Всего новостей: 2579283, выбрано 32104 за 0.196 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Иран. США > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 20 августа 2018 > № 2707325

Власти Ирана отменят штампы о въезде в паспорта туристов

Правительство Ирана решило не проставлять въездные и выездные штампы в паспорта иностранных туристов.

Решение принято, чтобы снять опасения иностранцев по поводу визитов в страну в условиях санкций США. Напомним, американские власти ввели санкции в отношении граждан, посещающих Иран.

Власти Ирана сообщили отельерам и участникам туррынка, что штампы о въезде и выезде не будут ставить в паспорта иностранцев, и рекомендовали доводить эту информацию до сведения туристов.

По данным местной миграционной службы, с января по апрель нынешнего года турпоток в страну увеличился на 38%, однако число туристов из Европы уменьшилось, что сказалось на доходах отелей 4–5*.

Как известно, в начале августа США в одностороннем порядке приняли пакет санкций против Ирана, действовавших до 2015 года. Ещё один пакет мер вступит в силу в ноябре, он коснётся Центробанка, морского транспорта и энергетики.

Иран. США > Миграция, виза, туризм > indostan.ru, 20 августа 2018 > № 2707325


Франция. Иран. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 20 августа 2018 > № 2706827

Total покинула Иран официально.

Официально прекратила работу в Иране французская нефтегазовая компания Total, сообщил глава иранского Министерства нефти Бижан Зангане агентству ICANA, уточнив, что о приостановке работ по освоению блока 11 Южного Парса в Иране Total объявила 16 мая 2018 года после решения США вернуть санкции против Тегерана.

По словам министра, замена французской компании пока не найдена.

Total вошла в проект месторождения Южный Парс с долей 50,1% в июле 2017 года с китайской CNPC (30%). Со стороны Ирана в проекте участвует структура NIOC (19,9%). Это был первый обязывающий контракт в ТЭКе между западным инвестором и Ираном с момента снятия западных санкций в январе 2016 года. После решения США о возвращении ограничительных мер Total просила Вашингтон исключить ее из режима санкций.

Франция. Иран. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 20 августа 2018 > № 2706827


Китай. Иран > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 августа 2018 > № 2706708

Член Госсовета КНР, министр иностранных дел КНР Ван И сегодня провел телефонные переговоры с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом.

Ван И указал, что Китай обращает пристальное внимание на отношения с Ираном и будет продвигать взаимовыгодное сотрудничество на основе развития ситуации. Всестороннее соглашение по ядерной программе Ирана -- это важный результат реализации мультилатерализма, который отвечает общим интересам международного сообщество. Отстаивание этого документа также относится к основополагающим интересам Ирана. Китай открыто заявляет о своем протесте против ошибочной методики применения односторонних санкций и "длинноруких законов" в международных отношениях.

В свою очередь, М.Дж.Зариф рассказал своему китайскому коллеге о текущей обстановке вокруг ядерной программы Ирана и подчеркнул, что Иран уделяет повышенное внимание конструктивной роли, которую Китай играет в обеспечении соответствующего всестороннего соглашения. Иран намерен со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с Китаем, усиливать координацию и надлежащим образом реагировать на новые ситуации, которые возникают вокруг ядерной программы Ирана.

Китай. Иран > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 августа 2018 > № 2706708


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 августа 2018 > № 2706926

Каспийская конвенция – «с трудом завоёванная дипломатическая победа Ирана»

Подписание 12 августа в Актау Каспийской конвенции – не финал, а первая стадия долгого пути стран Прикаспийского субрегиона к достижению окончательного статуса водоёма. Иран уверен, что решено только 30% спорных вопросов, и большая часть совместной работы – впереди

Итак, после свыше 20 лет споров и обсуждений в казахстанском Актау сдвинулся с мёртвой точки процесс определения статуса Каспийского моря. Избрана осторожная формулировка происходящего в связи с тем, что, по оценкам одного из пяти субъектов субрегиона «Прикаспий» — Ирана, страны Прикаспия ещё лишь в начале пути. Пересказывать текст Каспийской конвенции, видимо, смысла не имеет. Но разобраться, кто в выигрыше, а кто нет — самое время. Ибо, как мы знаем, Прикаспий давно под прицелом стратегов и разведок США и Израиля, а это по определению не может не насторожить Иран и Россию. Но если власти РФ избегают публичных резкостей в оценках ситуации в Прикаспии, то, как известно, официальный Тегеран за словом в карман не лезет. Именно заявления из Ирана дают основания и нам считать, что вся прикаспийская «пятёрка» только в начале сложнейшего пути. Так, 15 августа президент ИРИ Хасан Роухани, давая оценку саммиту в Актау, заявил, что «30% проблемы [Каспийского моря — прим.] уже решено, но остались ещё другие вопросы», сообщало агентство IRNA. «Россия раньше считала, что большая часть Каспийского моря принадлежит ей, сегодня ей принадлежит только 17% моря», — сказал Роухани, добавив, что сохранились разногласия между Ираном, Азербайджаном и Туркменией на юге Каспия. Глава иранского правительства отметил, что Иран и Азербайджан достигли хороших соглашений, которые реализуются, но ещё остаются неразрешённые вопросы. Роухани заявил, что вопрос безопасности на Каспии был урегулирован на саммите прикаспийских стран в Казахстане. «Силы НАТО и США хотели присутствовать на водах Каспия», — отметил глава иранского правительства, заявив, что по итогам саммита любое строительство военных баз и нахождение иностранных военных кораблей на Каспии запрещены.

Обращаем на эту часть заявлений г-на Роухани особое внимание. Итак, Россия ещё раз подтвердила, что Азербайджан и Туркмения не смогут прикрываться авторитетом Москвы для решения своих спорных вопросов на Каспии. Баку и Ашхабад остаются один на один с Тегераном, ну, а Тегеран своего не привык упускать или дарить. В то же время, без упоминаний конкретики, Роухани показывает, что разрушены планы некоторых стран Прикаспия и ряда иностранных государств: «Для осуществления своих заговоров США и даже НАТО могли бы присутствовать в этих водах и разворачивать своих солдат, фрегаты, вертолёты и базы на побережье Каспийского моря. В этом соглашении пять стран согласились запретить присутствие иностранных судов в Каспийском море», — отметил Роухани, подчеркнув, что в результате переговоров и соглашений у Ирана были получены большие достижения в области национальной безопасности, передавало агентство Mehr News. Укажем и на ещё одну формулировку Роухани от 15 августа — Иран получил «особые привилегии» на основании Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Переходим к заявлениям министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавад Зарифа от 16 августа. Заявив, что он будет присутствовать на сессии комиссии Мажлеса (парламента) Ирана по национальной безопасности и внешней политике, чтобы подробно описать Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря и саммит прикаспийских стран, прошедший 12 августа в Актау, г-н Зариф далее сообщил, что «что Иран считает, что он должен владеть 20% ресурсов Каспийского моря, а вопрос о 11%-й доле исходит из иллюзорного представления, связанного с бывшим режимом Ирана», передаёт IRNA. Впрочем, слова Зарифа заслуживают, чтобы быть переданными почти без купюр — тем паче что это было выступление в телевизионной программе, т. е. рассчитанное и на внешний мир: «Иран никогда не принимал такого иллюзорного представления. К сожалению, во времена прежнего режима Ирана из-за его зависимости от иностранцев, бывший Советский Союз никогда не позволял Ирану сделать даже шаг по так называемой линии Астара, а Иран не получал даже капли нефти. То, что произошло после формирования Исламской Республики Иран, заключается в том, что мы не позволили уменьшить долю Ирана. Иллюзорная 11%-я доля больше не действительна. Конечно, некоторые пытались возродить эту иллюзорную историческую процедуру, которая была насильственно навязана Ирану во время прежнего режима, но Иран её отверг».

Он добавил, что Конвенция о правовом статусе Каспийского моря не позволяет прикаспийским странам использовать воды для военных целей в отношении других стран. Мы отметим, что Иран особо акцентирует этот пункт уже в третий-четвёртый раз после саммита в Актау. Причём Зариф ещё на пресс-конференции 12 августа в Актау был даже более жёстким — «Пять стран, граничащих с Каспийским морем, согласились оставить море вне досягаемости иностранных вооружённых сил». «В Каспийском море есть километры трубопроводов, которые относятся к эпохе бывшего Советского Союза, и никто не консультировался с нами в этом отношении. Но это не даёт им никаких прав», — сказал Зариф. В то же время он, видимо, реагируя на голоса некоторых ультрапатриотов, подчеркнул, что «идея о том, что Иран должен владеть 50% Каспийского моря, ошибочна, потому что в этом случае у Туркмении и Азербайджана не будет никакой доли». Далее мы предложим присовокупить к признаниям г-на Зарифа также откровения главы организации по рыболовству Ирана Хасана Салехи. Выступая 15 августа на пресс-конференции накануне Недели правительства, он заявил, что «согласно условиям новой конвенции о судоходстве в Каспийском море, территориальные воды Ирана в Каспийском море увеличились с 10 морских миль до 15 миль», передавало IRNA. «К ним прилегает рыболовная зона шириной ещё 10 миль. При этом доля Ирана увеличилась до 25 миль», — сказал Салехи. По его словам, до этого вопросы использования Каспия регулировались в рамках двусторонних договоров между СССР и Ираном 1921 и 1940 гг. В рамках договора 1940 г. территориальные воды Ирана в Каспийском море были установлены 10 морских миль. По словам главы организации по рыболовству, с увеличением территориальных вод Ирана и рыболовной зоны в Каспийском море условия для ловли рыбы Ираном будут гораздо лучше, чем раньше.

Перед тем, как начать разбираться с оценками Роухани, Зарифа и Салехи, вернёмся к тому, что писала о саммите в Актау иранская полуофициальная Tehran Times. По версии газеты, страны Прикаспия договорились о правовой базе для действий на крупнейшем в мире внутреннем водоёме, который соединяет Азию и Европу и который богат нефтью, газом и осетровыми. Дипломаты описывают этот документ как региональную конституцию.

«Наш саммит является исключительным, если не подлинно эпохальным», — сказал президент России Владимир Путин президентам стран Каспийского моря и министрам иностранных дел.

Президент Ирана Хасан Роухани также отметил: «Сегодня мы сделали очень важный шаг, но мы должны признать, что есть более важные вопросы, которые необходимо решить».

Роухани также поблагодарил своих каспийских партнёров за их поддержку после одностороннего выхода США из ядерной сделки 2015 года, официально названной Совместным всеобъемлющим планом действий (JCPOA), писала 13 августа Tehran Times.

Цитируя британскую The Guardian, иранская газета отмечает, что в мире все считают подписание конвенции «тяжёлой дипломатической победой». Главным достижением было то, что вроде бы найдено, как разделить морское дно. В то время как все остальные были согласны с тем, что оно должно быть разделено линией, равноудаленной от пяти береговых линий, Иран — с самой маленькой береговой линией — был против. Пять наций согласились на 15 миль суверенных вод в дополнение к дальнейшим 10 морским милям рыболовных районов, после которых идут общие воды. Вопрос о том, как разделить богатую углеводородами территорию недр, отложен.

Читая из документа конвенции, министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов сказал: «Методология создания государственных базовых линий будет определена в отдельном соглашении между всеми сторонами, в соответствии с этой конвенцией о правовом статусе Каспийского моря». Говоря с журналистами, Абдрахманов добавил: «Это ключевая фраза, особенно важная для наших иранских партнёров». На вопрос, опасаются ли они санкций в отношении двух крупных региональных игроков (России и Ирана), которые могут подорвать торговый потенциал Каспия, делегаты саммита ответили с прагматизмом. «Мы должны будем изучить этот вопрос, но у нас для Ирана есть возможность. Это огромная страна и огромный рынок. Мы не должны упускать эту возможность сотрудничать с ними, — сказал высокопоставленный казахстанский дипломат. — Иран — наш сосед и наш неизбежный партнёр».

При сравнении шквала реакции на Каспийскую «конституцию» из Тегерана с оценками МИД Казахстана мы наглядно видим — ни в чём иранская сторона не отошла от истины и достоверности, она сообщила своим гражданам и мировому сообществу только то, что реально произошло в Актау, и передала реальный смысл достигнутых согласований и договоров. Никаких преувеличений, никаких выпячиваний, никакой игры на «внутреннего зрителя» — по привычке, все оценки лаконичны и жёстки. Не соврали иранские представители ни в чём — впереди вопросы государственных базовых линий, вопросы деления морского дна, а это значит — и вопросы о том, быть или не быть подводным трубопроводам для прокачки углеводородов по дну Каспия.

Но признания и министра иностранных дел Ирана, и его казахстанского коллеги, и главы организации по рыболовству Ирана о том, что в итоге в определении принципа для дележа морского дна победил иранский подход, уже априори осложняет до предела попытки любой стороны, будь то прикаспийское государство или же внешние силы, настаивать на подводных трубопроводах на Каспии. И раз уж Россия согласилась с тем, что Баку и Ашхабаду придётся самостоятельно договариваться с Ираном, то мы не сомневаемся — властям Азербайджана и Туркмении, хочется этого им или нет, придётся очень часто «общаться» с иранскими и рыболовами, и экологами, и военными, и КСИР, и так далее, и так далее…

К месту это или не совсем, но мы напомним властям в Баку и Ашхабаде: если что, то им следует ориентироваться на тот факт, что, как сообщало РИА Новости 10 августа, «Иран победил в конкурсе военных водолазов «Глубина-2018» Армейских международных игр». Церемония награждения прошла на водолазном полигоне Военно-морской академии имени имама Хомейни в порту города Ноушехр в Иране. Победителей награждали начальник генштаба ВС Ирана адмирал Хабиболлах Сайяри и контр-адмирал Александр Жучков.

«По итогам соревнований сборная команда Военно-морских сил Исламской Республики Иран заняла первое место, сборные Военно-морского флота Российской Федерации и сборная Военно-морских сил Венесуэлы разделили второе место. Бронзовым призёром стала команда Сирийской Арабской Республики», — говорится в сообщении.

Что ж, видно также и то, что, и явно — по инициативе Ирана и России, страны Прикаспия не намерены откладывать в долгий ящик «утряску» оставшихся нерешёнными 70% спорных вопросов по Каспию. Как сообщило 15 августа агентство «КазТАГ» со ссылкой на министра иностранных дел Казахстана г-на Абдрахманова, первое заседание рабочей группы по вопросам Каспийского моря пройдет в ноябре 2018 г. в Азербайджане. По его словам, между странами создаётся механизм регулярных консультаций на уровне внешнеполитических ведомств. Рабочая группа создаётся в целях выполнения Конвенции по правовому статусу Каспийского моря. Абдрахманов уточнил, что рабочая группа приступит к согласованию пятистороннего соглашения, в рамках которого планируется установить прямые исходные линии на Каспии. К этому ещё добавим, что, по оценке министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, Конвенция о правовом статусе Каспийского моря — «исторический документ», который «станет основой для делимитации воды».

Вернёмся к тезисам о запрете прикаспийским странам впускать вояк из внерегиональных стран на акваторию Каспия и в прибрежные районы. Как не крути, но этот запрет распространяется и на, допустим, Турцию в Азербайджане, когда турки в знак солидарности с Азербайджаном устраивают барражирование своей военной авиации в небе над Баку. Разве кому-то не понятно, что Турцию ни при какой воспалённой фантазии невозможно признать «региональной страной» Прикаспия? К тому же Анкара — полноправный и полноценный член блока НАТО.

И тут — мгновенно возвращение к словам иранского президента Роухани: «Для осуществления своих заговоров США и даже НАТО могли бы присутствовать в этих водах и разворачивать своих солдат, фрегаты, вертолёты и базы на побережье Каспийского моря…».

В любом случае инициативы Ирана в рамках Каспийской конвенции направлены не только против США, но и против НАТО, а также и отдельных стран-членов Североатлантического блока. Так что туркам, если им вздумается все годы напролёт демонстрировать на площадях или в акватории бухт Баку свою военную солидарность с Азербайджаном, видимо, вначале придётся уговаривать Иран не слишком «сильно реагировать», и т.д., и т.п. Заметим — совершенно не случайно, что именно после подписания Каспийской конвенции из России военные круги заявили, что отныне будет полновесная военно-морская база в Каспийске (Дагестанская автономная республика). И не случайно, что именно после 12 августа Казахстан вдруг стал чуть ли не гарантировать, что его соглашение с США о логистическом использовании американцами двух казахстанских портов на Каспии не будет означать, что США получат военные базы в этих портах. Ой ли? С трудом верится в то, что у Казахстана хватит решимости и мужества постоянно контролировать, как именно военные США будут пользоваться логистикой портов Курык и как раз-таки этого самого Актау (!), если это понадобится Вашингтону или же главному союзнику США по антииранской истерии — Израилю.

Хотим напомнить, что при подписании Нурсултаном Назарбаевым соответствующих документов с США, выше уже упоминавшийся глава МИД Казахстана г-н Абдрахманов заявлял в казахском парламенте, что «США планируют использовать казахстанские порты Актау и Курык для транзита специальных грузов», да ещё «с обеспечением коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию Казахстана в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Афганистана».

Тут самое время также напомнить о том, что именно Россия и Иран поставили под сомнение описанное решение Казахстана, а из Тегерана предупредили, что США играют активнейшую роль в переброске боевиков-фундаменталистов и иностранных наёмников группировки «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), после их разгромов в Сирии и Ираке, с Ближнего Востока… именно в Афганистан. Кстати, на совещании в верхах Совета министров иностранных дел стран-членов ОДКБ СНГ глава МИД РФ С. Лавров открыто поставил вопрос перед официальной Астаной о передаче в логистическое использование американцам портов Курык и Актау, отметив, что неплохо бы согласовывать некоторые шкурные интересы не только с «собственным карманом», но и с интересами своих союзников по блоку ОДКБ в сфере безопасности.

Так что, на основании Каспийской конвенции, сейчас, начиная с первого заседания рабочих групп прикаспийских стран в Азербайджане, Россия и Иран выбьют от Казахстана для своих военно-контролирующих органов некие особые права и полномочия. А если Астана заупрямится и всё же захочет американских денежек — что ж, и Казахстану кое-кто напомнит, что военные водолазы Ирана в регионе первые по мастерству, а их коллеги из России — вторые. Как иногда «шутится» в некоторых анекдотах, «шаг влево, шаг вправо — шутки в сторону», так и в этом случае: кто игнорирует военное превалирование России и Ирана на Каспии, тому придётся не то что — не сладко, а очень даже горько.

Ещё 12 августа замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев жёстко заявил, что именно Россия и Иран, присутствие российского и иранского воинских контингентов на Каспии — гарантия невозможности появления военных НАТО и других внерегиональных сил на Каспии. Комментируя подписанный в Актау документ и текущую стратегическую обстановку, он подчеркнул, что «американский контингент, который находятся на территории Киргизии, носит ограниченный характер. В Каспийской акватории нет верфей для размещения боевых кораблей. Максимум, что там может пришвартоваться — это военный катер.

Кроме того, российские власти перенесли военную базу в Каспийск из Астрахани, а также территорию Каспия патрулируют ВВС России с гиперзвуковыми ракетами комплекса «Кинжал». Преувеличивать проблему не стоит. Действий России в военно-политической сфере более чем достаточно. Воды Каспийского моря патрулирует иранский эсминец «Джамаран», который является, скорее, фрегатом. С российской стороны там тоже есть фрегат «Татарстан», считающийся флагманом Каспийской флотилии». Так что Казахстану, Туркмении и Азербайджану — «домашнее задание» на ноябрь 2018-го: «зачистить» свои военные договоры с Западом, Турцией и другими так, чтобы у России и Ирана даже лёгких подозрений не возникало бы относительно того, что кто-то из второстепенных стран Прикаспия пытается завуалированно обеспечить военное присутствие НАТО или других внерегиональных стран на Каспии. В противном случае — в дело могут пойти базы Каспийской флотилии РФ, базы военно-морских сил КСИР Ирана, ну и, конечно, «чемпионские» военные водолазы Ирана и России. Указанная же «аргументация», думается, будет для Казахстана, Азербайджана и Туркмении не менее весомым фактором, чем подписанная 12 августа в Актау Каспийская конвенция.

Таким образом, как и в Сирии, как и в Закавказье, так и по Прикаспию Россия и Иран действуют согласованно, учитывая взаимные интересы. Тем интересней заочная конфронтация, возникшая между российским политологом Раджабом Сафаровым и официальным представителем МИД Ирана Бахрамом Кассеми, о чём стало известно благодаря сообщению агентства IRNA от 14 августа. Как отмечает указанный ресурс, «в недавнем интервью, опубликованном зарубежным телеканалом на персидском языке, Сафаров утверждал, что после распада СССР в 1996 году иранцы отказались от права на владение 50% долей Каспийского моря». Кассеми назвал утверждения Сафарова «необоснованными и неуместными». «Сафаров никогда не был членом российской делегации на переговорах по Каспию, — заявил Кассеми. — Несомненно, высказывания и утверждения Сафарова ненадёжны, и в этот период делаются под руководством конкретных элементов и центров». Впрочем, интересно всё, что заявлял г-н Кассеми. Далее он подчеркнул, что права ИРИ не были нарушены в Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, сообщает 15 августа Mehr News. В ответ на распространённые в социальных сетях слухи о делимитации границы Каспийского моря, Кассеми добавил, что «знаковая сделка по Каспийскому морю, подписанная пятью прибрежными странами в казахском портовом городе Актау, была с трудом завоёванной дипломатической победой Ирана». Он заявил, что «пять стран подписали шесть протоколов о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью, экономики, торговли, транспорта, безопасности и береговой охраны в районе Каспийского моря». Основным же достижением Конвенции является запрет на присутствие в Каспийском море иностранных судов, как гражданских, так и военных: «Я думаю, что это поворотный момент в региональной сфере после двух десятилетий переговоров, которые заняли тысячи часов времени экспертов, руководителей, министров и глав государств, и этот день можно назвать «Днём региональной солидарности». Слухи, распространяемые некоторыми людьми, и даже некоторые цифры о потерях Ирана в связи с разделением Каспийского дна не точны. Я гарантирую иранской нации, что наша страна не была ущемлена в своих правах в Конвенции о Каспийском море, и я надеюсь, что те, кто распространяет такие слухи в социальных сетях и делают ложные заявления без логики, обоснования или точной юридической интерпретации, вместо того, чтобы беспокоить и волновать благородный народ Ирана, должны более реалистично и внимательно посмотреть на Конвенцию и более точно толковать эту Конвенцию».

Конечно, так и не совсем понятно, в чём разошлись в своих оценках россиянин Сафаров, прекрасно известный своей симпатией и благосклонностью к Ирану в самых высших сферах Тегерана, и иранец Кассеми, который точно входит в число одних из самых осведомлённых лиц в МИД Ирана. Как непонятно, что за «конкретные элементы и центры» имеет в виду официальный представитель внешнеполитического ведомства Ирана. Но вот что точно бросается в глаза, так это — более расширенное толкование г-ном Кассеми положений Конвенции об исключении иностранного присутствия на Каспии. Так запрет распространяется не только на военные, но и на гражданские суда? А это уже новость номер 2 — после новости о подписании Конвенции в Актау. Кто ж будет суда предоставлять США для перевозки по Каспию «специальных грузов» для Афганистана, из Баку в Курык и Актау и в обратном направлении? Словом, по всей вероятности, и такие нюансы предстоит разрешать рабочим группам пяти стран по Каспию. Если принять, что г-н Кассеми знает, что говорит, и отражает точку зрения своего руководства, т. е. министра Зарифа, то тогда стоит предположить, что 12 августа в Актау США и их союзникам был нанесён вроде малозаметный, но мощный удар. Три младших страны-партнёра в Прикаспии признали доминирование тандема Россия-Иран и, по сути, дали право военным силам этих держав, в случае необходимости, останавливать и досматривать любое гражданское морское судно, следующее из Азербайджана в Казахстан или Туркмению. Суммируя же всё вышеизложенное, помимо констатации факта признания Баку, Астаной и Ашхабадом «повышенного» суверенитета России и Ирана над Каспием, заявим: отныне нет сомнений в том, что никакой «Транскаспийский проект», периодически «вбрасывающийся» США в медийные поля прикаспийских стран, да и вообще стран-членов СНГ, в качестве якобы альтернативы российско-казахстанскому Каспийскому трубопроводному консорциуму (КТК), да ещё в качестве якобы начала для «Южного газопроводного коридора» (ЮГК), в угоду которому в апреле 2016-го под диктовку американцев развязывалась «четырёхдневная война» в Карабахе-Арцахе, реальностью не станет. Конвенция о Каспийском море от 12 августа 2018 г. фактически исключает возможности «игр» с каспийскими водами и морским дном для любой страны, не входящий в рамки понятия «Прикаспий».

В заключение — о том, как в Иране освещалась отдельная встреча г-на Роухани с Владимиром Путиным в Актау. В сообщение агентства Fars News от 13 августа говорится: «Президенты Ирана и России Хасан Роухани и Владимир Путин на встрече в Казахстане обсудили пути укрепления двусторонних отношений и сотрудничества на региональных и международных сценах. Во время встречи, проведённой в кулуарах саммита, в котором приняли участие президенты пяти прикаспийских государств, Роухани рассказал о сотрудничестве между Тегераном и Москвой в Каспийском море как выгодном для обеих стран. «Мы должны попытаться превратить Каспийское море в море мира и дружбы и элемент дальнейшего укрепления отношений, сотрудничества и дружбы, — добавил он. — Взаимное и многостороннее сотрудничество Ирана и России в различных региональных и международных вопросах, в том числе в области региональной безопасности и борьбы с терроризмом, и ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, имеют положительные региональные последствия, и это сотрудничество должно продолжаться до полного искоренения терроризма». Владимир Путин, со своей стороны, сослался на развивающиеся отношения между двумя странами и сказал: «Москва готова к дальнейшему развитию отношений и сотрудничества с Тегераном в областях, представляющих интерес для обеих сторон. Что касается Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), то это важное международное соглашение, и важны усилия всех сторон по сохранению этой сделки после одностороннего выхода США из неё». Так что — в плане российско-иранского взаимодействия в Прикаспии и за его пределами всё ещё впереди.

Сергей Шакарянц

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 августа 2018 > № 2706926


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 17 августа 2018 > № 2705786

Вилами по воде

Каспий так и не поделили по дну

«Разграничение дна и недр Каспийского моря на секторы осуществляется по договоренности сопредельных

и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права в целях реализации их суверенных прав на недропользование

и на другую правомерную хозяйственно­экономическую деятельность, связанную с освоением ресурсов

дна и недр».

Пункт 1 Статьи 8 Конвенции

о правовом статусе Каспийского моря

АКТАУСКИЙ саммит не стал прорывом в деле раздела Каспийского моря, крупнейшего из озер на Земле. Поделенный на части правовой статус этого водоема по формуле «ни море, ни озеро» оставил за скобками самую сложную сторону – определение территориальной принадлежности его дна, предоставив это на откуп двусторонним договоренностям соседей (некоторые из которых так и не смогли договориться об этом за все эти годы). При этом реального геополитического результата добились только Россия и отчасти Иран, закрепившие категорический запрет на военное присутствие в акватории для третьих стран (и никто, в общем-то, не скрывает, что речь идет о США и других членах НАТО). «Пряники», получаемые Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном, носят, скорее, условный характер, продиктованный текущей рыночной конъюнктурой. Газопроводы в Европу пока совсем неактуальны: за и так затоваренный рынок ЕС «воюют» США и Россия, а потому вкладываться в дорогостоящие и крайне рискованные проекты по поставкам углеводородов из региона Каспия сейчас просто некому. Наверное, поэтому в Казахстане никто особенно не поторопился с обнародованием текста Конвенции о правовом статусе, знакомиться с которой приходится исключительно из российских источников.

В целом принципы рамочного документа, заключающиеся в «особом статусе» водоема, который признан «ни морем, ни озером», достаточно подробно описал именно представитель России - статс-секретарь, замглавы МИД РФ Григорий Карасин в интервью газете «КоммерсантЪ»: «Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Каспий представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря. Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов». Вообще это довольно очевидно, что главным лоббистом этого документа выступает именно Москва, которой в условиях ужесточающихся с каждым днем американских и европейских санкций необходимы какие-то внешнеполитические результаты «для телевизора» и гарантии того, что у ее границ не появятся новые военные силы «вероятного противника».

Если смотреть сам документ, то получается, что каспийские страны согласились на раздел его вод по принципу 15-мильных территориальных вод (по ним будет отчитываться морская граница стран) и дополнительных 10-мильных зон рыболовных зон, остальное морское пространство считается общим. Принцип разграничения дна (ознакомится с ним вы можете в эпиграфе к настоящему материалу) в переводе с дипломатического звучит так: «Договаривайтесь сами». Между тем именно раздел дна является камнем преткновения, мешающим окончательно разграничить Каспий аж с 1996 года. Главным упрямцем в этом вопросе все эти годы выступал Иран, требовавший делить дно как минимум на равные секторы, чтобы всем 5 странам, имеющим выход к озеру, досталось по 20%. Предлагаемый россиянами вариант раздела от так называемой срединной линии существенно сокращает иранский сектор до 13-14%, с чем, естественно, в Тегеране не согласны. Более того, Иран в эти же дни опроверг мнение о том, что он окончательно отказался от права на 50% доли на Каспии, как это было раньше, когда водоем делили Иран и СССР. Кроме условных процентов территории Иран, Азербайджан и Туркменистан не могли поделить конкретные месторождения на дне Каспия, которые они теперь так и будут должны оспаривать в двустороннем диалоге без большой надежды на скорое разрешение вопроса. Таким образом, мы видим, что в важных вопросах подписанный документ вообще никак не продвинул ситуацию в сторону разрешения.

На этом фоне для Казахстана тоже практически ничего не меняется: примерно по такому же сценарию Астана и Москва уже давно поделили север Каспийского моря, где во весь рост развернулась добыча полезных ископаемых.

Аналогичные договоренности у нас есть и с туркменами, и с азербайджанцами, а с иранцами мы как бы не граничим. О рыбной ловле особой речи нет, так как в водоеме действует полный запрет на лов осетровых, а остальные рыбные ресурсы особого интереса для промысла не представляют, да и их больше в теплых водах южной части озера, а не в замерзающей северной зоне. И по новому рамочному соглашению решение о промысле (долях и размерах квот) должно быть принято всеми странами, так что в ближайшее время никаких особенных изменений в этом вопросе просто не ожидается. Добыча нефти в нашем секторе давно идет, нравится это Ирану или нет, с непосредственными соседями эти вопросы уже решены.

Расцениваемая как уступка Казахстану, Туркменистану и Азербайджану, отраженная в Конвенции возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей, «при условии соблюдения экологических требований», сегодня таковой больше не является. Места на европейском газовом рынке практически нет – российские газопроводы активно таранятся трамповскими «наездами», требующими от европейцев закупать топливо в Северной Америке в обмен на поддержку обороноспособности НАТО со стороны США. Объемы углеводородов, добываемых в Казахстане, пока полностью обеспечиваются имеющимися транспортными ресурсами, а с учетом планов Астаны по масштабному росту переработки нефти внутри Казахстана (речь идет о многострадальном четвертом НПЗ) необходимость новых путей экспорта углеводородов и вовсе остается вопросом не ближайшего будущего.

Проекты вроде Набукко даже с учетом возможного присоединения Катара пока остаются из области рисования фломастером по карте – практически вся территория их возможной прокладки находится или в зоне военных действий, или рискует туда попасть. Тот же Дональд Трамп сумел добиться возобновления санкций против Тегерана, поставив Иран на грань выживания: многолетнее участие в военных конфликтах в Ираке, Сирии, а также поддержка шиитских мятежников в странах Залива и Йемене дают о себе знать в виде роста социального недовольства в шиитской республике, все чаще выражаемого в виде стихийных бунтов. Та же история и с Турцией. Вовлеченная в сирийский конфликт Анкара не уберегла одно из главных достижений эрдогановской администрации – мирный договор с Рабочей партией Курдистана, чьи боевики в Восточной Анатолии вновь начали вступать в настоящие бои с армией и полицией, погрузив эту часть Турции в нестабильность. На таком фоне все, что на текущий момент было нужно Тегерану по Каспию, – это гарантии не размещения в его акватории американских военных сил и баз.

Ну, а поскольку этого же добивалась и Россия, то данный пункт был главной целью Кремля в Актау, а потому был включен в число «основополагающих принципов» Конвенции о правовом статусе Каспия. Для Астаны подписание такого документа должно снять ненужную напряженность с Москвой, чьи СМИ начали обвинять Казахстан в договоренностях с США по поводу размещения в Актау американских военных, в то время как на самом деле речь идет о транзите невоенных материалов и снабжения для американских сил в Афганистане, присутствие которых жизненно важно для правительства этой страны, самостоятельно проигрывающего «Талибану» битвы за целые военные базы, уезды и крупные города. В итоге, главным достижением Актауского саммита для Астаны стала дополнительная гарантия России, что наше сотрудничество с США в регионе останется демилитаризованным. Каких-либо иных плюсов больше не видно. Но, надеемся, оно того стоило.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 17 августа 2018 > № 2705786


Казахстан. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 августа 2018 > № 2705777

Что может произойти с экономикой Казахстана, если санкции обрушат Иран?

Новые санкции США против Ирана уже серьезно бьют по его экономике в стране происходят стихийные бунты, вызванные падением уровня жизни и ростом цен. Президент Хасан Рухани предупредил американское руководство: «Не играйте с львиным хвостом, иначе вы будете сожалеть об этом». А Дональд Трамп ответил на это следующим образом: «Никогда, никогда не угрожайте Соединенным Штатам, иначе вы пострадаете от последствий, от которых не страдали до этого в истории! Опасайтесь!». Если США действительно обрушат иранскую экономику, то отразится ли это на Казахстане? Такой вопрос мы задали экспертам.

Антон Евстратов, эксперт по странам Ближнего Востока: «Полностью заменить Иран на нефтяном рынке Казахстан не в состоянии»

Санкции касаются, прежде всего, нефтяного и банковского секторов иранской экономики – это те цели, по которым американцы били и ранее и уязвимость которых им хорошо известна. В стране уже серьезно снизился уровень жизни на фоне падения курса национальной валюты и ухода с рынка ряда иностранных компаний. Это можно наблюдать даже в свободных экономических зонах – в частности, в Аразе.

Однако это не остановило торговые операции вообще – региональные бизнес-игроки, азербайджанские и особенно турецкие, остались на иранском рынке и имеют все шансы занять свободные ниши. Что же касается протестов, то на данный момент они даже не охватили скольконибудь серьезной территории и не имеют массовости – скорее, речь идет о стихийных и локальных вспышках народного недовольства в ряде городов ИРИ.

Частично это связано с тем, что экономическое положение граждан еще не провальное, частично – с фактором страха, ведь многие граждане просто боятся выходить на улицы. Поэтому можно сказать, что на данный момент ни о какой революции не может быть и речи – власть контролирует ситуацию целиком и полностью.

Почему не удалось организовать единый фронт против Ирана? Потому, что это попросту экономически невыгодно многим странам. Невыгодно даже европейским компаниям, связанным с иранскими партнерами после подписания СВПД. Невыгодно даже некоторым американским компаниям, работавшим с Ираном, но для Вашингтона это принципиальный вопрос. Что же касается Китая, то он был одним из инициаторов СВПД, давно работает с Ираном и не видит оснований для его расторжения – иранская сторона до сих пор исправно выполняла все взятые на себя обязательства.

Турция же – региональный экономический партнер Ирана, она попросту не может без иранских энергоносителей и других товаров и, конечно, иранского рынка. Кроме того, не будем забывать, что взаимоотношения Анкары с Вашингтоном тоже переживают не лучшие времена, и Турция в этих условиях не будет действовать в ущерб своим экономическим интересам в угоду заокеанскому партнеру.

Более того, Турция сложно, тернисто, но сотрудничает с Ираном в рамках астанинских соглашений по Сирии и вряд ли готова провоцировать своего партнера. Вашингтон, несомненно, попытается повлиять на «оппортунистов», но китайская и американская экономики для этого слишком взаимозависимы, а Турция пусть и проблемный, но все же союзник Вашингтона. Все, что можно сделать плохого, Запад туркам уже сделал и вряд ли способен на какие-то принципиальные решения в данном вопросе.

Возможно, будет отзыв очередной партии вооружения или что-то похожее на то, но эти вопросы Анкара, как показывает недавняя практика, вполне успешно решала. Например, за счет России.

Могут ли антииранские санкции быть выгодны Казахстану, ведь на их фоне ожидается подъем цен на нефть? Известно также, что Иран заинтересован в экономических связях с Казахстаном, в частности, в закупках зерна, в реализации логистических проектов. Может ли все это свернуться сейчас?

В частности, может ли упасть рентабельность железной дороги из Казахстана через Туркменистан в Иран?

Вне сомнения, экономические возможности Ирана после столь жесткого санкционного удара снизятся – по крайней мере, на первых порах. Это скажется и на рентабельности путей сообщения, и на торговых операциях с ИРИ. С другой стороны, Казахстан вряд ли потеряет что-либо в экспорте зерна – это товар первой необходимости, и едва ли его перестанут закупать. Опаснее будет потеря выхода на порт Бандар Аббас, через который продается и казахстанская нефть, однако Казахстан получит возможность восполнить этот недостаток через замену иранской нефти своей.

Конечно, полностью заменить ИРИ на нефтяном рынке Астана не в состоянии, но ее товар однозначно станет более востребованным как в Европе (правда, будут проблемы с доставкой), так и на Дальнем Востоке. Однако, как я уже отмечал выше, с иранского рынка уходят европейские компании, и шанс заменить их есть у турецких фирм. Казахстан тоже вполне мог бы выступить в такой роли и расширить свое присутствие на иранском рынке практически в любом аспекте.

Это важная перспектива как для РК, так и для других государств ЕАЭС, имеющих кое-какую технологическую базу и готовых продолжать торговые операции с Тегераном. Потребность Ирана в экспортных товарах может сделать возможным новые сферы торговли между ним и Казахстаном, а также другими государствами.

Более того, Казахстан может стать мостом для Ирана по новому возвращению в мировую экономику, как он это сделал ранее в ходе переговоров по ядерной программе ИРИ. У Астаны одинаково хорошие отношения исИРИ,исСША,ис Китаем, и с Европой, и с Россией, подходящая география и, что очень важно, позитивный прецедент. Однако этого должен захотеть сам Иран, который не раз заявлял о возможном возобновлении своей ядерной программы. Столкнувшись с непониманием и саботированием СВПД со стороны США, ИРИ, представляется, возобновит работы в данном направлении – благо, много времени ей для этого не надо.

Григорий Трофимчук, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности: «Негативные геополитические тенденции вокруг Тегерана рано или поздно заставят Астану свернуть связи с ним»

Ирану не привыкать – давление на него со стороны Запада постоянно усиливается уже более десяти лет, хотя Исламской республике было непросто уже с самого начала своего существования. Сегодня главная проблема для Ирана состоит не в негативном отношении к нему со стороны США, а в том, что страны, настроенные в некоторой степени против США, такие, как РФ или КНР, не готовы организовать антиамериканский фронт, пусть даже только в экономической сфере.

Поэтому Вашингтон будет стремиться окончательно «додавить» Иран с целью политического переформатирования страны. На эту задачу работает усиление внутреннего социально-экономического напряжения в Иране, которое можно теперь снять только за счет качественного, зримого, подчеркну это особо, усиления связей с его торговыми партнерами, в том числе с Россией на межрегиональном уровне.

Ирану необходимо срочно выводить уровень жизни населения на стабильный и приемлемый – более важной политической цели для руководства страны сегодня не существует. Иран интересует США по простой и ясной причине: прямой выход на Каспий и дальнейшее расширение возможностей Запада в ключевых смежных регионах.

Тегеран понимает, что никакие формальные договоренности по разделу Каспия ситуацию не спасают, поэтому у руководства страны, видимо, и возникали естественные вопросы в ходе подписания последней конвенции. Санкции против двух стран каспийской «пятерки», Ирана и России, неизбежно будут влиять на все отношения между региональными партнерами, и чем дальше, тем больше.

От этого давления можно было бы уйти или слегка оторваться, но я пока не вижу резкого сброса тарифов и цен для граждан стран из данного региона, в том числе для туристов, чтобы о повышении торгово-экономической активности можно было говорить всерьёз, а не в режиме обсуждения формальных документов и цифр. Нужен реальный прорыв, который прикроет, застрахует ситуацию.

Что касается сотрудничества Ирана с Казахстаном, то негативные геополитические тенденции вокруг Тегерана рано или поздно заставят Астану сворачивать с ним связи. Это действительность, от которой сложно уйти. К тому же Астана всегда очень внимательно относится к нарастающим проблемам во взаимоотношениях своих ближайших партнеров с США, просчитывая, как это отразится на ней, пусть даже пока в теории.

Тем не менее, Астана всегда готова предложить свои посреднические услуги с учётом большого опыта работы в переговорной международной сфере. При этом каспийским странам надо понимать, что Вашингтон не оставит Иран в покое.

От этого факта и должны отталкиваться все дальнейшие шаги Москвы, Астаны, Баку, Ашхабада. И вариантов реагирования на текущие события у четырех столиц только два: или дистанцироваться от Ирана, или целенаправленно отстаивать совместные интересы «каспийской крепости», поддерживая его во всем. Но уйти от политики, сосредоточившись исключительно на экономических вопросах, им здесь уже не удастся.

Тем более что, на взгляд США, это будет выглядеть откровенной слабостью, неспособностью соответствовать текущим вызовам, что спровоцирует Белый дом на дальнейшую активность. Ядерная программа Ирана уже не будет свернута, так как всем ясно, что теперь только это одно заставляет США опасаться прямого и быстрого удара по этой стране.

Анна Гусарова, директор Центральноазиатского института стратегических исследований: «Очередной этап санкций незначительно коснется двусторонних отношений»

Очевидно, что Китай, Турция и Россия не поддержат ужесточающиеся позиции США в отношении Ирана. Кроме того, не стоит забывать, что Трамп в какой-то мере начинает проецировать «иранские санкции» на Турцию и Россию. И последствия от этих решений будут гораздо хуже, чем для Ирана.

Единый фронт пока не получается сформировать, и не получится. Администрация Трампа активно использует свои дипломатические каналы в Великобритании, чтобы сформировать единую англо-американскую жесткую позицию по Ирану. Интересно, насколько серьезен Трамп в своем очередном твиттер-сообщении: «Те, кто ведут торговлю с Ираном, не будут осуществлять торговлю с США».

Ожидается, что помимо эмбарго на импорт иранской нефти, санкции коснутся иранского банковского сектора и автомобильной промышленности уже к 4 ноября 2018 года. Кроме того, вполне логично санкции затронут транзакции Центробанка в «американских долларах», золото, драгоценные металлы, алюминий, сталь, уголь и коммерческие пассажирские самолеты, запрещается импорт иранских ковров и продуктов питания в США.

Возникает вопрос: каким образом скажется подписание Актауской конвенции по Каспию с добычей и поставкой нефти Ирана, Азербайджана и Казахстана, как будут договариваться стороны и что станет разменной картой в решении данных вопросов как с этими странами, так и с Россией и странами Европы.

Пока непонятно, какую роль Казахстан смог бы занять в переговорах по Ирану, поскольку озвученные американской администрацией требования по новой сделке не будут в ближайшем времени реализованы: они воспринимаются в штыки и крайне разгневанно, причем не только со стороны Тегерана.

Позиция Трампа ведет к пересмотру переговорной модели по иранской программе, поскольку противоречия с европейскими партнерами усиливаются, и непонятно, у кого и когда терпение закончится первым у США, британцев или европейского бизнеса, или же у других игроков.

Что касается торговли Казахстана с Ираном, то номенклатура остается пока неизменной.

Если санкции действительно коснутся рынка алюминия и авиасообщений, то могут возникнуть вопросы по «Эйр Астане», валюте и банковскому сектору, однако это пока еще не факт. Однако уровень товарооборота в последние годы несколько снизился, поэтому логично ожидать, что очередной этап санкций незначительно коснется двусторонних отношений.

Дмитрий Михайличенко, координатор аналитического центра «Самрау»: «Эскалация конфликта не несет Казахстану никаких стратегических преимуществ»

Протесты в Иране действительно свидетельствуют о высоком уровне социального недовольства, однако говорить о предреволюционной ситуации я бы не стал. В иранском обществе по-прежнему сильны антиамериканские настроения, и власть умеет этим пользоваться.

В глобальном смысле антииранский фронт не складывается, поскольку во всем мире видят, на что направлен трампизм. Ни Пекин, ни даже Анкара не готовы способствовать

усилению влияния США в большой Евразии.

К сожалению, возврат США к политике давления на Тегеран сводит на нет наметившийся было прогресс в урегулировании иранской ядерной проблемы.

Очевидно, что эскалация конфликта не несет Казахстану никаких стратегических преимуществ. Тем более что Астана активно развивает сотрудничество с Ираном. Ужесточение санкций в отношении Исламской республики создает угрозу рентабельности крупного транспортно-логистического проекта «Север-Юг», в реализации которого активно участвует Казахстан. Влияние же санкций на мировые цены на нефть будет кратковременным и не сможет компенсировать ущерб, который понесет экономика Казахстана.

Игорь Панкратенко, заместитель директора российского Центра стратегических оценок и прогнозов: «Утрата Тегерана как торгового партнера не является для Казахстана серьезной проблемой»

Как всякое серьезное политическое событие, очередные санкции США против Ирана, на этот раз от Дональда Трампа, являются достаточно многослойным явлением. И первый из этих слоев – влияние санкций на внутреннюю ситуацию в Иране. Собственно, в Вашингтоне уже не скрывают, что конечной целью американской политики в отношении Тегерана (в том числе и через санкционное давление) является смена существующего строя.

Внешне все выглядит так, что эта взятая на себя Трампом миссия вполне выполнима: с начала нынешнего года в Иране не прекращаются социальные протесты, которые на сегодняшний день охватили практически все слои населения исламской республики.

И если раньше к президенту Рухани претензии высказывались большей частью по поводу социально-экономической политики его администрации, то сегодня он оказался полным банкротом и во внешнеполитической сфере. Однако на политическом банкротстве Рухани и его «команды прагматиков и реформаторов» все хорошие новости для тех, кто ждет революции и падения режима аятолл, заканчиваются.

При всей социальной напряженности в Иране, при всех проблемах, обострившихся в стране, при том накале, который после введения санкций – вот ведь «неожиданное» совпадение – приобретает ведущаяся сепаратистским и террористическим подпольем необъявленная война, лозунги акций протеста в целом не приобрели политического характера. Против коррумпированных чиновников – да. Против некомпетентности и злоупотреблений властей всех уровней – сколько угодно. А вот антиправительственные лозунги, о которых так любят сообщать зарубежные масс-медиа, носят единичный характер. И более чем достаточно случаев, когда тех, кто их провозглашал, затыкали, а то и сдавали полиции сами протестующие.

Радикальной оппозиции никак не удается «оседлать» социальный протест в Иране, что свидетельствует о двух, по крайней мере, реалиях внутриполитической обстановки в стране. Во-первых, противники режима не являются серьезной политической силой и не пользуются популярностью в массах. Во-вторых, запас прочности у Исламской республики оказался куда выше, чем рассчитывали антииранские силы за рубежом – от политиков США, Израиля, Саудовской Аравии до вполне боевых организаций иранских эмигрантов, тех же «моджахедов иранского народа» и подобных им радикалов, работающих под патронажем спецслужб.

Да и власти Ирана, судя по последним кадровым решениям, арестам чиновников и другим действиям, наконец-то начинают всерьез работать над разрешением накопившихся в стране за десятилетия социальных и экономических противоречий.

Так что, перефразируя классика, можно сказать: «слухи о кончине Исламской республики являются сильно преувеличенными». В том числе и потому, что есть и второй слой происходящего – вполне себе успешно формирующаяся интернациональная оппозиция антииранской политике Трампа и его союзников.

Да, крупный европейский бизнес, что бы там ни говорили в Париже, Берлине или Брюсселе, действительно покидает Иран. Да, Япония, Южная Корея и в значительной степени Индия откажутся от иранской нефти. Да, новости о том, что Москва заключает с Тегераном некие многомиллиардные сделки, являются откровенно фейковыми. Но глобус на этих странах не заканчивается.

Прежде всего, есть принципиальная позиция Пекина – «работали с Тегераном и будем работать дальше». Более того, он будет работать и в тех проектах, из которых уходит западный бизнес. С некоторыми нюансами, но схожую позицию занимает и Анкара. И можно с уверенностью утверждать, что своей нынешней политикой в отношении Турции, вроде как «союзника по НАТО», Вашингтон делает для Эрдогана вопрос о развитии ирано-турецкого сотрудничества без оглядки на американские санкции совершенно принципиальным.

И это ведь не полный список тех серьезных игроков, которые так или иначе намерены помогать Ирану в обход американских санкций – пусть и по разным причинам, пусть хотя бы только для того, чтобы создать проблемы отдельным активистам антииранской коалиции и лично Дональду Трампу.

Есть и Катар, и определенные круги в Европе, и влиятельные финансисты и предприниматели на Ближнем Востоке – словом, деятельность «черных рыцарей», бизнесменов разных стран, работающих с Ираном в обход санкций, будет в этот раз ничуть не менее масштабной, чем во времена «калечащих санкций против Тегерана» имени Обамы-Клинтон. Что, в свою очередь, если и не решит всех проблем иранской экономики, то в определенной мере снизит их остроту.

Долгая, без малого сорокалетняя, история тотальных санкций против Ирана преподносит один достаточно парадоксальный в выводах урок: в конечном счете, от них выигрывают не США. И не те, кто по разным соображениям режим этих санкций старательно соблюдает. В выигрыше оказываются те, кто в подобной ситуации «действует на грани фола», руководствуясь не политическими симпатиями, а тщательно просчитанными прагматическими соображениями.

Особенностью нынешних действий Трампа против Тегерана является то, что американцам при участии саудитов и еще ряда игроков удалось обеспечить стабильность цен на нефть. Сокращение поставок из Ирана будет компенсировано другими, и взлета цен ожидать не стоит. Естественно, что «просядут» и торговые отношения, и логистические проекты.

Но является ли это серьезной проблемой для Казахстана? При том что товарооборот между странами в прошлом году составил 552,6 миллиона долларов – худший показатель с 2012-го года. Который в последнее время еще и стабильно снижается. Напомню, что в 2014-м, когда в полном объеме действовали «калечащие санкции», он составлял, согласно данным Комитета государственных доходов МФ РК и Комитета по статистике МНЭ РК, 986,3 млн. долларов, в 2015-м – 635,6, а в 2016-м – 596,4 млн.

Причем аналогичными темпами снижался и импорт из Ирана – 93,8 млн., 69,8 млн. и 45,6 млн. соответственно. То есть, давайте уж откровенно, утрата Тегерана как торгового партнера не является для Казахстана серьезной проблемой. Не очень приятно, но и не слишком критично. Тем более что при наличии желания и политической воли можно, по примеру Китая и Турции, и эти выпадающие доходы различными путями отчасти компенсировать.

Автор: Аскар Муминов

Казахстан. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 августа 2018 > № 2705777


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 17 августа 2018 > № 2704797

МИД Казахстана: затягивать ратификацию каспийской Конвенции нет смысла

Казахстан намерен осуществить ратификацию принятой конвенции по статусу Каспия в самое ближайшее время

Когда Казахстан ратифицирует Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, подписанную главами пяти государств в Актау 12 августа, рассказала посол по особым поручениям министерства иностранных дел Зульфия Аманжолова.

"Мы намерены осуществить ратификацию конвенции в самое ближайшее время. Во всяком случае МИД приступит к выполнению внутригосударственных процедур незамедлительно. У нас определены сроки и процедуры, но я не думаю, что решение этого вопроса будет затягиваться. Нет смысла. Мы долго к этому шли, чтобы задерживать ратификацию", — отметила дипломат.

Главное в Каспийской конвенции

Также Аманжолова пояснила замечание президента Ирана Хасана Роухани о том, что необходимо дополнительное соглашение, касающееся установления разграничительных линий, в виду особенностей рельефа местности.

"В конвенции есть положение о том, что дно и недра Каспия разграничиваются по договоренности заинтересованных сопредельных государств на основе норм и принципов международного права. То есть принцип договоренности превалирует. На этих принципах и будут договариваться те, кто еще не разграничил свои участки дна. Это и будет приниматься остальными участниками конвенции", — указала посол.

Какие вопросы остались после подписания конвенции о статусе Каспия

Она отметила, что договоренности, которых достигли Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан, признаются всеми пятью государствами. Это позволяет легитимизировать то, что уже утверждено, и не менять условия по разграничению дна на юге Каспия.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 17 августа 2018 > № 2704797


Узбекистан. Индия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > gazeta.uz, 16 августа 2018 > № 2706528

Узбекистан намерен участвовать в транспортном проекте «Север-Юг»

Узбекистан заинтересован в участии в международном транспортном проекте «Север-Юг» (Индия-Иран-Азербайджан-Россия-Казахстан), который, как ожидается, будет способствовать повышению транспортно-транзитного потенциала региона. Об этом сообщил заместитель премьер-министра Узбекистана Сухроб Холмурадов, открывая заседание 11-й узбекско-индийской межправительственной комиссии.

Он напомнил, что правительство Узбекистана поддержало присоединение Индии к Ашхабадскому соглашению (Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман). Это, по мнению вице-премьера, будет способствовать увеличению товарооборота между Индией, Узбекистаном и другими странами Центральной Азии.

Сухроб Холмуродов объявил о планируемой 20−21 сентября в Ташкенте международной конференции «Центральная Азия в системе международных транспортных коридоров: стратегические перспективы и нереализованные возможности».

«Мы рассчитываем на участие представительной делегации Индии в работе данного форума», — заключил вице-премьер.

Узбекистан. Индия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > gazeta.uz, 16 августа 2018 > № 2706528


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 августа 2018 > № 2704904

США заявили о готовности вводить вторичные санкции против стран, которые продолжат сотрудничество с Ираном после полноправного вступления в силу первой волны санкций, заявил на брифинге в Госдепартаменте новый спецпредставитель по Ирану Брайан Хук.

"Мы ожидаем, что торговая активность (в области сотрудничества с Ираном. — Прим. ред.), включая грузоперевозки, будет сведена к ноябрю к нулю. Мы надеемся, что наши партнеры будут соблюдать режим санкций, и, я думаю, не стоит напоминать о готовности США в противном случае вводить вторичные санкции", — сказал он, отвечая на вопрос журналиста, как Госдеп сможет убедить Китай соблюдать санкции.

В мае Дональд Трамп объявил, что США выходят из соглашения с Ираном по ядерной программе, которого достигла шестерка международных посредников (Россия, США, Британия, Китай, Франция, Германия) в 2015 году. Кроме того, он сообщил о восстановлении всех санкций против Ирана, в том числе и вторичных. Таким образом, страны, которые ведут с Тегераном бизнес, также оказываются под давлением.

По словам спецпредставителя США по Ирану Брайана Хука, усиление санкций против Ирана нацелено на предотвращение финансирования терроризма.

"Мы получили сделку с Ираном в наследство от предыдущей администрации. Она нас не устраивала, поскольку ограничивала наши дипломатические возможности по предотвращению угроз от этой страны. Поэтому президент принял решение, чтобы выйти из этой сделки <…> Усиление санкционного давления на Иран связано с тем, что мы стремимся предотвратить получение его бюджетом денег для дальнейшего финансирования терроризма", — заявил он.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 августа 2018 > № 2704904


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704839

National Interest: У мира есть веские доводы против антииранских санкций

Существует, по крайней мере, пять причин, по которым следует отказаться от американских санкций против Ирана

Неудивительно, что выход администрации президента США Дональда Трампа из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (JCPOA) привел к значительному недовольству со стороны других пяти сторон, также подписавших ядерное соглашение, а также тех государств, которые выиграли от заключения JCPOA. Недовольство действиями Трампа усилилось, когда он заявил о пересмотре санкций против Ирана, которые администрация экс-президента США Барака Обамы отменила в рамках ядерной сделки, пишет Лоуренс Дж. Корб в статье для американского издания The National Interest.

Первый пакет антииранских санкций вступил в действие 7 августа 2018 года. Теперь Ирану запрещено покупать доллары. Санкции также нанесут удар по иранской торговле золотом и автомобилями. Второй, еще более жесткий пакет санкций, вступит в силу 4 ноября 2018 года — 39-ю годовщину со дня захвата американского посольства в Тегеране. Под санкции подпадет весь экспорт иранской нефти. Существует по крайней мере пять причин, по которым следует отказаться от этих санкций.

Во-первых, ядерная сделка с Ираном работает намного лучше, чем любое предыдущее многонациональное соглашение в сфере вооружений. Согласно одиннадцати докладам Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которое проводило самые тщательные инспекции, Иран соблюдал как дух, так и букву ядерного соглашения, его ядерная программа приобрела исключительно мирный характер. С момента заключения JCPOA в 2015 году Тегеран модифицировал свои установки, чтобы они не могли производить плутоний, пригодный для создания бомбы, а также сократил запас обогащенного урана на 98% и количество центрифуг по обогащению урана.

Во-вторых, после заключения ядерного соглашения, Иран увеличил ежедневный экспорт нефти с примерно 1 миллиона баррелей в день до почти 3 миллионов. Это увеличение поставок нефти позволило снизить глобальную цену на нефть значительно ниже уровня 2011 и 2012 годов, когда цена превысила $100 за баррель. Повторное введение санкций приведет не только к повышению цен на нефть, но и еще к одной глобальной рецессии, подобной той, которая произошла 10 лет назад.

В-третьих, ядерное соглашение позволило сравнительно умеренному иранскому правительству президента Хасана Рухани переизбраться, поскольку сделка позволила иранской экономике добиться большего роста по сравнению с периодом действия санкций. До того, как Трамп заявил о выходе из ядерного соглашения, рост иранской экономике в 2018 году должен был составить 4,3%. Теперь ожидается, что рост экономики составит всего 1,8%.

В-четвертых, ядерное соглашение позволило предотвратить гонку ядерных вооружений или даже войну на Ближнем Востоке. Если бы Иран продолжил идти по пути разработки ядерного оружия, маловероятно, что такие страны, как Саудовская Аравия и ОАЭ не запустили бы собственные программы по разработке ядерного оружия. Более того, существует вероятность того, что Израиль может нанести упреждающий удар, если Иран продолжит движение к приобретению ядерного оружия.

В-пятых, снятие санкций, а затем их повторное введение, похоже, указывают на отсутствие четкой стратегии или реалистичных целей. Некоторые из союзников и конкурентов США задаются вопросом, действительно ли реальная цель Вашингтона заключается в смене режима? По крайней мере, два европейских дипломата, принимавших участие в переговорах с США об антииранских санкциях, указывают на то, что США стремятся сместить иранский режим.

Другие считают, что администрация надеется, как отметил государственный секретарь США Майк Помпео, что санкции могут заставить Иран вернуться к переговорам, навсегда отказаться от обогащения урана и разработки баллистических ракет, вывести свои силы из Сирии и отказаться от поддержки «Хезболлы», движения ХАМАС и йеменских хуситов.

Действия США в отношении Ирана подверглись критике как со стороны союзников США и потенциальных партнеров, так и со стороны стратегических конкурентов. Остальные пять сторон, подписавших JCPOA, заявили, что заинтересованы в сохранении экспорта иранской нефти. В Китае, который импортирует 650 тыс. баррелей иранской нефти в день, заявили, что не намерены сокращать поставки. Турецкое руководство заявило, что сохранит свою сделку с Ираном о закупке 9,5 млрд кубометров газа в течение следующего десятилетия. Индия — крупнейший импортер иранской нефти после Китая — продолжит поставки, поскольку санкции против иранской нефти были введены США, а не ООН.

Кроме того, повторное введение санкций откроет новые возможности для американских конкурентов. Россия, экономика которой чрезвычайно зависит от экспорта нефти, получит дополнительную прибыль от повышения цен на нефть. Китай, который не зависит от банковской системы США, увеличит свое влияние на Иран. Более того, выход США из ядерного соглашения затруднит установление крепкого военного партнерства с Индией, которая не только сильно зависит от поставок иранской нефти, но и инвестировала около $500 млн в развитие иранского порта Чехбехар в качестве транзитного узла. И, наконец, Соединенные Штаты усложнят прогресс в деле сдерживания Северной Кореи. Министр иностранных дел Северной Кореи прибыл в Иран фактически в момент, когда США ввели санкции против Ирана. Президент Ирана заявил главе МИД КНДР, что на США нельзя рассчитывать, поскольку они не выполняют свои обязательства.

Бывший министр финансов США Джейкоб Лью предупредил Вашингтон в 2016 году, что чрезмерное использование санкций может привести к тому, что Америка не сможет их эффективно использовать, поскольку эти санкции могут ослабить связь США с глобальными финансовыми операциями и бизнесом.

Александр Белов

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704839


Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Транспорт > neftegaz.ru, 16 августа 2018 > № 2704593

А. Новак: Конвенция о правовом статусе Каспийского моря приведет к расширению сотрудничества в ТЭК.

Конвенция по правовому статусу Каспийского моря открывает новые возможности для расширения и углубления сотрудничества прикаспийских государств в сфере ТЭК.

Об этом глава Минэнерго РФ А. Новак заявил 15 августа 2018 г.

Тезисы от А. Новака:

- основные условия строительства энергетических инфраструктурных объектов определяются ст 14 конвенции,

- проекты должны соответствовать экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых являются прикаспийские страны, включая Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря и протоколы к ней,

- конвенция является базовым документом для согласования пока еще не решенных вопросов,

- на базе конвенции будет решаться вопрос о разграничению дна и недр Каспийского моря на секторы,

- разграничение должно осуществляться по договоренности сопредельных и противолежащих государств.

Напомним, что Конвенция по правовому статусу Каспийского моря была подписана главами России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Азербайджана 12 августа 2018 г в г Актау (Казахстан).

Работа над документом шла с 1996 г.

Проект был окончательно согласован в рамках совещания министров иностранных дел прикаспийских государств 4-5 декабря 2017 г в Москве.

Конвенция исходит из того, что Каспийское море имеет жизненно важное значение для прикаспийских государств и только они обладают суверенными правами в отношении Каспийского моря и его ресурсов.

Документ регулирует правовой статус Каспия, но не позволяет совершать действия или реализовывать проекты, которые по мнению стран, требуют согласования.

В силу Конвенция вступает с момента ее ратификации всеми участниками и депонирования всех 5 ратификационных грамот, бессрочна.

Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Транспорт > neftegaz.ru, 16 августа 2018 > № 2704593


Азербайджан. Таджикистан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Экология > aze.az, 16 августа 2018 > № 2703931

Баку и Ашгабад имеют полное право строить Транскаспийский газопровод

Конвенция о правовом статусе Каспия готовилась тем скорее, чем громче США грозились разорвать «ядерную сделку» с Ираном. И это неслучайное совпадение.

Более четверти века, после распада СССР, Иран отказывался от любых формул раздела Каспия, предлагавшихся ему северными соседями, требуя для себя максимум акватории, – так, чтобы в него попало как можно больше подводных нефтегазовых месторождений. Впрочем, Иран слыл хотя и главным, но отнюдь не единственным спорщиком на Каспии.

Туркмения также никак не могла поделить с Азербайджаном месторождения Кяпаз, Азери и Чираг (они же Сердар, Осман и Омра на туркменских картах). А Россия старалась пресечь любые попытки создания газопровода из Туркмении в Азербайджан, чтобы не допустить конкуренции для своих проектов.

Один из видных российских политологов в интервью порталу «Москва–Баку» несколько лет назад даже намекал на возможные диверсии на таком газопроводе в случае, если его начнут строить без разрешения России.

И вот в конце июня внезапно, после переговоров, которые непрерывно длились 22 года, все стороны вдруг пришли к согласию и анонсировали торжественную церемонию заключения конвенции в Международный день Каспийского моря – 12 августа, выпавшее в этом году на воскресенье.

Воскресная встреча пяти президентов стран каспийской пятерки в Актау войдет в историю, поскольку впервые после распада СССР это море обрело наконец свой юридический статус. Так случайно или нет, это произошло вскоре после того, как 12 мая президент США Трамп выполнил наконец свои угрозы и разорвал сделку с Ираном?

Как сообщает AZE.az, руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин в интервью порталу «Москва–Баку» рассуждает о том, как эти события взаимосвязаны.

– Станислав, как вы полагаете, почему Россия вдруг сняла свои возражения и дала добро на Транскаспийский трубопровод? Одни говорят, что взамен Россия получила гарантии отсутствия чужих военных баз на Каспии, о чем теперь прямо говорится в тексте конвенции и эта тема официально закрыта. Другие говорят, Россия пришла к выводу, что тянуть такую трубу с прицелом на потребителей в Евросоюзе все равно сейчас невыгодно, поскольку цены на газ все равно низкие. Значит, трубопровода в любом случае не будет?

– Конъюнктура рынка может меняться. Если через несколько лет цены на газ подскочат до 120 долларов, тогда Транскаспий будет снова выгоден. И тогда что, России придется это соглашение расторгать. Нелогично.

Да, теперь Азербайджан и Туркменистан имеют полное право строить Транскаспий. Но я не вижу для этого условий. Ресурсная база Туркменистана сейчас вся ориентирована на Китай. Азербайджан в среднесрочной перспективе не заинтересован в появлении туркменского газа, ведь потребуются огромные инвестиции в расширение мощностей Южного газового коридора. Так что нельзя говорить, что конвенция подписана и уже завтра начнется строительство. Проект очень дорогой и сложный. Даже при условии, что все звезды сойдутся, трудно предсказать, что он вообще будет построен. Экономика работает против этого проекта.

Напомним, что Южный газовый коридор не был бы построен, если бы не Азербайджан.

Азербайджан был главным действующим лицом проекта. У Туркменистана вряд ли есть свободные ресурсы, чтобы проложить такой трубопровод. Евросоюз играет пассивную роль. Да, есть политическая поддержка. Но мы помним проект «Набукко», который политически поддерживала Еврокомиссия и другие страны Запада, пока Азербайджан не взялся самостоятельно строить Южный газовый коридор.

Основным императивом Москвы всегда была защита экологии. Москву обвиняли в том, что она использует экологию в качестве политического инструмента. Но на самом деле, я уверен, задачей было избежать угроз для экологии Каспия со стороны любого подобного проекта.

Судьба Транскаспия для саммита в Актау была уже достаточно частным вопросом. В конвенции эта тема упомянута лишь отчасти. Транскаспийские проекты регламентируются другими документами, в частности протоколом о воздействии на окружающую среду в контексте трансграничных проектов в рамках тегеранской конвенции по защите биоразнообразия на Каспии. Протокол был подписан в Москве министрами экологии пяти стран еще 20 июля.

Кстати, не пускать в регион военных из третьих стран стороны договорились еще в 2007 году, сформировав принципы обеспечения безопасности на Каспии. Еще тогда они обязались решать все споры путем переговоров, мирно.

– Азербайджанский лидер Ильхам Алиев в своей речи в Актау тоже сделал акцент на экологические проблемы. Насколько быстро Каспий сейчас загрязняется?

– Все крупные нефтяные компании, начиная работу на Каспии, обещают «нулевой сброс». Но нулевой сброс – это условная вещь. Все же при добыче нефти и газа, при транспортировке танкерами всегда есть статистические потери, загрязнение. Любая экономическая активность в любом случае приносит вред. Например, такое сложное месторождение, как Кашаган. Уже столько лет пытаются отстроить сложнейшую инфраструктуру, но природа снова и снова преподносит там сюрпризы! Сернистость оказывается такой высокой, что трубы приходится менять полностью, потому что они не были готовы к агрессивной среде. Соответственно, природа страдает очень серьезно.

Рамочная экологическая конвенция по Каспию неслучайно была одобрена в качестве первого документа, а теперь еще и подписан и упомянутый протокол в Москве. Стороны прекрасно себе отдают отчет: да, сейчас выгодна добыча нефти и газа, но это должно происходить по очень жестким стандартам, чтобы не разрушить окончательно экологию Каспия. 130 рек, которые впадают в Каспий, приносят с собой множество сточных вод, масел, нефти. Это уже само по себе серьезный фактор загрязнения. А плюс к этому еще добыча нефти и газа. Если сейчас Каспий не защищать, то он превратится в мертвое море после того, как нефть и газ здесь закончатся.

– Теперь Россия, как и другие страны пятерки, может лишь рекомендовать те или иные меры по защите экологии, но не может запретить строительство трубопровода?

– Да, в конвенции прописана очень четкая процедура. Речь идет о прокладке любых кабелей, крупных шельфовых месторождениях, нефтехимических заводах на берегу, о плотинах, о перебросах рек, в общем, перечислено огромное количество проектов. Стороны-участницы обязаны уведомить соседей о ТО новых проектов. В установленный срок заинтересованные стороны могут предоставить свои рекомендации по экологии. Затем в оговоренный срок должны пройти консультации, все стороны в рамках этих консультаций смогу повлиять на проект. Полная открытость процесса. Те, кто хотят построить, обязаны предоставить соседям всю информацию, а соседи могут разделить ответственность за экологию.

Нужно знать, где проложен кабель или трубопровод, чтобы, к примеру, корабли случайно не бросили якорь над этим местом.

– Вы ранее выражали надежду на то, что по итогам встречи в Актау появится постоянная площадка пяти государств. Но этого не случилось.

– Замглавы МИДа России Григорий Карасин в канун саммита намекнул на то, что по итогам будет создана каспийская организация. Такого решения принято не было. Но в коммюнике анонсируется следующая встреча в верхах – в Туркменистане. Это значит, что завершение переговоров вокруг статуса моря не означает закрытие устоявшегося пятистороннего формата сотрудничества. Стороны ищут новые форматы для активизации экономического взаимодействия. Это, думаю, будет предметом дальнейших переговоров.

Сам по себе саммит – это успех 22 лет переговоров, завершение споров о статусе моря. Главная новость, что целых пять государств согласовали такие сложные вопросы, которые, как правило, в международной практике решаются гораздо дольше. Вспомните, сколько десятилетий шел российско-норвежский диалог, американо-канадские переговоры по совместным морям.

Так что 22 года – это короткий промежуток времени, за который, однако, страны сумели согласовать ключевые принципы, множество нормативных актов по сотрудничеству практически во всех сферах.

– После заключения конвенции Баку станет проще разрешить свой пограничный спор с Тегераном? Например, за морское месторождение Сардар Джангал, на котором иранцы даже успели когда-то провести бурение?

– Споры были «до». Сейчас идут уже не споры, а активные переговоры. Президент Роухани прилетал в марте в Баку, приезжали и другие высокопоставленные иранские чиновники. Стороны ищут компромиссные варианты раздела. По итогам мартовского визита был подписан меморандум о совместном освоении месторождений. На предполагаемой границе находится несколько месторождений и чтобы снять этот фактор как препятствие, стороны готовы его совместно осваивать, как это сделали, например, Россия и Казахстан на северном Каспии.

– Станет ли проще договориться Баку с Ашхабадом?

– Что касается отношений Азербайджана и Туркменистана, то тут как раз нет никаких видимых свидетельств активизации диалога. В целом, понятно, что лучше всего также искать компромисс, то есть начать совместное освоение. Проще всего, это все подключить к азербайджанской инфраструктуре. Кяпаз находится в нескольких десятках километров от Азери-Чираг-Гюнешли, можно сэкономить на капитальных вложениях и начать осваивать. Вопрос только в том, когда стороны придут к этому компромиссу.

– Случайно ли переговоры вокруг конвенции пошли гораздо быстрее с тех пор, как Трамп пришел к власти и стал угрожать разорвать сделку 2015 года? Говорят, Иран стал гораздо уступчивее, поскольку хотел обеспечить себе крепкий тыл на Каспии на случай конфликта с США. А заодно попытается сейчас нарастить свой товарооборот с северными соседями, чтобы хоть как-то смягчить удар от возобновления американских санкций.

– С одной стороны, все обстоит как раз наоборот. Заключенная в 2015 году сделка подталкивала Иран к заключению конвенции по Каспию. Ирану не хватало как раз конвенции, чтобы разрешить все вопросы с северными соседями и по возможности начать совместное с Азербайджаном освоение месторождений на Каспии. Дело в том, что это глубокая часть моря, где двум этим странам будет очень трудно осваивать месторождения без западных компаний, без западных технологий.

Теперь же западные компании побоятся подключатся к этим месторождениям, опасаясь санкций Вашингтона. Недавно British Petroleum даже специально выпустило заявление о том, что Южный газовый коридор в порядке исключения не подпадает под санкции Трампа, несмотря на то, что месторождение Шах-Дениз на 10 процентов принадлежит одной из иранских компаний. Так что стимулов к подписанию конвенции у Тегерана стало меньше.

С другой стороны, я отчасти соглашусь с этой версией. Ведь Тегерану было принципиально важно показать, что даже в этих новых условиях он не останется в изоляции, что он выстраивает конструктивное сотрудничество с соседями.

Правда, расширение торговли с северными соседями не сможет компенсировать Тегерану ущерб от санкций Вашингтона. Ирану нужны крупные инвестиции, доступ к западным финансовым рынкам, нужны западные технологии, которые, например, могли ему обеспечить Peugeot, Total, Boeing. Необходимо обновлять парк самолетов. Северные соседи не могут стать полноценной заменой.

Однако атмосфера добрососедства, которая возникла на саммите в Актау, подписанные там экономические соглашения все равно дают Ирану надежду на появление новых проектов, на рост товарооборота со странами каспийской пятерки.

– Президент Хасан Роухани в Актау все равно выразил недовольство текстом конвенции, посетовав, что в нем не прописан принцип размежевания морского дна.

– Как раз Иран и выиграл больше всех от того, что в конвенции появилась обтекаемая, а не конкретная формула размежевания. Чтобы Иран согласился вообще на заключении конвенции, и нужно было уйти от прямых и строгих формулировок. Если мы прочитаем внимательнее 8-ую статью конвенции, то увидим, что вопросы размежевания дна переходят на двух- и трехсторонний уровень. Это открытая возможность. Страны сами будут решать, по каким принципам будут делить недра.

Надо понимать, что для Роухани – это попытка уйти от критики у себя дома. Надо понимать, насколько важен Каспий для политизированного иранского общества и почему 27 лет после распада СССР исламская республика отказывалась от разных формул размежевания. Какое бы соглашение по Каспию не подписало правительство, оно обречено на упреки оппозиции в «сдаче интересов» страны. Теперь Роухани нужно еще ратифицировать конвенцию в своем парламенте. Так что для него это повод активизировать пограничные переговоры с Азербайджаном и Туркменистаном.

– Теперь, после подписания конвенции, повышаются ли шансы на реализацию в будущем таких грандиозных проектов, как строительство моста через Каспий или канала из Каспия в Черное море (канал «Евразия»)? Первый проект обсуждался в казахской прессе, а второй – уже не раз предлагал казахский президент Нурсултан Назарбаев.

– Длинные мосты уже сейчас строятся. Вопрос в экономической целесообразности. Паром значительно дешевле. Когда развиты порты, регулярно ходят паромы, то зачем вкладывать миллиарды долларов, чтобы сэкономить несколько часов для пересечения Каспия?

Что касается канала «Евразия», то споры вокруг него продолжаются. Не думайте, что стоит «вырыть канаву» и Мировой океан ее сразу же заполнит водой. Там очень сложный рельеф местности, это предгорья Кавказа, перепад высот. Каспийское море на 28 метров ниже уровня Мирового океана. Значит, канал придется заполнять водой из местных источников. Он будет очень протяженный, а где взять такую воду в калмыцких степях? Будет нарушена вся система местных подземных вод. Это очень серьезные экологические риски. В качестве альтернативы предлагается расширить нынешний канал, то есть бросить параллельную ветку к Волго-Дону. Москве, разумеется, выгоднее увеличить внутрироссийские речные перевозки.

Это настолько сложный проект, что только по приблизительным расчетам, он обойдется только на первом этапе в 10 млрд долларов. Вот и главный аргумент: Панамский или Суэцкий каналы связывают между собой два разных океана, там есть огромный спрос. Скажите, где у нас такие потоки товаров на Каспии, где такая портовая инфраструктура, чтобы такой проект окупился? Там просто не будет столько кораблей!

Азербайджан. Таджикистан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Экология > aze.az, 16 августа 2018 > № 2703931


Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 16 августа 2018 > № 2703930

“Конвенция по Каспию дала возможности для сотрудничества по энергетике”

Подписание конвенции по статусу Каспийского моря открывает большие перспективы сотрудничества в сфере ТЭК.

Об этом заявил глава Минэнерго РФ Александр Новак, передает AZE.az.

В Актау 12 августа состоялась встреча лидеров России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана, по итогам которой подписана конвенция о статусе Каспийского моря, работа над ней велась 22 года.

“Если рассмотреть конвенцию через призму энергетического сотрудничества прикаспийских государств, можно отметить, что она открывает большие перспективы для расширения и углубления взаимовыгодного сотрудничества в сфере ТЭК”, — считает Новак.

Проекты должны соответствовать экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах.

“Конвенция является базовым документом для согласования пока еще не решенных вопросов. Это относится, в частности, к разграничению дна и недр Каспийского моря на секторы, которое должно проводиться по договоренности сопредельных и противолежащих государств”, — сказал Александр Новак.

Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 16 августа 2018 > № 2703930


Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > aze.az, 16 августа 2018 > № 2702710

В основе Конвенции по Каспию лежит уважение территориальной целостности

Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров дал интервью ряду информационных агентств по итогам V Cаммита глав прикаспийских государств, передает AZE.az со ссылкой на пресс-службу МИД Азербайджана.

Предлагаем вашему вниманию это интервью.

– Что бы Вы могли сказать об итогах V Каспийского саммита в Актау?

– Подписание на прошедшем 12 августа 2018 года в городе Актау V Каспийском саммите Конвенции о правовом статусе Каспийского моря является историческим событием и важным достижением для пяти его прибрежных государств. Оно еще раз продемонстрировало, что прикаспийские государства обладают твердой решимостью подтвердить атмосферу устойчивого мира и сотрудничества в Каспийском бассейне и прилегающих регионах. Конвенция определяет правовые рамки межгосударственных отношений и поведения в Каспийском море. В основе этого документа лежат общепринятые принципы международного права, в особенности такие ключевые, как уважение территориальной целостности и суверенитета государств. Вместе с определением правового режима и применяемых терминов конвенция описывает ясные, прозрачные и предсказуемые нормы приемлемого поведения в контексте деятельности всех прикаспийских государств. Эти отношения, основанные на взаимном доверии и сотрудничестве между прикаспийскими государствами, необходимы для них самих, а также их партнеров. В процессе разработки конвенции прикаспийские государства также продемонстрировали такие элементы высокой политической культуры, как уникальная региональная идентичность, ответственность и способность быть хозяевами своей судьбы. Прикаспийские государства, не дав возможности для какого-нибудь вмешательства извне, путем совместных усилий добились важных достижений, в том числе подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

– Процесс согласования Конвенции потребовал продолжительных усилий со стороны государств-членов. Ваше мнение по этому поводу…

– Следует признать, что заключительный этап согласования конвенции прошел путь далеко не простых обсуждений. Двухдневная встреча министров иностранных дел прикаспийских государств, проведенная в декабре 2017 года в Москве, носила очень интенсивный характер, а по ее итогам, наконец, был достигнут основной прогресс в согласовании конвенции. По целому ряду положений были проведены очень серьезные дискуссии. Но при доброй воле и взаимном доверии переговоры дают положительные результаты. По итогам всех этих обсуждений конвенция была представлена президентам для подписания на V Саммите прикаспийских государств в Актау, и мы смогли осуществить это.

– Какими будут следующие шаги?

– В соответствии с внутригосударственными процедурами конвенция будет представлена для ратификации государствами-членами. Мы надеемся, что ратификация конвенции вскоре будет завершена. Завершение процесса ратификации и практическое осуществление положений конвенции откроют еще более широкие возможности для устойчивого развития региона. В конвенции и принятом главами государств на саммите в Актау коммюнике были определены новые задачи и даны соответствующие поручения. Интенсивная работа, основанная на доброй воле, дружбе и сотрудничестве во благо всего Каспийского региона и наших народов, будет продолжена и дальнейшем.

Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > aze.az, 16 августа 2018 > № 2702710


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702948 Станислав Притчин

Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

Станислав Притчин

Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана

Двенадцатого августа в казахстанском прибрежном городе Актау произошло важное для всего Каспийского региона событие – на пятом саммите глав государств прикаспийских стран была подписана Конвенция о правовом статусе моря. Стороннему наблюдателю могло показаться, что все прошло слишком буднично: президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении на один день прилетели в Актау, выступили на расширенном заседании, подписали конвенцию и еще несколько специализированных соглашений, дали пресс-конференцию и разъехались по домам. Однако этому дню предшествовали 22 года, заполненные напряженными переговорами вперемежку с бурными демаршами и длительными простоями.

Почему так долго

Более 20 лет понадобилось сторонам на то, чтобы провести 52 встречи на уровне заместителей министров иностранных дел, 12 министерских встреч, четыре президентских саммита. Много это или мало? Мировая практика показывает, что переговоры вокруг раздела границ могут длиться десятилетиями. Так было, например, с советско-американскими переговорами вокруг шельфа Берингова моря или с норвежско-российскими переговорами по разделу Баренцева моря. Канадско-датский спор вокруг острова Ганса длится с 1973 года, а с конца 60-х годов Оттава пытается договориться с Вашингтоном о статусе Северо-Западного прохода в Арктике.

Каспий изначально был еще более сложным объектом для раздела. Во-первых, в переговорах принимали участие не две и не три, а пять стран, каждая со своими интересами, подчас диаметрально противоположными остальным. Во-вторых, Каспийское море – это не далекий остров в Арктике. Каспий не только крупнейший водоем в центре Евразии, соединенный сетью судоходных рек, но и важный центр добычи энергоресурсов. Помимо этого, в акватории моря сосредоточено 90% генофонда осетровых. Очевидно, что каспийской пятерке было что делить. При таких стартовых позициях то, что переговоры удалось завершить всего за 22 года, выглядит немалым успехом.

К тому же еще в декабре прошлого года казалось, что про скорое подписание конвенции можно забыть. На последнем саммите в Астрахани в 2014 году президенты договорились не позднее чем через два года собраться вновь, чтобы подписать согласованный документ в одном из городов Казахстана. Но ни в 2016-м, ни в 2017 году встреча так и не состоялась, процесс, похоже, зашел в тупик.

Прорыв наметился в самом конце прошлого года. В декабре по итогам встречи министров иностранных дел пятерки в Москве глава МИД РФ Сергей Лавров неожиданно заявил, что все вопросы наконец согласованы и саммит состоится в 2018 году. То, что именно Россия пытается во что бы то ни стало довести переговорный процесс до конца, стало ясно 21 июня. В этот день официальный сайт правовой информации правительства России пошел на беспрецедентный шаг и опубликовал проект конвенции, показав тем самым, что российская сторона выполнила всю предварительную работу и готова подписать документ. Усилия официальной Москвы в конечном итоге дали результат, что и показала встреча в Актау.

Кто в выигрыше

Значимость состоявшегося саммита и подписанного на нем документа сложно переоценить. Документ определяет правила, по которым будет развиваться сотрудничество прикаспийских стран в сфере безопасности, экономической кооперации, защиты экологии, развития транспортного потенциала моря и так далее.

Важный вопрос: кто больше выиграл, а кто проиграл от подписания конвенции? Понятно, что однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Астана и Баку не только пролоббировали секторальный раздел морского дна в интересах недропользователей, но и сумели взять под свой контроль крупнейшие сектора с самыми значительными запасами нефти и газа.

Россия и Иран не смогли отстоять принцип кондоминиума, предполагающий совместное освоение ресурсов и богатств моря. Вместе с тем острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана, которые с самого начала переговорного процесса выступали категорически против появления на Каспии военных объектов третьих стран.

В итоге еще в 2007 году, на втором саммите в Тегеране, стороны согласились, что все споры на море будут решаться путем переговоров. Члены пятерки обязались не предоставлять свои территории третьим странам, если их деятельность будет угрожать интересам соседей по региону, и не размещать на Каспии иностранные военные базы.

Важна конвенция и с точки зрения глобальной повестки. После выхода США из ядерной сделки с Ираном и ввода нового санкционного пакета против его экономики ситуация вокруг Исламской Республики обострилась. Оказавшись под угрозой американских санкций, крупнейшие европейские компании, например французская Total, стали отказываться от участия в запланированных проектах. Обещания Брюсселя защитить европейский бизнес не смогли остановить бегство западных инвесторов из Ирана. В условиях, когда Тегеран фактически снова попал в международную изоляцию, страны региона, подписав конвенцию, выразили ему политическую поддержку и продемонстрировали, что прагматичные отношения на Каспии для них важнее, чем глобальные интересы США.

Транскаспийский газопровод

Важным спорным пунктом, препятствовавшим окончательному согласованию конвенции, был проект Транскаспийского газопровода, по которому Туркменистан намеревался поставлять газ на европейский рынок. Москва и Тегеран выступали категорически против, резонно опасаясь, что Ашхабад составит конкуренцию «Газпрому», а в перспективе и иранскому газу. Кроме того, прокладка Транскаспийского газопровода связана с серьезными экологическими рисками. Предполагаемый маршрут трубы должен пройти по наиболее глубоководной части моря, да еще и через сейсмоопасный район, где регулярно случаются подводные землетрясения.

Устроившее всех решение было найдено во время подготовки к саммиту в Актау. Двадцатого июля в Москве министры экологии прикаспийских стран подписали Протокол о воздействии на окружающую среду. Этот специализированный документ устанавливает условия реализации всех крупных проектов на море, потенциально опасных для экологии, будь то подводный трубопровод большого диаметра или буровая скважина.

Теперь если, к примеру, Азербайджан и Туркменистан договорятся построить подводный газопровод, им придется предварительно передать все параметры проекта на рассмотрение соседям. У тех будет 180 дней на то, чтобы изучить проект и представить свои требования и рекомендации по улучшению его экологической безопасности. После этого все заинтересованные стороны организуют консультации, чтобы окончательно устранить разногласия. Таким образом, Протокол о воздействии на окружающую среду повышает ответственность всей каспийской пятерки за экосистему моря.

Впрочем, выработка прозрачного механизма по согласованию Транскаспийского проекта не означает, что газопровод будет построен в ближайшее время, – для этого необходимо преодолеть много других серьезных препятствий. Во-первых, экономических. Пока еще никто не считал, какие потребуются инвестиции, чтобы запустить новые газовые месторождения в Туркменистане, проложить 300 километров трубы по дну моря и расширить инфраструктуру Южного газового коридора через Азербайджан, Грузию и Турцию. Как никто не считал, во сколько в итоге кубометр туркменского газа обойдется европейскому потребителю.

Во-вторых, есть еще препятствия дипломатические. Азербайджан, два месяца назад запустивший добычу газа на крупном месторождении Шах-Дениз-2, в среднесрочной перспективе не заинтересован в появлении конкурента на рынке стран ЕС. Не стоит также сбрасывать со счетов Китай, на сегодня – главного покупателя туркменского газа. Вряд ли Пекин легко согласится с потерей статуса важнейшего энергетического партнера Ашхабада.

Переговоры продолжаются

Несмотря на то что конвенция, специальные соглашения и протоколы регламентируют большую часть международного взаимодействия в регионе, это не означает, что пятерке больше нечего обсуждать.

До сих пор, скажем, не решен вопрос раздела ресурсов южной части моря. Конвенция предусматривает, что территориальные вопросы – это уровень двух- и трехсторонних переговоров. Так, Россия, Азербайджан и Казахстан поделили Северный Каспий еще в 2003 году и с тех пор осваивают ресурсы своих секторов. Ирану еще только предстоит это сделать на переговорах с Азербайджаном и Туркменистаном.

Кроме того, прикаспийские соседи заинтересованы в развитии экономического сотрудничества и совместных проектов, а для этого им необходима постоянная переговорная платформа. Неудивительно, что в коммюнике, принятом по итогам саммита в Актау, стороны договорились о проведении следующей встречи президентов в Туркменистане. Это означает, что востребованность в пятистороннем диалоге сохраняется. Так что саммит в Актау стал на сегодня самым важным, но не последним для Каспийского региона.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702948 Станислав Притчин


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов

Дораспад СССР. Что изменит раздел Каспия

Аркадий Дубнов

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США

Много всего восхитительного и превосходного было сказано о том, что 12 августа в казахстанском Актау лидеры пяти каспийских государств наконец подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Путин назвал это «эпохальным» событием, а Назарбаев сказал, что конвенция – это ни больше ни меньше «конституция» Каспия.

Если это действительно так, то, зная, как на евразийском пространстве относятся к конституциям, невольно начинаешь переживать за дальнейшую судьбу каспийских договоренностей. Тем более что по сути своей 18-страничная конвенция, ставшая итогом трудных 22-летних переговоров, является рамочным документом, который еще предстоит дополнить значительным объемом соглашений или, как принято говорить в наших краях, подзаконных актов. И только после этого можно будет окончательно говорить о разделе Каспия, как об этом уже поспешили отрапортовать некоторые российские и казахстанские СМИ.

Тем не менее подписание каспийской конвенции в Актау – одно из самых значительных событий на постсоветском пространстве после распада СССР в 1991 году. Среди прочего оно дополнительно утвердило международно-правовую субъектность трех государственных образований, появившихся вокруг Каспия на месте канувшего в Лету Советского Союза – Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Россия, ставшая правопреемницей СССР сразу после его исчезновения, подписав каспийскую «конституцию», теперь признала и новые государственные границы этих стран – на море. Если вспомнить ставшую знаменитой сентенцию Путина о распаде СССР как о «величайшей геополитической катастрофе ХХ века», то следует признать, что его подпись под конвенцией – это и его личный вклад в продолжение процесса распада Союза. Теперь стоило бы ожидать от российского президента столь же скорбного замечания, что назад в СССР пути уже нет.

Каспийские споры

Актау – это плод трудного компромисса и реального консенсуса на его основе. Мне лично довелось быть свидетелем каспийского переговорного процесса практически все эти двадцать с лишним лет. Самыми интенсивными они были в годы, когда эту проблему в Москве курировал профессиональный нефтяник Виктор Калюжный, назначенный замминистра иностранных дел России. Именно он первым в начале 2000-х годов жестко выступил против демилитаризации Каспия, что предлагали некоторые российские партнеры.

С другой стороны, Калюжный отстаивал в том числе интересы постсоветских республик, которым угрожало категорическое требование Ирана поделить Каспий «по справедливости», то есть на пять равных частей по 20%, включая акваторию, дно и толщу воды. Калюжный был не слишком дипломатичен в общении с западными партнерами, искавшими в богатом углеводородами Каспийском бассейне возможность застолбить право своего бизнеса добывать и транспортировать нефть и газ в Европу в обход России. Отчасти те позиции, что занимал тогда Калюжный, пусть и модифицированные временем, зафиксированы в подписанной конвенции.

Почему так долго, почти четверть века, искали компромисс? Во-первых, несговорчивыми были иранцы, требовавшие свои 20%.

Во-вторых, не были готовы к взаимопониманию Туркмения и Азербайджан, спорившие за право считать своими богатые нефтью месторождения, расположенные между этими странами в центре Каспия (их азербайджанские названия: Азери, Чираг и Гюнешли). Помню разговор, случившийся на первом каспийском саммите в 2002 году между двумя покойными ныне президентами – Сапармуратом Ниязовым и Гейдаром Алиевым. Ниязов тогда бросил в сторону сидевшего рядом Алиева: «На Каспии может пролиться кровь», имея в виду неразрешенный конфликт из-за месторождений.

Уже давно нет в живых ни Туркменбаши, ни старшего Алиева, но та ссора еще много лет отравляла отношения между Баку и Ашхабадом, мешая им договариваться.

Наконец, договориться мешало противостояние России и Туркмении. Последняя при поддержке ЕС настойчиво требовала для себя права проложить газопровод в обход России по дну Каспия на Запад и дальше в Европу. Россия последовательно этому сопротивлялась.

Шаги к согласию

Что изменилось сейчас? Что позволило сторонам отказаться от категоричности в претензиях и пойти на раздел? Сами участники стараются это не проговаривать вслух, но анализ текста конвенции вкупе с изменением текущих геополитических реалий позволяет назвать эти причины.

Главное, – впрочем, как раз этого не скрывают, – изменился концептуальный подход к определению статуса Каспия. В каком-то смысле революционным можно назвать решение не считать Каспийское море юридически ни морем, ни озером. Первое позволяет не применять к Каспию положения Конвенции ООН по морскому праву, а значит, расширить с 12 до 15 морских миль ширину территориальной зоны и определить десятимильную рыболовную зону в отличие от исключительной экономической зоны. Границы территориальной зоны считаются государственными границами.

Неприменимо теперь к Каспию и определение внутреннего озера, что потребовало бы поделить его целиком между сторонами. Теперь у него статус некоего «внутриконтинентального водоема».

Поиски компромисса упростило то, что вопрос об окончательном разделе дна Каспия отложен на будущие времена. Это дает Ирану право поторговаться о своей доле, о чем прозрачно намекнул, выступая на саммите в Актау, иранский президент Рухани.

Стороны также отказались от раздела Каспия по принципу срединной линии. Это делало позиции Баку в споре с Ашхабадом за принадлежность нефтяных месторождений в центре моря более выигрышными.

Россия, в свою очередь, отказалась от своего права вето на прокладку транскаспийского газопровода (формально возражения объяснялись опасениями за каспийскую экологию). Более того, утвержденные в каспийской конвенции принципы раздела на национальные сектора определяют, что такое строительство – дело исключительно сопредельных и противолежащих стран. Аналогичным образом только эти страны определяют маршруты прокладываемых через их сектора трубопроводов и кабелей. Другими словами, Россия не сможет вмешиваться в реализацию проекта транскаспийского газопровода, пролегающего через азербайджанский и туркменский сектора.

Однако у Москвы, впрочем, как и у остальных каспийских стран, все равно остается теоретическая возможность помешать прокладке Транскаспия, ссылаясь на положения подписанного в Москве 20 июля «Протокола по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном аспекте к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря от 4 ноября 2003 года». Хотя упоминание об этом протоколе есть только в совместном коммюнике по итогам саммита в Актау, на самом саммите о нем не говорили.

Готовность Москвы уступить Ашхабаду в вопросе строительства Транскаспия связана с изменениями на газовом рынке Европы. Если раньше Москва опасалась, что каспийский газ может составить конкуренцию «Газпрому», то теперь туркменские поставки скорее будут конкурировать со сжиженным газом из США.

Новые приоритеты

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США.

Это положение зафиксировано в конвенции, что теперь дает право Москве и Тегерану выражать «озабоченность» планами соответственно Казахстана и Азербайджана сотрудничать с Вашингтоном и предоставлять американцам свою территорию для транзита невоенных грузов для контингента США в Афганистане.

Полемика, как на официальном, так и на неофициальном уровне между Москвой, подозревающей, что использование перевалочных пунктов в казахстанских портах Актау и Кузык на Каспии позволит Штатам де-факто создать там американские военные базы, и Астаной, регулярно опровергающей такие подозрения, идет с начала нынешнего года. Тогда Назарбаев в ходе визита в США подписал изменения в соглашение о маршруте транзита, заключенное несколько лет назад с Вашингтоном.

Точно такое же соглашение о транзите через Ульяновск действовало между США и Россией, пока Москва не прекратила его в одностороннем порядке в 2015 году в ответ на введенные американские санкции.

Во времена президента Трампа Иран озабочен присутствием американцев на Каспии не меньше, чем Россия. Еще больше, чем уже существующее участие соседнего Азербайджана в транзите американских грузов в Афганистан, Тегеран волнует возможное согласие Туркмении на предложения США провести через ее территорию маршрут в Афганистан. Туркменский маршрут может оказаться более коротким и дешевым, чем действующий сейчас казахстано-узбекский через Термез – Хайратон.

Тегеран, очевидно, особенно беспокоит то, что значительная часть возможного туркменского маршрута транзита будет проходить в непосредственной близости от ирано-туркменской границы. Поэтому запрет на внерегиональное присутствие, на котором сделан особый акцент в каспийской конвенции, не может не импонировать Тегерану, а значит, подтолкнуть его к компромиссу по другим спорным вопросам.

Не исключено, что вопрос возможного американского транзита через Туркмению окажется в повестке переговоров в Сочи 15 августа президентов России и Туркмении, Путина и Бердымухамедова.

Наконец, главным пунктом, который сделал Конвенцию о правовом статусе Каспия важнейшим для России геополитическим документом, стало зафиксированное там согласие на беспрепятственную военную деятельность на общей неразделенной акватории моря военных подразделений всех сторон. Другими словами, подтверждено право мощнейшей из них, Каспийской военной флотилии России, оперировать практически на всем водном зеркале Каспия за исключением территориальных и рыболовных зон других стран.

Пока трудно сказать, станет ли это единственным новым ограничением для действий российской военной флотилии по сравнению с советскими временами, когда Каспий был внутренним советско-иранским морем, где судоходство определялось договорами между Москвой и Тегераном от 1921 и 1940 годов. Также неясно, сколь значимой будет теперь неформальная граница, разделявшая советскую и иранскую зоны Каспийского моря по линии с запада на восток, Астара – Гасан-Кули, с азербайджанского берега до туркменского. Линия была проведена в 1930-е годы картографами НКВД, никогда не признавалась Ираном, но на практике четко им соблюдалась.

Также неясным остается будущий режим рыболовства на Каспии. Сторонам еще предстоит определить размер национальных квот на вылов осетровых, на который сегодня наложен мораторий. Неясно также, как будет контролироваться выполнение этих квот. Как свидетельствует сегодня туркменский наблюдатель, «мораторий на вылов осетров существует много лет, но достаточно посмотреть на осетрину на базарах Ашхабада и на объявления о продаже икры и мяса осетрины в туркменских соцсетях, и станет понятно, что мораторий в Туркменистане не работает, а вот браконьеры – да».

Похоже, что исторический консенсус, позволивший наконец определить правила игры на Каспии, стал возможен скорее благодаря новой геополитической конъюнктуре в Большой Евразии и стремлению сторон как можно скорее упредить нежелательное развитие событий, а не их консолидации в желании обеспечить свои национальные интересы.

С другой стороны, налицо исторический прогресс в отстаивании этих интересов. Еще в конце XIX века ширина национальных территориальных зон на море считалась общемировой, всего три морских мили, средняя дистанция полета пушечного ядра. На большем расстоянии береговая охрана не могла обеспечить защиту своих кораблей. Теперь на Каспии разрешено защищать зону в пять раз больше.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов


Турция. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702867

Запад не может позволить себе уступить Турцию России и Ирану

Фади Хакура (Fadi Hakura), CNN, США

С начала этого года лира, национальная валюта Турции, упала по отношению к американскому доллару почти на 40%.

Отношения между двумя странами значительно ухудшились в пятницу, когда президент США Дональд Трамп одобрил увеличение в два раза ввозных пошлин на турецкую сталь и алюминий в ответ на отказ Турции освободить Эндрю Брансона (Andrew Brunson), американского пастора, который находится под домашним арестом в Турции и которому предъявляют обвинениями в терроризме.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пока не поддается давлению с требованиями внедрения традиционных денежно-кредитных и налогово-бюджетных принципов, предпочитая выступать с нападками и на финансовые рынки, и на США.

Он заявляет о существовании мирового заговора с целью уничтожения политических и экономических достижений Турции.

Пока его популярность внутри страны растет, поскольку он использует антиамериканские настроения (и готовность верить в теории заговора) значительной части населения Турции.

Жесткая реакция Эрдогана на экономический кризис в Турции и его непримиримая позиция скорее напоминает популистскую стратегию президента Венесуэлы Николаса Мадуро, чем рыночную позицию аргентинского президента Маурисио Макри.

Но, судя по всему, Турция в отличие от Аргентины не намерена ни обращаться в Международный валютный фонд, чтобы избежать финансового краха, ни налаживать отношения с Вашингтоном.

Во всяком случае, президент Турции, похоже, все активнее и решительнее выступает против США и глобальных финансовых рынков — двух грозных противников.

По всей вероятности, Турция проиграет любую битву с Нью-Йорком, Лондоном, Сингапуром и другими финансовыми бастионами — если не будет объявлено о прекращении огня. А обвал лиры обернется для Турции финансово-экономическим кризисом.

Вероятно, события по мере их развития отрицательно скажутся на популярности Эрдогана внутри страны — даже среди его самых преданных идеологических сторонников — и в результате приведут к политической нестабильности.

Но исход этого процесса будет долгим и сложным, что может способствовать военному вмешательству в политику и привести к тяжелым последствиям за пределами Турции.

Надо полагать, что Турция больше не будет рассматривать США как надежного партнера и стратегического союзника.

Независимо от того, кто будет руководить страной, уязвленная Турция, скорее всего, будет стремиться перенести центр тяжести с Запада в сторону России, Ирана и Евразии.

По этой причине Турция станет меньше соответствовать целям США и Европы на Ближнем Востоке, а значит, Турция будет стремиться отстаивать право на проведение более независимой политики в области безопасности и обороны.

В чрезвычайных обстоятельствах она может даже подумать о выходе из НАТО и прекращении своего членства в таможенном союзе с ЕС или радикальном изменении его условий.

Если произойдет худшее, и в результате политических и экономических потрясений такая геополитически важная страна, как Турция, окажется опустошена и разрушена, следует иметь в виду все возможные сценарии развития событий.

Учитывая потенциальный катастрофический исход, для Запада было бы очень разумно подготовить амбициозный пакет мер по смягчению последствий финансовой катастрофы и позаботиться о том, чтобы Турция не отходила от западных норм и институтов.

Чтобы стимулировать либерализацию реформ, необходимо в срочном порядке возродить стремление Турции вступить в ЕС. В противном случае потеря союзника в лице такой важной страны Западу обойдется очень дорого.

Турция. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702867


Иран. Ирак. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > oilcapital.ru, 15 августа 2018 > № 2702468

Власти Ирака отказались от доллара в торговых операциях с Ираном.

Иракские власти будут частично соблюдать введенные Вашингтоном в отношении Тегерана санкции, заявил премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади.

"Я не говорю, что мы будем соблюдать санкции, я говорю, что мы не сможем использовать доллары в транзакциях. У нас нет другого выбора", - сказал он на пресс-конференции в Багдаде.

"Наши обязательства в случае с Ираном заключаются в отказе от использования долларов в транзакциях, а не приверженность всем американским санкциям", - приводит слова премьера телеканал Al Sumaria.

Ранее Хайль-Абади говорил, что Ирак не поддерживает восстановление американских санкций в отношении Ирана, но будет следовать им исходя из собственных интересов и вопросов безопасности. В свою очередь, президент Фуад Маасум отметил, что иракские власти должны сохранить нейтралитет в американо-иранском противостоянии. Против односторонних рестрикций выступили ведущие шиитские политики Ирака, в частности вице-президент Нури аль-Малики. Позиция официального Багдада вызвала неоднозначную реакцию как в Тегеране, так и в политических кругах в арабской стране.

Позднее Совет национальной безопасности Ирака во главе с аль-Абади выступил с заявлением о необходимости сохранения стратегических отношений с Исламской Республикой и категорически отверг "ошибочные интерпретации" заявлений премьера относительно Ирана.

Иран. Ирак. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > oilcapital.ru, 15 августа 2018 > № 2702468


Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 15 августа 2018 > № 2701782

Иран и Пакистан завершили переговоры по соглашению о свободной торговле

Министерство торговли Пакистана заявляет, что переговоры с Ираном в отношении ускорения соглашения о свободной торговле находятся на продвинутой стадии, и сделка может быть реализована в первом квартале следующего года.

В прошлом месяце было проведено третье совещание Комитета по торговым переговорам с целью обсуждения вопросов совершенствования соглашения между Пакистаном и Ираном. Министерство торговли Пакистана заявило, что представители достигли соглашения по нескольким областям, в том числе в области либерализации торговли.

Первоначальная сделка включала тарифные уступки для Пакистана по 338 иранским тарифным линиям, а Иран согласился предложить концессии на 309 тарифных линий.

Было решено, что положения, расширяющие список импортных пошлин, снятых или сокращенных по соглашению, должны быть активированы 31 января 2018 года после того, как обе страны обменялись просьбами об уступках в конкретных областях.

Прогресс в этой и других областях позволит завершить сделку к октябрю 2018 года, заявили в министерстве торговли.

Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 15 августа 2018 > № 2701782


Иран. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 14 августа 2018 > № 2704562

Иран защищает своих производителей. В страну запрещен ввоз 84 видов оборудования для нефтяной промышленности.

Миннефти Ирана запретило ввоз 84 видов оборудования для нефтяной промышленности, которое может быть произведено внутри страны.

О соответствующем приказе министерства стало известно 13 августа 2018 г.

Документ направлен на реализацию политики устойчивой экономики, предусматривающей поддержку продукции, изготовленной в Иране.

Основная цель этой политики - обеспечить максимальное использование местной продукции и услуг.

Согласно приказу Миннефти Ирана, основным компаниям и их субподрядчикам прямо или косвенно запрещено покупать иностранные товары и оборудование, включенные в специальный перечень.

Этот перечень включает 84 вида продукции.

Среди запрещенного к ввозу оборудования и продукции - устьевое оборудование, опреснительные комплексы, антикоррозийные вещества, катализаторы для извлечения серы, панели управления устьевыми скважинами и др.

Политика устойчивой экономики призвана противодействовать санкциям США.

В конце июля 2018 г Министерство торговли и промышленности Ирана запретило импорт более 1339 иностранных продуктов.

Под запрет министерства попали товары, которые могут быть произведены внутри страны.

Иран, в течение многих лет находившийся под западными санкциями из-за своей ядерной программы, с середины 1990х гг активно развивал собственное производство нефтегазового оборудования.

В этой отрасли работают около 50 иранских компаний.

После принятия Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе и снятия санкций, Иран активно приглашал иностранные компании принять участие в развитии производства на территории страны.

Выход США из СВПД и введение санкций против Ирана сделало присутствие иностранных компаний в Иране проблематичным.

Это касается стран-союзниц США, тогда как Россия, Китай и другие страны готовы продолжать сотрудничество с Ираном.

Иран. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 14 августа 2018 > № 2704562


Азербайджан. Иран. Россия > Электроэнергетика > aze.az, 14 августа 2018 > № 2703932

Иран начал переговоры о поставке электричества в РФ через Азербайджан

Иран ведет переговоры с Азербайджаном и Арменией о возможности экспорта электроэнергии в Россию через территорию стран.

Как передает AZE.az, об этом сообщил агентству IRNA министр энергетики Ирана Реза Ардаканиян.

По его словам, начаты переговоры Иран-Армения и Иран-Азербайджан о возможности поставок электроэнергии в Россию.

На данный момент, отметил министр, важной задачей для Ирана является подключение к европейским электрическим сетям. У Тегерана есть несколько вариантов для осуществления такой идеи, в частности, подключение к электросетям Европы через территории северных соседей.

Азербайджан. Иран. Россия > Электроэнергетика > aze.az, 14 августа 2018 > № 2703932


Россия. США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703101

Санкции США: долларовая заморозка сломает Россию

Чем для России обернется заморозка американцами расчетов в долларах

Объявление американцами новых санкций против России заставляет рассматривать самые худшие сценарии. Тем более, что премьер-министр Дмитрий Медведев назвал эти действия «экономической войной» и выразил готовность отвечать на них всеми доступными средствами. «Газета.Ru» разобралась, могут ли Штаты арестовать счета российского ЦБ и к чему приведет ограничение долларовых расчетов для отечественных госбанков.

Объявление американцами новых санкций против России заставляет рассматривать самые худшие сценарии. Тем более, что премьер-министр Дмитрий Медведев назвал эти действия «экономической войной» и выразил готовность отвечать на них всеми доступными средствами. «Газета.Ru» разобралась, могут ли Штаты арестовать счета российского ЦБ и к чему приведет ограничение долларовых расчетов для отечественных госбанков.

Объявления о новых санкциях спровоцировали панику на финансовом рынке. Распродажи российских бумаг скупка валюты активно шли в четверг и пятницу на минувшей неделе. В понедельник, 13 августа, доллар протестировал уровень в 68 рублей, евро подбирался к 78 руб.

Кроме того, эксперты опасаются и более радикальных шагов со стороны американских властей. В ноябре в Штатах пройдут промежуточные выборы в Конгресс, и набрать очки на российской теме захотят все, включая президента Дональда Трампа.

«Теоретически Соединенные Штаты могут ввести санкции против Банка России, подобные прецеденты в истории уже были — в частности, блокировались счета Центробанка Ирана», — говорит аналитик «Финам» Алексей Коренев. В рамках санкций против Ирана, которые действовали на момент подписания «ядерной сделки» в апреле 2015 года, были заморожены счета нацбанка, а также был введен запрет на операции с иранскими кредитными организациями и на расчеты в долларах. При этом даже после формального снятия санкций США не стали возвращать Тегерану его $2 млрд.

Есть и другие примеры. В октябре прошлого года банк Bank of New York Mellon добровольно согласился заморозить $22,6 млрд Национального фонда Казахстана, которыми управлял казахстанский нацбанк.

Финансовый консультант Teletrade Михаил Грачев полагает, что санкции США против Банка России могут заключаться в заморозке активов российского ЦБ и отключении от международных платежных систем, что затруднит обслуживание государственного долга.

При этом эксперты считают, что ЦБ учитывает эти риски. Как пояснял «Газете.Ru» руководитель практики управления рисками ФБК Grant Thornton Роман Кенигсберг, Банк России, скорее всего, пытается минимизировать эти риски, в частности, покупая золото.

«Очень правильно ЦБ поступает, что скупает золото на внутреннем рынке. Кроме всего прочего, золото хранится на территории России. Другое дело, что купить золото можно только в ограниченном объеме, поскольку покупка большого объема одномоментно поднимет цену, а потом цена неизбежно отскочит назад», — поясняет эксперт.

Сейчас у ЦБ более 1,9 тысяч тонн золота. В деньгах это $77,4 млрд, отчитывался регулятор 1 августа этого года. На золото приходилось почти 17% всех золотовалютных резервов.

Минфин США действительно может арестовать или заморозить средства госструктур России на территории США, как это было, например, с активами Ирана, Ливии, Сирии и других стран, считает начальник аналитического управления БКФ Максим Осадчий.

«Не даром же ЦБ активно сокращал в последнее время инвестиции в американские бумаги», — добавляет он.

Так, согласно данным Минфина США, на март этого года у РФ было облигаций на $96,1 млрд, но уже в апреле осталось только $48,7 млрд. Майский показатель упал до $14,9 млрд. Это самое низкое значение за 11 лет. И это почти в 12 раз меньше пикового значения в $176 млрд, зафиксированного в октябре 2010 года. В целом в собственности иностранных государств находятся американские облигации на сумму $6,21 трлн.

Однако эксперты все же считают решение США о заморозке или аресте наших активов весьма маловероятным.

Такой арест неизбежно повлечет за собой обращение России в международные суды, которые вполне могут отменить подобное решение США, говорит Алексей Коренев. Чтобы ввести такие меры, нужны очень веские основания, их можно отнести к экстраординарным, и маловероятно, что большинство сенаторов и конгрессменов их поддержат, добавляет он.

«Санкции против центробанков со стороны США практически немыслимы, так как центробанки мира обеспечивают ликвидность американскому доллару, котируя национальные валюты против «американца». Это было бы равносильно выстрелу в ногу», — отмечает Владимир Рожанковский, эксперт «Международного финансового центра».

При этом, хотя ареста активов Банка России, по всей видимости, и не произойдет, санкции против российских госбанков эксперты считают весьма вероятным сценарием.

В этом случае, карты Visa и Mastercard, эмитированные госбанками, попавшими под санкции, будут заблокированы, а банки фактически будут лишены возможности совершать безналичные операции в долларах, поясняет Максим Осадчий.

Практически со 100-процентной вероятностью любые подобные действия США приведут к резкому обвалу рубля. Выходов у ЦБ будет немного — отпустить рубль в свободное падение с точкой остановки далеко за 100 рублей или ввести валютное регулирование, которое через некоторое время может породить теневой валютный рынок.

«Не исключено, что с учетом доминирования госбанков на российском банковском рынке, руководству страны придется прибегнуть к экстраординарным мерам. Например, замораживанию вкладов в иностранной валюте или их конвертации по принудительному невыгодному для вкладчиков курсу, по примеру того, как это произошло в Аргентине», — рассуждает Осадчий.

Впрочем, пока что не понятно, какие из предложенных мер дойдет до реализации. «Маловероятно, что, к примеру, будет введен запрет на расчеты в долларах для российских банков или отменены рейсы «Аэрофлота» в Северную Америку», — предполагает Алексей Коренев.

Эти шаги не в интересах самого американского бизнеса, а заокеанские законодатели вряд ли отважатся принимать законы, которые ущемляют американские компании, имеющие интерес в России.

Эксперты надеются на лучший сценарий. Например, Москву грозились отключить от системы мгновенных межбанковских платежей системы SWIFT (глобальная платежная система) с 2014 года, однако до сих пор эта угроза не была реализована, успокаивает Рожанковский.

Тем не менее, на взгляд Алексея Коренева, даже если какая-то часть анонсированных санкций будет в итоге принята, у российской банковской системы будут трудности.

Россия. США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703101


Таджикистан. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2018 > № 2702946 Кирилл Кривошеев

Геополитика на фарси. Почему Иран стал главным врагом Таджикистана

Кирилл Кривошеев

Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Но в отношения двух стран вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы

Все давно привыкли к тому, что в рядах врагов Ирана числятся Израиль, США, Саудовская Аравия, но куда удивительнее обнаружить там самую близкую персам страну – Таджикистан. Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Да, их тесному сотрудничеству мешают вполне естественные причины – крайне закрытый туркменский режим, отделяющий одну страну от другой, религиозные различия (шиизм и суннизм), разная письменность (вязь на основе арабской в Иране и кириллица в Таджикистане). Но даже в таких непростых условиях сотрудничество двух стран могло бы быть выгодно обеим. Собственно, так оно и было, пока в отношения двух стран не вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы.

Друг моего друга – мой враг

В августе прошлого года по таджикскому телевидению показали и даже несколько раз повторили местный аналог российской «Анатомии протеста». В 45-минутном фильме-разоблачении, снятом по заказу МВД республики, трое мужчин в наручниках рассказывают, как совершали теракты и заказные убийства в конце 1990-х годов. Делали они это, если верить признаниям, по приказу оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана и, что интереснее, правительства Ирана. Власти в Тегеране, утверждается в фильме, даже выдавали боевикам иранские паспорта на другие имена, чтобы тем было легче скрыться. Подчеркивалось, что среди жертв исламистов были и российские военнослужащие 201-й дивизии.

В июне этого года на экраны вышел еще один фильм – «Невидимые корни». В нем Иран обвиняется уже не в прошлых, а в будущих злодеяниях – в подготовке госпереворота в Таджикистане в 2020 году. Не слишком приятная ситуация для Москвы: союзник из одного крайне проблемного региона (афганская граница) обвиняет партнера из другого проблемного региона (Ближний Восток) в терроризме. Но тогда это казалось не слишком значимым.

Обвинить правительство соседней страны в организации терактов и подготовке госпереворота – дело, конечно, серьезное. Но с точки зрения пропагандистского воздействия – не слишком сильное, что называется, для внутреннего потребления. Едва ли можно было рассчитывать на международный резонанс, предложив зрителю путаное повествование о событиях 20-летней давности с кучей незнакомых ему имен. Да и подготовкой гипотетического госпереворота за рубежом мало кого впечатлишь.

Совсем другое дело – назвать Иран виновником вполне реальной гибели конкретных западных туристов – двух американцев, швейцарца и голландца, убитых в Таджикистане в конце июля. Они были настоящими мечтателями – некоторые уже преодолели на велосипедах Южную Африку, Марокко, Восточную Европу. Но их кругосветный маршрут оборвался в таджикских горах – под колесами пыльной легковушки Daewoo, специально выехавшей на встречную полосу, чтобы их убить.

Атаки с использованием автомобиля, давящего людей, эксперты называют характерным почерком запрещенной группировки «Исламское государство» (ИГ). Такое было в Ницце, такое было в Барселоне. Но таджикские власти назвали других виновных – все ту же Партию исламского возрождения и ее иранских покровителей.

Однако убийство западных туристов привлекло к себе куда больше внимания, чем туманные рассказы о преступлениях 90-х, поэтому очень скоро в антииранских обвинениях Душанбе обнаружились серьезные нестыковки. Новость о том, что ИГ берет на себя ответственность за теракт в Таджикистане, появилась в мировых СМИ за несколько часов до того, как в МВД Таджикистана заявили, что единственный задержанный участник нападения, Хусейн Абдусамадов, признался – он проходил подготовку в Иране и действовал именно от лица Партии исламского возрождения. От чьего лица действовали еще четверо нападавших, следователям спросить не удалось – они, как утверждается в пресс-релизе, оказали сопротивление при задержании и были ликвидированы.

Еще через несколько часов появилась следующая нестыковка: в сеть попало видео, где пятеро молодых боевиков сидят под деревом, на ветках которого растянуто черное знамя «Исламского государства». Наверное, в другой ситуации таджикские власти могли бы заявить: «Это не они!», но было поздно – на сайте МВД уже были выложены фотографии нападавших – как арестованного Абдусамадова, так и четверых его убитых сообщников. На них можно узнать тех же людей, что и на видео со знаменем ИГ.

После этого в течение нескольких дней в таджикских государственных СМИ шел чемпионат по логической эквилибристике. С помощью всевозможных экспертов продвигалась идея о связи «Исламского государства» и Партии исламского возрождения Таджикистана – мол, какая разница, кто совершил теракт, все исламисты одинаковые. У единственного выжившего нападавшего Хусейна Абдусамадова, ко всему прочему, обнаружился еще брат Бахтиёр, который сидит в тюрьме за причастность к Исламскому движению Узбекистана, а эта группировка еще в 2014 году присягнула на верность ИГ. Один брат в Партии исламского возрождения, в другой в ИГ – чем вам не доказательство тесного сотрудничества?

Почему тогда Иран одной рукой помогает Партии исламского возрождения, а другой – воюет с ИГ в Сирии, таджикские политологи так и не смогли разъяснить. Положение спасла прокуратура, сделавшая примирительное заявление: видео с флагом ИГ было записано злодеями из Партии исламского возрождения для отвода глаз, чтобы пустить следствие по ложному следу. В таком случае мучиться и доказывать связь между двумя совершенно разными организациями на официальном уровне больше не нужно. Хотя на экспертном уровне попытки связать Иран и «Исламское государство» в Таджикистане продолжились.

Несимметричный ответ

Реакция Ирана на столь серьезные обвинения на первый взгляд была мягкой. В Тегеране ограничились скупым заявлением, что они «категорически отвергают» причастность к теракту, а затем вызвали в МИД таджикского посла.

При этом возможностей ответить Таджикистану у Ирана достаточно: например, национальная авиакомпания Tajik Air хоть раз в неделю, но все еще летает в Тегеран. Список контактов на государственном уровне только в этом году и вовсе можно назвать внушительным. Так, в апреле, то есть уже после крайне резких заявлений Душанбе, на встречу с президентом Эмомали Рахмоном спокойно приезжал иранский глава МИД Джавад Зариф и даже обсуждал «сотрудничество в рамках региональных и международных организаций». Иными словами, до уровня армяно-азербайджанских или даже российско-украинских отношений Тегерану и Душанбе еще очень далеко.

Незаметны даже попытки иранцев ответить на обвинения в СМИ, а ведь теоретически они могли бы напомнить, что это таджикский, а не иранский полицейский Гулмурод Халимов был «министром войны Исламского государства». Однако у Тегерана совсем другая, несколько примирительная риторика. Даже в сообщении МИД Ирана о вызове посла Таджикистана есть слова, что Тегеран готов помочь в расследовании теракта.

Очевидно, что инициаторами охлаждения отношений стали именно таджики. На вопрос «почему?» в Тегеране отвечают почти однозначно: это влияние Саудовской Аравии – главного врага Ирана, инвестирующего приличные средства в Таджикистан.

Влияние саудовцев в Таджикистане действительно есть. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть недавнее интервью посла Абдулазиза аль-Бади таджикскому агентству «Авеста». «Саудовская Аравия не из тех некоторых стран, которые в лицо заявляют о вечной дружбе с таджикским народом, но в то же время вонзают нож в спину», – говорит посол. И тут же поясняет, что он имеет в виду «сомнительную и подозрительную деятельность Ирана в Таджикистане».

Другие эксперты, как в России, так и в Иране, называют еще одну причину. Это деньги опального иранского бизнесмена Бабака Занджани. Раньше он занимался экспортом иранской нефти в обход санкций, а теперь приговорен на родине к казни за хищение $2,7 млрд. В Тегеране считают, что эти деньги Занджани спрятал в одном из таджикских банков; в Душанбе отвечают, что ни о каких миллиардах не слышали. Но если обвинения Тегерана хоть на чем-то основаны, то для Таджикистана это огромные деньги – при сумме госрасходов $2,1 млрд за 2017 год заначка Занджани могла бы оказать огромное влияние на таджикскую политику. Торговлю, конечно, терять жалко, но $2,7 млрд – это товарооборот Таджикистана с Ираном почти за 20 лет.

Американская сдержанность

В Москве на противостояние Душанбе и Тегерана официально никак не реагируют. Несмотря на неловкие попытки Таджикистана указать, что коварная Партия исламского возрождения убивала и россиян тоже, это вряд ли заставит российских дипломатов заступаться за одну из сторон.

С другой стороны, именно сейчас, когда против Ирана снова введены американские санкции, ему особенно важно было бы вступить в ШОС – этого хотят и в Тегеране, и в Москве. Вот только из-за непримиримой позиции Душанбе на последнем саммите организации в Циндао этот вопрос даже не обсуждался. А учитывая, что динамика в таджико-иранских отношениях исключительно негативная, надеяться, что Иран удастся включить в альянс через год или два, тоже не стоит. Не зря же таджикские власти анонсировали на 2020 год иранскую попытку госпереворота.

Еще более интересной здесь выглядит реакция США на смерть своих граждан в далекой стране. По сути, это отмалчивание: Госдеп, конечно, выпустил предостережение о террористической опасности в Таджикистане, но так и не признал «Исламское государство» виновником гибели своих граждан. «Разумеется, мы видели сообщения, что ИГ взяло ответственность за атаку, в которой погибли двое американцев, – сказала на брифинге 31 июля представитель Госдепа Хизер Нойерт. – Мы пока не можем назвать ответственного за атаку. Американское правительство предоставляет помощь правительству Таджикистана в расследовании, и мы скажем, когда узнаем больше».

С того дня прошло уже две недели, но никаких деталей в Вашингтоне так и не раскрыли. Вероятно, именно молчание в США считают наиболее удобным в нынешней ситуации. Ведь, однозначно обвинив в трагедии ИГ, американцам пришлось бы указать невиновность Ирана. А это явно не то, что нужно во время возобновления санкций против «кровавого режима аятолл» (первый пакет санкций, напомним, вступил в силу 7 августа).

Таким образом, Россия, США и другие крупные державы пока лишь наблюдают за схваткой двух персоязычных стран. Серьезной угрозы их интересам это противостояние пока не несет: во многом потому, что Иран относится к ситуации крайне сдержанно, а у Душанбе не так много рычагов международного влияния. Впрочем, с нарастанием санкционного давления Тегеран может сменить сдержанность на жесткость и найти способ отомстить Душанбе.

Кроме того, рано или поздно на этом конфликте могут начать играть и третьи силы. Например, Душанбе пытается взять в союзники Баку – туда президент Рахмон летал на днях. Главной темой были все же экономические вопросы, такие как транзит таджикского алюминия в Европу. Однако в составе делегации кроме глав МИДа и Минторга зачем-то был генеральный прокурор. А это уже показательно, учитывая, что в Азербайджане Иран тоже недавно упоминался в негативном свете. Именно там, а точнее, в священном для шиитов городе Кум якобы проходил подготовку Юнис Сафаров, совершивший покушение на мэра Гянджи. Там же, в Куме, по данным таджикского МВД, четырежды был Хусейн Абдусамадов, сбивший иностранных туристов.

Таджикистан. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2018 > № 2702946 Кирилл Кривошеев


США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702895

В экономической борьбе с Америкой обычно есть лишь один победитель

Ричард Спенсер (Richard Spencer), The Times, Великобритания

Один человек вместе с богом, как сказал Мартин Лютер, может быть большинством, но когда каждая из стран, ведущих долгий спор, считает, что бог — на ее стороне, победителем в итоге могут стать деньги.

Президент Трамп на прошлой неделе бросил вызов и Ирану, и Турции, и обе страны его вызов приняли, убеждая своих встревоженных жителей, что Всевышний все устроит.

«Дело в том, что в нынешнем мире Америка изолирована», — заявил на прошлой неделе министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (Mohammad Javad Zarif) после того, как Трамп в одностороннем порядке вновь ввел санкции.

Трамп также ввел новые пошлины для Турции как раз тогда, когда она испытывала валютный кризис. Президент Турции Эрдоган заявил, что в проигрыше окажется Америка. «Если у них есть их доллары, то у нас есть… наш Аллах», — сказал он.

Если бы все страны были равны, то и у Ирана, и у Турции, наверное, были бы основания для уверенности.

Несмотря на то, что эти страны занимают разные стороны в сирийском конфликте, они находят общий язык в исламизме и антиамериканской риторике и пообещали поддерживать друг друга в трудную минуту. Их общая граница является естественным торговым путем.

Руководству обеих стран также обещают поддержку со стороны других группировок антиамериканского альянса во главе с Россией и Китаем, всегда стремящихся воспрепятствовать реализации «гегемонистских амбиций» Вашингтона.

Да, американские санкции в отношении Ирана не столь болезненны, как те, что действовали до заключения ядерной сделки в 2015 году, когда их поддерживала ООН. Правда и то, что Эрдогану будет не так уж сложно восстановить определенное доверие к своему правительству, учитывая, что панику на рынках вызвала во многом и его собственная риторика.

Однако, как в итоге обнаружил Иран, когда его в принципе вынудили заключить ядерную сделку, ни одна страна не в состоянии поддерживать свой уровень жизни, если у нее нет доступа к международным валютным рынкам. На практике это означает доступ к доллару, который, несмотря на многочисленные прогнозы, после финансового кризиса только вырос в качестве основной валюты в международной торговле.

Это не значит, что Турция или Иран сразу же будут поставлены на колени: кто-то будет покупать иранскую нефть, и обе страны смогут сами выращивать для себя продукты питания. И это, разумеется, не означает, что их население свергнет своих правителей — как показывает исторический опыт, их лидеры лишь укрепят свою власть.

Однако под угрозой окажется комфорт — да и сама жизнь — на иранских пассажирских самолетах, поскольку Иран в очередной раз оказывается не в состоянии покупать запасные части.

Неясно, каков план действий есть у Дональда Трампа, чтобы сыграть на этом преимуществе. Он, несомненно, тоже будет взывать к богу, хотя победителя этого спора, по всей вероятности, определит экономическое господство Америки.

США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702895


Иран. США. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702888

Хорошо ловить рыбу в мутной воде

Дженгиз Измирли (Cengiz İzmirli) псевдоним (mahlas), Medya Gunlugu, Турция

Все произошло быстро, всего за одну неделю. Сначала вступили в силу санкции, которые были анонсированы в отношении Ирана, иранский риал за один-два дня достиг отметки 120 тысяч за один доллар. Затем и президент США Дональд Трамп, и его заместитель Майк Пенс (Mike Pence), запустив несколько антитурецких залпов подряд, сказали, что Турции придется несладко, если находящийся на скамье подсудимых американский пастор не будет освобожден. Лира пошла на спад и на момент написания этой статьи продолжает двигаться по нисходящей (один доллар равен 6,2 лиры).

Вслед за этим США объявили о введении новых экономических санкций против России из-за нападения на бывшего агента КГБ Сергея Скрипаля с применением химического оружия в марте этого года, за которое якобы ответственна Россия. После этого объявления рубль тоже претерпел быстрое падение (один доллар стал равен 67,7 рубля).

Очевидно, у этих трех стран, которые за одну неделю подошли к краю экономической пропасти, есть объединяющая особенность: они действуют совместно в Сирии так, чтобы не допустить краха правительства Башара Асада (в случае с Тайипом Эрдоганом — скрепя сердцем), и, по крайней мере сейчас, не позволяют создать курдское политическое образование в роли пешки США в регионе.

При рассмотрении с более широкой точки зрения можно видеть, что две из этих трех стран создают труднопреодолимые препятствия проекту «Большой Ближний Восток» (ББВ) в направлении своих национальных интересов.

Почему России важно препятствовать ББВ — понять нетрудно: хотя после распада СССР Россия на глобальном уровне утратила свою конкурентоспособность, на региональном уровне она по-прежнему видит такие цели США, как наращивание влияния, размещение военной силы, и имеет возможность применять способные помешать этому дипломатические, политические и экономические тактические действия.

А причины противостояния Ирана Америке даже нет нужды долго разбирать. Правительство Тегерана, которое начиная с революции 1979 года считает США «большим сатаной» и убеждено, что США особенно с подстрекательством администрации Трампа со стороны Израиля приступают к реализации в Иране плана по смене режима, воспринимает США как прямую угрозу своему национальному существованию и пытается препятствовать любому шагу США на Ближнем Востоке.

Из всех трех стран Турция находится в самой интересной ситуации. В свое время президент Тайип Эрдоган хвалился тем, что он является сопредседателем BOP, но когда Тайип Эрдоган и Фетхуллах Гюлен (Fethullah Gülen) перестали быть союзниками и стали врагами, Эрдоган начал ссориться и с покровительствующими Гюлену США. А может быть, США с началом этой вражды не увидели ничего зазорного в том, чтобы игнорировать тревоги руководства Партии справедливости и развития (ПСР) Турции, которое считалось функциональным, только пока оно держало защитный зонт над Гюленом и его джамаатом. Отныне каждый шаг правительства ПСР / Тайипа Эрдогана, посягающий на сеть Гюлена, ставшую FETÖ (террористической организацией Фетхуллаха Гюлена), начал оборачиваться риском потенциального спора / конфликта с Вашингтоном. Так, например, когда появилась информация о том, что один приближенный к руководству ПСР бизнесмен пытался вывезти Гюлена в Турцию, заплатив тысячи долларов первому советнику Трампа по национальной безопасности Майклу Флинну (Michael Flynn), в Вашингтоне это вызвало большое недоумение.

Почему сейчас?

Больше всего вопросов с точки зрения выбора администрацией Трампа момента для принятия решений о санкциях / карательных мерах в отношении Турции, России и Ирана вызывают новые экономические санкции против России, поскольку с момента отравления Сергея Скрипаля и его дочери прошло четыре месяца. Почему санкции были объявлены сейчас?

В дипломатии и международных отношениях такого рода события крайне редко могут носить случайный характер. С точки зрения общей перспективы не будет ошибкой утверждение о том, что выбор этих трех стран одновременно в качестве мишени соответствует скорее внутриполитическим расчетам США, чем их планам по реконструкции Сирии и в целом Ближнего Востока.

А именно — Трамп решил любой ценой выиграть выборы 2020 года и остаться хозяином Белого дома до 2024 года. Первое и крупнейшее препятствие, которое стоит перед ним на этом пути, — стремительно приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс. В случае если на этих выборах, на которых будет полностью переизбираться Палата представителей и одна треть членов Сената, Демократическая партия станет контролировать даже одну из двух палат законодательного органа, под вопросом окажется не то что победа Трампа на выборах 2020 года, а даже возможность сохранить президентское кресло до этих выборов. Специальный прокурор Роберт Мюллер (Robert Mueller), который в настоящее время расследует вмешательство России в выборы 2016 года, продолжает быстро затягивать петлю на шее Трампа. Конгресс, оказавшийся после промежуточных выборов под контролем демократов, без труда сможет снять Трампа с должности. Поэтому до 6 ноября, когда состоятся промежуточные выборы, Трампу нужно показать и друзьям, и врагам, что его политика дает результат.

В этом контексте с обеспечением экстрадиции в США пастора путем оказания давления на Турцию Трамп угодит евангелистскому электорату. С вступлением в силу санкций против Ирана стали потирать руки еврейское лобби в США и правительство Нетаньяху в Израиле. А учитывая бурную реакцию, которую вызвали как у электората Республиканской партии, так и у разведорганизаций США заявления Трампа на совместной пресс-конференции после встречи с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки в прошлом месяце, санкции против России можно рассматривать как оливковую ветвь, протянутую этим кругам.

Цель санкций

Несомненно, важнейшими из санкционных решений Трампа, способными повлиять не только на региональные, но и глобальные балансы сил с долгосрочной и стратегической точек зрения, станут те, что направлены против Ирана. Хотя открыто об этом не говорится, не нужно быть прорицателем, чтобы понять, что эти санкции нацелены на свержение исламского режима в Иране.

Эксперты, которые внимательно следят за международной дипломатией, отмечают, что в случае свержения исламского режима в Иране ни у США, ни у какой-нибудь другой силы нет плана «Б» относительно того, какая может быть создана альтернатива правящей власти в этой стране. Но для Вашингтона, а точнее — ЦРУ, отсутствие готового альтернативного сценария, надо полагать, не является источником сколь-нибудь серьезного беспокойства. Пусть только начнется политический хаос, и западные разведывательные организации не преминут найти способ воспользоваться созданной нестабильностью. Хорошо ловить рыбу в мутной воде.

Иран. США. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702888


США. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702829

Трамп рискует объединить Турцию, Иран, Китай и Россию в "ось попавших под санкции"

Марк Алмонд | Daily Telegraph

"Могут ли жертвы торговой войны Трампа объединиться против него?" - задается вопросом в статье для The Telegraph директор Оксфордского института исследования кризисных ситуаций Марк Алмонд.

Он отмечает: "По отдельности Иран, Турция, Россия и даже Китай уязвимы перед давлением Америки. Но если эти страны сблизить, в результате их взаимной поддержки и способности вызывать сумятицу меры США могут стать контрпродуктивными. Вероятно, объединение Ирана и Турции можно сбросить со счетов как не более стабильное, чем двое поддерживающих друг друга пьяниц, воображающих, что они оперлись на фонарный столб. Но добавьте Россию и Китай - и внезапно у них появится новый геополитический тыл".

Эрдоган довольно откровенно намекнул на геополитический разворот, заявив, что его страна найдет новых друзей, и позвонив Путину. Еще до ссоры из-за пошлин Эрдоган бранил Вашингтон за отказ экстрадировать его врага Гюлена. Турция заигрывала с Кремлем, закупая российские комплексы С-400 и явно отказываясь от интегрированной противовоздушной обороны НАТО.

Турция, по словам автора, имеет стержневое значение. "Ее положение на стыке между Европой и Азией, на границах с Россией, Ираном, Ираком и Сирией, было одной из причин, почему Вашингтон всегда хотел, чтобы Турция была в НАТО. И поэтому Россия видит огромную выгоду в том, что Трамп наложил санкции и на Москву, и на Анкару", - пишет Алмонд.

Турции и Ирану грозят внутренние беспорядки на фоне того, что сбережения городского населения улетучиваются. Но их правительства показали, что умеют подавлять протесты. При поддержке России и Китая Рухани и Эрдоган, вероятно, сочтут, что полицейские силы и антиамериканская риторика им помогут.

Поддержку Турции уже выразил Пакистан, зависящий от китайских инвестиций. Он также получил от России предложение военной помощи взамен заблокированной американской. "В результате на шахматной доске, связывающей Турцию и Иран с Китаем, может оказаться еще одна фигура", - указывает автор.

"Единовременно противостоя оси подвергнутых санкциям стран, Трамп вносит ясность в международные отношения. Он заставляет всех выбирать, с кем они", - пишет Алмонд. Но, по его словам, Трамп забывает о мудрости своего великого предшественника Авраама Линкольна: вести войны по одной.

"Со стороны Трампа было бы мудрее придерживаться одной торговой войны за раз. Впоследствии он может обнаружить, что другие более сговорчивы, когда у них меньше друзей", - резюмирует Алмонд.

США. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702829


Иран. Евросоюз. Азия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 августа 2018 > № 2702443

Иран снижает цены на нефть с поставкой в Азию и Европу.

Цены на все виды нефти, которые экспортируются с терминала на острове Харг в страны Азии и Европы, снижает в сентябре Иранская госкомпания National Iranian OilCo. (NIOC), сообщило S&P Global Platts со ссылкой на источники.

В частности, стоимость "легкого" сорта для азиатских покупателей подешевеет на $0,8 за баррель. В результате такая нефть будет стоить на $1,2 за баррель больше средней цены нефти Омана и Дубая.

Иран. Евросоюз. Азия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 августа 2018 > № 2702443


Армения. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2018 > № 2702324

Еревану нечего предложить Ирану – лучше исполнить «домашнее задание» 2016

Армении абсолютно нечего предложить Ирану. Серж Саргсян не выполнил условий Хасана Роухани декабря 2016-го, когда иранский президент был с визитом в Ереване

Армянские СМИ 9 августа сообщили, что секретарь Совета безопасности Армении Армен Григорян провёл встречу с Чрезвычайным и Полномочным Послом Ирана в Армении Сейедом Каземом Саджади. На своей странице в Facebook Григорян написал, что в ходе встречи он отметил, что Армения и Иран на протяжении лет доказали взаимное желание сохранить и развить двусторонние отношения, которые никогда не страдали в тяжёлые для двух стран времена. Он выразил уверенность, что находящееся на высоком уровне взаимодействие двух стран будет способствовать тому, чтобы соответственно развивались и экономические отношения, что приведёт к стабильности Армении. В свою очередь посол Ирана поприветствовал усилия сформировавшегося в ходе «бархатной революции» правительства по углублению и развитию армяно-иранских отношений. Посол Саджади также выразил готовность содействовать в подготовке визита премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Иран, который намечается в ближайшее время. А уже в развитие этой информации, ряд армянских СМИ вбросили в информпространство некий абрис плана поведения премьер-министра в Тегеране.

Если бы отношения Армении и Ирана начались прямо завтра и с «чистого листа», то — нет слов, предложения армянских СМИ, видимо, составленные на базе некого экспертного решения, вполне могли бы быть признаны взвешенными и разумными. Ну, например, Пашиняну советуют, что власти Армении в первую очередь должны стимулировать армяно-иранские экономические связи — инвестиции в зонах (!) свободной торговли, чтобы иранский капитал укрепил себя в экономике республики, а также создание совместных предприятий, что должно быть приоритетом. Армяно-иранские политические отношения всегда были на высоте, отмечают составители абриса плана, Тегеран занимает взвешенную позицию по карабахско-азербайджанскому конфликту, и на этом фоне невыгодно выделяются экономические отношения двух стран, которые продолжают уступать политике. А дальше уже рассуждения — с позиций стороннего наблюдателя. В частности, отмечается, что одновременно с этим «взаимоотношения Азербайджана и Ирана углубляются — создаются совместные предприятия на территории Азербайджана по производству машинной техники, лекарств и др., создаётся фонд по взаимным инвестициям, строится железная дорога, которая соединит оба государства, и так далее. Несмотря на свои тесные военные связи с противником Ирана Израилем, экономическая составляющая азербайджано-иранских отношений в последние годы набирает крутые обороты. Это реальная конкуренция, и Ереван должен выступить с новым пакетом предложений Тегерану, которые предложат совместные транспортные, энергетические проекты и углубление экономических связей в целом. Это особенно важно, так как Баку беспокоят армяно-иранские и армяно-грузинские взаимоотношения, которые нейтрализуют желаемый эффект от изоляции Армении в регионе. Что касается возможных шагов Баку, то Азербайджан может предложить иранским бизнесменам более выгодные условия для грузоперевозок, также льготные условия для иранской продукции, которая будет ввозиться в Грузию транзитом или из Грузии через азербайджанскую территорию по направлению Иран — Персидский залив. Это может быть сделано для того, чтобы ослабить армяно-иранский транзитный коридор. Иранские и грузинские бизнесмены, особенно грузоперевозчики, не могут не считаться с тем фактом, что перевозки через армянскую территорию приведут к лишним тратам из-за нескольких факторов, в том числе плохой инфракструктуры, недостроенного «Север — Юга» и рельефа Сюника».

Ну, во-первых, следует подкорректировать Григоряна из ближайшего окружения Пашиняна — Армена Григоряна. Страдали ирано-армянские отношения за свою историю после сентября 1991-го, да ещё как страдали. Сбитый самолёт, уйма погибших граждан Ирана, в том числе женщин и детей. «Неспонтанные» убийства иранских водителей большегрузных трейлеров на дорогах Армении в первой половине 90-х. А если что, так сам премьер может спросить у своего политического учителя, экс-президента Левона Тер-Петросяна, какой именно контраргументацией воспользовался в 90-е посол Ирана в Армении Хамид Реза Никкар-Эсфахани во время своего визита к Тер-Петросяну и переговоров, что после их встречи «внезапно» прекратились нападения и убийства иранских шоферов, а заодно и готовившееся выдворение из Армении иранского банка «Меллат» столь же «внезапно» было заморожено. Выдворять банк «Меллат» в то время власти Армении собирались, конечно, в угоду США и Израилю. Так что прежде чем нечто сказать иранскому дипломату, даже — перед тем как попробовать полебезить перед любым иранским дипломатом или должностным лицом, всегда следует иметь в виду, что иранцы всё тщательно архивируют и никогда ничего не забывают. Во-вторых, идти и сравнивать Армению с Азербайджаном — не только некорректно, но и глупо. И причин для того, чтобы не сравнивать Армению с Азербайджаном в плане интереса к этим республикам со стороны Ирана — множество, как бы и кто бы да и что бы ни начал в ответ перечислять. Причём экономика и транспорт тут для Ирана играют мало роли — в противном случае железная дорога Иран — Россия через Астару была бы давно запущена в эксплуатацию.

Но, как известно, сильно спорный вопрос между Тегераном и Баку — о статусе Каспийского моря, решился буквально на днях. Новое Соглашение о правовом статусе Каспийского моря было подписано главами пяти государств в Казахстане лишь 12 августа 2018 г. И известно, что Иран до последнего сомневался в том, стоит ли подписывать документ. Камнем преткновения стал вопрос о том, как разделить морское дно. Однако из-за осложнения обстановки на Ближнем Востоке и санкций США в отношении Ирана Тегеран смягчил свою твёрдую изначальную позицию. Дипломаты охарактеризовали документ как региональную конституцию. Президент РФ Владимир Путин назвал каспийский саммит «исключительным, если не эпохальным», а президент Ирана Хасан Роухани заявил, что стороны «сделали очень важный шаг». Подписанная Конвенция не позволяет прикаспийским странам открывать свои границы для третьих сторон, таких как США или другие страны НАТО, или разрешать какое-либо иностранное военное присутствие вообще в Каспийских водах. Напомним, что проект документа был согласован на встрече министров иностранных дел каспийских стран в Москве в декабре 2017 г. Согласно Конвенции, основная площадь водной поверхности Каспийского моря остаётся в общем пользовании сторон. При этом дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права. Также по согласованию сторон решаются вопросы судоходства, рыболовства, научных исследований и прокладки магистральных трубопроводов. Особо оговорено, что при реализации масштабных морских проектов в обязательном порядке учитывается экологический фактор. Британская The Guardian, комментируя факт подписания Конвенции, считает, что это является «триумфом Путина». Как передавал канал CNN, «каспийская» победа позволит Москве реализовать свои ближневосточные амбиции. Газета Daily Express назвала подписание Конвенции по Каспию «своевременной сделкой», проследовавшей после обещания президента США Дональда Трампа ввести санкции в отношении иранской энергетической отрасли. Но всем, как в Закавказье, так и в Средней Азии, не говоря уже о Западе, более чем понятно, что подписание Конвенции — результат предварительной договорённости между именно Москвой и Тегераном, и РФ с Ираном исходили из своего негласного военно-политического союза в регионе (как Прикаспия, так и в рамках «расширенного» Ближнего Востока). Не зря же власти Казахстана после акта подписания Конвенции поспешили вновь заверить Россию и Иран в том, что казахстанская сделка со США об использовании двух казахстанских портов на Каспии исключает появление американских военных сил в Прикаспии. Даже всей это истории, изложенной вкратце, должно быть достаточно, чтобы понять — естественно, у Азербайджана во внешней политике Ирана особое положение, и тут не надо «встревать» с какими-то сравнениями из Еревана.

И, судя по всему, слухи о том, что новый международно-правовой статус объективно не выгоден Азербайджану, в какой-то мере соответствуют действительности и отражают то, что азербайджанский президент Ильхам Алиев в полной мере осознал безвыходность своей ситуации. В противном случае он 12 августа во время встречи с президентом Роухани вряд ли бы, как сообщило 13 августа иранское агентство Tasnim News, назвал Иран «братской страной», заверив Роухани в том, что «никто не сможет когда-либо нанести вред братским связям» двух соседних стран, а также осудил новые санкции США против Ирана. Хватит ли политического и иного мужества у властей Армении поступить точно так же, коль скоро Ереван поёт осанну армяно-иранским отношениям? Пусть бы и в «азербайджанской вариации» — хочу подчеркнуть, что официальные источники Азербайджана по итогам встречи Алиева и Роухани не указали на «осуждение» азербайджанским президентом американских санкций против Ирана. Так, Азербайджанское государственное информагентство (АЗЕРТАДЖ) ограничилось упоминанием того, что «связи между Азербайджаном и Ираном успешно развиваются в политической, экономической и других сферах… Было подчёркнуто, что реализуемые нашими странами совместные экономические проекты дают хорошие результаты… Успешно осуществляется сотрудничество в энергетической, транспортной и инфраструктурной сферах, а также по транспортному коридору «Север — Юг».

Не верится, если честно. К тому же совершенно прав один из аналитиков ИА REGNUM Станислав Тарасов, когда ставит под вопрос саму вероятность скорейшего визита армянского премьер-министра в Тегеран. Да, Пашинян, даже ещё не будучи «избранным» главой правительства, в числе первых своих визитов в иностранные посольства напросился в гости и к иранцам, и встречался со вторым лицом в посольстве — посла Ирана то ли не было, то ли он вначале воздержался от личного контакта с Пашиняном. Напомню также, что президент ИРИ был в числе первых лидеров иностранных государств, которые поздравили Пашиняна с избранием на пост премьер-министра Армении в телефонном разговоре, буквально накануне вылета того в Сочи на встречу с Путиным для участия в саммите глав государств — членов ЕАЭС. Согласно официальным сообщениям, тогда «стороны обсудили армяно-иранские дружественные отношения и ряд вопросов, касающихся двустороннего сотрудничества и международной повестки, обменялись мыслями о развитии событий вокруг иранской ядерной программы», обозначили важность «взаимовыгодного армяно-иранского партнёрства, его углубления, а также эффективного осуществления текущих совместных проектов с максимальной реализацией их потенциала», договорились о графике визитов. Затем в начале июля министр энергетики Ирана Реза Ардаканиян во время личной встречи в Ереване с Пашиняном передал приглашение президента Роухани. Тогда в ходе беседы собеседники обменялись мнениями по региональным и международным вопросам. Пашинян заявил, что «Армения готова к тесному сотрудничеству с дружественным Ираном». Но будем объективны — ни в одном из перечисленных случаев контактов нынешнего армянского премьер-министра с представителями Ирана жёсткая дата поездки Пашиняна в Тегеран даже приблизительно не называлась. И Тарасов, например, чётко говорит, почему можно и не ждать скорого визита армянского премьера в ИРИ: «Известно, что премьер хотел бы в сентябре встретиться с президентом США Дональдом Трампом на сессии ООН в Нью-Йорке. Тогда его визит в Иран в преддверии встречи с Трампом вряд ли состоится», поскольку грядёт тяжелейший «новый сезон» американских санкций против Тегерана. Отмечу также, что именно по мнению некоторых армянских, а не российских или иранских, экспертов и экономистов, «Армению могут ожидать «шоки» из-за санкций США против Ирана и России».

Но вернёмся к ободряющим и оторванным от реалий советам армянских кругов «Ереван должен выступить с новым пакетом предложений Тегерану». Дело в том, что Армении абсолютно нечего предлагать Ирану. Единственная на сегодняшний день зацепка, имеющая смысл для Ирана и хотя бы процентов на 50 связанная с Арменией — это курс правительства президента Роухани на транспортный коридор Персидский залив — Чёрное море. Однако иранцы не были бы самими собой, если б изначально не рассчитали — тут больше не Армения нужна, а Грузия. Посему «работа», причём плотная, Тегераном велась и ведётся не только с армянскими, но и грузинскими властями. То, что об этом коридоре в Иране заговорили, по существу, параллельно с зачисткой Ирака и Сирии от исламских фундаменталистов-«халифатчиков», наталкивает на воспоминание о том, что ещё при правительстве экс-президента Махмуда Ахмадинежада Иран добился от Ирака и Сирии соответствующих документов сразу о двух коридорах к Средиземному морю — автошоссейном и газопроводном. Реализации ирано-иракских и ирано-сирийских договоров помешала «арабская весна» в Сирии, а затем — агрессия группировки «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), причём с лета 2014 г. Иран доказательно утверждает, что вся ближневосточная трагедия — сиречь террористическая «прокси-война» США и Израиля как против Ирана, так и против всего мусульманского мира. Сейчас усилия Ирана по созданию коридоров через Ирак и Сирию к Средиземному морю возобновлены. Стало быть, будут возобновлены и усилия по Черноморскому коридору. Но в рамках этого иранского проекта у Армении нет «игры» и нет полей для «игровых манёвров». Болтовня же о том, что, мол, Иран следует прельстить инвестициями в зону свободной торговли в Сюниском марзе (Зангезур) и т.д., и т.п., и что-де это будет как бы реализация соглашения Ирана с ЕАЭС о создании совместных ЗСТ — не более чем пустые разговоры. В особенности есть вспомнить подоплёку этой проблемы.

А подоплёка — в визите в Армению в декабре 2016-го президента ИРИ Хасана Роухани. То, что тогда об однодневном (!) — т. е. рабочем, а не официальном, визите иранского президента в Ереван писали армянские и российские СМИ, достаточно помнится, и нетрудно освежить в памяти. Акцентирую внимание читателей на сообщениях иранских СМИ о некоторых подробностях тех армяно-иранских переговоров. Я пока приведу цитаты только лишь от госинформагентства IRNA, хотя сообщали о приезде Роухани и такие источники, как Fars, Mehr News, IRIB, Pres TV и так далее. «Президент Ирана Хасан Роухани в среду призвал к полному восстановлению банковских связей с Арменией в целях повышения уровня торгово-экономического сотрудничества. Он сделал эти замечания на церемонии закрытия конференции ирано-армянских торговых связей в Ереване. «Иранские и армянские предприниматели должны ознакомиться с возможностями двух стран в вопросах торгово-экономического сотрудничества и использовать их на благо обеих стран», — сказал президент Роухани. Он также сказал, что официальные лица Ирана и Армении должны подготовить почву для развития сотрудничества и устранения препятствий на пути расширения связей. Президент отметил, что отмена визового режима между Ираном и Арменией является важным шагом на пути к расширению туризма, культурных и научных связей. Что касается усилий по развитию экспорта иранского газа в Армению, то президент Роухани подчеркнул необходимость урегулирования банковских отношений. Учитывая необходимость облегчения финансового и кредитного обмена, а также услуг таможни для бизнесменов и частного сектора, президент Роухани сказал, что Свободная зона Арас [на территории Ирана — прим.] может способствовать развитию торговых отношений между двумя странами. Что касается географического положения Ирана и Армении, президент Роухани сказал, что обе страны могут превратиться в транзитный коридор между Севером и Югом. Он сказал, что связь между Чёрным морем и Персидском заливом создаст большие возможности для торгово-экономических отношений между двумя странами, а также для региональных государств. «Что касается преференциальной торговли между двумя странами, то нужно предпринять крупные шаги и Ирану, и Евразии», — сказал Роухани. Он призвал оба правительства предпринять позитивные шаги, чтобы ускорить сотрудничество в области экономики, науки и техники в будущем. Президент Армении Серж Саргсян заявил на конференции, что Армения увеличит уровень гарантий для иранских бизнесменов, и выразил заинтересованность своей страны в связи Чёрного моря и Персидского залива. Он также выразил надежду на то, что обе страны быстро достигнут соглашения о свободной торговле. Саргсян также выразил заинтересованность своей страны начать прямые рейсы между Тегераном и Ереваном».

Итак, как мы видим, иранский официоз чётко ставят акценты — никакого транзитного коридора «через Армению» Иран — Европа г-н Роухани в Ереване не обсуждал, и это в том числе касается трубопроводных коммуникаций. Речь шла о транзитном коридоре Север — Юг, т. е. максимум до Чёрного моря и… России. Если кто-то мне сейчас покажет, что для Ирана в плане Армении понятие «Север» может ещё что-то иное означать — честное слово, публично поблагодарю за новые открытия в географии и подпишусь под любой петицией о выдвижении такого человека на Нобелевскую премию. Далее. Мечты кое-кого в Армении об увеличении поставок иранского газа, не говоря уже — о строительстве «второго газопровода», так сказать, надежды армянских властей и бизнеса на «иранский газовый транзит в Европу через Армению» — это вообще химера. Роухани жёстко предлагал Саргсяну вначале преодолеть американское «вето», которому послушно следовал Ереван, в частности, в вопросе развития возможностей иранских банков внутри Армении. Поверьте — никто, кроме США и стран ЕС, не ограничивал деятельность иранских банков в мире, в том числе в Армении. И я не знаю, окажется ли готов Пашинян в сжатые сроки выполнить «наказ» Х. Роухани в части «полного восстановления банковских связей Ирана с Арменией» и «урегулирования банковских отношений», как и, впрочем, свободного от контроля США задействования Свободной зоны Арас «на приграничной территории Ирана и Армении», но — в Иране, а не в Армении. Экс-президент Саргсян фактически отказался удовлетворить условия г-на Роухани, настолько он был зависим от США…

Давайте по-честному — разве хоть в одном армянском СМИ когда-либо освещались эти вопросы в том ракурсе, в котором их затронул Роухани 21 декабря 2016 г. в Ереване? Да нет — писали о чём угодно, только не об иранской точке зрения на то, что или кто мешает развитию армяно-иранских отношений. Идём далее по сообщениям IRNA о переговорах Роухани в Армении. «Роухани сказал, что обе страны могут сотрудничать друг с другом в области железнодорожного транспорта и соединения Персидского залива с Чёрным морем, а также в сфере транзитного коридора Север — Юг, который будет полезным для всего региона. Он подчеркнул развитие связей в области энергетики, в том числе рост экспорта иранского газа в Армению и строительство третьей сетки электроэнергии между двумя странами». Смотрите, как «нежно» иранский президент обрисовал тогда приоритеты сотрудничества с Арменией на сегодняшний день. И именно в этих целях он призывал Ереван смелей смотреть на ту самую Свободную зону Арас. Далее — «Президент Роухани призвал к сотрудничеству в сфере окружающей среды. «Иранский и армянский частные секторы, инвесторы и экономические деятели могут сотрудничать, учитывая существующие возможности между двумя странами», — сказал он, добавив, что Иран готов развивать отношения с государствами Евразии с целью свободной торговли». Вот и намёк на передачу Амулсарского золоторудного месторождения англичанам! Или — всё же американцам, учитывая, как в 2018-м жёстко на защиту сделки встал посол именно США в Армении, а не Великобритании? Кто-то забыл, что окрестности Джермука — это крайняя близость к иранской границе и, стало быть, будет взаимосвязь (в результате использования цианидов при разработке — прим.) с экологией иранского приграничья? Ау, ереванская власть — Иран вам это косвенно напомнил. Но мы же знаем изречение Пашиняна — мол, по Амулсару всё так «далеко зашло», что отменять сделку невозможно…

Теперь — самая важная часть. Из сообщений армянских источников мы знаем, что С. Саргсян и Х. Роухани точно затрагивали в декабре 2016-го и вопрос Карабаха-Арцаха, и Сирию с Алеппо, и проблемы всей сирийской армянской общины. Что пишет об этом IRNA: «Что касается карабахского конфликта между Азербайджаном и Арменией, президент Роухани заявил, что Иран надеется, что Армения и Азербайджан как два дружественных и соседних с Ираном государства достигнут урегулирования спора путём переговоров в рамках беспроигрышной игры. Он сказал, что терроризм представляет серьёзную угрозу для региона, и подчеркнул сотрудничество между Ираном и Арменией с целью искоренить этот опасный вирус в регионе». Примерно в том же ключе высказалось и агентство Mehr News, хотя использованное его сотрудниками выражение «win-win situation» применительно к конфликту («ситуация, когда оба победители») — это не совсем «беспроигрышная игра», использованное сотрудниками IRNA. Но ещё удивительней трактовка обмена мнениями по Арцаху, данная базирующимся в Москве… сайтом Iran.ru. Зная, кто возглавляет этот сайт, и понимая, какие у него связи и в высшей элите РФ, и в высшей элите Ирана, я ни на секунду не сомневаюсь, что сайт Iran.ru не случайно озаглавил свою новость о переговорах 21 декабря 2016 г. вот так: «Иран поможет решить конфликт относительно Нагорно-Карабахской республики» — со ссылкой, кстати, на Mehr News, хотя в сообщении самого иранского агентства выражения «Нагорно-Карабахская республика» нет. Это — из категории тех самых полуоттенковых «мессиджей», о которых нам часто талдычат как о проявлениях «реал политик» со стороны США по отношению к остальному миру. Что ж — дамы и господа, будь то в Армении или ещё где, прошу ознакомиться с «реал политик» по-ирански…

Опять вернёмся к IRNA: «Президент Армении Серж Саргсян сказал, что уже подготовлена почва для развития всесторонних связей между Тегераном и Ереваном, и нет никаких препятствий на пути продвижения сотрудничества. Президент Армении отметил, что обе стороны намерены увеличить товарооборот, экономические и культурные связи в различных областях энергетики, водных ресурсов, транспорта и банковского дела. Президент Саргсян сказал, что обе страны верят в кампанию по борьбе с терроризмом и возвращению безопасности в регион». Вот так. То есть мы вправе ожидать, что вопросы восстановления банковских связей, о которых напомнил Роухани, президент Армении был готов решить ещё прямо в течение января-февраля 2017 г. Вот возьми и спроси — а кто мешал-то до этого решить столь существенный для Тегерана вопрос? Ладно, поверим не только иранским источникам в их сообщениях о сути переговоров в Ереване, но и уже экс-президенту Армении — сказал, что нет никаких препятствий? Тогда ждём ускоренной реализации всех армяно-иранских перспективных проектов. А что? Разве премьер Пашинян не в этом же самом убеждает Иран начиная с конца апреля этого года?

Всё остальное хорошо известно. Главный документ переговоров 2016-го — Совместная декларация С. Саргсяна и Х. Роухани, чьё содержание широко освещалось. Далее по важности — Соглашение «Между Правительством Республики Армения и Правительством Исламской Республики Иран о совместном использовании пограничных ворот Мегри-Нурдуз». И только затем — меморандумы о взаимопонимании «О сотрудничестве в области спорта между Министерством спорта и по вопросам молодёжи Республики Армения и Министерством спорта и по вопросам молодежи Исламской Республики Иран»; «О сотрудничестве в сфере чрезвычайных ситуаций между Министерством чрезвычайных ситуаций Республики Армения и Министерством внутренних дел Исламской Республики Иран»; о сотрудничестве между Музеем истории РА и Национальным музеем ИРИ; «О сотрудничестве в сфере туризма между Министерством экономического развития и инвестиций Республики Армения и организацией по культурному наследию, ремеслам и туризму Исламской Республики Иран». Анализ всего описанного, даже не очень глубокий, дал автору данных строк основание в декабре 2016-го утверждать, что «президент Ирана посетил Армению… оставив «домашнее задание». А некоторые перипетии и факты дают основания полагать, что экс-президент Саргсян так и не выполнил «домашнего задания» от г-на Роухани. Вопрос теперь в том, а стоит ли Пашиняну принимать во внимание советы типа «Ереван должен выступить с новым пакетом предложений Тегерану», если Иран до сих пор в ожидании прилежного исполнения «домашнего задания», данного ещё Саргсяну, или же премьер-министр Армении вначале всё-таки поинтересуется тем, что Тегеран ожидает от Еревана.

 Сергей Шакарянц

Армения. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2018 > № 2702324


Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 августа 2018 > № 2701432

Двадцать два года длилась тяжба России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана по определению статуса Каспийского моря, и вот, наконец, на состоявшемся в Актау саммите глав государств «пятерки» долгожданное свершилось — конвенция, названная Нурсултаном Назарбаевым «конституцией», подписана. Решение президентов каспийских государств, принятое на основании вынужденного, однако политичного консенсуса, без всякого преувеличения можно считать эпохальным — по сумме причин.

Но прежде о содержании. Основная площадь поверхности Каспия, определенного как уникальное озеро со специальным международным правовым статусом, находится в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся государствами региона на отдельные участки. Какие именно — это уже вопрос международного права, предмет договоренности сторон, по которому, вероятно, острых споров не будет. Акватория делится на внутренние и территориальные воды, зоны рыболовства и общее водное пространство. Территориальные воды определены в 15 морских миль (чуть меньше 28 км), и их внешняя граница считается государственной. Определены также рыболовные зоны.

Что касается судоходства, рыболовства, научных исследований на море, прокладки магистральных трубопроводов по его дну (к последнему более всего стремятся Туркмения и Запад), это является вопросом согласованности стран, дно которых используется для строительства трубопроводов.

Каспий поделят не поровну, а «по справедливости»?

Самый важный пункт документа — договоренность о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных государств. Ни одна из пяти стран не может предоставлять свою территорию «посторонним» для использования ее против любой прикаспийской страны в агрессивных целях. Заметим, что такое положение конвенции автоматически должно снять сомнения и домыслы, касающиеся предоставления Казахстаном своих портов вооруженным силам США. То есть надо полагать, что в вопросе открытия американских баз в РК поставлена точка: порты этой страны могут быть использованы только в качестве транзитных для грузов США, следующих в Афганистан.

Государства Каспия имеют право сооружать и использовать искусственные острова на море с учетом протяженности зон безопасности. Конвенция запрещает любую деятельность, наносящую ущерб биологическому разнообразию и экологии водоема.

В общем, видимо, все пять государств Каспия в итоге остались довольны, хотя Ирану пришлось наступить себе на горло, поскольку он требовал для себя 20%, то есть равного деления моря на пять частей. Понятно, что ему трудно было смириться с потерей значительной части богатства, которое он прежде делил только с Советским Союзом. Но с развалом «империи» количество каспийских стран увеличилось до пяти, и от этой данности уйти невозможно. А иметь неприятности с соседями в наш непредсказуемый век крайне опасно. Собственно, это и побудило все государства Каспия к вынужденному консенсусу для обеспечения безопасности региона.

Да, базовый документ подписан; достигнута договоренность о создании Каспийского экономического форума с целью стимулирования развития региональной торговли, энергетических, транспортных, инвестиционных и иных проектов. Но впереди у «пятерки» еще масса проблем, требующих решения.

Зачем Сталин хотел осушить Каспийское море

В частности, президент Ирана Хасан Роухани заинтересован в скорейшем подписании соглашения о разграничении дна моря, а Назарбаев — договора по мерам доверия в сфере военной деятельности на нем государств Каспия. По идее, наиболее заинтересованным в детализации «военной деятельности» должна быть ИРИ — с точки зрения собственной безопасности и повышенных угроз, исходящих от США и их «идеологических» партнеров. Но озвучил идею Назарбаев, и это, вероятно, говорит о том, что-либо в конвенции есть недоработки, либо он ищет некоторые «лазейки» для свободы действий своей страны.

Как сказал в Актау Владимир Путин, каспийские государства придают большое значение вопросам обеспечения безопасности, противодействию современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов. «Поэтому, — сообщил он, — у наших стран есть настрой укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, активизировать внешнеполитическую координацию».

Но как насчет координации в сфере поставок газа в Европу (если она не входит во «внешнеполитическую»)? С принятием конвенции Туркмения рассчитывает выйти на европейские рынки посредством строительства Транскаспийского газопровода по дну моря с присоединением его к газопроводу TANAP — из Азербайджана транзитом через Грузию до Турцию с выходом на Грецию. Россия, равно как Иран, относится к этой идее отрицательно, но смогут ли они под предлогом, к примеру, экологической безопасности водоема, повлиять на ее реализацию в новых условиях, если инвесторы все же найдутся. И не станет ли «море дружбы», как его уже называют, морем раздора?

Это, видимо, будет зависеть от градуса напряженности в мире в целом, а в каспийском регионе и на Ближнем Востоке — в частности. Строго говоря, консенсус по статусу Каспия достигнут исключительно потому, что на первый план у членов «пятерки» вышли соображения безопасности и не допущения милитаризации моря «посторонними».

Почему ЮГК не поссорит Россию с Азербайджаном

Но совершенно очевидно, что такая (пока еще) сплоченность Ирана и бывших советских республик очень не понравится многим странам, претендующим на влияние, включая военное, в богатейшем углеводородами бассейне Каспия. А это уже «прелюдия» к конфликту третьих стран с «пятеркой». Другой вопрос, в какой именно форме может произойти такой конфликт, однако вряд ли — в откровенно военной.

Словом, пока ситуация видится такой: Иран, который имел больше претензий по конвенции, чем все остальные государства Каспия, уступил остальным участникам по ряду причин. Вероятно, роль тут сыграл формат сотрудничества с Россией по Сирии; бремя санкций; вопросы, связанные с международным терроризмом и безопасностью; поиск союзников в определенном военно-политическом и экономическом сегменте.

Ну и другим государствам Каспия тоже были необходимы гарантии стабильности и безопасности. И вот они получены — море эволюционировало; оно, по сути, стало геополитически новым и юридически ясным. Что дальше? А дальше на нем усилится конкуренция всех его хозяев — в их распоряжении в сумме порядка 70 миллиардов баррелей нефти и около 20 триллионов кубометров газа. Плюс к этому на Каспии сосредоточено наибольшее в мире количество осетровых. Все это обязывает государства региона к экономической, политической и экологической предсказуемости и отказу от излишнего эгоцентризма во всех вышеуказанных сферах. А также на претензии «права сильнейшего», поскольку такового конвенция не признает.

Словом, подписание документа — хоть и колоссальное достижение каспийских государств, однако его необходимо дополнить удвоенной политической волей, проявленной главами «пятерки» при подготовке, согласовании и утверждения «конституции» моря. Только в таком случае двадцатидвухлетние усилия обеспечат безопасность региона и будут в полной мере отвечать национальным интересам входящих в него государств.

Ирина Джорбенадзе

Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 августа 2018 > № 2701432


Иран. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 13 августа 2018 > № 2704549

В Иране, в попытке обойти санкции, частный сектор могут допустить до торговли нефтепродуктами.

Иран принимает необходимые меры для участия частного сектора страны в торговле нефтепродуктами.

Об этом 13 августа 2018 г заявил управляющий директор Национальной дистрибьюторской компании по сбыту нефтепродуктов Ирана (NIOPDC) Сейед Мохаммад-Реза Мусави-Хах.

Выступая на встрече с представителями частного сектора, он отметил, что частные компании, занимающиеся экспортом и обменом нефтепродуктов, будут установлены с помощью публичного уведомления и оценены для будущего сотрудничества.

В июле 2018 г 1й вице-президент Ирана Э. Джахангири объявил, что в попытке обойти санкции США, Иран предоставит частным компаниям возможность экспортировать сырую нефть.

Иранская нефть будет предлагаться на биржу, и частный сектор сможет ее экспортировать.

Таким образом, власти Ирана всеми силами пытаются обойти санкции США.

В конце июня 2018 г США пытались убедить Индию, которая находится на 2м месте после Китая по объемам импорта нефти из Ирана, отказаться от закупок иранской нефти.

В ответ Иран даже предложил африканским странам обменивать нефть на золото.

Иран. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 13 августа 2018 > № 2704549


Казахстан. Иран. Туркмения. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Транспорт > neftegaz.ru, 13 августа 2018 > № 2704548

Очередная победа В. Путина? Главы прикаспийских стран подписали конвенцию о правовом статусе Каспийского моря.

12 августа 2018 г в г Актау в Казахстане прошел 5й каспийский саммит, по итогам которого главы России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана подписали документ - Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря.

Тезисы:

- подписанием конвенции завершился многолетний процесс согласования позиций 5 прикаспийских стан (Сторон) по статусу Каспия;

- 22 года переговорщики и эксперты вели работу по урегулированию кардинальных разногласий этих 5 стран;

- озеро или море? Разграничение регулируется разными положениями международного права;

- как разделить Каспийское море? Не имея общих взаимных соглашений, Азербайджан, Казахстан и Россия исходили из принципа срединной линии для делимитации морского пространства между прибрежными государствами. Иран хотел разделить Каспий на равные части, а Туркменистан - методом равноудаленных точек. но потом приняли общепринятую в таких случаях концепцию срединной линии.

- некоторые разногласия, которые не удалось снять, отложены для урегулирования на более поздний срок.

Проект конвенции был принят на совещании министров иностранных дел прикаспийских стран 4-5 декабря 2017 г в г Москва, а 12 августа 2018 документ утвердили главы государств.

Подписи под документом поставили В. Путин, Н. Назарбаев, Х. Роухани, И. Алиев и Г. Бердымухамедов.

Конвенция исходит из того, что Каспийское море имеет для Сторон жизненно важное значение и только они обладают суверенными правами в отношении Каспийского моря и его ресурсов, и содержит положения, касающиеся порядка разрешения споров Сторон, принципов их сотрудничества, порядка определения границы территориальных вод на Каспии, вопросы разграничения дна и недр моря, установления рыболовной зоны.

Концепция регулирует правовой статус Каспия, но не позволяет совершать действия или реализовывать проекты, которые по мнению Сторон, требуют согласования.

Конвенция составлена на азербайджанском, казахском, русском, туркменском, фарси и английском языках, все тексты признаны равно аутентичными.

В силу Конвенция вступает с момента ее ратификации всеми участниками и депонирования всех 5 ратификационных грамот, бессрочна.

Основные положения конвенции:

- в Каспийском море не допускается присутствие вооруженных сил внерегиональных держав,

- ответственность за поддержание безопасности на море и управление его ресурсами несут 5 прикаспийских государств,

- основная площадь водной поверхности Каспийского моря остается в общем пользовании сторон,

- дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права,

- судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов должны осуществляться по согласованным сторонами правилам,

- экологический фактор должен учитываться при реализации масштабных морских проектов,

- все стороны несут ответственность за ущерб, нанесенный экологической системе Каспийского моря.

Это означает, что вооруженным силам не Прикаспийских стран доступ на Каспий заказан, и это точно.

Это значит, что на Каспии будет преобладать военная мощь РФ, как наиболее сильной из прикаспийских стран.

А вот реализовать проект строительства магистрального газопровода (МГП) из Туркменистана в Азербайджан будет непросто.

И если одна из Сторон Конвенции не согласится, то и проекта не будет.

В этом смысле, подписание Конвенции - это победа российской дипломатии.

Поэтому, так доволен В. Путин.

Встречаясь с президентом Казахстана Н. Назарбаевым, В. Путин высоко оценил результаты 5го Каспийского саммита и подписание конвенции, отметив:

- это событие войдет в историю, как состоявшееся именно в Казахстане;

- это позволит России реализовать свои планы на Ближнем Востоке, в тч с Ираном, который тоже находится под действием все более ужесточающихся санкций США;

- это будет способствовать развитию сотрудничества в прикаспийском регионе, отметил В. Путин.

Объем российской торговли с прикаспийскими государствами постоянно растет.

В 2017 г внешнеторговый оборот увеличился более чем на 20% и составил 22 млрд долл США.

По итогам 5 месяцев 2018 г объем торговли России с прикаспийскими государствами за вырос на 10%.

Уточнения по перспективам прокладки по дну Каспийского моря магистральных трубопроводов дал Н. Назарбаев.

Глава Казахстана отметит, что каждое государство реализует суверенные права на недропользование в границах своего сектора дна Каспийского моря.

При этом предусмотрена возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей при условии соблюдения экологических требований.

Таким образом, в вопросе прокладки магистральных газопроводов (МГП) России пришлось уступить, но немножко.

Туркменистан и Азербайджан настаивали, что для прокладки МГП по дну Каспийского моря достаточно согласия стран, по территории которых он будет проходить.

А Россия и Иран возражали против такого подхода, говоря о том, что до решения правовых вопросов проект может быть реализован только с согласия всех 5 прикаспийских государств.

Но ведь теперь останется право затормозить проект по экологическим причинам?

Туркменистан очень доволен, рассчитывая на то, что принятие Концепции позволит стране диверсифицировать экспорт газа.

На данный момент из 3 направлений экспорта газа (в Китай, в Россию и в Иран) Туркменистан задействует лишь 1 - китайское.

А и Б - сидели на трубе: Россия взяла паузу в закупках туркменского газа до 2019 г, Иран - отказался из-за разногласий по оплате за ранее поставленное топливо.

Принятие конвенции позволит Туркменистану открыть 4е направление экспорта - европейское, к чему страна стремится уже многие годы.

Туркменистан давно хочет построить Транскаспийский газопровод (ТКГ) по дну Каспия до Азербайджана.

Этот газопровод, в свою очередь, будет подключен к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), части Южного газового коридора (ЮГК).

На данный момент ресурсной базой ЮГК является месторождение Шах Дениз в Азербайджане, но в дальнейшем к газопроводу могут быть подключены другие источники гааз.

По ЮГК к 2020 г на юг Европы будет поступать 10 млрд м3/год газа.

Вместе с тем, Туркменистану и Азербайджану предстоит урегулировать территориальный спор по нескольким нефтяным месторождениям в спорной части Каспия.

Речь идет о спорном блоке месторождений нефти Кяпаз (в Туркменистане - Сердар).

По итогам саммита также было подписано несколько отраслевых документов о взаимодействии в регионе.

Стороны, в частности, подписали соглашение о предотвращении инцидентов в Каспийском море, а также протоколы о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом и оргпреступностью.

В сфере экономики участники саммита подписали соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве и о сотрудничестве в области транспорта.

Кроме того, был подписан протокол о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств.

Не обошлось и без модной темы - Цифровая экономика.

В. Путин предложил лидерам прикаспийских государств внедрить информационно-коммуникационные технологии и электронную коммерцию, цифровизацию внешнеторговых операций, грузоперевозок и логистики.

По завершении саммита, главы государств совершили церемонию выпуска молоди осетра.

Казахстан. Иран. Туркмения. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология. Транспорт > neftegaz.ru, 13 августа 2018 > № 2704548


Казахстан. Иран. Туркмения. РФ > Рыба. Экология > fishnews.ru, 13 августа 2018 > № 2703672

Страны Каспия хотят договориться о борьбе с браконьерами.

Президенты пяти прикаспийских государств отметили необходимость завершить согласование протокола о сотрудничестве в области борьбы с ННН-промыслом. Планируется, что документ поможет сохранять рыбные запасы.

Президент Владимир Путин в ходе выступления на Пятом каспийском саммите в Казахстане напомнил, что в прошлом году профильная межправкомиссия «пятерки» приняла важное решение – продлить запрет на коммерческий лов осетровых. «Россия приветствует временный отказ прикаспийских государств от промысла этой ценной рыбы и готова поддержать более продолжительный мораторий, - отметил глава государства. - Следовало бы также скорее завершить работу над документом, регламентирующим совместную борьбу с браконьерством».

Этот вопрос отразили в коммюнике саммита, сообщает корреспондент Fishnews. «В целях реализации Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море от 18 ноября 2010 года Президенты отметили необходимость завершить согласование протокола о сотрудничестве в области борьбы с незаконным промыслом биологических ресурсов», - говорится в коммюнике. Планируется, что документ поможет сохранять рыбные запасы Каспия и бороться с браконьерством.

Также предполагается согласовать протокол о сотрудничестве в области обеспечения безопасности мореплавания.

Fishnews

Казахстан. Иран. Туркмения. РФ > Рыба. Экология > fishnews.ru, 13 августа 2018 > № 2703672


Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Рыба. Экология. Транспорт > fishnews.ru, 13 августа 2018 > № 2703670

Каспийская конвенция отразила вопросы рыболовства.

Главы прикаспийских государств приняли Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. В документе отражены вопросы использования водных биоресурсов.

Документ, работа над которым велась более 20 лет, главы государств приняли на Пятом каспийском саммите в Казахстане. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря призвана определять и регулировать права и обязательства сторон по использованию Каспия, в том числе его вод, дна, недр, природных ресурсов и воздушного пространства над морем.

«Конвенция четко регламентирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, фиксирует принципы военно-политического взаимодействия стран-участников, гарантирует использование Каспия исключительно в мирных целях и неприсутствия на море вооруженных сил внерегиональных держав», - прокомментировал президент России Владимир Путин.

Как сообщает корреспондент Fishnews, согласно документу, акватория Каспийского моря разграничивается на внутренние, территориальные воды, рыболовные зоны и общее водное пространство.

Под рыболовной зоной при этом понимается морской пояс, в котором прибрежное государство обладает исключительным правом на промысел водных биоресурсов – в соответствии с конвенцией, принятыми на ее основе отдельными соглашениями сторон и со своим национальным законодательством.

Предусматривается, что стороны на основе конвенции и международных механизмов сообща определяют общий допустимый улов совместных водных биологических ресурсов в Каспийском море и распределяют его на национальные квоты. Совместные ВБР – это водные биоресурсы, управление которыми страны-участницы осуществляют совместно.

При этом если у одной из сторон нет возможности освоить свою квоту в общем допустимом улове, она сможет предоставить другим сторонам доступ к остаткам. Это может быть сделано через двусторонние соглашения и в рамках других договоренностей согласно национальному законодательству.

Также оговорено, что порядок и условия промысла совместных водных биоресурсов в Каспийском море определяются в соответствии с отдельным соглашением между всеми сторонами.

В конвенции отражен и вопрос изучения водных биоресурсов. Предусматривается, что каждая Сторона «имеет исключительное право регулировать, разрешать и проводить морские научные исследования в своей рыболовной зоне, связанные с водными биологическими ресурсами, и в своем секторе, связанные с разведкой и разработкой ресурсов дна и недр. Суда под флагами сторон могут проводить такие исследования в рыболовной зоне и секторе другой стороны только на основании ее письменного разрешения и на установленных ею условиях».

Страны региона также обязались защищать и сохранять экосистему Каспия и все ее составляющие. Согласно конвенции, запрещается деятельность, которая наносит ущерб биологическому разнообразию Каспийского моря. Конвенция бессрочна и подлежит ратификации.

Для реализации документа и обзора сотрудничества на Каспии президенты решили создать механизм пятисторонних регулярных консультаций под эгидой министерств иностранных дел. Первые такие обсуждения должны состояться не позднее полугода после подписания конвенции.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отметил, что новый документ отражает особый режим Каспия. По словам главы МИД, удалось найти компромисс между позицией о том, что на Каспийское море нужно полностью распространить Конвенцию ООН по морскому праву, и позицией о том, что это озеро.

Fishnews

Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Рыба. Экология. Транспорт > fishnews.ru, 13 августа 2018 > № 2703670


Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702906

Россия и четыре другие страны урегулировали продолжавшийся десятилетиями спор о статусе Каспия

Эндрю Крамер (Andrew E. Kramer), The New York Times, США

МОСКВА — Пять стран, владеющих береговой линией Каспийского моря, в воскресенье согласовали формулу разделения крупнейшего в мире внутреннего водоема и его потенциально огромных запасов нефти и газа.

Лидеры России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, которую Кремль в своем заявлении назвал «отражающей баланс интересов» прибрежных государств.

Каспийское море, не имеющее выхода к мировому океану и менее соленое, чем он, рассматривалось Ираном и Советским Союзом — до распада СССР — как озеро с границей, четко разделяющей территории двух стран.

Но с тех пор как появились новые прилегающие государства, они стремились получить либо свои собственные зоны в акватории Каспия, либо утвердить новый подход к управлению морем, который классифицировал бы его как международные воды с территориальными зонами и нейтральными районами.

Пакт, подписанный в воскресенье в ходе встречи на высшем уровне в Казахстане, является компромиссом по отношению к обоим подходам, рассматривая поверхность моря как международные воды и разделяя морское дно на территориальные зоны.

Однако президент Ирана Хасан Рухани заявил журналистам, что раздел полезных ископаемых, залегающих на морском дне, потребует дополнительных соглашений.

Россия, главная военно-морская держава региона, выступала против разделения Каспия на национальные территории, которое ограничило бы действия ее кораблей северо-западной частью водоема. Чтобы поразить цели в Сирии, российская Каспийская флотилия осуществляла пуски ракет, которые пролетали над морем, чтобы достичь территории арабской республики. Как говорят аналитики, страна никогда не намеревалась уступать свое первенство в военном отношении.

В соглашении говорится, что ни одна страна, не имеющая береговой линии на Каспии, не может размещать в море военные суда.

Кроме того, Россия на протяжении большей части постсоветского периода возражала против торговли энергоресурсами между Востоком и Западом по подводным трубопроводам, надеясь сохранить торговые пути, ведущие с Севера на Юг посредством железных дорог и трубопроводной системы Советского Союза.

Впервые транскаспийские трубопроводы для вывода на рынок энергоносителей Центральной Азии, не имеющей выхода к морю, предложили нефтяные компании в 1990-е годы, но этот вопрос был снят ими с повестки дня, поскольку правовой статус водоема на десятилетия увяз в переговорах.

Воскресное соглашение потенциально открывает море для подводных нефте- и газопроводов, против которых ранее выступала Россия, якобы по экологическим соображениям, хотя она построила такие же трубопроводы в Черном и Балтийском морях.

Конвенция гласит, что согласие на закладку новых трубопроводов необходимо получать только от стран, чьи морские территории они будут пересекать, хотя все пять государств могут иметь право голоса в вопросах защиты окружающей среды. Планируемая прокладка транскаспийского нефтепровода может облегчить экспорт с месторождения Кашаган в Казахстане, которым управляет «Эксон».

Начиная со времен администрации Клинтона, Соединенные Штаты продвигали развитие энергетических, транспортных и торговых путей через море, а также Азербайджан и Грузию, по маршруту, известному как «Южный коридор». Данная дипломатическая стратегия помогла американской нефтяной компании в заключении сделок в Каспийском бассейне.

Усилия администрации президента Джорджа Буша-младшего вывести военную мощь за рамки политики путем расширения НАТО до Грузии стали фоном войны последней с Россией в 2008 году, что свидетельствует о серьезности намерений Москвы в вопросе управления регионом.

Россия, возможно, согласилась окончательно урегулировать статус моря сейчас, после трех десятилетий возражений, не из-за продолжающегося давления со стороны Запада, а из-за растущей торговой конкуренции со стороны китайской политики «Один пояс, один путь», считает Шота Утиашвили, старший научный сотрудник грузинского Фонда стратегических и международных исследований — Фонда Рондели.

По его словам, торговые потоки из Центральной Азии и обратно были перенаправлены не в Россию, а в Иран — с китайской поддержкой. Некоторые центральноазиатские энергоносители экспортируются не в Россию, а на восток в Китай из-за трудностей с экспортом на запад, через Каспийское море, добавил он.

Туркменистан, разочарованный в своих усилиях по строительству транскаспийского газопровода, также начал работу над трубопроводом на восток через Афганистан в Пакистан и Индию, известным как трубопровод ТАПИ. Афганское правительство заявило, что посредством экономического развития он может помочь разрешить войну.

Трубопровод проходит через контролируемую талибами («Талибан» — запрещенная в России организация, прим. ред.) территорию на юге Афганистана, но поддерживается как Соединенными Штатами, так и повстанцами как позитивный фактор для будущего страны.

Хотя воскресное соглашение урегулировало статус морской поверхности и создало формулу для разделения подводных ресурсов, определение новых границ может вызвать споры.

Россия, Казахстан и Азербайджан разделили морское дно на севере, но Иран, Туркмения и Азербайджан оспаривают притязания друг друга на нефтяные месторождения в южной части моря. Каспийский бассейн рассматривается как важный источник нефти для мировых рынков за пределами Ближнего Востока.

Азербайджан. Казахстан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702906


Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702307

Каспийская "пятерка" договорилась и по трубопроводам.

Возможности прокладки по дну Каспийского моря магистральных трубопроводов согласовали страны каспийской "пятерки".

"Каждое государство реализует суверенные права на недропользование в границах своего сектора дна. При этом предусмотрена возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей при условии соблюдения экологических требований. Экологическая система Каспия и все ее компоненты будут находиться под всемерной защитой и охраной", - заявил президент Казахстана НурсултанНазарбаев на пятом Каспийском саммите в Актау. Он особо отметил, что любая деятельность у моря не должна наносить ущерба окружающей морской среде и биологическому разнообразию.

По словам Назарбаева, важное значение имеет договоренность о свободе транзита к другим морям и мировому океану. "Все это призвано способствовать развитию транспортной инфраструктуры прибрежных государств, а также увеличению транзитного потенциала Каспийского региона в целом", - подчеркнул он.

Президент Казахстана предложил также оптимизировать тарифную политику при транспортировке грузов в прикаспийских странах."Все прибрежные государства на сегодняшний день принимают меры по наращиванию транспортно-транзитных мощностей. В этой связи в рамках существующих межгосударственных механизмов предложено рассмотреть вопросы по оптимизации тарифной политики, улучшения условий транспортировки в наших странах", - сказал он, отметив, что на саммите отдельное внимание было уделено вопросам инвестиционного сотрудничества и реализации проектов в энергетической сфере. "Необходимо в полной мере использовать возможности конвенции и подписываемых документов для стимулирования торгово-экономических отношений прибрежных стран", - подчеркнул Назарбаев.

Казахстан. Туркмения. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702307


Иран. Франция. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702301

"Южный Парс" переходит с французского на китайский.

Выкупив долю французского нефтегазового концерна Total в иранском месторождении Южный Парс, Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) увеличиласвою долю в проекте на 30% - до 80,1%, сообщило агентство Shana.

Ранее руководство Total уведомило, что будет вынуждено выйти из иранского проекта "Южный Парс". В заявлении указывалось, что в связи с санкциями США компания не сможет продолжать участвовать в проекте "Южный Парс. Фаза 11" и вынуждена будет прекратить все операции с ним до 4 ноября.

Южный Парс - крупнейшее в мире месторождение газа. Его запасы оцениваются в 13,8 трлн кубометров. Иран с конца прошлого века ведет поэтапное освоение этого месторождения, разделив всю его площадь на 28 участков (фаз).

Иран. Франция. Китай > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702301


Иран. Франция. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702293

Иран прекратил поставки нефти во Францию.

На 40 тыс. б/с снизил Иран добычу нефти в июле - до 3,75 млн б/с, что является самым низким уровнем с апреля 2017 года. Экспорт нефти снизился на 90 тыс. б/с - до 2,19 млн б/с, сообщило Международное энергетическое агентство в ежемесячном отчете.

Причиной снижения экспорта нефти МЭА называет санкции США, которые будут восстановлены в ноябре, из-за чего Европа снижает закупки иранской нефти, а Южная Корея полностью отказалась от закупок. Тем не менее экспорт был все же чуть выше уровня апреля 2017 года - 2,16 млн б/с.

Согласно данным отслеживания судов Kpler, пишет МЭА, экспорт нефти из Ирана в Европу, включая Турцию, снизился на 140 тыс.б/с по сравнению с июнем - до 410 тыс.б/с по сравнению со средним уровнем 2017 года в 750 тыс. б/с.

Поставки во Францию прекратились полностью. "Администрация США официально отказала Франции в получении исключения из санкционного режима, что позволило бы французской Total продолжать работать в Иране и остаться в газовом проекте "Южный Парс 11" стоимостью $4,8 млрд", - отмечает МЭА. Total объявила, что может выйти из "Южного парса 11" в начале мая, однако у компании было 60 дней на то, чтобы попытаться договориться с США об исключении из режима санкций. Total официально не сообщала, удалось ли ей достигнуть договоренности.

Поставки в Италию и Испанию продолжали снижаться, экспорт в Турцию остается на уровне 140 тыс. б/с.

Тем временем Иран увеличил поставки нефти в Азию на 50 тыс. б/с - до 1,65 млн б/с, поскольку Китай увеличил закупки, а закупки иранской нефти Индией достигли рекордных уровней. Китай в июле купил 775 тыс. б/с иранской нефти, что на 120 тыс. б/с выше показателя июня - до самого высокого уровня с апреля 2016 года.Индия купила беспрецедентные 770 тыс. б/с иранской нефти, что на 90 тыс. б/с выше июньских покупок.Поставки в Японию снизились на 50 тыс. б/с в июле - до 110 тыс. б/с.

Поставки конденсата в июле снизились на 160 тыс. б/с - до 110 тыс. б/с, поскольку Корея сократила их до нуля.

Иран. Франция. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 13 августа 2018 > № 2702293


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. Армия, полиция > newskaz.ru, 13 августа 2018 > № 2702173

"Каспийская пятерка" позаботится о безопасности кораблей и самолетов

Прикаспийские страны договорились предотвращать инциденты на Каспии на воде и в воздухе

Министры обороны прикаспийских стран подписали на саммите в Актау соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море. Минобороны Казахстана разъяснило, что предполагает данный документ.

"Основной целью соглашения является обеспечение безопасности плавания кораблей и полетов воздушных судов на Каспийском море между прикаспийскими государствами. Соглашение применяется к военным кораблям и воздушным судам сторон, действующим на Каспийском море, за пределами территориальных вод и воздушного пространства над ними", — говорится в сообщении.

В Актау 12 августа прошел саммит глав прикаспийских государств – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Главным итогом встречи стало подписание исторического документа – конвенции о правовом статусе Каспия. Работа над конвенцией велась дипломатами пяти стран на протяжении 22 лет.

Дольше двух десятилетий — Каспий наконец разделили

Таким образом, прикаспийские страны договорились о методах разграничений дна, поверхности воды и определили Каспий как водоем с особым правовым статусом, который нельзя отнести ни к морю, ни к озеру.

Также стороны подписали ряд межправительственных соглашений.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. Армия, полиция > newskaz.ru, 13 августа 2018 > № 2702173


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 августа 2018 > № 2701429

Введя на прошлой неделе старо-новые санкции в отношении Ирана, США открытым текстом дали понять, что так им сподручней свергнуть действующую власть Исламской Республики, и что дело, собственно, не в ядерной сделке как таковой, из которой Вашингтон вышел, а в революционном зуде американцев. Так, вице-президент США Майк Пенс заявил, что возобновление экономических санкций против ИРИ «будет подпитывать внутренние протесты» в этой стране, и ей придется пойти на условия, выдвигаемые Вашингтоном.

Пенс не ошибся: не успела еще первая очередь санкций вступить в силу, как в крупных городах Ирана, включая Тегеран, начались акции протеста против экономической ситуации в стране, повышения цен на товары первой необходимости, высокого уровня инфляции. Как и следовало ожидать, они очень быстро приобрели политико-религиозный окрас. Митингующие потребовали отставки правительства; досталось и «погрязшим в фанатизме муллам» (кстати, в Кередже разгромили духовное училище). Протестанты даже замахнулись на «наше все» — аятоллу Хаменеи — его тоже попросили на выход,

Как водится, протестующие начали жечь машины — не обошлось без столкновений с полицией и арестов особо ретивых «мирных демонстрантов». Понятно, США выступили в поддержку «оппозиционеров» и призвали иранский режим прекратить тратить деньги на содержание Башара Асада, шиитских ополченцев и прочих «террористов», дестабилизирующих регион. Госсекретарь Майк Помпео повел речь о «насилии» со стороны иранских властей над безоружными людьми и заявил, что США «поддерживают право народа протестовать против коррупции». Он призвал Тегеран «уважать права человека».

В общем, если рассмотреть «первую часть» реакции Вашингтона на события в Иране, получается, что экономические проблемы у богатейшей нефтью и газом страны создались из-за ее участия в сирийских событиях, а не «благодаря» США, которые не смогли пережить «преступного деяния» бывшего президента Барака Обамы. Напомним, вместе с другими «недальновидными» — лидерами России, Китая, Великобритании, Франции и Германии — он подписал с Ираном Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), ограничивающий развитие иранской ядерной программы. В результате значительная часть санкций против ИРИ была снята. Но вот пришел Трамп, и не успел Иран слегка вздохнуть, а иностранные компании развернуть в нем бизнес, как США из ядерной сделки вышли и ввели против Тегерана новые санкции — в два этапа.

Евросоюз против США: я не трус, но я боюсь

Первый, уже вошедший в силу, бьет практически по всем сферам иранской экономики. В частности, «стране-изгою» запрещены взаиморасчеты в долларах США (в этой валюте, в основном, заключаются нефтяные сделки); торговля различными металлами, автомобилями иранского производства. США также «наложили лапу» на импорт иранских ковров и различных продуктов питания, на предоставление Евросоюзом и США Ирану лицензии на покупку самолетов, их составляющих и т. д. Второй этап санкций будет введен 4 ноября и распространится на торговлю углеводородными ресурсами.

В общем, США общипывают Иран, как липку, и очень стараются устроить в нем революцию, но в итоге рискуют стать жертвой собственной политики. Потому как против них за означенные действия ополчился едва ли не весь мир. Россия осудила любые односторонние санкции в обход решения Совета безопасности ООН, тем более, когда они затрагивают интересы третьих стран. Как заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, США «выламывают руки» своим европейским партнерам и заставляют их «обрывать взаимовыгодное торгово-экономическое сотрудничество с иранцами». По мнению российского внешнеполитического ведомства, «американские претензии к полностью законной ядерной деятельности Ирана просто являются ширмой для сведения с ним политических счетов под надуманными предлогами».

А что же «европейские партнеры»? По-видимому, Брюссель наконец-то, устроил «бунт на корабле» и пытается спасти ядерную сделку. ЕС, в частности, принял так называемый «блокировочный устав», защищающий европейские компании и физические лица, ведущие с Ираном легальный бизнес. РИА Новости цитирует представителя Еврокомиссии Мину Андрееву, сообщившую, что бизнес ЕС волен выбирать, работать ему в Иране или нет, и Евросоюз не признает экстерриториального применения санкций США в своем ареале.

Теоретически такая поддержка со стороны Брюсселя позволит Ирану, в том числе, получать финансовую помощь от европейских финансово-кредитных институтов с полным игнорированием американских санкций, а практически — исход многих иностранных компаний из Ирана набирает силу. Так что поддержка Евросоюза пока, похоже, носит сугубо политический характер.

Вашингтонский ультиматум Тегерану

Кстати, Анкара тоже игнорировала американские санкции: министр энергетики и природных ресурсов Фатих Денмез заявил, что Турция по-прежнему будет покупать иранский газ, поскольку для нее важна собственная энергетическая безопасность. И вообще она подписала газовый контракт с Ираном до 2026 года, по которому получает ежегодно около 10 миллиардов кубометров газа в год. По данным издания A Haber, министр также сообщил, что у турецких властей нет желания держать своих граждан в холоде и без электричества. Решение США по санкциям, сказал он, носит односторонний характер и не отразится на «законной торговле», которую ведет Турция. А вот это уже практические и практичные шаги. В довершении к ним сегодня распространилась информация, в соответствии с которой Анкара и Тегеран обсуждают возможность увеличения двусторонней торговли до 30 миллиардов долларов в год.

В общем, США еще наживут себе проблем из-за возобновления режима санкций. Надо думать, что они навлекут на себя и гнев Китая с Индией — обе эти страны имеют довольно разветвленные экономические отношения с Ираном, и отказываться от них они вряд ли станут. Тем более, что, к примеру, Индия — один из крупнейших покупателей иранской нефти — планирует инвестировать миллионы долларов в иранский порт Чахбехар; а тут — нате вам: Вашингтон вводит запрет на все нефтяные сделки с ИРИ.

Тегеран, бесспорно, очутился в дичайшей ситуации, однако не впервой. По крайней мере, сейчас, в отличие от предыдущего длительного режима санкций, его поддерживает едва ли не весь мир. Надо думать, что раз ему удалось пережить крайне тяжелые десятилетия, переживет он их и сейчас. Однако, как заметил министр иностранных дел Германии Хайко Маас в интервью Passauer Neue Presse, санкции США могут спровоцировать активность радикальных и фундаменталистских сил в Иране и ввергнуть эту страну в хаос. Все это мир уже проходил на примере, как минимум, Ирака и Ливии. «Кто надеется на „смену режима“ не должен забывать о том, что за этим следует, и что это может принести еще большие проблемы», — сказал он.

Словом, США, видимо, нынешним августом перестарались. В ответ духовный лидер Хаменеи обмолвился о возобновлении программы создания Ираном собственной атомной бомбы и заявил, что его страна «не потерпит ни санкций, ни ядерных ограничений». Собственно, Вашингтон услышал то, на что рассчитывал, чтобы с удвоенной энергией «насесть» на ИРИ вместе с Израилем и Саудовской Аравией и предъявить «счет» Евросоюзу, отстаивающему ядерную сделку. «Козырь», конечно, гниловатый, но в гнилой игре только с таких и ходят.

Ударят ли США по Ирану?

Игра же, повторимся, идет на крупную ставку — смену режима в Иране через создание серьезных проблем для его экономики, а, значит, для каждого гражданина страны. Но есть ли у США гарантии, что в таком специфическом государстве, как Иран, в котором фундаменталисты и консерваторы пустили довольно глубокие корни, либерального Роухани сменит не послушный «американский кадр», а личность типа Ахмадинежада? А духовный лидер еще больше усилит свои позиции.

Вот тогда уж точно Иран выполнит свою угрозу: перекроет основные морские пути поставкам нефти с Ближнего Востока (речь идет о трети экспорта из региона) и возвратится к обогащению урана до уровня, позволяющего создать атомную бомбу.

Кстати, можно сказать, что бывший президент Ирана, то есть Ахмадинежад, уже начал ловить рыбку в мутной воде: он призвал руководителей трех ветвей власти ИРИ уйти в отставку. О Роухани он заявил, что «нация его больше не принимает», и продолжение его президентства «является пагубным для страны и для него самого».

А кто, собственно, есть Ахмадинежад, имеющий в Иране совсем не микроскопический электорат и не собирающийся уходить из политики? Человек, свернувший некоторые довольно серьезные либеральные реформы двух своих предшественников — Хатами и Рафсанджани. Президент, при котором развитие иранской ядерной программы набрало небывало высокие обороты. Он жестко критиковал администрацию тогдашнего президента США Буша и выступал за усиление связей Ирана с Россией., а акже за «стирание сионистского режима с лица земли». В организации терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года он заподозрил самих представителей американской администрации. Не исключено, что приблизительно такого, если не более радикально настроенного в отношении Израиля и США политика, могут получить США в результате активного раскачивания ситуации в ИРИ.

Кто знает, может следующий президент Ирана при поддержке аятоллы и больших стараниях США, станет «отцом» первой иранской атомной бомбы.

Ирина Джорбенадзе

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 13 августа 2018 > № 2701429


США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2018 > № 2701352

Турция – Иран: брак по расчету или..?

Ближний Восток после победы в Сирии

Когда президент США Дональд Трамп выступил с призывом к союзникам и другим странам прекратить с 4 ноября закупку нефти из Ирана (после этой даты поставки оттуда будут считаться нарушением санкций), а также объявил о введении дополнительных санкций против центрального банка Ирана, Анкара заявила, что Вашингтон «совершает ошибку», а Турция «будет придерживаться своей принципиальной позиции», поддерживая торгово-экономические и финансовые отношения с Тегераном.

В этой связи некоторые турецкие эксперты предполагали, что Анкаре удастся всё же договориться с американцами, как это было в период с 2012 по 2015 год, когда ей удалось сохранить возможности для своих компаний вести бизнес с Ираном. Сегодня не получается. Однако Тегеран зафиксировал такую позицию турок. Поэтому когда США начали уже против Турции тарифные и торговые войны, то Иран осудил такую политику США, выступил с поддержкой Анкары. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям», подчеркнув, что две столицы могут стать «хорошими друзьями». Помимо того, Иран призвал Анкару «объединиться, чтобы дать совместный отпор общему врагу».

Правда, как «враги» в отношении друг к другу позиционируют себя лишь Тегеран и Вашингтон. Турция и США до этой черты пока еще не дошли, да и американскую политику (по сравнению с иранским направлением) в отношении Анкары санкционной в буквальном смысле не назовешь. По Турции — и не только по ней — реально пока бьют только пошлинами, хотя бьют больно. Так, Анкара занимает шестое место по объему экспорта стали в США, Трамп повысил пошлины. В итоге стала обваливаться лира, обнажились острые экономические проблемы. Но пусть американцы и недовольны внешней политикой Турции, ее сближением с Россией и Ираном, покупкой российских зенитных ракетных систем с-400. Увязка этих вопросов с намеренным вводом Вашингтоном новых пошлин носит условный характер. Просто США дают Анкаре понять, что она потеряет роль привилегированного партнера, если не будет придерживаться предлагаемых ей правил игры.

Другое дело, что использование Вашингтоном так называемых экономических репрессий и иранских санкций хронологически совпали. Однако маневренности у Турции на американском направлении по сравнению с Тегераном значительно больше. Отсюда демонстрация Анкарой возможностей активизации сотрудничества в рамках новых объединений и союзов, имея в виду, конечно, и Иран. Тем более что на этом направлении Турция, помимо России, может получить определенную поддержку и со стороны стран Европейского союза, которые не поддержали выхода США из ядерной сделки с Тегераном. Следует также сказать, что в сложившемся на сирийском направлении треугольнике Россия — Турция — Иран отношения между Анкарой и Тегераном, как странами региональными, всегда имели определенную историческую специфику.

Исторически они выступали как конкуренты, таковыми являлись и до недавнего времени. Достаточно вспомнить, пишет турецкая газета Sabah, отношение двух стран к такому феномену, как «арабская весна». Анкара тогда рассматривала ее как «стремление народов региона к демократии и свободе турецкого образца», а иранские лидеры считали своей «победой» и бросали угрозы в адрес Анкары. Последняя не оставалась в долгу, обвиняя Тегеран «в сектантской политике и стремлении» доминировать на Ближнем Востоке. В Сирии две столицы долго адаптировались друг к другу, используя посреднические усилия Москвы. Анкару и Тегеран толкала к совместному сотрудничеству американская политика, опасения, что США удастся реализовать в регионе курдский проект. Затем их сблизил катарский кризис, когда они почувствовали, что Вашингтон с опорой на Саудовскую Аравию намерен изменить региональный порядок в свою пользу.

В то же время есть моменты, на которые обращают внимание многие эксперты. Да, сближение между Турцией и Ираном обозначено наличием серьезных экономических и торговых связей. Анкара импортирует значительную часть своей энергии из Ирана — 20% газа и 30% нефти. Двусторонняя торговля между двумя странами, которая в 2016 году составляла 9,65 млрд долларов, имеет большой потенциал увеличиться до 30 млрд долларов. В то же время Турция не сжигает мосты в своих отношениях с Вашингтоном, в то время как и Тегеран до недавнего времени дискутировал относительно того, вступать ли в диалог с США по ядерной сделке, а если да, то на каких условиях. Не случайно в этой связи турецкие эксперты относят альянс Анкара — Тегеран к так называемому «ограниченному разряду», готовности к сотрудничеству «там, где интересы двух стран пересекаются».

Но принципиальная проблема как раз в том, что никто не знает, действительно ли Турция и Иран ориентированы на сохранение статус-кво на Ближнем Востоке таким, каким его привыкли видеть в недавнее время, или у них существуют собственные геополитические проекты, связанные с укреплением своей новой политической идентичности. Так что сценарии дальнейшего развития событий в альянсе Анкара — Тегеран остаются неясными. Некоторые эксперты предполагают, что Трамп в одинаковой мере, но с разными целями использует в отношении Турции и Ирана «северокорейские приемы» и будет «ассиметрично разжимать клещи» после ноябрьских выборов в Конгресс США. В свою очередь Анкара и Тегеран вместе заговорили о необходимости «продвигать многосторонние подходы ко всем вызовам через региональные организации».

Конечно, американцы понимают, что турецко-иранский суннитско-шиитский фронт может занять доминирующее положение в северной части Ближнего Востока и кардинальным образом изменить там расстановку сил. При этом эксперты из США считают, что такой союз может стать полноправным, и предлагают свои контрдоводы. Один из них: начать переговоры с Россией и признать ее доминирование в регионе, чтобы вбить клин в отношения Москвы с Анкарой и Тегераном. Или разыграть карту с Турцией как членом НАТО, выбросить на-гора исторический клубок ее противоречий с Ираном. «В настоящее время политика, проводимая Анкарой, обозначает путь, на котором будут иметь место болезненные периоды, — пишет один турецкий эксперт. — Но лучше всего перестать вращаться вокруг американской орбиты, сформировать собственную и принять другие страны на нее».

Станислав Тарасов

США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2018 > № 2701352


Туркмения. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > turkmenistan.ru, 13 августа 2018 > № 2701219

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов совершил рабочий визит в казахстанский город Актау, где принял участие в V саммите глав прикаспийских государств.

Выступая на саммите, глава туркменского государства отметил, что новая встреча является важным событием для народов и государств региона, поскольку завершена очень непростая и кропотливая работа над конвенцией о правовом статусе Каспийского моря.

По словам туркменского лидера, в подготовке этого документа на протяжении многих лет участвовали дипломаты, юристы, эксперты в различных областях, сумевшие проявить высокий профессионализм, готовность к компромиссу, учету интересов партнеров, и решающим условием общего успеха стали политическая воля и высокая ответственность лидеров прикаспийских стран.

Как подчеркнул президент Туркменистана, в готовых сегодня к подписанию документах есть положение о создании механизма пятисторонних регулярных консультаций под эгидой министерств иностранных дел. В этой связи туркменский лидер предложил поручить внешнеполитическим ведомствам прибрежных стран в ближайшее после саммита время рассмотреть вопросы практической реализации этого положения.

Подчеркнув, что пятистороннее взаимодействие на Каспии во многом зависит от степени вовлеченности государств региона в торгово-экономические и транспортные процессы, Гурбангулы Бердымухамедов поблагодарил прикаспийские страны за поддержку выдвинутых на IV каспийском саммите инициатив туркменской стороны по разработке соответствующих соглашений о сотрудничестве в этих сферах.

Выразив убеждение, что проведение первого Каспийского экономического форума в 2019 году станет подтверждением готовности всех прикаспийских государств консолидировать усилия в данном направлении, глава государства предложил провести этот форум в Туркменистане.

Отметив, что, доверие между прибрежными странами укрепит соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море, туркменский президент подчеркнул, что поддержание и упрочение мира и безопасности на Каспии – задача, не ограниченная во времени. В этой связи являются необходимыми разработка и принятие дальнейших мер доверия на Каспии в области военной деятельности.

«Каспийское море навсегда должно стать зоной мира, добрососедства, взаимопонимания и доверия, и все вопросы здесь нужно решать только мирными, переговорными средствами», – сказал президент.

В завершение своего выступления, еще раз выразив особую благодарность главам прибрежных государств за их большой личный вклад в дело развития добрососедства и сотрудничества на Каспии, президент Гурбангулы Бердымухамедов предложил провести следующий каспийский саммит в Туркменистане.

По завершении пятисторонней встречи на высшем уровне состоялась церемония подписания итоговых документов.

Под аплодисменты присутствующих, президенты «каспийской пятерки»: Азербайджана – Ильхам Алиев, Ирана – Хасан Рухани, Казахстана – Нурсултан Назарбаев, России – Владимир Путин и Туркменистана – Гурбангулы Бердымухамедов, поставили свои подписи под Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря – историческим, базовым документом, закрепляющим юридические нормы взаимодействия на Каспии в различных сферах.

В присутствии глав государств были подписаны: протокол о сотрудничестве в борьбе против терроризма на Каспийском море, протокол о сотрудничестве в борьбе против организованной преступности на Каспийском море, протокол о сотрудничестве и согласованном действии пограничных ведомств, а также соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве, соглашение о сотрудничестве в сфере транспорта, соглашение о предотвращении инцидентов в Каспийском море.

По итогам V саммита глав прикаспийских государств также было принято соответствующее коммюнике.

По окончании церемонии подписания документов лидеры прикаспийских стран выступили с заявлениями для представителей средств массовой информации.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов в своем обращении к журналистам дал высокую оценку итогам состоявшейся встречи на высшем уровне и подчеркнул, что подписан важнейший документ – Конвенция о правовом статусе Каспийского моря.

Отмечая активное участие всех прикаспийских государств в разработке конвенции, глава Туркменистана выразил надежду на эффективную имплементацию ее положений, для чего предусмотрено создание пятистороннего механизма политических консультаций под эгидой министерств иностранных дел.

По словам главы государства, подписанные в ходе нынешней встречи протоколы в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью и взаимодействия пограничных ведомств к соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии, будут способствовать укреплению стабильности в регионе.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов особо подчеркнул значимость предстоящего Каспийского экономического форума, который предполагается провести в 2019 году. Отметив, что этот форум должен стать постоянно действующей платформой для многостороннего экономического диалога с широким участием членов правительств, деловых и академических кругов, представителей международных организаций, глава Туркменистана высказал мнение, что проводить его следует на регулярной основе попеременно в каждом из прикаспийских государств.

Обозначив важнейшей сферой взаимодействия на Каспии транспорт, туркменский лидер выразил убеждение, что для повышения эффективности партнерства в данной области необходимо создать Каспийский транспортно-логистический центр, исполнительный аппарат которого мог бы располагаться на ротационной основе в прибрежных городах каждой из прикаспийских стран.

Завершая выступление, президент Туркменистана отметил, что в целом состоявшаяся встреча стала важным этапом в выстраивании архитектуры отношений между прикаспийскими государствами, формировании политико-правовых основ для дальнейшего сотрудничества в различных направлениях, укреплении уз дружбы, взаимного уважения и искренней симпатии между народами стран региона.

В этот же день президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов провел встречу с президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым.

Во второй половине дня главы прикаспийских государств приняли участие в церемонии выпуска в Каспий молоди осетровых рыб.

Эта символическая акция стала своеобразным подтверждением приверженности прибрежных стран курсу на конструктивное партнерство, одним из приоритетов которого является взаимодействие в целях обеспечения экологического благополучия Каспийского моря, рационального использования его природных богатств.

Вниманию глав государств было также предложено специально подготовленное театрализованное представление, посвященное теме Каспия.

По завершении программы визита президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов проследовал в Международный аэропорт города Актау, откуда отбыл на родину.

Туркмения. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > turkmenistan.ru, 13 августа 2018 > № 2701219


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Экология. Рыба > kt.kz, 13 августа 2018 > № 2701208

В воскресенье в Актау состоялась церемония символического выпуска рыб осетровых пород в естественную среду, передает Kazakhstan Today.

Нурсултан Назарбаев вместе с президентами Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым, Исламской Республики Иран Хасаном Рухани, Российской Федерации Владимиром Путиным, Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедовым осмотрели новый объект - "Скальную тропу", проходящую по набережной в городе Актау. Эта достопримечательность включает пешеходную зону, изображения петроглифов, смотровые площадки и природную пещеру в скале, сообщает пресс-службы Акорды.

Главы государств совместно выпустили 500 особей белуги в естественную морскую среду.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Экология. Рыба > kt.kz, 13 августа 2018 > № 2701208


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 13 августа 2018 > № 2700559

Россия предлагает странам «каспийской пятерки» заниматься цифровизацией внешнеторговых операций, грузоперевозок и логистики. Такое заявление сделал Президент РФ Владимир Путин, выступая на каспийском саммите в казахстанском Актау.

Глава российского государства также прокомментировал значение подписанного в рамках саммита межправительственного соглашения о сотрудничестве в сфере транспорта. По его мнению, оно будет способствовать формированию общей интегрированной инфраструктуры. «Транспортная взаимосвязанность – один из ключевых факторов обеспечения устойчивого роста и укрепления кооперации наших государств», - сказал Владимир Путин.

Кроме того, президент сообщил, что Россия поддерживает проект международного коридора «Север – Юг», который предусматривает железнодорожное, паромное, автомобильное сообщения. Его запуск позволит в 2,5 раза быстрее, чем сегодня, доставлять грузы – ежегодно это до 25 млн тонн из европейских стран через Иран на Ближний Восток и Средний Восток, а также в Южную Азию.

Владимир Путин проинформировал партнеров, что в России принята и реализуется стратегия развития морских портов в Каспийском бассейне до 2030 года. В ней определены перспективы комплексной модернизации каспийских морских коммуникаций, сопутствующей железнодорожной и автомобильной инфраструктуры.

Он анонсировал строительство глубоководного порта в Каспийске и подчеркнул, что наша страна нацелена на интеграцию портовых мощностей России в евразийские логистические цепочки, что повысит конкурентность и востребованность перевозок – как грузовых, так и пассажирских.

Ранее, 31 июля, ОАО «Российские железные дороги» приступило к электрификации железнодорожной линии Гармсар – Инче Бурун в Иране. Это создаст условия для роста грузооборота по международному транспортному коридору «Север – Юг» и интенсификации экономических связей в Каспийском регионе.

Тимур Бек

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 13 августа 2018 > № 2700559


Иран. ПФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 13 августа 2018 > № 2700390

Мордовская «Лисма» отправила пробную партию стекольной продукции в Иран

По заказу производителей ламп из Ирана завод изготовил и отправил в Тегеран партию колбы из натрий-кальций-силикатного термостойкого стекла марки CЛ-95-3. Колбы модификаций Т-38 и Е-74 предназначены для выпуска источников света малой мощности.

В случае успешного тестирования стеклополуфабрикатов стороны будут обсуждать возможности долгосрочного сотрудничества.

- «Лисма» давно выпускает и стекло данной марки, и колбу нужной конфигурации, - комментирует директор по развитию Сергей Ермаков. – Но именно такую колбу из такого стекла мы сделали впервые. Для своего производства ламп малой мощности мы используем тугоплавкое боросиликатное стекло, которое устойчиво к высокой температуре. Дело в том, что стандартные лампы ДНаТ и ДРЛ сильно нагреваются при эксплуатации, и здесь необходимо термостойкое стекло. Коллеги из Ирана делают аналогичные лампы на светодиодах, которые, как известно, не дают повышения температуры. Колба из натрий-кальций-силикатного тугоплавкого стекла дешевле в производстве и идеально подходит для энергосберегающих ламп. Будем надеяться, что заказчика устроит качество нашей продукции. Для «Лисмы» сотрудничество с Ираном означает стабильный заказ с хорошими объемами на длительный срок. Это очень важно еще и с учетом загрузки стекольного производства, которое после модернизации готово к значительному увеличению мощностей. Сейчас предприятие обеспечивает стеклополуфабрикатами все светотехнические заводы России и Украины, тем не менее, стекольное производство может нарастить объем выпуска продукции минимум вдвое.

Директор по развитию отметил, «Лисма» целенаправленно реализует стратегию закрепления на мировом рынке. Поставка тестовой партии стеклополуфабрикатов в Иран стала одним из примеров успешных переговоров с зарубежными потребителями: «В условиях жесточайшей конкуренции на российском рынке увеличение доли поставок на экспорт – обязательное условие для дальнейшего развития «Лисмы», - считает Ермаков.

Иран. ПФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 13 августа 2018 > № 2700390


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 августа 2018 > № 2700380

Раздел Каспия назвали триумфом Путина

Британское издание The Guardian назвало подписание конвенции по Каспийскому морю триумфом для президента России Владимира Путина.

Автор статьи в британской газете поясняет, что это юридически обязывающая конвенция, которая запрещает прикаспийским странам открывать свои границы для "сторонних агрессоров", таких как США или НАТО, или допускать любое иностранное военное присутствие в водах Каспия.

Чтобы прийти к соглашению о правовом статусе Каспия, России, Ирану, Казахстану, Азербайджану и Туркменистану потребовалось 20 лет тяжелых переговоров. Еще недавно вероятность подписания соглашения была под вопросом, во многом из-за позиции Ирана. Однако из-за американских санкций Тегеран был вынужден пойти на уступки, ради сохранения своей экономики.

Корреспондент телеканала CNN считает, что подписание конвенции по Каспию является крупной победой для России, так как Москва получает возможность не только спокойно эксплуатировать каспийские нефтегазовые месторождения, но и сможет реализовать планы на Ближнем Востоке.

"Это очень богатый регион: каспийские запасы природного газа и нефти оцениваются в 240 триллионов кубических футов и в 20 миллиардов баррелей соответственно", - заявила Нина Дос Сантос в интервью RT.

"Все эти ресурсы - это деньги, в которых сейчас очень нуждаются некоторые из этих стран, так как их экономики находятся не в лучшем состоянии", - отметила американская журналистка. Соглашение, по ее словам, позволит открыть путь инвестициям в будущие инфраструктурные проекты.

В воскресенье лидеры Казахстана, России, Ирана, Азербайджана и Туркменистана подписали в Актау конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, которая разрабатывалась с 1996 года.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 августа 2018 > № 2700380


Иран > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 13 августа 2018 > № 2699832

Иран запретит свободный экспорт DRI

Как сообщает Yieh.com, иранское правительство объявило о запрете экспорта прямого восстановленного железа (DRI).

Согласно постановлению правительства, экспорт DRI по кодам СС 72031000 и 72039000 был запрещен с 4 августа, и только 2 производителя получили разрешение на экспорт от иранского правительства.

Иран > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 13 августа 2018 > № 2699832


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > kapital.kz, 12 августа 2018 > № 2705826

В Актау подписана «конституция Каспийского моря»

Кроме того, приняты соглашения в сфере торговли, экономики, транспорта и безопасности

В Актау состоялся Пятый каспийский саммит, в ходе которого была подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, сообщает пресс-служба Акорды.

«Мы с коллегами подвели итоги многолетней работы по урегулированию правового статуса Каспийского моря. Обсудили состояние дел и дальнейшие меры по продвижению многостороннего практического взаимодействия. Подписали ряд важных соглашений в сфере торговли, экономики, транспорта и безопасности», — сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев, отмечая успешность проведенных переговоров, подчеркнул, что в процессе подготовки Конвенции все страны исходили из интересов обеспечения политической стабильности, развития Каспийского региона, сохранения и приумножения его природных богатств.

«Кульминацией многолетней кропотливой работы стало подписание сегодня Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Конвенция является своего рода „конституцией Каспийского моря“. Она призвана урегулировать весь комплекс вопросов, связанных с правами и обязательствами прибрежных государств, а также стать гарантом безопасности, стабильности и процветания в регионе», — заявил Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев рассказал присутствующим журналистам, что Конвенция создает эффективную юридическую базу для сотрудничества прибрежных стран по широкому спектру направлений и определяет основополагающие принципы деятельности каждой из сторон.

«В их числе — превращение Каспийского моря в зону мира, добрососедства и дружбы; его использование в мирных целях; уважение суверенитета и территориальной целостности; неприсутствие на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих сторонам. Мы установили территориальные воды шириной 15 морских миль, при этом их внешние границы обретают статус государственных. К территориальным водам примыкают десятимильные рыболовные зоны, где каждое государство обладает исключительными правами на промысел. За пределами рыболовных зон сохраняется общее водное пространство. Вне морских государственных границ будет действовать свобода мореплавания для судов под флагами прибрежных стран. Важное значение имеет договоренность о свободе транзита к другим морям и Мировому океану. Каждое государство реализует суверенные права на недропользование в границах своего сектора дна. При этом предусмотрена возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей с условием соблюдения экологических требований», — сказал Глава государства.

Президент Казахстана особо подчеркнул, что соблюдение этих принципов призвано способствовать развитию транспортной инфраструктуры прибрежных государств, увеличению транзитного потенциала Каспийского региона, а также сохранению экологической системы и уникальной популяции биологических ресурсов Каспия.

Кроме того, Нурсултан Назарбаев предложил ряд дополнительных мер по дальнейшему развитию сотрудничества на Каспийском море, в том числе заключение отдельного пятистороннего договора по согласованным мерам доверия в области военной деятельности, стимулирование торгово-экономических отношений прибрежных стран, особенно по вопросам инвестиционного сотрудничества и реализации проектов в энергетической сфере, оптимизацию тарифной политики и улучшение условий транспортировки, а также принятие документа по борьбе с незаконным промыслом биологических ресурсов.

В завершение Глава государства подчеркнул, что Актауский саммит вновь продемонстрировал способность прикаспийских стран совместно решать масштабные задачи, и выразил уверенность, что принятые международные договоры и достигнутые договоренности будут способствовать наиболее полному раскрытию потенциала «каспийской пятерки».

Также по итогам саммита с заявлениями выступили президенты Азербайджанской Республики Ильхам Алиев, Исламской Республики Иран Хасан Рухани, Российской Федерации Владимир Путин, Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

По итогам Пятого каспийского саммита были подписаны следующие документы:

1. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря.

2. Протокол о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом на Каспийском море.

3. Протокол о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью на Каспийском море.

4. Соглашение между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве.

5. Соглашение между правительствами прикаспийских государств о сотрудничестве в области транспорта.

6. Соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море.

7. Протокол о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств.

«Я выражаю благодарность моим коллегам — главам государств, а также специальной рабочей группе по разработке Конвенции за очень большую проделанную работу. Без каждого из вас нам бы не удалось достичь сегодняшних успехов. Уверен, что итоги Актауского саммита внесут свой достойный вклад в продвижение нашего многогранного взаимодействия на Каспийском море», — заключил Президент Казахстана.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > kapital.kz, 12 августа 2018 > № 2705826


Казахстан. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > kapital.kz, 12 августа 2018 > № 2705825

Нурсултан Назарбаев встретился с главами Ирана, Азербайджана и Туркменистана

Собеседники обсудили дальнейшее развитие двусторонних отношений

В Актау состоялась встреча Нурсултана Назарбаева с лидерами трех прикаспийских стран, сообщает пресс-служба Акорды.

Во время беседы с Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым Нурсултан Назарбаев указал, что процесс урегулирования правового статуса Каспия, который начинался еще при президенте Азербайджана Гейдаре Алиеве, сегодня получил свое логическое завершение путем подписания соответствующей Конвенции.

Нурсултан Назарбаев отметил, что вчера состоялось знаковое событие — запуск мультимодального хаба порта Курык, который открывает новые транспортно-логистические возможности для всех стран региона, в том числе и для Азербайджана.

«Мы построили железную дорогу вдоль всего Казахстана и 6 автомобильных переходов, два из которых находятся на границе с Китаем. Мы возвели логистический терминал в порту Ляньюньган на Тихом океане и проложили современный автобан через всю территорию нашей страны», — сказал Глава государства.

В свою очередь Ильхам Алиев поздравил Нурсултана Назарбаева с открытием мультимодального хаба на Каспии и большими достижениями, которые демонстрируют динамичное развитие Казахстана.

«Я очень рад вновь побывать на земле братского Казахстана. Для нас Мангистауский регион — очень близкий и исторически, и географически. Новые возможности порта Курык позволят нам еще более тесно сотрудничать», — сказал Президент Азербайджанской Республики.

Ильхам Алиев рассказал, что в мае текущего года в Азербайджане был открыт порт Аляк, который обеспечит полную интеграцию транспортных потоков, и отметил политические и экономические выгоды использования транзитных возможностей двух стран.

«Каспий стал внешней транспортной артерией. Хотел бы особо отметить Ваш вклад в достижение консенсуса по многих сложным вопросам. Мы будем стремиться к тому, чтобы все положения Конвенции были выполнены, а Каспий и дальше играл роль стабилизатора в регионе», — заявил Президент Азербайджанской Республики.

Глава государства поприветствовал Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и отметил, что народы двух стран связывают исторические и братские узы.

«После Вашего визита в Казахстан наблюдается оживление наших торговых отношений, но все еще имеется потенциал для роста и работы в этом направлении», — указал Нурсултан Назарбаев.

Гурбангулы Бердымухамедов выразил признательность за возможность принять участие в саммите и отметил высокий уровень его организации и проведения.

«Сегодняшний день внес новую лепту в наши взаимоотношения, которые складывались на протяжении многих веков. На современном этапе у нас есть все возможности для дальнейшего расширения двустороннего сотрудничества», — сказал Президент Туркменистана.

В завершение встречи стороны обсудили вопросы повестки заседания по проблемам Аральского моря, которое состоится в конце этого месяца в Туркменистане.

Во время встречи с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани Нурсултан отметил, что отношения между двумя странами всегда носили стабильный характер и основывались на принципах дружбы и братства.

«Благодаря Вашей политике и эффективным двусторонним встречам на высшем уровне между нашими странами растет торговля и увеличиваются объемы грузоперевозок. Особенно активизировались поставки сельскохозяйственной продукции», — сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев указал, что Казахстан и Иран являются близкими соседями по региону Каспийского моря, и подчеркнул, что состоявшиеся в 2016 году визиты дали хороший импульс двусторонним отношениям.

«Наша сегодняшняя историческая встреча, основанная на доверии и взаимопонимании, урегулирует все вопросы, связанные с Каспийским морем, и укрепит сотрудничество между прикаспийскими странами», — заявил Глава государства.

В свою очередь Хасан Рухани поблагодарил Нурсултана Назарбаева за предоставленную возможность посетить Казахстан и радушный прием, оказанный членам иранской делегации.

«Мы рады встретиться с Вами. Выражаю надежду на то, что сегодняшний саммит достигнет самых позитивных результатов. Наши страны очень близки не только географически, но и по ряду других аспектов. При этом у нас имеются общие интересы», — сказал лидер Ирана.

Хасан Рухани подчеркнул, что Казахстан всегда поддерживает Иран на международных площадках и неизменно соблюдает договоренности по ядерной тематике.

«Ваша страна выполняет очень важную миротворческую миссию на глобальной арене, в том числе в рамках Астанинского процесса. Наши отношения носят стратегический характер и развиваются по всем направлениям. Сегодня в Актау состоится значимый саммит по каспийской тематике, что еще раз подтверждает большой авторитет Казахстана», — заключил Президент Ирана.

Казахстан. Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Экология > kapital.kz, 12 августа 2018 > № 2705825


Китай. Иран. Франция > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 12 августа 2018 > № 2703688

Ожидаемая замена. CNPC заменила ушедшую из Ирана под действием санкций Total в проекте по разработке 11-й фазы Южного Парса.

CNPC приобрела долю участия Total в в проекте по разработке 11й фазы гигантского газового месторождения Южный Парс в Иране.

Об этом директор по инвестициям и бизнесу NIOC М. Мостафави сообщил 11 августа 2018 г.

Такая возможность предполагалась и ранее, поскольку Total честно предупреждала о том, что может быть вынуждена выйти из проекта из-за санкций США.

Правительство Ирана и международный консорциум в составе Total (50,1%), CNPC (30%) и Petropars (19,9%) подписали контракт (Iranian Petroleum Contract, IPC) на разработку 11й фазы газового месторождения Южный Парс 3 июля 2017 г.

А. в мае 2018 г стало известно, что CNPC готова приобрести у французской компании 50,1% акций в проекте и стать оператором проекта по разработке 11й фазы Южного Парса вместо Total

В результате сделки доля участия CNPC в проекте выросла c 30% до 80,1%, еще 19,9% принадлежат иранской компании Petropars.

В июне 2018 г руководство Total уведомило, что компания будет вынуждена выйти из проекта по разработке 11й фазы Южного Парса.

При этом компания рассчитывала, что при поддержке французских и европейских органов власти сможет получить специальное разрешение от властей США, которое могло бы защитить компанию от вторичных санкций по законодательству США.

Но позже стало известно, что Total не планирует просить разрешения США на освобождение от санкций и продолжение взаимодействия с иранскими компаниями для закупки нефти в Иране после 4 ноября 2018 г.

Напомним, что с этой даты вступает в силу 2й пакет санкций США против Ирана, включающий ограничения в отношении энергетического сектора страны.

Убытки, которые Total понесла по этому проекту 11й фазы Южного Парса, составили 40 млн долл США, но отказ в доступе к финансовой системе США обошелся бы Total дороже.

На этом фоне Иран укрепляет связи с Китаем - крупнейшим потребителем иранской нефти.

М. Мостафави заверил, что работа с крупными китайскими компаниями также имеет стратегическое значение для NIOC.

В условиях торговой войны с США, Китай обозначил намерение увеличить закупки нефти в Иране.

Для США это означает, что эффективность антииранских санкций может оказаться близкой к 0.

Ценой неимоверных дипломатических усилий, США сумели добиться от Китая согласия не увеличивать покупки нефти из Ирана.

Южный Парс - крупнейшее в мире месторождение газа.

Запасы месторождения оцениваются в 13,8 трлн м3.

Иран делит месторождение с Катаром и усиленно работает, чтобы ликвидировать отставание, возникшее из-за более позднего начала разработки.

Для удобства освоения иранская часть месторождения разделена на 29 участков (фаз).

11я фаза является 1 из самых крупных, здесь планируется добывать 50,9 млн м3/сутки газа.

Также в рамках проекта предусмотрено строительство СПГ-завода.

Сумма инвестиций в разработку 11й фазы ранее оценивалась в 4,8 млрд долл США.

Китай. Иран. Франция > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 12 августа 2018 > № 2703688


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 12 августа 2018 > № 2702181

Главы пяти стран официально разделили Каспийское море

Нурсултан Назарбаев поздравил коллег с подписанием исторической Конвенции о правовом статусе Каспия и назвал документ "конституцией" Каспийского моря

Президенты пяти прикаспийских государств подписали Конвенцию о правовом статусе Каспия, которая ставит точку в вопросе разделения дна и поверхности моря, передает корреспондент Sputnik.

Церемония подписания прошла в Актау, подпись под историческим документом поставили президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, главы Азербайджана Ильхам Алиев, Ирана Хасан Рухани, России Владимир Путин и Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

"Хочу поздравить с подписанием, с началом Конвенции и всех договоренностей, которых мы здесь достигли", — заявил Нурсултан Назарбаев по окончании церемонии.

"Конвенция является своего рода конституцией Каспийского моря. Она призвана урегулировать весь комплекс вопросов, связанных с правами и обязательствами прибрежных стран, а также стать гарантом безопасности, и стабильности, и процветания региона в целом", — добавил он.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев отметил, что Баку внес свой вклад в разработку конвенции. "Безопасность Каспия определяется конвенцией. И до подписания конвенции Каспий был морем стабильности, безопасности. Этот документ сыграет важную роль для будущего наших стран", — сказал Алиев.

Как разделили Каспий?

Президенты пяти стран договорились, что основная площадь поверхности Каспийского моря останется в общем пользовании государств. Дно и недра решено разделить между соседними государствами на участки на основе международного права.

Также стороны договорились о правилах судоходства, рыболовства, научных исследованиях и прокладке магистральных трубопроводов. При этом все работы должны вестись с учетом экологической безопасности.

Согласно Конвенции присутствие на Каспии Вооруженных сил внерегиональных держав не допускается. Ответственность за поддержание безопасности на море и управление его ресурсами лежит на странах-участницах Конвенции.

"Стороны договорились придерживаться основополагающих принципов, в их числе превращение Каспийского моря в зону мира и добрососедства, дружбы, использование его в мирных целях, уважение суверенитета и территориальной целостности, неприсутствие в Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих сторонам", — констатировал Назарбаев.

Плюс к Конвенции

Также в ходе саммита главы ведомств пяти стран подписали пакет межправительственных соглашений, в частности межправительственное соглашение о предотвращении инцидентов на Каспии, протоколы о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, по борьбе с терроризмом, с организованной преступностью и о взаимодействии пограничных ведомств.

"Большое значение каспийские страны придают вопросам обеспечения безопасности, противодействию современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов. Поэтому у наших стран есть настрой укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, а также активизировать внешнеполитическую координацию", — в свою очередь заявил Путин после церемонии подписания.

Глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов предложил провести на территории своей страны первый Каспийский экономический форум в 2019 году. По его мнению, такой форум можно было бы проводить во всех прикаспийских странах по очередности.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 12 августа 2018 > № 2702181


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter