Всего новостей: 2554706, выбрано 3 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Моргунов Илья в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Моргунов Илья в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Ирак. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 23 марта 2016 > № 1697055 Илья Моргунов

Все вопросы поставок в Ирак российской продукции военного назначения обсуждаются с представителями федерального правительства Ирака в Багдаде или в Москве. Переговоры по этому вопросу с региональным правительством Иракского Курдистана не проводятся. Об этом, а также об экономическом сотрудничестве с Багдадом и Эрбилем и деятельности информационного координационного антитеррористического центра в Багдаде, посол РФ в Ираке Илья Моргунов рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице.

— Господин посол, на прошлой неделе состоялся ваш визит в Иракский Курдистан, где вы встретились с руководством автономного района. Насколько продуктивным был данный визит?

— Визиты посла России в Курдский автономный район (КАР) Ирака проводятся регулярно в рамках поддержания политического диалога со всеми представленными в федеральном парламенте Ирака партиями и этноконфессиональными блоками, а также в целях развития контактов с отдельными иракскими областями. Не стала исключением из этого правила и последняя поездка в города Эрбиль и Сулеймания 12-20 марта 2016 года. Состоялись встречи с президентом КАР Масудом Барзани, премьер-министром регионального правительства Нечирваном Барзани, лидером Патриотического Союза Курдистана и бывшим президентом Ирака Джалалом Талабани, главой Департамента международных связей КАР, членами политбюро ПСК, другими официальными лицами. Обсуждались вопросы делегационного обмена в 2016 году и расширения деятельности на территории КАР российских компаний.

— Удалось ли обсудить возможность дальнейших поставок вооруженным силам Иракского Курдистана новых партий российского оружия? Может ли новая поставка произойти уже в апреле?

— Все вопросы поставок в Ирак российской стороной продукции военного назначения на основе ранее заключенных или будущих контрактов обсуждаются с представителями федерального правительства Ирака в Багдаде или в Москве. Заказанное вооружение поступает иракскому заказчику по мере его изготовления российскими предприятиями согласно временным графикам, утвержденным в контрактах.

— Согласовывается ли это с официальным Багдадом?

— Переговоры по военно-техническому сотрудничеству с региональным правительством КАР не проводятся. Если же речь идет о безвозмездных поставках российского оружия в Иракский Курдистан в целях усиления потенциала курдских сил самообороны "пешмерга" в борьбе с ИГИЛ ("Исламское государство", организация запрещена в России – ред.), то делается это также в координации с иракским правительством в Багдаде. Именно туда прибывают российские транспортные самолеты для проведения таможенных процедур и получения согласия на дальнейший перелет в город Эрбиль. Речь, как правило, идет о поставках курдам легкого и среднего стрелкового вооружения и боеприпасов.

— Ранее сообщалось, что в ходе вашей встречи с премьер-министром Иракского Курдистана обсуждалось двустороннее экономическое сотрудничество. О каком взаимодействии шла речь, обсуждалось ли сотрудничество в нефтяной сфере?

— В Курдском автономном районе давно и успешно работает ПАО "Газпром нефть". Продолжаются работы по освоению трех курдских нефтяных участков, уже добыты первые партии нефти. Российская сторона рассчитывает на долгосрочное стратегическое сотрудничество как с Ираком в целом, так и с КАР в частности. Такой подход требует от обеих сторон регулярных рабочих контактов для сверки часов, обсуждения уже сделанного и разработки совместных перспективных шагов. Эти темы и стали главными в ходе встречи моей встречи с премьером регионального правительства КАР Барзани.

— Сейчас в сотрудничестве с Ираком в Багдаде действует международный информационный центр, созданный для координации борьбы с "Исламским государством". Насколько эффективна его работа? Есть ли необходимость расширить число его участников?

— По моему глубокому убеждению, учрежденный в Багдаде в сентябре 2015 года для борьбы с ИГИЛ четырехсторонний Координационный центр свою задачу успешно выполняет. Вопрос о расширении количества его участников на повестке дня пока не стоит.

Пользуясь случаем, хотел бы обратить внимание на целесообразность, на мой взгляд, как можно реже использовать в общественно-политической лексике термин "Исламское государство" применительно к террористическому образованию на территориях Ирака и Сирии. Все арабские страны – исламские, и говорить об "Исламском государстве" без географической привязки означает косвенно поддерживать намерение террористов придать своим бандитским действиям характер или религиозной войны за чистоту ислама, или, что еще хуже, борьбы цивилизаций. Арабы это понимают и оперируют термином ДАИШ, что является сокращением от "Исламского государства Ирака и Леванта" (в арабском варианте – ред.). На Западе это образование называют в подавляющем большинстве случаев ISIL или ISIS, но никак не IS.

— Планируются ли визиты в РФ иракских чиновников на высшем и высоком уровне и российских чиновников в Ирак?

— В планах на 2016 год запланированы визиты на высоком уровне. Первый из них состоялся 10-11 февраля 2016 года, когда Багдад посетил вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Он подписал здесь итоговый протокол шестого заседания российско-иракской комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Сроки других визитов согласовываются.

Ирак. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 23 марта 2016 > № 1697055 Илья Моргунов


Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 ноября 2015 > № 1539143 Илья Моргунов

Сегодня в Багдаде открывается Российско-иракский бизнес-форум. О перспективах торгово-экономического партнерства двух стран, планах по линии военно-технического сотрудничества, совместной борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" в интервью корреспонденту РИА Новости Евгению Орлу рассказал посол РФ в Багдаде Илья Моргунов.

— Парламент Ирака собирается рассмотреть вопрос об обращении к России за помощью в борьбе с группировкой "Исламское государство". Обсуждалась ли эта тема по дипломатическим каналам, проводились ли какие-либо консультации?

— Нет, это является инициативой одной из парламентских фракций. По дипломатическим каналам эта тема не обсуждалась. Каких-либо обращений на этот счет к российской стороне через нас не поступало, консультации по данной тематике не проводились.

— Выступали ли США с какими-либо инициативами о сотрудничестве с РФ в рамках операции по борьбе с террористами в Ираке? Выдвигала ли свои предложения Москва? О каких формах взаимодействия может идти речь?

— Вопрос надо адресовать не посольству России в Багдаде. Со своей стороны, можем только сказать, что не располагаем конкретной информацией о каких-либо американских инициативах. Москва, как известно, обращалась к Вашингтону с просьбой поделиться разведывательной информацией, однако американцы на это не идут. Насколько мы понимаем, пока идет координация по линии военных ведомств, необходимая для недопущения столкновений между российскими и американскими боевыми самолетами в Сирии.

— Помогало ли российское посольство организовать работу координационного центра в Багдаде? Сколько сейчас представителей РФ в нем работает? Поступали ли уже какие-то предложения от третьих стран о сотрудничестве в рамках этого центра?

— В части, его касающейся, посольство оказывало помощь на стадии организации работы центра. Теперь отношения развиваются без нашего участия между соответствующими ведомствами четырех стран. Говорить о количестве российских представителей в нем не хотели бы по общеизвестным причинам. О предложениях других стран присоединиться к работе центра нам неизвестно.

— США заявляют, что участие российских ВКС в операции против ИГ в Ираке помешает возглавляемой ими международной коалиции, которая уже наносит удары по боевикам на иракской территории. Чем вы объясняете такую позицию Вашингтона и оказывается ли какое-то давление со стороны США на Багдад в этом вопросе?

— Если все правильно скоординировать, то участие российских ВКС наоборот помогло бы американцам в борьбе с ИГ на территории Ирака. В годы Второй мировой войны, даже при тех, по нынешним меркам весьма примитивных, средствах связи, удалось наладить эффективное взаимодействие нашей армии с вооруженными силами союзников. Так что проблем технического или организационного плана здесь не видим. В упомянутых вами американских заявлениях, скорее всего, усматриваются причины политического, а не логистического характера.

Какой-то конкретной информации о давлении США на Багдад в этом вопросе у нас не имеется, а делать выводы на основании газетных публикаций и их тиражировании в разных вариациях считаем делом неблагодарным. Естественно, Вашингтон обеспокоен гипотетической перспективой использования ВКС России для нанесения ударов по объектам ИГИЛ в Ираке, который считает зоной исключительно своего влияния. С учетом этого можно предполагать, что американцы в той или иной форме все же проводят определенную работу с правительством Ирака, чтобы удержать его от обращения к Москве. Это подтверждают и не очень дипломатичные высказывания американских официальных лиц, посещающих Багдад. Создается впечатление, что, заявляя здесь публично об успешных, по их мнению, итогах своих контактов с иракским руководством, они забывают, что находятся в независимой стране, имеющей право на собственное мнение.

— Считаете ли вы в целом эффективными действия возглавляемой США коалиции в Ираке? Канада заявляет о намерении прекратить участие в этой операции, насколько оправданным вы считаете этот шаг?

— Наше мнение об эффективности или неэффективности должно основываться на мнении иракского военно-политического руководства. А его реакция на более чем годовые усилия международной коалиции показывает, что оно далеко не в полной мере удовлетворено ее действиями и ожидает большего. Да и сами американцы неоднократно заявляли, что борьба с ИГ в Ираке это надолго, возможно — на годы. Югославию в свое время бомбили более 1,2 тысячи американских самолетов, а в составе нынешней так называемой антитеррористической коалиции около 100 единиц. Такими темпами они, конечно, будут здесь бороться с терроризмом долгие годы.

Что касается заявления премьер-министра Канады Джастина Трюдо, то не думаю, что это серьезно скажется на будущих действиях коалиции по вышеуказанным причинам.

— Готовятся ли какие-то визиты на высоком уровне между РФ и Ираком, в том числе по линии военных ведомств?

— В ближайшей повестке дня таких визитов пока не запланировано, однако ситуация сейчас в регионе развивается настолько стремительно, что необходимость в таком визите может возникнуть в любой момент. По линии же экспертов у нас идет хорошо налаженный интенсивный делегационный обмен.

— Каков сейчас объем товарооборота РФ и Ирака, готовы ли стороны его наращивать и в каких сферах? Готовятся ли какие-то крупные сделки в сфере ВТС?

— В 2014 году объем российско-иракского товарооборота составил около 238 миллионов долларов США. В Москве и Багдаде уверены, что он не соответствует высокому уровню политического взаимодействия между нашими странам. Так что торгово-экономические связи, безусловно, будут наращиваться, в этом у нас есть обоюдная заинтересованность. В посольство регулярно обращаются российские и иракские бизнесмены с просьбами об оказании помощи в налаживании сотрудничества. Хорошие перспективы, на наш взгляд, может иметь продукция нашего машиностроения и сельского хозяйства (особенно зерновые культуры), химической, пищевой, целлюлозно-бумажной и некоторых других отраслей промышленности. Однако сейчас, с учетом крайне напряженной ситуации в стране в плане безопасности (четверть территории по-прежнему находится под контролем ИГ, на значительных территориях севера и запада Ирака проводится контртеррористическая операция), остаются трудности в реализации конкретных совместных планов. Однако уверен, что при той степени интереса, которую российский и иракский бизнес испытывают по отношению друг к другу, любые проблемы разрешимы.

Сотрудничество по линии ВТС развивается нормально. Все, что зависит от российских поставщиков, исполняется на высоком уровне и в срок. Несмотря на попытки третьих сил затормозить этот процесс, есть основания надеяться на продолжение активного ВТС с Ираком.

— Закончили ли российские нефтяные компании анализ своих бюджетов работы в Ираке в 2016 году? Какой результат? Сколько он составит у ЛУКОЙЛа и "Газпром нефти"? Будут ли у российских нефтяников дополнительные консультации с властями Ирака по этому вопросу? Касаются ли такие же предложения других нефтяных компаний, работающих в Ираке? Поступили ли от них ответы?

— Это все-таки коммерческая информация ОАО "НК "Лукойл" и ОАО "Газпром нефть" — у них надо спрашивать. Консультации же между этими и другими российскими нефтегазовыми компаниями и иракскими властями идут постоянно — слишком долго наши нефтяники работают в этой стране, где их хорошо знают и высоко ценят. В иракской нефтяной промышленности сделано очень многое усилиями СССР и России, что, в свою очередь, является прочной базой для дальнейшего наращивания двустороннего сотрудничества в данной сфере.

— Сохранится ли план по добыче нефти в стране на 2016 год?

— Госбюджет на 2016 год еще не утвержден парламентом, поэтому говорить что-то определенное о планах пока рано. На данный момент можно сделать лишь некоторые предположения, исходя из информации, доступной в местных СМИ. Так, в проекте бюджета на следующий год объем экспорта нефти за рубеж составляет 3,6 миллиона баррелей в день при цене одного барреля на уровне 45 долларов США. Соответственно, план добычи нефти, а он пока не озвучен, должен несколько превысить этот показатель, так как добыча должна быть больше, чем экспорт.

— Как продвигаются переговоры по вхождению ЛУКОЙЛа в проект "Насирия"? Когда ожидать результатов? Какова может быть структура сделки? Ожидаете ли вы прихода других нефтяников в страну?

— Переговоры на этот счет продолжаются. Речь идет о весьма масштабном и сложном проекте. При обсуждении различных аспектов его реализации возникает масса всевозможных вопросов, которые надо согласовать заранее. В этом случае уместно говорить о том, что лучше потратить больше времени на предварительное обсуждение дальнейших взаимных шагов, чем потом решать что-то в пожарном порядке.

Естественно, что к нам поступают просьбы об оказании содействия и от других российских нефтяных компаний, стоящих на пороге иракского рынка и ожидающих хотя бы относительной стабилизации обстановки в Ираке в сфере безопасности. Рассчитываем на то, что часть из них воспользуется проведением 2-7 ноября в Багдаде Российско-иракского бизнес-форума, организованного Российско-Арабским деловым советом и ТПП Ирака.

Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 ноября 2015 > № 1539143 Илья Моргунов


Ирак. Россия > Армия, полиция > arafnews.ru, 2 июля 2014 > № 1244047 Илья Моргунов

Группировка "Исламское государство Ирака и Леванта" объявила в воскресенье о создании "Исламского халифата". Посол РФ в Ираке Илья Моргунов заверил РИА Новости, что Багдад исламистам не взять, российские компании, действующие в Ираке, находятся в безопасности. Группировка "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ), контролирующая обширные территории на севере и востоке Сирии, а также на севере и западе Ирака, в минувшее воскресенье объявила о создании "Исламского халифата". Посол РФ в Ираке Илья Моргунов заверил корреспондента РИА Новости Полину Черницу в том, что Багдад исламистам не взять, российские компании, действующие в Ираке, находятся в безопасности и распад стране не грозит.

— Может ли сейчас идти речь о продолжении сотрудничества с Ираком в военно-технической сфере?

— Конечно, может. Оно уже идет. Оно вовсю развивается. Было в прошлом году совместное российско-иракское заседание, определено общее направление, параметры развития, так что все идет, все развивается. Вчерашние поставки – это не что-либо из ряда вон выходящее, это в соответствии с договоренностями, которые были достигнуты еще в ходе личных встреч глав наших государств в 2011 и 2009 годах, и последующими соглашениями между ведомствами – между министерством обороны Ирака и ФС ВТС России.

— То есть это нельзя связывать с тем, что якобы американцы задержали переговоры по поставкам своих истребителей, поэтому Ирак переключился на Россию?

— Я не слышал, чтоб американцы отказывались от поставок своих истребителей. По-моему, несколько американских единиц должно прибыть в ближайшее время. Я не очень уверен, что они прибудут. Я не помню, где я слышал, но якобы несколько штук должны прибыть. Видимо, сейчас состояние на фронте там, в Ираке, такое, что требуется как можно больше разного оружия – и американского, и российского.

— Нет, эти вопросы не обсуждаются в ФС ВТС — такие, политические. Мы говорили об общих направлениях развития, конкретно двусторонка обсуждается во время визитов иракских делегаций сюда либо российских в Ирак. А сейчас только в общих чертах шел разговор.

— Любая техника всегда нуждается при передаче другой стороне в обслуживании, в налаживании – будь то гражданская или военная. Я не знаю, сколько советников сейчас могло туда прибыть и прибыли ли они с этой партией. Они там, а я здесь, я не могу это дело контролировать. Но по логике вещей должны вместе с техникой прибыть наши специалисты, которые помогут ее собрать, во-первых, и, чтоб она взлетела, что-то сделать. Речь абсолютно не идет о том, что наши летчики должны летать и участвовать в боевых операциях. Это запрещено. Но собрать самолеты, как конструкторы, они, наверное, обязаны. В зависимости от того, что написано в контракте.

— Я перед отъездом в Москву слышал, что ожидается. Но если она будет нанесена по ИГИЛ совместными усилиями, думаю, Ираку от этого будет только лучше. А будут ли американцы наносить, не будут – я не знаю. Для того, чтобы использовать беспилотники, нужно разрешение Конгресса. Будут ли с авианосцев бомбить – американцы со мной не делились стратегическими планами. Хотелось бы надеяться, что они помогут нынешнему правительству как-то более активно в военном отношении, а там посмотрим.

— Если учесть, что за публика в составе ИГИЛ находится, которые одну страну разрушили – Сирию, теперь они другую разрушают, то, конечно, я в этом ничего плохого не вижу, чтобы совместными усилиями покончить с этой разношерстной бандой, которая потом может появиться и в Европе, и у нас там, на юге, и в соседних странах. И вообще натворить много бед в разных странах. Хотя они уже и так натворили и в Сирии, и в Ираке достаточно, но они же этими странами не удовлетворяются. У них там планы халифат создать, и в Европе еще наследить, и террористические акты делать. Поэтому бороться надо с ними всеми методами.

— А как вы оцениваете прогнозы по возможному распаду Ирака по этно-конфессиональному признаку на отдельные государства курдов, шиитов, суннитов?

— Ну вообще, про этот распад уже лет десять говорят, как Саддама Хусейна сбросили. Но сколько я иракцев знаю, они люди очень рациональные в своей основной массе. Несмотря на религиозную принадлежность — сунниты, шииты, курды, арабы, — по большому счету большинство населения понимает, что выжить проще в нынешнем мире, сохраняя сильную страну, населенную различными этносами, чем выжить порознь. Иракцы очень практичны в этом плане, я не думаю, что там в ближайшее время можно будет говорить о каком-то распаде. Больше пропагандистская кампания идет.

— Как нынешние события повлияют на деятельность российских компаний, работающих в Ираке?

— Я с 2000 по 2003 год был экономическим советником там. Вплотную сотрудничал с нашими компаниями, которые работали в Ираке. Я вам могу сказать, что поставки сельскохозяйственного оборудования нашего – не помню точно, из Краснодарского или из Ставропольского края — предупредили банкротство двух российских заводов, производящих такое оборудование. И это только одна отрасль. Поскольку страна уже воюет тридцать лет – Ирак я имею в виду, — потребности очень велики во всех практически областях: от сельского хозяйства до автомобилестроения и прочее. У них была хорошая промышленность при старом режиме. И сейчас это все восстанавливать надо. Многое сделано нашими: например, наши теплоэлектростанции занимают чуть ли не половину количества всего, что в Ираке существуют. Сейчас наши компании пытаются их реабилитировать. Работы непочатый край в Ираке! Очень емкий рынок и платежеспособный.

— Да они (компании) по большому счету еще туда и не пришли в большом количестве. Дело все в том, что в нынешнем Ираке под силу работать только тем крупнейшим нашим компаниям, которые могут тратить очень большие деньги на охрану своего персонала. И зачастую, мы подсчитывали у нас в посольстве, треть или четверть стоимости всего контракта — это расходы на безопасность. Надо нанимать местные ЧОПЫ, надо приобретать машины бронированные, обносить место работы заборами с вышками. И средние наши компании по деньгам это не тянут. В том количестве, в котором они были до войны 2003 года, они там отсутствуют. Но они стоят на пороге, ждут стабилизации обстановки, чтобы туда вернуться. Потому что опыт активного взаимодействия насчитывает лет сорок. Поэтому восстановить это не так трудно, была бы стабилизация военно-политическая.

Есть ли у РФ какие-либо экономические интересы в районах, захваченных ИГИЛ, есть ли там наши компании?

Нет, конечно. Наших компаний там и не было, в этих беспокойных районах. Из всех компаний, которые там работали, мне известно около десяти иностранных. Но из них часть до атаки ИГИЛовцев вышла оттуда, часть после. Сейчас там никого нет.

— А если говорить о наших нефтяных компаниях, в частности о "Газпромнефти", которая работает в Ираке. Может ли нынешняя ситуация повлиять на деятельность компании, на планы ее присутствия в стране?

— Теоретически отдельные группировки исламистов могут дойти до места работы «Газпромнефти», причинить какой-то вред работающим там людям, но в массовом количестве, думаю, до этого не дойдет. И вообще сомневаюсь, что они дойдут туда. Это близко от границы с Ираном, а там сильное иранское влияние, иранские войска могут быть задействованы. Так что для "Газпромнефти" я не вижу угроз, хотя предсказывать здесь невозможно. Линии фронта общей нет, столкновения идут сегодня здесь, завтра там, где они будут послезавтра, неизвестно. "Газпром" вложил изначально в охрану большие деньги. На случай обострения ситуации у всех наших компаний существуют мобилизационные планы. Паники нет.

— Они ("Газпромнефть") изначально вложились, большие деньги вложили в охрану, она их устраивает. На случай резкого обострения ситуации у всех наших компаний существуют мобилизационные планы, они в посольстве есть. Посольство находится в постоянном контакте с ними. До дня моего отъезда в Москву (на совещание послов – прим. ред.) мы перезванивались. Паники нигде не наблюдается. Да и в городе вообще, в Багдаде, паники-то нет. Там войск больше, чем населения, сейчас находится. И КПП, и чекпойнтов разных. Я четыре дня подряд перед отъездом в Москву ездил по Багдаду и не видел никаких волнений вообще. Народ на работу ездит. Где были пробки, там они и остались, где не было – нет. Оборонный пояс вокруг Багдада, — его же еще Саддам Хусейн строил.

Ирак. Россия > Армия, полиция > arafnews.ru, 2 июля 2014 > № 1244047 Илья Моргунов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter