Всего новостей: 2661876, выбрано 1 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Ломия Алексей в отраслях: Армия, полициявсе
Ломия Алексей в отраслях: Армия, полициявсе
Абхазия > Армия, полиция > ved.gov.ru, 22 апреля 2016 > № 1737269 Алексей Ломия

После назначения Алексея Ломия на должность генпрокурора РА он дал интервью нашей газете, в котором сказал: «Сегодня в стране другой этап гласности и иные взаимоотношения с прессой. У нас нет секретов от народа. Я не собираюсь здесь закрываться и делать из прокуратуры неприступную крепость, в которую невозможно достучаться, как это было в прошлые годы». Прошло время, и он сдержал своё слово. Сегодня Алексей Ломия - гость редакции газеты «Республика Абхазия», с которым общались Юрий Кураскуа, Лилиана Яковлева, Заира Цвижба, Юлия Соловьёва, Русудан Барганджия, Эсма Арджения и корреспондент Апсныпресс Елена Полуян.

Экономические преступления

- Алексей Кумфович, на какие правонарушения направлены сегодня главные силы прокуратуры, какие уголовные дела выходят на первый план?

- Скажу прямо - экономические преступления. Они как бы стали основной частью нашей работы. Но это не значит, что мы забросили другие дела. Конечно же, расследуются и преступления, направленные против личности, против собственности, продолжаем осуществлять надзор за органами предварительного следствия, чтобы не нарушались права участников уголовного судопроизводства.

Большое внимание уделяется экономическим преступлениям неслучайно. В последнее время неожиданно в нашем обществе появились очень богатые люди, что вызвало много вопросов. В государстве с такой слабой экономикой всплеск такой роскоши был замечен сразу: виллы, дорогие автомобили, недешёвые поездки за границу. Долгое время на вопрос, откуда такие богатства, было наложено табу. Но с приходом новой власти была поставлена задача раскрыть все экономические преступления, связанные с присвоением бюджетных средств из Комплексного плана, которые были направлены на социально-экономическое развитие Абхазии. Мы вынуждены констатировать, что эти деньги были использованы неэффективно, выявлены большие суммы, на которые можно было построить ещё больше объектов. Я считаю, что российские денежные средства, полученные для повышения уровня благосостояния нашего народа, должны были быть использованы только по назначению и продуманно. Немалая часть этих денег прошла и через «Южную строительную компанию» - частную фирму. Естественно, этот факт хоть и набил оскомину, но по сей день вызывает определённый интерес, как и многое другое. Я понимаю, что общество ждёт конкретных действий, результатов, но расследование экономических преступлений связано с определенными трудностями, с проведением сложных строительно-технических экспертиз, которые в Абхазии не производятся. В связи с чем, в соответствии с требованиями национального законодательства, заключенных межгосударственных договоров и межведомственных соглашений, мы обращаемся за помощью к российским коллегам. На это уходит время, причем немалое, в каждом органе наши материалы обрабатываются в соответствии с требованиями российского законодательства, после чего передаются исполнителю. На сегодняшний день мы все этапы прошли, и я могу озвучить некоторые цифры. Только по Сухумскому стадиону, по оценке экспертов, строительной компанией допущены приписки на сумму 154 миллиона рублей и плюс 19 миллионов на составление проектно-сметной документации, это из перечисленной суммы в размере 659 миллионов рублей. В ближайшее время следствие предъявит обвинения не только руководству строительной компании, но и должностным лицам Управления капитального строительства Кабинета Министров Республики Абхазия, которые были обязаны осуществлять технический надзор за строящимися объектами, и дело будет направлено в суд для рассмотрения по существу.

Вместе с тем хочу отметить, что сухумский стадион «Динамо» по оценке экспертов безопасен в части его использования по назначению, поэтому организаторам и участникам чемпионата по футболу среди команд непризнанных государств нет оснований по этому поводу беспокоиться. Хищения были совершены путем подделки документов, где указывались виды строительных работ и объемы, которые не соответствовали работам, выполненным по факту.

Все работы, за редким исключением, производились по одной схеме: российская финансовая помощь попадала в бюджет страны, затем в профильное министерство, которое в свою очередь заключало договор с ООО «ЮСК», и по мере поступления от последних актов выполненных работ перечисляло им денежные средства согласно заключенному договору. Затем ЮСК заключала на эти виды работ договоры с субподрядчиками - индивидуальными предпринимателями, куда перекачивались, а затем обналичивались деньги. У этих ИП, которые были представлены родственниками директора, не было ни лицензий на строительство, ни техники, ни офиса. Вот такая нехитрая «размытая» бухгалтерия.

Закончены расследования и по двум детским садам в Гудауте. Согласно заключениям экспертов, по этим садам у следствия есть вопросы не только по объёмам и качеству выполненных работ, но и по безопасности. В связи с чем в настоящее время проводятся строительные мероприятия по усилению указанных объектов для их дальнейшей эксплуатации по назначению, на что государству предстоит потратить дополнительно немало средств, около 25 миллионов рублей.

- Смогут ли виновные лица после суда выплатить государству нанесённый ущерб?

- Думаю, что они будут заинтересованы в этом, так как от этого будет зависеть их дальнейшая судьба. Мы неоднократно предлагали подсчитать разницу между выявленными завышениями стоимости выполненных работ и обоснованными претензиями руководства ЮСК к государству и погасить разницу не только деньгами, но и техникой. Однако они отказываются, так как считают, что у нас надуманные цифры.

Дело по паспортизации

- Все понимают, какая бомба закладывалась с выдачей национальных паспортов гражданам Грузии. Все догадываются, какая была схема и кто давал команду. Почему до сих пор не названы конкретные виновники?

- Я - юрист и за каждое своё слово несу ответственность. Огульно называть фамилии и имена не имею права. Догадываться можно, но доказать это намного труднее. Многие должностные лица увиливают от дачи показаний. Единственное, на что можем мы ориентироваться, это на материалы заседания Совбеза, где принималось это решение. Однако нам была предоставлена очень скудная информация, так как протокол этого заседания вёлся формально. Мы допросили практически всех свидетелей по этому делу. Будут, конечно, привлекаться к ответственности сотрудники МВД, но они, фактически, подневольные люди. Им отдавали приказы сверху. Мы очень тщательно проводим расследование, поэтому оно и затянулось. Парламент Абхазии принял решение, что все паспорта, выданные по рекомендации районных комиссий, считаются недействительными и не подтверждают абхазское гражданство. Поэтому сегодня за основу обвинения в отношении глав администраций районов мы берём решения комиссий, по которым выдавались рекомендации для получения паспортов. В Генеральной прокуратуре сегодня практически работает мини-цех по прошивке томов. Так, по Галу будет подшито около 500 томов, по Ткуарчалу - около 250. В суд эти дела нужно будет везти на грузовой машине.

РУП «Черноморэнерго»

- Алексей Кумфович, почему уголовные дела, переданные в суды разных инстанций по «Черноморэнерго», разваливаются?

- Хочу огорчить скептиков. Один год и 2 месяца продолжалась у нас битва в судах. Но мы терпеливо ждали, и, наконец, высший судебный орган страны подтвердил нашу правоту в том, что возбуждение уголовного дела было законным и обоснованным. Но это решение вызвало бурю эмоциональных действий со стороны родственников и сторонников бывшего руководителя этой компании, и дело было возвращено на новое рассмотрение в первую инстанцию. Поэтому, чтобы избежать все кривотолки и споры, я отменил решение о возбуждении уголовного дела и назначил новую доследственную проверку, тем более что изменения в УПК, вступившие в силу с начала текущего года, предоставляют нам новые возможности для сбора доказательств на этапе, предшествующем возбуждению уголовного дела. За этот год мы просто так не сидели и собрали большой материал. В основном сложная коррупционная схема, которая имеет «ноги» и в Москве, и в Краснодаре, и в Абхазии, замыкается на близких родственниках бывшего руководителя «Черноморэнерго».

Изнанка проблем в работе Генпрокуратуры

- Сегодня в адрес Генпрокуратуры звучит критика. Что мешает ей проявить себя в полной мере? Кто пытается оказывать на Вас давление - депутаты, чиновники, родовые кланы?

- Наше общество должно понимать, что в одночасье наша страна не может стать правовым государством. К этому нужно идти годами, нужно проводить идеологическую работу. Я, откровенно говоря, на любых коллегиях критикую себя. У меня нет привычки выпячиваться и хвалить себя за работу. Но раз прозвучал такой вопрос, возьму на себя смелость ответить конкретными примерами. В Пицунде сотрудники МВД подбросили наркотики предпринимателю и вымогали у него деньги. Их поймали с поличным. На нас был оказан огромный прессинг армией родственников и друзей, просивших сгладить их вину. И к нашей чести, а также всех правоохранительных структур, мы завершили это уголовное дело достойно: все фигуранты получили суровые приговоры - 10 и 9 лет строгого режима. В истории послевоенной Абхазии фактов вынесения такого вердикта сотрудникам МВД ещё не было.

Другой пример - когда в Абхазию приехали предприниматели из Осетии за мандаринами, которых в пути следования ограбили, а одного из них убили. Там фигурировали разные фамилии. Опять же были и просьбы, и увещевания. Но и через это мы прошли. И суд нас услышал. Преступники были приговорены к 15, 11 и 10 годам лишения свободы строгого режима. Это очень строгий приговор. Мы заняли непримиримую позицию и по уголовному делу по покушению на экс-президента Абхазии Александра Анкваб. У нас под окнами были митинги. Но мы сохранили своё лицо - лицо государственного обвинения. Преступление совершено против устоев государства. Это покушение на жизнь высшего должностного лица, и при этом погибают наши ребята, бойцы, которые чудом выжили на войне. И сегодня среди бела дня их убили. Поэтому мы требуем главным фигурантам пожизненное заключение.

Другой пример - избиение сотрудника милиции Цамбова. Сбор доказательств - очень сложная и трудная работа. И обидно, когда этот кропотливый труд наших сотрудников перечёркивается в суде, где свидетели отказываются от своих показаний, данных в ходе следствия. Именно этот факт, суть которого кроется в ментальности наших людей, и тормозит установление правопорядка в республике. Однако скажу: хорошо, что есть обвинительный приговор, что люди понесли реальное наказание. В нашей новейшей истории это происходит впервые, когда человек поднял руку на сотрудника правоохранительных органов и понёс за это реальную ответственность. Может, не в той степени, как хотелось бы, но наказание понесли.

- Алексей Кумфович, а как избавиться от этих стихийных митингов и походов родственников, кланов в правоохранительные органы во время следствия и судебных процессов?

- Один молодой парень в Фейсбуке написал: «В Абхазии нужно иметь 100 родственников и друзей, и тогда все проблемы с органами можно решить легко». К сожалению, это наша действительность. Чтобы от этого уйти, нужны принципиальность и время. Надо пройти с честью через все угрозы. Хорошо, что есть люди, для которых достоинство превыше всего. Мне порой обидно за моих сотрудников, которые поддерживают обвинение в суде. Они подвергаются оскорблениям. Бывает, что и судьи необъективны. Например, дело по зверскому убийству Клемантовича и беременной женщины. Мы собрали весомые доказательства и твердо стояли на своих позициях. Но позиция председательствующего по делу вызывала сомнения. Мы вынуждены были заявить ему отвод, и сегодня это дело рассматривает другая судейская коллегия, которая, надеюсь, вне зависимости от социального положения фигурантов дела вынесет приговор, основанный на доказательствах и по строгости соответствующий совершенному бесчеловечному деянию.

Вопрос о проведении референдума

- Ваше мнение о проведении референдума в Абхазии - как юриста и как гражданина? К чему может привести это политическое мероприятие?

- Существует Закон о прокуратуре, который чётко ставит меня в рамки. Я - руководитель надзорного органа страны, и высказывать свое мнение на этот счёт некорректно. Прокуратура и я как ее руководитель - за соблюдение законности на всех его тапах. У меня на приеме была представительная делегация, в числе которой были и Герои Абхазии. Они выразили надежду, что со стороны прокуратуры будет понимание и что мы должны будем следить, чтобы ни с чьей стороны не было никаких незаконных действий. Проведение референдума - законное право граждан, предусмотренное Конституцией страны. Мы друг друга услышали. При этом следует отметить, что в органы прокуратуры поступают обращения граждан, которые были введены в заблуждение относительно целей сбора подписей. Каждому факту будет дана оценка в соответствии с законодательством страны. В целом пока всё проходит без грубых нарушений закона, и это не может не радовать. И я уверен, что у нашего президента сильная позиция.

Межведомственные отношения

- Алексей Кумфович, по какой причине руководство МВД последнее время игнорирует предписания Генпрокуратуры, судей, самовольно решает судьбы заключённых Драндского СИЗО?

- Ответ на этот вопрос нуждается в предыстории. В 2011 году руководством МВД против меня было сфабриковано дисциплинарное дело, и меня уволили по отрицательным мотивам. Я говорю об этом потому, что моя биография - это моя история. Я не побежал собирать сто родственников и друзей, а пошёл, как законопослушный гражданин, в прокуратуру и суд. И я выиграл дело: суд удовлетворил все мои иски - юридические, моральные и материальные. Несмотря на то что я был один, а за министром внутренних дел стояла большая государственная машина, я доказал, что есть сила закона и судебные решения нужно исполнять. Но это - история. А сегодня у меня нет никаких личных счётов с руководством МВД. Занимаемая должность не дает мне такого права, я служитель закона и слуга народа, и здесь личные амбиции ни к чему.

Я трепетно отношусь к клятве, которую давал в Парламенте, - защищать права и интересы граждан Абхазии. К гражданам относятся и преступники, и я обязан защищать и их права. Если кто-то эти права нарушает, то, соответственно, прокуратура будет реагировать на это. Вот в этом вопросе у нас возникло некое непонимание. Генпрокуратура - это высшее надзорное ведомство страны, которое не входит ни в одну ветвь власти. Я подотчётен лишь Президенту и Парламенту страны. К этому нужно относиться с пониманием. Нам нужны в государстве закон и порядок. Я готов помогать милиции, в которой, кстати, проработал 10 лет. Так что мой стаж немалый, думаю, весомее других работников. Но когда я слышу, что сотрудники МВД переходят грани дозволенного, то нам приходится принимать соответствующие меры. Возбуждено немало дел в отношении должностных лиц МВД, однако мы пока не придаём это огласке, чтобы из этого никто не делал политику. Решения суда должны выполнять все. Думаю, что все эти дела мы доведём до логического конца. Преступность нужно искоренять только законными методами. Русудан БАРГАНДЖИЯ

Газета «Республика Абхазия», 14.04.2016 г.

Абхазия > Армия, полиция > ved.gov.ru, 22 апреля 2016 > № 1737269 Алексей Ломия


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter