Всего новостей: 2552175, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шматко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Шматко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462146 Сергей Шматко

МЫ ХОТИМ ПОЛУЧИТЬ ЯСНЫЕ ПРАВИЛА ОТ НЕМЕЦКОЙ ПОЛИТИКИ ( FRANKFURTER ALLGEMEINE ZEITUNG , ГЕРМАНИЯ )

Автор: Геральд Хосп (Gerald Hosp)

Россия и Германия должны более тесно сотрудничать в энергетических вопросах, считает российский министр энергетики. Там, где сегодня стоят атомные реакторы, в будущем могут быть построены электростанции, работающие на природном газе.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Г-н Шматко, в России после парламентских выборов проводятся массовые акции протесты против предполагаемых фальсификаций их итогов. Как реагирует правительство на происходящие митинги?

Сергей Шматко: Я твердо убежден в том, что все мы хотим построить демократическое и социально ориентированное государство. В этом нет никаких сомнений. Важно, чтобы мы имели соответствующую поддержку. Выборы не всегда проходят идеально. В некоторых случаях излишне усердные чиновники пытаются немного "помочь". Имеющиеся жалобы должны быть расследованы. Однако в целом я не могу согласиться тезисом о подтасовке результатов голосования. К тому же это не имеет никакого отношения к правильности выбранного политического направления. Правительство многому научилось во время финансового кризиса: следует уделять больше внимания социальным потребностям. Возможно, нам следует больше времени тратить на объяснение населению того, что мы делаем.

- Что касается вашей области, энергетики, то встает вопрос о том, подвергаются ли в настоящее время опасности поставки энергоносителей, как это было в предыдущие годы? Россия и Украина вновь ведут переговоры.

- Переговоры с Украиной сейчас отличаются от тех, которые велись в 2008 году. В этом году у нас совершенно другие предпосылки: между Украиной и Россией действует долгосрочный договор. В этом году не будет никакого "газового спора". Однако сама Украина много потребляет газа, и, естественно, есть желание получать его по более низким ценам. Переговоры с Украиной по этому вопросу всегда носят сложный характер. Поэтому возможное участие в транспортной системе этой страны, в принципе, не является какой-то исключительно выгодной сделкой. Речь идет об инвестициях в безопасность поставок. Более важным для нас является потенциал внутреннего украинского рынка.

- Строительство Балтийского трубопровода, а также приобретение белорусского оператора трубопроводов "Белтрансгаза" являются успехом для Газпрома. Теперь стали возможны прямые поставки в Европу. Одновременно увеличилась напряженность в отношениях с Еврокомиссией. Россия выступает против Третьего энергетического пакета. Как обстоят дела в области энергетических отношений между Россией и Евросоюзом?

- Важно подчеркнуть, что наши отношения с европейскими странами являются очень стабильными. Есть расхождения с некоторыми компаниями по поводу цены. Однако, по сути, это не является предметом политики. Тем временем эра дешевого газа на спотовом рынке, по моему мнению, уже закончилась. После трагедии на атомной электростанции в Фукусиме стратегические подходы России и Евросоюза вновь совпадают: значение природного газа будет повышаться. Другое дело - как эти подходы будут реализовываться. Для нас надежность поставок может быть обеспечена только в том случае, если мы имеем возможность проводить долгосрочные инвестиции в транспортную инфраструктуру. На мой взгляд, Европа должна быть заинтересована в увеличении количества транспортных систем, связывающих ее со странами-производителями. Поэтому мне не понятно, почему определенные планы, в частности намерение Газпрома построить трубопровод "Южный поток", не получают статус проектов европейского значения. Мы не просим денег европейских налогоплательщиков, нам просто нужны ясные правила.

- Как вы оцениваете обыски в предприятиях газовой индустрии, в том числе в дочках Газпрома, проведенные европейскими антимонопольными ведомствами?

- Брюссель утверждает, что проведенные обыски не были направлены против Газпрома. По словам европейских чиновников, это было обычное расследование в рамках контроля за антимонопольной деятельностью, и из этого надо исходить. Однако у нас возникло такое ощущение, что тем самым был затронут вопрос о высоких ценах на природный газ. Проведенные обыски могут служить соответствующим сигналом.

- Это означает, что Газпром не проявляет достаточно гибкости. Существует более масштабный рынок для сжиженного природного газа. Америка за счет добычи сланцевого газа теперь сама обеспечивает себя этим видом топлива. Газпром неверно оценивает рынок?

- В европейской деловой культуре существует понятие "качество рукопожатия" (Handschlagqualitaet). Что касается новых клиентов, то названные вами факторы могут стать предметом переговоров. Однако со старыми клиентами у нас заключены долгосрочные соглашения. Упрек в негибкости представляется мне несколько преувеличенным. Здесь речь идет о принципе взаимных уступок и компромиссов.

- Вы предлагаете тесное сотрудничество между Россией и Германией в области строительства работающих на природном газе электростанций. Переговоры между Газпромом и концерном RWE оказались безрезультатными. Однако в настоящее время Газпром обсуждает этот вопрос с правительством Баварии. То есть, подобное сотрудничество не представляется столь необходимым?

- Потенциал двусторонних отношений между Германией и Россией огромен. Мы хорошо друг друга дополняем. У нас есть возможности финансирования, у нас есть газ, а Германия, в свою очередь, обладает эффективными технологиями и, конечно, большим рынком. Этим можно было бы воспользоваться в короткие сроки. Есть возможность построить работающие на природном газе электростанции там, где раньше были расположены атомные реакторы. В таком случае будет использоваться уже существующая энергетическая инфраструктура. Но эта идея может быть реализована только в том случае, если ее однозначно поддерживает политика. Если немецкая политика скажет: вот площадки, вот субвенции, вот гарантированные потребители, то дело пойдет очень быстро. По немецким законам, преимуществом пользуются возобновляемые виды энергии, и поэтому работающие на природном газе электростанции находятся в этом списке на втором месте. Не существует долгосрочных договоров о покупке электроэнергии с такого рода электростанциями, и это проблема. Мы хотим иметь ясные правила, что означает обеспечение гарантий произведенных инвестиций.

- Есть ли другие проекты сотрудничества?

- Существенный вклад в обеспечение энергетической безопасности могло бы внести объединение электрических сетей Германии, Польши, Белоруссии, России и Украины. В Белоруссии будет построена новая атомная электростанция, и в России, в эксклаве Кенигсберг (Калининградская область) также будет возведена новая АЭС. На Украине существует большой резерв неиспользуемых мощностей в области электроэнергетики. Объединение сетей позволило бы покрыть основную потребность в Германии за счет поставок электроэнергии с востока. В этом случае можно было бы использовать и различие в часовых поясах. Подобного рода объединение сетей займет от трех до пяти лет.

- Российская компания "Росатом" является одним из крупнейших предприятий в области атомной энергетики. Как вам представляется будущее атомных электростанций?

- Произошедшая в Японии трагедия стала серьезным сигналом для всех. По нашему мнению, определенные механизмы контроля и регулирования должны быть введены на международном уровне. Например, сертификация технологий. Международному сообществу нужны ясные ответы от атомной электроэнергетики относительно того, как может быть гарантирована безопасность, какие технологии будут применяться в будущем и что будет происходить со старыми АЭС. Более жесткие правила сделают получаемую с помощью атомных реакторов электроэнергию еще более дорогой. Модернизация старых установок является, несомненно, слишком затратной. Ситуация в будущем будет такова, что похожего на зоопарк разнообразия реакторов мы не увидим, и потребуется их унификация. При строительстве новых атомных реакторов будет использоваться общий накопленный опыт. Сейчас возникла пауза, и в это время пересматриваются различные проекты. Мы уверены в том, что мы строим безопасные атомные электростанции.

- Что это означает для "Росатома"?

- В этой области станет еще меньше поставщиков. "Росатом" является одним из ведущих предприятий в мире. Российский концерн выполняет полный цикл работ. Тенденция развивается в направлении интернационализации. "Росатом" будет искать себе сильного партнера для более выгодного сотрудничества. Пока трудно сказать, кто может им стать. На самом деле, существует ограниченное количество кандидатов на участие в подобного рода амбициозном партнерстве.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462146 Сергей Шматко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter