Всего новостей: 2652969, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кинкель Клаус в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кинкель Клаус в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2016 > № 1615642 Клаус Кинкель

Бывший глава МИД (1992-1998 годы) и вице-канцлер ФРГ (1993-1998 годы) Клаус Кинкель рассказал в интервью РИА Новости, актуальна ли политика сближения между Россией, Германией и Европой, должна ли Украина вступить в НАТО, был ли решен вопрос о нерасширении Североатлантического альянса на восток Европы в ходе московских переговоров об объединении двух Германий (Договор "2+4") в конце 80-х годов прошлого века и насколько перспективны действия России в Сирии. Беседовала Ангелина Тимофеева.

— Господин Кинкель, 20 лет назад вы, как глава МИД ФРГ, проводили политику сближения с Россией. Сегодня эта политика кажется невостребованной: о сближении между Европой и Россией мало кто говорит, существуют взаимные санкции, другие проблемы в отношениях. Как вы думаете, эта политика сближения 20 лет назад была верной и остается ли она таковой сегодня?

— Конечно, она была верной и остается верной и крайне важной сегодня. Отношения Европы с Россией и особенно Германии с Россией с девяностых годов имеют решающее политическое значение. И мне грустно, что ситуация в отношениях на данный момент не такова, какой она должна и могла бы быть.

(Президент России Владимир) Путин дал интересное интервью газете Bild. В этом интервью он тем не менее очень односторонне возложил вину за все более сложные отношения на Европу и ФРГ. Это не правильно. Путин задал крымской проблематикой и тем, что произошло в восточной Украине и что там до сих пор происходит, модель, которая, конечно, способствовала тому, что отношения сейчас осложнены. Тем не менее так не должно быть. Я выступаю за то, чтобы мы снова вступили в диалог и попробовали восстановить старые отношения такими, какими они были. Для России, для Европы и особенно для Германии это важно.

— Вы сказали, что Россия осложнила крымской и восточно-украинской проблематикой отношения с Европой. Видите ли вы перспективы в решении этого конфликта? Считаете ли вы, что европейское сообщество тоже должно вынести какие-либо уроки из этого конфликта?

— Я думаю, что сейчас очень важно сохранить и реализовать с обеих сторон Минское соглашение. Решающий вклад в это должна внести в том числе Украина, но Россия имеет до сих пор очень сильное влияние на сепаратистов и должна также способствовать улучшению отношений. Я считаю, и я всегда это говорил, что Запад, Европа тоже не совсем безвинны в сложившейся ситуации. Европа подтолкнула Украину к дилемме либо равнение на Россию, либо равнение на Европу. Это было неправильно. Россия имеет огромные проблемы с европеизацией Украины. Это понятно, но это не меняет тот факт, что действия России в отношении Крыма и Восточной Украины противоречили международному праву.

— Правда ли, что дискуссия о легитимности расширения НАТО на Восток не имеет сейчас никакого значения на Западе либо вопросы безопасности в Европе в конечном счете не были окончательно решены в конце восьмидесятых годов?

— Тот факт, что НАТО, с российской точки зрения, слишком близко подобрался к "телу" России, надо, я считаю, увидеть и принять во внимание. Подчеркиваю: это с российской точки зрения. Путин вернул русским после потери Советского Союза, роли мировой державы и исчезновения Варшавского договора после 1990 года их гордость и избавил от предполагаемого унижения. Но НАТО не является агрессивным фактором, который может в какой-либо форме угрожать или угрожает России. С другой стороны, я могу понять, что приближение НАТО к России там не воспринимают беспроблемно. Это ничего не меняет в том, что расширение НАТО в формате переговоров "2+4" не было окончательно исключено. Те, кто при этом присутствовал, объясняют это снова и снова. Кроме того, (советский экс-президент Михаил) Горбачев ясно и четко заявил недавно в Германии: "Нет, такого соглашения не существовало". Тем не менее НАТО нужно обратить внимание на русскую боязнь оказаться в окружении, которая, на мой взгляд, является неоправданной. Пожалуй, до сих пор этого внимания было слишком мало. Я также считаю неправильным запланированное размещение ПРО.

— Является ли вопрос возможного членства Украины в НАТО также примером недостаточного внимания к интересам России?

— Прежде всего, необходимо оставить за любой страной право принимать собственные решения о том, к каким организациям она хотела бы принадлежать. В данный момент за аналогичные права Крыма выступает Путин. Украинцы должны будут решить, хотят ли они присоединиться к НАТО или ЕС. Я лично не считаю, что Украина войдет в НАТО.

— Существует ли сегодня, несмотря ни на что, общность интересов России и Германии, России и Европы? Как вы оцениваете ситуацию в Сирии? Зарождается ли там возможность для будущего сближения?

— Я считаю изначально отрадным тот факт, что Россия приняла участие в решении ядерной проблемы Ирана. В конце концов России удалось сделать так, что сирийский вопрос в своем значении был воспринят совершенно иначе, чем это было раньше. Запад не справился с сирийским вопросом, а Россия своими политическими решениями по крайней мере сделала так, что этот вопрос воспринимается серьезно. То, что Россия в глазах Запада сражается не только против "Исламского государства" (ИГ, также ДАИШ, запрещена в РФ — ред.), но и против повстанческих групп, и в Сирии ведется в настоящее время борьба не только с ИГ, это уже другой вопрос. Это не хорошо, но Путин хочет и стремится, очевидно, к политическому решению сирийского вопроса, что отчаянно необходимо, имея 250 тысяч убитых и 4,5 миллиона беженцев.

— Считаете ли вы, что трансатлантические отношения ЕС и Германии осложняют отношения с Россией?

— Нет, я совершенно не согласен с этим. Я должен четко и ясно сказать, что не могу понять категорическое неприятие, с которым русские относятся к Америке. Извините, это бред. Европейцы и немцы не могут получать указания от американцев, какими должны быть отношения с русскими. Российско-американские отношения — это другой вопрос. Я предупреждаю о недопустимости постоянных заявлений о том, что Соединенные Штаты якобы могут определить форму отношений между европейцами или немцами к русским.

— Ваш прогноз на 2016 год — что он нам принесет?

— 2015 год был тяжелым годом с ужасными событиями: 60 миллионов беженцев в мире, в том числе сотни тысяч людей, которые хотели поехать в Европу, прежде всего в Германию и Швецию. Мы не может справиться с этим в одиночку. У нас есть проблемы с Европейским союзом, мы очень обеспокоены тем, что он может развалиться. Это не может быть и в интересах России. Я надеюсь, что германско-русские, европейско-русские отношения улучшатся и, конечно, войдут в ситуацию, когда можно будет, в частности, отказаться от санкций. Сейчас это не так, потому что Минск и многие другие вещи не реализуются так, как это было обещано. Но опять же немецко-русские отношения имеют абсолютно ключевое значение. Я бы хотел, чтобы Совет Россия-НАТО снова заработал. И у меня есть большой интерес в том, чтобы прежде всего российско-германские отношения значительно улучшились. Это было бы также в интересах экономических взаимоотношений.

Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2016 > № 1615642 Клаус Кинкель


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter