Всего новостей: 2551242, выбрано 13 за 0.034 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Уругвай. Германия. Швейцария. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669660 Владимир Путин, Джанни Инфантино, лотар Маттеус

Встреча с легендами мирового футбола.

Владимир Путин принял в Кремле звёзд мирового футбола.

На встречу с главой Российского государства приглашены лучший игрок чемпионата мира по футболу 2010 года в составе сборной команды Уругвая Диего Форлан, чемпион мира 1990 года в составе сборной команды Германии Лотар Маттеус, чемпион Европы 1988 года в составе сборной команды Нидерландов Марко ван Бастен, шестикратный победитель чемпионата Англии по футболу, победитель Лиги чемпионов УЕФА 2008 года Рио Фердинанд, чемпион Европы 1992 года в составе сборной Дании Петер Шмейхель, обладатель Кубка Конфедераций 1999 года в составе сборной Мексики Хорхе Кампос, бронзовый призёр чемпионата мира 1998 года в составе сборной Хорватии Звонимир Бобан, серебряный призёр чемпионата Европы 2009 года по футболу среди женщин в составе сборной Англии, обладатель Кубка УЕФА 2007 года среди женщин Александра Скотт, а также олимпийский чемпион по футболу 1956 года, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, первый вице-президент Российского футбольного союза Никита Симонян.

В беседе приняли участие президент Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА) Джанни Инфантино и помощник Президента Игорь Левитин.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Инфантино! Дорогие друзья!

Позвольте мне вас всех поприветствовать в Московском Кремле.

Прежде всего хочу выразить слова благодарности президенту ФИФА за то, что он пригласил всех вас в Россию на чемпионат мира ФИФА по футболу. Мне кажется, что очень хорошая традиция может быть заложена на будущее, потому что вы, как люди, которые известны не только в футбольном мире, но и вообще у любителей спорта в своих странах и в мире в целом, – вы в значительной степени олицетворяете этот замечательный вид спорта, футбол. Это первое.

Второе, когда люди видят вас на трибунах, люди видят, как вы общаетесь со своими командами, с болельщиками из своих стран и из других стран, – это, конечно, не только вдохновляет на то, чтобы самим заниматься физической культурой и спортом, но и создаёт особую атмосферу праздника и доверия.

В этой связи хотел бы отметить, что болельщики из многих стран мира – мы, конечно, и сами стараемся, но болельщики из многих стран мира, и российские болельщики, конечно, прежде всего, – это те люди, которые создают эту атмосферу доверия и праздника.

Многие из них, как вы знаете, перемещаются по нашей стране достаточно активно. Десятки тысяч людей приехали в Россию из разных уголков мира, именно десятки тысяч. Они и создают эту замечательную праздничную атмосферу в России.

Конечно, они сами, своими глазами видят, как радушно их здесь принимают, как рады граждане нашей страны – любители спорта и просто люди, даже далёкие от футбола, – рады тому, что столько людей приехало в Россию с такими добрыми намерениями.

В этой связи я бы хотел отметить, что так называемые народные журналисты, те люди, которые работают сами от себя, в своём личном качестве в социальных сетях, как раз и способствовали тому, что многие стереотипы о России просто рухнули. Люди увидели, что Россия – это гостеприимная страна, доброжелательно настроенная к тем, кто к нам приезжает. Конечно, в значительной степени это создано усилиями наших любителей футбола.

Ясно, мы все хорошо знаем, что фанаты во многих странах ведут себя по-разному, я сейчас не буду ничего комментировать. Но наши любители футбола воспринимают тех, кто приехал к нам поболеть за свои команды, как друзей, как людей из общей, расширенной футбольной семьи. Поэтому стараются сделать всё для того, чтобы наши гости почувствовали себя, как мы неоднократно говорили, в России как дома, познакомились с нашей культурой, традициями, причём с традициями разных народов России, поскольку матчи футбольного первенства проходят в разных городах и в разных регионах Российской Федерации. Уверен, что подавляющее большинство из тех, кто к нам приехал, увезут самые добрые чувства и воспоминания о нашей стране и ещё неоднократно сюда вернутся.

Сам чемпионат (насколько я себе представляю, не будучи специалистом по футболу, но будучи человеком, который, конечно, любит эту замечательную игру) проходит, мне кажется, очень хорошо, на высокой ноте, много сюрпризов. Собственно говоря, в этом и есть прелесть спорта, спортивной борьбы: побеждает всегда сильнейший – оттого, как подготовлена команда, оттого, как тренерский состав выбрал тактику, какую тактику использовали против соперника. Непредсказуемость и делает эту игру такой замечательной и такой интересной, в которую влюблены действительно миллионы людей на всей планете.

Из 32 команд осталось только восемь. Вы, эксперты мирового класса, – может быть, когда пресса уйдёт, со мной поделитесь тем, кто, по вашему мнению, будет обладателем кубка в этом году.

Но есть ещё одна составляющая этого первенства, как и любого, собственно, первенства мира по футболу – это невероятный положительный импульс в развитии спорта вообще и футбола в частности.

В нашей стране, как вы видите, любят футбол. Мы приложили много усилий и вложили немало средств в строительство инфраструктуры для развития футбола. И я уверен, что в своё время выбор России как страны, которая организует этот чемпионат мира, был очень правильным, мы за это очень благодарны руководству ФИФА, всем, кто голосовал за нашу страну. Потому что для нас это не просто развитие футбола, для нас это развитие массового вида спорта (а футбол является одним из наиболее массовых видов спорта), именно для того, чтобы привлечь, особенно молодых людей, к ценностям физической культуры, к ценностям спорта с тем, чтобы они не занимались тем, что их разрушает, а, наоборот, совершенствовали себя физически и духовно.

Мы особое внимание будем уделять развитию футбольного наследия. Совсем скоро, после окончания первенства, соберёмся со всеми теми, кто у нас занимается организацией физической культуры, со всеми теми, кто занимался строительством и эксплуатацией этих спортивных сооружений и спортивной инфраструктуры в целом, и составим целый план использования созданной спортивной, инженерной, транспортной инфраструктуры для развития физической культуры в стране.

Хочу вас поблагодарить за то, что вы приехали в Россию. Спасибо за то, что вы принимаете участие в этом замечательном мероприятии.

И передаю слово господину Инфантино. Пожалуйста, Джанни.

Дж.Инфантино (По-русски.): Спасибо большое.

(Как переведено.) Большое спасибо, уважаемый господин Президент Владимир Владимирович.

Кратко, буквально несколько слов.

Хочу поблагодарить Вас за то, что Вы нас сегодня пригласили к себе. Здесь собрались легенды футбола, которые действительно написали столько эмоциональных, очень важных страниц истории футбола – спорта, в который влюблены действительно сотни миллионов, даже миллиарды людей по всему миру.

Я в особенности счастлив, что мы здесь сегодня собрались и что мы вообще сегодня находимся в России, не только сегодня, а вообще в течение этого месяца, поскольку Россия – это огромная страна, важнейшая страна для всего мира.

Думаю, что две вещи произошли на этом чемпионате мира. Первое, Россия стала действительно подлинно футбольной страной, и после игры России с Испанией, после того как Россия прошла в четвертьфинал, этот вирус футбола распространился по всей стране. Этот вирус проник в тела, в души, в сердца всех россиян – с севера на юг, с запада на восток по всей стране, поскольку мы видели замечательные празднования, то, как люди отмечали эту победу.

Эта страсть к футболу в России вместе с тем, что Вы уже отметили: наряду с вопросами инфраструктуры, строительством и использованием стадионов (совершенно прекрасные 12 стадионов, и другие стадионы, которые не используются в чемпионате мира), – всё это, конечно же, очень важно и показывает то, что можно сделать для футбола и вообще для всей страны.

Тот план, который у вас есть не только по организации этого мероприятия, но и по использованию этого футбольного, инфраструктурного наследия, – это всё очень важно и замечательно. И ещё один важный элемент, дополнение к инфраструктуре, аэропортам, стадионам, транспорту и так далее, – это страсть, страсть к футболу. И сейчас Россия – это подлинно футбольная страна. Это первая важная вещь, которая произошла в ходе этого чемпионата мира.

Вторая важная вещь заключается в том, что мы все влюбились в Россию. Мы все сюда приехали, провели здесь какое-то время, и мы увидели здесь страну, которая делает очень многое.

Вы говорите о стереотипах: да, это правда, возможно, они были. Но когда человек приезжает сюда, когда он здесь какое-то время проводит, когда встречает людей, которые здесь живут, когда видит Москву, например, в её совершенно непередаваемой красоте, как это происходит сейчас, когда видит все цвета, всех людей, которые приезжают принимать участие в матчах чемпионата мира, когда видит болельщиков из разных стран, которые красят себе лицо в цвета национального флага, как эти болельщики празднуют вместе с россиянами, видит всю эту атмосферу, – он не может не влюбиться в страну. Он видит то, что Россия делает для этого чемпионата мира. Все те, кто сюда приезжает, кто посещает эту страну, и все те, кто живёт футболом в России, – все они видят, какая прекрасная, замечательная работа была проделана, в том числе благодаря и Вашему вкладу, и вкладу всего населения России.

Мне сказали, что полицейские на Красной площади сейчас улыбаются постоянно, когда у них спрашивают какую-то информацию, просят помочь, они очень дружелюбно себя ведут. Это замечательно, это как раз то, что будет составлять новый образ России, новый имидж России.

Поэтому спасибо Вам, спасибо всему российскому народу, который так тепло нас здесь принимает. Мы совершенно наслаждаемся. Я чувствую себя ребёнком в магазине игрушек, я просто не знаю, как это объяснить. И к тому же мы видим замечательную игру, замечательный футбол от команд, и весь мир этой игрой наслаждается.

Спасибо Вам большое от меня, от имени ФИФА, от имени всего футбольного мира и от имени всех легенд футбола, которые здесь сегодня собрались. Большое спасибо.

Лотар, Вы наполовину русский, поэтому давайте, пожалуйста.

Л.Маттеус: Да, у меня есть русские корни. Я был в Москве задолго до чемпионата мира, в 1979 году, и я видел национальную немецкую команду на Красной площади. И я уже тогда видел, что можно играть в футбол на Красной площади, там было совершенно замечательно.

Россия, Москва очень серьёзно изменились за последние 15–20 лет. Здесь очень много теперь замечательных мест, в том числе исторических. Мне нравится Москва не только из-за футбола, я люблю Москву, потому что это красивый международный город, я чувствую себя здесь как дома – не только из-за своей жены, не только из-за моих личных отношений с Москвой. Я всегда в Москву приезжаю с улыбкой, поскольку я знаю, что я здесь увижу: я увижу здесь красивых, замечательных людей.

А чемпионат мира – это совершенно особенная для России вещь. И я знаю, что россияне, возможно, не были довольны в последние 10–15 лет своей национальной командой по футболу, но сейчас мы видим, как национальная команда влюбила в себя россиян.

Я принимал участие в десяти чемпионатах мира: в пяти – как игрок и в пяти – как футбольный функционер, – и я могу сказать, что это лучший чемпионат мира, который был организован за последнее время.

Большое Вам спасибо, господин Президент.

Уругвай. Германия. Швейцария. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669660 Владимир Путин, Джанни Инфантино, лотар Маттеус


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 октября 2017 > № 2368115 Владимир Путин, Франк-Вальтер Штайнмайер

Заявления для прессы по итогам переговоров с Федеральным президентом ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Мы рады принимать с визитом Президента Федеративной Республики Германия господина Штайнмайера, который впервые посещает Россию в качестве Президента Федеративной Республики Германия. Он опытный дипломат, государственный деятель. Мы давно знакомы, он часто бывал в нашей стране, мы много раз встречались, но в таком качестве принимаем его впервые.

В ходе состоявшихся переговоров подробно обсудили различные аспекты двустороннего взаимодействия, обменялись мнениями по актуальным международным и региональным проблемам. Констатировали, что, несмотря на известные политические сложности, российско-германские отношения не стоят на месте и мы готовы сообща работать над дальнейшим их развитием.

Даже в условиях различного политического рода ограничений и во многом связанного с ними спада в двусторонней торговле Германия по-прежнему остаётся одним из ведущих внешнеэкономических партнёров и ключевых инвесторов в российскую экономику.

С удовлетворением отметили, что с нынешнего года вновь начал подрастать товарооборот. Если в 2016 году взаимная торговля сократилась на 11 процентов, то в январе–июле этого года она прибавила, причём сразу 25 процентов. Увеличился и приток прямых инвестиций из Германии. Только за первый квартал этого года их объём достиг 312 миллионов долларов, значительно превысив показатель за весь 2016 год. В прошлом году было за весь год 225 миллионов.

В России успешно работают более 5,5 тысячи предприятий с участием капитала из ФРГ, их суммарный оборот превышает 50 миллиардов долларов. При этом замечу, что германский бизнес настроен и далее расширять свою деятельность на российском рынке. Об этом, в частности, шла речь в Сочи, как вы знаете, 12 октября на встрече с активом Восточного комитета германской экономики и руководством ведущих немецких компаний. В этом мероприятии также принял участие Президент Казахстана господин Назарбаев.

На переговорах с господином Штайнмайером говорили и о традиционной сфере двусторонних отношений, энергетике. Высказались в пользу укрепления промышленной кооперации. Хочу отметить, что только с начала года в Московской и Самарской областях заработали несколько новых заводов, построенных при участии немецкого бизнеса.

Кроме того, в июне на полях Петербургского экономического форума подписан контракт с немецкой компанией «Линде» на запуск нового масштабного нефтехимического производства в Татарстане с объёмом инвестиций 10 миллиардов долларов.

Неплохо развиваются научные контакты. С использованием передовых российских технологий в рамках проекта XFEL в Гамбурге создан самый большой в мире рентгеновский лазер. Он позволит учёным решать задачи, которые ранее считались технологически неразрешимыми.

Что касается гуманитарного сотрудничества, то, прежде всего, отмечу сегодняшнее участие господина Президента ФРГ в церемонии передачи Евангелическо-лютеранской церкви России Кафедрального собора святых Петра и Павла в Москве. Это мероприятие было приурочено, как раз по просьбе господина Президента, к 500-летию Реформации – религиозного и общественно-политического движения, как известно, зародившегося в Германии.

В ходе переговоров условились содействовать расширению межрегионального сотрудничества и контактов, в том числе и по линии общественных организаций. В июне дан старт перекрёстному Году муниципальных партнёрств. На его открытии присутствовали делегаты из 90 российских и 46 немецких городов. На ноябрь запланировано пленарное заседание форума «Петербургский диалог» и Второго молодёжного форума «Потсдамские встречи».

Разумеется, поговорили и об актуальных вопросах международной повестки дня. Предметно обсудили положение дел в Сирии. Едины во мнении, что необходимо добиваться полной и окончательной ликвидации террористов на территории этой страны, наращивать усилия по содействию политическому урегулированию.

Конечно же, затронули и положение дел на Украине. Господин Президент отлично владеет данной темой. Напомню, в бытность министром иностранных дел он предложил некоторые развязки, которые прямо связаны с его именем. Надеюсь, что в ходе дальнейшей работы они будут реализованы.

Мы с господином Президентом в очередной раз отметили, что основой устойчивого всеобъемлющего урегулирования на юго-востоке Украины должно быть неуклонное выполнение минских договорённостей. В этом контексте обсудили и российскую инициативу об учреждении миссии ООН для обеспечения безопасности наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта.

Обменялись мнениями также по ситуации вокруг иранской ядерной программы и кризиса на Корейском полуострове.

В целом переговоры были весьма полезными, прошли в конструктивной, очень деловой обстановке. Хотел бы за это выразить признательность господину Президенту. Уверен, что этот визит пойдёт на пользу развитию двусторонних связей между Федеративной Республикой и Российской Федерацией.

Благодарю вас за внимание.

Ф.-В.Штайнмайер : Большое спасибо, господин Президент!

Я очень рад быть в Москве, и, Вы уже сказали, не впервые, но я впервые здесь в качестве Федерального президента.

Я очень благодарен Вам за важный и очень щедрый жест, который Вы продемонстрировали сегодня – возвращение в собственность Евангелическо-лютеранской церкви Кафедрального собора святых Петра и Павла в Москве. Это была не только достойная церемония, этот жест понят как здесь, в Москве, так и в Германии, я уверен, как важный знак для евангелическо-лютеранской общины в Москве и для Германии, которая в этом году отмечает 500-летие Реформации. Скоро в Виттенберге состоится очень большая, масштабная торжественная церемония.

Я приехал сюда и воспользовался этой встречей, чтобы провести очень подробную беседу о состоянии взаимоотношений между нашими государствами. Думаю, мы едины во мнении, что настоящее положение дел не может удовлетворять нас и не должно удовлетворять нас. От нормальных отношений мы ещё далеки, и ещё есть открытые раны, есть ещё нерешённые вопросы, прежде всего что касается аннексии Крыма и конфликта на востоке Украины, которые являются бременем и продолжают оставаться бременем для наших взаимоотношений. Кроме того, недавние случаи арестов здесь, в Москве, мы тоже о них говорили.

Не думаю, что одна единственная встреча, одна единственная беседа может помочь преодолеть ситуацию, которая сложилась за прошедшие несколько лет, тем не менее я убеждён, что такие встречи, как сегодняшняя, нужны нам, такие встречи, как сегодняшняя, следует продолжать – не только абстрактно между нашими странами, но и абсолютно конкретно между высокопоставленными представителями наших государств.

Сегодня я хотел разобраться в вопросе, существуют ли пути [выхода] из негативной спирали, которую вы наблюдали в прошедшие годы. Утеря доверия, взаимные упрёки, недопонимание – можем ли мы выйти из этой спирали? От российского Президента я сегодня услышал, каково его мнение по поводу того, как в будущем будут формироваться взаимоотношения Германии с Россией.

Думаю, что отчуждение, которое произошло в прошлом, мы не можем отменить, но наша цель должна заключаться в том, чтобы большим разногласиям прошлых лет противопоставить большую предсказуемость, восстановление определённого минимума доверия. Наши взаимоотношения, я говорю не только о тех, кто несёт ответственность в правительстве, но и просто о людях в России и Германии, – эти взаимоотношения слишком важны, и они остаются слишком важными, чтобы мы оставались в состоянии отсутствия диалога при всей ясности и чёткости того, что мы говорим друг другу.

Россию и Германию связывает более чем тысячелетняя история, и эта история слишком многообразна, чтобы рассматривать её в категориях чёрного и белого. Поэтому для меня очень важно противостоять отчуждению прошедших лет и постоянно говорить о том, что мы вместе живём в Европе. Наш долг перед нашими народами при наличии всех разногласий, конфликтов всегда продолжать искать связующее нас. Сегодня мы говорили об этом за обедом с представителями российского руководства.

Думаю, что помимо тем, которые упомянул ваш Президент, в частности, стоит отметить, что со стороны России существует большая заинтересованность в культурном и научном обменах, в том, чтобы обмен был интенсивнее, чем это было в прошедшие годы.

Я думаю, мы достаточно реально смотрим на вещи, чтобы сказать, что да, в ходе одной беседы можно что-то сдвинуть. Но наши совместные усилия мы возьмём себе в качестве домашнего задания, чтобы внести свой вклад не только в укрепление наших отношений, но и в их улучшение.

Большое спасибо.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 октября 2017 > № 2368115 Владимир Путин, Франк-Вальтер Штайнмайер


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июля 2017 > № 2235698 Владимир Путин

Пресс-конференция по итогам саммита «Группы двадцати».

Президент России Владимир Путин ответил на вопросы журналистов об итогах двухдневного саммита «большой двадцатки».

В.Путин: Добрый день!

Давайте я не буду делать заявлений, никакого монолога. Вы всё, многое видели, слышали. Давайте сразу к вопросам перейдем.

Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, известно, что как эксперты, так и рядовые граждане, часть из которых сейчас буянит, протестует неподалёку от этого здания, по-разному оценивают полезность саммитов «двадцатки». На этом, например, больше разговоров было о Вашей встрече с Трампом. Тем не менее, какая тема, которую обсуждала нынешняя «двадцатка», по Вашему мнению, самая актуальная для России? Спасибо.

В.Путин: «Двадцатка» – это, прежде всего, экономический форум, хотя возникает много вопросов политического характера и смежных. Тем не менее всё-таки основная тема – это развитие мировой экономики, и именно этому уделялось основное внимание.

Мы договорились об определении принципов устойчивости мировой экономики, и это чрезвычайно важно для того, чтобы вместе работать по единым стандартам.

Затем мы продолжили тему, которая, кстати, начата ещё в Петербурге. Это работа с отмыванием денег и всё, что связано с «налоговыми гаванями» и уходом от налогообложения. Вещь чрезвычайно важная и имеет практическое значение.

Затем, не менее важно, это тоже связано с экономикой, но это как раз смежная, но очень важная тема – борьба с террором, отслеживание денежных потоков с целью предотвращения финансирования терроризма.

Наконец, большая тема и очень чувствительная – это климатические изменения. Здесь председателю [в «Группе двадцати»], Федеративной Республике Германия, мне кажется, удалось добиться оптимального компромисса в непростой ситуации, в которой председатель оказался, а именно в связи с выходом Соединенных Штатов из Парижского соглашения. Была достигнута договоренность, компромисс, когда все страны зафиксировали, что Соединенные Штаты из этого соглашения вышли, но готовы продолжать сотрудничество по отдельным направлениям и с отдельными странами над решением вопросов климатических изменений. Это, мне кажется, уже положительный элемент, и это можно точно записать в актив канцлеру Меркель.

Но есть и другие вопросы, которые мы изучали. Например, цифровая экономика. Здесь наше предложение было – выработать общие правила в сфере цифровой экономики, обозначить, что такое кибербезопасность, разработать целую систему правил поведения в этой сфере.

Мы говорили сегодня, Президент Южно-Африканской Республики об этом говорил достаточно убедительно, что нужно предпринимать общие усилия, собственно говоря, это звучало почти во всех выступлениях, отражено так или иначе и в итоговом документе, – нужно быть готовым к высвобождению рабочей силы, нужно знать, что нам делать с высвобождающимися рабочими руками, как заниматься переквалификацией, в какие сроки, какие должны быть здесь правила. Я в том числе обращал внимание на то, что нужно работать будет и с профсоюзами, потому что профсоюзы должны будут защищать не только интересы трудовых коллективов, но и индивидуальных предпринимателей, работающих в цифровой экономике, а таких рабочих мест становится все больше и больше. Это так или иначе связано с правами женщин и с образованием девочек это то, о чем в принципе говорится на многих форумах, но сегодня это обсуждалось применительно к цифровой экономике.

В общем, это Форум, безусловно, полезный, и думаю, что он сыграет свою роль в стабилизации мировой экономики в целом.

Вопрос: Владимир Владимирович, я продолжу тему моего коллеги. Хотя политических вопросов на саммите было много, они все больше и больше на «двадцатке» появляются, тем не менее Вы перечисляли экономические темы, они все же в приоритете. Многие выступающие, министры разных стран, отвечающие за экономику, говорили о том, что 2017 год может стать годом роста мировой экономики. Насколько, Вы считаете, это оправдано и коснется ли этот рост России с учетом неблагоприятных тенденций – санкций, ограничений, других факторов?

В.Путин: Неблагоприятных тенденций мы пока не видим, или, скажем так, уже почти не видим, тенденций, во всяком случае. Есть факторы, которые не способствуют развитию экономики, в том числе мировой экономики, и в еврозоне, и в России, те самые нелегитимные ограничения, о которых Вы упомянули. Мы выступаем за снятие всяких ограничений, за свободу торговли, за то, чтобы работать в рамках Всемирной торговой организации, в рамках правил ВТО. Кстати говоря, одной из обсуждаемых тем в экономической сфере была как раз свобода торговли и борьба с протекционизмом. Это тоже одно из важнейших направлений, которые нужно упомянуть.

В целом, движение есть. Правда, несколько снижены относительно первоначальных оптимистических прогнозов показатели роста, но все-таки рост, и рост очевидный, в том числе и в России.

Я уже совсем недавно говорил, а здесь я еще раз повторил это: рост российской экономики очевиден, российская экономика, совершенно определенно можно это сказать, вышла из рецессии. Мы растем третий, вот уже, наверное, скоро будет четвертый квартал подряд. В мае рост российской экономики превысил три процента – 3,1 процента. Думаю, что у нас будет в среднем по 2017 году процента два роста. Это заметный вклад и в рост мировой экономики.

При этом напомню, что у нас на низком уровне находится безработица – 5,2 процента, растут резервы, в том числе резервы Центрального банка, резервы Правительства. Резервы Центрального банка выросли уже до 412 миллиардов долларов. У нас на 40 процентов увеличились доходы федерального бюджета, и это все на фоне достаточно низкой инфляции – 4,4 процента. Всё это вместе, безусловно, не может не вселять оптимизма, хотя, конечно, нельзя сказать, что этот тренд является абсолютно устойчивым. Мы должны внимательно следить за тем, чтобы поддержать этот тренд на рост. У меня есть все снования полагать, что нам это удастся.

Вопрос: Владимир Владимирович, к Вашей встрече с Трампом было приковано внимание всего саммита, это без преувеличения можно сказать. Как Вы оцениваете итоги этой встречи? Ведь не секрет, что в Польше, например, звучала достаточно жесткая риторика из уст американского Президента, американские СМИ вообще провели недружественную «артподготовку». Трамп прямо ставил вопрос о вмешательстве России в выборы в США? Вам он по-человечески понравился? Вам удастся поладить, как Вы считаете?

В.Путин: Президент Соединенных Штатов ставил вопрос, мы обсуждали этот вопрос. И это был не один вопрос, это было много, он уделил этому много внимания. Наша позиция хорошо известна, я ее воспроизвел. Нет никаких оснований считать, что Россия вмешивалась в выборный процесс Соединенных Штатов.

Но что важно – это то, что мы договорились о том, что ситуации неопределенности, особенно в будущем, не должно быть в этих сферах. Кстати говоря, я сказал это на последней сессии, это имеет прямое отношение к киберпространству, к интернет-ресурсам и так далее.

Мы договорились с Президентом Соединенных Штатов о том, что мы создадим рабочую группу и будем вместе работать на тему о том, как совместно контролировать безопасность в области киберпространства, как обеспечить безусловное соблюдение международных правовых норм в этой сфере, как не допускать вмешательства во внутренние дела иностранных государств. Прежде всего, речь идет в данном случае о России и Соединенных Штатах. Мы полагаем, что если нам удастся выстроить эту работу, а у меня нет оснований в этом сомневаться, то тогда больше и не будет спекуляций на эту тему.

А что касается личных взаимоотношений, я считаю, что они установлены. Не знаю, как это прозвучит, но скажу так, как я это вижу. Трамп «телевизионный» очень сильно отличается от реального человека, он конкретный абсолютно, абсолютно адекватно воспринимает собеседника, достаточно быстро анализирует, отвечает на поставленные вопросы либо на возникающие в ходе дискуссии какие-то новые элементы. Поэтому мне кажется, что если так мы будем строить отношения, как шла наша беседа вчера, то есть все основания полагать, что мы сможем восстановить, хотя бы частично восстановить тот уровень взаимодействия, который нам нужен.

Вопрос: В развитие Вашего ответа скажите, пожалуйста, Президент Трамп, когда Вы отрицали российское участие, российское вмешательство в американские выборы, согласился с Вашей позицией, принял Ваш отказ?

В.Путин: Он задал, повторяю, много вопросов на эту тему. Я, насколько был в состоянии ответить, ответил на все эти вопросы. Мне кажется, что он принял это к сведению и согласился. Но на самом деле, как он к этому отнесся, Вы лучше спросите у него.

Вопрос: И еще, если можно, про внутреннюю политику. Правда, это не касается «двадцатки», но вопрос про внутреннюю политику России. Я хотел спросить, как Вы относитесь к Алексею Навальному, его деятельности. И почему Вы не упоминаете его фамилию и имя, когда отвечаете на вопросы про него?

В.Путин: Я считаю, что мы можем иметь диалог, особенно с такого уровня, как президентский или правительственный уровень, с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня, даже критического характера. А если речь идет только о том, чтобы привлечь к себе внимание, то это неинтересно для диалога.

Вопрос: У Вас сегодня утром была встреча с Президентом Франции и Канцлером Германии. Могу предположить, что был подробный разбор, а может быть, и предельно откровенный разбор ситуации на Украине. Появилось ли новое видение, есть ли надежда, что ситуация на Донбассе будет выведена из некоторого оцепенения, в котором она сейчас находится? Может ли в этом сыграть свою роль и начавшееся обсуждение этой темы с Президентом Соединенных Штатов, или интересы России и США на Украине по-прежнему расходятся, а может быть, в чем-то и противоположны друг другу? Что, кстати, насколько понимаю, можно предположить из бэкграунда американского дипломата, который был назначен спецпредставителем.

Спасибо.

В.Путин: Интересы России и Украины, интересы российского и украинского народов – я в этом глубоко уверен, просто полностью убежден – совпадают. Наши интересы полностью совпадают. Не совпадают только, может быть, интересы сегодняшнего руководства Украины и некоторых политических кругов сегодняшней Украины. А если объективно подойти, то, конечно, Украина и Россия заинтересованы в сотрудничестве, заинтересованы в том, чтобы объединять свои конкурентные преимущества, развивать свои экономики просто потому, что многое нам досталось из еще советских времен, имею в виду и кооперацию, единую инфраструктуру, фактически единую энергетику, транспорт и так далее.

Но, к сожалению, наши сегодняшние украинские коллеги считают возможным этим пренебречь. У них остался только один «товар», которым они успешно торгуют. Это русофобия. И еще они торгуют политикой разделения России и Украины, растаскивания двух народов и двух государств. Кому-то это нравится на Западе, кто-то считает, что нельзя ни в коем случае допустить сближения на какой бы то ни было почве России и Украины. Поэтому сегодняшнее украинское руководство активно и небезуспешно торгует этим «товаром».

Но я думаю, что это когда-нибудь закончится, а мы, во всяком случае, заинтересованы в том, чтобы такая ситуация закончилась как можно быстрее.

Что касается участия Соединенных Штатов в урегулировании ситуации на Украине, мы об этом говорили с Президентом Трампом и договорились о том, что будет назначен, – собственно, это уже состоялось, – специальный представитель администрации, который будет заниматься на постоянной основе этой проблемой, будет в контакте как с Россией, так и с Украиной, со всеми сторонами, заинтересованными в урегулировании этого конфликта.

Вопрос: Владимир Владимирович, у меня вопрос по Ближнему Востоку, который «бурлит»: и Сирия, и Катар, другие страны. По Сирии у вас наверняка были дискуссии в рамках саммита «двадцатки». После этих дискуссий, после недавней встречи в Астане как Вы оцениваете перспективы сирийского урегулирования? Поменялось ли или, может быть, стала более конструктивной позиция новой администрации США по этому вопросу, особенно с учетом ваших вчерашних договоренностей?

И, если можно, еще по Катару. Как Вы оцениваете ситуацию с этой стороны? Обсуждалась ли она на «двадцатке»?

И если еще позволите…

В.Путин: Прямо доклад Вам нужно сделать. (Смех.)

Вопрос: Ну, не так часто выпадает возможность.

По проблематике терроризма. Насколько я знаю, достаточно тяжело шло согласование коммюнике по терроризму. Если не секрет, в чем были основные противоречия?

В.Путин: Честно говоря, я не знаю об этих сложностях, это Вы у шерпы спросите. По-моему, принципиальных возражений ни у кого не было. Может быть, вопрос каких-то формулировок. Но мне, честно говоря, об этом не известно. Я знаю, что текст согласован. Во всяком случае, на таком уровне – глав делегаций, глав государств, правительств – никаких сложностей, трений у нас не возникло. Все признают, что это общая угроза и все заявляют о своей готовности бороться с этой угрозой.

Что касается Катара, то эта проблема не обсуждалась. Она, конечно, достаточно острая, региональная, и она может повлиять на определенные процессы и, кстати говоря, в экономике, в энергетике и с точки зрения безопасности в регионе, но я ни с кем этот вопрос в ходе саммита не обсуждал.

По поводу Сирии. Да, мы практически со всеми моими собеседниками обсуждали этот вопрос. Поменялась или нет позиция Соединенных Штатов – мне кажется, что она стала более прагматичной. В целом вроде не поменялась, но есть понимание, что, объединяя усилия, мы можем многого добиться. И как результат, вчерашняя договоренность по южной зоне деэскалации. Знаете, кто бы как на это ни реагировал, но я Вам могу сказать, что это один из прорывов, который нам удалось сделать, кстати говоря, в ходе работы с Президентом Трампом. Это реальный результат совместной работы, в том числе с США. К этой работе была подключена Иордания, некоторые другие страны региона. Мы провели консультации с Израилем и будем еще проводить эти консультации в ближайшее время. Но это реальный хороший результат, это прорыв в известной степени. Поэтому, если мы так же будем двигаться по другим направлениям, по другим зонам деэскалации…

Мы сегодня очень подробно говорили об этом с Президентом Турции. Это в значительной степени не от нас зависит, многое связано с противоречиями между странами региона. У всех свои озабоченности, у всех свои предпочтения, свои интересы, причем законные интересы, и нужно к этому именно так и относиться – как к законным интересам, нужно искать компромиссы.

Вы знаете, нам иногда это удается сделать. Во всяком случае, то, что прекращены активные боевые действия, то, что мы сейчас занимается этими зонами деэскалации, – это уже огромный шаг вперед.

Теперь нам нужно договориться о том, каковы будут конкретно границы этих зон, как будет обеспечиваться безопасность в этих зонах. Это очень кропотливая, на первый взгляд даже нудная, но чрезвычайно важная и ответственная работа. Опираясь на позитивный опыт, который был достигнут за последнее время, опираясь на добрую волю Ирана, Турции, разумеется, сирийского правительства и Президента Асада, мы можем сделать дальнейшие шаги.

Самое главное заключается в том, – и мы это подтвердили, в том числе, кстати говоря, и в документах об образовании вот этой зоны на юге с выходом на иорданскую границу и с выходом на примыкающие Голанские высоты, – самое главное – обеспечить в конечном итоге территориальную целостность Сирии, с тем чтобы вот эти зоны деэскалации были прообразом таких территорий, которые смогли бы и между собой сотрудничать, и с официальным Дамаском. И если нам это удастся сделать, то тогда мы создадим, безусловно, хорошую базу, предпосылки для решения в целом сирийской проблемы политическими средствами.

Вопрос: Мы уже говорили про вмешательство в выборы, но вот у нас предстоят новые в Германии.

В.Путин: У вас в Германии?

Вопрос: Теперь это считается «у нас», «у нас» в Германии в сентябре. Россия планирует в них вмешаться? Вы уведомляли Ангелу Меркель о том, как мы это будем делать? И, может, Вы мне тоже подскажете? (Смех в зале.)

В.Путин: Какие-то провокационные вопросы Вы задаете. Но я же вам сказал, мы и в США не вмешивались. Зачем нам еще здесь создавать какие-то проблемы? У нас добрые отношения с Федеративной Республикой. Это самый крупный наш торгово-экономический партнер в страновом измерении в Европе, один из ведущих наших торговых партнеров в мире. У нас на повестке дня – крупные совместные проекты, которые мы поддерживаем, например, «Северный поток-2». Вокруг него много всяких небылиц, споров и даже противодействия, но это, совершенно очевидно, это в интересах экономики Европы и в интересах экономики Германии, которая отказывается от атомной энергетики.

Зачем нам? Еще не хватало вмешиваться во внутриполитические процессы.

Если вы проанализируете прессу, немецкую прессу или вообще европейскую, французскую, вот они занимаются постоянным вмешательством в наши внутренние дела. Но поскольку мы чувствуем себя уверенно, нас это не беспокоит.

Вопрос: Спасибо большое, господин Президент, за возможность задать Вам вопрос от нашей телекомпании. Мы хотели Вас спросить о встрече с Президентом Трампом, и мой коллега уже задал такой же вопрос. И Вы сказали, что мы должны спросить Президента Трампа о том, что произошло.

В.Путин: Нет. Вы должны спросить о том, как он к этому отнесся, к моим ответам. А что произошло – ничего не происходило, мы не вмешивались.

Реплика: Просто от Белого дома, к сожалению, практически никакой информации нет о том, что происходит.

В.Путин: Мы им строго укажем. (Смех.)

Реплика: Не могли бы Вы просто поделиться, что именно Президент Трамп Вам сказал во время встречи, когда Вы сказали ему, что Россия не вмешивалась в политический процесс?

В.Путин: Он начал задавать наводящие вопросы, его реально интересовали какие-то детали. Я, насколько мог, достаточно подробно на все это ответил. Я рассказал ему и о своих диалогах на этот счет с предыдущей администрацией, в том числе и о моих разговорах с Президентом Обамой. Но я не считаю себя вправе детали [бесед], допустим, с Президентом Обамой рассказывать, это в мировой практике не принято на таком уровне. То же самое, мне кажется, было бы не совсем корректно с моей стороны в деталях рассказывать о нашем разговоре с Президентом Трампом. Он меня спросил – я ему ответил. Он задал наводящие вопросы – я их разъяснил. Мне показалось, что он этими ответами удовлетворен.

Реплика: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Возвращаясь к теме ускорения экономического роста, тем мерам, которые мы можем принять, Правительство уже подготовило план, и, насколько нам известно, Вы с ним уже ознакомились, но он секретный по какой-то причине. Мы знаем какие-то моменты из него. Вы их озвучивали.

В.Путин: Я сейчас объясню. Вы знаете наверняка, у нас работает несколько групп. Работает группа, которую возглавляет, организует господин Титов, с предпринимателями, с предпринимательским сообществом. Работает группа, которую возглавляет господин Кудрин, он собрал большое количество авторитетных экспертов. Работает Правительство. Но мы должны сделать план, который был бы приемлем, был бы оптимальным для следующих шагов в экономике, начиная с 2018 года. И мы должны посмотреть все предложения, их оценить и в конечном итоге принять окончательное решение.

Может быть, это будет не какой-то конкретный из предложенных вариантов, может быть, это будет нечто такое, что будет основано на этих трех вариантах. Но над этим сейчас идет работа, и мы просто заранее об этом не говорим.

Но, безусловно, Правительством проделана очень большая работа по этому направлению, и мы будем в значительной степени опираться на предложения Правительства. Не можем без внимания оставить то, что сделано группой Алексея Леонидовича Кудрина, и у Титова там есть дельные предложения. Поэтому мы сейчас работаем, смотрим, какой будет окончательный вариант предложений по развитию российской экономики начиная с 2018 года.

Вот и все. Там никаких секретов нет. Просто дело-то в чем? Дело в том, что заявлять заранее то, что окончательно еще не принято, – это же неправильно. Мы можем подать просто неправильные сигналы в экономику, вот и все, только в этом дело.

Вопрос: По внутренней политике вопрос. Я узнал, что Вы уже ознакомились с машиной проекта «Кортеж». По плану ее хотят использовать на инаугурации Президента в 2018 году.

В.Путин: И Вы знаете лучше меня, я даже первый раз об этом слышу.

Вопрос: А у Вас не возникло в связи с этим желания проехаться на этой машине уже на официальном мероприятии, то есть на инаугурации?

В.Путин: Нет, пока не возникло. Потому что она еще не готова. Вы сами поездите на машине, которая не готова, а потом покатаетесь, я посмотрю, как это происходит, и вместе с Вами еще ее испытаем.

Вопрос: Вы уже рассказали о встрече с Эрдоганом. Можно у Вас уточнить? Когда поднимался вопрос о первой, северной зоне, Вы обсуждали проблематику курдов и непосредственно территории Африна, где есть представители российского Центра по примирению сторон? Турецкие СМИ уже готовят почву к военной интервенции турецкой армии туда. И также с Эрдоганом, с Трампом обсуждали Вы будущее Президента Сирии Башара Асада? Вчера, например, Тиллерсон сказал, что этот человек не имеет будущего в сирийской политике. Он не сказал, когда и как, но все-таки это прозвучало.

В.Путин: Давайте начнем с последней части Вашего вопроса. Господин Тиллерсон – уважаемый человек, российский орденоносец, у него орден Дружбы, мы его уважаем и любим, – но он все-таки не сирийский гражданин, а будущее Сирии и будущее Президента Асада как политического деятеля должен определять сирийский народ. Это первое.

Второе, что касается курдской проблемы. Это в целом очень большая и многогранная проблема. Мы в контакте со многими курдскими формированиями и не делаем из этого секрета. Но с точки зрения боевого обеспечения их деятельности, здесь, пожалуй, наши американские коллеги гораздо впереди нас, они гораздо в этом отношении больший объем работы проделывают. Наши не советники, а наши военнослужащие, которые занимаются осуществлением контроля за прекращением огня, да, они есть во многих регионах Сирии, там, где достигнута договоренность о примирении… Но если иметь в виду районы, о которых Вы сказали, то их там – не знаю, – один-два человека, это не какие-то боевые подразделения. Они выполняют такую функцию, в осуществлении которой заинтересованы все. Но мы пока не видим никаких приготовлений к каким бы то ни было боевым действиям, а наоборот, рассчитываем на то, что наши предварительные наработки по созданию зон деэскалации в нескольких регионах – в идлибской зоне, на севере – будут достигнуты. И это невозможно сделать без поддержки Турции.

Вопрос: Тут уже коллеги вспоминали слова Трампа в Варшаве. Было еще одно высказывание о том, что США готовы начать прямые поставки сжиженного природного газа и в Польшу, и в Центральную Европу. Как Вы такие намерения оцениваете, особенно в контексте и планов по «Северному потоку»? Не станет ли газ новой, еще одной точкой напряженности в отношениях с американцами?

В.Путин: Я оцениваю это в высшей степени положительно, потому что здоровая конкуренция всем идет на пользу. Мы за открытый рынок, за здоровую конкуренцию.

Президент Соединенных Штатов вчера на сессии в ходе дискуссии сказал, что США выступают за открытую, честную конкуренцию. И, кстати говоря, когда я выступал, этот тезис поддержал. Так что нас это вполне устраивает, если это будет так, – открытая и честная конкуренция, не ангажированная политикой и без использования каких-то политических ресурсов, – то нас это вполне устраивает. Потому что на сегодняшний день, – это совершенно очевидный факт, любой специалист вам это скажет, – себестоимость производства и доставки сжиженного природного газа из Соединенных Штатов гораздо выше, чем наш СПГ, даже СПГ, и несопоставим по стоимости с трубным российским природным газом. И у нас нет никаких сомнений в том, что у нас есть абсолютные конкурентные преимущества. Ну а чтобы они сохранились, наши участники рынка должны активно работать и должны сохранить за собой эти конкурентные преимущества.

Давайте будем завершать. Пожалуйста.

Вопрос: После первой встречи с Трампом как Вы считаете, все-таки удастся ли постепенно вытаскивать российско-американские отношения из того глубокого кризиса, в котором они оказались, или пока вообще сказать что-то сложно?

В.Путин: Я очень на это надеюсь и мне кажется, что определенные предпосылки для этого созданы.

Спасибо вам большое. Всего хорошего.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июля 2017 > № 2235698 Владимир Путин


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235703 Владимир Путин

Статья Владимира Путина в немецкой газете «Хандельсблатт».

Накануне поездки в Германию для участия в очередном саммите «Группы двадцати» хотел бы поделиться с читателями одной из самых популярных и авторитетных немецких газет Handelsblatt некоторыми соображениями о сотрудничестве в рамках «двадцатки».

За прошедшие годы «Группа двадцати» зарекомендовала себя как востребованный механизм согласования интересов и позиций ведущих экономик мира. Скоординированные действия «двадцатки» способствовали принятию необходимых мер, не только позволяющих преодолеть последствия финансово-экономического кризиса, но и заложивших фундамент для совершенствования системы глобального управления, которая в силу ряда причин переживает сейчас далеко не лучшие времена. И, что очень важно, нам вместе удалось выйти на решение многих застарелых проблем.

Так, мы в России высоко ценим практические шаги по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и уводу корпорациями прибыли в так называемые «налоговые гавани». От такой практики страдают все экономики. Добавлю, что подобное безответственное поведение компаний негативно влияет на уровень жизни миллионов людей, оборачивается большими социальными издержками.

Ещё одно достижение «двадцатки» – практическая имплементация договорённостей в сфере реформы финансового регулирования. К примеру – о специальном регулировании тех банков, банкротство которых было бы нежелательно и рискованно из-за размеров их бизнеса. Впервые в истории начато взаимодействие органов по надзору за операциями участников небанковского финансового сектора. Большое значение имеют решения о принципах предотвращения и преодоления кризисов в банковском секторе, об организации работы агентств страхования вкладов и многое другое.

И, разумеется, важным шагом вперёд стало создание Совета финансовой стабильности. Благодаря этому работа над реформой финансового регулирования приобрела системный, плановый характер, а Совет превратился в значимого партнёра МВФ в регулярно проводимых исследованиях по оценке рисков. Учреждение Совета стимулировало появление аналогичных структур на национальном уровне.

Эффективность «двадцатки» как инструмента глобального управления не снижается даже в условиях нарастания геополитических рисков и неопределённостей. Во многом это происходит благодаря той исключительной ответственности, с которой страны-председатели подходят к выполнению возложенной на них миссии. Говорю это, опираясь в том числе и на наш собственный опыт, поскольку Россия председательствовала в «Группе двадцати» в 2013 году и получила серьёзную поддержку со стороны всех партнёров.

Основа успехов Объединения – это уважение мнения и позиции каждого участника независимо от размера экономики и места в международной валютно-финансовой системе. Конструктивная дискуссия и поиск компромиссов стали своего рода фирменным стилем «двадцатки», неписаной нормой взаимоотношений, которые проводит в жизнь и нынешняя страна-председатель – Германия.

Предстоящая встреча лидеров «Группы двадцати» в Гамбурге – это хорошая возможность обсудить наиболее актуальные вопросы глобальной повестки дня. Мы разделяем приоритеты немецкого председательства и готовы работать для их продвижения. Разумеется, при сохранении преемственности прежних решений.

Приветствуем расширение круга тем, рассматриваемых в «Группе двадцати». Имею в виду вопросы устойчивого развития, изменения климата, противодействия терроризму и коррупции, здравоохранения, миграции и беженцев. Считаем крайне важным и то, что, благодаря китайскому председательству в 2016 году, а в этом году – усилиям германских партнёров, Объединение стало уделять больше внимания цифровой экономике как одному из источников роста и новому фактору глобального управления.

Перед нами стоят действительно масштабные задачи. Прежние экономические модели практически исчерпали себя, протекционизм превращается в норму, а его скрытой формой становятся односторонние, политически мотивированные санкционные ограничения в торговле и инвестициях. В том числе – на распространение технологий. На наш взгляд, такие санкции не только бесперспективны, но и противоречат продвигаемым «двадцаткой» принципам взаимодействия в интересах всех стран мира.

Уверен, только открытые, основанные на единых нормах и стандартах торговые связи стимулируют рост глобальной экономики, способствуют поступательному развитию межгосударственных отношений. Как это и заложено в основах деятельности Всемирной торговой организации.

«Двадцатка» предметно занимается такой значимой проблемой, как глобальное изменение климата. Деятельность человека существенно увеличивает нагрузку на экосистему планеты, затрудняя достижение целей устойчивого развития. Россия – один из лидеров международного климатического процесса – перевыполнила свои обязательства по Киотскому протоколу. Таким образом, мы в значительной степени компенсировали рост эмиссии в других странах и регионах мира. Рассматриваем подписанное в апреле прошлого года Парижское соглашение в качестве надёжной международно-правовой основы для долгосрочного климатического урегулирования и намерены всецело содействовать его выполнению.

Все последние годы «Группа двадцати» уделяет серьёзное внимание проблематике миграции. По данным ООН, в 2017 году трудящиеся мигранты переведут в развивающиеся страны сумму, превышающую 500 миллиардов долларов. Это в три раза больше средств, выделяемых в качестве официальной помощи на цели развития, а также объёмов прямых иностранных инвестиций. В рамках Объединения идёт активная проработка вопросов интеграции мигрантов на рынки труда принимающих стран, их культурной адаптации и социальной защиты.

Кроме того, в этом году удалось сформулировать решения, которые открывают возможность урегулирования проблем вынужденных переселенцев. В их основе – укрепление региональной и глобальной стабильности, рост экономик государств, которые «генерируют» беспрецедентные потоки беженцев.

Новая тема в рамках «двадцатки» – информационная безопасность. Россия последовательно выступает за свободу доступа к коммуникационным технологиям, включая сеть Интернет. Большое значение придаём защите прав человека в информационном пространстве. При этом в цифровой среде, как и в любой другой, свобода ни в коем случае не должна подменяться вседозволенностью и безнаказанностью. Это ведёт к разгулу киберпреступников, хакерских группировок, всех тех, кто, используя передовые технологии, посягает на неприкосновенность частной жизни граждан или суверенитет государств.

Россия, одна из первых обозначившая опасность данного вызова, не первый год продвигает идею заключения универсальных международных договорённостей в рамках ООН, призванных противодействовать этим негативным явлениям. Рассчитываем здесь на позитивную, заинтересованную реакцию со стороны других стран. В повестку дня «двадцатки» также стоит внести и вопросы цифровой грамотности – ключевого элемента защиты прав потребителей в электронной коммерции.

Отмечу, что возможности, которые открывает цифровая экономика, переход на новый промышленный и технологический уклад, одновременно усиливают разрыв в уровне развития между богатыми и бедными странами, обостряют проблемы неравенства между различными социальными слоями. Поэтому в центре наших усилий должен быть человек, его интересы и заботы. Считаю это важнейшим приоритетом в деятельности «Группы двадцати».

Очевидно, что «двадцатка» может внести весомый вклад в укрепление стабильности мировой экономики и её гармоничное развитие. Только вместе, объединяя усилия, можно преодолеть нынешние дисбалансы и обеспечить устойчивый рост, выработать справедливые правила торговли и честной конкуренции, снизить уровень бедности, решить острейшие социальные проблемы.

Российская делегация примет активное, заинтересованное участие в работе саммита в Гамбурге, который, уверен, пройдёт результативно. Желаю нашим германским коллегам успехов в его организации. И, конечно же, вместе с партнёрами по «двадцатке» подключимся к практической реализации договорённостей, принятых по итогам встречи.

В заключение хотел бы передать читателям газеты Handelsblatt, всем гражданам Германии искренние пожелания здоровья и благополучия.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235703 Владимир Путин


Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин

Заявление для прессы по итогам визита в Берлин.

По завершении переговорного процесса по урегулированию ситуации на Украине и по сирийской проблематике глава Российского государства сделал заявление для прессы.

В.Путин: Доброй ночи, уважаемые коллеги, дамы и господа! Два слова скажу о том, о чём мы договорились с коллегами.

Первое, это касается исполнения Минских соглашений: все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договорённостям.

Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон.

Договорились, что мы продолжим выбор тех точек и тех мест на территории, где можно будет продолжить эту работу. В двух местах этот отвод уже состоялся. Подтвердили, что мы готовы расширить миссию Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжёлой техники.

Мы подтвердили, что продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договорённостей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей, в Луганской народной республике и Донецкой народной республике.

И определились с некоторыми – к сожалению, только с некоторыми – вопросами гуманитарного характера. К сожалению, здесь многого добиться не удалось, но выразили готовность решать вопросы гуманитарного характера.

Здесь, пожалуй, продвижение самое минимальное, поскольку связано это было бы прежде всего с организацией социальных выплат, пособий. К сожалению, здесь прогресса пока никакого нет. Это первая часть нашей встречи.

Вторая, которая проходила уже с нашими европейскими – с немецкими и французскими – коллегами, заключалась в обсуждении ситуации вокруг Сирии и вокруг сирийского урегулирования в целом.

Я проинформировал наших европейских партнёров о нашем видении того, что там происходит и что нужно было бы сделать в ближайшее время для борьбы с терроризмом, для искоренения терроризма на сирийской земле. Для того, чтобы этот очаг и в будущем не возродился, и, разумеется, что нужно сделать для того, чтобы наши усилия привели к окончательному урегулированию. И прежде всего, конечно, мы здесь говорили о политической составляющей этого процесса.

Я ещё раз напомнил нашим коллегам о том, что в этом ключе Россия предлагает активизировать работу по разработке и принятию новой конституции, на основе которой можно было бы провести предварительные выборы и добиться согласования позиций предварительно между всеми конфликтующими сторонами. Разумеется, с привлечением всех стран региона, которые вовлечены в этот процесс.

Мы проинформировали также о нашем намерении, о намерении российской стороны продлить – насколько это будет возможно, исходя из реально складывающейся ситуации на территории, – продлить паузу в нанесении авиационных ударов. И действительно, мы готовы это делать до тех пор, пока не столкнёмся с активизацией бандформирований, засевших в Алеппо.

Но и рассчитываем на то, что наши партнёры, прежде всего американские партнёры, сделают всё, что они обещали до сих пор, по разведению террористов «Джабхат ан-Нусры» и иже с ними таких же террористических организаций от так называемой здоровой части оппозиции, чтобы нам было понятно, как мы можем вместе дальше продолжать совместную работу.

Вот примерно то, вокруг чего шли наши сегодняшние дискуссии, и то, о чём нам удалось договориться.

Думаю, что вам тоже пора уже отдыхать и до дома добираться. Спасибо вам большое за совместную работу. Всего хорошего, доброй ночи.

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин


Россия. Германия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 мая 2016 > № 1745562 Владимир Путин

Торжественный приём по случаю Дня Победы.

В Кремле состоялся торжественный приём по случаю 71-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов.

В.Путин: Дорогие ветераны! Уважаемые коллеги, друзья, гости!

Рад приветствовать вас и поздравить с нашим священным праздником! Сегодня мы особенно остро чувствуем его величие и сердечность, его суровую скорбь и огромную объединяющую всех нас силу.

Разгром нацизма никогда не будет для нас просто историей. Это достояние всех поколений – и настоящих, и будущих. Победа вмещает в себя всё лучшее, достойное, героическое в характере нашего народа. Победа – наша гордость и готовность защищать интересы страны. Победа – это грозное предостережение тем, кто захотел бы испытать нас на прочность.

Наш народ совершил бессмертный подвиг спасения Отечества. Мы всегда будем помнить, что именно советский народ сокрушил нацизм, одержал грандиозную, триумфальную Победу.

Мы знаем, что войны становятся Отечественными, когда люди стеной встают на защиту Родины. Так было и в героическом, и трагическом 1941-м – на борьбу с врагом поднялся весь многонациональный народ Советского Союза.

Вчера вечером я имел удовольствие вручить газеты того времени Президенту Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, который сегодня вместе с нами, где говорилось о подвигах казахского народа в Великой Отечественной войне. Поприветствуем нашего гостя. Спасибо большое, Нурсултан Абишевич, что Вы сегодня здесь среди нас.

Наш народ совершил бессмертный подвиг спасения Отечества. Мы всегда будем помнить, что именно советский народ сокрушил нацизм, одержал грандиозную, триумфальную Победу.

Вы, дорогие ветераны, с честью прошли дорогами войны, отважно сражались на всех плацдармах и высотах, в крупнейших битвах, каждый внёс свой вклад в Победу. Все были воинами Родины: фронтовики и труженики тыла, старики и дети. Всем досталось, все перенесли тяжелейшие испытания и страшные утраты, и все действовали по законам мужества, стойкости, дружбы и беззаветной любви к Отечеству.

Победа вмещает в себя всё лучшее в характере нашего народа. Победа – наша гордость и готовность защищать интересы страны. Победа – это грозное предостережение тем, кто захотел бы испытать нас на прочность.

Эти высокие нравственные качества, личную ответственность за свою страну вы, дорогие ветераны, пронесли через всю жизнь. Война закалила ваш характер, а Победа вдохновила на новые свершения. Вы смогли в кратчайшие сроки восстановить заводы и фабрики, укрепить сельское хозяйство, выйти на самые передовые рубежи в развитии культуры, науки, техники.

Ваши дела и поступки, ваше умение ценить жизнь, беречь дружбу, семейный очаг всегда будут для нас примером. В вашей судьбе в полной мере отразилось всё величие народного подвига, о котором вы говорите твёрдо и просто: «Мы знали, за что воевали и за что отдавали жизнь. Мы воевали за Родину!».

Позвольте предложить тост. За доблестное поколение победителей! За Россию! За Великую Победу!

Россия. Германия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 мая 2016 > № 1745562 Владимир Путин


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 января 2016 > № 1606034 Владимир Путин

Интервью немецкому изданию Bild. Часть 2.

Публикуется заключительная часть интервью Владимира Путина немецкому изданию Bild. Запись интервью состоялась 5 января в Сочи.

Вопрос: Господин Президент, Вы будете предпринимать какие–то шаги по восстановлению формата «большой семёрки» в формат «большой восьмёрки»?

И второе: как Вы восприняли слова американского Президента о России как региональной державе?

В.Путин: Никак я не воспринял эти слова. Каждый человек, тем более Президент Соединённых Штатов, имеет право иметь собственное мнение о ком бы то ни было: о своих партнёрах, о других странах. Это его мнение, так же как мне известно его мнение о том, что американская нация, Соединённые Штаты являются исключительными. Я не согласен ни с тем, ни с другим.

Я сейчас поясню по поводу России. Во–первых, мы не претендуем на роль какой–то супердержавы. Это очень дорого и ни к чему. Мы занимаем пятое-шестое место в мире по объёму экономики. Сейчас, может быть, чуть поменьше, имея в виду те экономические сложности, про которые я сказал, но мы точно знаем, что у нас есть очень хорошие перспективы развития и потенциал. По паритету покупательной способности это где–то шестое место примерно.

Если говорить о России как о региональной державе, то сначала нужно определиться, о каком регионе идёт речь. Надо посмотреть на карту и сказать: это какая, европейская часть? Или восточная часть, где у нас соседями являются Япония и Соединённые Штаты, если иметь в виду Аляску, и Китай? Это азиатская часть? Или это, скажем, южная часть? Или посмотреть на север. По сути, на севере мы граничим с Канадой через Ледовитый океан. Или на юге? Где? О каком регионе идёт речь? Я думаю, что рассуждения о других странах, попытка рассуждения о других странах в уничижительном порядке ? это обратная сторона доказать свою исключительность. Мне кажется, что это ошибочная позиция.

Вопрос: А что по поводу «большой восьмёрки»?

В.Путин: Мы планировали принять «восьмёрку» в 2014 году. Мне кажется, во–первых, полноценным членом «восьмёрки» Россия так и не стала, потому что всегда были какие–то разговоры между министрами иностранных дел семи стран отдельно. Не могу сказать, что это какой–то бесполезный инструмент. Всегда на пользу идут встречи, обсуждения, поиск каких–то совместных решений.

Мне кажется, что присутствие России всё–таки было полезным, потому что звучало хоть какое–то альтернативное мнение по некоторым обсуждавшимся вопросам. То же самое примерно мы обсуждаем в рамках «двадцатки», АТЭС ? на Востоке, в рамках БРИКС. Мы готовы были принять и «восьмёрку» в 2014 году. Не мы же куда–то не поехали ? к нам не приехали. Если коллеги решат к нам приехать ? ради бога, пожалуйста, мы их с удовольствием примем, но сами никуда мы билетов пока не покупали.

Вопрос: Хотел бы спросить: как Вы думаете, если не в рамках «большой восьмёрки», то, может быть, по линии НАТО будет возобновлено сотрудничество? Ведь существовал Совет Россия?НАТО, проводились совместные маневры. Как Вы думаете, возможно ли восстановление этого сотрудничества или мы должны отказаться от этой перспективы?

В.Путин: Когда–то этот Совет, можно сказать, почти что придумал, во всяком случае, активно поддержал бывший премьер-министр Италии Берлускони, и мы подписали, по–моему, как раз документ об образовании Совета Россия?НАТО в Италии. Не мы же прервали сотрудничество в рамках «восьмёрки», в рамках Совета Россия?НАТО. Мы готовы работать со всеми, если есть предмет для совместного обсуждения. Мы считаем, что он есть, но любовь может быть счастливой, если она взаимная. Если с нами не хотят работать, значит, не надо.

Вопрос: Отношения между Россией и НАТО сейчас переживают, к сожалению, не этап сотрудничества, а этап конфронтации. Турецкие вооружённые силы сбили российский военный самолёт, всё чаще отмечаются случаи опасного сближения военных кораблей России и Турции. Как Вы думаете, такого рода развитие событий не может ли привести на каком–то этапе к перерастанию «холодной войны» в «горячую», к настоящим боевым действиям?

В.Путин: Турция ? член НАТО. Но проблемы, которые возникли, не связаны с членством Турции в НАТО ? на Турцию никто не нападал. Турецкое руководство вместо попыток объясниться с Россией за совершённое военное преступление, в связи с тем что они сбили наш военный бомбардировщик, наносивший удары по террористам, кинулось в штаб-квартиру НАТО искать защиты, выглядит это очень странновато и, на мой взгляд, для Турции унизительно.

Повторяю ещё раз: НАТО должно защищать своих членов от нападения на них, но на Турцию никто не нападает. Если у Турции есть какие–то интересы где–то в мире, в ближайших государствах, в странах, это значит, что НАТО должно защищать и обеспечивать все эти интересы, что ли? Это значит, что такой член НАТО, как Германия, должен помогать Турции осваивать близлежащие территории, что ли?

Я надеюсь, что ни к каким масштабным столкновениям подобные инциденты не приведут. Конечно, мы все понимаем, что Россия при каких–то угрозах в отношении себя будет отстаивать интересы своей безопасности всеми доступными и имеющимися у неё средствами, если такие угрозы в отношении России будут возникать.

Вопрос: Теперь перейдём к теме Сирии, если позволите.

Мы говорим о том, что здесь мы боремся с общими вызовами. Это касается совместной борьбы с «Исламским государством» в Ираке и в Сирии. Но на Западе некоторые утверждают, что российские Вооружённые Силы в Сирии ведут борьбу не с силами «Исламского государства», а с повстанцами, которые борются в свою очередь с Асадом. Что Вы можете сказать на это в ответ? А именно, что Россия бомбардирует не тех?

В.Путин: Всё они врут. Смотрите, те видеоматериалы, которые появляются в обоснование этого тезиса, появились ещё до того, как наши лётчики стали наносить удары по позициям террористов. И этому есть подтверждение. Но наши критики стараются этого не замечать.

Американские лётчики, я думаю, по ошибке, конечно, нанесли удар по больнице в Афганистане, в Кундузе, по госпиталю «Врачей без границ». Люди погибли, врачи пострадали и погибли тоже. Об этом в западной прессе стараются умалчивать, ничего не говорят, забывают, быстренько-быстренько всё забывают. Сказали пару раз и положили под сукно. Сказали пару раз только потому, что там были иностранцы, «Врачи без границ».

Кто сейчас вспоминает про уничтоженные свадьбы? Сто с лишним человек одним ударом уничтожили.

А вот эти фальшивки тиражируют постоянно ? по поводу того что наши лётчики наносят удары по гражданским объектам. Если считать, скажем, «живые нефтепроводы», состоящие из тысяч бензовозов и нефтевозов, мирными объектами, тогда да, тогда можно считать, что наши лётчики наносят удары по таким объектам, но по ним наносят удары все: и американцы, и французы, и кто угодно.

Вопрос: Но однозначно и то, что Президент Сирии Асад наносит удары по собственному населению. Можно ли говорить, что Асад является Вашим союзником?

В.Путин: Вы знаете, это всегда очень тонкая тема. Ведь я думаю, что Президент Асад совершил немало ошибок в ходе развития конфликта в Сирии. Но разве мы с вами не знаем, что конфликт не приобрел бы такого масштаба, если бы изначально не был поддержан извне в огромных количествах деньгами, оружием, боевиками? В таких конфликтах, конечно, к сожалению, к огромному сожалению, страдает мирное население.

Но кто несёт ответственность за это? Правительство, которое стремится сохранить суверенитет и борется с этими антиконституционными действиями, либо те, кто организует такую вооружённую борьбу с правительством?

И по поводу: союзник Асад, не союзник, чего мы хотим в Сирии. Знаете, я Вам скажу точно, чего мы не хотим: мы не хотим, чтобы ситуация в Сирии развивалась так, как она в Ливии развивалась или в Ираке. Надо отдать должное, я уже говорил об этом Президенту ас-Сиси в Египте, если бы он не взял на себя ответственность, не проявил мужество и не взял бы контроль над страной в свои руки, то и в Египте могло произойти то, что в Ливии происходило. На мой взгляд, нужно стремиться всеми силами к тому, чтобы укрепить легитимную власть в странах региона. Это касается Сирии. Восстановить и укрепить складывающиеся структуры власти в такой стране, как Ирак, и в такой стране, как Ливия. Добиться стабилизации в такой стране, как Сомали, скажем, и в других странах. Укрепить власть в Афганистане. Но это не значит, что нужно оставить всё как есть. На базе этой стабилизации нужно, конечно, проводить политические реформы.

Что касается Сирии, то я считаю, что нужно двигаться по направлению к конституционной реформе. Это сложный процесс, конечно. А затем на базе новой Конституции провести досрочные выборы и президента, и парламента. И только сам сирийский народ должен определить, кто и как будет управлять страной. Только в этом случае можно будет создать ситуацию стабильности, безопасности, создать условия для роста экономики и благосостояния людей, создать условия для того, чтобы они не бежали в Европу, а жили в своих собственных домах на своей собственной родине.

Вопрос: Но Асад, по Вашему мнению, является легитимным руководителем, если он допускает уничтожение собственного населения?

В.Путин: Он не стремится к уничтожению собственного населения. Он борется с теми, кто пришёл к нему с оружием в руках. А если от этого страдает мирное население, то я думаю, что прежде всего ответственность за это несут те, кто борется с ним с оружием в руках, и те, кто помогает вооружённым формированиям.

Но я же сказал, что это не значит, что там всё хорошо и все правы. Именно поэтому считаю, что нужно проводить политические преобразования. Первым шагом в этом направлении должна быть работа над новой Конституцией и её принятие.

Вопрос: Если Асад вопреки ожиданиям проиграет выборы, Вы дадите ему возможность убежища в Вашей стране?

В.Путин: Вы знаете, мне кажется, что обсуждать это преждевременно. Мы господину Сноудену предоставили убежище, это было сложнее, чем предоставить Асаду.

Сначала нужно дать возможность сирийскому народу высказаться. И я Вас уверяю, если это пойдёт демократическим способом, таким путём, то, может быть, и не нужно будет Асаду никуда уезжать. И не важно, будет он президентом или нет.

Вы говорили о том, куда и как мы наносим удары, а сейчас говорите об Асаде как о нашем союзнике. А Вам известно, что мы поддерживаем боевые действия вооружённой оппозиции, которая борется с ИГИЛ? Вооружённая оппозиция к Асаду, которая борется против ИГИЛ. Причём мы согласовываем с ними наши совместные действия и поддерживаем ударами нашей авиации их наступательные операции на различных участках фронта. Речь идёт о сотнях, тысячах вооружённых людей, которые борются с ИГИЛ. Мы поддерживаем как армию Асада, так и вооружённую оппозицию. Некоторые из них уже публично заявили об этом, некоторые предпочитают молчать, но работа идёт.

Вопрос: Хотел бы под конец затронуть тему, которая раньше ещё у нас не возникала, а именно: разногласия между Саудовской Аравией и Ираном, как будто нам не хватает Сирии. Не означает ли это, что эти разногласия могут привести нас к очень серьёзному конфликту?

В.Путин: Точно совершенно это нам осложняет работу по решению сирийской проблемы и решению проблемы борьбы с терроризмом, решению проблемы прекращения потока беженцев в Европу. Это совершенно очевидно.

Приведёт это к какому–то крупному региональному столкновению, я не знаю. Мне не хочется говорить и даже думать в этих категориях. У нас очень добрые отношения сложились с Ираном, и устойчивые партнёрские отношения складываются с Саудовской Аравией.

Мы, конечно, сожалеем по поводу того, что там произошло. Но у вас ведь нет смертной казни? Мы, несмотря на очень тяжёлое время борьбы с терроризмом в России в 90–е годы, в начале 2000–х годов, отказались от применения смертной казни. И сейчас у нас тоже её нет. Есть страны, в которых смертная казнь применяется: Саудовская Аравия, Соединённые Штаты, в некоторых других странах.

Мы сожалеем о том, что это произошло, тем более что этот проповедник, он же не боролся с оружием в руках против Саудовской Аравии. В то же время нападение на посольство ? это абсолютно неприемлемое в современном мире событие, это правда. Насколько мне известно, иранские власти арестовали несколько зачинщиков этого погрома. Если наше участие в этом будет как–то востребовано, мы готовы всё сделать для того, чтобы конфликт был исчерпан и как можно быстрее.

Вопрос: Господин Президент, последний вопрос.

В ходе подготовки к проведению зимних Олимпийских игр в Сочи на Западе очень громко звучала критика в отношении развития демократии, соблюдения прав человека в России. Предвидите ли Вы, что волна такой критики опять может подняться в ходе подготовки к чемпионату мира по футболу в 2018 году?

Мне кажется, русский язык более масштабный, чем немецкий. (По поводу длительности перевода вопроса с немецкого на русский язык.)

В.Путин: Немецкий язык, я бы сказал, поточнее. Русский язык более многообразный, более изящный. Хотя, конечно, у таких гениальных людей, как Гёте, допустим, и немецкий звучит очень изящно и красиво – только по–немецки можно почувствовать эту красоту. Почувствовать можно, только когда понимаешь, чувствуешь.

Что касается демократии. О свободе, как правило, говорят правящие классы для того, чтобы мозги запудрить тем, кем они управляют. Ничего нового нет по поводу демократии в России. Как мы уже установили, демократия ? это власть народа и влияние народа на власть. Мы хорошо усвоили прививку единоличного управления со стороны одной политической силы ? Компартии, КПСС. Поэтому, конечно, мы давно сделали свой выбор и будем развивать институты демократии внутри страны. 77 партий у нас сейчас могут принять участие в парламентских выборах. Мы вернулись к прямым выборам губернаторов.

Мы развиваем и будем дальше развивать инструменты прямой демократии, имея в виду самые разные общественные организации. Но не может быть одинаковых клише в области демократии ? американской, европейской ? немецкой, российской, индийской. Вы знаете, что в истории Америки было два случая, когда Президент избирался большим количеством выборщиков, за которыми стояло меньшее количество избирателей? Это что ? отсутствие демократии, что ли? Нет, конечно. Но это не единственная и не самая главная проблема. Как мне говорил один из европейских лидеров: в Штатах невозможно выйти на выборы Президента, не имея нескольких миллиардов долларов.

О парламентской системе демократии. Мне всё время говорят: как долго Вы работаете Президентом. Но в парламентской системе первое лицо ? глава Правительства ? вообще без ограничений количество раз может возглавлять Правительство.

Мы вернулись к прямым выборам руководителей регионов. Но в некоторых странах руководители регионов назначаются центральным правительством. Не знаю, могу ошибиться, может быть, лучше об этом не писать или проверить, по–моему, в Индии то же самое.

Наверное, у нас очень много ещё проблем, связанных с тем, чтобы люди почувствовали, что они реально влияют на власть, а власть реагирует на их требования. Мы будем работать над тем, чтобы совершенствовать наши инструменты.

Что касается попыток использовать спорт в политических каких–то дрязгах и политической борьбе, я считаю, что это огромная ошибка. Это делают глупые люди. Если возникают какие–то проблемы, особенно на межгосударственном уровне, спорт, искусство, музыка, балет, опера ? это те средства, которые должны сближать людей, а не разъединять их. Нужно поддерживать эту роль искусства и спорта, а не принижать и не уничтожать её.

Реплика: Благодарю Вас, господин Президент, за прекрасный и очень подробный разговор.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 января 2016 > № 1606034 Владимир Путин


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 января 2016 > № 1604778 Владимир Путин

Интервью немецкому изданию Bild.

Вопрос: Уважаемый господин Президент!

Мы только что отметили 25–летие с момента окончания «холодной войны». За прошедший год во всём мире наблюдалось большое количество войн и кризисов, такого долгие годы не происходило. Что мы сделали неправильно?

В.Путин: Вы начали сразу с ключевого вопроса. Мы всё сделали неправильно, с первых шагов, мы не преодолели раскола Европы. 25 лет назад Берлинская стена пала, но раскол Европы не был преодолён, невидимые стены просто были передвинуты на восток. Это создало предпосылки для будущих взаимных упрёков, непонимания и кризисов. Многие, в том числе и в Федеративной Республике, критикуют меня за известное выступление в Мюнхене на конференции по безопасности. А что такого я сказал необычного?

После того как пала Берлинская стена, говорили о том, что НАТО не будет расширяться на восток. Это говорил тогдашний Генеральный секретарь НАТО, гражданин Федеративной Республики господин Вернер, насколько я помню. Между прочим, некоторые немецкие политики того времени предупреждали об этом и предлагали свои решения, например, господин Эгон Бар.

Знаете, я, естественно, встречаясь с немецкими журналистами, подумал, что мы так или иначе выйдем на ту проблему, которую Вы сейчас затронули, и взял из архива беседы того времени советского руководства, 90–го года, с некоторыми немецкими политиками, в том числе с господином Баром. Это никогда не публиковалось.

Вопрос: Это интервью?

В.Путин: Нет, это рабочие беседы немецких политиков Геншера, Коля, Бара с советским руководством: Горбачёвым, господином Фалиным, который, по–моему, тогда возглавлял международный отдел ЦК. Это никогда не было достоянием гласности. Вы будете первыми и ваши читатели, которые узнают про эту беседу 90–го года. Смотрите, что говорит господин Эгон Бар: «Если при объединении Германии не сделать решающих шагов к преодолению раскола Европы на враждебные блоки, развитие может принять весьма неблагоприятный характер, обрекающий СССР на международную изоляцию». Это было сказано 26 июня 90-го года.

Господин Бар предлагал конкретные вещи. Он говорил о необходимости создания в центре Европы нового союза. Она не должна двигаться в НАТО. Вся Центральная Европа, включая Восточную Германию либо без неё, должна была бы объединиться в отдельный союз с участием и Советского Союза, и Соединённых Штатов. И вот он говорит: «НАТО как организация, во всяком случае, её военные структуры не должны распространяться на Центральную Европу». Он уже был в то время патриархом европейской политики, у него был свой взгляд на будущее Европы, и он говорил своим советским коллегам: «Если вы с этим не согласитесь, а согласитесь, наоборот, с распространением НАТО, и Советский Союз с этим согласится, то я больше в Москву вообще не приеду». Понимаете, он был очень умный человек. Он видел в этом глубокий смысл, был убеждён в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времён «холодной войны». И мы этого ничего не сделали.

Вопрос: Он ещё приезжал в Москву?

В.Путин: Не знаю. Это был разговор от 27 февраля 1990 года. Это запись беседы между Фалиным со стороны Советского Союза, со стороны немецких политиков ? господин Эгон Бар и Фойгт.

Что произошло на самом деле? Произошло то, от чего предупреждал господин Бар. Он предупреждал о том, что нельзя развивать военную структуру на восток ? североатлантический блок. Надо создать нечто общее, объединяющее всю Европу. Ничего этого не произошло, а произошло как раз обратное, произошло то, против чего он предупреждал: инфраструктура НАТО начала развиваться на восток, и произошло расширение.

Мы тысячу раз слышали как мантру, повторяемую нашими американскими и европейскими политиками: страны имеют право выбирать сами способ обеспечения своей безопасности. Да, мы знаем об этом. Это правда. Но правда также и то, что другие страны имеют право принимать решение расширять свою собственную организацию и не расширять, действовать так, как они считают целесообразным с точки зрения обеспечения всеобщей международной безопасности. И ведущие члены НАТО могли бы сказать: нет, мы рады, что вы хотите к нам присоединиться, но мы не собираемся расширять нашу организацию, мы видим по–другому будущее Европы.

За предыдущие 20?25 лет, особенно после развала Советского Союза, когда исчез второй центр силы в мире, возникло желание получить полное удовольствие от своего единоличного пребывания на вершине мировой славы, власти и благополучия. И вообще не было никакого желания уже обращаться ни к международному праву, ни к Уставу Организации Объединённых Наций. Там, где они мешали, сразу объявлялось, что ООН устарела.

Кроме расширения НАТО на восток в области безопасности возникла система противоракетной обороны. Всё это в Европе развивается под предлогом купирования иранской ядерной угрозы.

В 2009 году нынешний Президент Соединённых Штатов господин Барак Обама сказал, что если ядерная угроза Ирана перестанет существовать, то тогда никакого стимула к созданию системы противоракетной обороны не будет, этот стимул исчезнет. Но договор с Ираном подписан, сейчас рассматриваются вопросы о снятии санкций, всё это поставлено под контроль МАГАТЭ, первый уран увозится уже на территорию России для переработки, а система противоракетной обороны продолжает развиваться. Подписаны двусторонние соглашения с Турцией, Румынией, Польшей, Испанией. В Испании размещаются морские силы, которые должны функционировать в сфере противоракетной обороны. В Румынии уже позиционный район создан, в Польше будет создан где–то в 18–м году, в Турции радар ставится.

Мы активно возражали против того, что происходило, скажем, в Ираке, в Ливии, в некоторых других странах. Мы говорили: не надо этого делать, не надо туда забираться и не надо совершать ошибок. Нас же никто не слушал! Наоборот, считали, что мы занимаем какую–то антизападную, враждебную Западу позицию. А сейчас, когда вы имеете сотни тысяч, уже миллион беженцев, как вы думаете, у нас позиция была антизападная или прозападная?

Вопрос: Насколько я понял, Вы сложили те ошибки, которые Запад допустил в отношении Вашей страны. Как Вы считаете, Россия со своей стороны какие–то ошибки допустила за эти 25 лет?

В.Путин: Да, допустила. Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным.

Вопрос: То, что Вы сейчас сказали, означает, что начиная с 1990–1991 годов, с момента распада Советского Союза, в последующие годы Россия недостаточно чётко формулировала свои национальные интересы?

В.Путин: Абсолютно.

Вопрос: Мы знаем, что у Вас особое отношение к Германии. Десять лет назад в интервью с нами по случаю 60–летия окончания Второй мировой войны Вы сказали, что в истории Россия и Германия никогда не были так близки друг к другу, как сейчас.

Что осталось, по Вашему мнению, из этой близости к настоящему моменту?

В.Путин: Взаимная симпатия двух народов ? это самое главное, это лежит в основе наших отношений.

Вопрос: Здесь ничего не изменилось?

В.Путин: Думаю, что нет. Несмотря на попытки ? на ваши попытки, на попытки ваших коллег ? испортить наши отношения с помощью средств массовой информации и антироссийской пропаганды, мне кажется, всё равно это сделать не удалось так, как вам бы хотелось. Не ваши лично, конечно. Я имею в виду СМИ вообще, в целом, в том числе в Германии. В Германии очень сильное зарубежное влияние на средства массовой информации, прежде всего из–за океана.

Вы сказали, что я сложил всё, что мы считаем ошибками со стороны Запада. Я совсем не всё сложил, я только некоторые вещи назвал, наиболее важные. После распада Советского Союза у нас возникли такие же сложные процессы внутри самой России. Это сокращение промышленного производства, развал социальной системы, сепаратизм и особенно очевидная атака международного терроризма.

Конечно, мы сами в этом виноваты, что там говорить, здесь некого винить. Но то, что международный терроризм использовался в борьбе против России, а никто либо не обращал на это внимания, либо наоборот поддерживал ? антигосударственным силам России оказывали поддержку политическую, информационную, финансовую, а иногда даже вооружённую поддержку оказывали, ? это для нас очевидный факт. И конечно, знаете, в этот момент мы осознали, что разговоры разговорами, а геополитические интересы ? это совершенно другое дело.

По поводу российско-немецких отношений. Действительно, в 2005 году они вышли на очень высокий уровень, и дальше бы они развивались очень успешно. У нас товарооборот вырос до 80 с лишним миллиардов долларов.

Огромное количество рабочих мест в Германии было создано благодаря сотрудничеству между Россией и Германией. Мы вместе старались воспрепятствовать неблагоприятному развитию событий на Ближнем Востоке, в Ираке в частности.

Мы сделали очень серьёзные шаги в расширении энергетического сотрудничества. Огромное количество немецких предпринимателей открыли своё дело в России, тысячи предприятий были созданы. Увеличилось количество обменов между гражданами, развивались гуманитарные контакты. В это же время был создан и форум общественности «Петербургский диалог».

Я говорил, товарооборот у нас был 83?85 миллиардов долларов, а за первые месяцы текущего года в два раза упал. Я думаю, в конце года будет где–то под 40 миллиардов, не больше. На 50 процентов упал.

Тем не менее всё–таки у нас отношения сохраняются, мы регулярно встречаемся с Федеральным канцлером на различных мероприятиях, по–моему, семь раз в прошлом году встречались, 20 раз разговаривали с ней по телефону. У нас проводятся перекрёстные годы литературы и немецкого языка и, соответственно, русского языка в Германии и в России, в этом году мы планируем провести год молодёжных обменов ? то есть отношения всё–таки развиваются, слава богу. Надеюсь, что и дальше будут развиваться. Мы преодолеем те сложности, с которыми сегодня столкнулись.

Вопрос: Насколько я понял из Ваших высказываний, НАТО следовало бы в то время сказать восточноевропейским государствам, что оно не будет их принимать в свой состав. Как Вы думаете, НАТО смогло бы это пережить?

В.Путин: Конечно.

Вопрос: Но это же в уставе НАТО зафиксировано.

В.Путин: Но кто пишет устав? Люди. Что, разве в уставе написано, что НАТО обязано принимать всех кто захочет? Нет. Нужны критерии, нужны условия. Была бы политическая воля, всё бы смогли сделать, если бы захотели. Не хотели просто. Хотели царствовать. Уселись на этот трон. И что дальше? Теперь мы обсуждаем кризисные ситуации.

А если бы сделали так, как предлагал старый умный немец, господин Эгон Бар, создали бы нечто новое, объединяющее Европу, и кризисов бы этих не было. Была бы другая ситуация, были бы свои проблемы. Может быть, они не приобрели бы такой остроты, понимаете?

Вопрос: Есть такая теория, что существует два Путина: один ? молодой, до 2007 года, который заявил о солидарности с американцами, Шрёдер был его другом, и затем, с 2007 года, появился другой Путин. В 2000 году Вы говорили: мы никогда не должны иметь конфронтации в Европе, надо сделать всё для того, чтобы преодолеть. И сейчас у нас такая конфронтация имеется.

У меня совершенно прямой к Вам вопрос. Когда мы получим назад прежнего Путина?

В.Путин: Я никогда не менялся. Во–первых, я и чувствую себя молодым сегодня. Я был другом Шрёдера, я и остаюсь другом Шрёдера. Ничего не изменилось.

А что касается отношения к проблемам, таким как борьба с терроризмом, оно тоже не изменилось. Да, тогда, 11 сентября, я был первым, кто позвонил Президенту Бушу и выразил ему свою солидарность. И мы готовы были сделать всё для того, чтобы вместе бороться с терроризмом. Сейчас, когда произошли теракты в Париже, я также разговаривал, а затем встречался с Президентом Франции.

Если бы тогда прислушались к Шрёдеру, прислушались к Шираку, прислушались бы ко мне, может быть, и не было бы сегодняшних террористических актов в Париже, потому что не было бы такого всплеска терроризма на территории Ирака, Ливии и других стран Ближнего Востока.

У нас есть общие угрозы, мы как хотели, так и сегодня хотим, стремимся к объединению усилий всех государств мира, и в Европе, и в мире вообще, для борьбы с этими угрозами. Это не только терроризм, это и преступность, торговля людьми, это борьба за сохранение окружающей среды ? много общих проблем. Но это не значит, что мы каждый раз со всеми должны соглашаться по этим либо по другим вопросам. И если наша позиция кому–то не нравится, то не самый лучший способ каждый раз объявлять нас врагами. Может быть, лучше послушать иногда, критически переосмыслить, в чём–то согласиться и поискать общие решения? Именно об этом я и говорил в Нью-Йорке на 70–летии образования ООН.

Вопрос: Я хотел бы высказать мнение, что сегодня вызовы борьбы с исламским терроризмом настолько остры, что могли бы свести Россию снова воедино с Западом в этой борьбе, но возникает проблема Крыма. Действительно ли Крым стоит того, чтобы ставить на карту совместное сотрудничество с Западом?

В.Путин: Что Вы подразумеваете под словом «Крым»?

Вопрос: Изменение границ.

В.Путин: А я под этим понимаю людей ? 2,5 миллиона человек. Это люди, которые испугались переворота, надо прямо сказать, были встревожены государственным переворотом на Украине. И после переворота в Киеве, а это было не что иное, как государственный переворот, как бы его ни приукрашивали, крайне националистически настроенные силы, которые приходили тогда к власти и отчасти, в значительной степени пришли к власти, они просто впрямую начали угрожать людям. И русским людям, и русскоязычным людям, проживающим на Украине вообще и в Крыму в частности, потому что там концентрация русских и русскоговорящих больше, чем во всех других частях Украины.

Что мы сделали? Мы не воевали, не оккупировали никого, нигде не стреляли, ни один человек не погиб в результате событий в Крыму. Ни один! Мы использовали Вооружённые Силы только для того, чтобы сдержать находившихся там двадцать с лишним тысяч военнослужащих Украины от вмешательства в свободное волеизъявление людей, проживающих там. Люди пришли на референдум и проголосовали. Они захотели быть в составе России.

Вопрос: что такое демократия? Демократия ? это воля народа, люди захотели жить так, как они проголосовали. Для меня важна не территория и не границы, а судьбы людей.

Вопрос: Но границы ? это составная часть европейского миропорядка. Вы говорили о том, что это как раз очень важно, в том числе и в плане расширения НАТО.

В.Путин: Это важно ? всегда соблюдать международное право. В случае с Крымом международное право не нарушено. В соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций каждый народ имеет право на самоопределение. В случае с Косово Международный суд ООН определил, что при решении вопроса о суверенитете мнение центральных властей можно не учитывать. Возьмите, если вы серьёзное издание, честное перед своими читателями, поднимите из архива выступление представителя ФРГ на этом Международном суде и процитируйте его. Возьмите письмо, по–моему, американский госдеп писал, или выступление представителя Великобритании. Возьмите и прочитайте, что там написано. Косово заявило о своей независимости, и весь мир принял это, по сути, знаете, каким способом?

Вопрос: После войны?

В.Путин: Нет, решением парламента. Они даже не проводили референдум.

Что произошло в Крыму? Во–первых, крымский парламент был избран в 2010 году, и тогда Крым входил в состав Украины. Это чрезвычайно важная вещь, о которой я сейчас говорю. Собрались депутаты, которые были избраны, ещё когда Крым был в составе Украины, проголосовали за независимость и назначили референдум. А граждане на референдуме проголосовали за воссоединение с Россией. Кроме того, как Вы правильно сказали, события в Косово состоялись после нескольких лет войны и фактически интервенции стран НАТО, после бомбардировок Югославии, ракетных ударов по Белграду.

Теперь я хочу Вас спросить: если косовары в Косово имеют право на самоопределение, почему жители Крыма не имеют такого же точно права? Если мы хотим, чтобы отношения между Россией и нашими друзьями ? соседями в Европе и во всём мире строились в позитивном, конструктивном ключе, нужно как минимум соблюдать всегда одно обстоятельство, одно условие ? нужно уважать друг друга, уважать интересы друг друга и придерживаться одинаковых правил, а не менять их каждый раз, как выгодно кому бы то ни было.

Вы меня спросили: Ваш покорный слуга ? друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по–другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я Президент Российской Федерации. 146 миллионов человек – у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого.

Вопрос: Если Вы говорите, что в Крыму не было нарушения международного права, как Вы можете тогда объяснить своему населению, своим людям, что в результате этого шага Запад, в том числе по инициативе госпожи Меркель, ввёл санкции против России, от которых страдает российское население?

В.Путин: Вы знаете, российское население прекрасно чувствует и сердцем, и умом понимает, что происходит. Наполеон как–то сказал, что справедливость ? это воплощение Бога на земле. Вот воссоединение Крыма с Россией ? это справедливое решение.

Что касается реакции наших западных партнёров, мне кажется, она была ошибочной и направлена не на поддержку Украины, а на сдерживание роста возможностей России. Мне кажется, что этого не следует делать, в этом и заключается главная ошибка, а нужно, наоборот, использовать возможности друг друга для взаимного роста, для совместного решения проблем, перед которыми мы стоим.

Вы сказали о санкциях. Я думаю, что это глупое решение и вредное. Я говорил о том, что у нас товарооборот был с Германией 83?85 миллиардов долларов, и тысячи рабочих мест в Германии были созданы в результате этой совместной работы. Для нас какие ограничения? Это не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики ? выход на внешние финансовые рынки.

Что касается наибольшего вреда, который наносится сегодняшней ситуацией, конечно, прежде всего вред нашей экономике ? это вред от снижения цен на традиционные товары нашего экспорта. Но и в первом, и во втором есть негативные, но, как ни странно, есть и позитивные вещи. Когда цены на нефть высокие, нам очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы. И у нас ненефтегазовый дефицит вырос, на мой взгляд, до очень опасной черты. Теперь мы вынуждены его понижать. И это оздоровляет…

Вопрос: Бюджетный дефицит?

В.Путин: Мы делим. У нас есть общий дефицит, а есть ненефтегазовые доходы. Есть доходы, которые мы получаем от нефти и газа, а мы ещё делим и всё остальное.

Общий дефицит небольшой. А если вычистить ненефтегазовый, то от нефти и газа получается слишком большой. И для того чтобы его сокращать, такая страна, как Норвегия, скажем, значительную часть ненефтегазовых доходов направляет в резервы. Очень трудно удержаться от того, чтобы тратить, ещё раз повторяю, на текущие расходы доходы от нефти и газа. Снижение именно этих расходов оздоровляет экономику. Это первое.

И второе: всё можно купить за нефтедоллары. И когда доход от них высокий, то тогда происходит дестимуляция собственного развития, особенно в высокотехнологичных отраслях. У нас сейчас наблюдается падение ВВП на 3,8 процента, промышленного производства ? на 3,3 процента, выросла инфляция до 12,7 процента. Это много, но при этом у нас сохраняется положительный баланс внешней торговли, и у нас впервые за многие годы значительно вырос объём экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. Это точно совершенно позитивный процесс внутри экономики.

У нас сохраняется высокий уровень резервов, у Центрального банка примерно 340 миллиардов золотовалютных резервов, сейчас могу ошибиться, но за 300 миллиардов. И два резервных фонда Правительства, примерно по 70, по 80 миллиардов долларов каждый, один ? 70, другой ? 80. Мы считаем, что мы постепенно будем выходить всё–таки на стабилизацию и на подъём экономики. Мы приняли целый набор программ, в том числе по так называемому импортозамещению, а это как раз и есть вложения в высокотехнологичные сферы.

Вопрос: Вопросы санкций, а также вопросы Крыма Вы часто обсуждали с госпожой Федеральным канцлером Ангелой Меркель. Вы понимаете её? Вы доверяете ей?

В.Путин: Да, я уверен, что она очень искренний человек. У неё есть определённые рамки, в которых она должна работать, но она искренне, и в этом я не сомневаюсь, стремится к поиску решений по урегулированию в том числе и ситуации на юго-востоке Украины.

Вы говорили о санкциях. Все говорят о том, что нужно обязательно исполнить Минские соглашения, и тогда можно пересмотреть вопрос о санкциях. Поверьте мне, это сейчас приобретает характер театра абсурда, потому что основное, что должно быть сделано по исполнению Минских соглашений, лежит на стороне сегодняшних киевских властей. Нельзя требовать от Москвы то, что должен сделать Киев. Например, самым главным во всём процессе урегулирования, ключевым вопросом является вопрос политического характера, а в центре ? конституционная реформа. Это 11–й пункт Минских соглашений. Там прямо записано, что должна быть проведена конституционная реформа, причём не в Москве же должны быть приняты эти решения!

Вот смотрите, у нас всё помечено: проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года. Пункт 11. 2015 год прошёл.

Вопрос: Конституционная реформа должна была быть проведена после того, как будут прекращены все боевые действия. Так там было написано?

В.Путин: Нет, не так.

Смотрите, я Вам отдам на английском языке. Что написано? Пункт 9–й ? восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины на основании закона Украины о конституционной реформе к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11, то есть проведения конституционной реформы.

То есть сначала конституционная реформа, политические процессы, а потом на основе этих процессов создание атмосферы доверия и завершение всех процессов, в том числе закрытие границы. Наши европейские партнёры ? и Канцлер ФРГ, и Президент Франции ? должны как–то побольше вникать, мне кажется, в эти проблемы.

Вопрос: Вы думаете, это не так?

В.Путин: Я думаю, что у них много своих проблем. Но если уж мы занимаемся этим, то нужно туда вникать. Например, здесь написано, что изменения в Конституции должны быть на постоянной основе. Правительство Украины внесло в переходные положения, имплементировало туда закон об особом статусе этих территорий, ранее принятый. Но этот закон, который они внесли в Конституцию, принят всего на три года. Два года уже прошло. Мы когда в Париже встречались, и Канцлер ФРГ, и Президент Франции согласились с тем, что этому закону должен быть придан другой характер, и он должен быть включён туда на постоянной основе. И Президент Франции, и Канцлер это подтвердили. Так эта Конституция не была проголосована даже в том виде, в котором она сейчас есть, а закону так и не придан статус постоянно действующего. Как можно требовать от Москвы то, что должны сделать в Киеве наши коллеги своим решением?

Вопрос: Каково Ваше отношение сейчас к госпоже Федеральному канцлеру? Вы сказали в своё время, что восхищались многими её качествами. Как сейчас обстоит дело?

В.Путин: Когда это я говорил?

Вопрос: То есть уважаете её.

В.Путин: Я и сейчас к ней так отношусь. Я уже сказал, что она очень искренний человек, очень профессиональный. Во всяком случае, уровень доверия, мне кажется, очень высокий.

Вопрос: Задам теперь очень личный вопрос. Когда в январе 2007 года госпожа Федеральный канцлер посещала Вас в Сочи, Вы знали тогда, что она боится собак?

В.Путин: Нет, конечно. Ничего я об этом не знал. Мне, наоборот, хотелось ей сделать приятное, когда я ей показал свою собаку. Я потом объяснился с ней и извинился за это.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 января 2016 > № 1604778 Владимир Путин


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 октября 2015 > № 1533811 Владимир Путин, Зигмар Габриэль

Встреча с вице-канцлером, министром экономики и энергетики ФРГ Зигмаром Габриэлем.

Состоялась встреча Владимира Путина с вице-канцлером, министром экономики и энергетики Федеративной Республики Германия Зигмаром Габриэлем.

В.Путин: Уважаемый господин вице-канцлер, уважаемые коллеги, добрый день! Очень рад вас видеть.

В начале беседы хотел бы с сожалением констатировать, что объём нашего торгового оборота снижается, продолжает снижение. Здесь много причин, они носят и субъективный, и объективный характер. Но в то же время надо отметить, что представители бизнеса с обеих сторон работают – работают достаточно активно и осуществляют все свои проекты, в том числе и долгосрочные, масштабные проекты.

Что касается нашего взаимодействия на международной арене, то оно продолжается достаточно интенсивно – правда, по довольно узким темам, но тем не менее работа идёт.

И в этой связи, конечно, не могу не сказать о наиболее чувствительных темах: это и украинская проблематика, это проблемы Ближнего Востока. И сегодня, когда весь мир, особенно европейские страны, сталкивается с проблемой беженцев, наверное, уместно будет вспомнить и о позиции правительства Федеративной Республики Германия, которое активно возражало против военной операции в Ираке. И, действительно, после того как состоялась эта операция, после того как были дестабилизированы другие страны региона, возникла угроза, а затем эта угроза переросла в реальную проблему беженцев.

Наша позиция вам хорошо известна. Она заключается в том, что, чтобы преодолеть эту проблему, нужно оказать содействие в укреплении государственности там, где она ещё сохранилась, помочь восстановлению государственных структур там, где они восстанавливаются сегодня, и способствовать политическому процессу, процессу политического урегулирования по всем спорным вопросам, в том числе и в Сирии.

Но, конечно, на первом плане сегодня – борьба с общим злом, с террором. Только победив терроризм или, во всяком случае, хотя бы нанеся ему серьёзный ущерб, можно говорить о движении вперёд на политическом треке.

Если Вы считаете возможным и нужным обсудить какие–то другие вопросы, мы с коллегами готовы к любой теме, с удовольствием поговорим на любую, представляющую взаимный интерес.

З.Габриэль (как переведено): Большое спасибо за то, что уделили время для встречи: в эти дни у Вас много дел, касающихся конфликта в Сирии, – очень рад, что Вы нашли для меня время.

Если посмотреть на наш нынешний мир и что в нём происходит, можно только констатировать, что конфликты, возникшие между Россией и Западом (Евросоюзом и США), осложняют совместное преодоление конфликтов. Моё личное мнение заключается в том, что мы должны сделать всё возможное для реализации достигнутых договорённостей, и, что касается прошлых ситуаций, различных интерпретаций событий, нам следует оставить их в прошлом и искать новые пути для возобновления сотрудничества, особенно между Германией и Россией.

Конечно, мне понятно, что в обсуждении таких вопросов, как Сирия и Украина, для Вас главный партнёр – это США, но с другой стороны – я всё–таки считаю, что Германия, Евросоюз могут быть важными партнёрами. Если взглянуть в прошлое, в 2000 год, когда у Германии и России были великолепные отношения, то совершенно непонятно, почему развитие наших двух стран пошло в совсем разных направлениях. Считаю, что ситуация вокруг Украины – скорее всего симптом, а не причина проблем, которые возникли.

Теперь самое главное – сделать всё для того, чтобы реализовать минские договорённости. Первый прогресс уже имеется. Местные выборы перенесены, теперь, по–моему, на февраль. Есть, конечно, задача, чтобы и с вашей стороны, и со стороны Украины все задачи, которые содержит минский протокол, были выполнены. Самой главной трудностью будет, скорее всего, граница между Россией и Украиной, которая будет контролироваться украинским центральным правительством, это будет самое большое препятствие. Наверное, в наших общих интересах, чтобы в этом был успех. И, мне кажется, это также огромный шанс преодолеть конфликт, особенно имея в виду, что есть такие стороны и в Европе, и в США, которым идёт на пользу именно продолжение этого конфликта, а не преодоление. Поэтому мы должны сделать всё, использовать все шансы, чтобы преодолеть этот конфликт.

Что касается наших экономических отношений, конечно, есть разные возможности сохранить их, несмотря на имеющиеся политические проблемы, и наши предприниматели пытаются использовать эти возможности. Вы знаете, что для предпринимателей создана некая платформа – мы не называем её больше стратегической рабочей группой, поэтому мы создали новую платформу для предпринимателей. И в рамках этой платформы будут встречаться наши предприниматели.

Ваш коллега только что встретился в этом формате с нашим статс-секретарём. Господин Миллер с господином Варнигом будут дальше идти в направлении «Северного потока – 2». Это в наших интересах, но и не только в интересах Германии, но и, конечно, за пределами Германии очень интересный проект. Самое главное, что касается правовых вопросов, мы стремимся к тому, чтобы это всё по возможности осталось в компетенциях германских органов. Так что, если мы сможем это сделать, тогда возможности вмешательства извне будут ограниченными. И мы встали на хороший путь переговоров по этому вопросу.

И, чтобы ограничить политическое вмешательство в эти вопросы, – Вы, конечно, знаете, это не просто формальность – надо урегулировать вопрос роли Украины как транзитной страны и после 2019 года. Это имеет и технические причины: Вы знаете, что состояние газотранспортной системы Украины не в очень хорошем состоянии. Но, конечно, и финансовую, и политическую роль это будет играть для Украины, и что касается обратного потока газа. Со всем остальным, мне кажется, мы справимся. Самое главное, чтобы в руках германских органов осталась бы компетенция урегулирования этих вопросов, чтобы ограничиться только выдачей соответствующих сообщений. И тогда мы ограничим возможность политического вмешательства в этот проект.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 октября 2015 > № 1533811 Владимир Путин, Зигмар Габриэль


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366435 Владимир Путин, Ангела Меркель

 Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель.

В.Путин: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Дамы и господа!

Сегодня мы с госпожой Меркель возложили венки к Могиле Неизвестного Солдата, почтили память жертв Великой Отечественной войны, которая стала величайшей трагедией и для всего мира, и для наших народов. Мы солидарны в оценках тех событий, извлечённых из них исторических уроков.

Сегодняшняя совместная церемония напоминает о том трудном пути, который пришлось пройти России и Германии во имя примирения, пути от горьких обид и ожесточения к взаимопониманию и сотрудничеству. Признателен госпоже Федеральному канцлеру за искренние слова сожаления в связи с преступлениями фашистской Германии в отношении граждан нашей страны.

Мы провели с госпожой Федеральным канцлером обстоятельные переговоры и обсудили широкий круг вопросов двусторонней и международной повестки дня. Не секрет, что российско-германские отношения сегодня переживают не лучшие времена из–за разных оценок событий на Украине.

Взаимный товарооборот в 2014 году впервые за последние пять лет сократился на 6,5 процента, причём в начале года, за январь – февраль, спад составил более 35 процентов. Подобное положение дел явно не отвечает интересам как России, так и Германии. Не могу не отметить в этой связи, что сами деловые круги Федеративной Республики выступают за снятие искусственных препятствий на пути развития взаимовыгодных торгово-экономических связей.

Предприниматели – люди прагматичные, поэтому они не уходят с российского рынка, ценят имеющиеся здесь возможности для ведения успешного бизнеса. В нашей стране действует более шести тысяч немецких компаний, а общий объём накопленных немецких инвестиций в российскую экономику превышает 21 миллиард долларов. Напомню, что только в подготовке инфраструктуры для Олимпийских игр в Сочи участвовало около 100 германских компаний, они получили заказов на общую сумму 1,5 миллиарда евро и освоили эти деньги.

Есть и иные направления, на которых «похолодание» в двусторонних отношениях сказалось на наших деловых связях. Но есть и направления, которые продолжают развиваться, и одно из них – это межрегиональное сотрудничество. Например, 23 российских региона поддерживают устойчивые постоянные отношения с 14 землями Федеративной Республики Германия. На конец июня в Карлсруэ запланирована масштабная конференция городов-побратимов, а всего их действует около 100 пар.

Реализуется потенциал взаимодействия и в культурно-гуманитарной сфере. Сейчас мы подводим итоги перекрёстных годов русского и немецкого языков и литературы в 2014–2015 годах. В их рамках прошло около 200 мероприятий, немало из них ориентированы на молодёжь России и Германии. Это подсказало идею организации в 2016 году Года молодёжных обменов. Считаю такую инициативу важной и нацеленной на будущее.

Хочу напомнить, что наши страны умели конструктивно взаимодействовать и в гораздо более сложных условиях, в гораздо более сложные времена, чем сегодня, когда, казалось бы, непреодолимые идеологические барьеры нас разделяли. Собственно говоря, позитивных примеров сотрудничества в то время немало, не буду о них сейчас вспоминать, думаю, что вы и так об этом знаете.

При обсуждении международной повестки в центре внимания была, естественно, ситуация на Украине. По этой теме мы с госпожой Меркель общаемся постоянно, в том числе совместно с Президентом Франции и с Президентом Украины в так называемом «нормандском формате», который зарекомендовал себя как достаточно эффективный механизм международного содействия мирному урегулированию конфликта на Донбассе.

Да, мы существенно расходимся в оценках событий, которые привели к антиконституционному перевороту в украинской столице в феврале 2014 года. Вместе с тем, думаю, что все с этим согласятся, об этом постоянно говорят все участники процесса урегулирования, никакой другой альтернативы, кроме мирной, дипломатической, не существует.

Для этого нужно полностью и неукоснительно выполнять все минские договорённости, которые были достигнуты 12 февраля текущего года. Напомню, что комплекс мер по урегулированию имеет пакетный характер, в нём увязаны все ключевые аспекты урегулирования: политические, военные, социально-экономические, гуманитарные.

На мой взгляд, есть все основания полагать, что с трудностями, но всё–таки минский процесс движется. Вы знаете, что после 12 февраля всё–таки на Украине при всех проблемах, которые на юго-востоке Украины имеют место быть, всё–таки стало спокойнее, хотя есть и проблемы, которые тоже известны. Убеждён, что обеспечить надёжное, долгосрочное урегулирование можно только путём налаживания прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском.

Считаю, что это одно из ключевых условий урегулирования вообще. Считаем также необходимым прекратить экономическую блокаду, восстановить финансовые, банковские связи, провести конституционную реформу с участием юго-востока страны. Собственно, всё это прописано в минских договорённостях от 12 февраля, которые, я хочу ещё раз это подчеркнуть, нужно выполнять.

Удовлетворены тем, что по итогам консультаций в «нормандском формате» у нас состоялся очередной телефонный разговор, 6 мая в Минске был, наконец, дан старт работе четырёх профильных подгрупп по конкретным направлениям урегулирования.

Будем делать всё, что от нас зависит, чтобы их деятельность была результативной, хотя успех главным образом зависит, конечно, от людей, у которых в руках все полномочия власти. Я имею в виду прежде всего руководство в Киеве.

Будем оказывать всё имеющееся у нас влияние на руководство Донецка и Луганска, с тем чтобы этот процесс шёл нужными темпами и с нужным качеством. Мы с госпожой Меркель условились и далее плотно заниматься кризисной ситуацией на Украине, в том числе в рамках «нормандского формата».

Хотел бы отметить, что мы, конечно, разговаривали и о развитии двусторонних отношений, говорили о необходимости продолжить наши переговоры по поводу договора об ассоциации Украины с Евросоюзом применительно к нашим экономическим интересам. Хочу вас проинформировать, что 17–19 мая этого года в Брюссель должна выехать наша делегация во главе с Министром экономического развития.

Спасибо за внимание.

А.Меркель (как переведено): Уважаемые дамы и господа!

Я сегодня в непростой ситуации для германо-российских отношений прибыла в Москву. Мне было важно совместно с Президентом Путиным по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны почтить память погибших. Я возложила венок к Могиле Неизвестного Солдата и тем самым хочу сказать русскому народу, что я как Федеральный канцлер Германии склоняюсь перед миллионами жертв, которые повлекла за собой развязанная национал-социалистической Германией война.

Мы постоянно будем отдавать себе отчёт в том, что на долю народов тогдашнего Советского Союза и солдат Красной армии пришлась большая часть жертв в этой войне. Я напоминаю о том, что война на востоке велась как жестокая расовая война и война на уничтожение и что она навлекла невыразимые страдания на миллионы людей.

При этом я думаю о жителях блокадного Ленинграда, погибших от голода и изнеможения, о миллионах мирных граждан, подвергшихся истязаниям и убитых, об узниках концлагерей и военнопленных, о тактике выжженной земли, когда вермахтом и СС были буквально стёрты с лица земли бесчисленные деревни и города.

Я напоминаю о преступлении Холокоста, которое должно служить и будет служить нам, немцам, как предупреждение. Я напоминаю о том, что русские, украинские, белорусские и другие солдаты Красной армии освободили Берлин и совместно с западными союзниками освободили Германию от нацистского господства. Я также напоминаю о том, что окончание Второй мировой войны не всем европейцам принесло свободу и демократию.

Разделение Германии и Европы мы смогли преодолеть лишь 45 лет спустя, в том числе благодаря воле к изменениям в соседних странах, таких как Польша и Венгрия, а также благодаря мирным изменениям в Советском Союзе. На фоне всех этих исторических событий я благодарна за то, что между нашими народами было возможно примирение, за то, что немцы и русские сегодня могут сотрудничать во благо лучшего будущего.

В последние годы мы стремились к большему сотрудничеству в Европе. Хотела бы напомнить о принятии Парижской хартии на основе заключительного акта в Хельсинки, Россия стала членом Совета Европы и ВТО. Мы также достигли сотрудничества между НАТО и Россией.

Аннексией Крыма, которая была осуществлена в нарушение международного права, военными действиями на Украине этому сотрудничеству был нанесён тяжкий ущерб, потому как мы видим в этом угрозу европейскому мирному устройству. Тем не менее именно в эти дни для меня важно сказать следующее. Урок, который мы извлекаем из истории: нам необходимо сделать всё для того, чтобы в конфликтах, какими бы сложными они ни были, искать мирное решение, решение путём переговоров, то есть дипломатическим путём.

Поэтому Германия и Франция совместно с Украиной и Россией в «нормандском формате» в феврале выдвинули инициативу и приняли совместно пакет мер, который призван сделать возможным такое дипломатическое решение. Реализация этого комплекса мер играла сегодня в нашей беседе важную, существенную роль, и мы похвалили, мы высоко оцениваем то, что была начата работа четырёх рабочих групп, которые будут работать над различными темами. Я надеюсь, что эта работа будет успешной.

Я бы хотела поблагодарить ОБСЕ за то, что ОБСЕ, в том числе Сербия в качестве председателя, с участием госпожи Тальявини, выполняет очень важную функцию, например по наблюдению за перемирием. В то же время нам необходимо отдавать себе отчёт в том, о чём идёт речь при реализации минского комплекса мер.

Речь идёт о том, чтобы суверенитет и территориальная целостность Украины были восстановлены, и мы будем продолжать совместно над этим работать. Это сложный путь, со стороны Федеративной Республики Германия могу сказать, что мы в дальнейшем будем продолжать нашу работу над этим.

Уважаемые дамы и господа! Мы обсудили также другие вопросы, среди прочего – отношения между Россией и ЕС. Здесь речь идёт о том, чтобы прояснить вопросы соглашения об ассоциации с Украиной, но хотела бы напомнить о том, что речь идёт о следующем.

Экономические пространства России и ЕС должны пошагово сближаться друг с другом. Я думаю, в глобализованном мире у нас очень хорошие причины есть для того, чтобы работать над этим проектом и чтобы двусторонние отношения между Россией и Германией хорошо вписались в этот контекст.

Хотела бы указать на то, что у нас есть также обнадёживающие сигналы по иранскому вопросу. Здесь сотрудничество государств, имеющих право вето, и сотрудничество с Германией и с Ираном привело всё–таки к результату, у нас есть надежды на заключение соглашения.

Нам ещё предстоит много работы для того, чтобы решить вопрос гражданской войны в Сирии, то есть на нас возлагаются большие ожидания. И своим сегодняшним визитом я хотела показать, что мы работаем с Россией, а не против неё.

Вопрос: Господин Президент, в конце прошлого года на встрече с историками Вы задали риторический вопрос: «Что было плохого в пакте Риббентропа – Молотова?» И недавно Министр культуры господин Мединский назвал этот пакт колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения государственных интересов Советского Союза.

Такие слова вызывают страх в Польше и странах Балтии. Вчера во время парада Вы говорили о том, что необходима новая система безопасности. Как можно её построить так, чтобы учитывать интересы Польши, стран Балтии, Молдовы, Грузии, Украины? И что могут сделать Россия и Германия для того, чтобы избавить эти страны от страха?

В.Путин: Такой, знаете, вопрос – о нём можно дискутировать до утра. Но что касается избавления от страха, это ещё и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно всё–таки перешагнуть, сделать какой–то шаг вперёд, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее.

По поводу пакта Молотова – Риббентропа. Обращаю ваше внимание на ход исторических событий, когда Советский Союз… Неважно даже, кто там руководил дипломатией. Ясно, что руководил там Сталин, но он был не единственный человек, который думал на эту тему, на тему обеспечения безопасности Советского Союза. Так вот, Советский Союз предпринял массу усилий, чтобы создать условия для коллективного противостояния нацизму в Германии, сделал многократные попытки создать антифашистский блок в Европе.

Все эти попытки успехом не увенчались. Более того, после 1938 года, когда в Мюнхене была заключена известная договорённость о том, что были сданы некоторые области Чехословакии, допустим, некоторые политики считали, что война неизбежна. Черчилль, например, после того как его коллега приехал в Лондон с этой бумажкой и сказал, что я вам привёз мир, Черчилль на это ответил: теперь война неизбежна.

И когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения, и был подписан этот пакт Молотова – Риббентропа. В этом смысле я разделяю мнение нашего Министра культуры о том, что смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое.

Теперь второе. Я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. И получилось так, что после пакта Молотова – Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась вести в Европе.

Нам нужно это всё иметь в виду, ничего не забывать. И если вы обратили внимание на то, что я вчера говорил, то я сказал, что по–настоящему эффективная система безопасности может быть построена на внеблоковой основе, на основе равного подхода к обеспечению безопасности всех участников международного общения. Вот если мы сможем выстроить работу именно таким образом на базе Организации Объединённых Наций, то мне кажется, что мы добились бы успеха.

А.Меркель: С моей точки зрения, пакт Молотова – Риббентропа сложно понять, если не учитывать дополнительный секретный протокол. И с этой точки зрения, я считаю, что это было неправильно, это было сделано на противоправной основе.

Тем не менее, конечно, Вторая мировая война исходила от национал-социалистической Германии, и мы, Германия, несём на себе за это ответственность. Это наша историческая ответственность, и мы постоянно будем об этом напоминать, о том, что по нашей вине потеряли жизни миллионы людей, и что Красная армия сыграла решающую роль в освобождении Германии.

Вопрос: Владимир Владимирович, как Вы расцениваете тот факт, что в эти дни в Москву приехала лидер Германии, против которой наша страна воевала в годы войны, и не приехали лидеры других стран антигитлеровской коалиции? Я сегодня беседовал с немецкими журналистами, они считают, что в глубине души Вы всё–таки должны таить обиду, так ли это?

И госпожу Федерального канцлера я хотел бы спросить. Госпожа Меркель, означает ли Ваш приезд сейчас в Москву, что Вы ставите общечеловеческие ценности, такие как совместные усилия в борьбе против нацизма, выше, чем нынешние межгосударственные противоречия, которые, несмотря на свою сложность, всё–таки поддаются дипломатическому и политическому урегулированию?

В.Путин: По поводу трагедии, связанной с войной. Наша страна воевала не с Германией, она воевала с нацистской Германией. С Германией, которая сама стала первой жертвой нацистского режима, мы не воевали никогда, у нас там всегда было много сторонников и друзей. И вчера я на параде об этом, как вы обратили внимание, сказал.

Много людей, причём самых разных политических взглядов, оказались в концлагерях и были уничтожены. Мы относимся к сегодняшней Германии как к нашему партнёру и дружественной нам стране. Думаю, это естественно, что госпожа Федеральный канцлер приехала сегодня в Москву.

В отношении лидеров других стран, в том числе и лидеров стран антигитлеровской коалиции, – это их выбор, это их решение. Думаю, что вопросы текущей политической конъюнктуры всё–таки являются менее важными, чем вещи фундаментального характера, связанные с поддержанием глобального мира и с недопущением повторения катастроф, если мы вспоминаем о катастрофе Второй мировой войны. Но это их решение.

Знаете, вчера на приёме ко мне подходили, меня благодарили за всё, что было сделано в ходе войны, ветераны из США, Великобритании, Польши, некоторых других стран. Всё–таки они главные участники этого торжества. Я очень рад, что они были вместе с нами.

А.Меркель: Я приехала сюда, как я уже сказала, потому что я склоняюсь перед миллионами жертв, которые понёс советский народ и другие люди по вине национал-социалистической Германии. На нас лежит историческая ответственность, которая заключается в том, чтобы об этом помнить и извлекать из этого урок. Поэтому и во время, когда есть существенные разногласия, я упомянула аннексию Крыма и события на юго-востоке Украины, тем не менее нам важно всегда чтить память этих исторических событий и постоянно говорить людям в России о том, что мы себе в этом отдаём отчёт и что мы знаем, какие большие страдания мы навлекли на Советский Союз. В то же время для меня это является стимулом сказать следующее: несмотря на наши разногласия, нам необходимо искать диалог, необходимо искать мирное решение и предпринимать дипломатические усилия.

Вопрос: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Господин Президент! Это первая прямая встреча после этого марафона переговоров в Минске. Вы сказали, что дипломатический процесс немного застопорился, параллельно, однако, возобновились военные действия, там вновь гибнут люди.

Несмотря на то, что вооружения должны были быть отведены, сепаратисты часто объявляют о новых нападениях. Вы говорили о возможном влиянии Президента Путина на сепаратистов и о вопросах, почему он не пользуется этим влиянием более сильно, почему он его не использует, чтобы дать дипломатической инициативе шанс?

А.Меркель: Мы, конечно, об этом говорили. Мы говорили о военных действиях как раз в Широкино и в донецком аэропорту и об опасности, что военные действия могут возобновиться и в других регионах. Мы уверили друг друга в том, что минский комплекс мер – это то, что у нас есть, это наша основа для того, чтобы попытаться найти мирное решение. Пока мы не можем точно сказать, что это будет успешным, однако у нас нет ничего другого, поэтому мы должны продолжить работу в этом направлении.

Ещё раз хочу выразить высокую оценку работе ОБСЕ. Я думаю, каждый использует своё влияние в меру сил. Я думаю, что у российского Президента есть определённое влияние на сепаратистов, чтобы мы по крайней мере добились перемирия и начала политического процесса. Та ночь в Минске, когда мы вели переговоры, это была очень жёсткая, сложная ночь. У нас были очень интенсивные, жёсткие переговоры, но я считаю, у нас есть возможность здесь достичь прогресса.

Необходимо стремиться к достижению территориальной целостности Украины. И у нас есть сейчас четыре рабочие группы, там речь идёт об экономике, о гуманитарных вопросах, о социальных вопросах, о проведении местных выборов. Проведение местных выборов должно привести к тому, чтобы полностью обеспечивался контроль на границе.

Я готова, думаю, что могу то же самое сказать от имени Франсуа Олланда, продолжать работу в этом направлении. Сегодня я почувствовала также со стороны России эту готовность.

В.Путин: Если позволите, я тоже два слова скажу на этот счёт.

Во–первых, у нас должны быть какие–то общие критерии оценки и реакции на происходящие в мире события – единые, по единым правилам. Вот смотрите, что в Йемене произошло и что мы сейчас там наблюдаем. Там переворот, президент отказался от власти. Теперь его силой оружия другие страны, с которыми у России добрые отношения, хотят вернуть назад, и все называют это переворотом. После того как переворот совершили на Украине, каких только ругательств мы не услышали в адрес бывшего президента Януковича и какой только поддержки не увидели в отношении тех, кто совершил этот переворот.

Если мы будем с разными стандартами подходить к одинаковым явлениям, то мы никогда ни о чём не сможем договориться. Мы должны утвердить в конце концов не «право сильного» и «право кулака» в международных делах, а нормы международного права, единообразно понимаемые, применяемые и защищаемые всем международным сообществом.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366435 Владимир Путин, Ангела Меркель


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366434 Владимир Путин, Ангела Меркель

Начало встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель.

В.Путин: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Уважаемые коллеги, добрый день!

Прежде всего хочу Вас поблагодарить за то, что Вы приехали отдать дань уважения людям, которые погибли во время Второй мировой войны, во время Великой Отечественной войны в борьбе с нацизмом.

Мы, как Вы знаете, много сделали для того, чтобы отношения между Россией и Германией сегодня развивались как можно более успешно, и многого добились в этом направлении.

Сегодня существуют известные проблемы. Чем быстрее эти проблемы прекратят своё негативное воздействие на развитие наших отношений, тем лучше будет – мы будем к этому стремиться.

Надеюсь, что в ходе нашей сегодняшней встречи нам удастся поговорить и о двусторонних отношениях, о развитии отношений России с Евросоюзом в целом. И конечно, о проблемах, которые сейчас являются наиболее острыми, в том числе и о ситуации на Украине.

Добро пожаловать!

А.Меркель (как переведено): Благодарю Вас за возможность для меня приехать сегодня сюда. Мне было очень важно приехать сюда, чтобы по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны почтить память миллионов жертв, почтить память погибших людей тогдашнего Советского Союза и сказать людям России, что мы перед ними склоняемся.

Мы из нашего горького опыта извлекли урок, а именно: нам необходимо работать, необходимо сотрудничать, в том числе в сложных ситуациях – в такой сложной ситуации, какой она является сейчас, – и стремиться к нахождению мирных, дипломатических решений.

Поэтому хорошо, что у нас сегодня есть возможность обсудить наши двусторонние отношения, обсудить отношения между Россией и ЕС и, конечно, обсудить события территориальной целостности Украины.

Я рада предстоящей беседе и ещё раз благодарю Вас.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366434 Владимир Путин, Ангела Меркель


Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин

Интервью немецкому телеканалу ARD.

Владимир Путин ответил на вопросы представителя немецкого телеканала ARD Хуберта Зайпеля. Запись интервью состоялась 13 ноября во Владивостоке.

Х.ЗАЙПЕЛЬ (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Вы до сих пор единственный российский Президент, который выступал в Бундестаге. Это было в 2001 году. Выступление прошло успешно. Вы говорили о германо-российских отношениях, о строительстве Европы вместе с Россией, однако Вы предостерегли. Вы сказали, что необходимо искоренить идеи «холодной войны». Вы также сказали, что мы все живём в общей системе ценностей, однако друг другу не доверяем. Почему Вы уже тогда были немного пессимистичны?

В.ПУТИН: Во-первых, я никого не предупреждал, не предостерегал и не был пессимистичным. Я просто постарался сделать анализ предыдущего периода развития ситуации в Европе и в мире после того, как Советский Союз прекратил своё существование. И позволил себе спрогнозировать ситуацию при различных вариантах её развития.

Поэтому, конечно, это всё было в преломлении, как говорят дипломаты, с нашего угла видения, с российского угла, но всё-таки мне казалось, что это был достаточно объективный анализ.

Повторяю ещё раз: вопрос не в том, что звучал какой-то пессимизм. Нет. Напротив, как раз мне хотелось заложить в своё выступление оптимистическое начало. Я исходил из того, что, зная все проблемы прошлого, мы должны перейти к гораздо более комфортному и взаимовыгодному строительству отношений в будущем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: На прошлой неделе Германия отмечала 25-летие падения Берлинской стены, и без согласия Советского Союза это было бы невозможно. Это было тогда. А тем временем НАТО проводит учения в акватории Чёрного моря, у российских границ, а российские бомбардировщики проводят учения в европейском международном воздушном пространстве. Министр обороны, кажется, сказал, что они долетают даже до Мексиканского залива. Всё это говорит о переиздании «холодной войны».

Ну и, конечно же, партнёры обмениваются жёсткими заявлениями. Некоторое время назад Президент Обама назвал Россию опасностью наряду с Эболой и экстремистами, исламистскими экстремистами. Вы в своё время Америку назвали нуворишем, который считает себя победителем «холодной войны», и сейчас Америка, мол, пытается сформировать мир согласно своим представлениям о жизни. Всё это очень напоминает «холодную войну».

В.ПУТИН: Вот смотрите, Вы вспомнили 2001 год, и я сказал, что мой взгляд на вещи был скорее оптимистичным.

И после 2001 года было две волны расширения НАТО. В 2004-м, по-моему, году произошло расширение за счёт семи стран. Это Словения, Словакия, Болгария, Румыния, три страны прибалтийские – Эстония, Латвия, Литва, а в 2009-м ещё две страны были приняты в НАТО. Это существенно меняет геополитическое пространство.

Кроме этого количество баз растёт. Разве российские базы раскиданы по всему миру? Нет, это ведь базы НАТО, американские базы разбросаны по всему миру, в том числе и вблизи от наших границ, и их количество увеличивается.

Кроме этого совсем недавно были приняты решения о развёртывании сил специальных операций опять в непосредственной близости от наших границ.

Вы упомянули о различных манёврах и полётах самолётов, движении кораблей и так далее. Есть это или нет? Да, есть.

Но, во-первых, Вы сказали, или это был неточный перевод, о том, что в международном европейском воздушном пространстве. Оно либо международное – нейтральное, либо европейское. Так вот наши учения проходят исключительно в международных водах и в международном воздушном пространстве.

Мы после 1992 года приняли решение прекратить полёты нашей стратегической авиации. И она вся была прикована к аэродромам. В это же время в течение многих лет наши американские партнёры продолжили патрулирование своими ядерными силами, самолётами (об этом говорю), по прежним маршрутам, в том числе вблизи от наших границ. И поэтому несколько лет назад, видя, что ничего не происходит, что шага навстречу никто не делает, мы возобновили полёты нашей стратегической авиации в удалённых районах патрулирования. Вот и всё.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы говорите, что ваши интересы безопасности не были достаточно учтены.

Позвольте мне вернуться к нынешнему кризису и к пусковому крючку нынешнего кризиса. Спусковым крючком нынешнего кризиса стало соглашение с Европейским союзом и Украиной. И название этого соглашения относительно безобидное. Оно называется «Соглашение об ассоциации между Европейским союзом и Украиной». Центральным пунктом этого соглашения является открытие доступа ЕС на Украину и наоборот. В чём опасность для России? Почему Вы были против этого соглашения?

В.ПУТИН: На деле в сфере экономики происходит почти то же самое, что происходит в области безопасности. Мы говорим одно, а делаем другое. Мы говорим о необходимости создания единого пространства, а на самом деле проводим новые разделительные линии.

Ведь что предусмотрено в соглашении об ассоциации? Я уже много раз говорил, но, видимо, мне нужно повторить, обнуляются ввозные таможенные пошлины на европейские товары на территории Украины, ноль ставится. Но Украина уже является членом зоны свободной торговли в рамках СНГ, и между Россией и Украиной нулевые таможенные тарифы. Что это означает? Это значит, все европейские товары напрямую через украинскую территорию будут идти на таможенную территорию Российской Федерации.

Есть много других вещей, которые, может быть, не так понятны людям, которые не посвящены в эту проблематику, но они существуют. Какие? Это техническое регулирование, оно у нас не совпадает с Евросоюзом, у нас другие нормы. Это нормы технического контроля, это фитосанитарные нормы, это определение принципа происхождения товара. Скажем, крупная сборка автомобилей на территории Украины, а по договору об ассоциации считается, что товар, произведённый на территории самой Украины, в рамках зоны свободной торговли между Россией и Украиной идёт на наш рынок. Ваши компании, которые вложили миллиарды евро в предприятия на территории России («Фольксваген», «БМВ», «Пежо», «Ситроен», американская, допустим, «Форд» и так далее), они-то пришли на наш рынок на других условиях, на условиях глубокой локализации продукции. Как же мы можем всё это допустить? И мы изначально сказали: «Слушайте, мы – за, но давайте делать это постепенно, учитывая те реальные проблемы, которые могут возникнуть между нами и Украиной». Что нам ответили? «Это не ваше дело, вы сюда свой нос не суйте».

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Хотел бы обратить наше внимание на прошлое. Когда речь шла о соглашении с Украиной, всё-таки переговоры продолжались на протяжении довольно длительного времени. В Киеве, на Майдане, прошли демонстрации в этой связи. Речь идёт о протестах, когда люди требовали лучшей жизни в Европейском союзе. Но люди протестовали и против системы на Украине. В конце концов всё это вылилось в волну насилия.

Когда в ноябре прошлого года прошлый президент не подписал это соглашение, произошёл всплеск насилия, были мёртвые, убитые на Майдане. Потом немецкий Министр иностранных дел поехал туда и как-то попытался найти компромисс между демонстрантами и правительством, и ему это удалось. Был заключён договор, согласно которому должно было быть создано правительство национального единства. Этот договор действовал примерно 24 часа, и потом он исчез.

Вы внимательно следили за событиями 21 сентября. Вы ещё помните, как говорили с Обамой, с госпожой Меркель?

В.ПУТИН: Да. Действительно 21 февраля не только немецкий Министр иностранных дел, но и министры иностранных дел Польши и Франции приехали на Украину, в Киев, и выступили как гаранты договорённостей между тогдашним президентом Украины Януковичем и оппозицией о том, что процесс должен развиваться исключительно мирным способом. Они подписали как гаранты этот документ, это соглашение между властью и оппозицией. Власти-то рассчитывали на то, что он будет соблюдаться. Действительно у меня был телефонный разговор в этот же день вечером с Президентом Соединённых Штатов, и мы говорили именно в этом ключе. Ну а на следующий день, несмотря на все гарантии, данные западными партнёрами, был совершён госпереворот, захватили и администрацию президента, и здание правительства.

В этой связи я хочу сказать следующее: или министрам иностранных дел европейских стран – Германии, Польши и Франции – не надо было свои подписи ставить в качестве гарантов соблюдения договорённостей между властью и оппозицией, либо, если уже поставили, надо было добиваться их исполнения, а они устранились от этого. Больше того, предпочитают даже не вспоминать теперь об этом договоре, как будто его и не было. Я считаю, что это абсолютно неправильно и, наоборот, контрпродуктивно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы очень быстро отреагировали. Вы, так сказать, аннексировали Крым и тогда основывали свою позицию на том, что в Крыму проживает 60 процентов населения русских, в Крыму большая российская история и, в конце концов, в Крыму размещён российский флот. Запад посчитал это нарушением международного права.

В.ПУТИН: Что? В чём вопрос?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы недооценили реакцию Запада и возможные санкции, которые были наложены?

В.ПУТИН: Мы считаем эту реакцию абсолютно неадекватной тому, что произошло.

Когда мы слышим претензии по поводу того, что Россия нарушила международное право, то ничего, кроме удивления, у меня это не вызывает. Международное право – что это такое? Это прежде всего Устав Организации Объединённых Наций, это международная практика и объяснение этой практики соответствующими международными инстанциями.

И потом, у нас есть яркий и свежий прецедент – прецедент Косово.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы имеете в виду решение Международного суда по Косово. Международный суд принял решение, что Косово имело право на самоопределение и косовцы могли голосовать по поводу своего государства?

В.ПУТИН: (По-немецки.) Именно так. (Далее – по-русски.) Но не только это. Там было сказано самое главное, что при решении вопроса о самоопределении народ, проживающий на определённой территории, не должен запрашивать мнение центральных властей своего государства, где они находятся в настоящий момент. Разрешения центральных властей, правительства страны на проведение соответствующих процедур по самоопределению не требуется. Вот что самое главное.

И ничего другого, кроме того, что было сделано в Косово, в Крыму сделано не было.

Я глубоко убеждён, что никаких нарушений международного права Россия не допустила. Да, я не скрываю, конечно, это факт, мы никогда его не скрывали, наши Вооружённые Силы, прямо скажем, блокировали вооружённые силы Украины, расквартированные в Крыму, но не для того, чтобы кого-то заставить идти голосовать, это невозможно сделать, а для того, чтобы не допустить кровопролития, чтобы дать возможность людям выразить своё собственное отношение к тому, как они хотят определить своё будущее и будущее своих детей.

Косово, о котором Вы упомянули, только решением парламента объявило о своей независимости. В Крыму люди не только решение парламента объявили, они вышли на референдум, и он был просто сногсшибательным по результатам.

А что такое демократия? Мы с вами хорошо знаем. Демос – это что? Народ. А демократия – это право народа. В данном случае право на самоопределение.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Сразу видно, что Вы юрист.

Но Вы знаете и аргументацию Запада. Запад говорит, что выборы прошли под диктатом российских военных. Это аргументация Запада.

Но позвольте затронуть следующий пункт. Украина сегодня более или менее расколота. 4 тысячи человек погибли, сотни тысяч беженцев, которые в том числе направились и в Россию. На востоке страны русскоязычные сепаратисты требуют широкой автономии, некоторые хотят присоединиться к России. Согласно Минскому соглашению было перемирие, однако каждый день гибнут люди. Страна – банкрот. В этом конфликте, в принципе, проиграли все. И Украина, наверное, в первую очередь, но Европа и Россия тоже. Как выглядит, по-вашему, будущее для Украины?

В.ПУТИН: Украина – сложная страна, и не только по этническому составу, но и по процессам её формирования в сегодняшнем виде.

Есть ли будущее, и каково оно? Я думаю, конечно, есть. Это большая страна, большой народ, 43–44 миллиона человек населения. Это большая европейская страна с европейской культурой.

Вы знаете, не хватает только одного. Не хватает, мне кажется, понимания того, что чтобы быть успешными, стабильными, процветающими, нужно, чтобы все люди, которые на этой территории проживают, на каком бы языке они ни говорили (венгерском, русском, украинском либо польском), чувствовали, что эта территория – их Родина. Для этого они должны почувствовать, что они могут реализовать себя полноценно здесь не хуже, чем на каких-то других территориях, а может быть, даже в чём-то лучше. Поэтому я не понимаю такого нежелания некоторых политических сил на Украине даже слушать о возможности федерализации.

Мы сейчас слышим о том, что речь может идти не о федерализации, а о децентрализации. Это же всё игра словами. Надо понять, что вкладывается в эти понятия: децентрализация, федерализация, регионализация. Можно напридумывать ещё десяток слов. Нужно, чтобы люди, проживающие на территориях, поняли, что они на что-то имеют права, что они что-то могут решать самостоятельно в своей жизни.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Центральный вопрос на Западе состоит в следующем: останется ли Украина самостоятельным государством? Это центральный вопрос, который сейчас стоит на повестке дня. И второй вопрос: может ли Россия сделать больше? Может быть, у России есть ещё больше возможностей на Украине, чтобы этот процесс, в частности по линии Минских соглашений, был как можно скорее реализован?

В.ПУТИН: Знаете, когда нам говорят, что у нас особые возможности в решении одного кризиса, второго или третьего, меня это всегда напрягает, всегда настораживает. Мы много раз слышали, что в России ключ от решения сирийской проблемы, у нас особые возможности в решении какой-то другой проблемы, третьей проблемы или украинской проблемы. У меня всегда возникает подозрение, что на нас хотят переложить ответственность и хотят, чтобы мы за что-то дополнительно заплатили. Мы этого не хотим. Украина – самостоятельное, независимое, суверенное государство. Я сейчас скажу Вам прямо: мы очень озабочены тем, чтобы там не возникло желание проводить каких-то этнических чисток, мы боимся, чтобы Украина не скатилась в неонацизм. Ну как, если люди со свастикой на рукаве ходят? Или на касках некоторых боевых подразделений, которые воюют сейчас на востоке Украины, мы видим знаки СС? Если это цивилизованное государство, власти-то куда смотрят? Хотя бы сняли эту униформу, заставили бы националистов снять эти знаки. Поэтому у нас есть опасения, как бы туда не скатилось всё. Если это произойдёт, это будет катастрофой для Украины и для украинского народа.

Минские договорённости возникли только потому, что мы, Россия, активно включились в эту работу, провели работу и с ополчением Донбасса, то есть юго-востока Украины, убедили их в том, что они должны пойти на определённые договорённости. Если бы мы этого не делали, этого бы просто не произошло. Есть определённые проблемы в исполнении этих договорённостей, это правда.

В чём они заключаются? Действительно часть населённых пунктов, допустим, которые должны оставить окружённые формирования ополчения, ими не оставляются. Знаете, почему? Я Вам прямо скажу, здесь и секрета нет, потому что люди, которые воюют с армией Украины, говорят: «Это наши деревни, мы родом оттуда. Там живут наши семьи, наши близкие люди. Если мы уйдём, зайдут националистические батальоны, всех убьют. Мы отсюда не уйдём, хоть убейте нас сами». Знаете, это сложный вопрос. Конечно, мы убеждаем, мы разговариваем, но когда говорят такие вещи, знаете, аргументов-то немного.

Но и украинская армия не освобождает некоторые пункты, из которых она должна была уйти. Ополчение – ладно, это люди, которые борются за свои права, за свои интересы. Но если центральные украинские власти хотят определить не линию разграничения, что на сегодняшний день очень важно, чтобы прекратить обстрел и убийства, а хотят сохранить территориальную целостность своей страны, то не важно, конкретная деревня или населённый пункт, важно прекратить немедленно кровопролитие, взаимные обстрелы, создать условия для начала политического диалога. Вот что важно. Вот этого нет – нет политического диалога.

Я прошу прощения за такой длинный монолог, но Вы заставляете меня вернуться к сути проблемы.

В чём она заключается? Переворот произошёл в Киеве. Значительная часть страны поддержала и порадовалась в том числе и потому, что полагали, что в рамках подписанного соглашения, допустим, по ассоциации откроются границы, возможность работать, получать право на трудовую деятельность в Евросоюзе, в том числе в Германии. Думали, так это будет. На самом деле ничего этого, кстати говоря, нет. А другая часть страны, на юго-востоке, не поддержала, сказала: «Мы вас не признаём». И вместо того, чтобы начать диалог, вместо того, чтобы объяснить людям, что ничего плохого центральные власти в Киеве не собираются сделать, а наоборот, будут предлагать различные варианты сосуществования, развития общего государства, готовы предоставить права, вместо этого начали арестовывать их по ночам. Как только пошли аресты по ночам, люди на юго-востоке взялись за оружие. Как только они взялись за оружие, вместо того чтобы остановиться (власти-то должны быть помудрее) и начать этот диалог, послали армию, авиацию, танки, системы залпового огня. И всё зашло в тупик в конце концов. Можно ли из него выйти? Убеждён – можно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос, который сегодня возник, точнее, это было заявление киевских властей о том, что Россия поддерживает сепаратистов вооружением и направляет туда своих военнослужащих.

В.ПУТИН: Откуда у них и бронетехника, и артиллерийские системы? В современном мире люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой для себя с их точки зрения, всегда найдут вооружение. Это первое.

Но это, я хочу подчеркнуть, это не главное. Главное совсем в другом. Главное в том, что нельзя смотреть на проблему в одностороннем порядке.

Сейчас на востоке Украины происходят боевые действия. Центральные власти Украины послали туда армию, применяют даже баллистические ракеты. Кто-нибудь об этом говорит? Ни слова. Это что значит? Это о чём говорит? Это говорит о том, что вы хотите, чтобы центральные власти Украины всех там уничтожили, всех своих политических противников и оппонентов? Вы этого хотите? Мы не хотим. И не позволим.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Запад после присоединения Крыма к России исключил Россию из «Группы восьми» – этого эксклюзивного клуба промышленных государств. Одновременно США и Британия наложили на Россию санкции. Звучит мнение, что в России роста больше не наблюдается, безработица будет расти, санкции начинают показывать своё действие, рубль достиг антирекордов, цена на нефть достигла антирекордов. Прогноз достижения 2-процентного роста для России довольно утопичен. Так же и для других стран, такая же ситуация складывается. Этот кризис носит контрпродуктивный характер, в том числе и для предстоящего саммита, как Вы считаете?

В.ПУТИН: Вы имеете в виду кризис на Украине?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Да.

В.ПУТИН: Конечно, кто в этом заинтересован? Вы спрашивали о том, как ситуация развивается и на что мы рассчитываем. Конечно, мы рассчитываем на изменение ситуации к лучшему. Конечно, мы рассчитываем на то, что кризис на Украине прекратится. Конечно, мы хотим нормальных взаимоотношений со всеми нашими партнёрами, в том числе и в Соединённых Штатах, в том числе и в Европе. Конечно, то, что происходит с так называемыми санкциями, вредно для мировой экономики (и для нас вредно, и для мировой экономики вредно), прежде всего для российско-еэсовских отношений вредно.

Правда, есть и плюсы, потому что, допустим, те, ограничения, которые вводятся для некоторых российских предприятий по приобретению определённых товаров на Западе, в Европе, в Штатах, побуждают нас к тому, чтобы производить самим этот товар. Такая комфортная жизнь, когда надо думать только том, чтобы побольше нефти и газа добыть, а всё остальное можно купить, немножко уже в прошлом.

По поводу роста. В этом году у нас скромный рост, но всё-таки рост – где-то 0,5–0,6 процента. В следующем году мы планируем рост 1,2 процента, потом – 2,3 процента и на следующий год – 3 процента роста. В целом это не те показатели, которые бы нам хотелось видеть, но это всё-таки рост, и мы уверены, что добьёмся этих показателей.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Другой темой Брисбена станет вопрос финансовой стабильности. В России ситуация будет так же, наверное, сложно развиваться, поскольку российские банки не могут больше получать рефинансирование на международных рынках. Кроме того, планируется отключить Россию от системы международных расчётов.

В.ПУТИН: Смотрите, наши российские банки в целом на данный момент времени прокредитовали украинскую экономику на 25 миллиардов долларов. Если наши партнёры в Европе, в Штатах хотят помочь Украине, то как они могут подрывать финансовую базу, ограничивая доступ наших финансовых учреждений к международным рынкам капитала? Они хотят что, завалить наши банки? Но тогда они завалят Украину. Они вообще думают, что они делают, или нет? Или политика застилает глаза?

Банк, о котором я упоминал, Газпромбанк, который прокредитовал только в этом году, в этом календарном году, на 1,4 плюс 1,8 миллиарда долларов Украину по энергетике. Сколько получилось? 3,2 миллиарда. Вот он выдал. Он в одном случае прокредитовал НАК [«Нафтогаз»] Украины, это государственная компания, а в другом случае 1,4 выдал частной компании под низкую цену на газ для того, чтобы поддержать химическую отрасль промышленности. И в том, и в другом случае этот банк имеет право сегодня предъявить требования к досрочному погашению, потому что украинские партнёры не выполняют кредитных обязательств. Что касается НАКа…

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос в том, платят они или нет?

В.ПУТИН: (По-немецки.) В настоящее время они платят. (Далее – по-русски.) Они обслуживают кредит. Один из кредитов обслуживается НАКом Украины. Тем не менее есть условия, которые всё равно нарушаются. И у банка есть формальное право предъявить претензии к досрочному погашению.

Но если мы это сделаем, то завалится вся финансовая система Украины. А если мы это не сделаем, то может завалиться наш банк. Что нам делать?

Кроме этого, по кредиту, который мы выдали, – 3 миллиарда долларов, ровно год назад мы его выдали, есть условие, что если общий долг Украины превысит 60 процентов ВВП, то мы, Минфин России, имеем право предъявить требование к досрочному погашению. Если мы это сделаем, вся финансовая система опять завалится. Мы уже приняли решение: мы этого не будем делать. Мы не хотим усугублять ситуацию. Мы хотим, чтобы Украина наконец вставала на ноги.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы сделаете новое предложение относительно Украины? Предложение по решению тамошних проблем?

В.ПУТИН: Госпожа Канцлер очень глубоко погружена во все нюансы этого конфликта. Допустим, что касается энергетической проблематики, она многое сделала для решения этих проблем.

Что касается вопросов безопасности, то здесь у нас мнения, скажем, и подходы далеко не всегда совпадают. Но что ясно – это то, что Россия и Федеративная Республика Германия хотят, чтобы ситуация была урегулирована, мы заинтересованы в этом, мы будем стремиться к тому, чтобы Минские договорённости исполнялись. Есть только одно обстоятельство, на которое я всегда обращаю внимание. Нам всё время говорят: пророссийские сепаратисты должны сделать то, должны сделать это, вы повлияйте так и сделайте так. Я всё время спрашиваю: «А вы что сделали, чтобы повлиять на ваших клиентов в Киеве? Что вы-то сделали? Вы что, только поддерживаете какие-то русофобские настроения?» Что, кстати, очень опасно. Катастрофа будет, если кто-то будет исподтишка поддерживать русофобию на Украине. Это просто катастрофа! Или мы будем искать совместное решение? Тогда давайте сближать позиции сторон. Давайте будем добиваться (я сейчас скажу вещи, которые, может быть, и не всем у нас понравятся) какого-то единого политического пространства на этих территориях. Мы готовы двигаться в этом направлении, но только вместе.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Очень сложно исправить ошибки, которые совершаются другими. Наверное, можно только свои ошибки подчас исправить.

Ну а сейчас хотел бы Вас спросить, Вы сами совершали ошибки?

В.ПУТИН: Ошибки всегда совершаются. И в делах, и в личной жизни каждый человек совершает какие-то ошибки. Разве вопрос в этом? Вопрос в том, чтобы своевременно и эффективно реагировать, быстро реагировать на то, что происходит после того, как эти ошибки совершены. Проанализировать их и понять, что это ошибки. Понять, скорректировать и двигаться дальше. Не в тупик, а к решению проблем.

Мне казалось, что за последнее десятилетие в отношениях с Европой в целом и с Федеративной Республикой Германия в частности мы действовали именно таким образом. Посмотрите, какая атмосфера сложилась между Россией и Германией за последние 10–15 лет. Я не знаю, была ли такая атмосфера когда-нибудь раньше? Мне кажется, нет. И мне представляется, что это очень хороший базис, хороший фундамент для развития отношений не только между двумя государствами, но и между Россией и Европой в целом, вообще для гармонизации отношений в мире. Будет очень жалко, если мы это растеряем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Господин Президент, большое спасибо за это интервью.

Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 ноября 2011 > № 436486 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с представителями германских деловых кругов.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Мне очень приятно видеть вас снова.

У нас фактически сложилась традиция – мы регулярно, в течение нескольких последних лет, встречаемся с представителями ведущих немецких компаний, а Германия – один из наших крупнейших партнёров в торгово-экономической сфере. Встречаемся то в Германии, то в России. В позапрошлом году, по-моему, встречались в Москве, в прошлом – в Берлине, как раз год назад, в ноябре. В этом году встречаемся снова в Москве. Я сказал, что Германия – один из наших самых крупных торгово-экономических партнёров. С глубоким прискорбием вам сообщаю, что Германия была номером один по торговому обороту, теперь ушла на второе место. Думаю, что в конце года мы выйдем на хорошие показатели, достигнем, может быть, даже превысим докризисный уровень, где-то на 70 млрд выйдем. Это немало, много для нашего торгового оборота – где-то на 50–60, к 70 млрд приблизимся, наверное. А с Китаем у нас будет 80 млрд, а может, 90 млрд. Китайская Народная Республика уверенно заняла первое место по торговому обороту с Россией, отодвинув Германию на второе место.

Я предлагаю следующий формат нашей работы: в присутствии прессы я позволю себе выступить, рассказать вам о том, как складываются дела в России, как мы оцениваем развитие торгово-экономических связей с немецкой экономикой, Германией. Потом выступит кто-то из немецких коллег, а потом мы с вами спокойно, как это и заведено, уже в отсутствие прессы откровенно поговорим по всем проблемам, с которыми сталкивается мировая экономика – европейская, немецкая, российская. Поговорим о том, как мы вместе с вами будем двигаться по преодолению этих трудностей, развитию наших связей.

Наша нынешняя встреча проходит, прямо скажем, в непростые времена, она весьма актуальна: в глобальной экономике происходят сложные процессы. С серьёзными проблемами сталкиваются практически все страны – и страны еврозоны, и Соединённые Штаты, и одна из крупнейших азиатских экономик, японская, и другие государства мира. Положение дел в российской экономике сегодня достаточно стабильно, однако это не значит, разумеется, что и у нас нет определённых трудностей. В условиях современной мировой экономики все процессы взаимосвязаны, и риски на одних рынках неминуемо отражаются на общей конъюнктуре. Именно поэтому для преодоления кризисных тенденций необходимы слаженные, коллективные усилия всех государств, и важную роль в этом призваны сыграть деловые круги России и Европы. Предприниматели находятся в эпицентре экономической жизни, лучше других чувствуют проблемы и могут предложить эффективные решения, в том числе для рассмотрения на межгосударственном уровне.

Считаю, что консультации России и Евросоюза по актуальным проблемам, касающимся текущей экономической и финансовой политики, были весьма полезными, и, уверен, продолжатся в таком же ключе. Наша страна готова включиться (и она уже включена, по сути) в решение проблем по преодолению кризисных явлений, в том числе и в еврозоне. Мы готовы оказывать практическую, реальную помощь, прежде всего, конечно, через механизмы МВФ. Собственно говоря, мы это уже и делаем. Такие возможности у России сегодня есть. Даже в период глобальной турбулентности мы сохраняем экономический рост, устойчивость основных макроэкономических показателей, серьёзные финансовые резервы. По итогам января–сентября 2011 года ВВП страны увеличился на 4,2%. К началу 2012 года планируем полностью преодолеть кризисный спад в экономике. По сути, это уже практически произошло.

Хорошая динамика у промышленного производства: за три квартала текущего года его объём вырос на 5,2%. После прошлогодней засухи (а у нас, собственно, засуха была даже не только в прошлый год, в прошлый год вообще была катастрофическая засуха, она у нас была два года подряд, в сельском хозяйстве были достаточно сложные процессы) в этом году сельское хозяйство сработало весьма успешно, ожидается рост 14% в этом секторе экономики.

Весьма показательны тенденции и в сфере жилищного строительства: после двухлетнего спада вновь отмечается устойчивый рост. Что касается рынка труда – один из важнейших показателей состояния экономики в целом, – так вот он восстановился, полностью восстановился до докризисного уровня, и показатели безработицы сейчас самые низкие за последние три года. Ситуация на рынке труда лучше, чем она была перед кризисом. В сентябре текущего года уровень безработицы по методологии МОТ (Международной организации труда) достиг докризисного уровня – 6%, а сейчас, по-моему, он уже даже ниже. Эльвира (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), сколько у нас?

Э.С.Набиуллина: Около 6%.

В.В.Путин: Около 6% где-то, чуть меньше 6%.

Что важно, российская экономика растёт не в долг: государственная долговая нагрузка сейчас невысока, примерно 10% ВВП страны, причём внешняя задолженность у нас составляет всего 2,5%. Всё остальное, 7,5%, – это заимствования на внутреннем рынке. По итогам текущего года планируем выйти на бездефицитный федеральный бюджет. В дальнейшем будем проводить ответственную, сбалансированную бюджетную политику.

В связи с тем, что мы исходим из консервативной оценки цен на энергоносители (в следующем году даже расчёт бюджета будет из более низких показателей цен на нефть), мы планируем в будущем году небольшой дефицит – 1,5%. Но мы и в этом планировали небольшой дефицит: как видите, мы его сводим к нулю. В следующем тоже планируем небольшой, где-то в 1,5%. Но посмотрим, как будет складываться международная мировая конъюнктура.

Сокращаются темпы инфляции. Она в российской экономике (а российская экономика носит ярко выраженный переходный характер) была всегда достаточно высокой. Вы помните, она была у нас, выходила в 1990-е годы даже за 30% и больше, мы постоянно занимаемся её снижением. Таргетирование инфляции – это одна из главных задач Правительства России. В этом году она будет самой низкой за всю историю новейшей России – примерно 7%. Вы знаете, Великобритания уже приближается к 5%, для Великобритании это всё-таки достаточно большой показатель. Для России 7%, повторяю, самый низкий за всю нашу новейшую историю. И это ещё много, мы будем и дальше её стараться снижать, мы хотим выйти тоже на уровень где-то 3–3,5% в краткосрочной перспективе или в среднесрочной, будем, во всяком случае, к этому стремиться. Сохраняется устойчивый профицит торгового баланса: за январь–сентябрь он составил 148 млрд долларов, расширяется внутренний спрос и инвестиционная активность. Кстати, прямые иностранные инвестиции за девять месяцев текущего года превысили 31 млрд долларов – увеличение по сравнению с прошлым годом на 20%.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы приток капиталов увеличивался, усиливался. Поэтому продолжаем дебюрократизацию законодательства, улучшаем деловой климат в регионах, снимаем избыточные формальности при инвестировании в стратегические отрасли нашей экономики. Особую ценность представляют, конечно, инвестиции в реальный сектор, в высокотехнологичные области, в повышение культуры производства, в создание новых высокотехнологичных рабочих мест.

Со своей стороны намерены и дальше подставлять плечо бизнесу. На условиях государственно-частного партнёрства запускаются крупные инфраструктурные проекты, включая морские порты, расширение железнодорожной сети. Серьёзные планы связаны со строительством автодорог: мы нацелены удвоить его объём в ближайшие 10 лет. Мы для этого создали специальный Дорожный фонд – он будет наполняться как на федеральном, так и региональном уровне. Практически на одну треть мы со следующего года увеличиваем финансирование на строительство, расширение дорожной сети. У нас где-то 600 млрд в целом по стране. В следующем году на 300 мы увеличим – увеличение на 300 млрд будет (рублей, конечно). Увеличивается ввод в строй новых энергомощностей, что, честно говоря, меня особенно радует: если в прошлом году было введено более 3,5 ГВт, то по итогам 2011 года это уже будет более шести. Мы в 2 раза увеличили объём ввода энергетических мощностей по сравнению с прошлым годом, а в следующем, 2012 году мы удвоим этот показатель по сравнению с сегодняшним, текущим 2011 годом. Во всяком случае, где-то к 8 ГВт мы в следующем году выйдем, новых вводимых мощностей, – это рекордные для России цифры, рекордные для России показатели.

Мы открыты для расширения сотрудничества и укрепления деловых связей с нашими партнёрами. Убеждены: взаимные выгоды здесь очевидны для всех. Крупные совместные проекты в промышленности, инфраструктуре, энергетике – это хорошая возможность вдолгую вложить финансовые ресурсы, застраховать их от неблагоприятных колебаний мировой конъюнктуры, всерьёз обосноваться на новых перспективных рынках. Для стимулирования и укрепления экономического роста необходимо в полной мере использовать капитал взаимного доверия, а он у нас, во всяком случае, с представителями европейского, в данном случае – немецкого бизнеса накоплен, мы его не растратили, наоборот, мы его в последнее время с вами только наращиваем.

Приведу несколько цифр по динамике двусторонних торгово-экономических связей. За девять месяцев 2011 года товарооборот России и Германии вырос на 44% и составил почти 52 млрд долларов. Это показатели, сопоставимые с докризисным уровнем. Более того, в этом году, как я уже говорил вначале, мы можем с вами выйти на рекордный объём торговли – свыше 70 млрд долларов. Дополнительным стимулом на будущее должно стать вступление России во Всемирную торговую организацию. Я, кстати говоря, хотел бы немецких коллег поблагодарить за постоянную неизменную поддержку планов России по присоединению к ВТО. Немецкие партнёры нас последовательно и принципиально поддерживали на этом пути – достаточно долгом пути: переговорный процесс продолжался 18 лет. В середине декабря вступление России в ВТО должно быть оформлено решением министерской комиссии.

Особо отмечу и то, что существенно меняется конфигурация российского и, скажу больше, евразийского рынка. В этом году в полном объёме заработал Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Со следующего года в рамках «тройки» мы запускаем более продвинутую форму интеграции, более глубокую интеграцию – единое экономическое пространство. Это значит, что бизнес сможет работать по единым правилам и технологическим регламентам, без таможенных и административных барьеров на всей территории Таможенного союза и единого экономического пространства. При этом хочу обратить ваше внимание на то, уважаемые коллеги, что мы это интеграционное объединение строили исключительно на базовых принципах ВТО. И белорусские коллеги, и казахстанские коллеги с этим согласились, и поэтому работа на этом общем экономическом пространстве для вас тоже будет вполне комфортной, понятной и прозрачной. Ещё раз повторю: все наши общие договорённости в рамках этих объединений построены на принципах Всемирной торговой организации. По сути, формируется новый, общий, достаточно большой рынок – это страны с населением 160 млн человек, широкими возможностями для предпринимательской активности, в том числе и со стороны совместных российско-германских предприятий. Для наших совместных предприятий, которые уже освоились, скажем, на российском рынке, достаточно легко будет продвигать дальше свои интересы на территории Белоруссии или Казахстана.

Важно, что взаимные потоки капиталов между нашими странами усиливаются. За первое полугодие 2011 года в российскую экономику поступило 5,6 млрд долларов инвестиций из Федеративной Республики Германия, объём накопленных капиталовложений из вашей страны в российскую экономику составил, таким образом, 29 млрд долларов. Сегодня германский бизнес представлен во многих отраслях российской экономики, включая стратегические, и практически во всех регионах Российской Федерации. Если быть более точным, в 80 регионах действует более 4 тыс. (4,6 тыс.) предприятий с германским участием. Наша активность, активность российского бизнеса в немецкой экономике значительно ниже: в Германии действует 620 предприятий с российским капиталом. В наших общих интересах – не снижать усилий по поиску свежих идей, запуску новаторских инициатив для диверсификации торгово-экономических связей.

Конечно, традиционно сильное направление – это кооперация в сфере энергетики. Здесь не могу не отметить событие, знаковое не только для наших стран, но и практически для всей Европы. Неделю назад вступила в строй первая очередь так называемого «Северного потока», то есть газопровода по дну Балтийского моря. Вы хорошо знаете, сколько по этому поводу было шума, дебатов и в Федеративной Республике, и в других странах. Но когда в других странах, которые получали деньги за транзит, как-то шумели по этому вопросу, я ещё могу себе представить, а почему шумели в Германии, я не могу понять до сих пор. Непонятно совершенно! Этот проект совершенно очевидно в национальных интересах Германии – и России, конечно, и Германии. Никто не знал, конечно, что случится такая беда, с которой столкнулась Япония на «Фукусиме». Никто не знал, что в Германии будет принято решение о прекращении работы ядерных атомных электростанций. Но уже тогда было ясно, когда мы начинали этот проект, что он необходим для Европы. Сегодня он стал действительно общеевропейским. В нём участвует не только российская компания, две немецких, но и голландская, и французская. Потребители будут не только в континентальной Европе, но и, скорее всего, в Великобритании. Вот это первая нитка – 27,5 млрд, на следующий год мы запустим вторую нитку – ещё 27,5 млрд, в общей сложности 55 млрд будет. Кстати говоря, вторая нитка: мы уже полмаршрута прошли, уже по морю. Полмаршрута уже пройдёно: скорее всего, даже будет раньше осуществлён проект, чем мы планировали. Во всяком случае, в срок, как минимум в срок. Это ещё один серьёзный шаг по стабилизации энергетического рынка Европы. Считаю, что это наше общее большое достижение. И ещё раз хочу поблагодарить немецких коллег, стоявших у истоков этого масштабного проекта.

Считаю необходимым расширять горизонты энергетического партнёрства, особенно с учётом наших планов по модернизации нашего российского, отечественного ТЭКа, а также принятого в Германии решения о поэтапном отказе от атомной энергетики. Появляются возможности для кооперации в создании экологически чистых генерирующих мощностей, таких как парогазовые электростанции. Российские компании готовы наладить тесное взаимодействие в этой сфере – и в производстве, и в строительстве, и в снабжении их сырьём.

Ещё одно актуальное направление – это энергоэффективность и использование возобновляемых источников энергии. Для России это тоже один из приоритетов, и здесь мы можем решить сразу две важнейшие задачи. Во-первых, это, конечно, сохранение экологии, и, во-вторых, создаётся реальный стимул для технологического перевооружения промышленности, системы жилищно-коммунального хозяйства на основе самых современных ноу-хау. Но, когда мы говорим о возобновляемых источниках энергии, мы всё-таки должны с вами первый принцип точно поставить в качестве приоритета – это сохранение окружающей среды. Если возобновляемые источники энергии будут такими, что они будут разрушать окружающую среду больше, чем углеводороды, то такие источники, я думаю, человечеству не нужны. Мы рассчитываем на плодотворное сотрудничество с германскими компаниями – признанными лидерами в области энергосберегающих технологий.

Разумеется, экономическое партнёрство России и Германии не ограничивается только энергетикой. Динамично развивается взаимодействие в сфере машиностроения, транспорта, в автопроме, в судостроении. Хотел бы отметить крупные инвестиции, которые сделали такие немецкие лидеры, как компания «Сименс», которая уже вложила в российскую экономику свыше 1 млрд евро, «Фольксваген» 4 ноября запустил новый сборочный конвейер в Нижнем Новгороде, а в октябре на заводе концерна в Калуге выпущен 300-тысячный автомобиль. Знаю, что в планах компании наших немецких друзей – в ближайшем будущем производить такое количество автомобилей ежегодно. Сегодня «Фольксваген» – самый быстрорастущий бренд в нашей стране, а российский авторынок стал в этом году наиболее динамично развивающимся в Европе по объёмам продаж, да и перспективы примерно такие же: ёмкость рынка достаточно большая. Вы, наверное, знаете, в прошлом году (сравнить количество населения в России и, скажем, в Индии) на российском рынке было продано больше машин, чем в Индии. Ёмкость российского рынка ещё далеко не исчерпана. Это ещё раз подтверждает, что льготы инвесторам в рамках режима промсборки оправдываются в полной мере.

Мы долго вели дискуссии в ходе присоединения России к ВТО – как нам выстроить эту работу в будущем, с тем чтобы и наших инвесторов не подвести, выполнить все наши обещания перед ними, и в то же время соответствовать нормам и принципам ВТО в сфере автосборки. Мы достигли приемлемых компромиссов, причём часть нагрузки, чтобы выполнить свои обязательства перед инвесторами, Российское государство возьмёт на себя. Мы делаем это сознательно, с целью повышения технологического уровня в автопроме, с целью обеспечения нашего рынка современным конкурентоспособным товаром.

В заключение затрону ещё одну важную тему. В консультативном совете по иностранным инвестициям мы регулярно встречаемся с ведущими зарубежными бизнесменами, совместно решаем, какие меры нужно принять для улучшения делового климата в России. Например, результатом такого диалога стало упрощение процедур выдачи рабочих виз для высококвалифицированных иностранных специалистов. По новым правилам уже оформлено более 11 тыс. разрешений на работу. Необходимо и впредь снимать разного рода преграды, которые мешают работать бизнесу. Это в полной мере относится и к визовым барьерам между Российской Федерацией и Европейским союзом. Не секрет, что наличие виз осложняет деловой обмен, в особенности для малого и среднего бизнеса. Собственно, и крупные предприятия сталкиваются с проблемой. Были случаи, когда из-за формальных ошибок в заполнении визовой анкеты срывалось подписание крупных контрактов, а предприниматели вносились в чёрные списки, условно, но тем не менее, это так, они формально что-то нарушали.

Специально заостряю визовый вопрос в этой аудитории, поскольку знаю, что многие представители германского бизнеса не только разделяют эту точку зрения, но и последовательно выступают за взаимное облегчение визового режима (а такие вопросы решаются исключительно на основе взаимности) и за полное снятие визовых барьеров.

Я благодарю вас за внимание.

Пожалуйста. Спасибо большое.

Экхард Кордес, председатель правления Восточного комитета германской экономики, глава компании «Метро АГ» (как переведено): Глубокоуважаемый господин Председатель Правительства, уважаемая госпожа министр Набиуллина, уважаемый господин министр Шматко! Уважаемые дамы и господа!

От имени Восточного комитета германской экономики и собравшихся здесь представителей немецкого бизнес-сообщества я хотел бы выразить вам самую сердечную признательность за эту беседу и встречу. Это уже действительно стало почти традицией, господин Председатель. И для нас встречи с Вами являются апогеями нашего текущего делового года. Я вспоминаю, что встреча, которую мы вновь проводим в этом доме, который построил в своё время известный русский фабрикант Морозов и это же действительно очень интересная архитектура... И я вспоминаю, что идея о строительстве этого здания пришла ему во время одной из его зарубежных поездок. Это показывает, что предприниматели всегда думали интернационально и вносили свой вклад во взаимопонимание между народами. И глубоко символично, что в своё время этот дом также был штаб-квартирой обществ дружбы России и зарубежных стран. Я вспоминаю, как год назад на встрече в Берлине Вы говорили о возможности гармонизации экономического пространства на территориях от Лиссабона до Владивостока. Эта цель, господин Председатель, активно поддерживается немецким бизнес-сообществом.

Вы уже говорили и о вводе в эксплуатацию газопровода «Северный поток», и о предстоящем вступлении России в ВТО. Это действительно очень важные шаги, можно сказать, великие шаги, но без Вашего личного вклада наверняка эти успехи не могли бы быть отпразднованы нами совместно. И мы ещё раз хотим выразить Вам признательность в этой связи.

Россия представляет зарубежным инвесторам долгосрочные перспективы. И мы готовы активно участвовать в процессе модернизации вашей страны и считаем, что международное сообщество придаёт важные импульсы процессу модернизации страны. Вступление России в ВТО даёт возможности для расширения сотрудничества между Россией и европейскими партнёрами, в том числе и для создания в конечной перспективе зон свободной торговли между Россией и Европейским союзом. Нам нужны такие долгосрочные перспективы.

С большим интересом мы ознакомились с Вашей идеей создания Евразийского союза. И мы считаем, что это станет очень важным мостом между Россией, азиатскими державами с одной стороны и Европейским союзом с другой стороны. И я полагаю, что мы сможем действительно в перспективе создать единое экономическое пространство между Европейским союзом и Евразийским союзом. Мы не должны поворачиваться друг к другу спинами. Мы воспринимаем Россию как неотъемлемую часть Европы, как надёжного поставщика энергоносителей и как важного инвестора, особенно для Германии. Поэтому мы приветствуем все инициативы, в том числе и последнее предложение господина Шматко (С.И.Шматко). Разумеется, Россия для нас и партнёр в деле модернизации. ЕС, Германия должны в большей степени идти даже и на смелые шаги в области развития партнёрства с Россией – только так мы сможем выстоять в глобальной конкуренции.

Что касается виз, то мне, полагаю, нечего добавить к этому, кроме того что это сообщество, которое собралось здесь, на встрече с Вами, абсолютно поддерживает движение к безвизовому режиму. И постепенно мы действительно делаем такие шаги, в том числе и в Германии. Это хорошие шаги.

Что касается сырья, мы должны идти в направлении ещё более плотного сотрудничества. Что касается поставок нефти и газа, то Россия в течение десятилетий является партнёром нашей мечты и мы хотим, чтобы так и продолжалось впредь. Российско-германская стратегическая рабочая группа по экономике и финансам уже обсуждала возможности дальнейшего движения в этом направлении. Сейчас уже планируется создание российско-германской предпринимательской платформы, о которой, может быть, мы сегодня ещё сможем поговорить. Восточный комитет германской экономики поддерживает эту инициативу, и мы будем её охотно продвигать вместе с другими коллегами.

Тесное сотрудничество вполне мыслимо также и в сфере спорта: Россия и Германия являются великими спортивными нациями. Мы хотим внести свой вклад в успех Олимпийских игр в Сочи и уже предпринимаем активные, конкретные шаги в этом направлении. То же самое мы относим и к проведению чемпионата мира по футболу в России в 2018 году. Что касается развития инфраструктуры, транспорта, логистики, строительства спортивных сооружений, менеджмента в сфере туризма – здесь в ближайшие месяцы мы с большим удовольствием направим в Россию представительные делегации, которые проведут соответствующие переговоры в профильных министерствах и ведомствах Российской Федерации.

Дальнейшие идеи германского предпринимательского сообщества будут представлены Вам прямо сегодня в ходе дальнейшей нашей беседы. Это касается развития автопрома, развития туризма, машиностроения, высоких технологий, сельского хозяйства. И, конечно, при этом мы будем говорить и о тех вызовах, с которыми сталкиваются предпринимательские сообщества России и Германии. Конечно, германские инвесторы хотят ещё больше шансов при тендерах и конкурсах в России и больше поддержки малому и среднему предпринимательству, дальнейшего развития законодательства в России, борьбы с коррупцией, с бюрократией. Нам это тоже кажется важными приоритетами, и нам уже приятно, что эти приоритеты совпадают с теми задачами, которые Вы ставите. И здесь, конечно, есть прогресс, который мы видим за последние годы. Мы очень признательны Вам, господин Премьер-министр, за Ваши усилия в этом направлении.

В заключение хотел бы пожелать Вам, уважаемый господин Председатель Правительства, успеха на предстоящих президентских выборах. Российско-германские экономические круги в значительной степени руководствуются тем развитием, которое они проделали в период Ваших первых двух президентских полномочий. Поэтому для германской экономики было очень приятной новостью узнать, что Вы выдвинули свою кандидатуру на пост Президента России в 2012 году. Мы будем также праздновать много важных дат в следующем году, и я хотел бы поздравить Вас также с будущим нашим юбилеем и пригласить Вас в октябре следующего года в Берлин.

Есть также приятные поводы другого рода. В 2012 году состоятся перекрёстные года России в Германии и Германии в России. Восточный комитет германской экономики, разумеется, будет активно участвовать в их подготовке и проведении. Многие предприятия, которые представлены здесь, уже финансируют эти проекты. Я хотел бы завершить своё выступление пожеланием скорейших новых встреч с Вами. Теперь мы открыты к дальнейшей дискуссии, мы очень рады и предвкушаем интенсивный разговор с Вами. Большое спасибо за Ваши добрые слова.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 ноября 2011 > № 436486 Владимир Путин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter