Всего новостей: 2554706, выбрано 2 за 0.060 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 октября 2017 > № 2371793 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Ирака И.Джаафари по итогам переговоров, Москва, 23 октября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Ирака И.Джаафари прошли очень продуктивно.

Главное внимание уделили обмену мнениями о ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки и в целом международной повестке дня с упором на необходимость активизации усилий по борьбе с международным терроризмом. Сейчас основной фронт этой борьбы проходит в Ираке и соседней Сирии. Главная задача всех участников антитеррористических действий заключается в том, чтобы максимально нанести поражение таким террористическим группировкам, как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», и минимизировать, если не свести к нулю, их возможность «расползтись» в другие регионы земного шара. Мы убеждены, что этой задаче отвечает выдвинутая Президентом России В.В.Путиным инициатива по образованию подлинно глобальной антитеррористической коалиции, которая работала бы слаженно на основе взаимного доверия и объединения общей целью без двойных стандартов.

Поддержали усилия Правительства Ирака не только на антитеррористическом направлении, где достигнуты серьезные успехи, но и в контексте нормализации ситуации в стране через инклюзивный диалог всех этноконфессиональных групп. Под этим углом зрения рассмотрели результаты прошедшего 25 сентября в Иракском Курдистане референдума. Подтвердили позицию российской стороны в пользу урегулирования всех вопросов между Правительством Ирака и руководством курдской автономии через конструктивный взаимоуважительный диалог на платформе единства и территориальной целостности иракского государства.

Констатировали наличие хорошей базы для дальнейшего развития двустороннего сотрудничества, включая политический диалог, торгово-экономическое взаимодействие, прежде всего в энергетике, а также военно-техническое сотрудничество, сферу образования. Г-н И.Джаафари выразил признательность за дополнительное увеличение количества стипендий для иракских граждан, желающих обучаться в Российской Федерации.

Эти и другие вопросы наших двусторонних отношений будут подробно и предметно рассмотрены завтра во время встречи г-на И.Джаафари с заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Д.О.Рогозиным – они являются сопредседателями Российско-Иракской межправительственной комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Г-н Министр любезно пригласил меня еще раз посетить столицу Ирака. С удовольствием принимаю это приглашение. Сроки мы согласуем дополнительно.

Вопрос: Какая позиция России по референдуму в Курдистане? Намерена ли Россия расширять в дальнейшем экономические отношения с Курдистаном? Ряд дипломатических представительств закрылись в Эрбиле. Каковы планы России?

С.В.Лавров: Что касается вопроса о нашей оценке состоявшегося референдума, то я уже коротко об этом сказал в своем вступительном слове. Но подчеркну, что мы понимаем чаяния курдского народа в том, что касается устремления к укреплению своей идентичности, своего самосознания.

Однако мы считаем правильным реализовывать эти устремления исключительно через диалог с Правительством Ирака с учетом в полной мере того значения, которое курдский вопрос имеет в региональном масштабе, и необходимости избегать дополнительных источников нестабильности в регионе.

Среди иракских курдов есть различные политические течения, и Российская Федерация стремится поддерживать контакты со всеми представителями политического поля Ирака, в т.ч. из числа курдов. В этих контактах мы доводим вышеизложенную позицию до наших собеседников.

Что касается нашего дипломатического представительства в Эрбиле, то сегодня утром я видел репортаж «Евроньюз» («самого объективного и беспристрастного телевизионного канала» в Европе, а может быть, и в мире, как они сами себя называют), где было заявлено, что Россия отвергла требования Багдада закрыть свою дипломатическую миссию в Эрбиле. Я удивился и сегодня поинтересовался у г-на Министра, когда мы проводили переговоры, так ли это. Он меня заверил, что в данном случае «объективный и беспристрастный» канал «Евроньюз» попался на чью-то провокацию и пустил в эфир откровенную дезинформацию. Наше Генеральное консульство в Эрбиле продолжает функционировать, как и генеральные консульства многих других стран. Напомню, что Генеральное консульство в Эрбиле подчиняется в своей повседневной деятельности Посольству Российской Федерации в Багдаде – столице единого Ирака

Что касается экономического сотрудничества с Иракским Курдистаном, то наши компании в этом заинтересованы и планируют расширять свою деятельность в Ираке в целом и в Иракском Курдистане как составной части Ирака с особым статусом.

Вопрос: Накануне американский Президент Д.Трамп сообщил, что после освобождения сирийского города Ракка у США будет новая политика по отношению к Сирии, направленная на поддержание местных сил и создание условий для урегулирования ситуации в Сирии. Вам известно что-нибудь об этом новом политическом курсе?

С.В.Лавров: Мы в контакте с американскими коллегами по сирийской проблеме, включая тему т.н. деконфликтинга по линии военных и внешнеполитических ведомств. В последнее время обращаем внимание на некоторые странные вещи, которые происходят в деятельности ведомой американцами коалиции в Сирии. Имели место многочисленные случаи, когда в периоды наступления сирийской армии на позиции игиловцев те же самые игиловцы спокойно выходили из тех районов, которые контролировались опекаемой США оппозицией, и направлялись для оказания дополнительного сопротивления сирийской правительственной армии. В частности, были случаи массового исхода игиловцев из Ракки в тот самый момент, когда коалиция, поддерживаемая США, вела осаду этого города. Были и другие эпизоды, связанные с тем, что наши американские коллеги пытались начертить какие-то линии, за которые сирийская армия заходить не должна.

Я откровенно спрашивал Госсекретаря США Р.Тиллерсона, мы задавали этот вопрос и на других уровнях по дипломатическим и военным каналам, какие цели США преследуют в САР? Ответ каждый раз, многократно подтвержденный, был один: единственная цель США и той коалиции, которую они сколотили в САР – это борьба с ИГИЛ и доведение этой борьбы до победного конца. Поэтому когда мы слышим о новой линии США, которая предполагает создание неких местных советов на территории суверенной Сирии, конечно, это у нас не может не вызывать вопросов, которые мы направляем в Вашингтон. Рассчитываем, что получим честный и понятный ответ.

Вопрос: Какие действия может предпринять российское руководство для урегулирования конфликта между Багдадом и Эрбилем, чтобы прекратилась война?

С.В.Лавров: Откровенно говоря, мы пока войны не видим. Надеемся, что ее и не будет между правительственными войсками Ирака и курдами. Считаю, что в конкретном плане сами стороны должны решать, пойдут ли они на прямой диалог или им нужны посредники. Мы не хотим навязывать им какое-либо решение. Я уже упоминал сегодня, что, помимо тесных очень дружественных отношений с Правительством Ирака, мы поддерживаем контакты со всеми течениями среди иракских курдов. Мы всем им посылаем сигнал о необходимости искать взаимоприемлемые договоренности. Убежден, что для этого существуют все возможности. Иракское руководство, государство не отторгает курдов, не объявляет их преступниками, врагами, террористами, не запрещает их язык, традиции, культуру, не разрушает их памятники. Наоборот, оно вовлекает курдов в органы власти, признает особые права курдской автономии в рамках иракского государства. Поэтому мне кажется, что налицо все компоненты, чтобы договариваться, как обеспечить совместное проживание в рамках единого государства в соответствии с иракской конституцией.

Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 октября 2017 > № 2371793 Сергей Лавров


Ирак. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2011 > № 345252 Сергей Лавров

Российско-иракские отношения

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в мае побывал в Ираке. Целью поездки были переговоры, среди прочего, по поводу российских инвестиций в иракские проекты в области энергетики. В интервью по электронной почте директор и основатель Европейского геополитического форума в Брюсселе Марат Тертеров (Marat Terterov) обсуждает российско-иракские отношения

World Politics Review: Какова новейшая история отношений Ирака и России?

Марат Тертеров: Россия, как и Франция, выступала одним из ближайших иракских союзников в 90-е, когда Багдад жил в изоляции и под санкциями ООН. В этот период времени Москва часто оказывала Багдаду политическую поддержку, оказывая давление в принятии решения о снятии с Ирака нефтяного эмбарго и осуждая время от времени случавшиеся воздушные атаки США и Великобритании на иракские объекты. В тот период российские дипломатические увертюры иногда шли на пользу всему региону, что стало очевидно в 1994 году, когда Москва убедила Багдад публично признать независимость и территориальную целостность Кувейта.

Покровительство Москвы помогло российским компаниям выиграть лакомые коммерческие контракты в Ираке. Контракты в иракском энергетическом секторе, т как и целый блок менее заметных деловых «пограничных» сделок на границе между нефтяным эмбарго и торговлей оружием, стали главной наградой, к которой так сильно стремились российские подрядчики. Главным трофеем, вероятно, было нефтяное поле West Qurna-II. По оценкам экспертов, ожидаемая прибыль российских компаний от концессий с Ираком составляла порядка 70 миллиардов долларов – российские компании мечтали об этом со времен правления Саддама Хусейна. Так или иначе, вся ситуация катастрофически изменилась в марте 2003 года, когда под руководством США началось вторжение сил Запада.

- В каких областях, в основном, сотрудничают страны?

- Приоритетной задачей Москвы в пост-саддамовский период стало заполучить обратно основные контракты в энергетическом секторе – те самые, которые так радовали Россию во времена Саддама, а если точнее – то непосредственно нефтяное поле West Qurna-II – проект, будущее которого стало предельно туманным, как только сформировалось новое, проамериканское иракское правительство. К 2005 году, тем не менее, после того, как Москва согласилась списать большую часть иракского долга, тянущегося еще с советских времен, вдруг стало известно, что West Qurna-II будет передана обратно в распоряжение России, и что основную прибыль с нее будет получать нефтяная компания «Лукойл».  Нефтяное поле West Qurna-II содержит, по некоторым подсчетам, порядка 11,3 миллиардов баррелей нефти, а присутствие «Лукойла» в Ираке на данный момент подчеркивается частыми визитами президента компании Вагита Алекперова.

В более широком плане, отношения между Москвой и пост-саддамовским правительством Ирака постепенно нормализуются. В апреле 2009 года премьер-министр Ирака Нури аль-Малики (Nouri al-Maliki) одновременно встретился в Москве с российским премьер-министром Владимиром Путиным и президентом Дмитрием Медведевым и добился выхода на новый уровень сотрудничества между Ираком и Россией, особенно в области коммерческих отношений. Широко обсуждалось сотрудничество по проекту совместного возведения энергостанций, а также инженерных работ над другими проектами. Судя по всему, сейчас это сотрудничество продолжает укрепляться и расширяться, учитывая, что в мае российский министр иностранных дел уже посещал Багдад для проведения переговоров по вопросам поставок нефти и оружия, а также участия российских компаний в различных иракских проектах, в том числе в сельском хозяйстве, управлении водными ресурсами, транспортной отрасли, науке и других областях.

- Каким образом деятельность России в Ираке может отразиться на регионе в целом?

- Активность России на Ближнем Востоке в последние годы продолжает расти, и ее все большая вовлеченность в дела Ирака будет, в целом, хорошо принята арабами, которые привыкли рассматривать Россию как противовес Америке. Такое же отношение к стране и среди монархических государств Персидского залива, в последние пять лет улучшились отношения с Россией у всех стран региона.

Пока некоторые воинствующие американские политики и аналитики хотели бы «бить тревогу» по поводу так называемой «неосоветской политики Москвы в регионе», на самом деле присутствие России в Ираке не представляет непосредственной опасности для интересов Запада. Конечно, присутствие России, равно как и Турции, в иракском нефтяном секторе, может сделать последний более конкурентоспособным и позволить Ираку выиграть от дополнительных инвестиций. Политика Москвы в отношении сотрудничества с Ираком в последние пять-восемь лет придерживается единой линии и сфокусирована на расширении областей интересов России в регионах мира, включая территории бывших союзников, а также на лоббировании экспансии российской коммерции в эти регионы. Марат Тертеров (Marat Terterov), Global Insider: Russia-Iraq Relations, World Politics Review, США

Ирак. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2011 > № 345252 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter