Всего новостей: 2554785, выбрано 1 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
Индонезия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573546 Дмитрий Косырев

Поразительный факт нашего времени: в пропагандистской битве против идеологии терроризма успеха может добиться скорее мусульманская Индонезия, чем Америка и другие страны Запада. Почему это происходит и где в этой истории Россия — сложный вопрос. Но по крайней мере, в самих западных обществах вокруг него идет вполне серьезная дискуссия.

Почему не Запад

Начнем издалека, географически даже очень издалека — с Индонезии. В американских СМИ промелькнул подробный, обстоятельный материал о том, что в этой стране началась неожиданно масштабная и успешная пропагандистская кампания против идеологии "Исламского государства", оно же ДАИШ (деятельность этой организации запрещена в РФ). Надо учитывать, что именно Индонезия — самое большое мусульманское государство мира: 190 миллионов мусульман.

Как эта пропаганда ведется? Зеркальным образом, то есть имитируется технология мощной и эффективной пропаганды ДАИШ. Выпускаются видеоклипы, но есть и фильмы побольше, которые буквально заполоняют информационное пространство, прежде всего социальные сети.

В них проводится простая и понятная мысль: идеология террористов — не ислам (что просто факт). Это искажение, упрощение ислама, сектантская схизма, уничтожающая ислам изнутри. Настоящий ислам — свободная, терпимая, плюралистская идеология.

Ведется эта кампания хотя и при поддержке государства, но неправительственной мусульманской организацией "Нахдатул улама", в которой состоит 50 миллионов человек. Помнится, в 70-е — 80-е годы индонезисты вели серьезные споры насчет этой силы, изображая ее чуть не как оплот мракобесия, захлестывающего местную политическую арену. Как видим, сегодня все воспринимается по-другому.

"Почему Индонезия" — хороший вопрос. Так же как и "почему Малайзия", соседнее государство, известное недавним запуском всемирного "движения умеренных", слегка отличающегося от того, что мы наблюдаем в Индонезии. Вообще-то всегда ощущалось напряжение между мусульманами прежде всего Саудовской Аравии и их собратьями из весьма далекой Юго-Восточной Азии: ближневосточники в удивлении морщили нос, размышляя, как это так — весьма далекие собратья учат их тому, что такое ислам. Где ислам родился, в конце концов? Сейчас мы видим, что внутри мусульманских обществ и вправду есть линии разлома, и излечение от радикализма может прийти в них и с востока.

Вдобавок понятно, почему это необходимо Индонезии, или Малайзии, или мусульманским южным провинциям Таиланда. Считается, что не менее 800 индонезийцев отправились воевать на захваченные территории Сирии и Ирака, не забудем также серию терактов, происшедших в Индонезии в последние годы (на острове Бали, в столице Джакарте и т.д.). Так что, начиная пропаганду против экстремизма, эти общества бьются прежде всего за себя.

Но есть вопрос не менее интересный, чем "почему Индонезия": а именно, почему не США, почему не Европа, не Запад в целом. И его более чем всерьез обсуждают сейчас американцы и европейцы, они признают идеологический провал своих элит в пропагандистской борьбе с ДАИШ, фактически списывают в архив эти элиты (например, уходящую администрацию Барка Обамы). И говорят, что для победы над ДАИШ западной цивилизации предстоит серьезно измениться.

Запутались в ценностях

Первое, что в этой дискуссии очевидно — в ней честно признается идейная победа ДАИШ. Вот один из американских материалов на эту тему, в нем повествуется, как команда независимых экспертов проанализировала усилия госдепартамента США по пропагандистской борьбе с экстремизмом. Один из результатов в том, что американское государство намерено отказаться от прямого участия в этом деле, вести пропаганду не от своего имени. Имя не то, мягко говоря.

К этому можно добавить, что именно в пропагандисткой сфере в администрации США в последнее время происходила кадровая чехарда, если не идейная лихорадка. Получается, они не знают, что делать. И признают, опять же во множестве материалов в СМИ, что пропагандистская армия ДАИШ даже сильнее, чем военное его "крыло", что она работает предельно эффективно и побеждает. Числом (до 2,8 миллиона твиттерных сообщений в день!), но и умением. Идеями.

Это что же получается — возникла международная тоталитарная секта, отвергающая ценности нескольких цивилизаций, насаждающая культ смерти и самоубийств, уничтожающая личность людей, попавших под ее власть — и западная цивилизация ничего не может ей противопоставить? А ведь это так и есть. Не может как на территории самих мусульманских государств, так и на территории своей — Европы и США, где идет активная вербовка молодых людей далеко не только мусульманской веры. Скорее Индонезия добьется тут успеха, чем Америка. И далеко не только из-за провальных войн США в Ираке или Ливии.

На скучном языке философов это называется кризисом системы ценностей. Вот что говорит британский философ Джон Грей в New Statesman: грандиозные теории "прав человека" утвердили жесткие ограничения на права государств, однако возникшая в результате анархия может стать куда худшим препятствием для человеческого существования, чем какой угодно деспотизм.

Это он вот о чем: рушили, одно за другим, государства на Ближнем Востоке, считая это борьбой с деспотизмом. Более того, продолжают это делать, считая сирийского президента Асада худшим злом, чем ДАИШ. Иначе просто не могут, искренне полагая, что расчищают арабам поле для либерального рая, который не может не быть привлекательным. Вот и получили. В том числе на своей территории.

Еще одна мысль Грея: мы часто судим фанатиков по себе, думая, что они — отклонение, рано или поздно придут к нашим ценностям. Но история человечества полна примеров масс людей, готовых умереть за свои безумные идеи. Вообще-то у Грея еще много мыслей, но сводятся они к одному: Западу придется сильно измениться, чтобы выжить. Если успеет, конечно.

Есть также его французский коллега Анри Поль Хьюд, находящийся сейчас в Москве с лекциями на тему "Кризис международной и оборонной политики Франции как кризис ценностей". И множество людей в прочих странах Запада, которых объединяет одно: еще лет десять назад они считались консервативными маргиналами, а сейчас их идеи побеждают, в том числе на недавних местных выборах во Франции и не только там.

В порядке послесловия — насчет того, где в этой борьбе находится Россия и ее многонациональное общество. Можно утешиться тем, что мы — не Запад, поэтому у нас больше шансов. Но чтобы бороться с идеологией ДАИШ, для начала надо ее хорошо понимать, вести о ней как можно больше дискуссий.

Что интересно, западники, уже понявшие, что дело — дрянь, это делают. Вот британская Guardian публикует захваченные недавно ключевые идеологические и прочие документы ДАИШ, чтобы было что анализировать. Борьба ценностей ведь предполагает, для начала, их знание и осознание.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Индонезия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573546 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter