Всего новостей: 2553704, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Донован Пол в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован

Развал еврозоны: пора ли инвесторам задуматься о немецких марках?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Размышления о том, чем опасен для Германии распад денежного союза и как страна будет бороться с притоком денег в страну

Я не верю, что еврозона распадется. Денежные союзы очень редко разваливаются — этот процесс травматичен в экономическом, социальном и политическом отношении. Распад еврозоны был бы значительно более болезненным, чем распад системы фиксированных обменных курсов. Но если евро прекратит существование, маловероятно, что хранение евро в виде наличных денежных средств или на банковских депозитах в Германии станет инвестицией-убежищем, как считают некоторые инвесторы.

Каждому из распадов денежных союзов в XX веке предшествовало движение капитала в колоссальных масштабах; распады денежных союзов бывают вызваны паническим изъятием банковских вкладов, а не политическими деятелями. Средства перетекали в экономики, которые инвесторы считали самыми устойчивыми. Распад Австро-Венгрии в 1920-х годах привел к перетеканию денежных средств в Венгрию. Распад банковской системы США в 1932 году привел к перетеканию денежных средств в Нью-Йорк. Распад Чехословакии в 1993 году привел к перетеканию денежных средств в Чешскую Республику. Если бы распалась еврозона, почти наверняка началось бы перетекание денежных средств в Германию.

Перемещение денежных средств в страну с устойчивой экономикой кажется логичным. Если кто-то во Франции опасается, что Франция в будущем может выйти из еврозоны, и считает, что французский франк был бы слабой валютой, ему имеет смысл забрать свои денежные средства в евро из банка, пока это возможно. Эти деньги можно хранить в виде наличных денежных средств, считая, что евро в руках лучше, чем франк в банке. Как вариант, можно переместить деньги в банк в Германии, полагая, что, независимо от того, чем они окажутся в будущем, евро или немецкими марками, это будет более надежная валюта, чем французский франк. Так деньги перетекают в Германию.

Если после такого притока все денежные средства в евро в Германии были бы конвертированы в немецкие марки, они представляли бы собой требования в отношении товаров и услуг Германии (это суть денег). Требования к объемам производства Германии бы возросли, но сами объемы производства остались бы без изменений. Иными словами, денежная масса Германии резко выросла бы по сравнению с ВВП Германии. Такой дисбаланс привел бы к существенной инфляции. Это было бы равносильно тому, что Германия напечатала бы за одну ночь огромное количество денег. Германия пыталась напечатать огромное количество денег в 1923 году. Это плохо кончилось.

Если бы Германия не была согласна на инфляцию, политикам пришлось бы уменьшить количество немецких марок в экономике. Политики делали это практически после всех предыдущих распадов денежных союзов. Правительство Германии могло бы вынудить французов, которые держат евро в Германии, получить франки. Правительство Германии могло бы принять решение конвертировать только ограниченное количество евро в немецкие марки (может быть, десять тысяч евро на человека). Любая сумма сверх этого уровня могла бы быть в принудительном порядке инвестирована в облигации или конвертирована по невыгодному курсу обмена. Оба эти подхода часто применялись после распадов денежных союзов в прошлом.

Потенциально популярным способом уменьшения количества немецких марок после распада денежного союза было бы разделение держателей валюты на внутренних и иностранных. Внутренние держатели евро могли бы получить одну немецкую марку за один евро, а иностранные — например, одну немецкую марку за три евро. Именно так произошло при проведении денежной реформы при воссоединении Германии в 1990 году. Для внутренних держателей марка ГДР менялась на марку ФРГ по курсу один к одному (в пределах лимита). Иностранцы получали одну марку ФРГ за каждые принадлежащие им три марки ГДР. Это уменьшило инфляционные последствия конвертации марок ГДР в марки ФРГ.

Сейчас вопрос для иностранных инвесторов заключается не в том, насколько была бы сильна или слаба немецкая марка, если бы распалась еврозона. Вопрос для иностранных инвесторов заключается в том, что они получили бы в обмен на евро, которые они хранят в банках Германии.

Маловероятно, что еврозона распадется. Тем не менее денежные средства в немецких марках не являются гарантированным средством сохранения стоимости в случае распада еврозоны.

Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter