Всего новостей: 2551619, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Воронков Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Воронков Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Армения. Австрия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2016 > № 1656708 Владимир Воронков

Выставка Collection Premiere Moscow, на которой впервые будут представлены результаты работы армянских дизайнеров и производителей в рамках совместного с Россией проекта Организации по индустриальному развитию ООН (UNIDO), откроется 23 февраля в московском "Экспоцентре". Накануне презентации постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене, чрезвычайный и полномочный посол России Владимир Воронков рассказал РИА Новости о приоритетах, результатах и планах совместной работы ЮНИДО и Российской Федерации, о последствиях выхода из организации отдельных ее членов и о том, можно ли говорить о кризисе в ЮНИДО. Беседовала корреспондент РИА Новости в Австрии Мария Гусарова.

— Владимир Иванович, расскажите о взаимоотношениях России и ЮНИДО.

— Мы рассматриваем ЮНИДО как надежного, проверенного временем партнера. Организация создана по инициативе СССР в 1966 году и в этом году отметит свой юбилей. На протяжении уже 50 лет мы успешно взаимодействуем в интересах решения таких задач, как борьба с бедностью, преодоление неравенства, промышленное и технологическое развитие в различных регионах мира.

У нас c ЮНИДО накоплен большой опыт сотрудничества, уже реализован ряд проектов в странах СНГ, Африки и Латинской Америки. Помимо этого, ЮНИДО внесла большой вклад в повышение экологичности и энергоэффективности российских предприятий.

— А что является нашим приоритетом в этом сотрудничестве?

— Среди российских приоритетов в области содействия международному развитию — регион СНГ. По содержанию — поддержка малого и среднего бизнеса с упором на создание новых рабочих мест. В настоящее время за счет добровольного российского взноса в организацию 2,6 миллиона долларов ежегодно осуществляются проекты в Армении, Беларусии и Киргизии, а также в прошлом году начат совместный российско-китайский проект по оказанию содействия ковроткачеству и текстильному сектору Таджикистана. Есть также региональные проекты, предназначенные для всех стран — участниц содружества в области совершенствования промышленной статистики и в сфере создания потенциала для решения экологических проблем.

— Например?

— К примеру, можно остановиться на проекте по повышению конкурентоспособности текстильной отрасли Армении. Он реализуется с сентября 2014 года и уже хорошо оценивается как непосредственными получателями помощи — армянскими предприятиями легкой промышленности, так и госструктурами республики. В результате подготовленной в ЮНИДО программы предприятия, участвующие в проекте, вышли на новый уровень, были созданы три современные, качественно новые коллекции одежды, представленные на ведущих международных профильных площадках под единым брендом "5900BC". Под этой маркой были объединены восемь действующих предприятий по разработке и производству модной одежды. В ближайшее время продукция армянских производителей, получивших поддержку в рамках проекта, будет демонстрироваться на выставке Collection Première Moscow, которая пройдет 23-26 февраля в выставочном комплексе "Экспоцентр" в Москве.

— Где-то, кроме как на выставках, можно ознакомиться с работами бренда?

— Да, были установлены связи с крупнейшими производителями и ритейлерами модной одежды в России и за ее границами. В частности, слышал, что успешными были переговоры о сотрудничестве компаний этого бренда с компанией H&M. То есть это не разовая, а совершенно массовая продукция, которая реально производится. И таких проектов много, они не очень дорогостоящие.

— А почему именно этот регион?

— Потому что мы считаем, что создание рабочих мест в некоторых довольно-таки небогатых странах Центральной Азии — вклад международного сообщества и России в стабилизацию ситуации во всем этом регионе, преодоление бедности, предотвращение криминализации общества и так далее. С учетом того, что рядом находится страна, из которой, к сожалению, не удается остановить поток наркотиков — Афганистан, вопросы создания новых рабочих мест, трудоустройства людей, обеспечения достойной жизни людям являются одними из важнейших. И ЮНИДО, как неполитическая организация, мне кажется, может помочь людям улучшить свою жизнь.

— В чем практическая польза ЮНИДО для стран, ведь поддержкой развития занимаются многие организации?

— В отличие от многих других международных организаций и структур ЮНИДО не просто оказывает помощь нуждающимся странам, а помогает им создать и запустить механизмы собственного развития, в прямом смысле начать самостоятельно зарабатывать деньги. ЮНИДО оказывает содействие в планировании и строительстве новых промышленных предприятий, модернизации и повышении эффективности старых производств, конкурентоспособности продукции, помощи в поиске рынков сбыта.

— ЮНИДО — очевидно, полезная организация, однако тем не менее из нее выходят некоторые страны. Почему вообще это происходит?

— ЮНИДО — по-прежнему одна из самых крупных международных специализированных организаций, в ней 169 стран-участниц, и эта организация востребована, что подтверждается участием в организуемых ею форумах и конференции представителей и тех стран, которые вышли из ее состава. С крупными компаниями этих стран ЮНИДО работает напрямую, просто по конкретным проектам, запрашивая экспертизу или другие продукты. Более того, покинувшие ЮНИДО страны, например США и Канада, продолжают заказывать ей проекты технического содействия.

Выход из состава ЮНИДО страны объясняют сложностями в национальной экономике, которые сокращают возможности оказывать финансовую поддержку международным институтам развития. И если, допустим, в отношении Греции все понятно, объяснять ничего не надо, то в Дании, как мне объяснила коллега — посол этой страны, в последние годы осложнилась ситуация с реализацией внутренних социальных программ. Поэтому в Копенгагене ищут возможности, как сократить те расходы, которые не являются для них критически важными. А так как Дания выделяет очень значительные средства в пересчете на душу населения на содействие экономическому и промышленному развитию по линиям других международных организаций, то датчане решили, что для них участие в ЮНИДО, по линии которой у них сейчас нет конкретных страновых проектов, в нынешних непростых финансовых условиях избыточно.

— И каков вклад Евросоюза?

— Европейский союз — крупнейший донор ЮНИДО по части добровольных взносов. Причем эти взносы возрастают с каждым годом. Конечно, среди членов Евросоюза наибольший интерес к ЮНИДО сейчас проявляют те страны, которые работают по содействию развитию африканского континента.

— То есть речь о кризисе в организации не идет?

— Я не думаю, что будет правильно сказать, что в ЮНИДО есть какой-то кризис. Идет процесс приспособления организации к новым задачам, в условиях, когда мировым трендом становится реиндустриализация. ЮНИДО владеет технологиями в этой сфере, в том числе по созданию малых и средних предприятий. Как глобальная организация, она неплохо знает ситуацию на местах и может предложить проекты, которые интересны и донорам, и потребляющим эту экономическую помощь.

Я не думаю, что ЮНИДО ждет плохое будущее, тем более что нынешний ее руководитель господин Ли Юн по образованию и по прежней работе финансист, поэтому он довольно эффективно умеет привлекать деньги на реализацию различных проектов. Будем надеяться, что когда-нибудь некоторые страны, которые сейчас покинули ЮНИДО, задумаются о своем возвращении.

Кроме того, сейчас в организацию идет и приток стран, пусть небольшой и пусть не самых крупных государств, но процесс идет. В частности, в 2015 году Маршалловы острова присоединились к ЮНИДО, с намерением войти в число стран-членов объявили Кирибати. С точки зрения пополнения бюджета это может быть не очень существенный факт, но с точки зрения полезности ЮНИДО, особенно для развивающихся стран, которые могут получать через ее каналы дополнительное техническое содействие, этот факт подчеркнул важность и востребованность организации.

Армения. Австрия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2016 > № 1656708 Владимир Воронков


Австрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644880 Владимир Воронков

Гостеприимная Австрия и Вена, ее столица, не только регулярно принимают у себя различные международные мероприятия, но и являются местом расположения многочисленных международных организаций, в которых Россия участвует или с которыми сотрудничает. О сложности и очаровании работы представителя страны за рубежом, о том, что такое "венский дух" и как он выражается в реальном измерении, а также о том, будут ли дипломаты отмечать профессиональный праздник купанием в фонтане, постоянный представитель Российской Федерации при международных организациях в Вене, чрезвычайный и полномочный посол Владимир Воронков рассказал корреспонденту РИА Новости Марии Гусаровой.

Карьера Воронкова в Министерстве иностранных дел РФ началась в 1989 году. С тех пор он занимал различные посты в аппарате МИДа в Москве и за рубежом, в частности в Польше и Австрии. С сентября 2011 года он возглавляет постпредство России в Вене.

— Владимир Иванович, что такое "посол при международных организациях"? При каких?

— В Вене располагаются несколько типов международных организаций. Первый – это венские организации системы ООН и сопряженные с ними, второй – ОБСЕ, ОПЕК и другие, имеющие региональный или узкоспециализированный характер, третьи – институты Евросоюза. Я отвечаю за взаимодействие с девятнадцатью организациями, преимущественно системы ООН. Аккредитован при пяти из них. Это Управление по наркотикам и преступности (УНП, UNODC), UNIDO (ЮНИДО) – Организация Объединенных Наций по промышленному развитию, МАГАТЭ (IAEA) – самая крупная из них и для моей работы, пожалуй, самая приоритетная международная организация, которая занимается проблематикой нераспространения ядерного оружия и продвижением мирного атома. Далее – подготовительная комиссия Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ, CTBTO), которая еще, собственно, не завершила окончательное становление как организация, потому что пока не все страны выполнили свои обязательства по вступлению этого договора в силу. И, наконец, Международная антикоррупционная академия.

— А остальные?

— С остальными сотрудничество, может быть, не столь объемное, но не менее полезное. С тем же ОПЕК, хотя мы не члены картеля, очень тесно взаимодействуем. На постоянной основе ведется диалог между министерством энергетики Российской Федерации и секретариатом, а также другими структурами ОПЕК. По нынешним временам это очень важное направление сотрудничества, потому что на основе профессионального анализа ситуации оно позволяет прогнозировать тенденции развития мирового нефтяного рынка.

— Например?

— Встреча в рамках этого диалога в июле 2015 года в Москве между генеральным секретарем ОПЕК Абдаллой Салем аль-Бадри и министром энергетики России Александром Новаком оказалась весьма продуктивной. Тот уровень цен на нефть, который сейчас достигнут на мировом рынке, был довольно точно спрогнозирован именно тогда. Думаю, что такой прогноз, наряду с другими, позволил лучше подготовиться к падению стоимости этого энергоносителя, в некоторой степени смягчить неблагоприятные последствия для нашей экономики.

— Вернемся к вашей ежедневной работе…

— Я занимаюсь теми организациями, которые носят преимущественно профессионально-технический характер и имеют глобальный охват, поэтому они устойчивы к политическим стрессам. Смысл их деятельности – международное регулирование различных сфер деятельности. То есть создается определенная международно-правовая рамка, где вырабатываются приемлемые для всех стран-участниц принципы и подходы. Возьмем, к примеру, Управление по наркотикам и преступности, задача которого противодействовать в том числе незаконному распространению наркотиков. Наше внутреннее законодательство опирается на положения трех базовых антинаркотических конвенций, на страже которых стоит данное управление.

— То есть текущая мировая политика их не касается?

— Касается, конечно, но все же в ограниченном масштабе. Поэтому через эти международные структуры можно наиболее эффективно осуществлять один из ведущих постулатов российской дипломатии – продвижение экономических интересов. О важности такой работы еще в 2012-м году говорил наш президент Владимир Владимирович Путин на совещании послов и постоянных представителей в МИД России. Здесь эта работа ведется практически в ежедневном режиме.

— Можете привести конкретные примеры?

— Что, собственно, мы делаем? Скажем, на площадке МАГАТЭ мы стремимся создать соответствующие условия, международные рамки для продвижения наших технологий и продуктов. Простой пример: мы каждый год организуем поездки постпредов разных стран на различные российские ядерные объекты. В результате этих поездок наши зарубежные коллеги видят, что наши технологии безопасны, что они совершенны с точки зрения нынешнего уровня развития этой мировой отрасли, они абсолютно конкурентоспособны. И, естественно, рекомендуют своим столицам, если у них есть заинтересованность в развитии ядерной энергетики, приглядеться к российским достижениям в этой сфере. Такая практика неплохо работает, причем это не только моя оценка, но и оценка в том числе руководства госкорпорации "Росатом". Благодаря этим поездкам удается вовлекать новые страны в мирную ядерную энергетику, продвигая наши технологии, и зарабатывать на них деньги. В данном контексте отмечу, что Россия и Иордания в марте 2015 года подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в сооружении первой иорданской АЭС. Встреча представителей стран по вопросу строительства станции состоится уже в этом месяце в Аммане. В аналогичном ключе сейчас идет работа с Египтом.

— Расскажите, а почему именно в Вене появилось столько международных организаций?

— Это интересный вопрос, к тому же малоизвестный широкой публике в России. В мае 1955 года было достигнуто международное соглашение о суверенитете Австрии. И все войска, которые государства-победители во Второй мировой войне размещали в Австрии, включая советские, были выведены. Австрия по решению австрийского парламента с 26 октября 1955 года является постоянным нейтральным государством. Это создало необходимые условия для ведения диалога в условиях тогдашнего раскола мира на две системы. Поэтому венская площадка стала весьма востребованной для переговоров по разным международным вопросам. К этому времени относится старт карьеры выдающегося австрийского политика, министра иностранных дел, а потом и федерального канцлера Бруно Крайского. Он 13 лет был федеральным канцлером, с 1970-го года, и в это же время в Вене началось становление международных организаций. В 1979 году произошло историческое событие – был создан Венский международный центр ООН. Кстати, сейчас венское отделение ООН возглавляет наш соотечественник Юрий Викторович Федотов, до этого назначения посол России в Великобритании.

— В чем преимущества этой страны в современных условиях?

— Ответственная, прагматичная внешняя политика, неучастие в военных блоках, здоровая экономика, очень хорошая инфраструктура для проведения различных международных форумов. Свою роль играет и красота страны. К тому же австрийцы в массе своей спокойные, договороспособные и дружелюбные люди.

В общем, Вена, наверное, не зря считается одной из столиц мировой дипломатии, и австрийцы очень ценят это, вкладывая в развитие околодипломатического бизнеса немалые деньги, как, впрочем, и зарабатывая на нем, потому что здесь проводится множество всяких международных встреч.

Скажем, Хельсинкский заключительный акт был подписан в Хельсинки, а весь переговорный процесс шел в Австрии, много лет давая работу и дипломатам, и тем, кто их обслуживает.

Второй пример – это достижение всеобъемлющей договоренности по Ирану в июле 2015 года. Тоже Вена, тоже успешный дипломатический опыт: как мы помним, переговоры шли не в конфронтационной манере, а в активных поисках развязок для достижения окончательной договоренности.

Известная формула "венский дух" – это суть дипломатии, умение договариваться на основе разумных компромиссов и учета интереса всех сторон переговоров.

— Хорошо, а здесь-то в чем выгода Вены?

— Известная венская гостиница "Кобург", где проводились переговоры по Ирану, была до их начала, как гласит молва, на грани банкротства. В результате огромного внимания общественности к иранским переговорам гостиница была на слуху, сумела приобрести дополнительное реноме, выйти из финансовых сложностей и сейчас функционирует в нормальном режиме. Кстати, в гостинице "Кобург" в декабре 2015 года состоялась торжественная церемония бракосочетания нашей знаменитой оперной дивы Анны Нетребко с азербайджанским тенором Юсифом Эйвазовым. То есть дела этого отеля после иранских дипломатических баталий явно пошли в гору.

— А если выразить "венский дух" в человеческом измерении?

— В рамках переговоров по Ирану это, прежде всего, усилия министров иностранных дел стран "шестерки" (Россия, США, Франция, Китай, Великобритания, Германия + ЕС как координатор) и Ирана по нахождению мирного, конструктивного и справедливого решения иранской проблемы: высший образец дипломатического искусства, исключивший любые силовые варианты. Именно Россия предложила методологию решения проблемы иранской ядерной программы: на основе поэтапности и взаимности.

Кстати, хочу добавить, что и тот переговорный процесс, который сейчас идет по Сирии, называется "венским процессом". В этом сочетании слов "венский процесс" есть надежда, что он будет такой же успешный, как и по иранской ядерной программе.

— Владимир Иванович, расскажите о сотрудниках постпредства?

— В постпредстве работает порядка 40 дипломатов. Коллектив – один из наиболее интересных и результативных коллективов, с которыми за мою уже немалую дипломатическую карьеру довелось работать. Этого требует тематика, которой мы здесь занимаемся, все-таки ее разброс очень большой: от мирного атома до различных экспортно-контрольных режимов и борьбы с преступностью. Или конструирование моделей развития глобальной экономики и политики, чем занимается Международный институт прикладного системного анализа (IIASA) в Лаксенбурге. Активно сотрудничаем с этим институтом.

— И все исключительно дипломаты?

— По статусу — да, хотя в нашем составе работают и представители "Росатома", в частности бывший замгендиректора МАГАТЭ Александр Викторович Бычков, и представитель Минобрнауки России. Мы тесно взаимодействуем со многими российскими министерствами и ведомствами, естественно, при координирующей роли МИДа – с ФСКН, с МВД, с ГК "Росатом" и Минэнерго, с Минприроды и Минздравом, с ГК "Роскосмос", ФСВТС, Ростехнадзором, Росстатом и др.

Что касается профессиональной подготовки, то в постпредстве работают не только выпускники МГИМО (У), но и выпускники МГУ, в том числе и естественнонаучных факультетов, а также МИФИ, МГЛУ и других. Это создает необходимый сплав различных профессиональных качеств для работы на венской площадке международных организаций. Многие сотрудники поработали в различных департаментах МИДа, в других посольствах и постпредствах. Некоторые из них – в крупных дипломатических точках, в том числе в Пекине, а некоторые – и в горячих, скажем, в Афганистане. Словом, несмотря на молодой возраст, думаю, в среднем около 40 лет, люди опытные, хорошо обученные профессии. Кроме того, примерно 60% дипломатов постпредства – это мужчины и 40% дипломатов – женщины. Считаю, что такое сочетание создает сбалансированность в работе, потому что женщины-дипломаты и мужчины-дипломаты в силу того, что психология в чем-то различается, взаимно дополняют друг друга, а в дипломатии это тоже очень важно.

— Что нужно, чтобы успешно работать в венском постпредстве?

— Чтобы успешно работать здесь, сотрудники должны обладать высокой работоспособностью и стрессоустойчивостью. К тому же многосторонняя дипломатия требует овладения буквально всеми дипломатическими приемами и навыками. Это и умение собирать и анализировать информацию, излагать ее кратко и четко на бумаге, и вести переговоры практически в ежедневном режиме, выступать публично. Причем в аудиториях, где могут находиться представители полутора сотен стран. Надо не только уметь отстаивать государственную точку зрения, но и добиваться результатов, находить важные для нас решения.

Сотрудники постпредства обладают этими качествами, как и очень хорошими знаниями иностранных языков. Все дипломаты владеют как минимум двумя языками, в первую очередь английским. Некоторые из них свободно изъясняются еще и на редких языках, скажем, на китайском, арабском, голландском и других.

— День дипломатического работника 10 февраля будете отмечать все вместе?

— Конечно. В этот день, кроме памятных мероприятий вместе с посольством России в Австрии и постпредством при ОБСЕ, мы возлагаем цветы к мемориальной доске князя Горчакова, который здесь был послом в середине 19-го века, и к памятной табличке другого русского посла – графа Разумовского в переулке Разумовского (Razumovsky-Gasse), силами трех диппредставительств мы проводим праздничный прием, на который приглашаем послов стран СНГ, в том числе выпускников советских и российских вузов. С коллегами, российскими послами, приходим в дипломатических мундирах, которые положено надевать на этот праздник. Приглашаются также российские сотрудники международных организаций, а таких здесь порядка 300 работающих человек. А если взять с отставниками, то их значительно больше. Наиболее многочисленная "диаспора" – в МАГАТЭ, там работает порядка 80 человек, в том числе на очень серьезных должностях, включая заместителя гендиректора агентства.

В этот день мы, конечно, чувствуем себя ближе к родине, потому что, во-первых, нас, россиян, на прием собирается много, во-вторых, такие мероприятия, мы знаем, проводятся по всему миру и в нашей штаб-квартире в Москве, в МИДе.

Кстати, на территории постпредства в Вене, где проходит прием, есть фонтан, но в день дипломата мы в нем на всякий случай не купаемся.

— Красивая традиция, приемы по праздникам, много сложной и интересной работы – это все положительные стороны работы дипломата. А какие есть минусы?

— Наверное, образ дипломатии был бы неполным, если бы я не сказал хотя бы о некоторых издержках этой профессии. Главное, конечно, отрыв надолго от родины, друзей и родственников, жизнь вдали от дома. Все это становится порой очень серьезным препятствием для сохранения активного общения, как это бывает, когда ты работаешь в Москве. Есть и другие издержки. Я это говорю для того, чтобы тот, кто собирается стать дипломатом, понимал, что это не глянцевая страница, это не мундиры-приемы, это тяжелая работа, порой сопряженная с отказом от многих вещей, которые могут позволить себе представители других профессий.

Но тем не менее я считаю, что это одна из самых интересных, самых комплексных, самых энергичных профессий, которая заставляет человека всю жизнь учиться чему-то новому. Ты меняешь страны, ты меняешь направления, МИД дает для этого колоссальные возможности.

— Как складывалась ваша карьера?

— Я начинал свою карьеру как дипломат, специализировавшийся на российско-польских отношениях. Потом занимался общеевропейской проблематикой, работал в нашем постоянном представительстве при ОБСЕ в Вене, возглавлял департамент общеевропейского сотрудничества МИД РФ, охватывающий контакты и с НАТО, и с ЕС, и с Советом Европы, и с ОБСЕ. Так сложилась судьба, что мне посчастливилось затем переключиться на международные организации системы ООН. Это захватывающая и многоплановая работа.

— Какую роль играет постпредство России при международных организациях в Вене для российской дипломатии?

— Постпредство при международных организациях в Вене для Российской Федерации всегда была и остается очень важной дипломатической точкой. Я горжусь тем, что получил это назначение. Мои предшественники на посту постоянного представителя – Вячеслав Михайлович Молотов, который создавал здесь дипмиссию при МАГАТЭ, Леонид Митрофанович Замятин – один из самых влиятельных членов советского руководства в 1980 годы. Постпред Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко командовал во время Великой Отечественной войны Центральным штабом партизанского движения СССР, являлся одним из выдающихся политических деятелей советской Белоруссии, кавалером четырех орденов Ленина. В девяностые-двухтысячные годы здесь работали первый заместитель министра иностранных дел Валерий Васильевич Лощинин, заместитель министра иностранных дел Григорий Витальевич Берденников. Оба они недавно вышли в отставку. Да и все остальные постпреды-послы были очень высокого калибра. Стараюсь не отставать.

Австрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644880 Владимир Воронков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter