Всего новостей: 2656431, выбрано 1 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кунце Томас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кунце Томас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1658995 Томас Кунце

«Нам следовало бы относиться к России как к равному партнеру»

Спустя 25 лет после развала Советского Союза

Маттиас Шепп (Matthias Schepp), Der Spiegel, Германия

Спустя 25 лет после развала Советского Союза

Для одних это был «рай для трудящихся», а для тогдашнего президента Соединенных Штатов Рональда Рейгана это была «империя зла».

Почти в течение 70 лет после победы Октябрьской революции Советский Союз был сверхдержавой. Однако конец коммунистической империи начался в тот момент, когда Михаил Горбачев в середине 80-х годов получил власть в Кремле и захотел прекратить холодную войну.

В 1991 году первые из 15-ти советских республик объявили о своей независимости, это был конец эпохи железного занавеса. На Западе люди надеялись на долгий мирный период, а в бывшем Советском Союзе — на демократию и благосостояние.

Эксперт по Востоку Томас Кунце (Thomas Kunze) (автор недавно вышедшей книги «Конец империи» (Das Ende des Imperiums) рассказывает о том, что стало с бывшими советскими республиками, и почему лишь в очень немногих из них восторжествовала демократия.

Spiegel Online: Г-н Кунце, какой итог вы можете подвести спустя 25 лет после развала Советского Союза?

Томас Кунце: Он будет неоднозначным, но осторожно позитивным. В трех прибалтийских государствах сегодня используется евро. А в Центральной Азии растет влияние радикального ислама. Если вывести за скобки Прибалтику, то можно сказать, что повсюду на пространстве от России до Казахстана, Азербайджана и Кавказа утвердились авторитарные режимы.

— Почему почти нигде не смогла установиться стабильная демократия?

— В России, в Белоруссии и на Украине за царским правлением последовали семь десятилетий коммунизма. В Центральной Азии до 1913 года существовала работорговля, а затем власть захватили большевики. Там, где демократия имеет мало исторических корней, требуется время для того, чтобы она смогла утвердиться. И на Западе демократия появилась в результате процесса развития, продолжавшегося несколько веков. На Западе была реформация, просвещение, буржуазные революции. Всего этого не было на Востоке, или это уже происходило на несколько поколений позже. Поэтому я полагаю, что Запад иногда применяет неправильный масштаб в отношении России, в то время как во имя реал-политики он многое прощает Китаю.

— А как должен был бы вести себя Запад после развала Советского Союза?

— Нам следовало бы относиться к России как к равному партнеру — даже в 90-е годы, когда она была слабым государством. Вместо этого мы частично игнорировали интересы России — например, на Балканах. Ведь Запад сигнализировал Горбачеву и Советскому Союзу, а позднее и Ельцину о том, что в ответ на окончание холодной войны он будет учитывать интересы России в области безопасности. Разумеется, благодарность не является политической категорией. Однако русские ожидали от Запада чего-то другого, они не ожидали расширения НАТО и приближения Альянса к своим границам после того, как они собственными силами покончили с коммунизмом. Кроме того, Запад часто делает ставку на неправильных людей.

— Кого вы имеете в виду?

— Так, например, была сделана ставка на бывшего грузинского главу государства Михаила Саакашвили. Этот человек, а также другие люди, на которых возлагались определенные надежды, зачастую сами не были демократами. Саакашвили в Грузии подавлял оппозицию и средства массовой информации, и сегодня там выдан ордер на его арест. А нынешний украинский президент Петр Порошенко — он сам не является образцовым демократом — назначил его губернатором расположенной на юге страны Одесской области. Довольно наивно считать, что демократическая модель может быть мгновенно экспортирована в другие части мира. Мы можем терпеливо выступать в поддержку демократии, но мы не можем установить ее извне.

— А можно ли говорить о каком-то позитивном развитии?

— Разрушение этой последней в 20-м веке империи прошло относительно бескровно, если сравнить с тем, что, например, происходит на Ближнем Востоке, а также с наследием существовавших там колониальных империй. Гражданские войны в Чечне и вооруженный конфликт между кавказскими государствами Арменией и Азербайджаном могли перерасти в большой пожар.

— А вы не забываете в данном случае о войне на Украине?

— Эта гражданская война является отголоском развала Советского Союза, а также результатом раскола на Украине по вопросу о том, должна ли она ориентироваться на Россию или на Европу. Там еще продолжает тлеть холодная война между Востоком и Западом. Радикалы с обеих сторон вновь прибегают к риторике и пропаганде, которые производят такое впечатление, как будто железный занавес так и остался на своем месте.

— Кто виноват в конфликте на Украине?

— Люди, разбирающиеся в том, что происходит в регионе, знали, как Россия во главе с Путиным будет реагировать на сближение с Западом Украины, которую многие русские считают колыбелью своей родины и частью своей нации. Это не оправдывает аннексию Крыма или российские действия на востоке Украины. Но объясняет политику Москвы.

— Что будет дальше происходить в отношениях между Россией и Западом?

— Исламистский тоталитаризм и терроризм, расползающиеся как спрут, будут способствовать их сближению. Не существует альтернативы концепции общеевропейского дома, о котором говорили Михаил Горбачев и Гельмут Коль. Он должен простираться от Атлантики до российского Владивостока, расположенного на берегу Тихого океана. Мы находимся на перепутье.

— Как много людей на Востоке хотели бы возвращения Советского Союза?

— Конечно же, не большинство, но и нельзя сказать, что лишь немногие. Прежде всего, более пожилые люди с тоской вспоминают о безопасности и защищенности, которые они связывают с Советским Союзом. Не в последнюю очередь значительная популярность Путина объясняется его обращением к советскому прошлому. Вместе с Советским Союзом перестала существовать мировая держава и сверхдержава, однако этого нельзя сказать о стремлении русских к тому, чтобы играть роль мировой державы.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1658995 Томас Кунце


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter