Всего новостей: 2552687, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Каматозов Арсений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Каматозов Арсений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 20 июня 2018 > № 2649393 Арсений Каматозов

Не в беженцах дело…

Сейчас, когда правительственному кризису дали успокоительное на пару недель, можно спокойно и откровенно поговорить о его причинах.

На первый взгляд, они известны всем: мигранты, беженцы, тяжёлый политический и психологический шок от наплыва в Германию миллиона незваных гостей, громкие убийства, огромные затраты и полное отсутствие единства у европейских лидеров по этому важнейшему вопросу.

Раздор между двумя братскими партиями – ХДС и ХСС, – едва не разрушивший коалицию и правительство, тоже вроде как из-за них, из-за беженцев.

Будь это так, всем нам не стоило бы волноваться. Ведь даже Меркель с Зеехофером признают: из 63 пунктов Генерального плана по беженцам, выдвинутого МВД и его министром, расхождения существуют лишь по одному пункту.

Увы, «беженцы», «мигранты» – это просто другое название страшной болезни, терзающей Европу. И отнюдь не первый такой эвфемизм. Недавно ещё эту же болезнь называли по-другому: «греческие долги». А ещё раньше – «расширение ЕС»… Но как бы она ни называлась, какие симптомы ни проявляла бы, подлинная её причина в том, что Европа слишком быстро достигла своей мечты. И… потеряла её!

Дело в том, что в начале 90-х никто не ожидал от ЕС таких фантастических экономических успехов, предполагалось, что на стирание различий в жизни бедных и богатых стран уйдёт полстолетия. Но циклон цифровой технологической революции развеял эти предположения за 10−15 лет.

Да, на бумаге между Германией и Португалией, беднейшей страной старого ЕС, – всё ещё пропасть. Но вы посмотрите, какие в Португалии дороги! Прокатитесь от Лиссабона до Порто: у них уже не хватает рек, чтоб строить через них мосты!

Конечно, по размеру ВВП на душу населения Латвии или Венгрии ещё четверть века трудиться до нынешних голландских высот, но кого сегодня в этих странах вдохновляют такие унылые вещи?!

Вы можете на взгляд отличить на Испанской площади в Риме болгарскую, румынскую или литовскую молодёжь от британской? Я могу, британцы дешевле одеты… Границы между странами исчезли не только на картах или дорогах, они стёрлись в нашем сознании. Богатство и бедность одеваются в одной и той же «Заре» и сидят вместе в «Старбаксе». Так как же жить дальше?!.

Вот имя болезни, терзающей Старый Свет. Не «беженцы», не «греческие долги», а – как жить дальше?!

Всё, что нами сегодня управляет, – принадлежит устаревшему прошлому. Всё, чего мы так быстро достигли, больше уже не впечатляет.

Европа едина и безгранична? Прекрасно, ответят вам миллионы молодых людей, но хватит оглядываться назад, дайте нам перспективу: куда мы идём? кто нас ведёт? В чём наша цель?

И здесь начинается самое болезненное. ЕС – вполне успешное экономически государство и мог бы развиваться не хуже тех же Штатов. Но в США есть центральная власть, а в ЕС нет. В ЕС сегодня – всё реальность и всё фикция. По сути, ЕС – это такой герой романа Пелевина, Чапаев и Пустота одновременно.

Давайте посмотрим на наше мироустройство беспристрастно.

Вот Брюссель, – столица, центр силы. Но все мы знаем, что никакой силы у Брюсселя нет. Брюссель – как Ватикан, но лишь с одной поправкой: без католиков. Кем был бы Папа Римский, если бы его паства обратилась в атеизм? Это и есть сегодня роль Брюсселя в ЕС.

Дальше что? Берлин. Да, Берлин – это деньги, мощь, последняя инстанция, но отнюдь не власть в ЕС. Берлин – как король без короны, император без благословения Папы.

Париж… После Наполеона французы капитулировали во всех войнах, в которых участвовали, но… выходили из них победителями. В итоге Париж – это как Брюссель без легитимности и Берлин без денег: просто очень красивый и любимый город.

Лондон мог бы стать последней надеждой Европы. Однако Лондон поступил очень по-русски: в самый критический момент ушёл в запой. Да, он называет свою болезнь Brexit, но кому от этого легче?

При таком раскладе дел хорошо, что нас атакуют беженцы россыпью, а не пришельцы: сдались бы какому-нибудь императору Марса на раз. Просто потому, что ЕС – страна без власти, движение без направления, машина без руля.

Вот в чём наша главная и важнейшая политическая проблема, а не в каких-то разухабистых мигрантах-дармоедах! Можно ли эту проблему хотя бы начать решать за две недели? Способны ли на это люди, которые соберутся в конце июня в Брюсселе? Я знаю ответ, вы его знаете. Но всё же оставим эти вопросы открытыми…

Арсений Каматозов

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 20 июня 2018 > № 2649393 Арсений Каматозов


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437913 Арсений Каматозов

Партия или Родина?

Политикам предстоит сделать тяжелый выбор.

Арсений Каматозов, Русская Германия, Германия

Около полуночи минувшего воскресенья лидер партии либералов СвДП Линднер (Christian Lindner) неожиданно для всех покинул представительство земли Баден-Вюртемберг в Берлине. Оставшиеся в переговорной комнате команды — христианские-демократы, «Зеленые» и баварские ХСС — на какое-то время замолкли в недоумении. Что случилось с молодым политиком? Ведь к этому моменту практически все требования его партии партнеры по коалиции готовы были удовлетворить?

Вероятнее, всего у неопытного политика 38-летнего Кристиана Линднера сдали нервы и лопнуло терпение. К тому времени уже больше четырех суток с небольшими перерывами шли мучительные финальные часы 4-недельных зондирующих переговоров о «Ямайке» — черно-желто-зеленой (цвета далекого острова) коалиции для создания нового правительства Германии во главе с канцлером Меркель. В полночь воскресенья «Ямайка» утонула…

Но, как и в истории многих громких крушений, причиной трагедии был не срыв лидера либералов. «Ямайка» исчезла между своей Сциллой и Харибдой — беженцами и углем. Обе непреодолимые темы выдвинули «Зеленые».

Воссоединение семей с углем

Предшествовавший длинному воскресному субботний раунд переговоров был коротким и бесполезным. Реальных мелких продвижек произошло много, но все упирается в две темы: бурый уголь и воссоединение семей беженцев.

«Зеленые» требуют закрыть в Германии все ТЭС, работающие на буром угле. И с середины марта разрешить въезд в Германию близким родственникам беженцев.

Про родственников «сирийцев» мы писали много. Но сколько их на самом деле может прибыть в Германию?

Как подсчитали в Institut für Arbeitsmarkt- und Berufsforschung (IAB), до конца текущего года статус беженца с правами приглашения семьи будут иметь 600 тысяч человек. Но только 400 тысяч смогут воспользоваться этим правом. 200 тысяч — холосты или бездетны, или их близкие уже здесь.

Итак, 400 тысяч надо умножить на?.. Статистика минувших лет говорит, что средний беженец ввозит в страну в среднем одного родственника. Даже если новые азюлянты сохранят старые темпы, то речь идет не менее чем о 400 000 новых «гостей». Но опыт мне подсказывает, что и холостые наверняка найдут себе невест отнюдь не в Баварии, а бездетные обзаведутся потомством. Значит, эта цифра серьезно подрастет. Следовательно, речь идет еще о минимум полумиллионе мигрантов-мусульман из Сирии, Афганистана, Эфиопии, Йемена…

До середины марта следующего года для «сирийцев» действует двухлетний запрет на воссоединение семей, введенный правительством в пик нашествия «азюлянтов».

Запрет этот, кстати, не касается тех, кого статусный беженец может обеспечить жильем, медстраховкой и всем остальным. Такое воссоединение гарантировано ему Женевской конвенцией о беженцах.

В обсуждаемом переговорщиками случае речь о т. н. субсидиарных беженцах. Это — новый статус, появившийся исключительно в Германии в 2015 году. Чем он отличается от привычного? Чтоб стать беженцем по Женевской конвенции, человек должен доказать, что именно он и его семья преследуется по политическим, религиозным или другим причинам. Беженцы от войны под «Женеву» не попадают. Для них и был изобретен у нас осенью 2015 новый временный статус: субсидиарный беженец, тот, кто получает subsidiären Schutz.

Таковых в стране сейчас около 600 тысяч. Тех, кому Германия временно предоставляет полный пансион. И, по мнению «Зеленых», должна немедленно распространить его на их близких. Три других партнера по «Ямайке» требовали продления запрета еще не менее чем на год.

Парадокс этой дискуссии еще и в том, что в Центральной Азии сегодня остаются запертыми и невыездными около 500 тысяч этнических немцев и членов их семей. Многие из них имеют родственников в Германии. Но пустить их в страну никто не требует! Ни одна партия.

Немцы, христиане, труженики реально страдают в Туркмении и соседних странах, но их страдания до немцев-христиан-политиков в Берлине не доходят. Вообще не слышны! А ради семей «сирийцев» политики готовы окунуть свою страну в небывалый политический кризис…

Теперь пару слов о другом камне преткновения, о буром угле. Его энергия сегодня обогревает или освещает почти каждый четвертый дом в стране. Бурый уголь в прошлом году занимал 23% в энергетике Германии. С ним, кроме прочего, связаны десятки тысяч рабочих мест, особенно в Северном Рейне-Вестфалии.

Все это должно было, по требованию «Зеленых», умереть для того, чтобы родилась «Ямайка».

Новый Трамп уже стучит в наши двери?

Впервые за 70 лет новейшей истории Германии страна оказалась в таком отчаянном политическом тупике. Об этом в понедельник всем лидерам ведущих партий напомнил в очень жестком формате президент Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). Партии, сказал он, обязаны поставить на первое место интересы страны, а не свои партийные интересы.

Больше других он критиковал руководство своей родной партии — социал-демократов.

Лидер красных Мартин Шульц (Martin Schulz) категорически отвергает любую возможность коалиции с христианскими демократами. Эта позиция вызывает ропот в среде высокопоставленных товарищей из СДПГ.

Новые выборы могут принести им новые разочарования. Не исключено, что их рейтинг упадет ниже 20%, что превратит партию в политсилу второго ряда и оставит христианских демократов единственной крупной партией страны.

После этого Мартину Шульцу наверняка придется уйти. Так, может быть, есть смысл передумать, пока зовут и пока не поздно?

Президент ФРГ дал однопартийцам шанс сохранить лицо и взять на себя часть ответственности за страну. Но пока никаких положительных сигналов из стана красных не поступило (на момент вечера вторника)

О готовности вновь сесть за стол переговоров сообщают «Зеленые». Либералы из СвДП сигналят о поддержке Меркель в роли канцлера меньшинства, если ее кандидатуру предложат Бундестагу.

Возможно, еще не все потеряно. Президент Штайнмайер дает процессу переговоров вторую жизнь.

Вероятно, срыв «Ямайки» — это большой отрезвляющий момент. Наши политики вообще отвыкли от настоящих кризисных ситуаций. То, что они называли кризисами, было просто обычной политической рутиной.

Да и глобально, с точки зрения рядового избирателя, участники переговоров о «Ямайке» далеки от него, как этот далекий остров от Германии.

Ведь разве нас не пускает в будущее бурый уголь? Разве мы страдаем от дефицита беженцев? Нет, и это скажут миллионы людей!

Нам нужен скоростной интернет в каждый дом (Германия отстает от «дигитальных стран» на вечность), нам нужно реальное снижение налогового бремени, мощное строительство доступного и комфортабельного жилья, субсидии молодым семьям, детские сады и ясли, поддержка студентов, инноваций, реформа в медицине, рывок в образовании.

В стране 6 миллионов семей, по данным свежей статистики, не могут свести концы с концами — перегружены долгами. И это не бомжи, а люди из среднего класса, те, на ком держится страна.

Реальная, а не статистическая безработица, включающая всех, кому выплачивают или доплачивают из социальных фондов, — больше 8 миллионов человек…

Проницательные люди понимают: без введения базового обязательного обеспечения и 4-дневной рабочей недели глобальных проблем страны не решить. В свое время 5-дневная рабочая неделя в 60-е и 70-е годы превратила Германию в экономического лидера Европы.

Понятно, что такие реформы не срастаются в один правительственный срок. Но вот обо всем этом надо бы биться в дискуссиях ночами и днями нашим политикам. А не о том, как выгнать из страны эффективный бурый уголь и пригласить еще полмиллиона получателей пособий…

Такие дискуссии могут родить или не родить новую коалицию. Но однажды они родят Германии нового Трампа.

Прислушайтесь, он уже стучит в нашу дверь куском угля и хохочет над нами под маской сирийской жены.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437913 Арсений Каматозов


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328746 Арсений Каматозов

Пришли и отняли

Что означает успех «Альтернативы» для всей Германии и для «русских»?

Арсений Каматозов, Русская Германия, Германия

Отныне в немецком Бундестаге заседают крайне правые — пишут о результатах выборов на десятках языков по всему миру. AfD принято называть правыми популистами. Но, как любой ярлык, — это всего лишь общие слова. Правые популисты сидят в Гааге, в Варшаве, в Риме, в Париже. Главный из них вообще занимает центр мировой власти — Белый дом. И что, все они тезки нашей «Альтернативы»?

Для меня AfD — партия страхов. Они говорят: чужие пришли и отняли нашу страну. Кто пришел? Что отнял? Где эти чужие? Но страх не опирается на логику. Страх живет по другим законам — и вот уже партия страхов набирает 12,6 процента в парламенте. Так победила в первом туре во Франции Ле Пен. На таком накале пришел к власти Трамп. Потому что страх не гасится фактами и цифрами.

Меркель говорит: мы живем в как никогда благоприятном экономическом положении, безработица на минимуме, занятость — на максимуме, инфляция — на нуле. И после этого целый миллион ее бывших избирателей уходит голосовать за Альтернативу. Что это? Страх! Кому нужно благополучие в стране, если чужие пришли и отняли ее у нас?

В такой дискуссии у Меркель нет шансов. И я считаю гигантским везением Германии то, что ей в противники судьба дала AfD: окажись на их месте кое-кто умнее, тоньше, коварнее, профессиональнее — они набрали бы больше, чем социал-демократы. Потому что избиратель лежит под ногами, нетронутый и доступный, точно платановый лист. Больше трети проголосовавших за «Альтернативу» в воскресенье до этого вообще никогда не ходили на выборы. Кто их привел к урнам? Страх.

Ни логика, ни надежда, ни жажда хорошего будущего не могла поднять этих людей годами. Но их выгнал из своих пещер страх. Пещерный, фантомный, совершенно не объяснимый личным их опытом, но от этого еще более мучительный страх. Пришли чужие и отняли нашу страну, сказали им. Они не потребовали доказательств, встали и пошли. Хорошо, что голосовать, а не убивать чужих.

Теперь говорят, что среди выбравших «Альтернативу» было чуть ли не треть «русских» голосов. Это, конечно, чепуха. Но нет дыма без огня: этими утверждениями из самой «Альтернативы» пытаются сделать тех самых чужих, что пришли и отняли.

А что же на самом деле? Последних два года я уделял этой теме много внимания. Общался с десятками разных людей, в том числе и с функционерами «Альтернативы», русскоязычными активистами. Многие мне показались вполне вменяемыми людьми. Может быть, немножко перепуганными и перегруженными вниманием. Насколько я знаю, в парламент избраны лишь два человека из бывшего СССР. 2 из 94: не очень похоже на «русскую партию», как ее сейчас многие пытаются называть.

Но даже если выходцы из бывшего СССР в гораздо большей, чем обычные 5-7% пропорции отдали свои голоса за АfD, то и это объяснимо безо всякой чертовщины.

Если честно, то нужно было 10 за последних лет напрочь вывести миллионы людей с русским культурным кодом за политические скобки в стране. Унизить их друзей и родственников жуткими языковыми тестами в Центральной Азии, а в то же время впускать в страну афганцев и сирийцев не только без немецкого языка, но и без документов. Нужно было годами не тратить на них ни внимания, ни денег, считая, что они уже давно интегрировались сами по себе. Еще нужно было ни одним центом два десятилетия не поддерживать СМИ, создающие для этих людей комфортное информпространство… И все это для того, чтоб Альтернатива получила дополнительные «русские голоса». Да и не она их взяла: их просто вытолкнули к ней большие партии.

Да, в каждом из нас спят страхи. И мы не всегда умеем с ними бороться. Но и они уязвимы: так устроен мир. Их уязвимость в том, что к страхам человек привыкает.

Весь вечер воскресенья и понедельник по стране стоял стон: казалось, случилось что-то ужасное. Собственно, повторялась, уже как в анекдоте, история с «чужие пришли и отняли». Этими чужими стали альтернативщики.

Во вторник утром свой опрос опубликовал телеканал ARD, оказалось, что целых 49 процентов опрошенных так или иначе опасаются тех страхов и опаcностей, которые в ходе кампании озвучила AfD.

49% — это уже действительно страшно. И победителям выборов, Меркель и ее соратникам, стоит немедленно задуматься над этим. И еще над тем, что все могло было быть гораздо хуже, просто неописуемо хуже. Кажется, не страхи, но перемены должны постучаться в окошки нашей политической элиты. Если она хочет ею остаться и через четыре года.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328746 Арсений Каматозов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter