Всего новостей: 2551999, выбрано 5 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Новак Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольЭкологияЭлектроэнергетикавсе
Германия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328735

Сегодняшняя Европа просто труслива?

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Welt, Германия

Он ездит по всему миру, чтобы совместно с крупнейшими государствами, занимающимися добычей нефти, повлиять на ее цены. Он стремится к диалогу с ЕС, чтобы спасти новый газопровод из России в Германию («Северный поток — 2»). Он является членом наблюдательных советов таких российских гигантов как Газпром или Росатом. Теперь министр энергетики Александр Новак выделил время для беседы об ОПЕК, Украине, о страхе американцев перед конкуренцией и о Герхарде Шрёдере.

DIE WELT: Примерно десять лет тому назад российская газета «Ведомости» писала по поводу конфликтов из-за газа, что в Европе уже можно пугать детей концерном Газпром. В настоящее время государственный нефтяной концерн Роснефть все больше выходит на первый план, к тому же Герхард Шрёдер выставил там свою кандидатуру в наблюдательный совет. Будут ли детей в Европе вскоре пугать Роснефтью?

Александр Новак: Если у кого-то наблюдаются тревожные расстройства, то они могут выглядеть по-разному и возникать в самых различных ситуациях. Газпром и Роснефть являются зарегистрированными на бирже предприятиями с иностранными акционерами. Оба концерна конкурентоспособны, поскольку себестоимость при добыче — низкая. Лишь тот, кто опасается конкуренции, может распространять мифы о запугивании детей.

— Бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер хочет выставить свою кандидатуру в наблюдательный совет Роснефти. Считаете ли Вы, что западная реакция на это сообщение является истеричной?

— На мой взгляд, кандидатура Шрёдера является весьма значимым событием и положительно повлияет на рынок. Человек с таким большим опытом в делах управления концерном будет принимать участие в управлении одним из крупнейших мировых концернов. Кроме того, Шрёдер выступает за последовательное восстановление и развитие отношений между Россией и Европой и соответственно между Россией и Германией. Ведь это является положительным примером.

— В чем будут состоять его функции?

— У него будут такие же функции, как у каждого члена совета директоров (совет директоров является контрольным органом, который в отличие от немецкого контрольного совета имеет более широкие полномочия — прим. ред). А если его назначат руководителем, то он и будет руководить этим органом.

— Нужда в нем связана с его политическими контактами в Европе или же решающим является тот факт, что он дружен с президентом России Владимиром Путиным?

— Главным фактором является большой опыт Шрёдера и его профессиональное ноу-хау. Шрёдер будет независимым членом директората. Он может пригласить на фирму специалистов, которые привнесут дополнительный опыт в корпоративное управление.

— А что поимели бы от этого Европа или Германия?

— Рост доверия и больше прозрачности, чтобы не пугать детей. Когда такие личности приходят на фирму, то это означает также, что это предприятие будет более открытым и понятным.

— Вы же сами являетесь членом советов директоров сразу нескольких крупных российских концернов. Скажите, что могут иностранные советники вообще дать российским предприятиям?

— Во-первых, это независимые эксперты, которые дают при принятии решений свои важные оценки. Это означает, что эти решения принимаются открыто. И они повышают уровень корпоративного управления.

— ЕС планирует выдать комиссару по Энергетическому союзу Марошу Шефчовичу мандат на переговоры о строительстве газопровода «Северный поток»…

— … насколько мне известно, это еще изучается, а решение не принято.

— Говорят, что будто не так-то просто договориться сейчас о Вашей встрече с ним.

— Оперативно мы можем это всегда устроить. Следует сказать: проект «Северный поток — 2» осуществляется коммерческими предприятиями. Инвесторами являются европейские фирмы и Газпром. Все регулируется европейскими законами. Мы не понимаем, для чего с юридической точки зрения нужен теперь мандат.

— Однако если мандат будет все же выдан, что тогда?

— Это было бы беспримерно. Таких прецедентов нет. И не ясно, куда может привести в будущем такой прецедент. Что, если одно предприятие собирается строить нефтеперерабатывающий завод? Нужен ли ему тогда мандат ЕС? Или промышленное предприятие. Здесь принципиально непонятно, что все это означает.

— Судя по первым оценкам, ЕС мог бы быть нацелен на компромисс, а именно на то, чтобы Газпром не принимал участия в оперативном менеджменте этого трубопровода. Проще говоря, чтобы третий энергетический пакет ЕС, который подразумевает разделение между производителями газа и предприятиями, эксплуатирующими трубопроводы, был распространен на «Северный поток — 2». Может ли потребоваться компромисс?

— При строительстве этого трубопровода мы полностью придерживаемся действующих законов. Ведь для пути по морю не предписан никакой третий энергетический пакет, поскольку это не является территорией ЕС. На сухопутном маршруте выполняются все требования энергетического пакета. Ну послушайте, ведь это инвесторы, фирмы, которые принимают участие, они просто хотят, чтобы их инвестиции оправдали себя.

— Была бы Россия готова к компромиссу?

— Сначала поясните нам, что это за компромисс, а потом поговорим о том, готовы мы к нему или нет.

— Ведь теперь со стороны Запада добавилось еще и то, что США новыми санкциями хотят воспрепятствовать реализации «Северного потока — 2». Участвующие стороны уже думают о новых возможностях финансирования, чтобы спасти проект. Какая схема финансирования была бы приемлема?

— Это дело предприятий.

— Но этот проект важен для России также и в стратегическом плане.

— Да, мы поддерживаем его осуществление. И мы думаем, что он привлекателен в экономическом отношении, о чем свидетельствует также эффективность эксплуатации «Северного потока — 1». Короткий путь к потребителю — и себестоимость вполовину ниже. Непонятно, что вдруг какие-то третьи государства запрещают то, что выгодно для Европы. Мы думаем, что эти меры по воспрепятствованию служат в первую очередь для того, чтобы не допустить конкурентов. Они направлены не против России, а против Европы, которая теряет свой суверенитет и возможность выбора при осуществлении энергетических проектов. Здесь уничтожаются все рыночные принципы. Сжиженный газ из США в настоящее время на 70% дороже, чем газ по трубопроводу.

— Россия сама сейчас начинает экспортировать сжиженный газ.

— Но мы готовы к конкуренции. Мы же не говорим, чтобы в нашу пользу блокировали какие-либо поставки.

— По поводу нефти: альянс из ОПЕК и десяти стран, не входящих в ОПЕК, по-видимому, безупречно выполняет свои обещания от ноября о снижении объема добычи и тем самым стабилизации цен. Остается большим вопросом, как будет действовать этот альянс после истечения срока договоренности в конце марта. Ведь в ноябре этот вопрос будет предположительно обсуждаться. Саудовская Аравия и Ирак выступают за его продление. А Россия — нет. Вы исключаете дальнейшее участие?

— Если оно будет целесообразным, то мы изучим этот вопрос.

— Что означает "целесообразно"?

— Целесообразно означает, что к 1 апреля рынок, возможно, не будет окончательно сбалансирован. Если будет существовать такой прогноз, мы изучим вопрос о том, должны ли мы продлевать действие этого соглашения. Сейчас этого еще нельзя сказать. Мы не знаем, какой будет рыночная ситуация. Просто существует слишком много обстоятельств, и требуется качественный прогноз. Возможность продлить срок действия соглашения существует. Мы ее не исключаем.

— Означает ли это, что Россия не выступает категорически против?

— А мы этого никогда и не говорили.

— Если истечет срок сокращения объема производства, то это может привести к шоку с новым обвалом цен.

— Это соглашение должно быть закончено в период растущего спроса. А ведь это наступает в летний период. Если спрос вырастет, то все последствия, вытекающие из существующей договоренности, действовать не будут.

— То есть, этот сценарий стал возможным? В конечном счете все прогнозы указывают на рост спроса в 2018 году.

— Мы видим, что в этом году спрос растет быстрее, чем это первоначально прогнозировалось. Вместо дополнительных 1,2 миллиона баррелей теперь спрос оценивается в дополнительных 1,4 миллиона баррелей.

— Вы сказали по поводу растущих цен на нефть, что этот альянс стран-производителей нефти показал свою эффективность в результате сокращения объема производства, в чем ведь долгое время сомневались. Однако нужно быть честным и сказать, что и спрос также вырос, что в США бушевали ураганы и так далее. Таким образом существует много причин. Как Вы оцениваете долю сокращения объема производства?

— Оно сыграло ключевую роль, потому что это привело к спокойствию и доверию на рынке. Сегодня спрос превышает предложение уже на один миллион баррелей в сутки. Складские запасы превышают средний показатель за пять лет лишь на 170 миллионов баррелей — половину того, что было прежде.

— Но как только цена повысится, добыча в США вновь вырастет и уничтожит этот эффект.

— Когда 10 декабря 2016 года мы впервые договорились о сокращении добычи, мы учитывали рост добычи в США. Он действительно имел место, однако за прошедшие месяцы не был существенно увеличен. Для этого не хватает потенциала. Мы в очередной раз увидели, что аналитики ошиблись. Мы спокойно будем продолжать мониторинг. В любом случае сокращение размера добычи имеет больше преимуществ, чем недостатков.

Германия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328735


Австрия. Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 13 декабря 2016 > № 2014601 Александр Новак

Александр Новак в интервью газетам Die Welt и Die Presse рассказал о подробностях соглашения с ОПЕК.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в интервью немецкой газете Die Welt и австрийской Die Presse рассказал о ходе подготовки к подписанию соглашения стран ОПЕК и не ОПЕК о сокращении добычи нефти, а также о влиянии достигнутых договорённостей на мировой нефтяной рынок.

Цена на нефть: «И тогда все поняли, что нам пора действовать»

В субботу страны ОПЕК и еще одиннадцать других государств договорились снизить добычу, чтобы стабилизировать цены на нефть. О том, как это получилось, рассказал министр энергетики РФ Александр Новак.

- Почему достигнутое в субботу соглашение одиннадцати стран, не входящих в ОПЕК, о сокращении добычи рассматривается как историческое?

- Никогда ранее еще не было такого, чтобы страны ОПЕК и одиннадцать стран вне картеля скоординировали свои действия на рынке.

- За несколько часов до достижения соглашения Вы сказали: «Мы должны прийти к соглашению». Почему?

- Есть две причины. Во-первых, это сегодня важно для рынка и ожиданий, которые были с этим связаны. Поскольку предшествовавшее соглашение стран ОПЕК о сокращении добычи, достигнутое в конце ноября, было в значительной степени нацелено и на потенциальное соглашение стран, не входящих в картель. То есть если бы мы в субботу не достигли соглашения, то и соглашение стран ОПЕК провалилось бы.

- Но соглашение стран ОПЕК уже было подкреплено подписями…

- Да, но с оговоркой, что свой вклад внесут и страны вне картеля. То есть если бы мы не достигли соглашения, внезапно мы бы вновь столкнулись с ситуацией, которая была в апреле 2016 года в Дохе, когда соглашение провалилось. По всем оценкам экспертов, цена на нефть снова значительно бы снизилось, а спекулятивный фактор вновь оказал бы сильное влияние на ценообразование.

- То есть одной причиной было поддержание сделки ОПЕК. А вторая причина?

- Вопрос доверия. Мы условились с партнерами как в ОПЕК, так и за его пределами, что мы будем координировать действия. Если бы мы не достигли соглашения, вплоть до подписей, то доверие бы пропало, и в ближайшем будущем его невозможно было бы восстановить.

- Россия, будучи страной, не входящей в ОПЕК, в 2001 году впервые заключила соглашение с ОПЕК о сокращении добычи и затем – как это часто бывает со странами ОПЕК – не придерживалась его. Откуда существует уверенность, что сейчас все будет иначе?

- Во-первых, все, как в рамках картеля, так и за его пределами, заинтересованы в быстрых изменениях на рынке, потому что мы находимся в тяжелейшем кризисе нашей отрасли. В 2001 году ситуация была совсем другой, и падение цен было вызвано падением спроса после ряда событий. Тогда спрос восстановился относительно быстро.

- Но что все придерживаются соглашения – этого для причины еще не достаточно.

- Есть еще и другие причины. Так, образовались особые личные, доверительные, отношения с Саудовской Аравией и другими странами.

- Тем не менее, отсутствуют санкции на тот случай, если кто-то не будет придерживаться соглашения.

- Это так. Но есть определенное моральные обязательства и политические отношения. И еще есть вопрос доверия в будущем к принятию решений и сказанных слов. Каждый, кто подвергает сделку рискам, нарушая ее, ухудшает ситуацию и для себя тоже.

- Какой момент в ходе переговоров был для Вас самым тяжелым?

- Вернуться к переговорам, после того как встреча в Дохе в апреле выявила обоюдное недоверие. В июле мы начали интенсивно общаться друг с другом. Этому способствовало еще и то, что в Саудовской Аравии мой коллега Халед Аль-Фалех был назначен новым министром нефти. Кроме того, существовала поддержка на политическом уровне со стороны руководства многих стран. Без этой поддержки мы бы вряд ли смогли достичь соглашения.

- За счет участия России в сокращении добычи и за счет ее посреднической роли между странами ОПЕК кажется, что ваша страна на Ближнем Востоке действительно приобрела больше влияния. Правильное ли это впечатление?

- Россия – крупный игрок на нефтяном рынке.

- Россия и раньше им была.

- Зная, что ОПЕК сегодня не в состоянии в одиночку восстановить нефтяной рынок, необходимо, чтобы в таких сделках участвовали страны вне картеля.

- Но ОПЕК, по всей видимости, необходимы посредники, чтобы между собой прийти к соглашению.

- Мы вели переговоры как со странами ОПЕК, так и со странами вне картеля. И я надеюсь, что наше участие здесь помогло достичь консенсуса.

- Владимир Путин сыграл важную роль для достижения договоренности?

- Президент Путин сыграл ключевую роль при достижении договоренности. Он поддержал решение по сокращению добычи российскими компаниями. В конечном итоге, его отношения с главами государств, принимающих основные решения, помогли нам согласовать позиции и достичь договоренности.

- Тем не менее, вам пришлось 29 ноября, в ночь накануне сделки, звонить саудовскому министру нефтяной промышленности. Это имело определяющее значение?

- У нас было очень много телефонных переговоров, в том числе рано утром и поздно вечером. Саудовская Аравия в значительной мере взяла на себя роль координатора в ОПЕК. Должен сказать, что Саудовская Аравия заняла очень умную и прагматичную позицию и сыграла очень важную роль.

- А что же Саудовская Аравия хотела услышать от вас по телефону? Что вы действительно будете участвовать в сокращении добычи?

- Да, это тоже.

- На Россию придется половина всего сокращения добычи странами, не участвующими в ОПЕК, а именно 300 тысяч баррелей в день. Когда вы достигнете этого показателя?

- До конца первого квартала мы достигнем сокращения на 200 тысяч, затем ускоренными темпами сократим до 300 тысяч. И этот уровень мы будем удерживать до конца июня.

- А почему не сразу на 300 тысяч?

- Это никогда не было целью, потому что есть технические ограничения. В настоящее время мы бурим много новых скважин, и для завершения бурения большей части из них нужно 20-25 дней. Часть этих скважин будет введена в эксплуатацию только в январе, а это значит, что необходимо время, чтобы пересмотреть процессы.

- Какой эффект будет иметь нынешняя сделка для нефтяных цен?

- Все уже заранее увидели, какой эффект имели для рынка одни лишь слухи о возможности сделки.

- Поэтому все стороны усиленно распространяли эти слухи. Эта сделка была призвана просто подтвердить эти слухи?

- Видите ли, слухи в преддверии подписания договора о том, что сделка могла бы не состояться, обвалили цены на нефть на 7-8 долларов до 45-46 долларов. А если бы сделка не состоялась, то и до уровня ниже 40 долларов. Это мы говорили еще летом. Летом спокойствия на рынке удалось достигнуть лишь потому, что в Канаде бушевали пожары, а в Ираке, Ливии и Нигерии добыча сократилась из-за внутренних проблем. А с началом осени объемы вновь вернулись на рынок. И тогда все поняли, что нам пора действовать.

Австрия. Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 13 декабря 2016 > № 2014601 Александр Новак


Германия. Австрия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 2047173 Александр Новак

Александр Новак дал интервью газетам Die Welt и Die Presse.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в интервью немецкой газете Die Welt и австрийской Die Presse рассказал о ситуации на мировом рынке нефти и перспективах поставок российского газа в европейские страны.

Ди Вельт: «Стабильность снабжения нефтью после 2020 года находится под угрозой»

Чрезвычайно низкие цены на нефть создают сложности не только для России. По мнению Министра энергетики РФ Александра Новака с серьезными последствиями могут столкнуться и другие участники нефтяного рынка. Однако цена нефти не должна быть слишком высокой – этим могут воспользоваться производители из Соединенных Штатов.

Die Welt: Вы договорились в Дохе с Министрами нефти Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы о не наращивании добычи. Поначалу сложилось впечатление, что рынок разочарован результатами переговоров, поскольку цены продолжили снижаться. Что даст это соглашение?

Александр Новак: Наша встреча с коллегами из Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы была достаточно продуктивной. Самым важным результатом стала предварительная договоренность об ограничении добычи в 2016 году уровнем января 2016 года. Окончательное решение будет принято, когда большинство производителей нефти присоединится к данной инициативе. По нашему мнению, такой подход обеспечит поступательную балансировку рынка и стабилизацию цен на уровне, который обеспечит долгосрочное устойчивое развитие отрасли.

Die Welt: При условии, что другие производители присоединятся. Однако, по мнению аналитиков, для стабилизации цен требуется не просто остановка роста добычи, а ее сокращение.

Александр Новак: Такие предложения периодически появляются. Но нам представляется, что это приведет лишь к кратковременному и искусственному повышению цен. В свою очередь, высокие цены вызовут новый приток спекулятивного капитала в высокозатратные проекты, например, по добыче сланцевой нефти. А это опять же увеличит предложение и приведет к падению цен. Главным фактором является цена, при которой добыча сланцевой нефти становится нерентабельной. Если нефтяные котировки превышают этот уровень, то эффект быстрого снижения цен неизбежен. Именно поэтому нам необходимы консультации, в ходе которых можно обмениваться оценками текущей ситуации.

Die Welt: Однако наблюдаемое в последние 18 месяцев снижение цен давно оказывает серьезное воздействие на производителей с высокими издержками.

Александр Новак: Да, хотя это происходит медленнее, чем изначально ожидалось. И это основное отличие от предыдущих циклов, когда страны-экспортеры могли регулировать рынок простым изменением объемов добычи. Начиная с 2009 года, когда технологии сланцевой добычи получили широкое распространение, ситуация изменилась.

Die Welt: Разделяете ли Вы оценки МЭА, согласно которым мы, вопреки ожиданиям, не увидим стабилизации нефтяных цен в 2016 году?

Александр Новак: В общем и целом я соглашусь. Когда в середине 2014 года цены начали снижаться, многие предполагали, что добыча отреагирует и снизится быстрее. Однако этого не произошло. Очевидно, что сложившиеся ранее цены выше 100 долларов за баррель на самом деле были очень высокими. Вместе с тем, нефтяные компании выдержали падение цен, спрос и предложение демонстрировали синхронный рост, и разрыв между ними не уменьшался. Поэтому все прогнозы относительно окончания нынешнего цикла сейчас меняются. Ограниченный доступ к финансированию и задержки с реализацией ряда проектов приведут к тому, что рынок вернется в равновесное состояние, добыча вне ОПЕК снизится, особенно в Северной Америке. К примеру, число буровых установок в США уже снизилось на две трети.

Die Welt: Не только в США. Все ведущие международные нефтяные концерны в прошлом году сократили инвестиционные программы на 35 процентов. Какие сокращения Вы ожидаете в 2016 году?

Александр Новак: С учетом сложившейся ценовой конъюнктуры мы ожидаем в 2016 году дальнейшего сокращения от 15 до 40 процентов. Соответственно, инвестиции 30 крупнейших международных энергокомпаний в 2016 году могут оказаться на 200 млрд. долл. ниже, чем планировалось до кризиса. Одновременно мы видим удорожание кредитных средств для производителей нефти в США, что затрудняет для них доступ к финансированию.

Die Welt: Какими будут последствия сокращения инвестиций?

Александр Новак: В краткосрочной перспективе серьезных последствий для мировой нефтедобычи не ожидается. Негативным является средне- и долгосрочный прогноз, поскольку будут отложены или «заморожены» важные добычные проекты, которые должны были обеспечивать стабильность и безопасность поставок для удовлетворения глобального спроса. Поэтому можно говорить о том, что стабильность снабжения нефтью после 2020 года находится под угрозой. В этой связи Россия в обозримой перспективе намерена оставаться надежным глобальным поставщиком нефти.

Die Welt: Могла бы Россия пойти на сокращение добычи ради достижения ценовой стабильности?

Александр Новак: Мы не просчитывали подобный сценарий. С учетом технологических и климатических особенностей, а также состояния проектов для нас это проблематично. Представьте себе – в России имеется более 170 тыс. скважин. Сократить их число очень сложно. Для сравнения, на Ближнем Востоке скважин гораздо меньше. Саудовская Аравия добывает такое же количество нефти, как мы, из 3500 скважин. Кроме того, наши нефтяные концерны являются независимыми акционерными обществами, которые самостоятельно определяют свои производственные планы.

Die Welt: Глава второй по величине российской нефтяной компании «Лукойл» Вагит Алекперов недавно сказал, что российская нефтяная отрасль больше всего опасается изменения условий налогообложения со стороны государства.

Александр Новак: Я разделяю мнение руководителей нефтяных компаний о необходимости стабильной налоговой системы. Они и так столкнулись с падением нефтяных цен, девальвацией рубля и проблемами с привлечением финансирования. Если к этому добавить изменение налогообложения, горизонт любого прогнозирования и планирования сузится до одного года. В предыдущие пару лет мы как раз приняли важные решения в налоговой сфере, которые должны стимулировать добычу на новых месторождениях в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Результат не заставил себя ждать: в 2015 году мы добыли там 60 млн.тонн.

Die Welt: А в арктическом регионе?

Александр Новак: Сроки добычи там будут сдвигаться, поскольку она является дорогостоящей. При этом из-за благоприятного налогового режима инвестиции в проекты в акваториях Охотского и Каспийского морей будут расти. В долгосрочной перспективе мы должны изменить налоговую систему, чтобы она была не привязана к динамике нефтяных цен. В течение года мы совместно с Министерством финансов подготовим соответствующие предложения.

Die Welt: Известно, что Россия сталкивается с падением добычи на существующих месторождениях. Если произойдет сокращение инвестиций, удастся ли после 2017 года поддерживать добычу на текущем уровне?

Александр Новак: Многое будет зависеть от ситуации с нефтяными ценами и курсом рубля. Все наши нефтяные компании подтверждают, что будут поддерживать бурение на существующих месторождениях в целях сохранения добычи на текущем уровне. Однако при существующих ценах вряд ли стоит рассчитывать на инвестиции в новые проекты. Хотя инвестиции уменьшатся не на 100, а, скорее, на 20-30 процентов.

Die Welt: В средне- и долгосрочной перспективе на объемы добычи могут повлиять западные санкции в отношении труднодноизвлекаемых запасов. Ощущается ли уже сейчас этот эффект?

Александр Новак: Влияние на общие объемы добычи минимально. В последние два года мы добывали по 18 млн.тонн на упомянутых месторождений, что составляет 3 процента от общего объема добычи. Повышение этой доли является задачей на будущее.

Die Welt: Однако это проблематично без западных технологий…

Александр Новак: На самом деле, мы наблюдаем обратный эффект. Поскольку нашим компаниям не разрешено сотрудничать в данной области с западными фирмами, они уже начали самостоятельно создавать необходимые технологии в России.

Die Welt: Честно говоря, за несколько лет наверстать упущенное невозможно…

Александр Новак: Нам удается достичь поставленных целей. За три года мы в достаточной степени модернизировали существующие технологии, у нас есть специалисты, научная и практическая база. Многие компании работают в этом направлении.

Die Welt: Перейдём к газовой отрасли. Еврокомиссия скоро получит доступ ко всем контрактам на поставку газа. Что Вы думаете по этому поводу?

Александр Новак: Мы исходим из того, что коммерческие договора между компаниями являются исключительно их прерогативой.

Die Welt: Вас беспокоит поведение Евросоюза?

Александр Новак: Некоторые представители ЕС стремятся к тому, чтобы Еврокомиссия координировала заключение договоров на поставку газа. Однако далеко не все страны с этим не согласны, и многое будет зависеть от их позиции.

Die Welt: Трения между Газпромом и Еврокомиссией имеют давнюю историю. Ранее Газпром высказывался в несколько агрессивном и неуважительном ключе, сейчас тональность поменялась, стала более мягкой. Как бы Вы охарактеризовали эти отношения в настоящий момент?

Александр Новак: Россия является надежным поставщиком энергоресурсов для Евросоюза и наши отношения являются взаимовыгодными. Именно в этих целях создана соответствующая инфраструктура. И нам предстоит её расширить - учитывая, что собственная добыча в Европе снижается, а спрос продолжает расти.

Die Welt: Однако и в этом вопросе не обходится без разногласий. Является ли европейская позиция конструктивной?

Александр Новак: К сожалению, со стороны Евросоюза политические мотивы превалируют над экономическими соображениями при организации поставок нефти и газа. Именно по политическим причинам был заблокирован проект строительства трубопровода "Южный поток". Исходя из тех же политических соображений, предпринимается попытка помешать расширению газопровода "Северный поток" по дну Балтийского моря. Это тем более удивительно, поскольку строительству первых двух ниток никто не мешал, и этот проект признавался полностью соответствующим европейскому законодательству. Однако к двум новым ниткам газопровода почему-то применяется совершенно другой подход. Мы также видим, что в новой Энергостратегии Евросоюза не упоминаются отношений с нашей страной. Это выглядит странно, поскольку именно Россия является крупнейшим поставщиком энергоресурсов для Евросоюза. Мы надеемся, что здравый смысл все-таки возобладает. Отношения следует выстраивать с учетом взаимных интересов, гарантий и долгосрочной стабильности.

Die Welt: Я полагаю, Вы рассчитываете на поддержку Германии как основного сторонника расширения "Северного потока"?

Александр Новак: Данный проект, в первую очередь, является коммерческим. В нем заинтересованы крупнейшие европейские энергокомпании, он рассчитан на длительную перспективу. С учётом этих факторов проект может конкурировать с другими маршрутами поставок природного газа, включая трубопроводный газ и СПГ, на который сейчас делается ставка.

Die Welt: А если поместить на чашу весов "Северный поток" и продолжение транзита через Украину?

Александр Новак: Мы не исключаем, что частично поставки газа будут осуществляться через территорию Украины. Вопрос в другом - насколько экономически оправданным является использование исключительно существующей трубопроводной системы. Альтернативные трубопроводные маршруты создают конкуренцию и удешевляют транзит для европейских потребителей. Когда одна из стран обладает монополией на транзит, это негативно сказывается на величине транзитных платежей и создаёт риски. Украина уже объявила о многократном росте ставок за транзит газа по своей территории.

Die Welt: То есть мы находимся на перепутье?

Александр Новак: В любом случае возникнет комбинация из существующих и новых маршрутов. Необходимо обеспечить конкуренцию между маршрутами по поставкам газа. Европа на словах поддерживает диверсификацию поставок и альтернативные - не российские - трубопроводы, например TAP, TANAP. Однако попытки указывать бизнесу и потребителям, какой маршрут является предпочтительным, а какие трубопроводы вовсе не стоит строить, являются ни чем иным, как откровенным политическим вмешательством в экономику.

Германия. Австрия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 2047173 Александр Новак


Германия. Украина. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2014 > № 1185829 Александр Новак

Александр Новак дал интервью немецкоязычным изданиям.

Александр Новак дал интервью немецкоязычным изданиям Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак по итогам встречи Россия-ОПЕК в Вене ответил на вопросы трех немецкоязычных изданий, посвященные ситуации с обеспечением безопасности транзита газа в Европу через территорию Украины. Ниже представлен перевод интервью газете Die Welt, переводы других материалов будут опубликованы в ближайшее время.

Российскому энергетическому сектору угрожают не только санкции ЕС. Дополнительную угрозу для бюджета страны представляет падение цен на нефть. Сюда же добавляются нерешенная проблема с Украиной, куда уже в течение нескольких месяцев из-за высокой задолженности не поставляется газ. О том, каких размеров достигнет дефицит энергоснабжения в Европе к зиме этого года и почему ЕС доводит ситуацию, как может показаться, до абсурда, в своем интервью газете «Die Welt» («Мир») рассказывает министр энергетики России Александр Новак:

«Die Welt»: На прошлой неделе «Газпром» сократил объемы поставок газа в Европу и уже в течение нескольких дней не дает никаких объяснений по этому поводу, что для компании совсем не свойственно. Какая политическая игра имеет здесь место?

Александр Новак: Сокращения объемов поставок газа в Европу не было – это неверная информация. На прошлой неделе наши европейские партнеры запросили больше газа, нежели обычно, и «Газпрому» не удалось в полной мере удовлетворить возросшее предложение.

«Die Welt»: Но почему в таком случае «Газпром» выступил с объяснениями лишь спустя несколько дней? Данное поведение было истолковано как некое предостережение в адрес Европы, основанием которому послужил реэкспорт российского газа в Украину. Данную тему в своей беседе с Владимиром Путиным подняла сама канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Александр Новак: Я не думаю, что здесь имеет место какая-либо политическая игра. Вероятнее всего, «Газпрому» не удалось в срочном порядке удовлетворить возросший спрос на газ, поскольку одновременно компания занималась заполнением газом хранилищ на территории России.

«Die Welt»: Можете ли Вы с уверенностью заявить, что зимой Россия не станет препятствовать реэкспорту газа путем элементарного сокращения поставок газа в Европу?

Александр Новак: Да, это исключено. Мы заинтересованы в стабильных поставках.

«Die Welt»: При этом остается нерешенным вопрос о том, удастся ли Вам прийти к соглашению с Украиной по поводу газа и возобновите ли Вы поставки газа в страну. Ведь с июня Вы прекратили поставки газа в Украину, поскольку она не оплатила имеющиеся долги.

Александр Новак: Мы предложили организовать встречу на следующей неделе и в ближайшее время планируем прийти к соглашению по этому вопросу.

«Die Welt»: Вы общаетесь с министром энергетики Украины Юрием Проданом напрямую?

Александр Новак: Мы часто общаемся по телефону.

«Die Welt»: У Вас есть хороший контакт, однако на деле решить проблему не удается.

Александр Новак: Инструкции по данному конкретному вопросу моему коллеге поступают от политического руководства, он не может их изменить. Ясно, что решение данной проблемы зависит от других людей. Данный вопрос гораздо более сложен: Есть Правительство, есть Парламент Украины и есть Президент.

«Die Welt»: Вы хотите сказать, что препятствует процессу кто-то в Украине.

Александр Новак: Делегацию на переговорах возглавляет Продан, но мы не знаем, кто…

«Die Welt»: …кто выступает в роли суфлера?

Александр Новак: Да.

«Die Welt»: Усложняют ли процесс предстоящие выборы в Парламент в Украине?

Александр Новак: Любые выборы оказывают влияние на решения, которые народ не поддерживает. Если Украина согласится с нашими условиями, это может быть воспринято как шаг назад. При этом в действительности снабжение украинских потребителей газом было бы шагом вперед, действием, из которого можно было бы извлечь политическую пользу.

«Die Welt»: Однако переговорный процесс стоит на месте. Каковы Ваши предложения?

Александр Новак: В настоящий момент размер долга Украины перед «Газпромом» составляет 5,3 млрд долл. Мы готовы требовать выплаты долга не в единоразовой форме, а реструктурировать его. Для начала Украина должна заплатить долги за ноябрь и декабрь – 1,451 млрд долл. Размер данной части долга обсуждению не подлежит. Мы также хотели бы, чтобы Украина частично погасила задолженность за газ, поставленный в начале года. Мы, в свою очередь, могли бы задним числом заново пересчитать сумму долга газ, поставленный в Украину начиная с апреля, с учетом скидок, которые мы предлагаем – в случае, если Украина согласится с нашими предложениями относительно цены, а именно около 385 долл./тыс. куб. м вместо 485 долл./тыс. куб. м. Тем самым, общий размер долга мог бы сократиться на 780 млн долл.

«Die Welt»: Наметилось ли какое-то сближение?

Александр Новак: Сложно сказать. Со стороны Украины процесс движется очень тяжело, украинская сторона не желает искать компромиссы. Ситуация сейчас труднее, чем при переговорах в начале года, так как зима не за горами, и газ должен быть закачан. Мы также находимся в изменившихся юридических условиях, поскольку «Газпром» и украинская газовая компания «Нафтогаз» подали друг против друга иски в Стокгольмский арбитражный суд. До вынесения решения «Газпром» вряд ли пойдет на изменение условий контракта. Единственным вариантом остаются поставки в соответствии с договором.

«Die Welt»: Что может случиться при самом плохом развитии событий?

Александр Новак: Мы надеемся, что здравый смысл победит, и будет достигнуто некое соглашение. Если же Украина не захочет обеспечивать поставки в зимнее время, тогда существует два сценария: серьезные ограничения для украинских потребителей…

«Die Welt»: …так как Россия больше не будет поставлять газ?

Александр Новак: Конечно, в случае если он не будет оплачен. Второй вариант – Украина будет отбирать транзитный газ, который идет в Европу.

«Die Welt»: Существует ли вероятность, что тогда Россия может прекратить поставки газа в Европу?

Александр Новак: Такой вариант «Газпромом» не рассматривается. Мы намерены обеспечивать Европу газом в соответствии с нашими договорными обязательствами.

«Die Welt»: Даже если Украина будет воровать газ?

Александр Новак: В этом случае встанет вопрос, сколько газа идет в Европу по трубопроводам от украинской границы. В очень холодные дни транзитный газ может быть полностью выкачан. Возможно, в этом случае Европа останется без газа. Кому в таком случае Украина должна будет возместить разницу? Европейцам? «Газпром» подсчитал риски и среди прочего закачивает газ в свои европейские хранилища. Мы могли бы увеличить поставки через газопровод Opal, который является ответвлением от «Северного потока» и идет от побережья до границы Чехии, однако Европейский союз на данный момент не позволяет «Газпрому» использовать этот газопровод на полную мощность, хотя нам обещали, что решение по данному вопросу будет принято до 15 сентября. Это же абсурд! Теперь говорится, что решение будет принято к концу октября. Якобы, не хватает каких-то документов, однако к нам никто не обращается с требованием их предоставить.

«Die Welt»: О чем говорит такая позиция ЕС?

Александр Новак: О том, что к вопросам обеспечения газом существует не экономический, а политический подход. И лица, принимающие решения, будут здесь учитывать ситуацию вокруг Украины.

«Die Welt»: В своих стресс-тестах ЕС допускает, что Россия вообще не будет поставлять газ в Европу. Такое возможно?

Александр Новак: Мы такой вариант не рассматриваем. Мы скорее удивляемся, почему ЕС проводит подобные стресс-тесты.

«Die Welt»: Не только по вопросам газа есть проблемы. Цены на нефть падают. Вас беспокоит больше нефть или газ?

Александр Новак: Я бы не стал говорить о «беспокойствах». Для нас оба этих сектора являются важнейшими источниками дохода. Я могу сказать, что нефть – это рыночный продукт, он существует по законам рынка. Поэтому нефть вызывает меньше вопросов, чем газовый сектор.

«Die Welt»: Что дала Ваша встреча со странами-членами ОПЕК в Вене?

Александр Новак: Обмен мнениями в оценке ситуации, а также по поводу перспектив сланцевой нефти и сланцевого газа, а также развития перерабатывающих мощностей. В долгосрочной перспективе будет наблюдаться пропорциональность между спросом и предложением, при этом возможно возникновение небольшого превышения предложения над спросом, что может вызвать волатильность цен. Мы с генеральным секретарем ОПЕК Абдаллой Салемом Эль-Бадри едины во мнении, что падение цен, которое наблюдается с июля, имеет конъюнктурный и спекулятивный характер. Свою роль играет также, конечно, добыча сланцевой нефти в США и замедление темпов экономического роста в странах ОЭСР и Китае.

«Die Welt»: Соответственно, вы не взволнованы?

Александр Новак: Мы обеспокоены резким падением цен. Однако мы не видим никаких особых объективных причин, чтобы цена упала ниже 90 долларов.

Германия. Украина. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2014 > № 1185829 Александр Новак


Германия. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 17 мая 2014 > № 1085269 Александр Новак

Перевод интервью Александра Новака газете "Die Welt" от 16.05.2014.

Москва теряет терпение в газовом конфликте с Киевом.

Александр Новак (42), родом из восточной Украины, занимает с 2012г. пост министра энергетики России. До этого он четыре года был заместителем министра финансов и относился к молодой школе авторитетного, но тем не менее уже покинувшего свой пост министра финансов Алексея Кудрина. Карьеру Новак сделал в металлургическом секторе в одном из крупнейших центров по производству никеля - городе Норильске, расположенном севернее Полярного круга. С 2002г. по 2008г. он исполнял обязанности заместителя губернатора Красноярского края, сибирского сырьевого региона.

В последние недели обстановка на фронтах газового конфликта между Москвой и Киевом обострилась. Министр энергетики России намекает на возможность компромиса – однако первый шаг должна сделать Украина.

Российско-украинский газовый конфликт заходит в тупик. Если Украина не заплатит долг 3,5 миллиарда долларов компании "Газпром" до конца мая, то с июня Россия будет поставлять газ только на условиях предоплаты. Украина в свою очередь отказывается платить, поскольку она не согласна с решением о повышении цен, принятом Россией в апреле. С начала мая совместно с Европой ведутся переговоры, цель которых - избежать прекращения поставок, а, следовательно, возможного дефицита газа в Европе. Министр энергетики России Александр Новак поделился в интервью газете "Die Welt" своими предположениями о возможности найти пути примирения. При этом он призывает Европу и Украину наконец-то выполнить российские требования.

"Die Welt": Такое впечатление, что трехсторонние встречи России с комиссаром ЕС по энергетики Гюнтером Эттингером и украинским министром энергетики Юрием Проданом оказались бессмысленными. В четверг "Газпром" выставил Украине счет за июнь – означает ли это, что теперь поставки газа будут осуществляться только по предоплате?

Александ Новак: Я не считаю, что встречи были бессмысленными. Мы положили начало переговорам.

"Die Welt": Но ведь результата нет.

Новак: Первая встреча состоялась только 2-го мая. Для начала стороны озвучили свои позиции. В понедельник, 12-го мая, прошла встреча на техническом уровне. Состоялись подробные дискуссии, в том числе по вопросу цены за газ. Украина согласна выплатить долг, только если цена за газ будет зафиксирована на отметке 268 долларов за 1000 кубометров.

"Die Welt": Странная ситуация. Ведутся переговоры о выплате долга, а "Газпром" уже выставляет счет на предоплату за июнь.

Новак: Мы недовольны тем, что здесь обсуждается только газовая проблема, в то время как наш президент Путин направил в апреле письмо главам 18 европейских государств, где он поставил вопрос о дальнейшей платежеспособности Украины. Мы до сих пор не получили информации о том, из каких средств Украина планирует погасить долги. И это, несмотря на то, что Международный валютный фонд уже перечислил первую часть кредита Украине, по словам господина Эттингера часть этих денег должна быть направлена на погашение задолженности. У Украины есть время на оплату до 2-го июня.

"Die Welt": Премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил в понедельник, что Украина должна до конца мая внести необходимые средства или определенную их часть, чтобы подтвердить таким образом свое намерение вернуть долги. Так что должна сейчас сделать Украина, внести предоплату или подтвердить свои намрения?

Новак: Мы всегда высказывались за конструктивную позицию в переговорах. Российская сторона готова обсуждать дальнейшие действия, в том числе сроки оплаты и т.п. Но что происходит сейчас? За март мы никаких денег не получили, за апрель тоже. Украина говорит, что готова платить 268,5 за 1000 кубометров. Эта цена действовала с января по март. Так, пожалуйста, заплатите, по крайней мере, за некоторые из этих месяцев! Покажите хоть какую-то готовность! Тогда мы будем готовы обсуждать дальнейшие предложения по оплате.

"Die Welt": Эттингер утверждает, что до конца мая можно найти взаимовыгодное решение. В чем оно может заключаться?

Новак: Компромиссное решение возможно, если Украина сообщит об источниках денежных средств на оплату газа и предоставит гарантию. И если комиссия ЕС предложит более конкретные действия по улучшению экономической ситуации на Украине. Тогда можно будет рассмотреть варианты отсрочки и график платежей. Возможно мы согласимся на определенное снижение экспортных пошлин. В первом квартале мы уже предоставляли такие скидки.

"Die Welt": То есть, если Украина предпримет какие-либо действия, то обсуждаться будет и цена?

Новак: Не та цена, которая зафиксирована в договоре, так как она установлена до 2019г., а возможность скидок за счет изменения таможенных тарифов.

"Die Welt": Ранее отказ России от экспортных пошлин позволил снизить цену примерно до 385 долларов. Если Россия – как Вы говорите – снова откажется от экспортной пошлины, то сможет ли цена опять достичь этой отметки?

Новак: Я не могу назвать Вам точную цифру, могу только сказать, средняя цена на газ для Украины за предыдуший год составила 382 долларов. А для Европы - около 380 долларов.

"Die Welt": Так значит, это основное направление компромисса. Цена 268 долларов, которую просит Украина, и которая действовала в первом квартале, - недостижимая иллюзия?

Новак: Мне кажется, что цена должна быть обычной рыночной.

"Die Welt": А кто в России принимает решения о том, как поступать в таких ситуациях? Вы как министр энергетики, "Газпром" или Путин?

Новак: Решение может быть совместным. "Газпром" является акционерным обществом, однако контрольный пакет принадлежит государству, и предприятие имеет стратегическое значение – поэтому правительство страны принимает участие в его решениях. Важнейшие решения – прежде всего в отношении бюджетных поступлений – принимаются на высочайшем уровне при участии президента.

"Die Welt": Две недели назад "Газпром" неожиданно подписал меморандум о том, что газопровод "Южный поток", который планировалось провести в Италию, должен пойти в Вену. И это, несмотря на то, что ЕС и Россия не смогли достичь взаимопонимания в этом вопросе, и российские объекты, связанные с этим проектом, практически заморожены. Почему вдруг такой меморандум?

Новак: Хочу пояснить, что этот меморандум не означает исключение Италии из проекта "Южный поток". Просто мы заинтересованы в еще одном важном участнике проекта, которому принадлежит один из самых крупных европейских газовых хабов в Баумгартене под Веной.

"Die Welt": В любом случае остается тот факт, что ЕС отложил принятие решения об использовании "Газпромом" северного газопровода OPAL для транзита газа, а также поставил под вопрос существующее межправительственное соглашение относительно "Южного потока". Что Вы на это скажете?

Новак: Я не исключаю возможности конфронтации при рассмотрении вопроса с газопроводом. На лицо неприкрытое сопротивление ЕС. В 2013г. проект сотрудничества с газопроводом OPAL продвигался хорошо, осенью были получены документы для решения ЕС. Теперь ЕС снова запрашивает дополнительные документы, хотя немецкая сторона уже приняла один раз решение о предоставлении 100 процентов мощности газопровода OPAL в распоряжение компании "Газпром". Нам это кажется очень странным: нас просят гарантировать поставки, при этом препятствуют нашим действиям. Это касается и газопровода "Южный поток". Все страны-участники в нем заинтересованы.

"Die Welt": Можно толковать это как угодно, но отношения между ЕС и Россией применительно к вопросу газопровода расстроились. Как, по Вашему мнению, есть ли в этом и вина России тоже?

Новак: Ваш вопрос подводит к разговору о крайних взглядах. Мы считаем, что наши действия не выходят за рамки законов и заключенных соглашений. Разумеется, сегодня можно говорить о том, что можно было бы раньше прийти к договоренности. Но я бы не стал говорить об ошибках. Просто на решения, принимаемые обеими сторонами, влияет целый ряд факторов – в том числе политических. Особенно сегодня ввиду сложной ситуации на Украине. Но я хотел бы отметить, что Европа - наш стратегический партнер. Мы с радостью встречаем инициативу европейских предприятий, которые реализуют свои проекты в России и направляют сюда свои инвестиции. Эти предприятия также против экономических санкций.

"Die Welt": Ну, это на уровне компаний.

Новак: Не только. На государственном уровне также создаются благоприятные условия.

"Die Welt": Судя по газовому сектору, этого не скажешь.

Новак: Мне кажется, что господин Эттингер достаточно конструктивно подходит к ситуации, сложившуюся на Украине, пытается понять ее и помочь из нее выйти. Россия готова принять участие вместе с ЕС в решении экономических проблем на Украине. Однако мы больше не можем это делать, как раньше, в одиночку.

"Die Welt": Вы очень корректно высказались о господине Эттингере. Но ведь Эттингер - один из тех, кто тормозит сейчас работу на российских объектах, связанных с проектом газопровода.

Новак: Вряд ли он делает это по личным соображениям, это скорее общая политика комиссии ЕС. В 2013г. мы добились больших успехов в сотрудичестве.

"Die Welt": Но теперь у нас другие времена.

Новак: Да. Но что касается Украины, то тут Эттингер очень четко понимает, что есть договор. Он даже предложил часть денег, выделенных МВФ, направить на погашение долгов. Насколько я понимаю, он хочет, чтобы Россия и Украина договорились о цене. Просто каждая страна защищает свою позицию. И, конечно же, мы считаем, что мы по-своему правы. Однако можно найти компромисные решения, поскольку реализация проектов принесет выгоду обеим сторонам. Тупиковая ситуация никому не будет на руку.

"Die Welt": Коротко о Китае. Уже больше десяти лет компания "Газпром" ведет переговоры о крупном договоре на поставку. По нашим сведениям в мае он будет подписан. Удалось переломить ситуацию?

Новак: По нашему мнению велика вероятность того, что подписание состоится во время визита Путина в Китай еще в мае. Дело за малым - решить вопрос цены.

"Die Welt": Этот вопрос решается много лет.

Новак: В настоящий момент глава компании "Газпром" Алексей Миллер направляется в Китай, чтобы принять активное участие в переговорах. На ближайшие дни запланирован еще один его визит. Сегодня очень высокий уровень готовности к достижению окнчательного соглашения.

"Die Welt": Но ведь сделка все еще может провалиться?

Новак: Раз уж вероятность подписания велика, то вероятность неподписания соответственно мала.

"Die Welt": За последние четыре месяца добыча нефти в России сократилась, что аналитики считают тревожным сигналом. Есть ли основания для тревоги?

Новак: Наша стратегия до 2030г. предполагает поддержание объемов добычи на уровне 530 млн. тонн. Колебания не значительные и не превышают 0,2 процента. У нас ситуация такая же, как в других частях света: осталось не так много новых легко доступных месторождений. Производительность старых месторождений, открытых в 50-е и 60-е годы, все время падает. Новые месторождения на Востоке Сибири и в Арктике требуют больших инвестиций. В прошлом году мы внесли кардинальные изменения в наше законодательство, направленные на увеличение добычи на старых месторождениях и стимулирование добычи на трудно доступных месторождениях и выхода на шельф. В этом вопросе сложно делать прогнозы, поскольку инвестиции также зависят от экономической ситуации.

"Die Welt": Все аналитические исследования сегодня исходят из того, что цена за нефть (сорт WTI) за пять лет упадет с сегодняшних 90-100 долларов за баррель до 75 долларов, поскольку в последнее время открыто много нетрадиционных месторождений и выросло значение альтернативных видов топлива. В целом Вы разделяете это мнение?

Новак: В ближайшее время цена не упадет ниже 90 долларов. Есть много факторов, которые этому способствуют. Во-первых, сейчас наблюдается баланс спроса и предложения на нефть. Многие эксперты полагают, что на ближайшие десятилетия нефть останется основным источником энергии. Между тем себестоимость добычи нефти увеличивается, даже на нетрадиционных месторождениях. Нефтедобывающие страны рассчитывают свой бюджет, исходя из определенной цены на нефть: И, по крайней мере, мне не известно, чтобы какая-либо страна соглашалась на цену меньше 90 долларов за баррель.

Автор: Эдуард Штайнер

Германия. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 17 мая 2014 > № 1085269 Александр Новак


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter