Всего новостей: 2553756, выбрано 1 за 0.024 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тимошенкова Екатерина в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Тимошенкова Екатерина в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > rosbalt.ru, 29 апреля 2016 > № 1746403 Екатерина Тимошенкова

О том, поможет ли предложенный немецким правительством план по интеграции мигрантов в местное общество решить накопившиеся проблемы и почему в миграционной политике Германии кроется исторический парадокс, в интервью «Росбалту» рассказала заместитель руководителя Центра германских исследований, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова.

- Миграционный кризис продолжает оставаться одной из главных тем, связанных с Германией. На днях премьер-министр Баварии, председатель ХСС Хорст Зеехофер в очередной раз обрушился с критикой на политику Ангелы Меркель в этом вопросе, назвав ее «господством беззакония». А в чем именно состоят его основные претензии?

- Нужно понимать, что критика со стороны Зеехофера определяется целым рядом причин. Во-первых, на последних земельных выборах правая партия «Альтернатива для Германии» набрала довольно много голосов. ХСС традиционно считалась «правой силой от центра», и ее представители обещали, что более правой партии на этом фланге не будет. Поэтому им необходимо удерживать правое направление за собой и не дать избирателям уйти к «Альтернативе для Германии».

Во-вторых, у Зеехофера есть и свои собственные интересы. Еще не так давно он планировал уйти с поста председателя партии. Но миграционный кризис помог ему набрать очки и стать не только фигурой, представляющей исключительно Баварию, но и игроком федерального уровня. Третий момент – именно через Баварию идет самый большой поток беженцев. И для своих избирателей он вынужден проводить определенную политику.

Что касается непосредственного ответа на ваш вопрос, то главная его претензия состоит в том, что Ангела Меркель, несмотря на некое ужесточение миграционной политики, никак не хочет законодательно вводить верхний предел для количества мигрантов в Германии. Канцлер в ответ ссылается на конституцию, которая гарантирует беженцам, спасающимся от войны и страдающим от политического преследования, право на убежище.

Есть здесь и момент закулисной игры. Меркель очень долго находится у власти и обеспечивает победу ХДС. Но многие политики уже давно недовольны тем, что она умело сбрасывает проблемы на тех, кто ее окружает, и избавляется таким образом от противников в рядах собственного блока. Речь даже шла о некой безальтернативности кандидатуре Меркель в рядах ХДС/ХСС.

- То есть, в блоке ХДС/ХСС сложилась ситуация «кто, если не Меркель»?

- Можно и так сказать. Миграционный кризис, в том числе, оказался хорошим поводом, чтобы раскачать под ней кресло. Желающие имеются и в ХДС, и в ХСС. Хорст Зеехофер просто очень хорошо чувствует настроение избирателей, и с помощью критики миграционной политики достигает сразу нескольких целей.

- В середине апреля правящая коалиция согласовала проект плана интеграции мигрантов в немецкое общество. Если его примут, это будет способствовать разрешению накопившихся проблем?

- Этот план действительно свидетельствует о том, что Меркель взяла курс на ужесточение политики в отношении мигрантов. Напомню, проект делит мигрантов на три категории. К первой относятся те, которым сразу откажут в праве на убежище. Вторая категория – это мигранты, которых оставят в Германии только на какой-то период. То есть правительство исходит из того, что они будут участвовать в ряде образовательных программ, а затем вернутся в свои родные страны и будут участвовать в их восстановлении.

И есть третья категория мигрантов, которым разрешат остаться в Германии надолго. Для них разрабатывается целый комплекс мер: создание и определенных возможностей, в первую очередь, образовательных, и контрольных механизмов. В том числе, мигранты в течение нескольких лет должны будут жить только в тех местах, которые определят немецкие чиновники. Эта мера направлена против создания «параллельных обществ». Если мигранты не будут соблюдать условия соглашения, на этот случай предусматриваться целая система штрафов, вплоть до высылки из страны, притом без предупреждения. Таким образом правительство хочет привить мигрантам законопослушность.

Надо отметить, что предложенный план предусматривает одно очень важное нововведение. По прибытии в страну мигранты обязаны подписать соглашение, что они будут соблюдать законы ФРГ и готовы признать «христианскую картину человека».

- А насколько хорошо продуман механизм высылки мигрантов, которым будет сразу отказано в праве остаться на территории Германии или же спустя некоторое время? Ведь, по большому счету, многим возвращаться просто некуда…

- До конца он, без сомнения, не продуман. Если человек приехал из региона, где сейчас идут боевые действия, то высылать его, конечно, не будут. Кроме того, в итоге все-таки удалось достичь соглашения с Турцией, и часть мигрантов может быть отправлена туда уже сейчас. Недавно даже зашел разговор о том, чтобы признать безопасными часть районов Сирии. Но пока неясно, найдет ли эта инициатива законодательное применение.

- Реализация этого плана требует привлечения большого числа квалифицированных кадров и по работе с беженцами, и по контролю за ними. В стране есть необходимое количество специалистов?

- Правительство уже расширило штат полиции и министерства по работе с мигрантами в 2015 году на 40%, на 2016 год запланировало создание еще 7000 дополнительных мест. К работе с беженцами планируют привлечь, в том числе, и военнослужащих. На эти цели заложен бюджет, правда, по оценкам специалистов, его недостаточно. Речь должна идти не о двух миллиардах, а минимум о десяти.

- На ваш взгляд, предложенный план можно считать подходящей основой для будущей миграционной политики Германии?

- Он, несомненно, предлагает более жесткие меры по сравнению с теми, которые были раньше. Но эта концепция не в состоянии снять противоречия, которые возникают здесь и сейчас. Так что Хорст Зеехофер по прежнему может критиковать Меркель за то, что она не вводит верхнюю границу количества беженцев стране. Важно учитывать еще одно обстоятельство. Конечно, можно добиться того, что мигранты будут понимать необходимость соблюдать законы. Иначе их попросту вышлют. Это, без сомнения, уже будет большим достижением. Но изменить их менталитет за несколько лет нельзя.

- То есть, по большому счету, этот план, скорее, - вклад в интеграцию следующего поколения мигрантов?

- Власти, конечно, нацелены на интеграцию этого поколения. Но, без сомнения, мигранты первой волны смогут разве что «пристроиться» к немецкому обществу. Полноценной отдачи и улучшения финансового сектора от них ждать не стоит.

- Я правильно понимаю, что правительство, в том числе, рассматривает мигрантов, которым будет разрешено остаться в Германии, и их детей как один из основных способов решения грядущего демографического кризиса?

- Оно так, по-крайне мере, преподносит ситуацию: стране угрожает демографический кризис, социальная система находится перед большими вызовами, потому что население стареет. Значит, необходимы новые граждане, которые будут работать и платить налоги. Не случайно сейчас очень подробно прорабатывается система профессиональной подготовки мигрантов. Но все эти заявления довольно противоречивы и недостаточно убедительно действуют на население, непосредственно сегодня сталкивающееся с людьми другого менталитета, которые проявляют агрессию, не понимают, что такое частная собственность и т.д.

- И все-таки, с вашей точки зрения, что лежит в основе призыва Меркель “Herzlich willkommen” («Добро пожаловать») в адрес беженцев, - политика гуманизма или прагматизма? Или же это попросту часть попыток в срочном порядке сохранить лицо и хоть как-то справиться с ситуацией, которую никто не смог предсказать и к которой никто не оказался готов?

- Правительство Германии, на мой взгляд, всего лишь тушит пожар. Оно оказалось абсолютно не готово к тому, с чем сейчас вынуждено сталкиваться. Никто не был готов к последствиям тех войн, которые были развязаны на Ближнем Востоке. Главная задача сегодня – не допустить, чтобы ситуация накалилась еще больше. А она крайне взрывоопасная. Договор с Турцией – это ведь тоже пожарная мера. На перспективу система квот ЕС по перераспределению беженцев также крайне мала. В одну только Германию в прошлом году приехали 1,1 миллиона мигрантов, а страны ЕС не могут договориться о том, как перераспределить 160 тысяч.

- На сегодняшний день речь идет о будущей интеграции мигрантов. Об ассимиляции пока даже не идет речи. На ваш взгляд, есть вероятность того, что Германия в итоге все-таки обратится к политике «плавильного котла»?

- С 2010 года основной стала концепция, согласно которой ведущей культурой в стране должна быть немецкая. Но тут есть один интересный момент. По словам Меркель, Германия может показать всему миру, что она готова помочь миллионам людей. Такая политика преследует несколько целей: и оправдаться за злодеяния нацистского режима, и закрепиться в качестве одного из ведущих игроков на международной арене. Ну а в итоге получится некий исторический парадокс: нация, которая больше других боролась за свою чистоту, станет самой мультикультурной в Европе.

Беседовала Татьяна Хрулева

Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > rosbalt.ru, 29 апреля 2016 > № 1746403 Екатерина Тимошенкова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter