляет торговое предприятие «Премиум», дочь Асида - врач, окончила Первый московский медицинский институт имени Пирогова. Её супруг Николай Ачба возглавляет знаменитое предприятие «Вина и воды Абхазии». Имею пять внуков и одну внучку. Двое внуков учатся в Лондоне. Русудан Барганджия

Газета «Республика Абхазия», 27.07.2016 г.

Абхазия > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 29 июля 2016 > № 1848864 Геннадий Гагулия


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter