Всего новостей: 2553757, выбрано 1 за 0.025 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хейфец Цви в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Хейфец Цви в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 июня 2016 > № 1782922 Цви Хейфец

«Это все равно спор между друзьями»

Посол Израиля Цви Хейфец дал интервью «Газете.Ru»

В преддверии 25-летней годовщины восстановления российско-израильских дипломатических отношений посол Израиля Цви Хейфец рассказал в интервью «Газете.Ru» о том, что связывает и разъединяет две страны.

— В 2016-м году отмечается 25-летие восстановления дипотношений между Израилем и Россией. Как вы оцениваете их на данном этапе?

— Мне выпало счастье быть в составе первой делегации Израиля, которая побывала в Москве в 1989 году. Это было за два года до официального возобновления дипломатических отношений между нашими странами. Тогда мы могли только мечтать, что они достигнут того уровня, на котором они находятся сейчас. Мы не только нагнали упущенные годы (СССР разорвал дипотношения с Израилем после Шестидневной войны 1967 года. — «Газета.Ru»), мы в каком-то смысле даже перегнали ожидаемый прогресс.

Я говорю о всех сферах двусторонних взаимоотношений: от экономики до культуры, от сельского хозяйства до военного сотрудничества. Для нас это большая честь.

Не секрет, что в Израиле живет около 1,2 млн русскоговорящих граждан, их роль очень важна — они как «живой мост» соединяют наши страны.

По поводу 25-летия восстановления дипломатических отношений между Израилем и Россией мы решили провести несколько мероприятий. Главное из них — это мультимедийная интерактивная выставка под названием «Израиль открывает двери». Она пройдет в московском Манеже с 6 по 12 июня и покажет каждому желающему все разнообразие израильской жизни. Она будет совмещена с еще одной очень современной выставкой, которую можно было увидеть в израильском павильоне в рамках Expo 2015 в Милане.

Кроме того, всю эту неделю в Израильском культурном центре в Москве мы будем устраивать бесплатные концерты, кинопоказы и другие мероприятия, посвященные юбилею дипломатических отношений между нашими странами.

— У вас общий бэкграунд с первым послом СССР в Израиле Александром Бовиным, который стал дипломатом после долгой и успешной журналистской карьеры. Вы также связаны с медиа: возглавляли несколько издательских домов. С вашей точки зрения, насколько журналистика и дипломатия связаны друг с другом? Помогает ли журналистское прошлое в дипломатии?

— Александр Бовин, действительно, был выдающимся журналистом. Кроме того, он был моим другом. Более того, он был восприемником моего сына, то есть держал его во время ритуала обрезания. Иными словами, мы были очень близки. Сам я журналистом никогда не был, так что вам я даже немного завидую. Впрочем, я руководил журналистами и возглавлял несколько издательств и медиакомпаний, это были не только газеты, но и телевидение. Это тоже довольно тяжелая работа.

Для дипломата, по сути, ценен любой дополнительный бэкграунд.

Я много чем занимался до того, как стать послом Израиля в России. Помимо медиа, я был юристом, музыкальным продюсером, бизнесменом, служил в вооруженных силах. Опыт в каждой из этих сфер — это инструмент, который помогает в работе. Особенно в современном мире, когда от посла требуется все более широкий кругозор. От него требуется гораздо больше, чем традиционная кабинетная дипломатическая работа с совещаниями и отправкой служебных телеграмм. Александр Бовин, кстати, в этом смысле был дипломатом новой, современной формации.

Опыт работы в медиабизнесе лично мне помогает взаимодействовать с СМИ, я лучше понимаю, как работает эта система. Кроме того, этот опыт помогает определять стратегию ведения соцсетей.

Но если ты хочешь развивать двусторонние торговые отношения, то пользуешься навыками бизнесмена.

— Министром обороны Израиля на днях был назначен лидер консервативной партии «Наш дом — Израиль» Авигдор Либерман. Тот факт, что выходец из бывшего СССР получил вторую по важности должность в стране, считается прорывом для русскоязычной общины Израиля. Вы сами родились в Томске. Как вы оцениваете нынешние позиции русскоязычной общины в израильском обществе?

— Назначение Либермана на пост министра обороны — радостное событие по многим причинам. Если смотреть широко, это является очередным доказательством того, что Израиль предоставляет возможность для реализации всем своим гражданам. Это показывает возможности интеграции в нашей стране.

Израиль — одна из немногих стран мира, которая может похвастаться тем, что ей удалось создать свой культурный «плавильный котел». У нас живут выходцы из более чем 100 стран мира, которые говорят на более чем 80 языках. Очевидно, что и выходцы из СССР имеют все возможности для самореализации в Израиле.

Тот факт, что я, родившийся в сибирской ссылке, смог стать послом Израиля в России, также подтверждает этот тренд.

Во многих других странах для того, чтобы человек смог реализовать себя в политике или дипломатии, необходима работа нескольких поколений. Израиль, напротив, очень открытое, плюралистическое государство.

— Расскажите немного о вашей истории. Как ваша семья приехала в Израиль?

— Я, конечно, в известной степени хвастаюсь тем, что родился в Сибири. Провел я там всего 11 месяцев. После моя семья вернулась в Ригу, откуда за 16 лет до этого ее выслали в ссылку.

Довольно скоро после возвращения в Ригу мы отправились в Израиль, где я и провел юношество и всю взрослую жизнь. Поначалу там жизнь была тоже трудной. Начинать новую жизнь тяжело всегда, даже в стране, которая готова и даже стремится тебя принять. И если ты все-таки чего-то добиваешься, это, конечно, приятно и в очередной раз кое-что говорит об израильском обществе.

— Либерман, говоря о своем назначении в израильской прессе, сказал о «пробивании стеклянного потолка» для русскоязычной общины. Почему выходцам из бывшего СССР в Израиле приходится что-то «пробивать», в этом есть какая-то специальная необходимость?

— Здесь имелось в виду лишь то, что это принципиально новый карьерный пик для бывшего «нового эмигранта» из стран бывшего СССР. Это важно и с точки зрения исторического процесса. Нельзя забывать, что и отцы-основатели Израиля тоже были в каком-то смысле эмигрантами.

— В связи со сменой израильского кабинета, который стал консервативнее, связано немало внешнеполитических опасений. Насколько сильно изменятся региональные приоритеты Израиля?

— Мне кажется, во многом эти опасения — результат шумихи в прессе, которая по понятным причинам стремится найти интересный поворот в любой истории. Я лично не ожидаю резкого разворота политического курса Израиля с новым кабинетом министров. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху продолжает оставаться у власти. В одну коалицию с его партией вошла партия Либермана, которая присутствовала в политической жизни страны и ранее.

Если говорить непосредственно о внешнеполитических приоритетах Израиля, то они известны и вряд ли поменяются от изменения баланса сил в правительстве. Интересы Израиля на международной арене остаются неизменными вне зависимости от конъюнктуры. Их одинаково определяет очень широкий политический мейнстрим — это около 70% и консервативных, и левых политических сил. В Израиле сохраняется общее понимание, что палестинскую проблему необходимо решать по формуле «две страны — два народа», что Иран и лояльная ему «Хезболла» — это угроза для нашей безопасности. Что международный терроризм — это угроза для нашей безопасности.

Новое правительство может рассматривать эти факторы под немного другим углом, сместить акценты. Но в самой сути внешнеполитические интересы Израиля не изменятся.

— Многое говорилось об эффективной координации действий Израиля и России в Сирии. Между тем Иерусалим неоднократно давал понять, что единственная цель, которую страна преследует в Сирии, — это не допустить усиления влияния Ирана и его союзников. Иран, в свою очередь, связывают давние дружеские узы с Россией. Как Израиль преодолевает этот конфликт интересов?

— Прежде всего, мы не вмешиваемся в интересы России в Сирии. Мы говорим об общем подходе к мерам региональной безопасности. Наш регион очень мал, но при этом здесь сосредоточены интересы большинства мировых держав.

Важно подчеркнуть: Израиль ни в каких формах не участвует в военных операциях, ведущихся в Сирии, не входит ни в одну международную коалицию, действующую там. При этом от мест военных действий в Сирии нас отделяют в лучшем случае несколько десятков километров.

Поэтому Израиль и Россия, две дружественные страны, создали механизм по предотвращению случайных инцидентов между нашими военными. Кроме этого, были созданы две рабочие группы на уровне заместителей начальников генштабов двух стран.

Что касается операций России в Сирии, то мы не собираемся как-то влиять на них и тем более вмешиваться в их ход. Мы понимаем Россию и стремимся показать это Москве. Единственное, что для нас жизненно важно на сирийском направлении, — это исключить присутствие Ирана и «Хезболлы» на северных границах Израиля. Чтобы «Хезболла» не получала оружия из Ирана напрямую или через территорию Сирии. Я уверен, что это понятно нашим российским партнерам.

Россия развивает дружественные отношения с Ираном. Я надеюсь, что сегодня эта страна будет продолжать действовать в соответствии с международным соглашением, которое та подписала с мировыми державами («ядерную сделку» об отказе Ирана от военных атомных разработок взамен на ослабление санкционного режима страна заключила с Россией, США, Китаем, Францией, Великобританией и Германией в июле прошлого года. — «Газета.Ru»).

К сожалению, мы продолжаем каждый день слышать прежние заявления, которые доносятся из Тегерана, о необходимости стереть Израиль с карты мира, о том, что холокоста не существовало, и другие «приятные» вещи.

Для нас очевидно, что Иран не потерял надежды получить ядерное оружие, он продолжает развивать баллистические технологии, которые позволят его ракетам доставлять атомные боеголовки. Складывая эти два фактора — угрозы в адрес Израиля и развитие ракетной программы, — будет довольно наивным не относиться к иранской угрозе всерьез. Особенно если вспомнить недавнюю мировую историю. Напомню, Вторая мировая война закончилась всего 71 год назад.

— Биньямин Нетаньяху приезжает в Москву на следующей неделе. Какие вопросы будут обсуждаться в рамках этого визита?

— Главы наших государств будут обсуждать широкий круг вопросов международной политики, среди них ситуация в регионе Ближнего Востока и в Сирии, тематика международного терроризма.

Биньямин Нетаньяху и Владимир Путин будут говорить об актуальных вопросах двустороннего сотрудничества, перспективах дальнейшего укрепления торгово-экономического взаимодействия и культурно-гуманитарных связей. Во время визита планируется подписание нескольких документов. Один из них — соглашение о пенсиях для израильтян, выехавших с территории РФ до 1992 года и не имеющих российского гражданства. Это соглашение готовилось много лет и станет возможным благодаря доброй воле и личному указанию российского президента. Мы признательны за это руководству РФ и считаем это решение справедливым и символичным знаком, который выражает уважительное отношение России к десяткам тысяч бывших соотечественников, а ныне — граждан Израиля.

Я уверен, что в ходе переговоров премьер-министр Биньямин Нетаньяху поблагодарит президента России Владимира Путина за решение о возвращении израильского танка «Магах» из российского музея на родину.

Это решение очень важно для семей танкистов, пропавших без вести в одном из боев первой ливанской войны, и для всего Израиля.

— Почему для Израиля так важно вернуть танк?

— Этот танк был захвачен сирийцами в 1982 году. После того боя у нас пропали без вести трое бойцов — членов экипажа.

Израиль очень уважает память павших в бою и пропавших без вести. Этим он очень похож на Россию. В этом году, когда Россия праздновала День Победы, чувствовалось, насколько свежа в стране память о погибших в Великой Отечественной войне.

В Израиле тема боевых потерь тоже очень чувствительная. Наши враги знают, что мы отдавали тысячи заключенных террористов, чтобы вернуть тела наших погибших в бою военнослужащих. Террористы нередко пытались использовать этот момент в своих интересах.

Родственники пропавших без вести членов экипажа танка уже 34 года ждут хотя бы какого-то намека на то, что произошло с этими бойцами. Танк будет для этих семей как памятник в честь их ребят.

Наш премьер уже поднимал этот вопрос в разговоре с Владимиром Путиным. И российский президент с большим пониманием отнесся к этой ситуации и согласился передать танк Израилю. Этого мы в Израиле никогда не забудем.

— Насколько сильную роль в политическом процессе играет «народная дипломатия»?

— Русский язык, культура — это самые очевидные факторы, которые связывают Израиль и Россию. Роль этих факторов в вопросах «народной дипломатии» важна и полезна, они укрепляют взаимопонимание и дружбу между народами.

Мне кажется, главные условия для плодотворного развития отношений между Россией и Израилем — это общность интересов и доверительные отношения между руководителями стран. Тогда решать общие проблемы становится гораздо приятнее.

Например, израильский премьер Биньямин Нетаньяху, к сожалению, не знает русского языка. Но это не помешало ему наладить очень хороший контакт с президентом России Владимиром Путиным.

И к слову, на своем веку в разных странах я видел много примеров, когда общий язык совсем не помогал решить спор. Ругаться на одном языке гораздо проще, чем на разных.

— Говоря о личных отношениях, много говорилось о том, что Нетаньяху не смог наладить взаимопонимание с президентом США Бараком Обамой. Не стало ли это одной из причин улучшения российско-израильских взаимоотношений?

— Нет, конечно. Действительно, вне дипломатической среды бытует мнение, что во внешней политике все должно развиваться за счет чего-то еще: либо ты с США, либо с Россией. Но тут ситуация гораздо проще.

Между Израилем и США давно оформились близкие отношения. У нас много общих ценностей и интересов, они стали неотъемлемой частью как американского, так и израильского общества. 6 млн наших братьев живут в Штатах. И мы очень рады углублять это сотрудничество. Одновременно мы рады углублять сотрудничество и с Россией. С ней Израиль тоже очень многое связывает.

Вообще, вопрос о российско-американском балансе в политике Израиля сродни вопросу, который иногда задают детям: «Кого ты любишь больше: брата или сестру?»

Когда у Израиля возникает непонимание с США по ряду вопросов, то мы ведем дискуссию. Но это все равно спор между друзьями. Кстати, между Израилем и Россией также далеко не все безоблачно, у нас немало точек расхождения. Но важно, что мы можем вести открытый дружеский диалог по любому поводу.

— Отношения России и США последние два года находятся в кризисе. Как это отразилось на Израиле?

— Все разговоры о том, что охлаждение российско-американских отношений отразилось на Израиле, — это немножко фантастика. Здесь две большие державы, которые выясняют взаимоотношения. Нужно помнить о пропорциях. Израиль на фоне России и США не такой крупный игрок. В целом наши отношения с двумя этими странами не изменились.

— Что вы ожидаете от приближающихся выборов нового американского президента, в которых, судя по соцопросам, может победить Дональд Трамп, довольно непредсказуемый консервативный политик?

— Сейчас пока рано говорить, предвыборный процесс еще далек от завершения. Ясно одно: сегодня мы наблюдаем настоящий праздник демократии в США. Хотелось бы пожелать удачи всем кандидатам.

Игорь Крючков

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 июня 2016 > № 1782922 Цви Хейфец


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter