Всего новостей: 2579913, выбрано 1015 за 0.320 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 августа 2018 > № 2707479

Корреспондент (Украина): Спустя 10 лет. Как изменилось экономическое развитие Грузии после войны

После окончания российско-грузинской войны, для российской стороны настал благоприятный момент, когда фактически весь потенциал экономического развития Грузии перешел в руки российских бизнесменов и государственных структур, полагает автор украинского издания «Корреспондент».

Грузины собирают гроздья российского гнева

Вахтанг Маисая, Корреспондент, Украина

Анализируя геоэкономические последствия Августовской воины для Грузии, следует подчеркнуть, что начиная с 2008 года по сей день в руках российских бизнесменов и государственных экономических субъектов и структур оказалось свыше 33 стратегических объектов Грузии, то есть примерно 45% всей мощности экономического потенциала и даже тех объектов, которые являются супер-важными государственными объединениями, составляющих стержень национальной независимости в контексте экономической и энергетической безопасности страны. Следует для наглядности показать и перечислить те конкретные объекты и более того, те российские корпорации, которые вошли в Грузию на почти что, монопольных условиях:

1. Компания «Лукойл» — дочерняя компания «Лукойл Джорджия», примерно захватило 40% нефтераспределительные системы и нефтяные станции в стране

2. Мобильная компания «Билайн» — примерно 30% рынка мобильной сети

3. Объединенный грузинский банк — национальный филиал российского ВТБ, примерно 25% финансового сектора страны

4. Локомотивно-строительный завод в Тбилиси — один главных фарватеров индустрии в советской и пост-советской Грузии — российская компания «Промышлен Инвест»

5. Тбилисской государственная компания водоснабжения — российская компания «Georgian Water and Power»

6.Энергетический гигант «Энгури ГЭС», вырабатывающая примерно 50% электроэнергии для Грузии. переданный во владение еще в 2011 году при президенте Саакашвили под эгидой секретного меморандума российскому монополисту РАО ЕЕС и в прямое управление этой же корпорации. «Жинвали ГЭС» вырабатывает примерно 20% грузинской энергетической мощности — тоже передан РАО ЕЕС

7. «Казтрангаз», один из важных узлов газоснабжения страны управляется российским монополистом «Газпромом»; в Грузии тоже активно действует другая российская компания «ИТЕРА» и даже очень успешно

8. Маднеульским горно-обогатительным комплексом (золото, дорогие метали, серебро и др) владеет российская компания

9. В Черном море, в акватории Грузии, разведкой и добычей нефти и газа напрямую занимается российская компания «Алекс», кстати, дочерняя компания того же «Газпрома»

И это только малый перечень тех структур, где господствуют российские промышленники и финансовые воротилы, и это официально в воюющей стране, где все еще главным военным противником является Российская Федерация. Кстати, по данным официального статического департамента Грузии «Сакстати», за период 2016 года, Россия являлось вторым торговым партнером Грузии, наравне с Китаем, по экспорту — в этот год было экспортировано в Россию грузинских изделии в сумме 132 тысячи 77 долларов только за период январь-сентябрь, а по импорту по тем же показателям и по тем же временным рамкам, Россия вышла на пятое место (этот показатель стал еще более высоким за период 2016-2018 год). Вдобавок к этому российская «экономическая интервенция» (условно говоря) осуществляется еще по двум направлениям — миграционно-экономическое (в России по неофициальным подсчетам нелегально работают более 1.5 миллиона грузинских граждан и нелегальные финансовые трансферы, примерно на 2 миллиарда долларов являются одним из главным показателем грузинского ВВП) и туристический (в год Грузия получает от российского туризма примерно 2-3 миллиарда долларов).

К тому же между двумя странами работает специальный дипломатический канал «Карасин-Абашидзе», частично компенсируя отсутствия прямого политического контакта между странами. Целью этой структуры является способствование еще более улучшению торгово-экономических связей между Грузией и Россией. До этого при прямом согласии Михаила Саакашвили еще в 2011 году Россия вступила в ряды ВТО (отмечу, только единственный «грузинский» фактор мешал ей для вступления в эту организацию и Саакашвили сделал «божественный» подарок, именно Владимиру Путину, тогда еще премьер-министру страны, лично курирующего и занимающегося этим вопросом).

На кону сегодняшнего дня стоит возможность открытия т.н. «Абхазской железной дороги», которая лоббируется двумя странами региона — РФ и Арменией. В тот же 2011 году был парафирован между тремя странами — Грузией, Швейцарии и России т.н. «Ларский договор» о пропуске грузов со стороны оккупированных территорий Абхазии и Южной Осетии в сторону Армении из России. Прямое экономическая зависимость Грузии от России сыграло злую шутку с моей страной — имеется ввиду девальвация российского рубля и турецкого лира на фоне американских санкций как раз в августе этого года, которая пропорционально затронула и девальвацию грузинской национальной валюты — Лари на восемь пунктов (от курса $1=2.45 вначале августа до 1 доллар = 2.52 в середине августа). Именно большая привязанность в экономическом и в финансовом смысле по отношении Турции и России, в том числе в контексте и прямых инвестиций, было главной причиной девальвации Лари.

Впереди грядет еще более серьезное испытание для грузинской экономики и геоэкономическим интересам, над которыми никто в Грузии и не «шевелит ушами» и вообще не обращает внимание. Дело касается подписания долгожданной уже для прикаспийских стран Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, состоящей из 24 статей и по которому фактически вся полнота контроля над транзитными путями и проектами международного уровня, в том числе, китайского «Один пояс, один путь» с $240 млрд. инвестициями, переходит к России. И здесь уже Грузия может выпасть из «пула» привлекаемой страны в геоэкономическом плане, так как уже действует новая геоэкономическая модель на базе геополитической оси: Москва-Баку-Тегеран. Так что Грузия уже впала в геополитический эндшпиль.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 августа 2018 > № 2707479


США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702854

США подвели Грузию, когда туда вторглась Россия

Дитер Боден (Dieter Boden), The Washington Post, США

Письмо в редакцию

В своем опубликованном 9 августа очерке «Когда Россия вторглась в Грузию, Америка начала действовать», Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) утверждает, что она неофициально предупреждала грузинского президента Михаила Саакашвили о том, что ему не следует рассчитывать на военный ответ НАТО в случае российского нападения. Но приехав 10 июля 2008 года в Тбилиси и стоя рядом с Саакашвили, она заявила: «Господин президент, мы всегда боремся за своих друзей».

Официально ее слова позднее истолковали как выражение готовности поддержать грузинские усилия по присоединению к плану действий по подготовке к членству в НАТО, которые в то время обсуждали члены альянса, вызывая неоднозначную реакцию. Но ее слова были слишком двусмысленными и допускали разные толкования. В той напряженной атмосфере, которая возникла на административной границе между Грузией и Южной Осетией, многие в регионе, и особенно грузины, восприняли заявление Райс как твердое обязательство США оказать военную помощь.

Рассказывая о своей работе над окончательным вариантом соглашения о прекращении августовской войны, Райс упомянула о том, что она совместно с другими людьми инициировала «важные перемены, включая изменение тех географических пределов, в которых позволено действовать российским войскам, чтобы они не создавали угрозу грузинской столице». Но на самом деле, правда оказалась совсем иной. Это соглашение привело к тому, что жители находящегося всего в 50 километрах от Тбилиси Ахалгори, которые почти поголовно являются грузинами, оказались на осетинской, то есть, на оккупированной Россией территории. Оттуда артиллерия большой дальности может вести огонь по грузинской столице.

Дитер Боден, Потсдам, Германия

Автор письма — отставной посол, бывший специальный представитель Генерального секретаря ООН в Грузии.

США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702854


США. Украина. Грузия. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703109

Оборонные рекорды: США защитятся от России деньгами

Трамп подписал самый большой военный бюджет США в истории

Президент США Дональд Трамп на военной базе Форт-Драм в штате Нью-Йорк подписал оборонный бюджет Соединенных Штатов на 2019 год. Согласно документу, траты на оборону станут рекордными в истории и по сравнению с 2018 годом возрастут на $20 млрд. На что Вашингтон собирается тратить деньги в военной сфере, — разобралась «Газета.Ru».

В январе текущего года сообщалось, что Трамп намерен увеличить военный бюджет США в 2019 году до $716 млрд. Относительно военного бюджета 2017 года новый план финансирования вырос на 13%. По сравнению с бюджетом 2018 года он больше только на 2%.

Документ был подписан в торжественной обстановке на военной базе Форт-Драм в штате Нью-Йорк, что символизировало повышенное внимание президента к увеличению денежного довольствия военнослужащих — в новом бюджете эти расходы вырастут на 2,6%.

Ранее проект одобрили обе палаты конгресса. Финансовый 2019 год начинается 1 октября 2018 года.

В документе уделяется повышенное внимание модернизации почти всех видов войск, в том числе стратегических сил.

Будет увеличена штатная численность военнослужащих на 15,6 тыс. человек. Всего оборонный бюджет предусматривает 487,5 тыс. военнослужащих в сухопутных войсках, 335,4 тысячи в военно-морских силах, 186,1 тыс. в корпусе морской пехоты и 329,1 тыс. в военно-воздушных силах.

Агентство противоракетной обороны США должно будет уже в ближайшее время начать работы по развертыванию в космосе систем слежения и перехвата баллистических ракет. Разработка и внедрение так называемой «устойчивой космической сенсорной архитектуры» должны быть завершены к 31 декабря 2022 года.

Кроме того, резко — с $22 млн до $360 млн — увеличены средства на закупку новейших бронетранспортеров Stryker A1. Планируется модернизировать 135 танков M1 Abrams, 60 гусеничных боевых машин пехоты Bradley, почти 200 многоцелевых бронированных машин и еще около 3,4 тыс. различных военных автомобилей.

В рамках оборонного бюджета 2019 года планируется также потратить $7,6 млрд на закупку 77 новейших истребителей F-35. Существенные средства будут выделены на развитие беспилотных летательных аппаратов, в частности, EQ-4. Планируется выделить $24,1 млрд на постройку 13 кораблей и на ускорение строительства четвертого авианосца класса Ford и новейшей атомной ракетной подводной лодки класса Columbia (первоначально работы предполагалось начать в 2021-2023 годах).

Бюджет-2019 подтверждает политику США по непризнанию Крыма российским и связанные с этим ограничения (с возможностью исключений, если это соответствует «интересам национальной безопасности» США), а также продлевает запрет на военное сотрудничество с Россией (кроме взаимодействия по предотвращению конфликтов).

В оборонном бюджете фиксируется наличие военной угрозы в Европе в связи с «российской агрессией». Для сдерживания Москвы запланированы мероприятия, которые будут осуществляться совместно с членами НАТО. Всего на цели «Европейской инициативы по сдерживанию» планируется выделить $6,3 млрд, которые в том числе будут потрачены на увеличение военного присутствия США на западных границах с Россией.

Помимо всего прочего, оборонный бюджет США требует от президента представить отчет, поднимала ли администрация США на переговорах с Россией вопрос о ее новых видах вооружения («скрытых российских системах», согласно тексту документа) и готова ли Россия учитывать их при реализации договора СНВ-3.

В бюджете в числе этих систем называются межконтинентальная баллистическая ракета «Сармат», крылатая ракета с ядерным двигателем, стратегические крылатые ракеты большой дальности воздушного базирования типа Х-101, подводный беспилотный аппарат «Посейдон» и гиперзвуковая ракета межконтинентальной дальности «Авангард».

Не обошлось без Украины и Грузии

Как обычно, в оборонном бюджете США 2019 года Россия обвиняется в нарушении договора РСМД, а президенту предписывается представить отчеты о выполнении Москвой договоров РСМД, СНВ-3 и Договора по открытому небу. Последний из этих договоров США не намерены выполнять, пока не убедятся, что Россия соблюдает его положения. Иными словами, подписанный Трампом

военный бюджет предусматривает замораживание средств на программу «Открытое небо», предусматривающую наблюдательные полеты военных над территорией США и России.

Не забыты в американском оборонном бюджете и новые союзники США в Восточной Европе, в частности Украина и Грузия.

Согласно документу, на военную помощь Украине выделяется $250 млн (больше на $50 млн), что будет включать и поставки «летальных вооружений».

Ранее администрация Трампа уже начала поставки на Украину противотанковых комплексов Javelin. Уже несколько лет ведется программа подготовки украинских военнослужащих американскими инструкторами.

Грузии планируется продолжить поставки «летальных оборонительных вооружений» и предпринимать меры по поддержке ее вступления в НАТО. Одновременно предлагается «изучить возможность увеличения числа учений» с этими странами в Черном море с участием стран НАТО.

Новый бюджет США подвергнет ограничениям и тех, кто осуществляет военно-техническое сотрудничество с Россией. Документ запрещает поставку Турции американских истребителей F-35 за то, что Анкара купила у России зенитные ракетные системы С-400 «Триумф».

Без новаций

«Все, что нашло отражение в новом американском оборонном бюджете, было ожидаемо», — рассказал «Газете.Ru» директор Института стратегических оценок, заместитель председателя Ассоциации «Россия-США» Сергей Ознобищев.

По словам эксперта, уже много раз говорилось и про общий объем военного бюджета, и про структуру расходов, и об увеличении денежного довольствия американским военнослужащим, и о предстоящей модернизации всей структуры вооруженных сил США.

«В общем, для тех, кто хоть немного следит за ходом событий и за подготовкой очередного оборонного бюджета, никаких новаций в бюджете-2019 нет», — заключает эксперт.

По словам специалиста, в деталях можно разбираться. И находить то, что не было известно раньше. Но детали всегда приходят вместе с документом. «То, что сейчас обсуждается, особенно нашими СМИ, и подается иногда в качестве сенсации, к примеру, развитие космической составляющей ВС США, на самом деле никакими сенсациями не является», — считает Ознобищев.

Об этом, по словам эксперта, американцы говорили очень давно.

«И давайте будем честны. В России Воздушно-космические силы как вид Вооруженных сил созданы уже несколько лет назад. Другое дело, что мы не собираемся превращать космос в поле боя.

Россия не будет размещать в околоземном пространстве какие-либо платформы с оружием. Об этом мы говорим постоянно и призываем американцев к тому же. Мы выступаем против милитаризации космического пространства», — подчеркивает собеседник «Газеты.Ru».

Как рассказал Ознобищев, американские военные новации бюджета-2019, которые предполагаются в области космоса, предполагают на данном этапе не вывод в космос оружия, а всего лишь усиление разведывательных возможностей ВС США.

«Речи о жесткой милитаризации космоса не идет, как это собирался делать Рональд Рейган в свое время. Хотя и не будем скрывать, подобные разработки ведутся, и делается это не только американцами», — считает он.

Что касается совершенствования орбитальной группировки, чем занимаются США в том числе и в рамках бюджета-2019, то это приоритетная задача для любой космической державы. Это важно и для России, и для Китая, полагает эксперт.

«То же самое касается ассигнований, предназначенных для укрепления обороноспособности Украины, — пояснил в беседе с «Газетой.Ru» Сергей Ознобищев. — В настоящее время речь идет о вполне понятном и сравнительно небольшом объеме средств. Речь идет об оборонительных системах. Можно, разумеется, открыть по этому поводу дискуссию, что является чисто оборонительной системой, а что нет. Но я уверен, что американцы здесь будут вести себя сдержанно. Хотя конгресс США в последнее время и не слишком сдержан в отношении России».

В ПРО без изменений

Что касается военного бюджета США 2019 года, то в данном случае речь идет о серьезной фундаментальной модернизации всей структуры вооруженных сил США. В этом плане следует напомнить, что модернизация российских ВС уже фактически произошла, находится в стадии завершения, о чем не раз говорилось на совещаниях у президента России Владимира Путина.

«А продемонстрированные в марте этого года наши прорывные образцы вооружения и военной техники, в первую очередь гиперзвуковое оружие, ракеты «Сармат» и «Авангард», сводят на нет любые усилия американцев в сфере противоракетной обороны», — напоминает Сергей Ознобищев.

«Должен заметить, что до настоящего времени в боевом и численном составе ПРО США никаких существенных изменений не произошло. Во всяком случае, об этом не заявлено. А если начнется существенный рост возможностей ПРО США, то американцы получат ответные действия России, которые сведут все их усилия в этой области к нулю», — убежден специалист.

При этом главной задачей России остается не втягиваться в гонку вооружений и не начать по всем направлениям наращивания оборонных усилий. При этом нельзя отрицать тот факт, что новый бюджет США будет восприниматься отечественными военными как вызов, однако политики и эксперты, по мнению собеседника издания, должны подходить к анализу ситуации спокойно.

США. Украина. Грузия. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703109


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702901

Война 2008 года завершила формирование путинского мировоззрения

Торнике Гордадзе, Le Monde, Франция

Бывший грузинский министр Торнике Гордадзе считает, что росийско-грузинская война 2008 года дала Владимиру Путину уверенность в том, что он может действовать жестко. Тем не менее в свое время этот продлившийся всего несколько дней конфликт не казался особенно значимым событием.

Десять лет прошло с окончания российско-грузинской войны, активная фаза которой шла с 7 по 12 августа 2008 года. Этот небольшой конфликт на рубежах европейского континента, как оказалось, имеет большое значение для понимания политики Владимира Путина и последовавших российских военных вмешательств на Украине и в Сирии. Кроме того, эта война завершила формирование путинского восприятия международных отношений. Она придала российскому лидеру уверенность в слабости и упадочности Запада и укрепила его в мысли о том, что применение силы с презрением к международному праву всегда будет выгодным последним средством.

Вторжение в Грузию последовало за 15 годами военной, финансовой и политической поддержки абхазских и южноосетинских сепаратистов со стороны Москвы, массовой раздачей российских паспортов в обоих регионах, а также полным «гибридным» контролем над сепаратистскими вооруженными силами. Оно стало первым военным вмешательством Российской Федерации за пределами своих границ. Если же расширить перспективу на советскую эпоху, оно стало первым с вторжения в Афганистан в 1979 году. В отличие от последнего грузинская кампания по большей части воспринимается в России как военная, политическая и геополитическая победа, настоящее изменение хода истории с целой чередой поражений с момента окончания холодной войны. Кроме того, с экранов телевидения и в официальных заявлениях звучали настолько же неуместные, насколько параллели в духе квасного патриотизма с победой во Второй мировой войне.

Помимо военного триумфа (стоит отметить, что Россия понесла ощутимые потери в воздушной технике и живой силе за пять дней боев с бесконечно более слабым противником) все это стало для российского режима политической победой. Популярность Путина внутри страны била рекорды, а международное сообщество, несмотря на красивые слова и громогласные осуждения, в конечном итоге приняло новые правила игры. Россия де факто добилась для себя молчаливого вето на расширение НАТО на постсоветском пространстве.

Предложение диалога

Москва не только не стала целью санкций, но и получила со стороны американцев и европейцев предложение диалога с чистого листа: всего через несколько месяцев после конфликта первые дали старт «перезагрузке», а вторые запустили «партнерство для модернизации».

В стремлении скрыть свою неспособность помешать первому силовому изменению границ европейского государства с 1945 года международное сообщество позволило российской пропаганде нового типа убаюкать и частично убедить себя. Она была призвана в первую очередь запутать, посеять сомнения, сбить с толку и стереть границу между правдой и ложью. В результате была сформирована позиция об общей ответственности, провокации Москвы и неосторожности Тбилиси, российском вторжении и ошибочном грузинском обстреле «сепаратистских» позиций в ночь с 7 на 8 августа при том, что сотни российских единиц бронетехники и танков уже прошли разделяющий два государства Рокский тоннель.

По крайней мере, частичная ответственность за формирование такого нарратива лежит на следственной комиссии, которая была сформирована Европейским союзом под председательством швейцарского дипломата Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini). После разоблачения тактики применения на Украине регулярных российских сил в униформе «местных сепаратистов», массовой передачи самого современного оружия и формирования виртуальной реальности с появлением фальшивых новостей в промышленных масштабах, заключения этой миссии выглядят излишне политкорректными и напоминают политическое стремление ограничить участие Запада. Так, ЕС осудил нарушение Россией территориальной целостности Грузии, однако наотрез отказался использовать в официальных документах понятия «оккупация» и «этническая чистка», чтобы не показаться грубым соседу.

Закон джунглей

Москва вынесла для себя целый ряд выводов из этого кризиса, который послужил основой для ее стратегии на Украине, в Сирии и в целом по отношению к Западу. Путин понял, что его популярность в стране и стабильность его режима связаны с войной, и что экономические и социальные трудности можно легко задвинуть в сторону, поставив на первое место миф об осажденной врагами родине. Россия удвоила усилия по улучшению и модернизации своих вооруженных сил, резко повысив выделяемые на эти нужны средства. Кроме того, она ощутила беспрецедентную силу пропаганды, причем не для убеждения мира в справедливости и правоте своей позиции, а для формирования атмосферы, в которой правда неотличима от лжи.

Путин понял, что международные последствия его односторонних действий и нарушений международного права мало что значат на фоне получаемой выгоды и фактического признания его геополитических амбиций. Путин окончательно уверовал в то, что международные отношения — это закон джунглей, где побеждает самый сильный и смелый. Как бы то ни было, самым страшным и тревожным для мира во всем мире стало то, что он показал Запад слабым, ошибающимся и не желающим отстаивать принципы, которые он сам вынашивал и продвигал на протяжение десятилетий. Силовая аннексия Крыма, война на востоке Украины с ее на вид местными участниками, а также этнические чистки и бескрайнее насилие над не поддерживающим сирийский режим населением Гуты и Алеппо — все эти стратегии основываются на выводах из маленькой войны, которая в свое время не изменила и не впечатлила мир.

Торнике Гордадзе, преподаватель Парижского института политических исследований, бывший министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Грузии

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702901


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699339

Перелом 2008 года

Грузины собирают гроздья российского гнева

Адам Туз (Adam Tooze), Project Syndicate, США

На этой неделе, ровно десять лет назад, российские танки после многочасового марш-броска остановились невдалеке от Тбилиси, столицы Грузии. Эта короткая война на Кавказе знаменовала собой окончание длившейся почти два десятилетия западной гегемонии в Европе после Холодной войны. Подбадриваемая администрацией президента США Джорджа Буша-младшего, Грузия инициировала переговоры о вступлении в НАТО, что вынудило президента России Владимира Путина защитить ту красную черту, которую он провёл годом ранее. Россия, как заявил Путин на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года, будет считать любое дальнейшее расширение на восток западных институтов актом агрессии.

В августе 2008 года европейские дипломаты старались остановить боевые действия. Но уже через несколько недель всё мировое внимание захватил начинавшийся мировой финансовый кризис. В Вашингтоне, Лондоне, Париже, Берлине и Москве наиболее насущной проблемой стало предотвращение банкротства банков, а не военная эскалация. На первый взгляд Грузинская война и мировой финансовый кризис выглядят никак не связанными событиями. Однако не стоит игнорировать глубинные факторы, вызвавшие эту конфронтацию.

Поглощение посткоммунистической Европы Западом не ограничивалось просто бархатными революциями. Вступившие в НАТО и ЕС посткоммунистические страны, которые Дональд Рамсфельд, министр обороны в администрации Буша, называл «Новой Европой», зависели от сотен миллиардов долларов в виде инвестиций. Кредиты предоставляли те же самые европейские банки, которые помогали создавать бум на рынке недвижимости в США и накачивать ещё более крупные пузыри на рынке жилья в Великобритании, Ирландии и Испании. В период 2005-2007 годов наиболее экстремальная инфляция на рынке недвижимости в мире наблюдалась на восточном рубеже НАТО — в странах Прибалтики.

Наряду с гарантиями безопасности от России, посткоммунистические страны жаждали процветания. К началу 2000-х годов бывшие советские республики Грузия и Украина, не получившие допуска ни в НАТО, ни в ЕС, боялись остаться позади. Их желание «догнать» стало причиной так называемых цветных революций 2003 и 2004 годов, вызванных верой в то, что экономический рост, демократизация и прозападная ориентация идут рука об руку.

Но не только бывшие сателлиты СССР получали выгоду от глобального бума, финансируемого в долг. Власть и сила путинского режима тоже были (в основном) производной от глобализации, а если конкретно — колоссального роста цен на нефть. В 2008 году казалось, что российский энергогигант «Газпром», подконтрольный государству, может вскоре стать крупнейшей корпорацией в мире, благодаря беспрецедентному росту спроса в развивающихся странах, прежде всего, в Китае.

В 2008 году эти два фронта высокого давления, сформированных глобальным капитализмом, быстро шли друг другу навстречу в Евразии. Западные инвестиции стимулировали экономический рост в Центральной и Восточной Европе, а сырьевой бум поддерживал геополитическое возрождение России. Да, конечно, эти тенденции не обязательно должны были привести к конфликту. По крайней мере, согласно мантре глобализации, торговля приносит выгоду всем сторонам.

Евросоюз настаивает на невинности своей модели интеграции. Как простодушно утверждают его высшие представители, целью является мир, стабильность и верховенство закона, а не обретение геополитических преимуществ. Но вне зависимости от того, верят ли в это действительно посткоммунистические страны ЕС или нет, они смотрели на ситуацию иначе. Для них членство в НАТО и ЕС было частью антироссийского пакета, как это было и для западноевропейских стран в 1950-е годы.

Каждый раз, когда Германия слишком далеко заходила в развитии отношений с Россией, начиналась напряжённость. Когда в 2005 году было заключено соглашение о строительстве газопровода «Северный поток», тогдашний министр иностранных дел Польши Радек Сикорски назвал его новой версией пакта Молотова-Риббентропа 1939 года.

Украина тоже подала заявку на вступление в НАТО в 2008 году, но это не спровоцировало российскую интервенцию. Тем не менее, война в Грузии расколола украинский политический класс на три части — на тех, кто выступал за сближение с Западом, тех, кто поддерживал Россию, и тех, кто предпочитал политику балансирования. Эти противоречия в дальнейшем усугубились под влиянием финансового кризиса.

Ни одна часть мировой экономики не пострадала так сильно от этого кризиса, как страны бывшей советской сферы влияния. Когда схлопнулось глобальное кредитование, наиболее хрупкие заёмщики были отсечены первыми. Это, а также последовавший вскоре обвал сырьевых цен, стало сокрушительным шоком для «стран с переходной экономикой».

Будучи одним из крупнейших в мире экспортёров нефти и газа, Россия оказалась одной из наиболее пострадавших стран. Но после унижения финансового кризиса в конце 1990-х годов, Путин позаботился о том, чтобы Россия была вооружена значительными долларовыми резервами — они были третьими в мире по размерам после Китая и Японии. Резервы в сумме $600 млрд позволили России пережить шторм 2008 года без внешней помощи.

Но этого нельзя сказать о её бывших сателлитах. Их валюты обвалились. Процентные ставки резко выросли. Приток иностранных капиталов остановился. Некоторым странам пришлось обратиться за помощью к Международному валютному фонду.

Более того, после кризиса 2008 года пути стран Центральной и Восточной Европы разошлись. Политические руководители стран Прибалтики выбрали политику жесточайшего сокращения госрасходов, чтобы продолжить путь к членству в еврозоне. А в Венгрии правящие партии были дискредитированы, открыв двери для антилиберального режима премьер-министра Виктора Орбана.

Впрочем, ни одна страна в этом регионе не была стратегически более важной, политически более хрупкой или пострадавшей сильнее экономически, чем Украина. В течение нескольких недель по Украине был нанесён сокрушительный двойной удар — война в Грузии и финансовый кризис. Это открыло путь к успеху кандидата в президенты, пророссийски настроенного Виктора Януковича в 2010 году и к отчаянным финансовым переговорам с МВФ, ЕС и Россией, кульминацией которых стал кризис 2013 года. На фоне нынешних разговоров о торговых войнах стоит вспомнить, что спор из-за соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС привёл к свержению Януковича и к необъявленной войне с Россией.

В 1989 году казалось, что окончание Холодной войны означает, будто создаваемый рынком рост экономики является непреодолимой силой, дающей преимущество Западу во главе с США. Отсюда было легко сделать вывод, что расширение капитализма на постсоветский мир позволит продолжить смещение баланса сил в пользу Запада.

События августа и сентября 2008 года преподали два болезненных и крайне тревожных урока. Во-первых, капитализм подвержен катастрофам. Во-вторых, глобальный экономический рост совсем не обязательно укрепляет однополярный мировой порядок. Подлинно всеобщий рост глобальный экономики рождает многополярность, которая (если отсутствует всеобъемлющее дипломатическое и геополитическое урегулирование) является рецептом для конфликта.

Прошло десять лет, а Запад всё ещё продолжает с трудом адаптироваться к этим тревожным выводам. Сегодня все взгляды обращены на Азию, на подъём Китая и его растущее влияние в Евразии, Африке и Латинской Америке. Но путинская Россия по-прежнему остаётся спойлером. Мы не должны забывать грузинский кризис августа 2008 года, когда впервые стало очевидно, насколько опасной может стать новая глобальная экономическая система.

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 августа 2018 > № 2699339


Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 августа 2018 > № 2698904

«Отвоюем Абхазию и Южную Осетию»: зачем Грузия идет в НАТО

Что происходит с отношениями России и Грузии, спустя 10 лет после конфликта

Со дня, когда грузинские войска вошли в столицу Южной Осетии Цхинвали, прошло 10 лет. За эти годы отношения России и Грузии, некогда очень близких друг другу, прошли сложный путь. «Газета.Ru» рассказывает, в каком состоянии находятся российско-грузинские отношения на в настоящее время.

Десять лет назад, после грузино-осетинского конфликта с участием российских войск, отношения Москвы и Тбилиси стремительно ухудшились.

Россия признала независимость республик Южная Осетия и Абхазия, которые Тбилиси считает частью своих территорий. Грузия в ответ разорвала с Россией дипломатические отношения. Последние годы Грузия ведет активные переговоры с НАТО о вступлении в военный альянс.

С другой же стороны, Грузия сегодня — одно из излюбленных направлений для российских туристов, а Россия — главный рынок сбыта для грузинских товаров. На долю нашей страны в 2017 году пришлось 14,5% всего объема грузинского экспорта, который составил $2,735 млрд.

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает, что отношения России и Грузии «не наладились, но нормализовались».

«Все равно дипломатические отношения разорваны. Визовый режим, по крайней мере, по отношению к Грузии, в России сохраняется. Да, торговля, в целом, наладилась, но о каких-то совместных проектах и широкомасштабных инвестициях говорить пока еще рано», — говорит эксперт.

Не способствует налаживанию отношений и абсолютно противоположные оценки конфликта десятилетней давности. Так, грузинский президент Георгий Маргвелашвили, выступая на круглом столе «Прочный мир и безопасность — российско-грузинская война 2008 года, 10 лет спустя» заявил следующее: «Мы не должны бояться называть вещи своими именами. То, что делала и делает Россия против суверенного государства, — это война между Россией и Грузией, это агрессия, оккупация и попрание всех международных норм».

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, который в 2008 году занимал пост президента России, в недавнем интервью «Коммерсанту» заявил, что главный виновник войны — это Михаил Саакашвили, возглавлявший Грузию. «Мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было», — заявил Медведев.

В то же время премьер оставляет возможность на восстановление отношений открытой: «Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали».

Эксперты, однако, считают, что восстановление дипотношений не является перспективой ближайшего времени. Как отмечает грузинский политолог, руководитель центра культурных взаимосвязей «Кавказский дом» Георгий Канашвили, в настоящее время «стороны четко осознают, что статус-кво не будет меняться — цена слишком велика». «Поэтому сейчас время «тайм-аута», но к чему будет вести этот тайм-аут, пока неясно. Видимо такая ситуация продлится еще много лет», — отмечает Канашвили.

Сегодня же главная проблема российско-грузинских отношений упирается в желание Тбилиси стать членом Североатлантического альянса, который Москва воспринимает как недружественную России военную организацию.

В июле на полях саммита НАТО генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг пообещал, что Грузия в будущем войдет в состав альянса. Кроме того, генсек организации добавил, что в НАТО поддерживают евроатлантические устремления Тбилиси, а обещание включить Грузию в состав военного блока подтверждают и лидеры стран-участниц.

Россия считает, что вступление Грузии в НАТО может привести к катастрофическим последствиям. «Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо», — говорит Медведев.

«Разговоры о вступлении Грузии в НАТО идут в связи с тем, что, к сожалению, в Грузии не видят другой перспективы восстановления, как они выражаются, территориальной целостности страны. То есть, они представляют себе, что после вступления Грузии в НАТО альянс начнет отвоевывать для Грузии утраченные ей Абхазию и Южную Осетию», — поясняет мотивы Тбилиси Владимир Жарихин.

Однако, по мнению эксперта, этим чаяниям не суждено сбыться. «Во-первых, НАТО никогда не начнет это делать, это раз. А второе — по этой причине, в НАТО, с моей точки зрения, в итоге, Грузию никогда не возьмут. Я думаю, дело ограничится двусторонним договором с Соединенными Штатами», — считает специалист по СНГ.

Главный итог этого десятилетия, по словам Жарихина, дает понять, что «в 2008 году многие действия были сделаны правильно». «За прошедшие десять лет в регионе в результате военных действий не погиб ни один российский военнослужащий, не погиб ни один грузин, ни один абхаз. Это самое главное», — говорит эксперт.

Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 11 августа 2018 > № 2698904


Россия. Грузия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700756

Россия вторглась в Грузию десять лет назад. Не говорите, что Америка не отреагировала

Кондолиза Райс | The Washington Post

На этой неделе исполняется десять лет с тех пор, как Россия начала полномасштабное вторжение в Грузию, пишет бывший госсекретарь США Кондолиза Райс в статье для The Washington Post.

"Важно отметить несколько пунктов для истории", - отмечает она.

"Мы в администрации Буша понимали надвигающуюся опасность военных действий России в Грузии. Начиная с весны 2008 года, США и Германия пытались договориться о деэскалации растущей напряженности в сепаратистских регионах Южной Осетии и Абхазии", - говорится в статье.

"Именно в этом контексте я сказала президенту Грузии Михаилу Саакашвили - частным образом - что русские попытаются спровоцировать его и что, учитывая обстоятельства на местах, он не может рассчитывать на ответные меры НАТО. Я не "винила" его за этот кризис - и до сих пор не виню. Это была просто констатация факта в попытке сдержать действия грузин, страсти которых по понятным причинам накалились", - поясняет Райс.

По словам Райс, главной задачей США стала защита грузинской столицы. Для этого американские военно-транспортные самолеты вернули вооруженные силы Грузии из Ирака. И, как вспоминал сам Саакашвили, мы отправили "гуманитарный конвой" в сопровождении военных кораблей США, вспоминает автор.

В телефонном разговоре через несколько дней после начала кризиса российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал мне, что для окончания военных действий существуют три условия, пишет Райс. Первым было обещание грузинских ВС не использовать военную силу в отколовшихся регионах, вторым - их возвращение в части. "Однако третье условие, которое, как он сказал, должно остаться "только между нами", поразило меня", - пишет Райс. "Миша Саакашвили должен уйти", - сказал Лавров, по ее словам.

"Я ответила Лаврову, что американский госсекретарь и российский министр иностранных дел не могут вести тайные переговоры о свержении демократически избранного президента", - вспоминает экс-дипломат. Он был в ярости. Однако Саакашвили остался у власти, и грузинская демократия была спасена.

"Это и сейчас печальная история - и, возможно, Путин извлек из нее неправильные уроки. Впрочем, чтобы сдержать его в будущем, нам нужно, прежде всего, правильно оценить факты прошлого", - считает Райс.

Россия. Грузия. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 9 августа 2018 > № 2700756


Россия. Украина. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699408

Границы НАТО

НАТО должна протянуть руку Украине и Грузии

Передовая статья, The Times, Великобритания

У Кремля имеется испытанная и протестированная схема «добрый полицейский — злой полицейский», в которой Дмитрий Медведев, российский премьер-министр и бывший президент, является добрым полицейским. Но даже при таком раскладе он не смягчает свои слова. В ходе интервью, когда его спросили по поводу недавно сделанного заявления НАТО о возможном членстве Грузии в альянсе, он подчеркнул, что это может привести к «страшному конфликту».

Это была не столько угроза эскалации конфликта на Кавказе и его превращения в третью мировую войну, сколько напоминание о двух фактах. Во-первых, Россия с момента своего вторжения в отколовшуюся от Грузии провинцию Южная Осетия в 2008 году имеет военные базы на территории, которые международное сообщество считает частью Грузии. Во-вторых, определяющий принцип НАТО, закрепленный в Статье 5 Вашингтонского договора, состоит в том, что нападение на одного из членов альянса считается нападением на всех. Из этого следует, что агрессора ожидает подавляющий военный ответ.

НАТО была образована в то время, когда в международных отношениях доминирующее положение занимали два идеологических блока, каждый из которых возглавлялся военной сверхдержавой. Этих блоков больше нет, однако НАТО продолжает оставаться оборонительным военным альянсом, в задачу которого входит обеспечение территориальной целостности своих европейских и североамериканских членов. Она не может себе позволить расшириться и принять в свой состав те страны, в отношении которых не будет полной уверенности в выполнении с помощью силы своих коллективных гарантий безопасности.

Грузия является одной из таких стран. Еще одна такая страна — Украина. Демократические, прозападные чаяния подавляющего большинства населения этих стран заслуживают щедрой западной поддержки в области дипломатии, торговли, а, если необходимо, то и помощи. Помимо этого, существует возможность сотрудничества в сфере обороны, если оно пропорционально тому уровню опасности, который представляет собой Россия, и той активности, к которой стремятся избранные правительства принимающих государств. Совершенно другое дело быть связанным обещанием начать войну всеми объединенными силами самого мощного в мире альянса от имени стран, которые являются оккупированными непредсказуемой и все более милитаристской ядерной державой.

После агрессии России против Грузии, Роберт Гейтс, бывший в то время министром обороны Соединенных Штатов, отметил: «Мы должны быть осторожными в отношении наших обещаний, однако мы должны выполнять те обещания, которые однажды уже были сделаны. Что касается НАТО, то Статья 5 должна соответствовать своему содержанию». Важность Статьи 5 еще больше возросла за последнее десятилетие, в ходе которого российское военное и кибернетическое бряцание оружием распространилось до границ членов НАТО в Прибалтике и в других местах восточной Европы.

Оценка г-на Гейтса была правильной в 2008 году, и она остается правильной сегодня. НАТО должна проявлять осторожность. Ее расширение за счет включения Грузии или Украины одновременно приведет к усилению кремлевского нарратива о том, что предположительно оборонительный альянс пытается окружить Россию, и это укрепит уверенность президента Путина в том, что обязательства НАТО в отношении Статьи 5 при проверке могут оказаться слабыми.

Кремль пользуется теми возможностями, которые предоставляет президент Трамп. Его двусмысленный подход к НАТО становится очевидным в его недовольстве по поводу недостаточных расходов на оборону, а также в его публичных рассуждениях о том, почему вообще Соединенные Штаты должны заниматься защитой самого нового члена альянса — Черногории. Это достойно сожаления. Любая позиция Америки, поощряющая Россию к тому, чтобы чувствовать себя в безопасности после захвата территорий, лишь повышает вероятность такого рода действий в будущем. Однако сам принцип остается. НАТО не может позволить давать обещания, которые она может не выполнить.

Россия. Украина. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699408


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699399

Десятая годовщина войны, которая ранила Грузию и пустила под откос Россию

Павел Баев (Pavel K. Baev), The Jamestown Foundation, США

В начале августа 2008 года эскалация отношений между Грузией и Россией превратилась в хаотичную битву в Цхинвале (Южная Осетия). В результате «пятидневной войны» российские танки продвинулись в пригород Тбилиси. О перемирии договорился тогдашний президент Франции Николя Саркози, который действовал от имени ЕС. И эхо этой войны оказалось тяжелым и длительным.

Меньше чем через десять лет российские танки таким же образом катились по полям Донбасса на востоке Украины, а российские войска до сих пор сбрасывают бомбы на сирийские города. Многие из генералов российского Генштаба, причастных к вторжению в Грузию, сегодня работают над планами новых интервенций. В общем, Запад фактически решил толковать российско-грузинскую войну 2008 года как незначительный конфликт на хронически нестабильном Кавказе. Поражение в виде отказа дать адекватный ответ на нарушение Москвой международных норм вымостило путь к дальнейшим конфликтам, которые нанесли ущерб европейской безопасности, вероятно, даже непоправимый. Россия оживилась от легкой победы и опьянела от своих обновленных амбиций создать «великую державу».

Грузия пришла в себя от шока поражения и продолжила двигаться вперед — шаг за шагом — путем демократической консолидации и экономических реформ. Правительство в Тбилиси до сих пор настаивает на своем желании присоединиться к НАТО и ЕС. Часть тяжелой работы для реализации этого выбора вновь повторили на прошлой неделе, начав ежегодное мероприятие НАТО «Благородный партнер-2018», которое завершится 15 августа на грузинской земле. Более тысячи американских военных и пять танков M1A2 «Абрамс» привлечены к этим учениям. Москва ответила масштабными учениями, которые протянулись к квазинезависимой де-факто оккупированной Россией Абхазии. Российская пропаганда сфокусировалась на уроках войны 2008 года, которая, как утверждается, научила «плохому» южно-кавказского соседа. В то же время СМИ пытались завуалировать неизменное движение на избавление от российского «протектората» в Абхазии и Южной Осетии. Новые угрозы наложить ограничения на импорт грузинского вина снова в силе, возможно, даже в контексте асимметричного ответа на санкции против России, наложенные Конгрессом США.

Грузия остается раздражителем для России. И еще больший гнев сейчас сосредоточен на Армении, энергично воплощающей новые реформы после мирной бархатной революции, которая состоялась в мае этого года.

Президент Владимир Путин позиционировал себя как чемпион в борьбе против революционного хаоса, и он воспринял события в Армении как должное, а уличные протесты — как незначительные беспорядки. Впоследствии он вынужден был сделать вид, что новые армянские лидеры в целом соответствуют российским интересам. И когда политики в Армении начали жестокую кампанию против коррупции, кульминацией которой стал арест экс-президента Роберта Кочеряна, в Москве напряглись. К примеру, Кремль выразил недовольство расследованием против Юрия Хачатурова, бывшего начальника Генштаба Армении. Сейчас он выполняет функции главного секретаря Организации Договора о коллективной безопасности — института, который отводит России роль менеджера по безопасности на постсоветском пространстве. Кажется, что твердое доминирование Москвы, установленное путем наказания Грузии десять лет назад, начинает выглядеть неэффективным в ходе демократизации Армении.

Август 2008 убедил Путина, что военная сила будет оставаться наиболее эффективным и непосредственно готовым к применению политическим инструментом, а потому направил курс России на милитаризацию и перевооружение. Присутствуя в июле на военно-морском параде в Санкт-Петербурге, он проявлял явное увлечение демонстрацией восстановленной военной мощи, даже если экономические затраты на заново утвержденную Программу государственного вооружения-2027 становятся все более недосягаемыми. «Чудо-ракеты» имеют свою цену, а российская экономика скользит на грани от стагнации и внезапного кризиса, как это уже однажды произошло вскоре после войны с Грузией.

Немало миллиардеров из окружения Путина не радуются перераспределению ресурсов в пользу оборонно-промышленного комплекса, который не приносит дохода и производит вооружения типа главного боевого танка «Армата» по такой цене, что военное командование вынуждено постоянно отменять заказ. Некоторые олигархи Путина владеют яхтами, значительно превышающими стоимость новых сторожевых кораблей «Адмирал Макаров», которые были изюминкой морского парада в Санкт-Петербурге, — хотя и не могут приплыть к причалам Ниццы или Валлетты из-за санкций.

Милитаризм не отвечает интересам и стилю жизни большинства российской элиты. И российское общество травмировано падением доходов, все больше устает и от этого. Последние социологические опросы показали, что 68% населения поддерживают расширение связей с Западом, а 42% респондентов выражают положительное отношение к США. Это может быть кратковременное колебание, вызванное позитивом от встречи Путина и президента США Дональда Трампа в Хельсинки. И аналогичное позитивное отношение россиян к Грузии уже давно стало трендом. Триумф от победы 2008 года значительно степени испарился. И даже радость от самого знаменитого достижения с аннексией Крыма постоянно идет на спад, поскольку внимание общества полностью захватили земные дела вроде повышения пенсионного возраста. Кремлю нужно найти способ противостоять все более распространенным убеждением о том, что страна сломя голову направляется в неправильном направлении. Недовольные олигархи мало что могут предложить, и высшее руководство готово применять новые идеи по применению силы и «патриотической мобилизации».

Несмотря на победную риторику российских медиа на события августа 2008 года, легкие победы, как правило, дорогого стоят. В конце концов, рациональный выбор является большой редкостью в российской системе принятия решений, которые тесно переплетаются с капризами босса Кремля. Путин едва ли может наслаждаться прекрасным летним перерывом: его курс на развитие диалога с Трампом ушел в никуда после встречи в Хельсинки, в то время как Сирия генерирует все больше рисков, а Кавказ производит бесконечные раздражители. Правительственные технократы со своими грустными предсказаниями и скучными данными в ближайшие недели вряд ли могут рассчитывать на внимание Путина — а вот генералы могут воспользоваться прекрасной возможностью протолкнуть свои предложения. Август всегда приносит России неудачу. Но десять лет назад Москву из-за собственных дейсвий постигло несчастье, которое до сих пор ее преследует.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699399


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699396

Высокая цена войны, которую не заметили

Rzeczpospolita, Польша

Грузины собирают гроздья российского гнева

Десять лет назад Россия показала Западу, что считает войну удобным инструментом для реализации своих империалистических целей. Для этого она устроила вторжение в Грузию. Но Запад не захотел на это обращать внимание.

В 2008 году Кремль не проучили за атаку против небольшой кавказской страны. А потом в 2014 году Запад с удивлением наблюдал, как Россия вторгалась на Украину — страну побольше, которая имеет общие границы со странами ЕС и НАТО. Наконец, на вторую войну США и Европа все же обратили внимание.

Помня об их реакции на вторжение российских войск в Грузию, даже трудно представить, что санкции против Москвы за агрессию против Украины до сих пор в силе. Впрочем, реалистичный подход к России не будет продолжаться вечно.

Грузия сначала стала жертвой кибератак против правительственных систем, потом она заметила тысячи российских солдат у своих границ, которые подстрекали пророссийских сепаратистов в определенных регионах. А потом по тоннелю, который соединяет российскую Северную Осетию с грузинской Южной Осетией, проехали российские танки и грузовики с российскими солдатами. Грузия уже была втянута в войну.

7 августа 2008 года в 23:35 грузинский президент Михаил Саакашвили отдал приказ атаковать столицу сепаратистов Цхинвал, которая расположена в нескольких километрах от упомянутого выше тоннеля. Через двое суток после этого под атакой была уже столица Грузии.

Стоит помнить ту тишину в Тбилиси, в которую люди вслушивались, пытаясь услышать, приближаются ли российские танки, чтобы разгромить президентский дворец. Однако до дворца они не доехали, несмотря на то, что Владимир Путин, который в то время сидел в кресле российского премьер-министра, обещал повесить Саакашвили за интимные части тела.

Захват столиц, вывешивание российских флагов на президентских дворцах на самом деле не нужны. Чтобы держать в узде другие страны, достаточно оккупировать их окраинные земли. Это может уничтожить мечты о присоединении к западному миру, НАТО и ЕС.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699396


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699392

Трудное примирение десять лет спустя после войны с Россией

Publico, Португалия

Десять лет назад Европа вновь стала свидетельницей того, как впервые со времен окончания холодной войны российские танки въехали на территорию независимой страны — на этот раз чтобы оккупировать часть Грузии. Тбилиси по сей день не оставляет намерений вернуть себе обе территории, но его стратегия не подразумевает участия военных.

Мы находимся всего в ста километрах от Тбилиси. Между тем пейзаж почти не изменился. Горы, окружающие грузинскую столицу, не слишком отличаются от здешних, в долинах которых, как кажется, скрываются целые деревни — речь идет о горстке довольно невзрачных и обособленных домов. Однако ровно десять лет назад мир, затаив дыхание, следил за событиями именно в этом регионе: тогда, в самый разгар европейского лета, начался открытый военный конфликт между двумя независимыми странами. 850 человек погибли, и более десяти тысяч были вынуждены покинуть свои дома. В политическом плане конфликт все еще ждет своего разрешения. На первый взгляд кажется, что все произошло из-за этих деревень, о которых раньше никто не слышал. Но на самом деле все намного сложнее.

После нескольких месяцев провокаций и небольших стычек и ввиду усиления российского военного присутствия на территории Южной Осетии грузинская армия начала бомбить столицу, город Цхинвал — это произошло в ночь на 7 августа 2008 года. Реакция России была ошеломляющей. Назвав свои действия гуманитарной миссией, Москва быстро изгнала грузинские войска из Южной Осетии, открыла новый фронт на еще одной сепаратистской территории — в Абхазии, разбомбила один из черноморских портов, вошла в Гори, родной город Сталина, и, казалось, угрожала Тбилиси — все это случилось буквально за считаные дни.

Европейские столицы оказались застигнуты врасплох. Ужасаясь перспективе новой войны на территории Европы, они пытались достичь дипломатического решения, чтобы положить конец боевым действиям. Грузии ничего не оставалось, кроме как согласиться с положениями декларации о прекращении огня, которая на практике сделала жизнеспособным российское военное присутствие на территориях Южной Осетии и Абхазии, которые спустя несколько недель были признаны Москвой независимыми государствами.

«Мир» в зоне военных действий

Мы поднялись на один из холмов в сопровождении членов наблюдательной миссии Европейского союза (UEMM), которая с 2008 года патрулирует «демаркационную линию» между Грузией и Южной Осетией. Довольно сложно определить конкретное место, где мы находимся, что в целом характерно для этого конфликта. Это не зона конфликта, это не граница, это не «ничейная земля». Ирландец Десмонд Дойл (Desmond Doyle), официальный представитель миссии, использует выражения, которые помогают ему, насколько это возможно, избегать политического подтекста: он говорит об «административной демаркационной линии» — не о границе, как называет ее Россия, и не о линии оккупации в терминах Тбилиси.

UEMM находится здесь в основном для решения операционных задач и, следовательно, подчеркивает отсутствие приверженности к той или иной стороне всякий раз, когда в дело вмешивается политика. Жить в этой области очень нелегко, хотя режим прекращение огня в целом не нарушается. «Мы стараемся, чтобы конфликт не возвращался и чтобы у людей была спокойная жизнь», — говорит Дойл.

Сепаратистские силы не дают разрешения на въезд в Южную Осетию: он позволен только тем, у кого есть документ, выданный властями, контролирующими этот район — даже члены миссии не имеют права работать на этой территории. Тем не менее, по подсчетам UEMM, демаркационную линию в районе Одзизи, где мы находимся, каждый день пересекают в среднем 400 человек.

Помимо патрулей — невооруженных, подчеркивает Дойл — важнейшая часть работы миссии связана с управлением линией экстренной связи между двумя сторонами. «Горячая линия» запускается всякий раз, когда кто-то желает сообщить об аномалии, возникшей на демаркационной линии. «Чаще всего вопросы, с которыми приходится иметь дело во время „горячей линии", касаются пропавших без вести или ситуаций, связанных с фермерами», — говорит пресс-секретарь. В 2017 году было зарегистрировано 1648 случаев обращения к этому механизму, и вполне вероятно, что к концу нынешнего года соответствующий показатель будет еще выше.

Граница, проходящая по огородам

Такого рода управление усложняется и самим ненадежным характером демаркации границы. В договоре о прекращении огня этот вопрос остался нерешенным: Грузия отказывается установить четкую разграничительную линию на территории, которую считает своей. Россия использует это двусмысленное положение, чтобы постоянно менять свою границу — нам рассказали, что одна из ее последних «обновленных» версий в буквальном смысле слова проходит через огород одного из жителей.

Пересечение демаркационной линии без надлежащего разрешения наказывается арестом, который осуществляют осетинские силы безопасности — в Тбилиси это называют «похищениями». Такая перспектива держит местное население в постоянном страхе. Дойл рассказывает об одном 80-летнем фермере, который привязал свою корову к столбу, а ей удалось высвободиться. Старику пришлось пуститься за ней в погоню — лишь бы она не перешла на другую сторону. «Скорее всего, даже если бы корова пересекла демаркационную линию, ничего серьезного не случилось бы, но старик пришел в ужас от одной только мысли об этом», — смеется пресс-секретарь.

Правда в других случаях эти аресты могут носить гораздо более трагический характер. В марте осетинские власти передали Грузии тело Арчила Татунашвили, человека, задержанного за несколько недель до того КГБ, местными спецслужбами, в приграничной зоне по подозрению в подготовке «террористических актов». Осетины утверждали, что Татунашвили, бывший солдат грузинской армии, умер в результате сердечного приступа, однако в Тбилиси уверены, что во время ареста 35-летний мужчина подвергался пыткам, что стоило ему жизни.

С холма, где мы находимся, вовсе не кажется, что возвышающаяся впереди гора подконтрольна уже другой стране. Но если приглядеться, можно различить среди скалистого ландшафта и растительности здания, составляющие небольшую военную базу, построенную Россией. По оценкам, на всей территории Южной Осетии существует 19 объектов такого рода. Посыл предельно ясен: Россия никуда не собирается отсюда уходить.

Курс на ЕС

В Президентском дворце, расположенном на вершине одного из холмов в Тбилиси, президент Георгий Маргвелашвили начинает свое выступление на встрече с иностранными журналистами фразой, которая не оставляет никаких сомнений относительно намерений грузинского лидера: «Скоро мы станем частью Европейского союза».

Именно эта, по всей видимости, незыблемая стратегия определяет грузинскую политику со времен обретения независимости в 1991 году, и пережитая десять лет назад «российская агрессия» только подтверждает ее правоту. Недавнее исследование показало, что лишь пять процентов населения Грузии относится к европейскому блоку негативно.

Войну с Россией в Тбилиси воспринимают как очередную попытку Кремля удержать Грузию в российской сфере влияния. «Российская оккупация началась не в 2008 году, а в 1990-е годы, в ходе так называемой гибридной войны», — говорит Маргвелашвили.

Сразу же после объявления независимости Грузия столкнулась с мятежами в двух провинциях, большую часть населения которых составляют не грузины, а другие этнические группы: сначала в Южной Осетии, а затем в Абхазии. В этих конфликтах силы сепаратистов заручились поддержкой России и не позволяли Грузии осуществлять эффективный контроль над этими территориями.

По мнению Маргвелашвили, в 2008 году Россия ответила на события, имевшие место на саммите НАТО, когда был отклонен поданный Грузией и Украиной запрос на членство в Атлантическом альянсе. Когда две бывшие советские республики в открытой форме выразили свое желание присоединиться к блоку, в котором Москва по-прежнему видит для себя угрозу, Кремль был вынужден предпринять решительные действия. «Намерения России всегда заключались в том, чтобы попытаться каким-то образом повлиять на Грузию», — говорит президент.

Похоже, что и десять лет спустя ситуация не имеет однозначного решения. Россия продолжает отрицать факт оккупации грузинской территории и в качестве оправдания называет свое военное присутствие там гуманитарной миссией в целях защиты интересов этнических меньшинств в Южной Осетии и Абхазии. А Грузия заявляет, что не откажется от намерений восстановить контроль над этими территориями, которые, по ее словам, являются неотъемлемой частью страны, и обвиняет Россию в простом стремлении ограничить ее суверенитет.

За отсутствием окончательных решений временные трудности становятся нормой, и каждый пытается адаптироваться к сложившейся ситуации. Несмотря на политические трения, Россия остается для Грузии важным торговым партнером (7,5% ее экспорта идет на север), а грузинские винодельческие регионы продолжают каждый год привлекать тысячи российских туристов.

Главное слово, определяющее сегодняшнюю политику Тбилиси в отношении оккупированных территорий — «примирение». Недавно правительство запустило программу активизации торговых связей с обеими территориями, которая также поощряет включение тамошних студентов в грузинские учреждения. Цель состоит в том, чтобы попытаться показать, что собой представляет современная Грузия, жителям Абхазии и Южной Осетии, которые для грузинских властей — не более чем сателлиты Москвы.

Между тем программа примирения исключает любую форму политического признания руководящих органов обеих сепаратистских республик. «Преимущество этой инициативы заключается в том, что грузинское правительство может добиться хороших результатов, не завися от другой стороны», — объясняет «Публику» президент Центра развития и демократии, исследовательского центра в Тбилиси, Михаил Мирзиашвили.

Проще говоря, речь идет о законодательных подвижках, которые облегчат достижение обеих целей и решат практические задачи. Грузия не признает удостоверяющие личность документы, выданные сепаратистскими властями, однако правовые изменения в рамках этой инициативы позволят использовать их в качестве «основы для запуска процесса регистрации человека» в школе или в сфере бизнеса, говорит Мирзиашвили.

Никто не скрывает того, что процесс примирения будет затяжным и при этом не гарантирует успеха. Но грузинская риторика отмечена надеждой на примирение страны с самой собою. Ведь воспоминания о танках и бомбежках еще слишком свежи, чтобы колючая проволока и горстка военных баз могли заставить грузин опустить руки. «Нам приходилось жить и в гораздо худших условиях», — говорит президент страны.

Журналист путешествовал по приглашению Европейской комиссии.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699392


США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699387

Россия вторглась в Грузию 10 лет назад — и не говорите, что Америка никак не отреагировала

Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), The Washington Post, США

Ровно десять лет назад, когда шел последний год президентства Джорджа Буша-младшего, Россия начала полномасштабное вторжение в Грузию. В среду, 8 августа, на сайте «Вашингтон пост» (Washington Post) появилась статья колумниста Роберта Кагана (Robert Kagan), посвященная этой годовщине, в которой автор связал агрессию Владимира Путина против демократического соседа России — а также реакцию США и Запада на нее — с множеством проблем, с которыми сегодня сталкивается либеральный миропорядок.

Для истории важно сделать акцент на нескольких моментах.

Мы в администрации Буша действительно осознавали опасность военных действий России в Грузии. Начиная с весны 2008 года США и Германия пытались договориться о деэскалации растущей напряженности в сепаратистских регионах Южной Осетии и Абхазии. В случае успеха можно было бы физически отделить российских миротворцев от грузин и установить столь необходимые «правила движения», в соответствии с которыми они могли бы действовать. (Для начала, в этих сепаратистских регионах вообще не должно было быть российских миротворцев, но это уже другая история.)

Именно в этом контексте я сообщила президенту Грузии Михаилу Саакашвили — частным образом — что русские попытаются спровоцировать его и что, учитывая обстоятельства на местах, он не может рассчитывать на ответные меры НАТО. Я не «обвиняла» его в возникновении этого кризиса — и до сих пор не обвиняю. Это была просто констатация факта в попытке смягчить действия грузин, страсти которых по понятным причинам накалились.

Когда россияне начали наступление, главной задачей США стала в первую очередь защита грузинской столицы Тбилиси и избранного демократическим путем правительства. Для этого американские военно-транспортные самолеты вернули вооруженные силы Грузии из Ирака, чтобы они могли защищать свою родину. Адмирал Майкл Маллен (Mike Mullen), председатель Объединенного комитета начальников штабов США, сообщил своему российскому коллеге, что они это делают, и попросил не вмешиваться. И, как написал сам Саакашвили в своей статье, опубликованной в «Уолл-стрит джорнэл» (Wall Street Journal) 7 августа, мы отправили гуманитарный конвой в сопровождении военных кораблей США. Это и стало сигналом для россиян.

Была ли какая-то угроза для Тбилиси? На самом деле была: в телефонном разговоре через несколько дней после начала кризиса российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал мне, что для окончания военных действий существовало три условия. Первым было обещание грузинских вооруженных сил не использовать военную силу в отколовшихся регионах. Во-вторых, грузинские войска должны были вернуться в части. Эти два условия были вполне приемлемыми для грузинского правительства и его союзников. Однако третье условие, которое, как он сказал, должно остаться «только между нами», поразило меня. «Миша Саакашвили должен уйти».

Я ответила Лаврову, что американский госсекретарь и российский министр иностранных дел не могут вести тайные переговоры о свержении демократически избранного президента. «Я собираюсь позвонить всем, кому только смогу, и рассказать им, что Россия требует свержения президента Грузии», — сказала я ему. Он был в ярости. Но именно так мы и поступили: мы раскрыли истинные мотивы россиян всему миру. Саакашвили остался у власти, и грузинская демократия была спасена.

Кроме того, как отметил Каган, США действительно попросили французов, за которыми в то время был закреплен пост председателя Совета Евросоюза, попытаться переговорным путем добиться прекращения военных действий. Они не смогли этого сделать, и я лично согласовывала окончательный вариант договора, который позволил положить конец войне. Сидя в кабинете Саакашвили и держа перед глазами французский проект соглашения, мы внесли в него важные изменения — в том числе условие об изменении географических границ, в которых российским войскам будет разрешено действовать, чтобы они не угрожали грузинской столице.

Порой США ограничены в том, что они могут предпринять в некоторых обстоятельствах, например, таких как грузинский конфликт. Мы сконцентрировали нашу энергию на том, чтобы помешать Москве свергнуть молодую демократию, которую тогдашний премьер-министр России Владимир Путин ненавидел с такой силой, которую трудно переоценить. Америка и наши союзники предоставили Грузии помощь в размере миллиарда долларов. Те санкции, которые были введены против сепаратистских регионов, в основной массе продолжают действовать по сей день, поэтому Москве приходится расплачиваться за свои авантюры в районах, экономику которых очень трудно развивать.

Мы также напомнили нашим европейским друзьям о том, что всего несколькими месяцами ранее они отказали Грузии и Украине в сближении с НАТО посредством плана действий по подготовке к членству в этом альянсе — вопреки желаниям Америки и восточноевропейских стран. Это стало сигналом для Путина.

Тогда мы не могли сдержать Москву. Но мы приняли меры, и Грузия спаслась. Тем не менее, это так и осталось печальной историей, и, возможно, Путин извлек из нее неправильные уроки. Впрочем, чтобы сдержать его в будущем, нам нужно, прежде всего, правильно оценивать факты прошлого.

Кондолиза Райс занимала пост госсекретаря США с 2005 по 2009 год.

США. Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699387


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699386

Грузинский урок российской армии

Марчин Гавенда (Marcin Gawęda), Defence24, Польша

Российско-грузинская война завершилась относительно легкой победой россиян, но одновременно вскрыла многочисленные проблемы, существовавшие в вооруженных силах РФ. После нее была начата основательная реформа армии, которая позволила России восстановить свой потенциал. Конфликт стал импульсом к беспрецедентному ускорению процесса модернизации и реформирования. Россияне решили отойти от модели, в которой армия готовилась к глобальной войне, и сосредоточиться на создании работоспособного механизма, способного вести эффективные действия в условиях региональной или локальной войны. Обозначим далее некоторые проблемные точки, существовавшие до «пятидневной войны», и посмотрим, как выглядят эти сферы сейчас, после проведения реформ.

1. Сокращение численного состава

Вооруженные силы России, которые та получила в наследство от СССР, отличались непропорционально раздутыми органами командования и тылами относительно количества «штыков», которые можно отправить на фронт. Такую ситуацию можно описать фразой «много вождей, мало индейцев». Одним из основных приоритетов реформы Сердюкова — Макарова стало сокращение генеральского и офицерского корпуса. Опыт чеченских войн показал, что хотя всего в армии служили 1,35 миллиона человек, в реальных операциях были способны принимать участие только 100 тысяч. Уменьшение количества персонала штабов при общем уменьшении численности вооруженных сил не означало, что боевой потенциал снизится, однако, этот процесс нес с собой некоторые риски с точки зрения потенциала вооруженных сил в целом.

В итоге соотношение «вождей и индейцев» изменилось. Если в 2008 году в российской армии было 1107 генералов, в 2012 их осталось 886, а количество полковников уменьшилось с 25 665 до 9 114. Численность офицерского корпуса сократили с 335 тысяч до 150 тысяч человек (позднее его решили увеличить до 220 тысяч человек). Также ликвидировали корпус прапорщиков и уменьшили количество тактических соединений. Штатная численность военнослужащих в рядах ВС РФ, согласно указу Владимира Путина от 2017 года, составляет 1 013 628 человек. При этом звучит критика по поводу количества гражданского персонала (в целом структурам министерства обороны подчиняется 1 903 051 человек). В 2017 году сообщалось, что контрактников в армии стало больше, чем призывников: их число постепенно, но неуклонно увеличивается.

2. Профессионализация

В российских условиях создать полностью профессиональную армию невозможно, впрочем, такая цель и не ставится. Россияне решили избрать смешанную модель, сохранив призыв, а одновременно активнее внедряя контрактную систему. Благодаря внедрению такой стратегии, а также проведенной реформе военного образования, уровень профессионализации вооруженных сил составил 70% (учитывая контрактников), что позволяет отправлять в наиболее опасные зоны соединения, состоящие из одних профессионалов. Резко увеличилось количество подразделений, способных в любой момент выдвинуться в район боевых действий и вступить в бой. Конфликт на Украине и сирийская операция позволили отдельным военным и армии в целом получить бесценный опыт как в сфере военного искусства, так и командования. Специалисты разного рода служат по контракту.

Приоритетом реформы было увеличение числа подразделений, находящихся в постоянной боевой готовности (в 2008 году во всей арии их доля составляла 13%, а в сухопутных войсках 17%). Сейчас роль сил быстрого реагирования играют воздушно-десантные войска, а некоторые части могут быть приведены в состояние полной боевой готовности не за сутки, как раньше, а всего за несколько часов.

Военным увеличили жалование, появились новые социальные программы, что в целом способствовало укреплению боевого духа в армейских рядах.

3. Новый облик разведки

В ходе российско-грузинской войны разведка подводила как на тактическом, так и на оперативном уровне. Военные шли в наступление «вслепую», не зная, где находятся свои собственные войска и противник. Технические средства разведки и беспилотные аппараты не использовались, командующие не знали, как выглядит тактическая обстановка. Сейчас разведка радикально преобразилась: изменилась ее структура, скорость пересылки и обработки информации, появилось новое оборудование.

Тактической разведкой могут теперь успешно заниматься специальные разведывательные подразделения тактических соединений, прекрасно оснащенные соответствующими техническими средствами (дроны, переносные радиолокационные станции, системы связи, многофункциональные средства наблюдения, устройства для лазерной подсветки цели и так далее), а не подразделения сил специального назначения (армейский спецназ и сформированные недавно Силы специальных операций), которые наконец получили возможность сконцентрироваться на своих собственных задачах.

4. Координация действий с авиацией

Взаимодействие с авиацией в ходе «пятидневной войны» выглядело не лучшим образом, точнее говоря, его практически не было. Из-за проблем с координацией действий случалось, что сухопутные подразделения выпускали ракеты из переносных ракетных комплексов по собственным самолетам. Пилоты штурмовиков Су-25, в свою очередь, не имели понятия, что происходит на земле. Речи об оказании непосредственной поддержки по запросу сухопутных сил, которая стала нормой, например, в Сирии, не шло. Новые возможности у авиационных наводчиков (специалистов по координации авиации и ее наведению на цели) появились благодаря комплексу «Стрелец».

5. Новые структуры

Война показала, насколько неповоротливы дивизионные структуры, поэтому было решено перейти к использованию бригад — более мобильных и эффективных соединений. Дивизии остались, правда, в воздушно-десантных войсках, а в последнее время их стали восстанавливать также в сухопутных, однако, плюсы бригадной системы стали очевидны, так что ее, по всей видимости, сохранят.

В рамках бригад и дивизий основным формированием стала батальонная боевая группа, превратившись из временного образования (какой она была во время чеченских кампаний) в слаженно действующий усиленный батальон. Состав и структура БТГ, батальонной тактической группы, относительно стабильны, а свои действия она отрабатывает на учениях, что позволяет добиться высокой боевой эффективности.

6. Перевооружение

Одним из условий повышения эффективности было появление в армии вооружений, отличающихся на качественном и техническом уровне от прежних. В 2008 году Кавказский военный округ располагал устаревшей и отслужившей свое техникой. Эффективность БТР-80, БМП-1, БМД-1 и даже танка Т-62 была небольшой, тем более на тот момент они уже исчерпали свой ресурс и начали ломаться даже во время их переброски.

Сейчас на вооружение поступила модернизированная или совершенно новая техника. Обновлен машинный парк, на учениях отрабатывается переброска колесной техники на большие расстояния, а процент поломок во время таких операций заметно снизился. Появились новые подразделения, оснащенные бронированным автомобилями («Тайфун», «Тигр», «Ивеко») и благодаря этому ставшие более мобильными.

Парк бронетехники унифицировали, модернизировали и расширили, исходя из идеи, что ключевым наступательным элементом должны выступать танки (в армии появились Т-90М, Т-72Б3, Т-80БВМ и так далее). Также модернизация затронула, в частности, бронетранспортеры (на вооружение принят, например, БТР-82А). Армия получила такие защищенные от подрыва мин автомобили, как КамАЗ «Тайфун», что стало для нее новинкой. Реформа предполагает, что в 2011 — 2020 годах во всех подразделениях 70% техники будет заменено новой.

Большие изменения претерпело также боевое снаряжение военнослужащих. В августе 2008 года унифицированной соответствующей мировым стандартам индивидуальной экипировки у них не было. Недоставало приборов ночного видения и тепловизоров, бронежилетов, средств медицинского обеспечения, оптических прицелов, обмундирования и так далее. Сейчас контрактник хорошо одет и накормлен, а также снабжен боевой экипировкой «Ратник». Оснащение войск специального назначения не уступает оснащению натовских военных.

7. Беспилотные аппараты

Во время «пятидневной войны» у российской стороны не было эффективных беспилотных комплексов разведки даже класса «мини», что было не только знаком технической отсталости, но и поводом для стыда, ведь грузинская сторона пользовалась современными дронами «Гермес 450». В свою очередь, российские комплексы «Строй-ПД» не соответствовали современным боевым условиям. В итоге россияне решили приобрести лицензию на производство израильских летательных аппаратов «Серчер» и «Берд Ай» (первый получил название «Форпост», второй — «Застава»). Сейчас российская армия располагает большим флотом дронов, кроме того, там появились специально обученные техники и операторы. Разрабатывается тактика использования беспилотных аппаратов, развивается собственное производство (готовится выпуск ударных дронов).

На вооружение поступило несколько основных модификаций беспилотников, сейчас они применяются в ходе каждой операции и выполняют не только разведывательные задачи, но и помогают координировать взаимодействие с ракетными войсками и артиллерией, что значительно повышает их эффективность. Россияне делают ставку на небольшие беспилотные аппараты (до тактического класса включительно), но зато внедряют их массово.

8. Связь и радиоэлектронная борьба

Связь во время конфликта с Грузией была ахиллесовой пятой россиян. Штабам батальонов с трудом удавалось поддерживать связь между собой и с командованием. Использовалась аналоговая недостаточно мобильная техника. В результате реформы появились спутниковые и цифровые системы, охватывающие как военнослужащих (экипировка «Ратник), так и высшие командные уровни и позволяющие в том числе проводить телеконференции. Примером техники нового поколения может служить переносная станция спутниковой связи «Аурига», которая использовалась в Сирии.

В 2008 году россияне не применяли средств радиоэлектронной борьбы для воздействия на систему связи грузинской армии, но уже на Украине им удавалось частично или полностью нарушить связь противника. Подразделения радиоэлектронной борьбы не только получили новое оборудование, но и выработали новые методики действия.

9. Интенсификация процесса обучения

Война показала, что уровень личной и групповой подготовки в сухопутных силах невысок. В колоннах при перемещении не поддерживалась должная дисциплина, плохо обученные водители не сохраняли необходимую дистанцию между отдельными единицами техники и подразделениями, на поворотах машины сбивались в группы, становясь легкой мишенью для противника. После войны в армии активно занялись боевой подготовкой на всех уровнях от индивидуального, батальонного и бригадного, до стратегического.

Учения перестали быть фикцией: они проходят в незапланированном режиме, а на них в опоре на полученный опыт ведения боевых действий отрабатываются конкретные боевые эпизоды. Сам процесс обучения переориентирован на участие в локальных, гибридных конфликтах. Учения стали обычной рутиной, а в подходе к ним офицеров и солдат произошел значительный сдвиг. Россияне сделали упор на тех аспектах, в которых в 2008 году возникали проблемы. Это маскировка, походное охранение, перестроение, рассредоточение сил и так далее.

10. Эффективное командование

После войны россияне усовершенствовали систему командования, которая не была способна адекватно реагировать на быстро меняющиеся боевые условия. Вместо неэффективной и неповоротливой многоуровневой структуры (военный округ — армия — корпус — дивизия — полк) появилась более простая, состоящая из трех элементов. Количество военных округов сократили с шести до четырех (к ним добавляется пятый — Арктический), они играют роль объединенных стратегических командований. Иерархия стала более прозрачной, объем полномочий офицеров расширился, приказы и донесения стали передаваться быстрее. Сейчас структуру командования трансформируют, ориентируясь на сетецентрический принцип управления войсками.

В трехзвенную систему (генеральный штаб — оперативное командование — бригада) позднее было решено внедрить промежуточные уровни: на основных оперативных направлениях это штаб армии, на второстепенных — штаб корпуса. В центральных органах министерства обороны и тыловых структурах прошли сокращения, что позволило повысить их эффективность.

Выше описаны лишь некоторые аспекты реформирования, модернизации и структурного преобразования вооруженных сил РФ, которые изменили их облик. Эти процессы затронули больше сфер, чем представлено в нашем списке и не всегда были связаны лишь с тем опытом, которые россияне получили в ходе войны с Грузией. В целом можно констатировать, что за последние десять лет произошли настолько радикальные перемены, что сегодняшняя российская армия значительно превосходит по эффективности ту, что была у России в 2008 году.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699386


Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили

Когда Россия вторглась в Грузию

Михаил Саакашвили | The Wall Street Journal

"Как и многие другие главы государств, я планировал посетить летнюю Олимпиаду в Пекине 2008 года. Я отменил поездку после того, как поддерживаемые Россией сепаратисты начали обстреливать грузинские позиции в отколовшемся регионе Южной Осетии. 8 августа 2008 года - через день после того, как в моей стране разразилась полномасштабная война, - прошла церемония открытия Олимпиады", - вспоминает бывший президент Грузии Михаил Саакашвили в статье для The Wall Street Journal.

"Задолго до своего классического вторжения в Грузию Россия открыто поддерживала боевиков-сепаратистов, организовывала кибератаки и использовала дезинформацию для вмешательства во внутренние дела суверенных государств", - утверждает он.

"Десятилетие спустя, напрямую нарушая соглашение о перемирии, тысячи российских солдат все еще оккупируют одну пятую грузинской территории. Последствия тех пяти августовских дней по-прежнему остаются повсеместными", - говорится в статье.

"Крупнейшей победой Путина стало выявление раскола на Западе, - продолжает Саакашвили. - Многие европейские и американские лидеры быстро и недвусмысленно осудили Россию, но лоббисты, проплаченные Кремлем, и западные правительства, занимающиеся выгодными энергетическими и оборонными сделками с Москвой, возложили вину на Грузию".

"Путин и по сей день продолжает использовать эти линии разлома. Кремль финансирует правые и левые маргинальные политические движения в Европе. В США спонсируемая Россией дезинформация в соцсетях провоцирует срыв цивилизованных общественных дискуссий", - считает автор статьи.

"Многие из наших партнеров на Западе не смогли осознать, что грузинский конфликт, в конечном итоге, имел отношение не только к Грузии. В целом вялая международная реакция на вторжение и оккупацию поощрила российский авантюризм в "ближнем зарубежье". Вместе с Лехом Качиньским, покойным президентом Польши, я предупреждал, что Украина станет следующей целью Путина. Мало кто воспринял это предупреждение всерьез в 2008 году. Шесть лет спустя наше предсказание сбылось", - пишет экс-президент Грузии.

Как может ответить на это Запад?

Захват грузинских регионов и Крыма имел целью не просто территориальное расширение, указывает Саакашвили. Россия создает и продлевает "замороженные конфликты", чтобы не допустить вступление в НАТО стремящихся к этому стран. Странам, расположенным "на задворках" России, желающим вступить в НАТО, таким как Грузия и Украина, следует предложить реалистичную "дорожную карту" для вступления, призывает автор.

"ЕС и США не должны уступать в вопросе санкций, пока Россия не выведет войска с незаконно оккупированных территорий, полностью и без всяких условий", - пишет он.

"Запад имеет преимущества перед Россией, но постоянно отказывается их использовать. Пока это продолжается, эхо вторжения в Грузию будет звучать громче и громче", - заключает Саакашвили.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700767

Через десять лет после войны Грузия все еще испытывает давление России

Нинон Булкаэрт | La Croix

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года грузинская армия вошла в Южную Осетию, чтобы вернуть под контроль этот пророссийский сепаратистский регион. Десять дет спустя Грузия все еще остается ослабленной и разделенной страной, пишет журналистка La Croix Нинон Булкаэрт.

За пять дней августа 2008 года войска Москвы разгромили грузинскую армию и стали угрожать захватом Тбилиси. В результате мирного договора российские войска были отведены, однако Москва признает независимость сепаратистских регионов Южная Осетия и Абхазия и с тех пор сохраняет там свое сильное военное присутствие. В то же время десятки тысяч грузин вынуждены были покинуть две сепаратистские области, дошло до того, что в докладе Евросоюза говорится об "этнической чистке", указывает автор статьи.

"У России нет никакого интереса находиться в Южной Осетии или в Абхазии, разве что для того, чтобы помешать Грузии примкнуть к таким западным структурам, как ЕС или НАТО, - считает Сесиль Вассье, политолог и профессор университета Rennes-2, специалист по России и СССР. - Российское правительство не хочет отпускать окружающие его страны".

Начиная с 2008 года Москва постоянно оказывает давление на Тбилиси, в частности беспрестанно преобразовывая границу между Южной Осетией и Грузией, которая так и не определена, говорится в статье.

"Таким способом поддерживается чувство страха, - полагает Вассье. - Русские дают понять грузинам, что если они захотят занять всю территорию, то смогут это сделать. И, как следствие, НАТО не хочет принимать такую страну, у которой нет полного контроля над своими границами".

"Взгляд со стороны позволяет осознать, что слабость западной реакции и отсутствие санкций вдохновили Россию на начало боевых действий за пределами своей территории. Именно это подготовило почву сначала для Украины - с Крымом и Донбассом - а затем для Сирии", - полагает Торнике Гордадзе, бывший грузинский министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, преподаватель-исследователь в Институте изучения политики (Париж).

"В настоящее время атлантистские амбиции Грузии, судя по всему, находятся в режиме ожидания, но, если вопрос о ее присоединении к НАТО снова начнет обсуждаться, война может быть перезапущена", - пишет журналистка.

"Это дремлющий, а не замороженный конфликт, - уточняет Гордадзе. - Как только Грузия станет претендовать на присоединение к НАТО, Россия может возобновить атаку".

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700767


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700765

Страна заборов и могил

Франк Нингуйзен | Süddeutsche Zeitung

В ночь на 8 августа 2008 года началась война между Россией и Грузией. Она продлилась пять дней и закончилась сокрушительным поражением последней. Российские войска вторглись глубоко в Грузию, Абхазия и Южная Осетия отделились от нее. Грузия с тех пор ищет защиты у Запада, пишет в статье на сайте Sueddeutsche Zeitung Франк Нингуйзен.

Удивительными выглядят результаты опроса, обнародованные недавно "Левада-центром": 20% опрошенных россиян ничего не знают о той войне, которая началась ровно 10 лет назад; 56% респондентов о ней "что-то слышали". Как поясняет руководитель центра Лев Гудков, российские СМИ скупо освещают события, связанные с Грузией.

"В Грузии, напротив, воспоминания свежи: это связано и с 20 тыс. беженцев, и с неутихающими спорами вокруг границ, и неустанными сетованиями правительства на потерю одной пятой территории", - передает Нингуйзен.

Как заявил во вторник президент страны Георгий Маргвелашвили, "мы не должны бояться называть вещи своими именами. Действия, которые Россия предпринимает против суверенного государства, являются войной между Россией и Грузией, агрессией, оккупацией и серьезным нарушением международного права", - цитирует Нингуйзен.

Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии. И хотя ее примеру последовали лишь Венесуэла, Никарагуа и некоторые островные государства, "Тбилиси давно потерял контроль над этими территориями", констатирует журналист.

"С тех пор Грузия ищет защиты у Запада", - говорится в статье. Несколько дней назад премьер-министр страны Мамука Бахтадзе поблагодарил более 1,5 тыс. военных из стран НАТО за участие в военных учениях Noble Partner. "Для Грузии сотрудничество с альянсом имеет большое значение: Грузия задействована в миссии Resolute Support в Афганистане и ставит перед собой цель вступления в НАТО".

По случаю 10 годовщины войны генсек альянса Йенс Столтенберг и вице-президент США Майк Пенс подтвердили намерение НАТО рано или поздно принять в свои ряды Грузию. Но это в теории, замечает Нингуйзен.

"На практике невозможно предсказать, когда страна действительно сможет стать членом Североатлантического альянса. Это связано с Москвой, которая с точки зрения Запада не имеет права накладывать в этом случае вето, однако занимает четкую позицию по этому вопросу. Президент Путин недавно предостерег от "агрессивных шагов" и указал на то, что вступление Украины или Грузии в НАТО будет иметь "серьезные последствия".

Как заявил во вторник российскому изданию "Коммерсант" премьер-министр Дмитрий Медведев, вступление Грузии в НАТО может "спровоцировать страшный конфликт".

"Что это означает, он не пояснил, однако месседж, похоже, был услышан в Брюсселе: он ограничивается обещаниями и похвалой, но продвигаться дальше не торопиться. Грузия внесена в лист ожидания", - пишет автор.

Россия и Грузия, продолжает Нингуйзен, до сих пор не возобновили дипломатических отношений - с точки зрения Грузии, это непросто, учитывая признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.

Напряженность на границе не ослабевает. Грузины уже многие годы жалуются на то, что по ночам кто-то постоянно понемногу передвигает заграждения на границе вглубь грузинской территории. Грузинский фотограф Тако Робакидзе вот уже три года постоянно ездит к границе. В беседе с изданием она рассказала о 84-летнем мужчине, "который обнаружил в своем персиковом саду пограничный столб, который свидетельствовал о том, что он теперь живет на территории Южной Осетии".

"Люди живут в постоянной неуверенности. Местные жители то и дело задерживаются за незаконное пересечение границы - их отпускают примерно за 30 долларов", - передает автор.

Как заявил в беседе с журналистом руководитель наблюдательской миссии EUMM Эрик Хёг, "крестьяне в последние годы лишились доступа к своим землям". "А из тех, кто не лишился, многие не хотят их возделывать - из страха быть задержанными российскими пограничниками или некими людьми в форме", - сказал Хёг. По его словам, ситуация остается "относительно спокойной", однако граница стала более непроходимой из-за "усиленного контроля со стороны Абхазии и Южной Осетии и набирающего обороты строительства барьеров". Хёг требует участия "всех сторон" для разрешения спорных ситуаций, иначе "конфликт может разгореться с новой силой", передает автор публикации.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700765


Россия. Южная Осетия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700764

Россия, Южная Осетия и Грузия - не примирившиеся

Тилко Грис | Deutschlandradio

После войны 2008 года у Грузии больше нет доступа к Южной Осетии, считающей себя и признанной Россией независимым государством. Несмотря на попытки примирения, отношения между тремя странами отравлены по сей день, считает журналист Deutschlandfunk Тилко Грис.

О том, кто развязал пятидневную войну, до сих пор ведутся жестокие споры. Комиссия из историков, юристов, политических и военных аналитиков изучила по поручению Евросоюза ход конфликта и пришла к выводу: войну начала Грузия.

В общей сложности в результате войны погибли около 850 человек, более 100 тыс. стали беженцами. Начало боев стало эскалацией "долгого периода растущей напряженности, провокаций и конфликтов", говорится в докладе.

Южная Осетия еще задолго до этого хотела большей автономии. Неоднократно происходили бои с грузинскими войсками. Москва, в свою очередь, давно воспринимала устремленность правительства в Тбилиси в направлении НАТО и ЕС как нарушение своей зоны влияния, передает издание.

Россия, Южная Осетия и Грузия до сих пор не примирились, продолжает автор статьи. И страдают от этого в первую очередь мирные жители. Так, в поселке для беженцев Шавшвеби людям очень нелегко: вода здесь подается только по определенным часам, хорошая работа в дефиците. Сейчас, летом, многие беженцы могут работать на полях за 20 лари в день, что составляет около 7 евро. Зимой остается только ждать следующего лета, повествует Грис.

По словам Наполеона Милоравы, директора грузинской благотворительной организации Charity Humanitarian Centre Abkhazeti, интеграция беженцев из Южной Осетии сложна во многих отношениях. В частности, среди них, согласно статистике, больше распространены заболевания, у них ниже уровень образования.

"Одна из наших главных задач - дать местному населению чувство безопасности, подорванное в конфликте 2008 года, - говорит один из членов Миссии наблюдателей ЕС в Грузии (МНЕС). - Мы можем делать это на грузинской стороне и охотно занимались бы этим и на стороне Южной Осетии, но нам не разрешено ездить ни в Южную Осетию, ни в Абхазию. При этом, согласно "соглашению из шести пунктов" о прекращении огня, заключенному в 2008 году, миссии наблюдателей ЕС должно быть разрешено въезжать на эту территорию".

Это, наряду с размещением военного персонала на 19 военных базах, является нарушением плана мирного урегулирования, который был подписан и Москвой, отмечает журналист.

Миссия ЕС ведет свою деятельность с октября 2008 года, сейчас в ней насчитывается около 200 наблюдателей из 23 стран-членов ЕС. На внедорожниках они патрулируют так называемую "административную демаркационную линию". О границе речи быть не может, так как Евросоюз не признает Южную Осетию и Абхазию самостоятельным государствами.

При этом, как заявляет руководитель миссии Эрик Хёг, Москва, пренебрегая "соглашением из шести пунктов" о прекращении огня, с 2009 года превращает демаркационную линию в границу. "С тех пор мы наблюдаем создание военных баз вдоль демаркационной линии. Речь идет о том, чтобы контролировать людей, товары и машины, то есть, в сущности, создать фактическую границу", - заявил Хёг.

Грузинские СМИ постоянно сообщают о том, что в районе демаркационной линии от грузинской территории постепенно отделяются новые квадратные метры земли: фермеры больше не могут возделывать свои поля, деревни делятся на части. Со стороны Южной Осетии демаркационная линия закрыта для людей и транспорта.

Эксперты считают, что спецслужбы Южной Осетии работают под руководством российских спецслужб. Влияние России велико и в финансовой сфере: согласно запланированному бюджету, расходы Южной Осетии в этом году составят около 7,7 млрд рублей. Около 86% этих денег заплатит Россия. При этом влияние Грузии систематически ограничивается: недавно в школах отменили преподавание на грузинском языке, сообщает Грис.

В апреле Кетеван Цихелашвили, министр Грузии по вопросам примирения, выступила с новым проектом, который, хотя и не признает статус отделившихся республик, должен облегчить жизнь регионов. В частности, жители Южной Осетии, так же, как и граждане Грузии, должны получить возможность использовать льготные условия в товарообмене с ЕС, с которым заключено Соглашение об ассоциации, говорится в статье.

Вступление в Евросоюз и НАТО по-прежнему остается целью Грузии, подчеркивает автор статьи. Кроме того, Грузия делает ставку и на военное сотрудничество с США, которое остается нерушимым и при администрации Трампа. Как регулярно показывают опросы общественного мнения, западный курс правительства в Тбилиси по-прежнему пользуется широкой поддержкой у населения.

Спустя десять лет после войны политические отношения между Грузией, Южной Осетией и Россией остаются напряженным. "В лице Южной Осетии Россия нашла для себя не признанный международным сообществом и затратный объект для финансовой помощи и на долгий срок настроила против себя большинство населения Грузии. Сама Грузия надолго потеряла доступ к двум своим регионам. Решения в ближайшее время не предвидится. Одним из немногих признаков, которые могут пообещать некоторую разрядку, является рост количества туристов из России. Возможно, в долгосрочной перспективе это смягчит обоюдную отчужденность", - полагает Грис.

Россия. Южная Осетия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700764


Грузия. Бельгия. Абхазия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700145

В канун десятой годовщины пятидневной войны 08.08.08 Грузия проводит у себя двухнедельные многонациональные военные учения НАТО «Достойный партнер 2018». В них участвуют 3 тысячи военнослужащих из 13 стран, включая, разумеется, государства альянса. Самый значительный контингент — американский: почти 1200 вояк. Но что самое неприятное для России, в маневрах задействованы армии всех трех республик Южного Кавказа, не являющихся, как известно, членами этого военного блока. Речь, помимо Грузии, идет об Армении, состоящей вместе с РФ в Организации Договора о коллективной безопасности, и Азербайджане, не участвующем ни в одном военном блоке, включая ОДКБ.

К тому, что Азербайджан «смеет» контачить с НАТО, Россия привыкла — точнее, смирилась с этим неприятным для нее обстоятельством. А вот то, что «смеет» Армения — это уже «опасная наглость». Как заявила официальный представитель российского МИД Мария Захарова, Москва не согласна с заявлением Тбилиси, что совместные с НАТО учения призваны содействовать стабильности и безопасности в Черноморском регионе. По ее мнению, стабильность и безопасность — это «конструктивный диалог, а не вертолеты и танки».

Реальной задачей маневров МИД России считает проецирование силового давления на саму РФ, Абхазию и Южную Осетию, а ее реальными последствиями — «подпитку милитаристских настроений, неизбежную эскалацию напряженности». Ну и из поля зрения Москвы не выпал тот факт, что «под различными предлогами в эти учения оказались вовлечены соседние с Грузией страны». Отметим, что к учениям НАТО подключено 450 единиц военной техники, включая американскую и германскую. По официальным данным, это бронетранспортеры «Страйкер», боевые машины пехоты «Брэдли», танки «Абрамс», боевые вертолеты AH-64 Apache (Апач) и UH-60 Black Hawk (Черный ястреб).

Правда, Россия сама в настоящее время проводит масштабные маневры в Абхазии и, разумеется, не видит в них угрозы другим государствам. Причем они охватывают не только территорию частично признанной республики, но Кубань и Крым. В частности, танкисты Южного военного округа (ЮВО) согласно сценарию учений отражают в Абхазии высадку десанта с моря и попытку захвата морского побережья в районе полигонов российской военной базы. В учениях задействованы 2,5 тысячи военнослужащих, более 600 единиц вооружения и боевой техники.

Ереван начал шантажировать Москву при помощи НАТО

Почему стороны — Россия, Грузия, НАТО — так расстарались одновременно продемонстрировать друг другу свои военные возможности? На сей раз энтузиазм Кремля, вероятно, обусловлен недавним саммитом НАТО, на котором Грузии в очередной раз подтвердили, что двери в альянс для нее открыты. Впрочем, для членства в нем ей надо переступить порог этих самых дверей, но ее пока оставили в роли подпирающей дверной проем. Москва, наверное, опасается, что эта роль «атланта» для Грузии может быть изменена.

Неслучайно премьер РФ Дмитрий Медведев в интервью «Коммерсанту» подтвердил, что расширение НАТО является «безусловным вызовом» и «безусловной угрозой Российской Федерации». «Относительно недавно, — сказал он, — было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. … Это абсолютно безответственная позиция, это просто угроза миру. … Это может привести к потенциальному конфликту, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия — самостоятельные государства, … в которых находятся наши военные базы».

В общем, «если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям». Поэтому, сказал Медведев, «я очень надеюсь, что у руководства НАТО достанет все-таки сообразительности ничего не предпринять в этом направлении».

Ну, а если Грузия (в порядке крайнего и вряд ли возможного случая) откажется от Абхазии и ЮО для того, чтобы вступить в альянс, станет ли Россия пугать ее «тяжелыми последствиями»? Разумеется, станет, поскольку ее задачей является недопущение растущей активности НАТО на Южном Кавказе в целом, и дело тут вовсе не в локальных грузино-абхазских и грузино-осетинских взаимоотношениях. Южный Кавказ одинаково важен как для России, так и для Запада, так как посредством него оба этих игрока могут создать угрозы не только друг другу, но Ирану, Турции, другим государствам Ближнего Востока, а также Центральной Азии; контролировать поставки и транзит энергоносителей и еще много чего другого.

В общем, Россия вербально, а также масштабными учениями в Абхазии и Южной Осетии предупреждает — не нужно сближаться с НАТО. Но сближение может происходить и без вступления в альянс: постоянные обещания принять Грузию, но отсутствие действенных шагов в этом направлении из-за фактора России (кому охота с ней воевать?) делают свое «черное» для Москвы дело — сдерживают ее влияние на Южном Кавказе с параллельным усилением влияния НАТО в регионе. Раньше на грузинской военной базе Вазиани были дислоцированы российские военные — сейчас там в поте лица тренируются НАТОвские. В республике трудятся и военные инструкторы США, а американские эксперты охотно и не таясь изучают инфраструктурные возможности порта Поти. В стране также функционируют центры боевой подготовки военнослужащих иностранными, преимущественно американскими, специалистами.

Москва-Тбилиси: в попытке избежать «чудовищного»

А что если эти центры, по логике Москвы, в один прекрасный день легко трансформируются в американские военные базы с привычной для них «атрибутикой»? Ведь Грузия не сделала секрета из того, что готовит свою армию в соответствии со стандартами НАТО, получила от США противотанковые ракетные комплексы «Джавелин», и не собирается этим ограничиваться.

Все это, конечно, «подозрительно». «Подозрительно» было и 10 лет назад — уж не потому ли разразилась тогда пятидневная война? Что же, Россия в канун ее «юбилея» снова предупреждает Грузию. Между тем трудно поверить в наивность Москвы, постоянно талдычащей о недопустимости вступления Грузии в НАТО, в то время, как ее туда не берут под разными предлогами, хотя республика, вероятно, заслужила такую «милость» по многим пунктам. Но, как видим, их выполнение и перевыполнение не стало гарантом ее вступления в альянс.

На сегодняшний день существует лишь «некоторая вероятность» принятия Грузии в НАТО в неопределенной перспективе. Ведь стране надо будет еще получить План действий по членству — этот пресловутый МАР, который, конечно же, можно обойти, будь на то политическая воля альянса. Правда, есть еще одно препятствие: среди базовых принципов НАТО числится отказ принимать в блок государства, имеющие территориальные споры. Но и тут можно было бы рассчитывать на «политическую волю» альянса. Однако она отсутствует, и этого не может не замечать Москва.

Впрочем, для ее раздражения достаточно уже и показательной «дружбы» Грузии с НАТО, подающей «дурной пример» Армении. А значит, и ту, и другую республику (с Азербайджаном лучше не связываться) надо «показательно» наказать. Остается лишь гадать, какую порку уготовили Тбилиси и Еревану в превентивном порядке с целью сохранения «баланса сил».

Вероятно, история с «зеркальными» учениями России и НАТО на Южном Кавказе будет иметь продолжение — она уже стала многосерийной, меняются лишь «сезоны». Что же до грузино-российских отношений, в лучшем случае им уготовано холодное противостояние с периодическими намеками на некоторое потепление без потепления реального. В худшем — перебивка заморозков горячими фазами. Но поскольку страх сторон не слишком велик (Грузия ни на кого не нападет, а НАТО никого не защитит), его все же надо подпитывать для острастки. Очень горячая фаза, доходящая до градуса кипения, вряд ли предвидится.

Андрей Николаев

Грузия. Бельгия. Абхазия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700145


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699435

Вопросы и ответы: Послевоенная траектория Грузии

Civil.ge, Грузия

Грузины собирают гроздья российского гнева

Для оценки положения спустя 10 лет российско-грузинской войны мы задали следующий вопрос: как повлияла российско-грузинская война на дальнейшее развитие и стратегию Грузии? На наши вопросы ответили профессоры: Гиа Нодия, Торнике Шарашенидзе, Эка Акобия и Корнели Какачия.

Гиа Нодия, директор Международной школы изучения вопросов Кавказа, полный профессор Государственного университета Илии:

— Война главным образом повлияла на отношение Грузии к сепаратистским регионам. До войны для каждого правительства существовало своеобразное требование, внести урегулирования вопроса Абхазии и Цхинвальского региона в приоритеты. Обещание Михаила Саакашвили о том, что он решил бы эту проблему в условиях своей власти, было очевидной ошибкой. Хотя от любого амбициозного политика в обществе все равно существовало ожидание, что он должен был иметь план, основанный на результат урегулирования конфликта. После войны, особенно, после признания Россией Абхазии и Цхинвальского региона в качестве независимых государств, стало ясно, что эти регионы находятся под эффективным контролем России, и что если не произойдет что-либо важное, Россия не отзовет своего решения обратно. В то же время, Грузия не может уступить свои территории, но и ничего не может сделать для их возвращения. «Стратегическое терпение» — это стало новой реальностью — население Грузии не ждет никаких изменений от своего правительства в этом направлении. Разница между политикой Саакашвили после войны 2008 года и Грузинской мечты по этому вопросу носит чисто риторический характер.

Во-вторых, снято табу было в отношении открыто пророссийских партий. Новые политические партии, неправительственные организации и СМИ заговорили о том, что традиционная прозападная политика Грузии является контрпродуктивной и что стране следует искать новые пути урегулирования отношений с Россией, что должно выразиться в отказе от евроатлантической интеграции. Эта новая линия не повлияла на изменение политического вектора Грузии, но все же оказала на нее некоторое влияние. Например, некоторые политические группы обвиняют Саакашвили в «провоцировании России» своими неразумными действиями, что позволило Бидзине Иванишвили и Грузинской мечте преподнести себя в качестве альтернативной силы по улаживанию отношений с Россией, которая сыграла важную роль в победе Грузинской мечты на выборах 2012 года.

Торнике Шарашенидзе, руководитель магистерских программ по международным отношениям Института общественных дел Грузии (GIPA):

— Это было очень плохим событием для развития страны. Это затруднило нашу интеграцию в НАТО очень серьезно и, плюс к этому, оккупация остается дамокловым мечом над нашей головой. Российская военная база в 40 км от столицы — это естественно очень серьезная проблема для безопасности страны. Это наша главная проблема, от которой исходят и другие проблемы. В частности, все это затрудняет наше реальное развитие и возможности. Ограничивает наши возможности маневрирования, это пугает некоторые страны наших союзников в НАТО. Они более скептически смотрят на наши перспективы, чем смотрели до войны и все это дает огромное преимущество русским. Когда в Грузии стоят российские войска, это очень серьезный, тяжелый сигнал для наших союзников.

Эка Акобия, профессор Кавказского международного университета:

— Российско-грузинская война в 2008 года является тяжелой кульминацией цепи трагических событий в развитии грузинского государства, что привело к оккупации двух неотъемлемых регионов Грузии: Абхазии и Цхинвальского региона. У нас есть сотни тысяч беженцев и вынужденно перемещенных лиц, мы тратим огромные ресурсы (как материальные, так и дипломатические) на борьбу с последствиями войны, и у нас ограничена сфера развития, как, например, примирение обществ, разделенных войной. Тем более, что оккупация переросла в аннексионные тенденции, в результате полностью ограничены связи между людьми, и проживающее в оккупированных регионах население, наряду с ограничениями на передвижение, по сей день подвержено тяжелой пропаганде, единственной целью которой является изоляция этих регионов от Грузии и западной цивилизации.

Однако августовская война стала лишь кульминацией в цепи исторических событий. Главный барьер на пути развития Грузии заключается в не зависящей от нас причине: это незрелость и невозможность северного крупнейшего соседа, российского государства, стать полноценным членом содружества европейских государств, главной предпосылкой которого является принятие европейских ценностей. Эти ценности хорошо расписаны в Хельсинкском Заключительном акте, и Россия по сей день нарушает большинство принципов этого фундаментального политического документа. Она не уважает суверенные границы другого государства и грубо нарушает их. Считает, что маленькие государства не имеют права на независимый выбор. Это очень анахроничная и незаконная политика. Представим себе, если бы так думали все крупные государства мира, тогда малые страны не существовали бы. С этой точки зрения, Россия является барьером не только для развития Грузии, но способствует появлению трещин в повестке дня мирового права и нормативного сосуществования, что, несомненно, вредно для порядка и мира во всем мире.

В этой ситуации выходом для нас является то, чтобы быть успешными и эффективными в управлении государством. Мы должны принять европейские ценности и демократию. Должны развивать внутреннюю демократию и хорошее управление, лучше защищать права человека и укреплять верховенство закона, и что самое главное — создать хорошую систему образования. Каждый гражданин страны должен подключиться к этому хороводу. Только так мы сможем защитить государство от войн и различных диверсий или их вредных последствий.

Корнели Какачия, профессор Тбилисского государственного университета:

— После августовской войны в Грузии все поняли, что какая-то эпоха завершилась. Завершилась в том смысле, что если до сих пор была какая-то часть общества, у которой были иллюзии по поводу сосуществования с Россией, и думала, что Россия не сделала бы такого шага в отношении Грузии и между двумя государствами могли быть иные отношения, этот миф разрушен.

После этого сближение Грузии с Западом, в том числе, с НАТО и ЕС, стало безальтернативным, и этот процесс сыграл роль катализатора. То есть, до этого Грузия всегда стремилась к евроатлантическим структурам, но после этого процесс стал необратимым, и этот процесс требует определенного времени, чтобы прийти к своему логическому завершению.

Конечно же, война в 2008 года в определенной степени замедлила процесс интеграции Грузии в НАТО и европейские структуры, однако здесь же я должен сказать, что в отношении к ЕС определенные процессы более ускорились, исходя из того, что Евросоюз был вынужден отреагировать определенным образом на эту агрессию. Именно после войны началась та известная инициатива о Восточном партнерстве. Одной из причин этого стала именно российско-грузинская война, исходя из того, что Россия пыталась изолировать Грузию. Инициатива Восточного партнерства, на которую так реагирует сегодня Россия, является отчасти заслугой этого события.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699435


Грузия. Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699423

Если бы не польские дипломаты, грузины встречали бы печальную годовщину российского вторжения в одиночестве

Яцек Карновский (Jacek Karnowski), wPolityce, Польша

Ровно десять лет назад Россия напала на Грузию. Как мы сейчас видим, нападение ознаменовало начало нового этапа наступления российского империализма. Этапа, на котором Москва стала обращаться не только к угрозам, экономическому или энергетическому давлению и действиям в духе принципа «разделяй и властвуй», но и к военным аргументам, нанося удары по своим соседям. Одним из первых это понял покойный Лех Качиньский (Lech Kaczyński), который произнес в Тбилиси памятную фразу: «Сегодня Грузия, завтра Украина, а послезавтра, возможно, придет черед моей страны, Польши».

Россия до сих пор оккупирует два района Грузии: Абхазию и район Цхинвали (грузины считают, что определение «Южная Осетия» искажает реальность и служит оправданию российского вторжения). Надежды на то, что ситуация изменится, невелики: Запад делает вид, что проблемы не существует, а друзья Грузии слишком слабы, чтобы ей помочь. Грузины думают о том, как форсировать события: они хотят вступить в НАТО и в первую очередь в Европейский союз, а чтобы добиться этой цели не акцентируют тот факт, что Россия оккупирует 25% их территории. Даже лозунг августовских мероприятий, посвященных годовщине войны, сформулирован осторожно и не отсылает напрямую к теме территориальной целостности. Он звучит так: «Для мира и безопасности».

Оба оккупированных региона между тем приходят в упадок. В районе Цхинвали живет сейчас 20 тысяч человек, в крупных селах население сократилось с нескольких тысяч до нескольких сотен жителей. Грузины уезжают в Грузию, а бедные горные отрезанные от мира территории не привлекают новых поселенцев. Зато там становится все больше приезжающих на новые базы российских военных, в районе Цхинвали их сейчас около 10 тысяч.

Вспомнили о годовщине войны и приехали поддержать грузин только представители стран, которые сами сталкивались с российским империализмом: Польши (глава МИД Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz)), Литвы, Латвии и Украины (министры иностранных дел Линас Линкявичюс (Linas Linkevičius), Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkēvičs), вице-премьер Павел Розенко). Они заявили, что всецело поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также посетили контрольно-пропускной пункт в Одзиси, находящийся всего в 45 минутах езды от Тбилиси. В ходе короткой презентации грузины рассказали, что россияне продолжают укреплять «границу», строя заграждения с колючей проволокой, и сносят грузинские дома.

Последнее десятилетие показало, какое огромное значение имеют взаимоотношения независимых государств на постсоветском пространстве, а также в Восточной, Центральной и Южной Европе. Если бы не Лех Качиньский, российские танки могли бы войти в Тбилиси, а если бы не инициатива польских дипломатов, грузины, скорее всего, встречали бы годовщину российского вторжения в одиночестве (о визите представителя Франции, разумеется, не было и речи, хотя десять лет назад Саркози играл активную роль).

Поддержка Польши, Украины и стран Балтии на первый взгляд ничего не меняет, но на самом деле она очень важна: потенциальная жертва России не чувствует себя одинокой, а это много значит. Наша солидарность, конечно, хрупка и далека от идеала, но другой нет. Если бы не активная политика Варшавы, у нас не было бы и этого. Наша историческая роль заключается сейчас не только в том, что мы стараемся быть самостоятельными, но и в том, что наша самостоятельность позволяет чувствовать себя таковыми нашим более слабым соседям.

Главный урок, который извлекла Польша из грузинской (а также украинской) войны, связан также с военной сферой: нельзя отдавать ни клочка земли, нельзя отходить «за реку», ведь если Москва один раз что-то получит, она никогда этого не отдаст. Оккупация небольшого фрагмента территории позволяет изувечить страну и надолго лишить ее возможности нормально функционировать, не утруждая себя захватом всего государства.

Грузия. Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699423


Грузия. Абхазия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699422

Западные союзники должны выступить на стороне Грузии против России

Оккупация 20% территории суверенной Грузии подрывает безопасность и мир в Европе, пишет грузинский посол в Британии.

Тамар Беручашвили (Tamar Beruchashvili), The Guardian, Великобритания

В 2018 году Грузия отмечает 100-летнюю годовщину независимости и создания демократической республики, которая заложила прочные основы современного грузинского государства и общества.

Но в этом же году исполняется 10 лет с того момента, когда Россия в августе 2008 года совершила военную агрессию против Грузии. Российская Федерация продолжает незаконно оккупировать грузинские регионы Абхазию и Цхинвали/Южную Осетию, фактически осуществив их аннексию. Тем самым, она подрывает нормы международного права и основанную на правилах международную систему.

Кроме того, Россия блокирует доступ гуманитарных и международных организаций к этим регионам, что ухудшает ситуацию с правами человека и подрывает безопасность на этих территориях. Основные права местного населения нарушаются там ежедневно. Сотни тысяч грузин по-прежнему являются внутренне перемещенными лицами. Их задерживают без каких-либо на то оснований, с ними дурно обращаются, их даже убивают за посещение своих домов, церквей и могил родственников, расположенных за забором из колючей проволоки.

Оккупация 20% территории суверенной Грузии и постоянное расширение военного присутствия России подрывает безопасность и мир в Европе, требуя серьезного вмешательства со стороны мирового сообщества. Правительство Грузии высоко ценит то обстоятельство, что Соединенное Королевство всецело поддерживает ее суверенитет и территориальную целостность, а также ее европейские и евроатлантические устремления. Нас объединяют общие ценности, общие интересы международной безопасности и стабильности, и мы сталкиваемся с общими вызовами.

Российское вторжение в Грузию и оккупация 20% ее территории наглядно указывают на то, что Москва готова в одностороннем порядке и при помощи силы перекраивать европейские границы, а также оспаривать право своих суверенных соседей самостоятельно выбирать собственное будущее. Западные союзники должны не только выступить на стороне Грузии, но и защитить наши общие принципы, ценности и интересы.

Тамар Беручашвили — посол Грузии в Великобритании.

Грузия. Абхазия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699422


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699421

Россия напоминает Грузии о войне десятилетней давности

Москва вновь заявляет о том, что будет пытаться определять внешнеполитический вектор постсоветских стран

Пилар Бонет (Pilar Bonet), El Pais, Испания

Через десять лет после так называемой «пятидневной войны» в Северной Осетии Россия вновь заявляет о том, что будет пытаться определять внешнеполитическую направленность своих постсоветских соседей и надеется, что рано или поздно США и Запад это поймут.

Такова главная мысль интервью главы правительства РФ Дмитрия Медведева газете «Коммерсант» в связи с годовщиной конфликта, разразившегося в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, когда тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили отправил в столицу Южной Осетии Цхинвал воинские части, которым при военной поддержке России дали отпор местные жители этой отделившейся от Грузии республики.

Событиям десятилетней давности предшествовала нарастающая напряженность в отношениях между Россией и Грузией, чье намерение (равно как и Украины) вступить в НАТО вызвало обострение между Владимиром Путиным и западными лидерами на саммите НАТО, проходившем в Бухаресте в апреле 2008 года.

Российские войска вошли в Южную Осетию с севера и продвинулись до предместий Тбилиси, после чего было объявлено о прекращении огня, а французский президент Николя Саркози выступил в качестве посредника от Евросоюза. В результате боевых действий погибли более 600 военных и гражданских лиц, после чего Россия признала в качестве независимых государств Южную Осетию и Абхазию, входивших в советские времена в состав Грузии, но вступивших в конфликт с официальным Тбилиси после распада СССР в 1991 году. До войны 2008 года в Абхазии и Южной Осетии находились международные миссии, представители ООН и ОБСЕ, в Южной Осетии также располагались российские миротворцы. Впоследствии Россия открыла там свои посольства и разместила военные базы.

26 августа 2008 года Медведев, занимавший в то время пост президента РФ, подписал указ о признании независимости обеих республик. «Я определенное время думал и пришел к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований (Абхазия и Южная Осетия), по всей вероятности, предложить невозможно», — заявил премьер-министр в интервью «Коммерсанту».

На вопрос о том, могла ли Москва не признать их в качестве независимых государств и таким образом сохранить возможность диалога с Грузией, Медведев ответил, что такое решение оставляло возможность для боевых действий, которые были бы невозможны, «когда речь идет о двух независимых территориальных формированиях, с которыми Россия подписала договоры о размещении военных баз». В этом случае «всё ясно, и никто против них ничего поделать не сможет», — сказал премьер. Все понимают, что противостояние с Российской Федерацией может дорого обойтись, добавил он. С другой стороны, если ситуация не была разрешена, то «периодически осуществлялись бы провокации в надежде отхватить что-то в результате каких-то идиотских военных кампаний». Медведев убежден, что после августовского конфликта отношения России и Запада нормализовались очень быстро, и Россия могла решить эти проблемы с Евросоюзом и в определенной степени с США.

Тогдашняя ситуация сильно отличается от той, что сложилась после российского вмешательства на Украине, которое привело к прекращению сотрудничества Запада с Москвой. Но это положение дел «не вечно», — считает Медведев. «Мне кажется, что наши европейские соседи постепенно осознают, что поддерживать отношения и быть друзьями лучше, чем бесконечно объяснять, в чем мы неправы. Надеюсь, что это осознание в конце концов придет к США и их руководству». Не принимая ответственности за ухудшение международной обстановки, Медведев при этом утверждает, что дело теперь за Западом и там «могут предпринять действия, указывающие на желание восстановить отношения. Мы к этому готовы».

По его мнению, война с Грузией «не будет всегда» определять характер отношений между Россией и этой страной. И сегодня российский политик считает вступление Грузии в НАТО «угрозой миру», которая может «вызвать страшный конфликт». Если Грузия вступит в НАТО, даже без Абхазии и Южной Осетии, «это, несомненно, может привести к потенциальному конфликту, поскольку для нас Абхазия и Южная Осетия — независимые государства, с которыми мы поддерживаем дружественные отношения, и на чьей территории находятся наши военные базы. И мы осознаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжелым последствиям. Надеюсь, что у руководства НАТО хватит здравого смысла, и оно ничего не предпримет в этом направлении», — предупредил он. Ни одна из стран на постсоветском пространстве на признала Абхазию и Южную Осетию. Их признали Венесуэла, Никарагуа, Науру и в мае этого года — Сирия.

После признания Россией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии Грузия разорвала дипломатические отношения с Москвой. Саакашвили, который потерпел поражение на выборах 2012 года, обвиняют в нарушениях прав человека в Грузии, однако правящие сейчас в этой стране партии продолжают курс на вступление в НАТО и считают Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями». Миссия Евросоюза (EUMM) со штаб-квартирой в Тбилиси посещает граничащие с Абхазией и Южной Осетии районы, но в сами республики попасть не может, поскольку их границы охраняют российские пограничники.

Ночная «демаркация границ» со стороны Южной Осетии, которая метр за метром расширяет ее территорию, вызывают эпизодические конфликты с Тбилиси. Согласно подсчетам, в результате августовской войны Южную Осетию покинули 16 000 человек. В первую очередь, это жители четырех грузинских сел, подожженных местным населением.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699421


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699414

Воспоминания о войне: у Грузии тоже есть судьбоносные восьмерки. 08.08.2008 она подверглась российскому вторжению

Андрей Бан (Andrej Bán), DenníkN, Словакия

Это история войны, о которой после Донбасса и Крыма несправедливо забыли. Во время множества поездок в Закавказье я видел вариации одной и той же истории Империи.

У нас очень много схожего и даже общего с грузинами. Размеры страны, численность населения, цивилизационные корни (вместе с Арменией Грузия была первым христианским государством в мире, которое возникло в 4 веке). Также нас связывает опыт столкновения с российскими, а прежде советскими оккупационными танками.

Однако опыт Грузии, в отличие от нашего, недавний и продолжает накапливаться до сих пор.

Ночь с президентом

21 августа 2008 года. Душная ночь. Я не сплю. Такси везет меня и моего коллегу через весь Тбилиси к президентскому дворцу. За окном автомобиля на Проспекте Руставели мелькают спящие бездомные. «Во втором часу утра, — думаю я, — я еще никогда не брал интервью ни у одного президента». Однако занятой Михаил Саакашвили нашел для нас только это время. Из-за драматичных параллелей с августом 1968 года это понятно. Российские танки остановились в 60 километрах от Тбилиси.

Сторонники и противники прозападного президента называли его фамильярно Мишей. На самый верх его вознесла в 2003 году Революция роз (на постсоветском пространстве названия многих попыток избавиться от влияния Империи связаны с названиями растений или культур). Он учился на Украине, где овладел украинским языком, а также в Соединенных Штатах, где также хорошо выучил английский. Женился Саакашвили на голландке. Ясно, что президент не справлялся с ситуацией. Он позволил провокациям (стрельбе по грузинским поселениям) достичь их цели и отдал приказ о начале военной операции в сепаратистском регионе Южная Осетия.

Вместе с Абхазией она отделилась после того, как в 1993 году Грузия провозгласила независимость. Саакашвили аргументировал свои действия «установлением конституционного порядка», но он не догадался, что на северной стороне Кавказа, перед Рокским тоннелем, этого только и ждут уже готовые российские соединения. А они намного сильнее, чем грузинская армия.

Буквально культовой стала фотография, на которой нервничающий Миша жует свой красный галстук. С тех пор Кремль распространяет слухи, что Саакашвили принимает наркотики. Улучшению отношений с Москвой определенно не поспособствовали и его остроты, когда он не раз назвал российского президента «лили-Путиным». Тем самым он хотел подчеркнуть свое могучее телосложение. «Я сплю по четыре часа в день. Перед вами тут были корреспонденты «Би-Би-Си» (ВВС) и «Уолл Стрит Джонел» (Wall Street Journal), а после придут из «Файненшл Таймс» (Financial Times), — сказал нам президент под утро на безукоризненном английском. Он выглядел бодрым.

«Нельзя обвинять жертв», — отвечает Саакашвили на наши слова о том, что он отреагировал слишком поспешно и даже глупо. Но действительно ли Грузия — только жертва, а Россия — только агрессор? Не совсем. Согласно докладу международной следственной комиссии от сентября 2009 года, который опубликовал ЕС, пятидневную войну, унесшую жизни сотен человек, начали грузины, когда седьмого августа вторглись в южноосетинскую столицу Цхинвал. Однако русские спровоцировали Грузию.

К подобным выводам пришли и журналисты немецкого издания «Шпигель» (Der Spiegel), а также американского «Уолл Стрит Джонел» (Wall Street Journal). Международное право нарушили обе стороны.

Ничья земля и Гори

Август 2008 года. Выжженный национальный парк Боржоми, разрушенные города, деревни, дороги, мосты — все это и многое другое оставили после себя российские солдаты. Разумеется, еще и тысячи беженцев. Они живут в ужасающих условиях в школах и временных центрах размещения. Обычное дело на любой войне. Но на родине Сталина в Гори, городе, который с грузинской стороны пострадал больше всего, кое-что отличается: это сюрреалистически ничья земля.

«Это что такое?» — спрашивают с неудовольствием российские журналисты, когда их привозят в кузовах армейских автомобилей. Они замечают нас, возмущенных иностранных корреспондентов, которые в тени сосен ожидают разрешения войти в разрушенный город. У них есть привилегия: их «трип» организовала российская армия, а мы, отвечая каждый за себя, лишь пытаемся узнать, что там происходит. Российские коллеги на минуту спускаются, мы закуриваем, а затем они опять садятся в грузовики и отправляются в Цхинвал. Они возвращаются в город, куда с грузинской стороны нам не попасть.

На следующий день российский командир сжалился и дал нам разрешение войти в Гори. Город почти обезлюдел (осталась едва ли пятая часть от 60-тысячного населения), окна кафе и баров разбиты выстрелами, памятник Сталину не пострадал. Нет воды, электричества и газа. В школьном спортзале находятся люди, которые протягивают руки через брешь в стене, как через окно, чтобы получить гуманитарную помощь. Женщины отдельно, мужчины отдельно. Чуть поодаль, в парке, жалобы местных жителей выслушивает министр иностранных дел Финляндии, занимающий пост главы ОБСЕ. Люди рассказывают ему, что больше российских офицеров и солдат («они ходят к нам мыться, а мы их пускаем») они боятся банд мародерствующих и убивающих казаков и осетин. А они преследуют повсюду.

Возле разрушенных казарм в не менее разрушенном доме мы находим Катину Киговашвили. Старушка плачет, указывая на кровь на стенах и дверях. Это ее кровь. «Русские бомбардировали 12 августа, и, кроме окон, сломалась еще и входная дверь. Ее невозможно было открыть, поэтому я проделала дыру и хожу через нее», — она приседает и демонстрирует, как это делает.

Как они могли с нами так поступить?

Известный польский репортер Рышард Капущинский в своей книге «Империя» (1993) анализирует Советский Союз на основе собственного богатого опыта, накопленного с 1939 года. Разумеется, репортер не обошел вниманием и колоритный Кавказ. Он пишет о тирании стереотипов: «Здесь все устоялось и определилось уже во времена, которые теряются в сумраке истории. Никто не может убедительно ответить на вопрос, почему армяне и азербайджанцы так люто ненавидят друг друга. Просто ненавидят и все тут! Каждый это знает, каждый всосал это с молоком матери. Неизменности отношений способствовала и взаимная изоляция (горы), а также тот факт, что территория Кавказа примыкала к очень отсталым государствам: Персии, России и Османской империи. Контактировать с либеральным и демократическим Западом было невозможно».

Любое обобщение ошибочно, но когда Капущинский пишет об определенном эмоциональном разладе, быстрой смене настроений (в том числе у грузин), он прав. Грузия была с начала 19 века под защитой «матушки-Руси». Но порой она, честно говоря, даже перебарщивала. Тем больше в моих поездках меня удивляет то, что повсюду: в ресторанах, по телевидению и даже в популярных маршрутках (переполненные микроавтобусы, курсирующие между городами) играет… да что там играет — гремит российская поп-музыка, а на сценах выступают звезды российской эстрады. У восхищения языком и культурой оккупантов, какого не увидишь нигде в мире (попробуйте-ка в албанских регионах Косово включить громко сербские песни), есть свои понятные причины.

«Пушкина, Гоголя и Аллу Пугачеву мы считаем своими. Но как русские могли с нами так поступить?» — с ужасом, но без ненависти спрашивают грузины, которые не понимают, как русские могли забрать кусок их страны, словно отрезав кусок сердца, единого и неделимого.

Глубже в эти отношения я смог вникнуть в 2009 году в селе Дици на границе (извините, административной линии) между Грузией и Южной Осетией. Вчера была свадьба. Музыканты играли так громко, что звуки доносились до Цхинвала. Ночью в дом новобрачных пришли любопытные российские бойцы. «Видите? Вот как близко с ними мы живем. Они ходят к нам каждый день», — говорит хозяин праздника. В конце его огорода начинается Южная Осетия. Странный уголок мира.

Многие жители Дици вспоминают, что когда в августе прошлого года пришли русские, они собирали в садах фрукты прямо с танков. А еще они срезали виноград и деревья, чтобы те засохли. Они сделали там тренировочный полигон, перерыли плодородную почву гусеницами, как стадо дикарей. Такие истории рассказывают и в семье Георгия Сосиашвили. Поднимаются громкие тосты за родителей, за бабушку, за усопших, за все и за всех. Шестую пьют за маленьких детей, потому что они, бедные, теперь боятся играть в футбол около школы. Если мяч у них улетит за забор, то окажется на территории «так называемой Южной Осетии» (акцент делается на «так называемую»). Один из гостей рассказывает, что его дочь успокаивает своих детей такими словами: «Не бойся, русские скоро уйдут».

Все больше алкоголя добавляет эмоций. Постсоветские народы я различаю, в том числе, по тому, что они пьют: водка вызывает агрессию, а вино, наоборот, добродушную сонливость. Для грузин характерно, скорее, второе. Певцы со слезами на глазах воспроизводят уникальную грузинскую полифонию. Их гостеприимство просто убийственно. Не помогает даже тост, который я поднимаю за дружбу наших народов.

В восьмом часу все встают из-за стола и начинают мощными голосами петь грузинский гимн. «Чтобы российские солдаты в конце села нас услышали и поняли, что мы не боимся», — шепнули мне заговорщицки. И снова я не вижу в них ненависти, а скорее — гордость.

Мир через Google Maps

«Чтоб они сдохли!» — вырывается весной 2018 года из пожилой женщины, которая с трудом поднимается по темной лестнице к своей квартире. Все происходит на бывшем сталинском курорте Цхалтубо. «Кто?» — спрашиваю я несмело. «Они. Все эти политики. Для них мы не существуем».

Цхалтубо — бывший роскошный бальнеологический курорт в центре страны, куда с 30-х годов 20 века из Москвы регулярно ходили поезда. Среди сосен и озер там возвели десятки комплексов с лечебными ваннами (некоторые даже из мрамора). Но в начале 90-х годов прошлого века волна конфликтов, начавшихся после распада Советского Союза, докатилась и до Цхалтубо. Город разграбили, а затем власти переселили в него тысячи переселенцев из сепаратистской Абхазии.

Я регулярно навещаю переселенцев из Абхазии и Южной Осетии, что даже странно, ведь Цхалтубо я еще не посмотрел. Мне показал его один из них — друг Зура Цахнагия. Вместе с супругой, двумя детьми и отцом он проживает в небольшом доме в прежде еврейском квартале второго по величине грузинского города Кутаиси. После моего последнего визита в 2011 году произошли перемены: многочисленные салоны красоты теперь называют не по-русски «салонами красоты», а по-английски — «Бьюти салон» (beauty salon). Зура лаконично добавляет на русском: «Салон есть, а красоты нет».

Так же, как в Зугдиди на абхазской административной линии, в Цхалтубо я вижу бездомных. Забытые с 1993 года всеми — миром и своим правительством, эти люди уже давно умерли бы (от государства они получают в пересчете по десять евро в месяц), если хотя бы один мужчина из каждой семьи не ездил бы на заработки в Тбилиси или через Кавказ в Россию и не отправлял домой деньги. Именно там, на западе Грузии, девять лет назад переселенцы сказали мне самую точную вещь: «Мы живем хуже мертвых».

Их надежды на то, что когда-нибудь они вернутся домой, в оккупированную россиянами Абхазию, ничтожны. Растет уже второе и даже третье поколение без родины.

Дела у Зуры идут лучше: он работает на мобильного оператора. Он ездит на машине по окрестностям, продает SIM-карты и смартфоны. Подомовая продажа чего угодно там очень популярна. Когда после работы он уставшим приходит домой, то привычно включает вместе с отцом компьютер. Через Google Maps со спутника они рассматривают (немного с мазохизмом, а немного с ностальгией) свой дом в Сухуме, откуда их выгнали много лет назад. Свой…собственный…дом!

Они показывают мне его: «Видишь? Теперь в нашем доме живут абхазы, наши соседи. Во время войны они только наблюдали за бесчинствами сепаратистов и наемных боевиков из России. Это всего в ста километрах отсюда, но, наверное, туда мы уже никогда не вернемся».

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699414


Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840

«Мы должны быть благодарны войне». Как Южная Осетия строит свою независимость

Игорь Залюбовин

По итогам военного конфликта с Грузией Россия признала Южную Осетию независимым государством. В благодарность осетины выложили валунами на дне долины у горы Сохс надпись: «Спасибо, Россия!» С тех пор прошло десять лет. Корреспондент «Сноба» отправился в республику, чтобы изучить, как и из чего строится югоосетинское государство

От редакции: грузино-югоосетинский конфликт длился с перерывами 19 лет — с 1989 по 2008 год. «Пятидневная война» стала последним крупным столкновением этой войны и фактически дала непризнанной республике независимость. Вопрос о том, кто начал эту войну, является открытым до сих пор. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили настаивает, что российская 58-я армия прошла Рокский тоннель до начала артиллерийских ударов по Цхинвалу, что было расценено грузинской стороной как акт агрессии. С другой стороны, длившееся почти год независимое расследование «комиссии Тальявини» при ОБСЕ посчитало Грузию виновной в агрессии, отмечая при этом многочисленные провокации с российско-осетинской стороны, предшествующие атаке на Цхинвал в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Позднее глава комиссии Хайди Тальявини подала в отставку; некоторые увидели в этом подтверждение того, что выводы комиссии были ошибочны. Данный текст не является попыткой установить степень виновности одной или другой стороны.

Цхинвал. Вечер перед грозой

По вечерам я смотрю телевизор: в развороченной несколькими войнами гостинице — только один канал, российский «Первый». Патриотическое телешоу сменяется патриотическим телешоу; когда я отворачиваюсь, на стекло балкона, через который видна ржавая телебашня в цветах осетинского флага, падает тень. Каждый раз, когда я вижу, как быстро она скользит по стеклу, мне на долю секунды становится не по себе, и лишь затем я осознаю, что тень — моя. Война окончилась десять лет назад, но по вечерам сумрак приносит сюда воспоминания о ней — по крайней мере, так говорят местные.

Сегодня особенно тихо.

Продавщица из продуктового магазина по соседству, осетинка лет пятидесяти, советует мне закрыть на ночь окна: будет гроза. Пока я кладу в пакет минеральную воду и сигареты, она рассказывает, что война забрала у нее сына и дочь: их убило залетевшей в дом гранатой, и с тех пор она боится открытых окон.

Глупый страх. Как стекло может защитить от войны? Особенно от войны длиной в двадцать лет?

— Но ведь от грозы спасет, — она пристально и спокойно смотрит мне в глаза.

Десять лет назад по улице Героев шли грузинские танки; сейчас здесь изредка проезжают автомобили — тонированные «Приоры», старенькие мерседесы и БМВ. Для города со средней зарплатой в 15 тысяч рублей и высокой безработицей тут много иномарок. «БМВ ведь лучше, чем БМП», — грустно шутит старик-таксист, не отрываясь от игры в нарды. С привокзальной площади уходят автобусы на Владикавказ и в местные селения — Ленингор, Джаву, Квайсу. Железную дорогу, когда-то соединявшую конечную станцию Цхинвал с Грузией, разобрали еще по окончании первой войны в 1992 году. Попытка восстановить сообщение предпринималась грузинами в 2004 году, но после укладки четырех километров из пяти работы свернули — железная дорога так и не дошла до Цхинвала. Помешало ухудшение отношений и последовавшие за ними столкновения, длившиеся с 2004 по 2008 год.

К лету 2008 года столкновения между осетинами и грузинами резко активизировались. Штурм начался 7 августа 2008 года, около полуночи. За четыре с половиной часа до того в эфире всех грузинских телеканалов президент Грузии Михаил Саакашвили обратился к осетинам с длинной речью, в которой назвал их «соотечественниками» и заявил о прекращении огня с целью начать переговорный процесс. Сотрудник цхинвальского ОМОНа с позывным «Большой» вспоминает этот вечер в разговоре со мной: «Мы неделю просидели на своих позициях, не мылись, не спали. И после этого обращения, в котором было даже несколько слов по-осетински, мы, конечно, решили пойти домой. А ночью по нам заработали “Грады”».

Тамарашени. Свадьба

Седой музыкант в темных очках надрывает голос: «Тем, кто выжил в Цхинвале... Офицеры, осетины, ваше сердце под прицелом, за Осетию, свободу — до конца!» На бывшей окраине села Тамарашени, основанного царицей Тамарой, бывший командир югоосетинского ОМОНа Мераб Пухаев женит сына Ибрагима. При грузинах тут росли виноградники, теперь стоит несколько десятков двухэтажных типовых коттеджей, выстроенных разорившимся ныне строительным гигантом «Су-155» при содействии экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Название под стать — микрорайон Московский.

Специально для свадьбы зарезали четырехлетнего быка; его мясо вываривается в четырех огромных котлах поодаль; часть уже сваренной туши, вместе с рогами и копытами, стоит во главе стола, на метрового радиуса блюде. Там сидят самые уважаемые люди: старшая родня жениха. Родня невесты празднует свадьбу отдельно, в ее родовом селе. Раз в десять минут пожилой осетин говорит в микрофон длинные тосты, он произносит их на осетинском языке, и, хотя это традиционные тосты, одновременно они похожи на все прочие, что произносятся на свадьбах по всему миру — грузинских, абхазских, русских, американских. «За родителей», «за счастье», «детей», «новую семью», «мир», «любовь» и снова «за счастье».

Около полуночи над микрорайоном бьет фейерверк. Пожалуй, единственные люди, кто не обращает на него особенного внимания, — несколько сослуживцев Пухаева; они воевали за Южную Осетию всю свою взрослую жизнь, с 1989 года по 2008 год. Фейерверки их мало интересуют по понятным причинам; они горячо обсуждают что-то на осетинском языке, кажется, локальную политику. На свадьбу должен был приехать местный президент Анатолий Бибилов, но его нет. Омоновцы поднимают бокалы.

— Я хочу поднять тост за нашего верховного главнокомандующего, — говорит один из них. — За нашего президента! Владимира Владимировича Путина!

— Нас никто не заставляет, — кивает мне другой омоновец. В его голосе звучит легкое смущение.

— Да это ж все вам скажут, вот пройдите, спросите — подхватывает третий. Он огромного роста (поэтому все зовут его Большой) и похож на грузина. Большой обижается, когда я спрашиваю его об этом сходстве. Подходит жених, Ибрагим, он тоже омоновец, действующий. Все встают. Большой говорит:

— Я хочу выпить за свою мечту. Я мечтаю, чтобы Южная Осетия стала частью России.

После еще нескольких тостов мы садимся в белую «Ниву» Большого. За те несколько дней, что я нахожусь в Южной Осетии, я еще ни разу не ездил здесь с трезвым водителем. Большой пил на свадьбе наравне со всеми, но ведет машину ровно. Мы катим вдоль черных полей. Его друзья молча курят. Я смотрю в окно: «Саакашвили назвал свою операцию “Чистое поле”», — вспоминаю я полные злой иронии слова таксиста Алана, возившего меня сюда, в бывший грузинский анклав, накануне. Через села проходит главная дорога, связывающая расположенный у самой грузинской границы Цхинвал с Рокским тоннелем, за которым — Россия. Когда-то здесь жили грузины — они контролировали дорогу и не давали осетинам ездить по ней; осетинам пришлось построить объездной путь через село Зар (дорога называется Зарской). «Они убивали здесь наших, и мы в ответ сожгли здесь все», — кричал мне таксист Алан прямо в ухо, пока мы продирались через заросшее поле и колючки к маленькой церкви — едва ли не единственной постройке, оставшейся от Тамарашени, Курты, Кехви и Ачабети — четырых грузинских сел, где до 2008 года проживали несколько тысяч этнических грузин. Когда я открыл дверь церкви и навел фотоаппарат, чтобы запечатлеть интерьер, Алан загородил проход: «Не надо, это все-таки святое место».

Цхинвал. Монолог матери

Министерство культуры Южной Осетии делит с посольством Абхазии здание действующей республиканской библиотеки. Министр Жанна Зассеева очень расстроена: за пять минут до нашей встречи какой-то грузинский историк прислал на почту министерства 30-страничное письмо с обоснованием, что осетин как нации не существует. Четыре года, вплоть до самой войны, Зассеева ездила на попутках из дома в Джаве на работу в Цхинвал через грузинский анклав в надежде, что грузины остановят ее машину. Она и сама не может объяснить, что бы она сказала им, говорит, что просто хотела посмотреть им в глаза.

«Это звери, настоящие звери, — говорит она. В ее глазах появляются слезы. — В 2004 году они убили моего сына Гену. Он дежурил с ополченцами на горе Паук (стратегическая высота, расположенная над Цхинвалом). Осколком ему перебило позвоночник, и он не смог уйти. Грузины взяли его в плен, возили и показывали его как зверя — из-за светлых волос, из-за русской внешности. Они хотели доказать, что русские воюют за осетин. Ему выкололи глаза, переломали руки». Ее голос дрожит, но она продолжает рассказывать: «И все же, наверное, он хотел жить. Его закапывали живьем, а он пытался выбраться, до последнего старался».

После гибели сына Зассеева с головой ушла в дела. Помимо работы в министерстве культуры она стала инициатором проведения «Бессмертного полка» в республике и старается помочь матерям, чьи дети погибли во время конфликта. На «Бессмертный полк» Зассеева берет с собой фотографии тех, кто погиб при защите Цхинвала. «Многие говорили, что я сошла с ума. Но я фотографию сына не приносила, мне было стыдно. Мне было важно, чтобы как-то очнулись те, кто из дома не выходит. Те, кто сидит среди фотографий своих детей и плачет. Матери, отцы. Вот был мальчик, его звали Батик, Батраза. Ему было 11 лет, в его теле нашли 17 пуль. Его мать вообще не вставала. Я позвонила ей и отругала: лежите и ждите, когда Бог вас заберет к себе. Да он вас в ад кинет! Я ее так сильно отругала, хотя я ее в глаза даже не знала. Мне было стыдно перед ней, но все-таки я поступила правильно. На следующий день она пришла ко мне, мы поговорили».

В первые сутки «пятидневной войны» Зассеева отправила из Джавы в Северную Осетию полторы тысячи детей. Когда кончились автобусы, она сажала их в попутные машины. «Сейчас я бы на такое не решилась, — говорит она. — Но дети доехали до границы, ни один не потерялся». Ее собственная дочь в это время была в Цхинвале. «Как говорят у нас: обжегся на супе, — она ищет правильное слово, — на борще, и на воду дует. Я очень боялась, что с дочкой тоже что-то случится. Дом разбомбили, там были все фотографии Гены, у нее, в шкатулке. Мы потом убеждали МЧС, что у нас золото осталось в этом доме. На самом деле мы хотели найти эти фотографии, но, конечно, это было бесполезно. Главное, что она сама осталась жива».

Война еще не кончилась, а Зассеева ходила по городу и расписывала местные заборы мелом: «Спасибо, Россия!» «В благодарность российским военным, — объясняет она. — Но этого было мало, хотелось что-то еще сделать». В 20-х числах августа ополченцы вместе с ней отправились к Рокскому тоннелю. Такую же надпись решили оставить в долине, на дне ущелья. «Вниз машина не могла доехать. Ребята тащили, катили огромные камни вручную. Но они тогда были как перышки гусиные для нас. Мы выложили этими камнями “Спасибо, Россия!” И через несколько дней звонят — говорят, сейчас пилот пролетел, кто это написал “Спасибо, Россия!”? Меня все время спрашивают: кто придумал? Это не важно ведь, кто придумал. Это как стихи ночью. Что-то бессознательное».

Владикавказ. Президент и водитель

Чтобы попасть в Южную Осетию, мне пришлось позвонить ее президенту. Это все, что нужно знать о том, какая это маленькая страна. Въезд в республику мне в последний момент запретили в местном КГБ. «Отказано компетентными органами без объяснения причин», — сообщили в письме из Госкомитета информации и печати республики. Не зная, кто еще может решить мой вопрос, я все-таки дозвонился до Анатолия Бибилова. Он был в Сирии с официальным визитом, в ответ на признание Башаром Асадом независимости Абхазии и Южной Осетии. Мы договорились встретиться с президентом на следующий день во Владикавказе.

Оказавшись там, я целый день натыкался на его кортеж из пяти машин, сопровождаемый невероятным количеством охраны. Как мне пояснили потом, обычно президент возит с собой в четыре раза меньше телохранителей; но в Сирии требовалась особая безопасность — охрану просто не успели сократить по приезде. Мы встречаемся в гостевой резиденции на окраине Владикавказа — там останавливаются высокие чины, когда приезжают в Северную Осетию.

Президент рассказал мне, каково руководить республикой, которую не признают в мире: «Я не понимаю, что за двойные стандарты? Почему Косово, допустим, можно, а Южной Осетии нельзя? Почему Боснии можно, а Абхазии нельзя? Почему Черногории можно, а ДНР или ЛНР нельзя? Мы же понимаем, что это насильно переданные Грузии территории Южной Осетии! И только за желание жить на своей земле каждые десять-пятнадцать лет убивали нашу интеллигенцию. В 20-е, 30-е, 50-е годы! В 1920-м году было 50 тысяч беженцев, из которых 20 тысяч погибли на перевалах. Сколько осетин погибло за то, чтобы жить в своем государстве? А когда в Грузии начались эти националистические движения, когда появился Гамсахурдия и просил вымести всех железной метлой, когда пошли эти убийства, теракты, когда на Зарской дороге убили беженцев? Я понимаю, осетины — железные люди, но терпеть это кто будет?»

Пресс-секретарь напоминает президенту: через два часа самолет в Москву, пора собираться. В Москве президент Бибилов желанный гость — как объяснили мне сразу несколько собеседников, знакомых с ситуацией. Баллотироваться на выборах 2016 года хотел Эдуард Кокойты — легендарный в республике человек, стоявший у власти в Южной Осетии на протяжении всех нулевых, но в Кремле решили иначе и попросили Кокойты отдать свои голоса Бибилову. Перед тем как попрощаться, Бибилов дает секретарю распоряжение: объяснить в местном КГБ, что политика президента — пускать в страну всех журналистов.

— Даже если это враг, пусть едет, смотрит, — уточняет он, весело косясь на меня.

Через несколько минут мы мчимся по скоростному шоссе в сторону Владикавказа. Меня везет одна из машин, сопровождавших президентский кортеж. Водитель жалуется мне:

— Анатолий Ильич вообще-то мужик хороший. Но очень мягкий. Нельзя так на Кавказе. Он со всеми хочет встречаться, только дай пообщаться с народом. Это хорошо, конечно. Демократ. Это даже прямо-таки замечательно. Но знаешь, что я тебе скажу. Может грубо, да, надеюсь, Ильич на меня не обидится. Есть у меня товарищ, он полковник, и у него любимая поговорка такая: «Мягким *** жену не построишь». И вот я когда смотрю на Ильича, часто вспоминаю эту поговорку.

Цхинвал — Рока. Без чего нет Осетии

23 ноября 1989 года к Цхинвалу подъехали сотни «Икарусов» и тысячи легковых автомобилей: по меньшей мере 15 тысяч грузин прибыли к городу. Среди них находились советские грузинские милиционеры, которые должны были координировать то, что вошло в историю под названием «поход на Цхинвал». 30-летний этнограф Коста Кочиев шел домой из института. «Я услышал, что мужская часть города собирается у въезда в город, чтобы не пустить грузин. Я человек совсем не военный, но отправился туда, потому что понимал, что будет, если такая толпа войдет в город. Оружия у нас было очень мало, и поэтому люди начали выламывать из ограды парка железные прутья — руками. Я не знаю, как это вообще можно было это сделать. У меня в руках ничего не было. Так, глядя друг на друга, мы стояли почти сутки, после чего грузины ушли».

Это стало первой стычкой грузин с осетинам в новейшей истории. «С нее, пожалуй, и идет отсчет югоосетинской государственности», — считает Кочиев. Примерно тогда же знакомые в местном парламенте стали просить Кочиева составлять официальные письма и обращения — с целью привлечения внимания к ситуации. Через год в Южной Осетии был создан свой МИД, куда Кочиева позвали на постоянную работу. «В войне я не участвовал, но, как и многие другие, шаг за шагом создавал наше государство», — рассказывает Кочиев. В 1993 году он, будучи специалистом по геральдике, участвовал в разработке символики новой страны — предложил свой вариант герба Южной Осетии — «с барсом, изображенным на фоне гор», но из-за того, что «эскиз был так себе», депутаты парламента выбрали орла, нарисованного профессиональным художником. «Я пытался донести им, что барс — наш национальный символ и правильнее выбрать именно его». Через три года депутаты все-таки приняли решение заменить орла на барса, но в спешке просто взяли североосетинский герб, на котором тоже изображен барс, и добавили к нему надпись «Южная Осетия». «Тогда я был уже против, потому что из-за этого пришлось менять все печати. А барс, надо сказать, выглядит не очень. Его надо бы довести до ума. Но я уже не хочу этим заниматься».

***

«Нынешней Осетии не было бы без Рокского тоннеля», — говорит Батраз Харебов, в 1970-х занимавшийся геологической разведкой на месте будущего тоннеля. «Еще в 20-е годы говорили: “Осетины хотят пробить дорогу в Россию, а ключи положить себе в карман”». Самый первый тоннель хотели построить в 1920-е годы местные крестьяне, среди них был отец Батраза. «Все это было, конечно, абсолютно нереально. Держались на энтузиазме: люди резали скот, чтобы кормить работников. Из инструментов — только кирка, специалистов нет. Да и куда его бить — непонятно. В общем, все это заглохло». В 30-е годы проект тоннеля разработал осетинский революционер Рутен Гаглоев, но в 1937 году его репрессировали. «Снова разговоры пошли в шестидесятых. Грузины были сильно против, но в итоге решение было принято в нашу пользу, что до недавнего времени казалось мне очень странным, ведь они были куда влиятельнее, — говорит Харебов. — Но есть версия, что строительство пролоббировал министр обороны Устинов: из-за тогдашних событий на Ближнем Востоке тоннель все-таки решили строить, ведь это кратчайший путь туда».

Летом 1971 года студента Харебова позвали в геологическую партию проводить изыскания, которые велись два года. По итогам геологи дали заключение, что строить тоннель можно. Через десять лет, в один из дней осенью 1982 года Харебов услышал: сегодня тоннель будет пробит. «Я побежал к директору института отпрашиваться, но он меня не отпустил. Тогда я сказал, что пусть меня увольняют, но я все равно поеду. Был жуткий холод, внутрь нас не пускали, мы стояли несколько часов ждали снаружи. А потом раздались крики — это из Северной Осетии кто-то в дырку лезет, — вспоминает Харебов. — Вышел какой-то чумазый тип, его начали обнимать, целовать. Никто не хотел оттуда уходить. Заняли всю деревню, и до самой ночи мы там просидели. Директор нам ни слова, конечно, не сказал».

Лена Ванеева схоронила на первой югоосетинской войне трех сыновей. Осетины помнят их и сегодня, правда, больше по кличкам — Парпат, Коломбо, Агент. В честь ее среднего сына Парпата — Алана Джиоева — в Цхинвале назван единственный в городе проспект. На доме, в котором он когда-то жил, — его портрет. Парпата считают создателем вооруженных сил Южной Осетии и неформальным лидером республики — многие мои собеседники уверены, что именно ему обязаны своими назначениями тогдашние первые лица зарождающейся страны. В 1992 году Парпат воевал в Абхазии и Ингушетии; патриотические югоосетинские сайты пестрят заметками о том, какая дисциплина была в его отрядах и сколько разнообразных подвигов он совершил. Многие, кто принимал участие в первой войне, знали его лично — и охотно говорят о его храбрости, часто вспоминают о подарках, которыми он старался завалить цхинвальских детей на Новый год. Менее охотно, но вполне откровенно, вспоминают и о случаях бандитизма со стороны его формирований — насилии, заказных убийствах и грабежах.

Отпечатанный на стене дома, он смотрит на современный Цхинвал. В нескольких километрах оттуда в небольшой квартирке его тети я разговариваю с его мамой и отчимом. Им обоим за семьдесят. У них трудная жизнь: у обоих кредиты. Лене отдавать свой всего полгода, ее мужу — еще четыре года. Мы пытаемся говорить о сыновьях, родине, государственности, но разговор то и дело перескакивает на другое: «Донесите, пожалуйста, что у нас нет жилья, мы ютимся в маленьком доме под Владикавказом. Мой сын и его братья воевали за эту страну, а в итоге мы, старики, не имеем здесь ничего». — «Скажите, что мы просто бомжи здесь», — добавляет ее муж, воспитавший всех троих братьев Джиоевых.

Братья не успели разбогатеть — всех их убили. Причем свои. В 1992 году — Агента, в 1993 году — Парпата, в 1994 году — Колорадо. Лена знает только убийцу среднего сына — это тогдашний командир цхиванвальского ОМОНа Темо Сиукаев. Он застрелил Парпата прямо на базе омоновцев из-за того, что люди Джиоева убили другого командира ОМОНа. На похороны Парпата пришел весь Цхинвал.

В конце нашего разговора, я спрашиваю Лену: стоила ли гибель трех ее сыновей существования целой республики?

Она только грустно улыбается мне в ответ.

Ленингор — Раздахан — Никози. Живые и мертвые

От Цхинвала до Ленингора — три перевала в сторону Тбилиси, 80 километров. До 2008 года эта территория контролировалась Грузией, теперь здесь Южная Осетия. В районе сохранили грузинские школы — правда, в ближайшее время преподавание будет вестись на русском, а грузинский будут изучать как второй язык. Впрочем, осетинский язык преподается на таких же условиях — «первый после русского».

Войны в Ленингоре не было. Может быть, поэтому тут по-прежнему живут грузины — примерно пополам с осетинами. В нескольких километрах — единственный пункт пропуска между Южной Осетией и Грузией — Раздахан. Трое пограничников, измученных солнцем и скукой, прячутся в тени. «Нарушителей у нас толком нет, никаких контрабандистов тоже, — объясняет мне один из них. — Раз в полчаса приедет маршрутка из Тбилиси, еще через полчаса — в обратную сторону». Переход открыт только для жителей приграничных сел, имеющих на противоположной территории родственников: у них есть специальные разрешения. Прочим гражданам нужно подавать заявку на въезд, но такое случается очень редко, поясняет таможенник.

Контрабандистам же — в основном это мелкие перевозчики грузинских товаров — нет смысла ходить через пункт пропуска и платить пограничникам взятки. «Можно сделать это через другие приграничные села, где контроль меньше, — объяснил мне человек из местных криминальных кругов, попросивший не называть его имени. — Если очень надо съездить в Грузию, то вызываешь такси, платишь пять косарей и спокойно едешь, например, через осетинское село Орчосан. Там палева меньше. Да там сами менты грузинские возят продукты, потому что их магазины ближе. Возят-то старикам, кто еще в селах сейчас живет! Но это что, разве контрабанда?»

В самом Ленингоре и окрестных селах сегодня около 4 тысяч жителей. Дед Мишико живет тут всю жизнь. «Биджо, ты человек молодой и не понимаешь. Послушай меня. Были, конечно, и у нас тут стычки. Погромы были даже при Гамсахурдии, но это были пришлые люди, бандиты. Осетины и грузины косили под гамсахурдистов и били тех и других. Недавно даже хотели памятник поставить — жертвам агрессии. Я, правда, так и не понял даже, чьей к кому. То ли осетин против грузин, то ли наоборот. На хер все это, биджо. Чего нам воевать. С детства знаем друг друга. А мне на эту политику все равно и давно. В 2008 году мы стали территорией Южной Осетии — до этого были территорией Грузии. Но ничего не изменилось. Я не люблю русских, не люблю осетин, да и грузины тоже так себе народ. Грузины мучали осетин, осетины мучали грузин. Кто теперь разберется? Я сам такой старый, что уже лет двадцать почти как мертвый».

***

1 декабря 2006 года в селе Курта, расположенном в грузинском анклаве, прошла инаугурация президента Южной Осетии Дмитрия Санакоева — бывшего министра обороны Республики. В тот момент он был, пожалуй, самым ненавидимым осетином в мире. Санакоев, конечно, не стал полноценным президентом — его выбрали живущие на неподконтрольных осетинам территориях анклава грузины как альтернативу избранному в то же время на остальной югоосетинской территории Эдуарду Кокойты. За пределы анклава, который контролировали грузины, Санакоев не выезжал, хотя формально его резиденция располагалась в Цхинвале, так как село Курта переходит в одну из цхинвальских улиц и как таковой границы между двумя населенными пунктами нет. «Тбилиси тогда активно искал своего кандидата, и Санакоев попался. Никто не понимал: как же так, министр обороны и согласился стать предателем, — рассказывает Алан Джуссоев, чиновник из администрации президента Бибилова. — По слухам, он сильно проигрался в карты. По замыслу Саакашвили, его бенефисом должны были стать события 2008 года, в которых Санакоев, как ставленник Грузии, был бы главным действующим лицом интеграции Южной Осетии, захваченной грузинскими войсками».

Здание санакоевской администрации по-прежнему стоит в селе Курта. Целых окон в нем нет, фасад разбит, внутри — коровий навоз. С этой точки открывается вид на весь бывший грузинский анклав. Двухметровый осетин Автандил, ветеран югоосетинских войск, неловко переминается с ноги на ногу: ему не очень удобно ходить из-за четырех ранений, полученных еще в 90-е годы. Автандил вспоминает последний бой в своей жизни, который случился 10 августа 2008 года — за район ТЭКа. Район отрезан от Цхинвала мостом, этот мост от грузинских танков защищало подразделение Автандила. В одном из подвалов в ТЭКе у него пряталась вся семья. «Когда подошли танки, я подумал о том, что если они пройдут, то моего сына убьют. Я подумал, что не смогу это пережить. Я подумал, что проще мне умереть раньше. И тогда я пошел на танки». Когда он приблизился к ним, танки развернулись и поехали обратно. Автандил подумал, что он умер и все вокруг — иллюзия. Но танки развернулись, потому что в город вошли русские части.

«А теперь, — говорит он, рассматривая здание санакоевской администрации, — я чувствую, что меня предали. Не какие-то враги, а свои. Те, за кого я воевал. А ведь если бы не война, если бы не мы, ничего бы этого не было. Мы должны быть благодарны войне за то, что появилось наше государство. Злость и любовь нас сплотила тогда. Сейчас мне платят пенсию — в семь раз меньше, чем должны. Потому что если будут платить мне сколько должны, то придется платить еще сотне таких, как я. Я обил все пороги, и президент Бибилов в курсе моей ситуации. Но вот уже больше года я не могу решить свою проблему. Я никому не нужен — для них было бы лучше, чтобы я вообще был мертв», — говорит Автандил и задумчиво умолкает.

***

Вечером я прошу таксиста отвезти меня в село Земо Никози. В 2008 году за село шли бои — теперь здесь только обугленные, никому не нужные дома. Узнав, что я собираюсь пройтись по местному грузинскому кладбищу, таксист крутит пальцем у виска: «Там могут быть мины. Осетины ставили мины на кладбищах, на случай если грузины захотят кого-то навестить».

Я иду по кладбищу, прохожу в самую глубь. Последние могилы датированы 2008 годом. Все они сильно заросшие. Виноград обвивает могильные плиты и заборы. Лет через десять все зарастет окончательно. Впрочем однажды на этих костях и минах (если они действительно есть) кто-то обязательно возведет новые дома. Вне зависимости от того, на чьей они будут территории и какими политическим целями это будет обосновано. На костях рано или поздно обязательно появляются новые государства.

Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840


Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839

Эдипова война. Как президент Грузии шел за своим Крымом

Глеб Павловский

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, президент Грузии показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году мы посетили панораму своего вероятного будущего

В российско-грузинской войне 2008 года, так называемый «Пятидневной», есть подвох. Неясно даже, кто ее начал, а в России за сомнительную честь ее авторства по сей день спорят президенты Медведев с Путиным — тогдашний с нынешним. Патриот Грузии вечно доказывает, что Саакашвили не отдавал первым приказ атаковать свой же Цхинвали. Патриот России возводит в триумф операцию против слабейшего противника, еле выигранную с напряжением всех сил. А за что воевали? Независимость Южной Осетии не выглядит ярким трофеем.

Читая историю Пятидневной войны, ощущаешь странно пересекающееся дежавю. Кто тут за что сражался? Грузия 2008 года ведет себя, как Россия 2014-го. Саакашвили бросил военный вызов президенту Медведеву, как Путин Крымский — президенту Обаме со всем блоком НАТО. Пятидневная война похожа на бой в зеркалах политических сыновей Путина с их отцом.

Политика Саакашвили после «революции роз» — путь героических имитаций. Первая из них сама революция, с занятием неохраняемого здания парламента и вывозом Шеварднадзе в Москву. Затем у нового президента возник трудный выбор, кого далее имитировать?

В мозгу Саакашвили царил Путин и его великолепный пиар — в начале 2000-х он был иконой большого стиля для постсоветской Евразии. Даже оппозиционный Кучме Ющенко начинал свою борьбу как «украинский Путин». Мечтал стать Путиным и Саакашвили — но для этого, всем известно, надо восстановить территориальную целостность железной рукой. А руки не было!

В управлении экономикой дилетант Саакашвили наспех собрал сильную команду и развязал ей руки. Это была его главная и единственная удача. Не без пиара возник яркий театр модернизирующейся страны, рая для инвесторов. Советские государственные руины в Грузии истончились до чистейшей коррупции, и государство могли строить с чистого листа. Но с армией было хуже, оставались кое-какие советские вооружения, весьма устаревшие. Их модернизировали, докупая врассыпную (кажется без особого смысла) более современные и тоже советские бронегаджеты у Украины и Чехии. Все вместе сшили на живую нитку почти одним дизайном. Ярчайшей дизайнерской репликой стало умопомрачительное европеизированное обмундирование грузинских солдат.

Саакашвили шел по путинскому эталону — монтировал американское из советского. Готовясь к войне будущего, он создавал дилетантски правдоподобный макет, неспособный воевать ни с кем. Похоже было на боеготовность к войне против НАТО телеканала «Россия».

Государствообразным организациям, как российская и грузинская системы, лучше всего дается правдоподобие. Поглощая чудовищную долю бюджета (до 8-9%), грузинская армия выглядела весьма правдоподобно. В грезах Саакашвили возникала могучая современная сила, которая нанесет молниеносный удар по российской.

Саакашвили сдерживали, Москва попыталась применить «мягкую силу». Развернули масштабные антигрузинские санкции, ударившие по грузинской торговле и по грузинам в России. Они оказались малодейственны по той же причине, что американские против Путина — популист Саакашвили был мономан и «жил в параллельной реальности», как сказала бы Ангела Меркель по другому поводу.

Казалось, о чем вообще могла идти речь при таком неравенстве потенциалов? О блицкриге в прямом смысле слова — создании достаточного преимущества сил на короткий момент в неожиданном месте. Понимая это, в Кремле сильно нервничали. В то время русские не собирались воевать, и почти забыли, как это делается. Воспоминания о неостывшей Чечне подавляли страсти, выраженные мемом «можем повторить»: в сытой демобилизованной Москве «нулевых» никто не рвался повторять Кавказскую войну. И Саакашвили на это делал ставку. Его стратегия выглядит суицидальной, но она такой не была: она была азартной, как сегодня российская стратегия. На деле президенту Грузии так же мало нужны были Абхазия с Осетией, как Путину Советский Союз. Саакашвили нужен был только материальный символ начатого воссоединения земель. Оттого уже приготовившись к вторжению в Абхазию, он выбрал крохотную чисто символичную Южную Осетию.

Цхинвали должен был стать Крымом президента Саакашвили. Но не стал.

Президент Медведев пустил в ход выражение «принуждение к миру», сам не зная, насколько был прав. Принуждение далось российским военным нелегко. Войска наносили удар за ударом по собственной авиации, и большинство ее потерь приходится отнести на собственный счет. Еще один великий бой призрачной войны был морским. Грузинские катера хаотически метались среди российских кораблей, по ним палили. Но как со стрельбой по булгаковскому волшебному коту, никто ни в кого не попал: лучший результат той злосчастной proxy-войны.

Европеизированная Грузия Саакашвили, как и модернизированная грузинская армия были лишь пиар-эффектами. Но первая модель оказалась жизнеспособна, а вторая — муляжом. Августовский крах Тбилиси лишь отчасти военный, он прежде всего психологический. Крах пиар-государства, подобного российской системе, но поменьше и победней. Стратегия азартной военной импровизации слабыми средствами могла выиграть лишь по счастливой случайности. Она и провалилась лишь оттого, что президент Медведев не смел позволить себе отступить, как вероятно отступил бы еще раз сильный Путин. Саакашвили войдет в историю Грузии не показушными стеклянными полицейскими участками, а как Карл XII в Швеции — разгромом ненужной армии, отбросившим грузинскую нацию, во благо для нее — к счастливому геополитическому ничтожеству.

Лишь поздней из мемуаров советников Буша в России узнали, что в августе 2008-го Белый дом обсуждал идею военной защиты Тбилиси, с включением США в конфликт. Крейсер-тезка американского посла в России «Макфол» вошел в Черное море, дефилируя в фарватере сочинской резиденции президента Медведева с «Томагавками» на борту. Но в этот момент на счастье России на Америку рухнул мировой финансовый кризис. В сочетании с президентскими выборами в США он уберег Москву 2008 года, дав ей несколько лет мирной передышки — которой Кремль не воспользовался. Если Саакашвили пристроил к удачно сымитированной модернизации бесполезный муляж грузинской армии, то Путин развернул единственную понятную ему модернизацию — военную. В России десять лет спустя к муляжу экономики пристроена отменно модернизированная министром Сердюковым армия.

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, Саакашвили показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году в Грузии мы посетили панораму своего вероятного будущего. И если боевой азарт Кремля сохранится на нынешнем уровне, в Москве изжуют еще не один галстук.

Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839


Киргизия. Грузия. Индонезия. ОДКБ. РФ > Армия, полиция > kyrtag.kg, 7 августа 2018 > № 2702975

В Чолпон-Ате под эгидой Международной организации гражданской обороны (МОГО) проводились международные сборы по «Водолазному делу». Об этом сообщает пресс-служба Российской авиабазы ОДКБ «Кант».

В сборах приняли участие представители 7 стран – участниц МОГО, а именно представители Кыргызстана, России, Грузии, Казахстана, Узбекистана, Монголии и Индонезии. Основной целью сборов являлось обучение, подготовка и повышение квалификации специалистов по «водолазному делу», а также обмен опыта и установление постоянного контакта между специалистами стран-участниц.

Военнослужащие 954-й испытательной базы противолодочного вооружения ВМФ России обеспечивали проведение сборов. От российской базы были направлены 2 специально оборудованных водолазных катера со специалистами-водолазами.

Водолазам было продемонстрировано водолазное снаряжение УВС-50М и новейшие образцы водолазного снаряжения СВУ-5(1) и СВУ-5(2) и легкого водолазного снаряжения АВМ-12К, проведено обеспечение спусков на глубину 10 метров в водолазном снаряжении УВС-50М, а также проведены тренировочные спуски в барокамере до 40 метров.

Напомним, что 954 испытательная база военно-морского флота России базируется в городе Каракол, на озере Иссык-Куль. Основной задачей военно-морской базы является регулярное проведение испытаний водолазного снаряжения и различных подводных аппаратов.

Киргизия. Грузия. Индонезия. ОДКБ. РФ > Армия, полиция > kyrtag.kg, 7 августа 2018 > № 2702975


Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700774

Как мы упустили шанс остановить российскую агрессию

Эндрю Фоксолл | The Times

"Ровно 10 лет назад Россия вступила в войну с Грузией", - пишет в газете The Times Эндрю Фоксолл, директор центра исследований России и Евразии при британском аналитическом центре Henry Jackson Society.

Автор считает, что первоначальная реакция Запада на эту войну производила большое впечатление, но в конце 2008 года ЕС возобновил переговоры с Россией, в 2010 году НАТО договорилось с Россией о новом "стратегическом партнерстве", а в 2011 году премьер-министр Великобритании Кэмерон посетил Москву.

Автор признает, что с 2011 года подход Великобритании, да и всего Запада, к России изменился. "Отношения Лондона с Москвой больше не основаны исключительно на экономике. Как четко разъяснила Тереза Мэй, теперь Великобритания обращается с Россией как с враждебным государством: Совет национальной безопасности объявил Россию угрозой высшей категории, а в парламенте существует даже группа по координации действий по России, которая должна направлять деятельность Палаты общин в отношении России", - говорится в статье.

И все же, полагает автор, "из своей войны с Грузией Россия извлекла урок, что может действовать как ей захочется и где ей захочется, а любые упреки со стороны Запада - нечто преходящее. Запад, однако, не извлек никаких уроков. Еще хуже, что он не воспринял эту войну как предостережение об агрессивном характере путинского режима, и столицы западных стран, в том числе Лондон, в то время отказались совершить шаги, за счет которых у нас теперь было бы меньше трудностей".

"Десять лет назад показалось бы немыслимым, что Путин и его приятели напрямую вмешаются в президентские выборы в США, проведут в Германии информационную операцию, направленную на подогревание ксенофобии или создадут в Словакии базу в милитаристском стиле, где воспевается советское пленение Центральной и Восточной Европы. Но именно к этому привело бездействие Запада. Теперь стоит вопрос, готовы ли мы в конце концов внять предостережениям, которые вытекают из поведения России за последнее десятилетие, и предотвратить еще более серьезные последствия в последующее десятилетие", - заключает автор.

Россия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700774


Грузия. Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699470

«Пятидневная война» в Грузии: репетиция аннексии Крыма и войны в Донбассе

Борис Соколов, День, Украина

Десятилетие, прошедшее со времени российско-грузинской войны, начавшейся 8 августа 2008 года и гордо окрещенной в российской историографии «Пятидневной войной», по аналогии с «Шестидневной войной» Израиля против арабов в 1967 году, не дало нам каких-либо сенсационных открытий, связанных с этой войной. Все события были более или менее прояснены в считанные месяцы после конфликта. Сходство же между «Шестидневной» и «Пятидневной» войнами было только в том, что в обоих случаях наносился превентивный удар.

Израиль нанес превентивный удар по армиям Египта, Иордании и Сирии, разбил их и захватил значительные территории, включая Восточный Иерусалим. Михаил Саакашвили тоже нанес превентивный удар и на короткое время захватил Цхинвал, пытаясь таким образом предотвратить захват всей Южной Осетии российскими войсками, уже вошедшими к тому времени в большом количестве на территорию автономии. А далее, по всей вероятности, предполагался бросок на Тбилиси то ли из Южной Осетии с вероятной высадкой воздушного десанта и заменой Саакашвили на какого-то пророссийского правителя.

Президент Грузии понимал, что он находится в отчаянном положении, и решился на откровенную авантюру с захватом Цхинвала. То ли он рассчитывал, что США не допустят российского вмешательства в конфликт. То ли, наоборот, понимая, что полноценное российское вмешательство неизбежно, но, начиная войну в тот момент, когда российские войска ее еще не ожидали, Саакашвили надеялся продержаться достаточно долго, чтобы международное сообщество успело вмешаться и заставить российские войска отступить на те позиции, которые они занимали до 7 августа.

Но в любом случае, несмотря на относительно благополучный для Саакашвили исход (он остался у власти, хотя и лишился контролируемых Грузией территорий в Южной Осетии и Кодорского ущелья в Абхазии), тогдашний грузинский лидер значительно переоценивал боеспособность грузинской армии. Действительно, в отличие от российских, Вооруженные силы Грузии были профессиональными, т. е. состояли из добровольцев-контрактников, в подготовке которых принимали участие американские военные советники. Однако по уровню тактической подготовки и оперативных принципов грузинская армия представляла собой гремучую смесь старых советских штампов и современных западных доктрин ведения бесконтактных боевых действий. Но для применения последних у Грузии просто не было соответствующего оборудования и боевой техники. В частности, российская армия полностью превосходила грузинскую по средствам радиоэлектронной борьбы, имела абсолютное господство в воздухе и подавляющее превосходство в бронетехнике.

При этом, однако, грузинская армия не имела опыта учений более чем батальонного масштаба и практически не отрабатывала оборонительных действий, готовясь только наступать, чтобы освободить Абхазию и Южную Осетию. Действовать на уровне выше батальонной тактической группы грузинская армия просто не умела и не училась. Поэтому действия на полковом или бригадном уровне отличались плохой координацией и взаимодействием, особенно в условиях наступления превосходящих сил противника.

А поскольку Грузия присоединилась к международной конвенции о запрете противопехотных мин, страна уничтожила весь запас таких мин и больше не производила и не закупала их. В результате не могли быть созданы минные заграждения на путях вероятного наступления российских войск и их союзников-сепаратистов. Поэтому крайне неудачные боевые действия грузинской армии против российских войск были вполне предсказуемыми. Более высокая индивидуальная подготовка грузинских солдат и офицеров по сравнению с российскими сказалась только на операциях грузинского спецназа, который действовал небольшими группами в несколько десятков человек и действовал довольно успешно: затормозил вход в Южную Осетию российских колонн и тяжело ранил командующего 58-й общевойсковой армией генерал-лейтенанта Анатолия Хрулева (сейчас он генерал-полковник и начальник Генерального штаба вооруженных сил Абхазии). Но на этом грузинские успехи закончились.

В ходе боевых действий, продолжавшихся 8-12 августа, грузинские войска были разбиты и оставили не только территорию Южной Осетии и Кодорское ущелье в Абхазии, но и прилегающие к Южной Осетии и Абхазии грузинские территории. Российские войска заняли Гори и Зугдиди и дошли до Поти. Марш на Тбилиси от Гори российских танков был остановлен предупреждением президента США Джорджа Буша-младшего, заявившего, что в этом случае в дело могут вмешаться американские войска.

16 августа было подписано соглашение президентов России и Франции Дмитрия Медведева и Николя Саркози, окончательно завершившее боевые действия (формально перемирие было объявлено еще 12 августа, но после этого, пользуясь бегством грузинских войск, российские войска и сепаратисты заняли Гори и Поти). Под ним поставили свои подписи президент Грузии Михаил Саакашвили и президенты Абхазии и Южной Осетии Сергей Багапш и Эдуард Кокойты. Российские войска, вопреки соглашению, так и не вернулись в места довоенной дислокации, а 26 августа Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

Никто из западных партнеров даже не пытался заставить Медведева и Путина, который был реальным архитектором войны, выполнить соглашение и вывести войска из Южной Осетии и Абхазии. А созданная Европейским союзом «Международная комиссия по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 года» во главе с экс-представителем ООН в Грузии Хайди Тальявини признала агрессором Грузию, напавшую на Цхинвал, полностью проигнорировав предшествовавший этому ввод значительных российских сил и бронетехники на территорию Южной Осетии. Также практически мимо внимания мировой общественности прошли масштабные этнические чистки, проведенные в Южной Осетии местными ополченцами при содействии Росси. В результате из автономии было изгнано практически все грузинское население. Подобное попустительство российской агрессии со стороны Запада привело к тому, что в 2014 году Путин решился на аннексию Крыма и на войну в Донбассе.

Был ли у Саакашвили более рациональный способ ведения войны с Россией? Теоретически был, но к нему надо было готовиться загодя, оборудовав, в частности, оборонительные позиции. Ничего этого не было сделано, никакой «линии Саакашвили» не было построено, поэтому поражение грузинской армии было предопределено даже при использовании ею чисто оборонительной тактики, без попыток взять Цхинвал.

Раз столкновение с крупными контингентами российских войск было неизбежно, необходимо было заранее разработать пути и способы отступления грузинских войск, наметить рубежи, на которых арьергарды могли бы задержать продвижение российских войск. Также следовало заранее эвакуировать вооружение, боевую технику и боеприпасы с тех баз, которые пришлось бы оставить в случае неизбежного российского наступления. В частности, надо было заблаговременно эвакуировать военную базу в Сенаки, где российские войска захватили основные трофеи. А немногочисленный грузинский флот, который не имел шансов противостоять российскому Черноморскому флоту и был в ходе конфликта почти полностью уничтожен, необходимо было еще до начала широкомасштабных боевых действий перебазировать из Поти либо в Батуми, либо вообще сразу в турецкие порты. Ничего этого не было сделано.

У российской армии тоже были определенные недостатки, связанные прежде всего с логистикой. На дорогах возникли многочисленные пробки. Войска опаздывали с выдвижением в заданные районы. Однако подавляющее преимущество в людях и технике не оставляло грузинам никакого шанса на успех даже при правильной подготовке и ведении боевых действий, хотя тогда разгром не был бы столь масштабным, и основная часть грузинской армии сохранила бы боеспособность.

Какова же была цена российско-грузинской войны? В ходе боевых действий со стороны Грузии погибли 170 военнослужащих Минобороны (к числу погибших мы относим и 9 пропавших без вести), 14 сотрудников МВД (включая 3 пропавших без вести) и 224 мирных жителя. Еще 15 мирных жителей пропали без вести. 947 военнослужащих Минобороны, 227 сотрудников МВД и 547 мирных граждан было ранено. 49 грузинских военнослужащих оказались в плену и вернулись из плена живыми, в том числе из состава Минобороны — 39 человек и из состава МВД — 10 человек.

По российским официальным данным, погибло 67 российских военнослужащих и 283 были ранены. Грузинская сторона оценивала потери российских военнослужащих в 400 убитых, но эта оценка представляется существенно завышенной. 5 российских военнослужащих попали в плен и вернулись оттуда живыми. Потери марионеточной Южной Осетии составили 26 военнослужащих Минобороны убитыми и 69 ранеными, а также 6 военнослужащих МВД убитыми. 33 члена военизированных формирований, одного из которых, гражданина России, грузинская сторона сочла наемником, попали в плен.

Все они, вместе с 5 российскими военнопленными, были обменены на оказавшихся в плену 39 грузинских военнослужащих, 10 сотрудников МВД и 149 мирных жителей, удерживавшихся российской и югоосетинской сторонами. Однако из 365 погибших жителей Южной Осетии, числившихся в именном списке на 28 октября 2008 года, по нашей оценке, не менее 141 мужчины в возрасте от 18 до 50 лет предположительно относятся к ополчению и другим военизированным структурам. Не исключено, что это число выше, так как среди местных ополченцев и североосетинских добровольцев были и люди более пожилых возрастов. Число погибших гражданских лиц со стороны Южной Осетии таким образом можно оценить в 224 человека. Существует и более низкая оценка жертв среди мирного осетинского населения Южной Осетии Следственным комитетом России — 162 погибших. Потери Абхазии составили — 1 убитый и 2 раненых.

Если брать официальные российские данные о российских потерях, то соотношение потерь убитыми окажется 241 к 184, или 1,3:1 в пользу грузинской стороны — за счет больших потерь югоосетинского ополчения. По пленным же соотношение оказывается 1,3:1 в пользу российской и югоосетинской стороны. Всего в ходе «Пятидневной войны», по нашей оценке, погибло около 890 человек — в десятки раз меньше, чем во время войны на Донбассе, которую более жесткая реакция Запада на российскую агрессию против Грузии могла бы предотвратить.

Грузия. Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699470


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699468

Медведев: Россия и НАТО могут столкнуться в «страшном конфликте», если Грузия присоединится к альянсу

Дэвид Бреннан (David Brennan), Newsweek, США

Премьер-министр России Дмитрий Медведев предупредил, что планы Грузии по вступлению в НАТО могут привести к полномасштабному конфликту между Россией и Западом. Медведев сделал жесткое предупреждение в интервью радиостанции «Коммерсантъ FM», сообщает ТАСС.

Премьер-министр заявил, что вступление Грузии в НАТО, о чем была достигнута договоренность на саммите альянса в 2008 году, может спровоцировать «страшный конфликт» с катастрофическими результатами. Грузия, небольшая страна, расположенная на Кавказе, в 2008 году вступила в короткую, но дорогостоящую для себя войну с Россией из-за сепаратистских Южной Осетии и Абхазии, которых поддерживал Кремль.

Медведев сказал, что эта война не была «неизбежной». Для грузин, однако, конфликт был доказательством того, что без поддержки такого мощного многонационального альянса, как НАТО, стране всегда будет угрожать Россия.

Президент Владимир Путин рассматривает любую попытку расширения НАТО как стратегическую угрозу для России, не в последнюю очередь, когда те, кто присоединяется к блоку, граничат с Россией. На саммите НАТО в 2008 году в Бухаресте страны Североатлантического альянса договорились, что Грузия и Украина станут членами НАТО в какой-то момент в будущем, хотя точные сроки не были установлены. Кремль посчитал это попыткой окружить Россию врагами.

На саммите этого года в Брюсселе генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подтвердил намерение НАТО принять Грузию в качестве полноправного члена. Тысячи грузинских и натовских солдат начали двухнедельные военные учения «Ноубл партнер — 2018» («Благородный партнер») в Грузии.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили на окрытии учений выступил с речью, в которой высказался против поддержки Россией сепаратистских регионов, заявив военнослужащим: «Сегодня вы находитесь на территории страны, 20 процентов которой абсолютно незаконно оккупировано соседней Россией».

Учения подверглись резкой критике со стороны российских официальных лиц, а пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что они являются попыткой «проецировать силовое давление, в первую очередь на Южную Осетию, Абхазию и Россию». Она добавила: «Стабильность и безопасность — это конструктивный диалог, а не вертолеты и танки».

Аннексия Россией Крыма в 2014 году и ее поддержка сепаратистов на востоке Украины нанесли ущерб отношениям между Москвой и Западом. Поддержка Путиным сирийского президента Башара Асада против поддерживаемых Западом повстанцев и вмешательство России в выборы в Европе и США стали еще одним ударом по отношениям.

В прошлом месяце министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что страна развернула тысячи новых войск и транспортных средств на своих западных границах для защиты от угрозы НАТО. «Укрепление России как независимого международного игрока не дает покоя нашим коллегам по НАТО, — сказал Шойгу в ходе заседания Минобороны. — Страны НАТО пытаются воспрепятствовать появлению в лице России геополитического конкурента, имеющего союзников».

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699468


Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699457

Как мы упустили возможность предотвратить российскую агрессию

Эндрю Фоксолл (Andrew Foxall), The Times, Великобритания

Десять лет назад Россия вступила в войну с Грузией. Впервые после развала Советского Союза Россия вторглась на территорию иностранного государства. Ответ Запада был слабым, и это еще больше стимулировало Путина. С последствиями мы продолжаем сталкиваться по сей день.

В ночь с 7-го на 8-е августа 2008 года Россия направила свои вооруженные силы для отражения атаки Грузии на Южную Осетию, на сепаратистский регион внутри Грузии. Михаил Саакашвили, склонный к спонтанным и непродуманным действиям грузинский президент, пришел к власти в 2004 году на обещаниях воссоединить свою страну. Его нападение на Цхинвал, главный город Южной Осетии, должен был означать начало этого процесса.

Вместо этого он предоставил возможность Кремлю реализовать фантазию Путина о том, чтобы сделать Россию вновь великой. В течение следующей недели Россия разгромила грузинские войска и заставила их отойти к Тбилиси, грузинской столице. По мере своего продвижения российские войска разрушали инфраструктуру, блокировали ключевые дороги и подвергали бомбардировке города. Кроме того, Россия перенесла войну на территорию Абхазии, еще одного сепаратистского региона.

В то время, как внимание мира было сфокусировано на летних Олимпийских играх в Пекине, Россия оккупировала Абхазию и Южную Осетию, — вместе они составляют пятую часть территории Грузии, — затем признала их в качестве независимых государств. Саакашвили вынужден был на неопределенное время признать унизительное поражение и раздел страны. Российская оккупация продолжается и сегодня.

Несмотря на слова Кремля, целью этой войны была не только «защита» гражданского населения в двух сепаратистских регионах (многим их жителям Россия выдала свои паспорта), а нечто большее. И речь шла не только о том, чтобы наказать Грузию за ее желание вступить в НАТО, — о возможности этого альянс Тбилиси сообщил на саммите в Бухаресте, за четыре месяца до начала войны.

На самом деле речь шла о международном порядке после окончания холодной войны. Речь шла о возврате Россией того, что, по ее мнению, она потеряла после 1991 года. Тот факт, что Грузию поддерживал Запад, делало ее привлекательной целью — а также опосредованным способом, с помощью которого Россия могла бы укрепить свою недавно обретенную уверенность в отношениях с Западом.

Первоначальный ответ Запада на эту войну был впечатляющим. НАТО заявила, что больше не может поддерживать обычные — business as usual — отношения с Россией. Евросоюз прервал переговоры с Россией по поводу нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. А Дэвид Кэмерон, лидер оппозиции, призвал к исключению России из группы G8.

Однако вскоре ситуация изменилась. Спустя несколько месяцев после окончания этой войны, в конце 2008 года, Евросоюз возобновил переговоры с Россией. В 2010 году НАТО договорилась о новом «стратегическом партнерстве» с Россией. А в 2011 году Кэмерон посетил Москву для развития двусторонней торговли и призвал к установлению новых отношений между Соединенным Королевством и Россией «на основе сотрудничества».

Подход Соединенного Королевства к России, — как и подход Запада в целом, — стал меняться после 2011 года. Отношения Лондона с Москвой больше не основываются только на экономике. Тереза Мэй ясно дала понять, что Соединенное Королевство считает Россию враждебным государством, — национальный совет безопасности назвал Россию главной угрозой, а в Парламенте даже появилась координационная группа по России для управления деятельностью Палаты общин в отношениях с Москвой.

Что касается России, то она извлекла из войны в Грузии следующий урок: она может действовать когда угодно и где угодно, а любые наказания Запада носят временный характер. В отличие от России, Запад не извлек для себя никаких уроков. Еще хуже то, что он не воспринял ту войну как предупреждение относительно агрессивной природы путинского режима, — и западные столицы, включая Лондон, отказались тогда предпринять шаги, которые сделали бы менее серьезными те сложности, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Речь идет о сложностях не только военного характера. Десять лет назад казалось невероятным, что Путин и люди из его близкого окружения будут вмешиваться в американские президентские выборы, проводить информационные операции в Германии, направленные на разжигание ксенофобии, или создадут в Словакии базу в военном стиле, прославляющую захват Советами Центральной и Восточной Европы. Но именно к этому и привело бездействие Запада.

Сегодня вопрос формулируется так: готовы ли мы, наконец, прислушаться к предупреждениям по поводу поведения России за последнее десятилетие — и предотвратить еще более серьезные последствия в течение следующих десяти лет?

Доктор Эндрю Фоксолл является директором Центра российских и евразийских исследований Общества Генри Джексона (Henry Jackson Society

Россия. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2018 > № 2699457


Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2698935

Конфликт в Грузии: 10 лет глубокой заморозки

Президент Грузии назвал виновных в конфликте 2008 года‍

В эти дни исполняется 10 лет со времени «5-дневной войны» с Грузией. Она началась с того, что в ночь на 8 августа, Грузия начала обстрел «Градами» фактически отделившейся к тому времени Южной Осетии. Россия в целях защиты жителей региона, многие из которых имели российское гражданство, ввела войска в республику и через пять дней вытеснили грузинских военных из Южной Осетии. Что изменилось с тех пор?

В ходе боев с грузинской армией погибли более тысячи человек, включая 72 российских военнослужащих. Спустя 20 дней после начала войны Москва признала суверенитет не только Южной Осетии, но и также провозгласившей свою независимость Абхазии. Это решение стало причиной разрыва дипотношений с Грузией.

Российские власти не раз заявляли, что признание независимости двух бывших автономий Грузии отражает уже новые реалии и пересмотру не подлежит.

Хотя дипломатические отношения с Грузией до сих пор не восстановлены, после ухода Михаила Саакашвили с поста президента (это он фактически начал войну), возникла некая «разрядка». Российские граждане имеют право на безвизовый въезд в Грузию, на что, правда, российский МИД, обычно в таких случаях следующий принципу взаимности, «взаимностью» в отношении граждан Грузии не ответил и пока не собирается.

После серии мелких торговых войн, когда российские санитарные власти объявляли «вредными» то воду «Боржоми», то грузинские вина, все эти товары вернулись на прилавки российских магазинов. Более того, в прошлом году, взаимный товарооборот между нашими странами превысил $1 млрд, увеличившись на четверть по сравнению с предыдущим годом. В этом году рост продолжается такими же темпами. Грузию посетили в 2017 году более 1,3 млн россиян.

Дмитрий Медведев говорит, что Россия готова к восстановлению дипломатических отношений с Грузией, а также налаживанию конструктивного диалога с новыми властями республики, «если грузинские коллеги будут готовы к этому». Грузинские коллеги отвечают примерно такими же расплывчатыми формулами.

Вспоминая сейчас те дни, премьер, который тогда был президентом и отдавал приказ о начале боевых действий с нашей стороны, утверждает, что у Москвы не было цели ни «казнить Саакашвили», ни вводить танки в Тбилиси, а задачей было выбить грузинские войска из столицы Южной Осетии Цхинвала и навести порядок. При этом он добавил, что сдержанность со стороны Москвы дала возможность «успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами».

Да, мы с Западом тогда не поссорились даже близко к тому, что произошло в 2014 году из-за Украины.

Хотя в те дни ситуация воспринималась несколько по-другому. И российские танки действительно остановились в дистанции одного марш-броска от Тбилиси. К тому времени реакция ЕС и Запада в целом была довольно бурной, но главную посредническую миссию взял на себя французский президент Николя Саркози. И ситуацию довольно быстро удалось «загасить». Затем в результате работы комиссии Хайди Тальявини было констатировано, что первой нанесла военный удар именно Грузия.

Фактически никаких серьезных санкций в отношении России не последовало. Можно долго в этой связи рассуждать на тему, последовали бы они, если бы на посту президента России тогда находился не Медведев, который был для того же Запада «на новенького» и с ним связывали определенные надежды на «перезагрузку» не только с Америкой, а Путин, который уже произнес годом ранее свою «Мюнхенскую речь».

Однако история не любит сослагательного наклонения. Кстати, премьер Владимир Путин, разумеется, принимал участие в выработке решения о начале военных действий, но всегда при этом политкорректно подчеркивал роль Медведева как Верховного главнокомандующего.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили заявил, что считает российскую сторону виновной в грузино-югоосетинском конфликте 2008 года. Он также выразил уверенность в восстановлении «территориальной целостности» Грузии, подчеркнув, что в Тбилиси планируют достичь ее мирным путем.

Многие считают, что резкие действия России в ответ на грузинские провокации (а отношения двух стран с приходом Саакашвили к власти явно шли к военному конфликту) во многом были продиктованы намерениями Грузии вступить в НАТО.

С этим предположением нельзя не согласиться: перспективы принятия Грузии и Украины в блок, о чем открыто говорилось в апреле 2008 года на саммите НАТО в Бухаресте, воспринимались в Москве крайне болезненно. И 5-дневная война все же отсрочила, как минимум, такой шаг. Однако пока рано говорить, что тот конфликт отложил принятие навсегда: сегодня те же предложения со стороны Запада звучат вновь. И уже президент Путин вынужден предупреждать о возможных катастрофических последствиях данного решения. Вступление в НАТО Украины, а также «за компанию» Грузии по-прежнему воспринимается в Москве как экзистенциальная угроза, а потому наверняка встретит соответствующее противодействие, включая военное.

Вопрос в том, сколь долго «замороженные конфликты» (как в Донбассе) и непризнанные государства (независимость Абхазии и Южной Осетии из числа стран-членов ООН признают лишь Россия, Никарагуа и Венесуэла, а также два карликовых островных государства Науру и Вануату) смогут служить надежным буфером от расширения НАТО на бывшее советское пространство.

При этом само по себе разрешение проблемы бывших грузинских автономий в долгосрочном плане пока не просматривается. Москва исходит из того, что это навсегда, однако полноценное независимое существование в современном мире государств возможно лишь после их признания другими государствами, что закрепляется формально их принятием в состав ООН. Это пока невозможно сделать.

Более того, само существование Абхазии и Южной Осетии и функционирование их экономик возможно лишь при массированной помощи со стороны России.

Своей валюты у них нет, пользуются российским рублем. Бюджет более крупной и населенной Абхазии зависит от российской помощи более чем наполовину, маленькой Южной Осетии – почти на 100%. Абхазии за эти годы было выделено, по некоторым оценкам, примерно миллиард долларов. Эти деньги тратились с нарушениями, однако до громких скандалов старались не доводить. При этом в Абхазии все же традиционно сложилась довольно демократическая (по постсоветским меркам) демократическая система управления, предусматривающая в том числе периодическую ротацию власти.

Южная Осетия в этом плане оказалась менее «состоявшейся». Она хотя и меньше по размерам и населению, получила помощи, судя по всему, еще больше Абхазии – примерно в 1,5-2 раза. Порядок расходования средств, выделяемых непризнанным республикам, в последнее время стараются контролировать более жестко, тем более что объемы самой помощи в стесненных финансовых условиях придется сокращать. Пока планируется в 2018-2020 годах Абхазии выделить еще 11,5 млрд рублей, а Южной Осетии — 16,8 млрд рублей.

Спустя 10 лет после российско-грузинского конфликта отношения двух стран, несмотря на уход Саакашвили, пока пребывают в тупике.

Грузия не собирается признавать независимость своих бывших автономий и, соответственно, идти на дальнейшее сближение с Россией, кроме экономических связей. Россия пока не собирается отказываться от поддержки независимости Абхазии и Южной Осетии, хотя, теоретически, можно допустить такое развитие ситуации, когда она «закроет глаза» на то, что эти республики сами договорятся о возращении обратно в обмен на некую «большую сделку», скажем, на вечно нейтральный статус Грузии, гарантированный НАТО.

Практически представить себе такое развития ситуации сегодня невозможно. В Тбилиси понимают свою роль в «большой игре» Запада с Россией и отказываться от нее не собираются. В долгосрочном плане отказа от «евроинтеграции» не предвидится. Дальнейшее развитие отношений Москвы и Тбилиси, а также судьба Абхазии и Южной Осетии – не более, чем производные от отношений России с Западом. А они в обозримом будущем будут находиться в зависимости от ситуации на Украине и от российско-американских отношений, которые продолжают деградировать.

Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 7 августа 2018 > № 2698935


Грузия. Россия. США > Армия, полиция > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2698841

Уроки Грузинской войны. Почему НАТО не спасет Россию от Китая

Из пятидневной войны в Грузии в 2008 году можно сделать несколько очень полезных выводов

Александр Храмчихин

Один из них состоит в том, что Российская армия бессмертна. В августе 2008 года она вновь подтвердила, какую ошибку совершают те, кто считает ее слабой. Россия отнюдь не задавила Грузию массой в ходе долгой (как минимум многомесячной) кровавой войны, чего, видимо, ожидали очень многие. Во время августовской войны, вопреки всем заявлениям грузинской и западной пропаганды, российская сухопутная группировка не имела никакого количественного и качественного превосходства над ВС Грузии, а превосходство России в воздухе было не настолько велико, чтобы определить исход войны. Тем не менее уже на третий день войны грузинская армия, по сути, просто распалась, прекратив всякое сопротивление. Что, кстати, подтвердило хорошо известный факт, о котором у нас сейчас считается немодным или даже неприличным говорить: при прочих равных условиях призывная армия всегда победит наемную («профессиональную») хотя бы за счет более высокой мотивации личного состава. Российская армия умрет только в одном случае — если ее все-таки сделают «профессиональной». Вот тогда она уже никогда никого не победит.

Другой урок, ничуть не менее важный, касается НАТО.

В России и практически на всем постсоветском пространстве НАТО принято воспринимать как мощный сплоченный военно-политический альянс, который готов:

а) силой навязывать другим странам свою политическую и экономическую систему;

б) бескомпромиссно защищать и отстаивать идеалы свободы и демократии от покушающихся на них разнообразных тиранов.

Здесь нужно выбрать один из вариантов. Хотя на самом деле под а) и б) подразумевается одно и то же, просто на это смотрят с разных точек зрения. В России доминирует вариант а), тем более что он активно навязывается официальным агитпропом. Вариант б) исповедует либеральное меньшинство. При этом в основе обоих вариантов лежит уверенность в том, что НАТО — мощная сплоченная сила.

Как известно, руководство Грузии проявляло исключительную активность в плане интеграции в НАТО, которое, в свою очередь, оказывало организационную, консультационную и материальную помощь грузинским ВС. В 2004–2008 годах трудно было найти за пределами альянса страну более лояльную НАТО, чем Грузия. На референдуме в январе 2008 года три четверти населения Грузии проголосовали за вступление в НАТО. И Брюссель вместе с Вашингтоном в ответ заявляли, что Грузия в НАТО обязательно будет, причем очень скоро. А потом случилась война.

На словах НАТО целиком и почти все входящие в него страны по отдельности полностью и однозначно поддержали Грузию. Какими должны были быть конкретные действия альянса, если бы он был, как считают у нас почти все, мощной и сплоченной военной силой?

1. Нанести удар по «русским агрессорам». Не по территории России, разумеется (это уже очевидное безумие), а по ее войскам на территории «жертвы агрессии», т. е. Грузии. Как мы помним, со стороны НАТО не было сделано ни малейшего движения в данном направлении.

2. Если воевать с Россией (пусть и за пределами ее территории) все же рискованно, то уж точно можно было организовать «воздушный мост» для поставки в Грузию вооружения и техники, которых в арсеналах НАТО пока еще достаточно. Как известно, на практике США лишь вернули в Грузию на своих военно-транспортных самолетах бригаду грузинских ВС, воевавшую в Ираке. Интересно, что это было сделано в тот день, когда война закончилась полным разгромом Грузии. Больше никакой помощи ей оказано не было.

3. Допустим, что организовать «воздушный мост» не успели (хотя такая отговорка на самом деле несостоятельна). Но уж точно ничто не мешало форсированно принять Грузию в НАТО вскоре после окончания войны (максимум в течение года). Кстати, в Грузии в первые послевоенные месяцы ни у кого (ни у политиков, ни у экспертов, ни у практически всего населения) не было ни малейших сомнений, что именно так и произойдет. Потому что там истово верили в вариант б), что НАТО — мощная сплоченная военная сила, готовая бескомпромиссно защищать и отстаивать идеалы свободы и демократии от покушающихся на них разнообразных тиранов. С тех пор минуло пять лет. Теперь только ребенок не понимает, что в НАТО Грузию никто принимать не собирается. Даже по чисто формальным признакам: у нее не урегулированы территориальные споры с другими странами и на ее территории находятся иностранные военные базы. Тут надо подчеркнуть, что страны НАТО не признают независимость Абхазии и Южной Осетии не только и не столько из-за нелюбви к России, сколько из-за того, что, если считать их грузинской территорией, можно именно по формальным признакам (наличие иностранных военных баз и неурегулированность пограничных проблем) не принимать Грузию в НАТО никогда.

4. Если уж не принимать Грузию в НАТО, чтобы не зависеть от очевидной неадекватности ее президента, совершенно ничто не мешало альянсу восполнить потери Грузии в вооружениях и технике. Это можно было сделать буквально за пару месяцев, причем, по сути, бесплатно (страны Восточной Европы могли бы передать Грузии технику советского производства, от которой им все равно надо избавляться). В реальности НАТО ввело негласное, но предельно жесткое эмбарго на поставку в Грузию даже чисто оборонительных вооружений (ПТРК и ЗРК), не говоря уж о наступательных (бронетехнике, авиации). В частности, перед войной Грузия заключила соглашение с Литвой о приобретении двух бывших советских МПК пр. 1124. Однако после войны Литва по приказу из Брюсселя отправила эти корабли не в Грузию, а на слом. Встречающиеся у нас утверждения о том, что потенциал ВС Грузии после войны был восстановлен, не имеют никаких фактических подтверждений. Единственной страной, поставляющей вооружения Грузии, является Болгария, которая отдает Грузии собственное и чешское залежалое оружие советского производства, но в очень незначительных количествах и, главное, очень старое, практически полностью выработавшее ресурс. Список этого оружия хорошо известен: пять БТР-70, по 12 САУ 2С1, гаубиц Д-20 и РСЗО RM-70, десять штурмовиков Су-25 (в нелетном состоянии, проданы на запчасти). На «восстановление мощи» это никак не тянет.

Наконец, страны НАТО могли бы ввести против «агрессора» (России) экономические санкции. Например, перестать закупать у нас нефть и газ, что стало бы для российской экономики катастрофой. Но на это не было и намека. Даже никакого совместного заявления стран НАТО они сделать не сумели.

Грузинские события и последующее поведение Запада в отношении этой страны, вообще-то, должны были снять все вопросы насчет того, представляет ли НАТО для нас угрозу. Но, похоже, сделать столь очевидные выводы из событий, происходящих прямо на наших глазах, у нас просто никто не способен.

При этом надо иметь в виду еще одну вещь: по той же причине, по какой НАТО не представляет для нас угрозы, оно абсолютно бесполезно в качестве потенциального союзника. Большинство российских сторонников варианта б) совершенно серьезно считают, что «надо вступить в НАТО, оно защитит нас от Китая». Нет более глупой и вредной иллюзии. По-настоящему беззащитной Россия стала бы, вступив в НАТО и сделав свою армию «профессиональной».

Грузия. Россия. США > Армия, полиция > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2698841


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева газете «Коммерсантъ»

10 лет грузино-югоосетинскому конфликту.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, та августовская война 2008 года – было ощущение, что она неизбежна, ещё до её начала. У Вас такие предчувствия в тот период были?

Д.Медведев: Нет, никакой неизбежности не было. И мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было.

Да, там в тот период была высокая степень напряжённости. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряжённые отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода.

Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, ещё где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что ещё ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы.

Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически.

А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зелёный свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения.

Вопрос: Но в какой-то момент казалось, что Ваши с ним отношения складываются довольно неплохо. В какой же момент что-то пошло не так? Вы встречались, общались...

Д.Медведев: Да, оно поначалу и выглядело неплохо, и во время первой встречи, когда я только вступил в должность Президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить – в общем, наговорил массу приятных слов. Я это всё послушал и говорю: хотите развивать отношения – давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом – Грузией, мы к этому готовы. Мы понимаем, какой у вас внутренний конфликт есть, мы понимаем, что страна разделена на части, но мы готовы помогать – потихоньку, аккуратно способствовать процессу сближения, в конечном счёте для того, чтобы сохранить возможность существования самого государства в таких границах, будь то федерация, конфедерация, ещё как-то. Это мог бы быть выбор всех народов, населявших Грузию в тот период, то есть и самих грузин, и осетин, и абхазов. Он сказал «я готов». Потом мы ещё несколько раз где-то пересекались, в том числе, помню, в Астане. Он тоже там демонстрировал всяческое желание что-то обсуждать, развивать, а потом как-то пропал. Мы о чём-то договорились – о каких-то встречах, контактах, и я отчётливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушёл со связи. Я тогда не придал этому большого значения, но теперь склонен считать, что это уже была выработанная линия. Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займёт какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провёл полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идёт прежде всего о Соединённых Штатах Америки. Как известно, у него побывала Кондолиза Райс (в тот период в качестве государственного секретаря Соединённых Штатов Америки). До этого у него были контакты с господином Фридом, который занимался отношениями с бывшим Советским Союзом. Он советолог, который всегда имел крайне русофобскую позицию.

И, по-моему, Чейни тогда тоже приезжал. То есть там все уже успели отметиться. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жёсткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах.

Вопрос: Вот произошло то, что произошло. И после этого Вы принимаете решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Я слышал мнение, что это решение не было бесспорным, что были и оппоненты, те, кто считал иначе, что не надо этого делать. Как всё это происходило, как это всё принималось?

Д.Медведев: Я могу рассказать, как это принималось, здесь ничего нет сверхъестественного. Всякое решение должно быть обдумано, и всякое решение требует, что называется, взвешивания положительных и отрицательных моментов. После завершения военной составляющей кампании по «принуждению Грузии к миру» встал вопрос «А что дальше?» – естественно, прежде всего передо мной как главой государства.

Я определённое время думал и пришёл к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг.

Через некоторое время я переговорил с Председателем Правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета Безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету Безопасности меня также поддержали.

Решение было принято. Я подписал соответствующий указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь.

Вопрос: То есть никаких дискуссий на эту тему не было, единогласно принято было решение?

Д.Медведев: Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой.

Вопрос: Мне просто и сейчас в российских госструктурах попадаются люди, которые говорят, что, может быть, следовало не признавать, а «подвесить», ввести войска, но оставить возможность для дальнейшего разговора на эту тему с Грузией, тем самым как бы для восстановления с ней отношений. Вы как к такой точке зрения относитесь?

Д.Медведев: Понимаете, любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии, как Вы говорите. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий.

Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда всё ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее.

А с учётом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации.

Вопрос: Я в тот период как раз находился в Грузии и помню, как российские танки остановились в нескольких десятках километров от Тбилиси. А почему не пошли дальше?

Д.Медведев: Потому что цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия.

В конечном счёте это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если Вы помните, в тот период, несмотря на довольно жёсткую реакцию, в конечном счёте мы достаточно быстро смогли договориться, а результатом работы комиссии Хайди Тальявини была констатация того, что военный удар был нанесён грузинской стороной и они начали агрессию.

Были, конечно, определённые суждения и в наш адрес – по поводу пропорциональности использования силы и так далее, но это уже оценочные суждения. Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть. Но я не считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать. Именно поэтому мною как Верховным Главнокомандующим было принято решение развернуть войска и вернуть их в нашу страну.

Вопрос: Тогда действительно многих поразило, насколько быстро нормализовались отношения России и Запада. Случилось «Партнёрство для модернизации» с Евросоюзом, произошла перезагрузка с США, Ваши отношения с тогдашним президентом США Бараком Обамой были довольно тёплыми.

Д.Медведев: Да у меня даже с Джорджем Бушем сразу после этого были совершенно нормальные отношения. Мы с ним встречались как раз в конце 2008 года. Он во время нашего последнего разговора (тогда мировой кризис начался, вся наша беседа в основном касалась экономики) даже не упомянул ситуацию в Грузии и проблемы Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Да. А сейчас мы наблюдаем очередной кризис в отношениях России и Запада, связанный уже в первую очередь с Украиной (или начавшийся с Украины). Так почему в тот период последствия были так быстро преодолены, а сейчас до сих пор не удаётся этого сделать и Россия и Запад стоят в этом клинче?

Д.Медведев: Это разные ситуации. И люди там другие уже работают: наши партнёры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнёры проявили бóльшую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще.

Вопрос: Если вернуться к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии: что получила Россия, признав эти две республики? Какие преимущества в стратегическом, геополитическом плане?

Д.Медведев: Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придётся вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе всё понятно. И это самое главное.

Вопрос: Вы уже упомянули в связи с действиями тогдашнего грузинского руководства Соединённые Штаты. И после этого Вы неоднократно говорили, что Грузии активно помогали США. Один из взглядов на эту ситуацию состоит в том, что Россия, признав Абхазию с Южной Осетией, поломала игру Запада в этом регионе. Имеются в виду попытки ускорить интеграцию Грузии в НАТО. И очень распространено мнение, что именно с этим связано признание Абхазии с Южной Осетией, последующее размещение там военных баз и всё, что происходит сегодня. Насколько это соответствует действительности?

Д.Медведев: Я не буду это объяснять в терминах «чья-то игра», «ломка этой игры», скажу о другом. Мы были свидетелями того, как разрушились Советский Союз и Варшавский договор. В то же время сохранилось НАТО, которое со всех сторон пытается окружить Российскую Федерацию. Дело не в том, нравится кому-то политическое руководство России или не нравится, дело не в каких-то идеологических принципах или разнице в ценностях, а дело в простых вещах, совершенно очевидных для любого обычного человека. Сейчас нет ситуации, когда существует два блока, находящихся в состоянии противостояния, находящихся в прямом, по сути, конфликте, как это было во времена существования Варшавского договора и НАТО. А НАТО продолжает действовать. И НАТО не просто продолжает существовать, оно расширяется и всё большее количество стран пытается вовлекать в Североатлантический альянс. Мы к этому не можем относиться равнодушно, потому что никто не отменял ядерного паритета в мире, никто не отменял того, что для военачальников крайне важно понимать соотношение между стратегическими ядерными силами различных государств. А государства НАТО, что бы там ни говорили наши коллеги из этого альянса, всё равно рассматривают Российскую Федерацию в качестве потенциального противника. И совершенно очевидно, что их военные возможности, включая ядерную триаду, нацелены на Российскую Федерацию. Это, к сожалению, факт.

Соответственно, и мы должны понимать, что можем противопоставить в этой ситуации. И когда кольцо вокруг нашей страны начинает сжиматься – а количество стран, которые входят в НАТО, всё увеличивается и увеличивается, – это нас не может не беспокоить. Потому что в данном случае уже речь идёт не только о стратегических ядерных силах, но уже и о тактическом ядерном оружии, которое при приближении к границам Российской Федерации приобретает качество стратегического ядерного оружия, а также о неядерных средствах, которые в настоящий момент, с учётом того, что они носят высокоточный характер, способны причинить колоссальный ущерб.

Иными словами, расширение НАТО – это безусловная угроза Российской Федерации. И это безусловный вызов.

Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Как это можно прокомментировать? Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определённое напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит?

Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа «мы вас примем, не волнуйтесь», а на самом деле ничего делать не будем, – это другая история. Пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят ещё по сторонам, ещё чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс. Можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?

Вопрос: Вы предварили мой вопрос. Я хотел бы уточнить: хотя сроков в НАТО никто не обозначал, просто сказали «да, примем», теоретически если представить, что это произойдёт – что Грузию принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, с той ситуацией, которая сейчас есть, – это потенциальный конфликт с участием России?

Д.Медведев: Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжёлым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет всё-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении.

Вопрос: Никто из тех, кого принято считать союзниками России, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Я имею в виду в первую очередь союзников по ОДКБ. Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия хранят на эту тему молчание. Кого Вы считаете настоящими союзниками России? Порой складывается впечатление, что это как раз Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и теперь уже ДНР и ЛНР.

Д.Медведев: Я понимал, насколько это сложная тема для обсуждения. Когда это всё произошло, не помню, на каком мероприятии, где собрались мои коллеги в тот период, я сказал, что понимаю, насколько это сложный выбор, поэтому я, уважаемые друзья, ничего вам не предлагаю, вы вольны поступать, как считаете правильным. Потому что это было наше решение, это не ваше решение. Сохраняются наши обязательства в рамках ОДКБ, но это совершенно другая история. Собственно, на этом и базировались отношения по этому поводу с нашими партнёрами.

Вопрос: Ещё до войны в Грузии Вы выходили с инициативой подписания договора о европейской безопасности, а уже после войны появился проект договора, но дело никуда не сдвинулось. Как Вы считаете, учитывая, как много говорят о необходимости выработки правил игры в международной политике, эта инициатива похоронена навсегда или ещё можно её реанимировать?

Д.Медведев: Да ничего в международной жизни не является, что называется, забытым навсегда, всё можно реанимировать, было бы желание.

Мы действительно тогда прошли большой путь. И даже несмотря на конфликт августа 2008 года, смогли подняться над этими проблемами. С Европейским союзом. В известной степени и с Соединёнными Штатами Америки – появился Договор об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), рассматривались различные формы новых договоров об обеспечении безопасности в Европе. Мы вошли в «Партнёрство для модернизации» с десятком стран.

Я не думаю, что эта ситуация будет вечной. Мне кажется, осознание того, что общаться и дружить всё-таки лучше, чем бесконечно объяснять, в чём мы не правы, приходит к нашим соседям из Европы. Надеюсь, что и в Соединённых Штатах Америки, к их руководителям, в конечном счёте тоже такого рода осознание придёт. Поэтому двери не закрыты. Тем более что не мы начинали санкционную кампанию, всякого рода ограничения, высылку дипломатов, введение экономических мер. В этом смысле шарик, что называется, всегда на их стороне, они могут какие-то сделать движения, которые будут свидетельствовать о желании восстановить отношения. Мы к этому готовы.

Вопрос: А если говорить о Грузии, то признание Абхазии и Южной Осетии навсегда закрыло возможность восстановления отношений с той стороной? Потому что для них это камень преткновения.

Д.Медведев: Я думаю, что это тоже не является проблемой, которая навсегда предопределила характер отношений между Россией и Грузией.

Я напомню, там сейчас другое Правительство. И если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством (безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность) мы готовы выстраивать отношения. Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем.

За последние годы произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолёты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать. В общем, всё это, безусловно, в плюс. В конечном счёте, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси.

Реплика: Спасибо большое.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Грузия. США > Армия, полиция > interfax.az, 30 июля 2018 > № 2690667

Военнослужащие Азербайджанской Армии 1-15 августа примут участие в многонациональном учении «Достойный Партнер 2018» (Noble Partner 2018) в Грузии.

«Учения состоятся в Учебном Центре Вазиани и Норио. Их целью является тренировка и усовершенствование взаимодействия сил стран НАТО/ПРМ и стран-партнеров на уровне роты с применением стандартов альянса в полевых условиях»,- сообщает Минобороны Азербайджана. .

Согласно информации, в учениях примут участие свыше 3 тыс. военнослужащих из 13 стран НАТО и государств-партнеров альянса (Азербайджан, Грузия, Армения, Германия, Эстония, Франция, Великобритания, Литва, Норвегия, Польша, Турция, Украина и США).

Ф.Исазаде

Азербайджан. Грузия. США > Армия, полиция > interfax.az, 30 июля 2018 > № 2690667


Казахстан. США. Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 27 июля 2018 > № 2689589

По следам Грузии. Не пора ли Казахстану вступить в НАТО?

На днях генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил о том, что Грузия в будущем станет членом североатлантического альянса. «Саммит НАТО признал стремление Грузии войти в НАТО. Эта страна в будущем станет членом альянса», – сказал Столтенберг после встречи с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили.

Как раз в том году исполнилось 10 лет решению саммита НАТО в Бухаресте, где главы государств альянса пообещали, что Украина и Грузия со временем станут членами НАТО. Сейчас Киев также активно продвигает свое право стать частью альянса. Президент Украины Петр Порошенко заявил о твердом намерении Украины войти в НАТО.

В связи с этим стремлением постсоветских государств в североатлантический альянс возникает вопрос – может и Казахстану имеет смысл подумать над вступлением в самый мощный военный блок в мире? Может быть, Казахстан также доложен пойти по этому пути? Что может дать членство Казахстана в НАТО, насколько вообще в будущем может быть реальной такая конструкция? Об этом Central Asia Monitor спросил у экспертов.

Игорь Панкратенко, заместитель директора российского Центра стратегических оценок и прогнозов: «Казахстан может быть интересен НАТО для «сдерживания» Китая»

Откровенно говоря, я не вижу сейчас таких угроз и рисков для Казахстана, которые были бы веской причиной для его участия в военно-политических блоках. Причем, это касается не только НАТО, но и, выскажу крамольную мысль, и ОДКБ.

Украина и Грузия в этом вопросе для Казахстана – не пример. С ними – отдельная история, во многом обусловленная тем, что развитие известных событий поставило их перед выбором «или – или». Сегодня Киев и Тбилиси живут с ощущением внешней угрозы, защиту от которой они видят во вступлении в НАТО. Но у Астаны несколько иная ситуация.

«Ага», – скажет кто-то. – «Все понятно, эксперт из России, естественно, будет против НАТО, другой точки зрения от него не дождешься». Но давайте сейчас не о НАТО или ОДКБ, а немного о другом, неожиданном. О том, нужно ли сейчас Казахстану членство в каком-либо военно-политическом блоке вообще.

Добросовестное членство в любом блоке – это всегда ограничение маневра, обязательства в отношении поддержки некоей «генеральной линии», которая, к тому же, вырабатывается не тобой, а «старшим партнером», узким кругом «имеющих больший опыт и стаж членства» – назовите как угодно, но структура все равно будет достаточно иерархичной.

По иному быть в подобных объединениях попросту не может, если не устраивает – создавай свой блок, и там будь главным.

Следовательно, рано или поздно наступает момент, когда твои национальные интересы требуют иного, отличного от уже принятого и утвержденного, подхода. Он, возможно, наиболее оптимальный на данный момент, но вот большинство твоих партнеров по блоку считают иначе.

И возникает конфликт, когда справедливой становится поговорка про таких «друзей, с которыми и врагов не надо». Яркий тому пример, кричащий, наглядный, да еще и происходящий в режиме онлайн – отношения с НАТО у Анкары. С противоположной стороны – претензии Москвы к Астане – придерживайтесь, дескать, нашей линии. А вот с точки зрения национальных интересов Казахстана – оно ему надо, признавать Крым, показушно антиамериканствовать и так далее?

По большому счету, членство в постоянно действующем военнополитическом блоке на сегодняшний день, в условиях однополярного мира – анахронизм. В условиях противостояния двух социальных систем – оно было оправдано и необходимо. Но сейчас можно обойтись членством в некоей ситуативной коалиции, создаваемой под конкретную угрозу.

Без натягивания на себя дополнительных политических обременений. Или участие в организации типа ШОС, где решения принимаются на основе консенсуса всех, и «старших», и «младших» партнеров.

Словом, Казахстан вполне может обойтись и без участия в НАТО или ОДКБ. Хотя бы потому, что своему потенциалу, и тому месту, которое он занимает в Центральной Азии, это не он должен задумываться о том, в каком блоке состоять, а руководство этих блоков должно заботиться, чем заинтересовать Астану на продолжение партнерства. Как это сейчас, к примеру, делает Ташкент.

Давайте начнем с того, что членство в НАТО не даст Казахстану ничего такого, чего у него уже не было бы. Чувство «принадлежности к западному миру»? Дополнительные гарантии безопасности? Скачок в развитии собственного оборонно-промышленного комплекса? Все это достаточно иллюзорно, муторно и займет много лет. А вот репутационные издержки Астаны в глазах «Востока» наступят сразу. И от планов стать модератором диалога «Центральная Азия – Запад» тоже придется отказаться.

Это членство Казахстана в ОДКБ еще достаточно спокойно воспринимают, и то только потому, что сам этот блок, так скажем, достаточно невнятен. А вот в случае вступления в НАТО все будет немного по-другому, и не в лучшую для авторитета Астаны сторону.

Что же до того, чем на перспективу интересен может быть Казахстан атлантическому альянсу, то здесь все достаточно очевидно – для «сдерживания» Китая. Это пока не слишком актуально, еще не переходит у НАТО в стадию системных действий, данная стратегия еще не оформлена окончательно, но – только пока. Соответственно – когда окончательное оформление произойдет, причем – по «жесткому варианту», то и интерес к Астане, как форпосту НАТО перед экспансией «желтого дракона» возрастет.

Понятно, что мы обсуждаем сейчас чисто гипотетическую ситуацию. Впрочем, и само это обсуждение – чистая эклектика. Для начала альянс должен преодолеть внутренний кризис, и только после этого есть смысл обсуждать вступить в него или нет. А вот тезис о том, что возможно «Казахстан будет более прозападным» – стоит обсудить несколько более подробно.

Мне представляется, что определения «прозападный» или какой-то там еще «про» в приложении к внешнеполитическому курсу Казахстана не имеют особого смысла, то есть – являются пропагандистскими ярлыками, не более. А те, кто к этому «про» призывают – не великого ума люди. Казахстан не должен быть прозападным. Он не должен быть пророссийским или прокитайским. Он должен быть только и исключительно проказахстанским. В этом залог и его процветания, и региональной стабильности в целом.

Максим Крамаренко, председатель Регионального координационного совета российских соотечественников стран Ближнего Зарубежья: «Гипотетическое вступление страны в ряды НАТО приведет к полной смене внешнеполитической парадигмы»

Совсем недавно Президент США Дональд Трамп на своей странице в Twitter заявил, что страны-члены НАТО на саммите альянса согласились повысить расходы на оборону: «Большой успех сегодня в НАТО! Миллиарды дополнительных долларов, выплачиваемых членами альянса после моего избрания. Великий дух!». В качестве комментария к этому твиту можно привести очень точное по смыслу высказывание немецкого государственного и политического деятеля Лафонтена «НАТО тратит $900 млрд на войны и вторжения, а плохие при этом русские?». И это действительно так.

Сегодня выбрасываются колоссальные финансовые средства на обеспечение деятельности альянса, который преследует вполне очевидные цели – «освоение» новых территорий, подчинение новых государств своей идеологии, а по-другому

невозможно сказать, и, в конечном счете, укрепление и расширение антироссийского блока что, впрочем, постоянно отрицается Западом.

Продолжается наращивание военного присутствия военной инфраструктуры НАТО в государствах Восточной, Юго-Восточной Европы и Прибалтики. Растет интенсивность учений альянса и его странчленов, для проведения которых в районы, граничащие с Россией, перебрасываются значительные контингенты военнослужащих, тяжелая военная техника.

По сути, НАТО сегодня является одним военно-политическим блоком, который все ближе подбирается к границам России. И с этой точки зрения его интерес к Казахстану вполне очевиден. Что касается гипотетического присоединения Казахстана к НАТО, то тут надо учитывать следующее.

Сегодня Казахстан и Россия – два безусловных стратегических союзника, два государства, которые связывает давняя дружба и добрососедство, у нас огромная по протяженности 7,5 тыс. км общая граница.

Перед нашими странами стоят единые задачи, в том числе по формированию общей системы коллективной безопасности в рамках ОДКБ. Опыт показывает, что взаимодействие по линии ОДКБ является позитивным и востребованным. И говорить о том, что НАТО будет более эффективным инструментом обеспечения безопасности Казахстана просто наивно.

Ведь ясно, что основной целью НАТО является стремление встать у российских границ. Нужно ли это Казахстану?

При ответе на данный вопрос важно держать в уме простую формулу, согласно которой гипотетическое вступление страны в ряды НАТО приведет к полной смене внешнеполитической парадигмы и, как следствие, абсолютной деградации отношений с Россией, а также ущербу евразийской безопасности и дестабилизации обстановки в регионе. И это для Казахстана совершенно неприемлемо, учитывая сколь большое значение имеет экономическая интеграция для стабильности, и какие большие усилия были вложены в процесс формирования Евразийского Союза.

Не следует разрушать то, что уже построено и эффективно функционирует.

Жаксылык Сабитов, независимый политолог: «Появление широкой инициативы вхождения Казахстана в НАТО очень маловероятно, так как никто нас там не ждет»

Лично мое мнение заключается в том, что Казахстану не имеет никакого смысла переориентироваться с ОДКБ на блок НАТО. Во-первых, опыт Украины и Грузии, которые попытались переориентироваться, показал, что такой шаг с одной стороны не вызывает горячих чувств у других членов НАТО, а с другой стороны, это моментально приведет к ненужной конфронтации с Россией.

Ни один здравомыслящий правитель Казахстана в среднесрочной перспективе и задумываться о такой перспективе не будет, если вдруг произойдет политический транзит. Даже в долгосрочном будущем такое маловероятно, в том числе из-за позиции других членов НАТО. Вполне возможно Казахстан в плане ценностей станет более прозападным со временем, но это никак не связано с НАТО и потенциальным маловероятным вступлением туда.

Тут еще стоит учесть, что часть населения Казахстана до сих пор может воспринимать НАТО как потенциального оппонента. Казахстан также мало интересен для североатлантического альянса как возможный участник блока в будущем.

Таким образом, появление широкой инициативы вхождения Казахстана в НАТО очень маловероятно, так как, с одной стороны, никто нас там не ждет, а, с другой стороны, такой акт несет огромные риски для страны в целом.

Рафаэль Саттаров, независимый политолог: «Лучше усиливать свои позиции в рамках уже тех организаций, где Казахстан активен и представлен»

Чрезмерно рано и в какой-то степени нереалистично выглядят версии о вступлении Казахстана в Североатлантический блок. Даже вступления Украины и Грузии в данный блок не выглядят столь перспективными. Эти вопросы вызывают и вызывали споры внутри грандов НАТО.

Достаточно вспомнить Бухарестский саммит 2008 года, когда Кондолиза Райс и канцлер Германии Ангела Меркель имели достаточно жесткую дискуссию по этому поводу. Как говорят некоторые источники, споры шли на русском языке, так как Ангела Меркель недостаточно хорошо владеет английским, а Кондолиза Райс немецким.

Таким образом, им на помощь пришел русский язык.

Более того, сегодня в самом североатлантическом блоке происходят большие споры и пересмотр ценностей относительно участия США в блоке, о финансовых обязательствах, а также касательно Турции, говорит о серьезных противоречиях. Сейчас Брюссель задает в отношении Анкары вопрос: «отвечает ли ценностям атлантического сообщества такой брутальный руководитель с султанскими замашками?».

Во время моей поездки в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе в 2015 году мне удалось задать вопрос касательно будущего членства Украины и Грузии, тогда респонденты (правила Chatham House rules не позволят назвать конкретные имена) отвечали, что территориальные проблемы не всегда мешают вступить в НАТО. Так как главнее всего стремление решать эти вопросы, так что, несмотря на имеющиеся территориальные проблемы, эти страны могут вступить в НАТО.

Но, на мой взгляд, не только территориальные проблемы мешают двум странам вступить в НАТО, а скорее стремление европейских стран не усугублять проблемы с Москвой, особенно в свете пересмотра позиций США в НАТО. Выбирать, что лучше, а что нет, не всегда правильная повестка.

Лучше усиливать свои позиции в рамках уже тех организаций, где Казахстан активен и представлен. К тому же, развиваться надо не в рамках только одного блока, но и наращивать отношения с тем же НАТО. Может быть, кто-то хочет вступить в НАТО, таких людей можно встретить и в высших эшелонах власти Казахстана, но они не удосуживаются задать вопрос: а кто же ждет Астану в НАТО?

Есть другие форматы выстраивания связей с крупными странами. Есть пример Пакистана, который когда-то считался самым крупным союзником США вне НАТО, или Аргентины при президенте Менемы, который добился аналогичного статуса с США.

Это такой формат, который был предложен аргентинским ученым Карлосом Эскуде, когда та или иная слабая страна добивается такого статуса, который предлагает максимальную реализацию национальных интересов путем встраивания в глобальную систему и повышения своего статуса внутри нее. Так действовали и действуют Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея или Сингапур, а также Тайвань.

Чтобы Казахстан стал более безопасным, необязательно вступать в НАТО, важно укреплять и расширять связи с другими странами, соседями, или организациями, или действовать, так как действовали Аргентина и Пакистан.

Григорий Трофимчук, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности: «На деле каждая страна ОДКБ двигается в сторону сотрудничества с НАТО, насколько это возможно»

Казахстан, как и любая другая страна постсоветского пространства, вправе работать с любой зарубежной организацией, в том числе с НАТО. Россия могла бы иметь более жесткую позицию на этот счет только в том случае, если бы сама не стремилась к такому взаимодействию.

Таким образом, с этой стороны любая критика – или даже окрик – в сторону Астаны просто бессмысленны.

Другой вопрос состоит в том, насколько эффективным является наш собственный, евразийский, аналог Североатлантического альянса, если все члены ОДКБ по-прежнему смотрят в сторону Запада. Это никуда не годится, так как подрывает веру в перспективы создания безопасности на своей территории собственными силами, с помощью своей военно-политической организации.

На деле каждая страна ОДКБ двигается в сторону сотрудничества с НАТО, насколько это возможно. В частности, предоставление Астаной режима благоприятство-

вания для использования альянсом его морской и сухопутной инфраструктуры говорит о том, что такое движение, сближение она осуществляет на практике, причем достаточно быстро и без лишних слов.

Скажем прямо: такие элементы интеграции говорят о том, что члены ОДКБ в значительной степени боятся НАТО, иначе бы они занимались своими делами и в ту сторону не смотрели. Казахстан вполне может пойти по пути еще большего укрепления своего взаимодействия с НАТО, по примеру Украины или Грузии, так как в таком стремлении, как уже было сказано, нет ничего сенсационного или сверхъестественного.

Однако при этом придется рассмотреть и другую сторону натовской «медали»: страна лишится значительной части своей самостоятельности, и не факт, что преференции косвенного или прямого участия в этом блоке будут перевешивать расходы по такой интеграции.

Но главным вопросом для Казахстана на таком гипотетическом пути все

же является другой, основополагающий, так как дружить с НАТО, так или иначе, придется против России. НАТО нацелен на окончательную утилизацию постсоветского пространства, и это абсолютно ясно. А ОДКБ, пусть и в слабой пока еще степени, пытается такое развитие предотвратить.

А если это так, то и сам Казахстан на каком-то этапе утилизации попадет под натовский каток. Гипотетическое членство РК в НАТО чревато также и тем, что за счет этой огромной, и даже не по центральноазиатским меркам, страны США могут по наиболее легкому варианту решить проблему региона в свою пользу.

Опять же, насколько выиграет от этого сам Казахстан, большой вопрос, так как самому НАТО такого рода интеграция нужна только для того, чтобы максимально безболезненно и быстро проникнуть в регион. Подчеркну еще раз, что активизацию сотрудничества по линии РК-НАТО мы рассматриваем пока в чисто гипотетическом ключе. Но помним о том, что, как говорится, небывалое бывает.

Айкын Конуров, депутат нижней палаты парламента РК от партии КНПК:

«Большей частью населения Альянс воспринимается еще со времен СССР как потенциальный противник»

Несмотря на то, что североатлантический альянс на сегодня довольно сильная военная организация, говорить о вхождении Казахстана в нее в обозримом будущем не приходится, даже если ключевые игроки НАТО будут в этом заинтересованы. Для самого Альянса, скорее всего, было бы привлекательным иметь Казахстан с его идеальным для НАТО расположением в сердце Евразии, в качестве полноправного члена.

Но причин против, что перевешивают чашу весов, намного больше, чем за. Первая – экономическая. Перевод армии на новые стандарты вооружений, обеспечения коммуникаций и управления – это дорогой и долгий процесс. Понятно, что в случае вступления будут и помощь, и вливания, но из бесплатного будет только моральная поддержка, все остальное в долг под %.

Вторая – ментальная. Большей частью населения Альянс воспринимается еще со времен СССР как потенциальный противник. Нахождение в российском информационном пространстве сегодня тоже не придает НАТО привлекательности, особенно после ряда военных операций по принуждению к миру сил коалиции в Боснии, Герцеговине, Югославии, Ливии.

Третья – геополитическая. Находясь в ОДКБ и ШОС, имея самую протяженную границу и близкие партнерские и добрососедские отношения с Россией и КНР, Казахстан не сможет резко изменить курс, не вызвав недовольства у своих соседей, в военных доктринах которых ключевые страны Альянса является для Китая и РФ вероятными противниками в случае войны. А с такими соседями лучше дружить.

Автор: Аскар Муминов

Казахстан. США. Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 27 июля 2018 > № 2689589


Грузия. Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > gazeta.ru, 12 июля 2018 > № 2673718

Надо в НАТО: почему Грузию и Украину не берут в альянс

Когда Грузия и Украина вступят в НАТО

На саммите НАТО, который 12 июля завершил свою работу в Брюсселе, были сделаны знаковые заявления для Грузии и Украины, однако в отличной друг от друга тональности. Оба государства уже достаточно давно стремятся вступить в Североатлантический альянс, однако Тбилиси и Киев подошли к нынешней встрече лидеров военного блока с разными результатами. Каковы евроатлантические перспективы двух стран, разобралась «Газета.Ru».

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг после непродолжительной встречи на полях саммита с грузинским президентом Георгием Маргвелашвили пообещал, что Грузия в будущем войдет в состав альянса.

«Мы продолжаем работать с вами для подготовки членства [Грузии в альянсе]», — цитирует РИА «Новости» слова Столтенберга.

Кроме того, генсек организации добавил, что в НАТО поддерживают евроатлантические устремления Тбилиси, а обещание включить Грузию в состав военного блока подтверждают и лидеры стран-участниц.

Не сдержали

Накануне саммита постоянный представитель США в организации Кей Бейли Хатчинсон на спецбрифинге заявила, что основной темой встречи лидеров НАТО должно стать «сдерживание России», а главным вопросом в повестке будет «расширение альянса». Кроме того, она говорила, что «США были бы счастливы» видеть Грузию в составе Североатлантического альянса.

При первом приближении, конечно, Россия упоминалась во время саммита достаточно часто, однако контекст «сдерживания» оказался отнюдь не основным. Дональд Трамп еще 11 июля обвинил Германию в зависимости от Москвы, а после и вовсе назвал «неприемлемым» накачивание российской экономики «трубопроводными долларами».

Одной из целей такой риторики можно назвать стремление США остановить строительство газопровода «Северный поток — 2», который мешает планам Вашингтона поставлять собственный сжиженный природный газ в Европу. У европейских партнеров США по НАТО свои аргументы — российский газ дешевле американского. Однако Трамп грозит санкциями компаниям, которые участвуют в строительстве газопровода.

Другой острой темой на саммите стало финансирование обороны в странах-членах альянса. В частности, Трамп жестко требовал от партнеров увеличить расходы на военные нужды до 2% от ВВП, а после и вовсе стал настаивать, что на оборону необходимо тратить все 4%. При этом на данный момент критерию в 2% соответствуют только пять государств из 29 участников альянса.

В этом контексте стремление НАТО к расширению несколько померкло, хотя и те немногие заявления о перспективах Грузии по вступлению в альянс обратили на себя внимание. При этом следует отметить, что конкретные сроки реализации данного замысла снова не названы.

Москва ответит

В конце мая экс-премьер Грузии Георгий Квирикашвили, ушедший в отставку 13 июня текущего года, заявлял, что страна вступит в НАТО уже в 2021 году. Это, пожалуй, единственная конкретика по данному вопросу, когда-либо звучавшая на официальном уровне. Политик тогда же выражал надежду, что их североатлантические партнеры помогут актуализировать данный процесс с большей силой, так как со своей стороны Грузия выполнила все требования, выдвинутые НАТО, и провела соответствующие реформы.

Вместе с тем в Грузии также понимают, что НАТО не торопится предоставлять официальное членство Грузии и по причине ожидаемой негативной реакции со стороны Москвы.

Об этом, в частности, в эфире телеканала «Россия 24» заявила экс-спикер грузинского парламента, лидер оппозиционной партии «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе.

«Для России все-таки неприемлемо вступление Грузии в НАТО. Я понимаю, что одной из причин того, почему некоторые западные государства воздерживаются от принятия Грузии в НАТО, является понятная для них негативная реакция со стороны России», — сказала политик.

Действительно, даже обозначение перспективы с неизвестными заранее сроками присоединения Тбилиси к альянсу вызвало некоторое раздражение в Москве.

«Мы говорили о том, что вступление в альянс тех стран, которые не являются его членами, не может не повлиять на целую картину и ситуацию с безопасностью на европейском континенте, и, конечно, будет иметь свои последствия. Это касается не только Грузии», — заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова в ходе брифинга 12 июля.

Кроме того, российский дипломат подчеркнула, что, «когда происходят изменения с одной стороны, происходят последствия с другой стороны».

При этом в Грузии понимают, что на данном этапе о полноценном членстве в НАТО говорить пока рано, отмечает в беседе с «Газетой.Ru» политолог Георги Канашвили.

«Однако Грузия почти что член организации, но просто без официального статуса», — добавляет эксперт.

Сегодня Тбилиси является союзником США вне НАТО, а грузинские контингенты участвовали в операциях в Афганистане и в Ираке. В 2015 году на территории Грузии был открыт учебно-тренировочный центр НАТО, в задачи которого входит подготовка грузинских военных для участия в силах быстрого развертывания альянса. Грузия стала первой постсоветской страной вне НАТО, которую пригласили принять участие в подобном проекте.

Грузия является одним из наиболее успешных партнеров альянса вне военного блока. Страна предоставила около 900 солдат и офицеров для миссии НАТО в Афганистане — это самое большое количество кадровых военных, которые предоставили страны, не входящие в НАТО.

С оглядкой на Украину

Однако эксперты полагают, что проблемой для Грузии на пути в НАТО может стать не только реакция Москвы, но и ситуация вокруг Украины. Об этом накануне саммита писала газета «Резонанси». Аналитик Института политики Грузии в комментарии для издания пояснил, что в НАТО могут рассматривать вариант вступления Грузии в альянс совместно с Украиной, а этому, в свою очередь, может помешать позиция Венгрии. Будапешт ранее вообще планировал заблокировать проведение консультаций Киева с альянсом из-за украинского закона «Об образовании», который предусматривает переход обучения в стране на украинский язык. Венгрия считает, что документ ущемляет права этнических венгров, проживающих в Закарпатье.

Что касается Украины, то евроатлантические стремления этой страны и вовсе еще более туманны, чем у Грузии, хотя в НАТО перспективы — пусть и еще более отдаленные, чем у Тбилиси — не отрицают.

«В свете вновь подтвержденных устремлений Украины к членству в НАТО альянс подтверждает свои решения, принятые на Бухарестском саммите и на последующих саммитах», — говорится в заявлении, принятом 12 июля по итогам заседания Комиссии НАТО — Украина на высшем уровне.

В то же время в документе отмечается, что «союзники по НАТО призвали Украину наилучшим образом использовать инструменты, имеющиеся в распоряжении комиссии НАТО — Украина».

«[Комиссия] приветствовала значительный прогресс в проведении реформ, в частности, недавнее принятие закона о высшем антикоррупционном суде и закона о национальной безопасности. Последний закон является долгожданным и важным шагом вперед в приближении украинского сектора безопасности и обороны к евроатлантическим стандартам и практике», — цитирует РИА «Новости» текст документа.

Ранее «Газета.Ru» писала, что украинский закон «О нацбезопасности» подвергся критике на Украине. В частности, указывалось, что инициатива обозначает стремление Украины присоединиться к альянсу, однако никаких гарантий вступления в блок этот «фактически принятый по указке НАТО» документ не дает.

В то же время Украина может использовать НАТО для продвижения собственной повестки в евроатлантическом пространстве. Например,

«главным» достижением завершившегося 12 июля саммита украинский президент Петр Порошенко назвал единство членов организации по вопросу признания России «агрессором».

«Самое главное в том, что мы назвали агрессором Россию», — сказал Порошенко, выступая в ходе экспертной дискуссии на полях саммита.

В то же время Порошенко обсудил с НАТО и возможность введения миротворческого контингента в Донбасс под эгидой ООН. Вместе с тем следует учитывать и тот факт, что согласие на размещение миротворческой миссии в регионе должны дать самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики, которые, к слову, высказались против проекта, предложенного Киевом (разместить контингент на всей территории Донбасса вплоть до границ с Россией).

При этом нужно отметить, что НАТО, не давая Киеву четких гарантий вступления, все же стимулирует лояльность к альянсу. Например, в марте Украина получила статус страны-аспиранта. «Это очень важно. НАТО признало статус страны-аспиранта для Украины! Шаг за шагом мы приближаемся к полноценному членству в Альянсе», — написала тогда вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко.

Есть еще пара проблем

Ранее Порошенко даже заявлял о готовности провести на Украине референдум о вступлении страны в НАТО. Однако и такая мера может оказаться недостаточной, поскольку в уставе Североатлантического альянса есть достаточно жесткие критерии для государств-кандидатов. Кстати, эти же критерии могут затормозить и вступление Грузии.

«Страны, которые пребывают в состоянии межэтнических или внешних территориальных споров, обязаны урегулировать эти споры мирным путем в соответствии с принципами ОБСЕ», — говорится в уставе.

В целом, это положение — определяющее при принятии решения о начале процедуры вхождения страны в альянс.

Для Украины в этом вопросе камнем преткновения являются Донбасс (где уже более четырех лет Киев ведет войну) и Крым (переход под юрисдикцию России которого Киев отказывается признавать). Для Грузии — Южная Осетия и Абхазия.

Заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин ранее в беседе с «Газетой.Ru» напоминал, что Грузия еще в 2007 году провела референдум о вступлении в НАТО, на котором «за» проголосовали 75% жителей страны. «И никакого влияния на решение НАТО этот референдум [тогда] не оказал», — отметил он.

Грузия. Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > gazeta.ru, 12 июля 2018 > № 2673718


Грузия. Турция. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661478

В Тбилиси по запросу Интерпола задержали гражданина Турции Серкана Куртулуша — одного из подозреваемых по делу об убийстве российского летчика Олега Пешкова в Сирии. Об этом сообщает Hurriyet.

Куртулуш был задержан полицией 29 июня. Как отмечает газета, сейчас он находится в тюрьме в Рустави неподалеку от грузинской столицы. Ему предъявлены обвинения в создании организованной преступной группировки, угрозах, поджоге и шантаже.

Издание отмечает, что турецкие власти уже отправили запрос об экстрадиции Куртулуша из Грузии в Турцию.

По словам главы полицейского управления города Измир, Куртулуш играл ключевую роль в банде, которая действовала на западе Турции в Стамбуле, Анкаре, Бурсе и других городах по всей территории страны.

Олег Пешков был командиром экипажа Су-24, который в ноябре 2015 года был сбит турецким F-16 в небе над Сирией. Пешков вместе со штруманом Константином Мурахтиным успел катапультироваться, но был расстрелян боевиками с земли во время приземления. Мурахтина удалость спасти во время операции поисково-спасательной группы российской пехоты при поддержке сирийского спецназа. В ходе операции был убит морской пехотинец Александр Позынич.

Грузия. Турция. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661478


США. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641400

Трампу не стоит принимать Грузию в НАТО

Каждый американец должен быть обеспокоен тем, что внешнеполитические лидеры открыто выступают за предоставление членства в НАТО нестабильным странам на границе с Россией.

Дэниел Дэвис (Daniel L. Davis), The National Interest, США

Члены американского внешнеполитического истеблишмента призывают Белый дом к усилению конфронтационной политики в отношении Москвы. Одно из политических предположений для усиления противостояния состоит в принятии как можно большего количества граничащих с Россией стран в Организацию Североатлантического договора (НАТО). Будучи недальновидным и в корне пагубным с точки зрения американских интересов, подобное решение моментально превратит Россию во врага.

В одной из статей «Нэшнл Джорнэл» журналист Джеймс Кирчик отбрасывает аргумент относительно бытующего как в Вашингтоне, так и в Москве мнения о том, что расширение НАТО способствовало ухудшению отношений между двумя странами. Кирчик называет это «ложным утверждением о том, что западные лидеры» в начале 1990-х «дали своим советским коллегам обещание, что НАТО воздержится от присоединения новых членов».

Кирчик утверждает, что ухудшение отношений между Россией и Западом спровоцировали не действия последнего в контексте расширения НАТО и других споров в области безопасности, а «российский реваншизм и ревизионизм». Иными словами, вина за ухудшение отношений с Вашингтоном лежит полностью на России.

В опубликованной ранее на этой неделе статье онлайн-журнала «Дефенс Уан» (Defense One) сотрудник Фонда «Наследие» Люк Коффи написал: «Американские и европейские политики утверждают, что одной из самых больших проблем, связанных с присоединением Грузии к альянсу, является „оккупация" Россией Цхинвальского региона и Абхазии. Если Грузия вступит в НАТО, гарантия взаимной безопасности по статье 5 договора немедленно потребует от государств-членов начать войну против России».

Каждый американец должен быть обеспокоен тем, что внешнеполитические лидеры открыто выступают за предоставление членства в НАТО нестабильным странам на границе с Россией, зная, что Соединенные Штаты могут оказаться втянутыми в ненужную и разрушительную войну с другой ядерной державой.

Военный союз должен заключаться только Соединенными Штатами в случае необходимости для обеспечения американской безопасности, а членство в нем должно предоставляться только тем странам, вступление которых повысит безопасность США. Членство в НАТО Грузии — или Украины, как утверждают другие, — не укрепит безопасность Америки, а скорее увеличит ее стратегические риски.

Без учета мощных ядерных сил Россия не представляет для Америки никакой угрозы. Ядерная триада уверяет, что Россия никогда не применит ядерное оружие против Соединенных Штатов, поскольку будет гарантированно уничтожена в ответ. Кроме того, несмотря на совершенствование обычных вооруженных сил России, они не идут ни в какое сравнение ни с регулярными ВС США, ни даже с объединенными вооруженными силами Европы. И вообще, совокупная сила НАТО много больше российской.

Вашингтону следует продолжать осуществлять политику сдерживания в отношении России. Она работала на протяжении 75 лет, работает сегодня и не перестанет работать в будущем. Неважно о ком идет речь: об СССР, Китае времен правления Мао Цзэдуна или современной Северной Корее —эффективные средства ядерного и неядерного сдерживания США берегли и продолжат беречь нас в обозримом будущем.

Угрожая агрессивными действиями России, Китаю, Северной Корее и Ирану, расширяя военные альянсы вблизи их границ и готовясь к упреждающим атакам на них Америка свою национальную безопасность не улучшит. По правде говоря, процветанию США как нации не поспособствуют ни угрозы, ни агрессивные действия в адрес соперников.

Кроме того, на фоне конкурентоспособности Китая Америка может существенно выиграть, если сосредоточит внимание на экономическом развитии (а безопасность США будет обеспечена признанием вашингтонского арсенала военных сил и средств сдерживания). Северную Корею и Иран как исторических врагов Соединенных Штатов также возможно сдерживать, не прибегая к войне и, более того, без ущерба для американских интересов в сфере экономики и безопасности.

Порою мир жесток и нестабилен, и глобальные интересы Америки должны быть защищены, а способность к процветанию — гарантирована. Вооруженные силы США представляют собой мощный и эффективный инструмент, который при разумном использовании может обеспечивать и то, и другое на постоянной основе.

Если США станут искать врагов, порождать излишнюю вражду с конкурентами и решать политические проблемы по всему миру с помощью своей смертоносной военной силы, то в процессе могут невольно навредить собственной национальной безопасности.

Настало время переориентировать американскую политику во избежание ненужного противодействия со стороны конкурентов и обеспечить процветание будущих поколений. Вашингтон должен стремиться к поддержанию сил и средств сдерживания на мировом уровне с таким расчетом, чтобы участие США в работе альянсов служило американским интересам, а не подвергало их еще более высокому риску.

Дэниел Дэвис — широко публикующийся аналитик по вопросам национальной безопасности и внешней политики. 21 год служил в армии США, вышел в отставку в звании полковника и является ведущим экспертом аналитического центра «Оборонные приоритеты».

США. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641400


Грузия. Германия > Армия, полиция > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627147

Банды грузинских грабителей орудуют в Германии: что должны сделать политики?

Томас Хаузер | Focus

Банды из Юго-Восточной Европы наводят страх на Германию. Многие из преступников являются гражданами Грузии, которые коварно злоупотребляют немецкой системой предоставления политического убежища, пишет на страницах Focus Томас Хаузер.

Грузинские банды существуют в Германии уже не первый год, заявил в разговоре с изданием Вольфганг Шёнвальд, представитель профсоюза полицейских. Ситуация, по его словам, обострилась после введения безвизового режима: с марта 2017 года граждане Грузии могут беспрепятственно находиться на территории Германии до 90 дней.

Через некоторое время члены группировок подают ходатайство о предоставлении убежища. Пока их заявление находится на рассмотрении, преступники занимаются кражами. "До отклонения их ходатайства они добровольно выезжают из страны - и могут въехать заново", - пояснил Шёнвальд. Таким образом, они избегают многолетнего запрета на въезд, который грозил бы им в случае депортации.

По словам Шёнвальда, грузинские банды являются частью организованной преступной сети, их действия согласованы. "Одна группа занимается слежкой, другая совершает кражу со взломом", - рассказал представитель профсоюза. "Увеличение количества ходатайств из Грузии заставляет насторожиться", - отметил Шёнвальд.

По мнению парламентского статс-секретаря в МВД ФРГ Штефана Майера, Германии следует внести Грузию в список безопасных с точки зрения миграции стран, что позволит сократить количество поступающих от граждан Грузии ходатайств о предоставлении статуса беженца и положить конец злоупотреблению правом на убежище в преступных целях, передает издание.

Несмотря на то, что такую идею одобряет и представитель профсоюза полицейских Шёнвальд, ее реализация затруднительна, отмечает автор публикации. Для принятия решения МВД Германии сначала должно получить согласие Бундесрата, состоящего из членов земельных представительств. До тех пор, пока решение проблемы не будет найдено, немецкой полиции в попытках предотвратить кражи, совершаемые бандами из Юго-Восточной Европы, придется полагаться лишь на свои силы, констатирует Хаузер.

Грузия. Германия > Армия, полиция > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627147


Грузия > Финансы, банки. Армия, полиция > newsgeorgia.ru, 29 мая 2018 > № 2637719

Глава Минфина: ломбарды в Грузии поощряют криминал

Минфин создаст для ломбардов единую электронную платформу, в которой будут описаны все заложенные вещи

ТБИЛИСИ, 29 мая — Sputnik. Ломбарды в Грузии зачастую являются источником поощрения криминала, так как туда можно сдавать краденые вещи, заявил министр финансов страны Мамука Бахтадзе.

Данное заявление главный финансист Грузии сделал в ходе встречи с грузинскими журналистами, которых ознакомил с текущими и запланированными реформами в сфере финансов.

"К сожалению, часто деятельность ломбардов стала источником поощрения криминала, так как часть украденных разных вещей часто оказывалась в ломбардах. Эта информация ни для кого не является новой", — сказал Бахтадзе журналистам.

По его же словам, данную проблему можно будет решить при помощи внедрения специальной электронной системы, в которую владельцы ломбардов будут загружать информацию о закладываемых вещах.

"Исходя из этого, те организации, у которых есть желание остаться в этом бизнесе, должны разделить новые справедливые правила. Им будет дан разумный срок, будет создана единая электронная платформа, в которой каждый ломбард должен будет описать электронно заложенные вещи, и где у нас будет очень высокое качество транспарентности, и мы исключим то, чтобы это было источником поощрения криминала, то есть исключим то, чтобы происходило заложение в ломбард украденных вещей", — заключил он.

Бахтадзе не впервые критикует деятельность ломбардов в Грузии. В первый раз он выразил недовольство в начале мая, отметив, что его ведомство собирается изменить правила работы этих учреждений, в первую очередь в отношении сдачи в ломбард недвижимости и автомобилей.

В Грузии к 2017 году было 875 ломбардов, услугами которых воспользовались 609,4 тысячи человек. Объем выданных ломбардами кредитов составил 405,8 миллиона лари (более 164,9 миллиона лари), из них 64,7% — в национальной валюте. А к концу года задолженность составила 393,8 миллиона лари (более 160 миллионов долларов).

Для открытия ломбарда не требуется специальной лицензии. Их деятельность регулируется лишь налоговым кодексом.

Грузия > Финансы, банки. Армия, полиция > newsgeorgia.ru, 29 мая 2018 > № 2637719


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 мая 2018 > № 2624027 Бен Ходжес

Ходжес: Грузия должна защищаться таким образом, чтобы Россия не смогла ее легко проглотить

Civil.ge, Грузия

Генерал-лейтенант (в отставке) Бен Ходжес, который был главнокомандующим Сил США в Европе и командующим пехотными войсками НАТО, заявляет, что Россия пытается сделать трещину между союзниками по НАТО, но альянс давно не был таким единым и сильным, как сегодня. Говоря о Грузии, Ходжес заявляет, что у страны есть лучшие солдаты. Генерал с тремя звездочками также считает, что Грузия должна разработать концепцию обороны таким образом, чтобы превратиться в неперевариваемый кусок для России. С генералом Беном Ходжесом беседовала ия Меурмишвили.

Сivil.ge: Как вы оцениваете отношения между НАТО и Россией на этом этапе?

Бен Ходжес: На мой взгляд, у альянса был четкий и сильный ответ на российскую агрессию. Россия не ведет себя, как ответственная держава. Россия пытается нарушить нормы международного порядка, оказывать влияние на наши институты, судебную систему и внести раскол в отношения между членами НАТО и ЕС.

Россия хочет, чтобы весь мир видел в ней сильную державу, но они считают, что эта цель может быть достигнута только за счет ослабления альянса и ЕС. НАТО и ЕС четко ответили на такое отношение. Санкции, введенные после незаконной аннексии Крыма, остаются в силе. С 2014 года, на каждом саммите альянс укрепил методы содержания. На июльском саммите в Брюсселе, как ожидается, речь пойдет об усовершенствовании путей реагирования. На мой взгляд, альянс сегодня сильнее, чем в прошлом. Вызовы, конечно, существуют, но я не помню такого единого альянса.

— Как вы считаете, оказывает ли такое единство НАТО влияние на самопознание России и на то, как она смотрит не только на себя, но и на другие страны?

— Русские понимают, что альянс укрепляет свои возможности. Одним из регионов, который является особенно важным для них, это Черноморский бассейн. Это лучшая отправная точка для них на восточном Средиземноморье и по направлению Ближнего Востока. Россия считает этот регион стратегически важным. Поэтому НАТО должна быть такой же сильной в этом регионе, как и в Прибалтике.

Бесспорный факт, что Россия вкладывает в этот регион много денег и усилий, чтобы страны региона не вступили в ЕС и НАТО. Для этой цели она использует трещины в демократических институтах и в добавок к этому использует дипломатические, экономические и военные методы.

— Грузия, со многих точек зрения, находится в очень сложном районе. Некоторые из стран региона являются членами НАТО, некоторые — союзниками России. Как должна справиться страна с этим сложным геополитическим окружением?

— Этот вопрос связан с несколькими аспектами. Прежде всего, Соединенные Штаты в течение многих лет продолжают непрерывно поддерживать Грузию. Хорошими примерами этого являются визит вице-президента, продажа наилучшего в мире противотанкового вооружения Джавелин. Это важнейший аспект. Что касается обороноспособности Грузии, на мой взгляд, командующий Вооруженными силами и министр обороны хорошо понимают, что страна должна усилиться, чтобы стать неперевариваемым куском для России. До тех пор, пока не прибудут силы помощи, и я думаю, что они придут.

Еще одним аспектом является то, что Грузия является частью Черноморского региона. Важен подход к собственной безопасности в региональном контексте. Мы должны походить к России с юга таким образом. Когда русские посмотрят на Черноморский регион, они должны видеть шесть стран, объединенных с целью безопасности. Это подразумевает морские операции, совместные учения, обмен разведданными и борьбу с пропагандой. Все это значительно повысит качество безопасности Грузии.

— На ваш взгляд, будет ли идти речь об этом на Брюссельском саммите НАТО в июле?

— Я очень надеюсь на это. Уделение акцента безопасности Черноморского региона со стороны альянса будет гораздо более эффективным, чем забота над отдельными странами региона.

Черное море является стратегически важным для России. Кроме того, после аннексии Крыма границы территориальных вод на Черном море могут измениться, а это затронет многие европейские страны.

В основном, после получения помощи со стороны США, будь то передача катера, ремонт существующего оснащения или помощь иного рода, Грузия уже играет свою роль в обеспечении безопасности в Черноморском бассейне.

Да, они многое делают в пределах своих возможностей. Однако в этом случае наиболее важным является обмен информацией. Критическим аспектом сдерживания является скорость, скорость обнаружения угрозы, скорость принятия решения и скорость мобилизации сил. Грузия быстрее будет знать, что происходит на самом деле, чем США. То же самое касается Молдовы, Украины и других стран.

Обмен информацией друг с другом между странами региона так же важен, как закупка оснащения для самозащиты.

— Вы уже давно сотрудничаете с Грузией. Как бы вы оценили развитие страны за этот период с военной точки зрения?

— Одно, что не меняется, — это качество солдат. Я очарован грузинскими солдатами. Я видел их в Афганистане несколько раз. Они надежные солдаты с сильным, непоколебимым духом. Офицеры, с которыми я встречался, хорошо подготовленные, умные люди. Понимая, какие вызовы их ждут, они думают о путях их преодоления. Инвестиция, которую Грузия вкладывает в подготовку женщин и мужчин, проходящих службу в армии, важнее, чем покупка любого оснащения.

— Что вы можете сказать о концепции обороны страны?

— Разработка правильной концепции обороны является самым важным первым шагом. Сперва должна быть разработана эта концепция, и только после этого вы должны закупать оснащение. Организацию своих сил вы должны произвести путем подстраивания по стратегию обороны. Я думаю, что Грузия продвигается в правильном направлении.

Совещание с Финляндией и Эстонией было хорошим решением. Они граничат с Россией, и они были мишенью военного нападения со стороны России. Хорошим решением со стороны Грузии является установление тесных военных связей и обмен военным опытом с союзниками, имеющими похожие стратегические вызовы.

— По вашему мнению, по-прежнему стоит угроза войны перед Грузией со стороны России?

— Такая угроза стоит перед всеми нами. Однако это может быть выражено различными способами, будь то кинетическим, электронным или иным способом. Мы все мишени для России. Используя дезинформацию, Россия непрерывно атакует наши институты. Поэтому мы должны быть готовы ко всему и должны ясно показать России, что мы не свыкнемся с некоторыми из их шагов.

Я думаю, что Грузия должна продолжать делать все, чтобы Россия не смогла ее легко проглотить. Для этого важно тесное сотрудничество с союзниками, странами Черноморского бассейна.

Что касается шагов, которые нужно предпринять внутри страны, Россия получит пользу, когда в обществе нет доверия к государственным институтам, когда СМИ не могут выполнять свою работу. Это большая слабость. Поэтому мы должны сделать все, чтобы люди верили в выборы, независимость СМИ, прозрачность правительства. Когда это доверие исчезнет, с помощью дезинформации и других методов Россия использует эту слабость.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 мая 2018 > № 2624027 Бен Ходжес


Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2018 > № 2623965

Грузия: Фашисты выдвигаются на первый план

По мере роста и заметности фашистских группировок многие задаются вопросом, почему власти не предпринимают более активных мер для борьбы с ними.

Георгий Ломсадзе, EurasiaNet, США

Пара туристов наслаждалась трапезой на свежем воздухе в кафе в центре Тбилиси, при этом с любопытством и тревогой глядя, как группа молодых людей проходит мимо них по тротуару, вскинув руки в нацистском салюте.

Фотография этой сюрреалистичной сцены стала в Грузии вирусной, поскольку она, по всей видимости, отразила смятение, в которое была повергнута страна после недели столкновений из-за антинаркотических рейдов, ночных клубов и прав ЛГБТ.

Многие грузины, оскорбленные фотографией, упоминают МВД в своих сообщениях в социальных сетях, задавая вопрос, почему людям, отдающим салют и носящим повязки в нацистском стиле, позволяют расхаживать по улицам (в Грузии демонстрация символов тоталитарных режимов запрещена законом). Другие шутят, что, мол, «в довесок к вашему латте полагается неонацистский придурок», называя демонстрантов кучкой маргиналов и сбившихся с пути истинного молодых людей, не заслуживающих особого внимания.

Возможно, этот конкретный фашистский фан-клуб и является маргинальным, но ему удалось изменить национальный дискурс в стране на фоне ширящегося в Грузии культурного разрыва.

Отдававшие салют молодые люди были членами «Национального единства Грузии» (НЕГ), маленькой организации, объединившейся вокруг калейдоскопа крайне правых лозунгов. Их возглавляет 32-летний Георгий Челидзе, который говорит, что он — «фашист даже во сне», и называет себя защитником «традиционных ценностей» (под этим словосочетанием в странах бывшего СССР часто подразумевается гомофобия и антилиберализм).

НЕГ — позаимствовавшая свои эмблемы у батальона, состоявшего из грузинских эмигрантов и военнопленных, которые сражались во время Второй мировой войны на стороне нацистов против СССР — официально зарегистрирована в качестве некоммерческой организации. У группы даже есть свое военное формирование, в котором, по всей видимости, состоит самое большее два десятка молодых мужчин и женщин, называющих себя «чернорубашечниками», намекая на ударные войска Бенито Муссолини.

Челидзе даже ощущает личную связь с дуче. «Между прочим, у меня и Муссолини один день рождения, это круто», — сказал он в одном интервью, добавив также, что его группа — эксклюзивный клуб со строгими правилами относительно членства. «Чернорубашечники, за исключением дам, обязаны проходить проверку на физическую форму», — заявил он.

Многие грузины отмахиваются от Челидзе и его отряда, считая их крошечной субкультурой фетишистов войны, которые насмотрелись фильмов или роликов в YouTube о Второй мировой войне. Но 13 мая эта группа сумела устроить яростное шоу, когда провела угрожающую встречную демонстрацию против молодых людей, проводивших манифестацию в защиту самых стильных ночных клубов Тбилиси.

«Они — кучка защитников наркодилеров и пропагандистов ЛГБТ», — кричал Челидзе на демонстрации. Его поддерживали чернорубашечники, некоторые с хирургическими масками и балаклавами на лицах, выкрикивавшие непристойности и пытавшиеся напасть на тусовщиков. К ним присоединился ряд других реакционных групп, и напряженность почти переросла в кулачные бои.

Четыре дня спустя, 17 мая, члены НЕГ снова появились на улицах — теперь для того, чтобы устроить встречную акцию против сторонников прав ЛГБТ, собравшихся на ежегодную демонстрацию против гомофобии. Именно тогда Софо Апциаури, репортер журнала «Либерали», сняла печально известную фотографию.

В Грузии легко запутаться в калейдоскопе сторонников крайне правых сил и идеологических союзников. Некоторые группы существуют только в Facebook, другие официально зарегистрированы. В совокупности они образуют силу, с которой властям трудно справиться.

Они часто объединяются вокруг флагманской ультранационалистической коалиции — «Грузинского марша». Это «неформальный союз, объединяющий несколько неонацистских организаций», говорится в опубликованном недавно докладе «Анатомия грузинского неонацизма», подготовленном грузинским отделением международной организации «Трансперенси Интернэшнл».

Диванные аналитики много размышляют о причинах появления крайних правых в Грузии. Является ли их появление следствием многих лет политической нестабильности? Или просто молодые люди, ищущие смысл жизни, не туда зарулили?

Но не всегда ясно, верят ли лидеры этих организаций в идеи, за которые они, по их словам, борются.

Два откровенно гомофобных и националистских персонажа в развернувшейся на прошлой неделе драме — Георгий Габедава и Мелор Вачнадзе — основали в 2013 году грантовую организацию, целью которой была поддержка, среди прочего, прав «этнических, религиозных и сексуальных меньшинств», говорится в документах, обнаруженных занимающейся журналистскими расследованиями группой ifact.ge.

Видимо, бизнес с грантами не заладился. Теперь Габедава возглавляет националистическую группу «Молодой национальный альянс Грузии», которая, по сути, ратует за этническое, религиозное и сексуальное большинство. Он был арестован 13 мая, когда попытался прорваться сквозь полицейский заслон, чтобы добраться до протестующих завсегдатаев ночных клубов. Между тем, Вачнадзе, судя по его собственным селфи, часто посещает те самые ночные клубы, против которых теперь выступает.

Критики правительства утверждают, что вне зависимости от того, искренни эти объединения в своих убеждениях или нет, они представляют угрозу общественному порядку, а власти недостаточно серьезно к ним относятся. Во время манифестации сторонников ночных клубов и ответной демонстрации крайних правых полиция встала между ними и постаралась дать каждой стороне высказаться.

«В данных обстоятельствах власти обязаны принять меры для защиты группы людей, находящейся под угрозой», — сказал Eurasianet.org Георгий Гогия, директор по Южному Кавказу международной организации «Хьюман Райтс Вотч».

Однако более решительный разгон нарушителей общественного порядка — будь он даже законным — мог усилить сочувствие общества к радикальным группировкам, предупредил Зураб Татанашвили, адъюнкт-профессор по социальной работе в Тбилисском государственном университете. Из-за примеров жестокого разгона демонстрантов в прошлом грузинская общественность чувствительна к применению силы. Большинство грузин также с неодобрением относятся к ЛГБТ и употреблению наркотиков.

Если бы полиция применила силу, «эти радикальные группы выставили бы себя жертвами», — заявил Татанашвили. — Поэтому я считаю, что это было оптимальное решение в данном конкретном случае […], но это при условии, что эти группы не связаны с властями».

В адрес правящей партии «Грузинская мечта» постоянно звучат обвинения в том, что она, или как минимум некоторые ее члены, заинтересованы в тактическом союзе с ультранационалистскими объединениями.

Партия позиционирует себя в качестве терпимой силы, не склонной применять насилие, «поэтому им нужна сила, которая будет за них разгонять нежелательные демонстрации», утверждает давний либеральный активист Ниния Какабадзе.

Некоторые указывают на череду взаимовыгодных для «Грузинской мечты» и крайне правых групп действий.

В прошлом хулиганы неясного происхождения нападали на демонстрации политических оппонентов «Грузинской мечты». В минувшем году «Грузинский марш» организовал манифестацию против иммигрантов как раз тогда, когда «Грузинскую мечту» начали критиковать за закручивание гаек в отношении иммигрантов и иностранных инвесторов. А теперь неонацисты появились, когда правительство столкнулось с отрицательной реакцией на рейды в ночных клубах. Каждый раз власти выступали в роли примирителя.

В отчете «Трансперенси Интернэшнл» также отмечается, что в прошлом радикальных активистов освобождали под поручительство нескольких депутатов парламента, в том числе от «Грузинской мечты». «Я считаю, что они [власти] манипулируют этими [радикальными] силами», — сказала либеральный активист Какабадзе. В результате крайне правые группы усиливаются, «потому что правительство взращивает их».

«Трансперенси Интернэшнл» в своем докладе пошла еще дальше и высказала предположение, что некоторые грузинские крайне правые группы связаны с Россией, указывая на членов, которые также принадлежат к пророссийским организациям в Грузии.

«Грузинская мечта» отвергает обвинения в сговоре с экстремистами. Власти действительно начали расследование в связи с призывами к насилию со стороны «Национального единства Грузии». Челидзе был допрошен полицией, а двоих его чернорубашечников задержали.

Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2018 > № 2623965


Азербайджан. Грузия. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 25 мая 2018 > № 2630855

В Азербайджане началась реализация распоряжения о помиловании свыше 600 человек, в том числе 6 россиян

Пенитенциарная служба министерства юстиции приступила к исполнению распоряения о помиловании, подписанного президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым по случаю 100-летия Азербайджанской Демократической Республики.

Помилование распространяется на 634 заключенных, отбывающих наказание за различные правонарушения уголовного и административного характера.

Из общего числа помилованных 607 человек освобождены от отбывания оставшегося срока заключения, 9 человек - от отбывания условного срока заключения, 6 человек - от принудительных работ, 11 человек - от штрафов. Еще один человек освобожден от отбывания отложенного срока наказания.

Среди помилованных лица, арестованные во время беспорядков в Нардаране (декабрь 2015 года) и пикета исламистов перед Минобразования в поддержку хиджаба для женщин Азербайджана, а также активист Партии Народного фронта Азербайджана и оппозиционный журналист.

Распоряжение, в том числе, предусматривает досрочное освобождение 42 иностранных граждан и трех человек без гражданства.

Среди помилованных 6 россиян, 12 - граждан Грузии, 5 - Китая, 4 - Ирана, по три - Турции, Бангладеш, по 2 - Туркменистана и Казахстана, по одному - Украины, Афганистана, Индии, Камеруна, Узбекистана.

Ф.Исазаде

Азербайджан. Грузия. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 25 мая 2018 > № 2630855


Россия. Грузия > Армия, полиция > dw.de, 23 мая 2018 > № 2617615

Тбилиси назвал Москву ответственной за смерть сотен мирных жителей во время российско-грузинского военного конфликта 2008 года. "Россия была далека от того, чтобы выступать в качестве нейтральной стороны конфликта", - подчеркнул адвокат Бен Эммерсон, представлявший Грузию на устных слушаниях в Большой палате Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), прошедших в среду, 23 мая.

Грузинская сторона утверждает, что российские войска и власти Южной Осетии при поддержке РФ атаковали мирных жителей Грузии. В то же время представители России в ходе слушаний назвали беспочвенными эти обвинения. "Российские военнослужащие лишь защищали гражданское население Южной Осетии от нападения грузинских войск", - заявили в Минюсте РФ.

850 погибших с обеих сторон

В ходе нынешнего заседания ЕСПЧ заслушал позиции обеих сторон конфликта. Решение суда будет объявлено позже.

По информации международных наблюдателей, во время военных действий на территории Южной Осетии и Грузии в августе 2008 года с обеих сторон погибли около 850 человек - военнослужащие и мирные граждане. Грузинские правозащитники неоднократно направляли в ЕСПЧ иски против России, связанные с нарушением прав человека во время военного конфликта на Кавказе в августе 2008 года.

Россия. Грузия > Армия, полиция > dw.de, 23 мая 2018 > № 2617615


Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 мая 2018 > № 2617047

Грузия обвиняет Россию в военных преступлениях во время конфликта 2008 года

Люк Гардинг | The Guardian

"Грузия обвинила Россию в военных преступлениях, нарушениях прав человека и в "буянстве" на грузинской территории во время жестокого военного конфликта между этими странами почти 10 лет назад", - пишет журналист The Guardian Люк Гардинг.

В статье говорится: "Подытоживая показания в Европейском суде по правам человека в Страсбурге в среду, правительство Грузии заявило, что Москва виновна в многочисленных нарушениях во время боевых действий в августе 2008 года. На протяжении пяти дней, заявило оно, российские самолеты нанесли более 100 ударов по грузинским объектам. Оно заявило, что существуют многочисленные доказательства того, что российские бомбы сбрасывались на гражданские районы, убивая и раня безвинных людей".

Издание пересказывает речь британского юриста - королевского адвоката Бена Эммерсона, который представляет на этом процессе интересы Грузии: "Контроль Москвы над этими территориями был частью плана, который "готовился годами", а цель состояла в том, чтобы "занять настолько большую территорию, насколько это сможет сойти ей с рук". "До и после прекращения огня российские наземные войска входили в села этнических грузин, сказал Эммерсон, блокируя входы и выходы. Затем осетинские силы и другие бойцы нерегулярных формирований систематически сжигали дома грузин и целые села. Они совершали быстрые казни без соблюдения нормальной юридической процедуры и грозили людям смертью, если те отказывались уходить, сказал он", - говорится в статье.

С финальными речами выступили и российская, и грузинская стороны.

"Россия много раз жаловалась, что суд предвзят и политизирован. Она обвиняет экс-лидера Грузии, прозападного Михаила Саакашвили в том, что он начал конфликт, направив военнослужащих в Южную Осетию, удерживаемую повстанцами, и заявляет, что всего лишь играла роль честного миротворца", - говорится в статье.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 мая 2018 > № 2617047


Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2616993

Грузия обвиняет Россию в военных преступлениях в ходе конфликта в 2008 году

Люк Хардинг (Luke Harding), The Guardian, Великобритания

Грузия обвинила Россию в военных преступлениях, нарушениях прав человека и «бесчинствах», совершенных на ее территории в ходе ожесточенного конфликта, разразившегося почти десять лет назад.

В своей заключительной речи перед Европейским судом по правам человека в Страсбурге правительство Грузии объявило, что Москва повинна в многочисленных нарушениях, совершенных в ходе конфликта в августе 2008 года.

По сообщению грузинского правительства, за пять дней конфликта российские самолеты провели более сотни атак по целям в Грузии. По собственному признанию, Тбилиси располагает неопровержимыми доказательствами того, что Россия сбрасывала бомбы на территории с гражданским населением, что привело к гибели и ранениям сотен невинных людей. В подтверждение своей позиции Тбилиси приводит показания свидетелей, снимки со спутников, видеоматериалы, а также перехваченные телефонные переговоры.

Грузинское правительство заявляет, что с началом конфликта российские силы буквально хлынули в сепаратистские провинции Южную Осетию и Абхазию. Всего же на территории Грузии было размещено 30 тысяч российских военнослужащих.

Государственный адвокат Грузии Бен Эмерсон (Ben Emmerson) заявил судебной коллегии, куда также входят по одному представителю Грузии и России, что Москва «годами вынашивала планы» по захвату этих территорий. По его словам, задача стояла «захватить как можно больше земель».

По словам Эмерсона, российские войска вторгались в деревни, населенные этническими грузинами, невзирая на перемирие. После того, как все въезды и выезды блокировались, осетинские силы и другие нерегулярные войска систематически сжигали грузинские дома целыми деревнями, заявил Эмерсон. По его словам, несогласных либо казнили на месте, либо угрожали расправой, если те не согласятся убраться.

Иск в международный суд в Страсбурге Грузия подала на следующий же день после завершения военных действий. Долгий спор о том, что же произошло на самом деле и кто именно развязал войну, достиг кульминации в среду, когда представителям России и Грузии было предоставлено заключительное слово.

Москва неоднократно заявляла о предвзятости и политизированности суда. В развязывании боевых действий Россия обвиняет бывшего грузинского лидера Михаила Саакашвили, отличавшегося прозападными взглядами. Россия считает, что именно Саакашвили отдал приказ ввести войска в Южную Осетию, находившуюся тогда под контролем повстанцев, а себе отводит роль честного миротворца.

В ходе расследования, проведенного в 2009 году Евросоюзом, было установлено, что войну действительно развязал Саакашвили, открыв беспорядочный огонь по столице повстанцев Цхинвалу. Уверения Грузии о том, что атака якобы была ответом на российское вторжение, в Евросоюзе отмели, обвинив в нарушениях обе стороны. Кроме того, в Брюсселе не поддержали ни заявления Тбилиси о военных преступлениях против мирных грузин, ни обвинения Москвы в «геноциде» в Южной Осетии.

Оглашение приговора ожидается в этом году. Возможно, будет принято решение о выплате компенсации. В 2015 Кремль уже грозился выйти из разбирательства после принятия ряда решений не в пользу российского государства.

Эмерсон заявил судьям: «Не секрет, что Россия лоббировала выгодное для себя решение как публично, так и приватно — бормоча при этом сбивчивые угрозы о том, что якобы дератифицирует Европейскую конвенцию о правах человека и перекроет суду финансирование, если тот огласит невыгодный Москве приговор».

«Никакой компромисс в этом деле невозможен. Все улики совершенно однозначны», — заявил он.

В 2016 году было опрошено более 30 свидетелей. Их свидетельства повествуют о самых жестоких эпизодах конфликта — в том числе предполагаемой этнической чистке 20 тысяч грузин, живших в Южной Осетии или на смежных территориях и впоследствии изгнанных. Кроме того, показания касаются пыток военнопленных и смертоносной атаки на город Гори.

12 августа 2008 года на главной площади Гори разорвалась ракета «Искандер СС-26». При этом погиб голландский журналист Стан Сториманс (Stan Storimans) и одиннадцать мирных жителей. Металлические фрагменты и осколки шрапнели, извлеченные из тела журналиста, позволили установить российское происхождение ракеты.

Российские же военные атаку отрицают. По их мнению, Грузия либо сфабриковала доказательства, либо сама же и бомбила своих жителей, чтобы потом все свалить на Москву.

«Они пускали в ход самые нелепые, подчас даже комичные отговорки», — сообщил Эмерсон.

В 2015 году Владимир Путин подписал закон о том, что Россия проигнорирует решение Страсбургского суда, если оно войдет в противоречение с конституцией страны. Ранее Кремль уже поступал подобным образом, отказавшись выплачивать два миллиарда долларов бывшим вкладчикам российской нефтяной компании «Юкос» после ее банкротства.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2616993


Грузия. Бельгия > Армия, полиция > ria.ru, 14 мая 2018 > № 2605765

Военные корабли НАТО вошли в территориальные воды Грузии для проведения совместных учений, передает в понедельник телекомпания "Рустави 2" со ссылкой на главу морской полиции Темура Кекелидзе.

"Корабли постоянно действующего второго военно-морского соединения НАТО в пору Поти пробудут до 18 мая и примут участие в организованных грузинской стороной совместных учениях", — говорится в сообщении на сайте телеканала.

Как уточняет телекомпания, корабли НАТО от четырех стран — Болгарии, Румынии, Турции и Великобритании, вошли в порт Поти в воскресенье.

В конце апреля генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Грузия обладает всеми необходимыми инструментами, чтобы подготовить свое вступление в альянс. Он добавил, что на саммите НАТО в июле будет отмечен прогресс Грузии на пути вступления в Североатлантический альянс, но в какой форме — пока не решено.

Институциональное сотрудничество Грузии и НАТО началось в 1994 году, когда страна стала участницей программы "Партнерство ради мира". После "революции роз" 2004 года сотрудничество Грузии и НАТО стало более интенсивным. В апреле 2008 года в Бухаресте на саммите НАТО было подтверждено, что Грузия в будущем может стать членом альянса при условии соответствия его стандартам. В ходе саммита НАТО в Уэльсе, который прошел 4-5 сентября 2014 года, был утвержден пакет мер, содействующих Грузии в ее стремлении к членству в альянсе. В рамках пакета мер в Грузии регулярно проходят совместные военные учения.

Грузия. Бельгия > Армия, полиция > ria.ru, 14 мая 2018 > № 2605765


Грузия > Армия, полиция > newizv.ru, 13 мая 2018 > № 2608794

В Тбилиси молодежь массово протестует против жестокости полиции

Молодые люди, собравшиеся на площади, протестуют против жесткой политики правительства Грузии в борьбе с наркотиками. На прилегающих улицах собрались националисты, выступающие за сохранение традиционных ценностей. Группы молодых людей разделяют полицейские кордоны.

Протесты в центре Тбилиси начались из-за чрезмерной ёесткости, которую продемонстрировала полиция в ходе антинаркотического рейда по ночным клубам. Очевидцы рассказывали, что во время операции силовики заламывали гостям руки, отнимали личные вещи и мобильные телефоны, требуя покинуть помещения.

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили на брифинге в воскресенье призвал молодых людей, вышедших на акцию против жесткой антинаркотической политики правительства, и сторонников крайне правых сил воздержаться от насилия и проявлений ненависти. Он подчеркнул, что категорически недопустимо противостояние в обществе, пишет Интерфакс.

"Призываю правоохранительные органы максимально усилить меры безопасности с целью предотвращения любого противостояния. Ещё раз повторяю, что любая сторона имеет право свободно выражать свою позицию", - сказал Квирикашвили.

В воскресенье на прилегающей к парламенту территории собрались несколько десятков участников ультранационалистической организации "Национальное единство Грузии", которые проводят акцию с призывами против наркомании и сексуальных меньшинств.

Сторонники "Национального единства Грузии" находятся в окружении полицейских, которые не пропускают их к площади перед парламентом, чтобы не допустить столкновения.

Грузия > Армия, полиция > newizv.ru, 13 мая 2018 > № 2608794


США. Грузия > Армия, полиция > ria.ru, 30 апреля 2018 > № 2588619

США и Грузия во вторник начинают совместную трехлетнюю программу по повышению боеготовности грузинской армии, сообщил РИА Новости представитель Пентагона Джонни Майкл.

"Учебная миссия программы дополнит функциональную совместимость Грузии (с США – ред.), а также укрепит потенциал территориальной обороны страны… Вооруженные силы США в Европе будут помогать в подготовке министерством обороны Грузии девяти грузинских батальонов в течение следующих трех лет", — сказал Майкл.

Он напомнил, что военнослужащие двух стран служат вместе в Афганистане и ряде других регионов, и в связи с этим он назвал обоснованным реализацию такой военной учебной программы "в интересах мира и европейской безопасности".

США. Грузия > Армия, полиция > ria.ru, 30 апреля 2018 > № 2588619


Израиль. Грузия > Армия, полиция > newsru.co.il, 11 апреля 2018 > № 2566347

Грузинская компания через суд требует от бывшего мэра Тель-Авива долю от оборонных сделок

В тель-авивском окружном суде началось рассмотрение иска грузинской компании "Шинадзе" против бывшего мэра Тель-Авива и бывшего министра в правительстве Израиля Рони Мило.

В рамках иска, поданного в январе 2017 года, компания "Шинадзе" требует от принадлежащей Мило компании по оборонному экспорту выплаты комиссионных за сделки, заключенные в Грузии в период между 2008 и 2015 годами.

Израиль. Грузия > Армия, полиция > newsru.co.il, 11 апреля 2018 > № 2566347


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter