Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маргвелашвили Зураб в отраслях: Алкогольвсе
Маргвелашвили Зураб в отраслях: Алкогольвсе
Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 3 сентября 2016 > № 1881497 Зураб Маргвелашвили

Виноградную косточку в теплую землю зарою…

…И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву

Только побывав в Грузии, можно понять, на сколько точно Булат Окуджава передал этими словами совершенно особенное, трепетное отношение грузин к своим традициям и, конечно же к винограду, с которым у каждого грузина так или иначе связана вся жизнь.

С чем в первую очередь ассоциируется Грузия? Наверное, с многоголосым пением кавказцев, от которого захватывает дух, с плавными и зажигательными танцами, с мудростью тостов, с красивыми традициями, которыми богата эта страна и, конечно же, с вином.

Грузия – одно из древнейших мест на Земле, где появилась винодельческая культура. И не зря эту страну называют родиной виноделия. Об этом свидетельствуют и археологические находки. В Национальном музее в Тбилиси хранится большой древний кувшин, некое подобие древней амфоры, подтверждающий, что еще 8 тысяч лет назад в Грузии культивировали виноградную лозу – в кувшине были найдены кристаллы вина и виноградные косточки.

И все эти 8 тысяч лет процесс производства вина в Грузии не прекращался. В экспозиции музея есть еще один удивительный экспонат – виноградные лозы, которые как великая ценность были помещены в серебряные трубочки. Побродив по залам золотого фонда музея, можно увидеть и еще много чего интересного, что так или иначе связано с главным и самым старейшим видом деятельности этой страны, благодаря которому Грузию знают практически во всех уголках мира – фигурки тамады, ювелирные украшения с виноградной тематикой, оружие c выгравированными листьями и гроздьями винограда…

В Грузии обнаружены древнейшие винные погреба, многочисленные сосуды для хранения вина, которые датируются возрастом 6-7 тысяч лет. Об идущей из глубины веков традиции винодельческой культуры свидетельствует грузинский фольклор, орнаменты церквей, украшенных виноградной лозой. Существует историческое предание о великой просветительнице святой Нино, которая принесла и проповедовала в Грузии христианство с крестом из лозы. К виноделию в стране причастны практически все.

Поэтому не удивительно, что главный праздник всех грузин – Ртвели, праздник сбора урожая. Он не привязан к какой-то определенной дате, а отмечается в разных регионах Грузии в зависимости от того, как поспевает урожай и начинается его сбор.

В восточной Грузии это происходит в середине сентября, а западной – в середине октября. Этот семейный праздник продолжается обычно несколько дней, пока не будет собран весь виноград. На него съезжаются родственники винодела, ягоды собирают с утра до вечера, потом давят ногами в больших чанах или в специальных давилках, а сок сливают в огромные керамические кувшины, закопанные в землю – квевры. Каждый вечер этого праздника не перестают звучать песни, тосты, прошлогоднее вино льется рекой, чтобы освободить квевры для сока нового урожая.

Конечно, речь идет не о промышленном производстве, где ногами виноград уже давно никто не давит, но вот традиция делать вино в квеврах в промышленных масштабах вновь возрождается. И, в том числе, благодаря двум людям – братьям Зурабу и Георгию Маргвелашвили, сегодняшним владельцам завода с многолетней историей «Тбилвино», которые гостеприимно встретили нескольких казахстанских журналистов примерно за месяц до наступления Ртвели. В Казахстане продукция компании известна с 2002 года под маркой «Долины Грузии» и под одноименной маркой «Тбилвино». Ежегодно компания поставляет к нам более миллиона бутылок вина, что составляет почти четверть годового объема ее производства. С завода «Тбилвино» продукция компании попадает в Казахстан, пройдя длинный путь – сначала по железной дороге до Бакинского морского порта, затем на пароме до Актау, потом снова по железной дороге приходит в Алматы.

Но главная заслуга братьев Маргвелашвили – возрождение самого завода, который с 1962 года был известен во всем советском союзе – каждая десятая бутылка грузинского вина на прилавках в СССР была произведена на заводе «Тбилвино». В 90-е годы, когда предприятия переходили с плановой экономики на рыночную, завод пришел в упадок. К тому времени Зураб Маргвелашвили, с детства мечтавший стать виноделом, окончил Грузинский аграрный университет, прошел стажировку в Калифорнийской винной компании, вернулся в Грузию и решил внедрить западные модели производства и стандарты качества на отечественном производстве. Отец помог купить 9 процентов акций убыточного завода «Тбилвино» и вдвоем с братом Георгием, который к тому времени завершил учебу, получил степень МВА и работал во Всемирном Банке над проектами по реабилитации простаивающих предприятий, Зурабу удалось сделать компанию лидером современного грузинского виноделия. На сегодняшний день компания производит более ста вин под несколькими торговыми марками, у компании самая широкая география продаж среди грузинских производителей – весь ассортимент продукции «Тбилвино» успешно экспортируется примерно в 30 стран мира. За последние 9 лет вина компании награждались золотыми, серебряными и бронзовыми медалями престижных международных конкурсов – Decanter и IWSC в Лондоне, семь раз становились обладателями титула “Золотой Бренд”.

ДК: Почему вы решили вложиться именно в «Тбилвино»?

Зураб: Сегодня мы бы этого не сделали: получив опыт, сейчас мы понимаем, что проще было бы начать все с нуля. В советское время завод «Тбилвино» был лидером грузинского виноделия. Тогда мы считали, что это хорошая марка и верили, что «Тбилвино» – это не только очень известная, большая, но и очень сильная компания. Но когда мы начали работать, мы поняли, что ее сила и репутация – в прошлом, а действительное положение дел было таким же, как и во всем Советском Союзе того времени. Это был завод, который простаивал уже несколько лет, так как не мог трансформироваться от плановой экономики советского времени на рыночную.

Сейчас нам трудно повторить то, что мы тогда сделали. Мы рисковали везде. В силу отсутствия опыта не могли все реально оценить. Но самое главное, что у нас было и что нам помогло в конечном итоге добиться успеха – это огромное желание работать и делать высококачественное вино.

Мы начали работу с убытками. Потребовались немалые инвестиции для обновления оборудования, создания новых технологий, нужно было коренным образом изменить систему управления. Плюс – мы были людьми молодого поколения, а на заводе работали люди намного старше нас, с которыми мы разговаривали на разных языках. К реструктуризации компании и ко всем переменам, связанным с переходом на рыночную экономику, они относились по-другому. Переубедить их было сложно, поэтому мы решили просто действовать по-своему, внедрять те процессы, которые с нашей точки зрения могли помочь компании выйти из кризиса.

Интересно будет сказать, что советское виноделие разделялось на первичные и вторичные заводы. Первичные заводы были ответственны за переработку винограда и получение виноматериала. А вторичные заводы получали в плановом порядке виноматериал от первичных заводов, обрабатывали его, получали вино, разливали и отправляли в торговлю. Когда мы начали реструктуризацию завода с помощью иностранных экспертов, они нам сказали: ребята, вы никогда не будете успешными, если будете зависеть от первичных заводов. Сегодня у них хорошее вино, завтра – плохое. Сегодня их цена для вас приемлема, а завтра они могут цену поднять. Поэтому вы должны иметь собственные виноградники и закупать виноград дополнительно. И вот с 1999 года мы начали закупать виноград у фермеров. Когда мы начали работать по новой схеме, большинство руководителей заводских подразделений старой закалки с нами были не согласны и стали относиться к нам скептически, если не сказать – враждебно. Большинство из них тоже были акционерами ««Тбилвино»» и начали судиться с нами. Нас поддержали только несколько человек. Судебные тяжбы закончились в 2005 году тем, что мы стали обладателями 100 % акций компании. Но замечу – обиженных не осталось.

ДК: Когда у вас появились собственные виноградники?

Зураб: В 2013 году. Мы купили просто землю и посадили саженцы. Для нас это лучше, чем покупка готовых виноградников, так как высаженные сегодня лозы, еще очень долго будут приносить нам урожай. В результате мы будем получать более качественный виноград и иметь возможность контролировать его количество. Саженцы мы покупаем только у сертифицированных по международным стандартам производителей. В прошлом году мы собрали совсем маленький урожай, а этот год у нас знаменательный – ожидаем первый полноценный урожай. Через два –три года виноградники будут все более зрелыми и урожаи будут более масштабными. Сегодня у нас 159 гектара собственных виноградников, причем во всех сделана система капельного орошения, что положительно сказывается на качестве винограда и производимого нами продукта. Со следующего года мы планируем увеличить количество виноградников.

ДК: Какие сорта винограда вы выращиваете и какие сорта используете в производстве?

Зураб: Доказано, что в Грузии исконно произрастало больше 500 сортов винограда, сейчас возделывается только несколько десятков. Мы хотим научно выяснить, какие из этих древних сортов наиболее интересны и начать их возрождение. Нас привлекает идея предоставить людям возможность продегустировать вина из древнейших сортов винограда, которые в далекие времена выращивали наши предки. Для этого у нас в стране при поддержке государства работает научно-исследовательский центр, который занимается изучением таких сортов. Результатами их исследований мы и собираемся воспользоваться. А пока в наших виноградниках, а они еще очень молодые, растет только один сорт – саперави, из которого производится красное вино. Вообще мы используем для производства 10 сортов винограда, закупаем их у фермеров. С 2017-18 годов мы будем выращивать белые сорта винограда – ркацители, киси, хихви.

ДК: Как у вас, братьев, распределяются роли в производстве?

Георгий: Наша структура позволяет на сегодняшний день каждому из нас участвовать во всех важных направлениях предприятия. У нас сейчас новая структура управления, над которой мы работали почти год. Основные направления – это производство, продажи, экспорт, контроль за качеством и финансы. Руководящий орган компании – исполнительный совет. Еженедельно мы собираемся и обсуждаем все важные вопросы. У каждого из нас есть возможность во всем этом участвовать. Но, учитывая наше образование, Зураб более компетентен в производстве, в технологических процессах. В мою компетенцию больше входят вопросы продаж и международных отношений.

ДК: Есть плюсы и минусы ведения бизнеса с братом?

Георгий: Наверное, здесь как у аккумулятора – есть плюс и минус. Самый большой плюс – это доверие и ответственность друг перед другом. Они превосходят все наши минусы, которые есть в характере и психологии каждого человека. Доверие и ответственность – это главный двигатель всего того, к чему мы идем. Все остальное – несущественные мелочи. Речь идет о доверии деловом. Доверие человеческое у нас было, есть и будет.

ДК: Как вы считаете, на сколько ваша родственная связь помогла вашему бизнесу, в который вы вошли в конце 90-х?

Зураб: Это было данностью того времени. Мы должны были отталкиваться от той действительности, которая в то время существовала. Для того, чтобы быть успешными, мы должны были быть вместе. Тем более своих средств у нас тогда не было. Мне было 25 года, Георгию – 24. Мы использовали семейные финансы, которые потом вернули семье. Плюс у нас были банковские кредиты.

ДК: А какова сегодняшняя ситуация?

Георгий: Сегодня мы занимаемся только грузинскими сортами винограда, у нас два завода: в Тбилиси и в Кахетии. Завод в Кахетии новый, он был нами построен и запущен в сентябре 2012 года совместно с Международной Финансовой Корпорацией IFC. Он оснащен самым современным оборудованием. Там же, в Кахетии, у нас находятся виноградники, там же начинаются технологические процессы.

В начале сбора урожая, в сентябре, мы принимаем виноград на кахетинском заводе, где он перерабатывается, проходит первый этап ферментации, то есть, создается первоначальный виноматериал, который потом поступает на завод в Тбилиси. Все последующие процессы происходят уже тут. Здесь мы принимаем вина, храним, купажируем. Все вина проходят через так называемую холодную стабилизацию, чтобы, попав в бутылку, вино оставалось стабильным и не меняло своих вкусовых качеств. Здесь же вина проходят сложные этапы фильтрации, после чего мы их разливаем и складируем, а потом отправляем готовую продукцию заказчикам.

ДК: Поделитесь винодельческими секретами: какие именно технологические этапы проходят вина, чтобы сохранилось их качество?

Георгий: Все вина до розлива проходят холодную стабилизацию. Это означает, что жидкость определенное время должна простоять при критически низкой температуре до -4 градусов. Это делается для того, чтобы после розлива в бутылки в жидкости не остались вещества, которые могут нарушить ее структуру и выпасть в виде осадка.

Пройдя через теплообменники и охладившись, вино переходит в цистерны-холодильники. Все цистерны соединены между собой и в них циркулирует охлаждающая жидкость гликол. Но при этом в каждой цистерне можно индивидуально регулировать температуру. В цехе есть дисплей с электронным табло, на котором видна температура и состояние каждой цистерны.

У нас есть лаборатория, которая каждый день берет анализ из цистерн и определяет, стабилизировалось вино или еще нет. Время стабилизации зависит от сорта вина и от состояния жидкости. Стабилизации подвергаются и белые, и красные вина.

После стабилизации вино подвергается четырем этапам фильтрации. У нас есть очень высокотехнологичные фильтры, которые мы первыми начали использовать в нашем регионе. Первый этап фильтрации – с помощью картонных фильтров. Это базовая фильтрация. Второй этап фильтрации – кизельгуровая фильтрация. Ее принцип заключается в том, что вино проходит через несколько слоев различной искусственной почвы. Но самый высокотехнологичный вид фильтрации – это так называемый кросс флоу фильтр. Заключается он в следующем: в колонах-емкостях помещено большое количество искусственных нитей, через которые вино проходит под огромным давлением. В результате в волокнах остаются все нежелательные микробы и бактерии. Эти фильтры немецкого производства. И последний этап фильтрации – мембранная фильтрация. Здесь используется американское оборудование. В итоге после стабилизации и фильтрации вино выходит абсолютно очищенным, оно уже не будет портится, и его можно отправлять на розлив.

ДК: Все сорта вин проходят такую сложную фильтрацию?

Георгий: Нет, такую фильтрацию проходят только вина, которые мы производим в очень большом количестве и мы не знаем, сколько времени и в каких условиях они будут храниться. Премиальные сорта вина – Special Reserve не проходят столько ступеней фильтрации, чтобы в них максимально сохранились все изначальные вкусовые свойства винограда, которыми они и ценны.

После того как вина стабилизируются, фильтруются, проходят тесты и лаборатория дает разрешение на розлив, вина из погребов поднимаются наверх, проходят через два мембранных фильтра – 0,80 микрон и 0,45 микрон. И только после этого вина поступают на разливочную линию.

Разливочная линия перед каждым разливом тоже проходит обработку – моется водой, которая также проходит мембранную фильтрацию, и обрабатывается паром температурой 100 градусов с помощью парогенератора. После каждой обработки лаборатория проводит микробиологический анализ и если линия чиста в этом отношении, то дается разрешение на розлив. Бутылки также промываются водой, пройденной мембранную обработку и обогащенной сернистым ангидридом. Производительность разливочной линии – 3 тысячи бутылок в час. Бутылки закупориваются натуральными пробками, которые тоже проходят микробиологические тесты и специальную обработку. Затем продукция уходит на склад.

На складе готовой продукции у нас в данное время хранится полтора миллиона бутылок в основном урожая 2015 года. Есть небольшое количество бутылок предыдущих лет, но не старше 2012 года. Сейчас мы готовимся к новому урожаю и поэтому должны максимально опустошить все емкости. 90% всего произведенного вина одного урожая мы продаем обычно за год.

ДК: Когда пробуешь вино, трудно себе представить, на сколько сложен процесс его производства. Здесь, наверное, нужен жесткий контроль. Кто занимается этим?

Георгий: Во многих этапах нашего производственного процесса участвует лаборатория. Она проверяет вино на стабильность, дает разрешение на розлив. Все произведенное вино одного урожая не может быть враз разлито по бутылкам, это невозможно физически и нерентабельно. Поэтому не разлитое вино хранится в цистернах, количество которых превышает 100 штук. Раз в месяц из каждой цистерны берутся пробы для анализа, так как вино в течение года может менять свои химические параметры. Все это отслеживается и регистрируется. Здесь же, в лаборатории вино из каждой цистерны ежемесячно дегустируется – это так называемые органолептические пробы.

Кроме того, у нас есть и внешний контроль. В 2009 году менеджмент нашего предприятия получил международный сертификат ISO 9001 и сертификат стандарта ISO 22000 – это стандарт относится непосредственно к производству вина. Такие сертификаты есть у всех крупных производителей вин в мире. Нас ежегодно проверяет внешний аудит, швейцарская компания SGS, у нас есть также внутренний аудит, который проверяет раз в шесть месяцев. Кроме того, каждая экспортная партия получает свой сертификат качества, проходит проверку независимой лаборатории, результаты тестов передаются в наш регулирующий орган – Национальное Агентство Вина, которое находится в минсельхозе Грузии.

ДК: Давайте поговорим о марках вина. В Казахстан кроме вин основных марок вы поставляете премиальные марки вин серии Special Reserve. Вы уже сказали, что в них сохраняются изначальные вкусовые свойства винограда, а в чем еще их особенность?

Зураб: Для производства вин Special Reserve используется только отборный, самый лучший виноград. В нашей премиальной линейке четыре вина: два белых Цинандали и Киси и два красных – Саперави и Мукузани. В отличие от стандартных вин, это вино в течение соответственно 5, 10 и 15 месяцев выдерживается во французских дубовых бочках (кроме Киси Special Reserve).

ДК: Какое вино ценится больше – произведенное в дубовых бочках или в глиняных кувшинах?

Зураб: В дубовых бочках или цистернах вино производится во всем мире, а вот в кувшинах – квеври, – это исконно грузинский, кахетинский метод виноделия. Он сильно отличается от общеизвестных методов. На нашем заводе в Кахетии он тоже применяется.

ДК: В чем его секрет?

Зураб: Обычно при производстве белого вина виноград принимается в бункеры, там попадает под шнек, где отделяются косточки, веточки и кожура. Сок попадает в большие цистерны, ферментируется, туда добавляются культурные сорта дрожжей и вино начинает бродить . В кахетинском методе, когда виноград проходит через шнек, сок остается вместе с мезгой – кожурой, косточками и веточками, помещается в огромный (500-2000 литров) глиняный сосуд в форме амфоры – квеври, закопанный по горлышко в землю и там начинается процесс ферментации. После этого вино настаивается на кожуре еще примерно 5 месяцев. Земля помогает поддерживать натуральную температуру вина во время брожения и хранения. В итоге получается вино более темного, янтарного цвета и более богатого вкуса. Это тоже премиальное вино и его производится не много. В небольших количествах такое вино – Квеврис Ркацители – мы поставляем и в Казахстан. В советские времена этот метод был практически забыт, но вот сейчас он вновь возрождается.

ДК: Есть вина сортовые, а есть апелясьонные. Объясните, что это за градация?

Зураб: Сортовые вина могут быть произведены из винограда, выращенного в любом месте Кахетии. Пример такого вина – Ркацители. А вот апелясьонные вина могут быть сделаны только из сортов винограда, которые выращены в определенной местности. Например, вино Цинандали. Его название происходит от местности, где выращен виноград, то есть виноградники находятся в определенной апелясьонной микрозоне Цинандали. По другому называют это вином, контролируемым по месту происхождения. Это помогает потребителю найти самое любимое вино. Апелясьонные вина выше по категории и по цене. Но качество вин обеих категорий одинаково высокое.

ДК: На дегустационных картах рядом с названием вина можно увидеть надпись – природно-сладкое вино. Что это означает?

Зураб: Это означает, что вино произведено по специальной технологии. Сама культура производства полусладких вин идет с северо-западной Грузии. Из-за особенностей климата виноград там созревал позже, крестьяне собирали ягоды, бросали их в квеври для брожения – тогда это был единственный винодельческий метод. Квеври находились под открытым небом. Брожение продолжалось 10-14 дней. В это время под конец брожения из-за близости Кавказского хребта могли ударить заморозки. Холод останавливал брожение, не позволяя вину вину стать сухим, и оно оставалось полусладким. Так и получилось, что природа сама создала продукт, о котором люди даже и не предполагали.

Эту технологию мы применяем и сейчас, только с использованием современного оборудования. Так мы производим, например, Твиши, Хванчкару, Киндзмараули, Оджалеши.

ДК: Вы производите вино, но тем не менее вы остаетесь такими же его потребителями, как и все мы. Расскажите, какому вину отдаете предпочтение вы?

Георгий: Я люблю вино из квеври.

Зураб: Я люблю все наши вина. Мне очень нравится, например, Ркацители. Оно одно из самых простых и вин, но я нахожу в нем самое большое количество молодых ароматов. Особенно я люблю пить Ркацители последнего урожая. То есть в 2016 году я люблю пить Ркацители 2015-го года. В 2017 году, слава Богу, мне будет нравится пить Ркацители 2016-го года. У нас еще есть Квеврис Ркацители, которое, наоборот, любит выдержку. Сегодня, например, очень хорошо пить Квеврис Ркацители 13-го года.

ДК: Вы планируете сделать компанию семейной, передать ее своим детям?

Зураб: – Мы сами пока еще дети. В Грузии говорят, пока живы твои родители, ты всегда остаешься для них ребенком. А если серьезно, то – конечно. Сейчас дочерям Георгия и моему сыну по 16 лет и они в этом году были на своей первой практике на заводе, Георгий был их руководителем, передавал им знания. Сын работал в погребах вместе с виноделами, а девочки в отделе продаж – в экспортном и в местном. Им здесь очень нравится.

ДК: В винодельческом бизнесе вы уже почти 20 лет. Чем за это время стало для вас виноделие?

Зураб: С каждым годом у нас появляется больше знаний и понимания. Наша работа становится уже стилем жизни. Очень много времени мы проводим, думая о вине, соприкасаясь с этим продуктом и с людьми, которые тоже работают в этой отрасли. Мы много путешествуем, у нас много рабочих поездок, мы участвуем на разных международных выставках. И если мы раньше относились к вину как к части народной культуры Грузии, то сейчас вино имеет для нас гораздо большую ценность и стало частью нашей жизни. Для нас вино – это не только коммерция. В Грузии производить качественный виноград и вино всегда было делом чести.

Каждый год мы стараемся производить более качественный напиток, усовершенствуя санитарию и гигиену производства, технологические процессы. Высшей планки качества вина нет, совершенствоваться можно бесконечно. Надо любить вино, его производство. Это очень трудный, но очень интересный процесс. Но когда это любишь, то осознаешь, что все остальное – это суета.

ДК: Спасибо за беседу и с наступющим праздником Ртвели!

P.S. Совсем скоро поучаствовать в красивом грузинском празднике сбора винограда Ртвели, послушать грузинские песни, попробовать вина, о которых шла речь с братьями Маргвелашвили, и даже подавить виноградный сок в специальной бочке, смогут и казахстанцы. 10 сентября в отеле Итенконтиненталь ( Анкара) Клуб Ротари Алматы проводит второй благотворительный вечер, посвященный этому празднику. А собранные средства будут направлены на обустройство реабилитационного центра для детей и подростков с синдромом Дауна.

Марина ТЮЛЕНЕВА, Алматы-Тбилиси

Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 3 сентября 2016 > № 1881497 Зураб Маргвелашвили


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter