Всего новостей: 2574966, выбрано 3035 за 0.294 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. Армия, полиция > newskaz.ru, 13 августа 2018 > № 2702173

"Каспийская пятерка" позаботится о безопасности кораблей и самолетов

Прикаспийские страны договорились предотвращать инциденты на Каспии на воде и в воздухе

Министры обороны прикаспийских стран подписали на саммите в Актау соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море. Минобороны Казахстана разъяснило, что предполагает данный документ.

"Основной целью соглашения является обеспечение безопасности плавания кораблей и полетов воздушных судов на Каспийском море между прикаспийскими государствами. Соглашение применяется к военным кораблям и воздушным судам сторон, действующим на Каспийском море, за пределами территориальных вод и воздушного пространства над ними", — говорится в сообщении.

В Актау 12 августа прошел саммит глав прикаспийских государств – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Главным итогом встречи стало подписание исторического документа – конвенции о правовом статусе Каспия. Работа над конвенцией велась дипломатами пяти стран на протяжении 22 лет.

Дольше двух десятилетий — Каспий наконец разделили

Таким образом, прикаспийские страны договорились о методах разграничений дна, поверхности воды и определили Каспий как водоем с особым правовым статусом, который нельзя отнести ни к морю, ни к озеру.

Также стороны подписали ряд межправительственных соглашений.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Транспорт. Армия, полиция > newskaz.ru, 13 августа 2018 > № 2702173


Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

На полях саммита «каспийской пятерки» состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Обсуждались пути урегулирования наиболее острых мировых кризисов, особенно в ближневосточном регионе.

В.Путин: Господин Президент, очень рад возможности на полях прикаспийского саммита встретиться с Вами и обменяться мнениями по самому различному кругу вопросов.

У нас большой объем сотрудничества, много вопросов и по Каспию, и по урегулированию очень острых кризисов, в том числе сирийского кризиса. Хотел бы Вас проинформировать о том, как у нас идут контакты с нашими партнерами по этой сложной проблеме.

И хотя наши коллеги находятся в постоянном контакте друг с другом, все-таки личные встречи на таком уровне крайне важны.

Х.Рухани (как переведено): Уважаемый господин Владимир Путин, Президент Российской Федерации!

Очень рад возможности встретиться с Вами на полях саммита прикаспийских государств. И очень рад тому факту, что с каждым годом наши двусторонние отношения развиваются только в позитивном поле.

Недавно Иран официально усиливал свое сотрудничество с Евразийским экономическим союзом, так что это новое событие может способствовать развитию торговли между нашими странами.

И другая сфера нашего взаимодействия – двустороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом и установление стабильности в регионе.

Наша общая задача – это установление стабильности и мира во всем регионе и обеспечение безопасности стран в этом регионе. Весь мир стал свидетелем того, что при помощи Ирана и России сирийская армия смогла сыграть очень важную роль в деле борьбы с терроризмом внутри своей страны.

И я должен подчеркнуть, что сегодня все меры, которые предпринимают Россия, Иран и Турция, помогают установлению мира и безопасности в Сирийской Арабской Республике

В последние годы у нас два больших успеха. Первый – это сотрудничество Ирана, России и еще других стран по достижению договоренностей в рамках ядерной сделки.

И второй успех заключается в сотрудничестве между Ираном, Россией и Турцией для установления мира и безопасности в Сирии.

Мы настроены на то, чтобы устранять любые препятствия и разрешать любые глобальные кризисы только в рамках диалога и переговоров.

Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин

Заявление Владимира Путина по итогам Пятого каспийского саммита.

Глава Российского государства сделал заявление для прессы по итогам Пятого каспийского саммита.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Сегодня состоялось без преувеличения очень большое, важное, знаковое событие для наших государств – подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Это международный договор, который содержит детальный и объёмный свод правил и обязательств по использованию и сохранению нашего общего достояния – Каспийского моря. Таким образом многоплановое взаимодействие государств «каспийской пятёрки» получило современную юридическую основу на многие годы вперёд.

Принципиально важно, что Конвенция закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов, надёжно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учёта интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооружённых сил нерегиональных государств.

Мы много лет двигались к этому – чтобы разработать и принять этот стратегический, основополагающий документ. Проделана действительно масштабная переговорная работа с участием многих ведомств наших государств, с привлечением экспертных деловых кругов.

Достигнутый успех – а это, безусловно, успех – в значительной степени стал возможен благодаря высокому уровню доверия и взаимопонимания между лидерами каспийских государств, нашей готовности неизменно действовать логике уважения, партнерства и равноправия. Хотел бы выразить признательность за это всем присутствующим здесь главам государств.

Такой коллективный подход на деле показал свою эффективность и востребованность. Продемонстрировал, что совместными усилиями можно достигать амбициозных целей по любым, даже самым сложным вопросам, находить компромиссы и сбалансированные решения, которые отвечают общим интересам. Подчеркну, в нынешних непростых международных условиях это дорогого стоит.

Подписание Конвенции открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами, позволяет нам вместе обеспечить процветание и динамичное развитие нашего общего региона.

С удовлетворением отмечу, что сегодня также подписан солидный пакет соглашений, развивающих и дополняющих Конвенцию по наиболее важным и актуальным темам взаимодействия.

В планах прикаспийских государств – углубление экономического сотрудничества, расширение торговых и инвестиционных связей, кооперация в сфере энергетики, развития транспортно-логистического потенциала региона, наращивания туристических потоков. Особое внимание будет уделяться сохранению богатой природы и биоразнообразия Каспийского моря.

Безусловно, большое значение каспийские страны придают вопросам обеспечения безопасности, противодействия современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов, имею в виду Ближний Восток и Афганистан.

Поэтому у наших стран есть настрой всемерно укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, а также активизировать внешнеполитическую координацию.

Все перечисленные темы формируют по-настоящему позитивную повестку каспийского сотрудничества на долгосрочную перспективу. Перед нами стоят серьезные и интересные задачи. Мы намерены последовательно заниматься их решением.

И в заключение хотел бы еще раз выразить признательность нашим казахстанским друзьям и Президенту Назарбаеву, в первую очередь, за радушие и гостеприимство, а также поздравить всех нас, всех коллег с успешным проведением саммита.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699221

Документы, подписанные по итогам заседания глав государств – участников Пятого каспийского саммита.

1. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря

2. Коммюнике V Каспийского саммита (не подписное, о его принятии объявляется Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым по итогам пленарного заседания)

3. Протокол о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом на Каспийском море к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море от 18 ноября 2010 года

4. Протокол о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью на Каспийском море к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море от 18 ноября 2010 года

5. Соглашение между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве

6. Соглашение между правительствами прикаспийских государств о сотрудничестве в области транспорта

7. Соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море

8. Протокол о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море от 18 ноября 2010 года

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699221


Сирия. США. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699358

Отступление Трампа после изгнания ИГИЛ делает Сирию уязвимой для России и Ирана

Администрация США неохотно помогает в восстановлении Сирии

Лара Селигман (Lara Seligman), Foreign Policy, США

По мере того, как возглавляемая США коалиция сворачивает свою борьбу против «Исламского государства» (организация запрещена в РФ — прим. ред.) на северо-востоке Сирии, аналитики предупреждают, что нежелание Вашингтона выделять ресурсы на стабилизацию региона может позволить России и Ирану нарастить влияние в стране.

Коалиционные силы приближаются к последнему бастиону наемников «Исламского государства» — расположенному недалеко от иракской границы городу Хаджин. После того, как боевики будут разгромлены, следующей задачей будет обеспечение гражданского населения продовольствием и услугами, разминирование городов, репатриация миллионов беженцев и восстановление правопорядка на обширных территориях страны.

Но президент Дональд Трамп указал, что Соединенные Штаты не будут играть широкой роли в восстановлении Сирии.

В начале этого года Трамп приказал Госдепартаменту заморозить средства в размере около 200 миллионов долларов, предназначенные для восстановления Сирии. А Конгресс не смог включить в законопроект этого года об оборонной политике поддержанное Сенатом положение, которое давало бы Пентагону 25 миллионов долларов в год и расширило бы полномочия для поддержки усилий по стабилизации в регионе.

«В оказании помощи для стабилизации есть немало плюсов, — говорит Уилл Тодман, научный сотрудник программы по Ближнему Востоку Центра стратегических и международных исследований, — Это помогает предотвратить возвращение к тем же условиям, которые привели к росту ИГИЛ… и это дает США место за столом переговоров и, вероятно, более широкое право голоса в ходе обсуждения будущего Сирии».

Тодман добавил, что нежелание Трампа подключаться к этому процессу оставит США «очень мало рычагов влияния в Сирии».

Ориентировочная стоимость восстановления Сирии составляет более 250 миллиардов долларов. По данным Организации Объединенных Наций, 13,1 миллиона сирийцев нуждаются в помощи, из которых 6,6 миллиона являются находящимися внутри страны перемещенными лицами. И 5,6 миллиона человек выехали из Сирии с 2011 года в поисках безопасного места в Ливан, Турцию, Иорданию и другие страны.

Но ряд других экспертов утверждают, что для того, чтобы играть какую-либо значительную роль в процессе продвижения Сирии вперед, Соединенным Штатам придется выделить значительно больше ресурсов и войск, не получая чего-либо существенного взамен.

«Все это создает отличный фон, но когда дело доходит до того, чтобы направить сухопутные войска и подвергнуть опасности американские жизни, вы должны спросить: каковы стратегические интересы США?» — говорит директор Центра внешней политики при Фонде «Наследие» Люк Коффи.

Дело в том, говорит он, что влияние Соединенных Штатов распространяется лишь на небольшой кусок территории на северо-востоке Сирии, где действуют поддерживаемые США сирийские демократические силы (группировка состоит в основном из сирийских курдов и арабских бойцов — прим. автора).

Турция активно действует на северо-западе вблизи провинции Идлиб, в то время как в остальной части страны доминируют русские и сирийские правительственные силы.

Уилл Тодман сказал, что неясно, какие преимущества получат Россия и Иран, закрепив свою власть над Сирией. Страна разорена многолетним конфликтом, а у России и Ирана нет ни ресурсов, ни желания самостоятельно финансировать ее восстановление.

«Финансирование восстановления — это… по сути, способ вознаграждения [президента Башара Асада], даже несмотря на то, что США последовательно призывали к его свержению с самого начала конфликта, — сказал он. — Это также поможет сделать Сирию более ценным стратегическим активом для таких противников, как Россия и Иран».

По словам одного из сотрудников Комитета по вооруженным силам Палаты представителей, администрация Трампа в настоящее время пересматривает роль США в деятельности по стабилизации региона.

По словам Мелиссы Далтон, старшего научного сотрудника Центра стратегических и международных исследований, озабоченность по поводу роли министерства обороны в стабилизации отчасти связана с опытом США в Ираке и Афганистане.

«Существует постоянная озабоченность насчет провала миссии, — говорит Далтон. — У минобороны действительно очень слабый послужной список миссий по всеобъемлющей стабилизации, которые, к сожалению, не дали стабильных результатов».

Коффи сказал, что как только возглавляемая США коалиция выведет те немногочисленные войска, которые остаются на северо-востоке Сирии, то бремя восстановления, скорее всего, ляжет на местные органы власти, сирийский режим и сирийские демократические силы.

По словам Далтон, сирийские демократические силы скорее всего заключат сделку с Асадом по поводу того, как управлять восточной частью страны. Но чем больше США отстраняются от ведущей роли в организации этой сделки, тем меньше рычагов влияния будет иметь группировка оппозиции против Асада и его союзников, Ирана и России.

«Самый отвратительный факт заключается в том, что Асад одержал победу в этой гражданской войне», — сказала Далтон.

Лара Селигман — корреспондент «Форин полиси» в Вашингтоне.

Сирия. США. Иран. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699358


Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 31 июля 2018 > № 2693400

Астанинская площадка" по Сирии: какие результаты принесла встреча в Сочи

Завершился юбилейный - десятый раунд переговоров в "астанинском" формате по урегулированию конфликта в Сирии.

В этот раз двухдневную встречу провели в Сочи. Как пояснила российская сторона, по ряду причин: из-за климата популярного пляжного курорта, а также по соображениям безопасности — в Сочи ранее уже успешно прошли игры в рамках Чемпионата мира по футболу.

УЧАСТНИКИ

В обсуждениях традиционно приняли участие представители трех стран-гарантов перемирия в Сирии — России, Турции и Ирана. Российскую делегацию возглавил спецпредставитель президента по Сирии Александр Лаврентьев, турецкую — замглавы МИД Седат Онал. От Ирана прибыл помощник министра иностранных дел Хоссейн Джабери Ансари.

Делегацию сирийского правительства возглавил постоянный представитель республики при ООН Башар Джаафари. ООН была представлена Стаффаном де Мистурой.

США отказались присутствовать на встрече. В российском министерстве иностранных дел выразили сожаление таким решением Штатов.

"Усматриваем в нежелании США направить в Сочи своих представителей стремление принизить значение "Астанинского формата", дискредитировать реализацию тех посреднических усилий в сирийских делах, которые Вашингтон не в состоянии поставить под свой контроль", — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

В ведомстве подчеркнули, что "Астанинская площадка" не является альтернативой Женевской, и призвана реально помочь в продвижении сирийского вопроса.

ТЕМЫ ОБСУЖДЕНИЙ

Как рассказал спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев, основное внимание в ходе обсуждений уделялось вопросу конституционной реформы в Сирийской Арабской Республике. Напомним, что участники прошлых переговоров договорились о консультациях с представителями ООН и сторонами конфликта по началу работы конституционной комиссии.

Спецпосланник ООН Стаффан де Мистура назвал "полезным" обмен мнениями о составе конституционной комиссии.

"Спецпосланник намерен провести формальные консультации с Ираном, Россией и Турцией в самом начале сентября в Женеве, чтобы начать обсуждение формирования итогового списка конституционной комиссии Сирии", — говорится в заявлении пресс-службы де Мистуры.

Другой темой обсуждения стал вопрос возвращения беженцев в Сирию.

"Все мы прекрасно понимаем, что этот процесс должен быть добровольным, но одновременно не надо и препятствовать возвращению сирийских беженцев на родину и блокировать этот процесс искусственно", — заявил Лаврентьев журналистам.

РЕАКЦИЯ ЕС

В Европейском Союзе заявили, что Астанинский процесс до сих пор не гарантировал как деэскалацию военных действий, так и освобождение политических заключенных — цели, которые поставили перед собой три страны-гаранта.

"Позиция ЕС по Сирии предельно ясна: насилие должно прекратиться, и для прекращения страданий миллионов сирийцев срочно необходим подлинный политический процесс. Важны все усилия и действия, которые могут принести мир и защиту всем сирийцам. Эти усилия также должны внести свой вклад в межсирийские переговоры под руководством ООН", — заявил РИА Новости чиновник в структурах ЕС.

В объединении призвали страны-гаранты выполнить свои обязательства по достижению общенационального прекращения огня в Сирии.

"С самого начала Европейскому союзу было ясно: этот ужасный гуманитарный кризис может быть завершен только путем устойчивого политического решения, согласованного под эгидой ООН в Женеве", — заключил собеседник.

ИТОГОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

По итогам встречи страны-гаранты приняли совместное заявление. Согласно документу, стороны подтвердили: они твердо привержены суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии.

Три страны выразили готовность бороться с терроризмом в Сирии для того, чтобы окончательно покончить с запрещенными террористическими группировками.

Кроме того, гаранты выразили свою приверженность в противостоянии сепаратистским намерениям, "целью которых является подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также национальной безопасности соседних стран".

"Стороны продолжат совместные усилия для продвижения процесса политического урегулирования в Сирии, ведомого и осуществляемого самими сирийцами для создания условий для скорейшего начала работы комиссии по конституции в Женеве в соответствии с решениями Конгресса сирийского национального диалога в Сочи и резолюции 2254 Совбеза ООН", — говорится в заявлении.

Международное сообщество призвали увеличить поставки гуманитарной помощи в Сирию и оказать помощь в разминировании.

"Стороны… начали дискуссии в координации с международным сообществом и специализированными международными агентствами… с тем, чтобы создать условия, необходимые для безопасного и добровольного возвращения внутренне перемещенных лиц и беженцев в места их проживания в Сирии", — говорится в документе.

Страны-гаранты будут продолжать совместные усилия с целью укрепления доверия между конфликтующими сторонами в Сирии, в том числе в формате рабочей группы по освобождению заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести при участии экспертов ООН и международного комитета Красного Креста.

Следующая встреча пройдет в ноябре 2018 года, однако место ее проведения пока не определено.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 31 июля 2018 > № 2693400


США. Иран. Австралия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 28 июля 2018 > № 2688748

Расписание Трампа: август — война с Ираном

Пентагон уверяет, что США не ставят целью смену власти в Иране

США могут нанести удар по ядерным объектам Ирана уже в августе. Вооруженные силы Великобритании и Австралии могут оказать помощь ВС США разведданными, но сами принимать участие в ракетно-авиационных ударах не будут. В Пентагоне при этом уверяют, что США не ставят своей целью смену власти в стране. «Газета.Ru» проанализировала складывающуюся военно-стратегическую обстановку в регионе.

Глава американского военного ведомства Джеймс Мэттис уверяет, что Вашингтон не пытается сменить власть в Иране. «Такой цели нет, — ответил глава оборонного ведомства на соответствующий вопрос журналистов. — Нам необходимо, чтобы они изменили свое поведение касательно ряда угроз, которые они могут представлять, учитывая их военный потенциал, — секретные службы, подобные им ведомства и доверенных лиц».

В мае 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий и анонсировал дополнительные санкции в отношении Ирана. С этого момента отношения между Вашингтоном и Тегераном серьезно ухудшились.

Несколько дней назад иранский президент Хасан Роухани призвал США «не играть с огнем», предупредив, что Вашингтон пожалеет об этом. В ответ американский лидер Дональд Трамп сообщил, что если Тегеран продолжит угрожать, то столкнется с «невиданными последствиями».

То есть задолго до гипотетического вооруженного конфликта началась очередная словесная война, по аналогии с недавно закончившейся вербальной баталией между американским президентом и лидером КНДР Ким Чен Ыном.

Помимо взаимных словесных угроз, военно-политическая обстановка в регионе характеризуется интенсивным бряцанием оружием как со стороны президента США, так и со стороны его иранского коллеги Хасана Рухани.

По данным канала ABC, который ссылается на источники в правительстве Австралии,

уже в следующем месяце из Вашингтона может быть отдан приказ о нанесении удара по ядерным объектам Ирана.

Несмотря на эту утечку, премьер-министр этой страны Малкольм Тернбулл заявил, что у него нет причины полагать, что США готовятся к конфронтации. «Президент Трамп прояснил свое видение обстановки всему миру, но он не консультировался ни со мной, ни с министром иностранных дел, министром обороны или начальником штаба Сил обороны Австралии», — добавил он.

В целях обеспечения разведывательной информацией частей и соединений ВС США, непосредственно принимающих участие в ударах по объектам на территории Ирана, может быть задействована одна из самых необычных военных баз в мире — Pine Gap, сообщают источники в военных кругах Австралии.

Это сокращенное название совместной военной базы США и Австралии, Joint Defence Facility Pine Gap. Она построена в центре пустыни недалеко от Алис-Спрингс и заметна издалека благодаря большим радиопрозрачным укрытиям, за которыми находятся радиолокаторы разведывательного назначения.

Иногда эту базу называют «Пять глаз». Два ведущих агентства Разведывательного сообщества США — Центральное разведывательное управление США (Central Intelligence Agency, CIA) и Агентство национальной безопасности Соединенных Штатов (National Security Agency, NSA) имеют доступ к информации, собираемой с помощью технических средств Pine Gap.

Помимо оказания помощи в сборе и анализе информации разведывательного характера, в военных кругах Австралии обозначили примерный состав возможной антииранской коалиции.

Точнее, скорее там сказали, кого в ней не будет. Военные пятого континента полагают, что навряд ли в активных боевых действиях примет участие Канада и Новая Зеландия.

Источники в австралийских военных кругах подчеркивают, что есть большая разница в оказании помощи разведданными и том, чтобы быть участником военной коалиции, непосредственно принимающим участие в боевых действиях. «Передача разведданных очень отличается от фактического участия в бомбардировках», — не устают подчеркивать австралийские военные.

«Это более чем путанные утечки информации — то война будет, то ее не будет», — удивляется экс заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Валерий Запаренко.

К тому же, по мнению военачальника, президент США Дональд Трамп уже давно убедил мировое сообщество в том, что он хозяин своего слова — утром дал, в обед взял обратно, и к его угрозам не стоит относиться серьезно.

Пока же, обращает внимание Валерий Запаренко, оперативное развертывание войск и сил США и их возможных союзников на театре военных действий не произведено, ударные группировки не созданы. Говорить о скором начале военных действий в подобных условиях, по мнению генерала, преждевременно.

«Сведения, исходящие из австралийских правительственных кругов, расцениваю как очередную угрозу Дональда Трампа по отношению к Ирану. Но сразу скажу — на мой взгляд, дело до войны не дойдет», — пояснил «Газете.Ru» старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока РАН Института Востоковедения РАН Владимир Сажин.

По мнению эксперта, в течение последних месяцев между Вашингтоном и Тегераном усилилась пропагандистская война. «Холодная война» между этими двумя странами была всегда, но с последнего времени она весьма и весьма обострилась. Разного рода угрозы периодически озвучиваются и с одной, и с другой стороны. К примеру, напоминает Владимир Сажин, совсем недавно Тегеран обещал перекрыть Ормузский пролив. По мнению специалиста, это нереально.

С военно-технической точки зрения США могут начать военные действия против Ирана, но с политической точки зрения это выглядит сегодня нереальным, считает эксперт.

По мнению собеседника издания, любые удары по Тегерану вызовут негативную реакцию даже не у противников США, а у их союзников в Европе и Азии. С идеологической точки зрения американцам это невыгодно.

Военная риторика Трампа предназначена для того, чтобы запугать Иран и этим самым заставить его пойти на новые переговоры и соглашения — по ядерной программе, по ракетам, по проблемам прав человека в Иране, по проблемам активизации иранской деятельности на Ближнем и Среднем Востоке, в первую очередь, в Сирии, Ираке и Йемене. Но на это Иран не пойдет, полагает Владимир Сажин.

Тем не менее, администрация Трампа и он лично продолжают активную пропагандистскую войну.

В 2011 году обстановка в отношении ядерной программы Ирана была значительно более напряженная, напоминает эксперт. Тогда и мнение мирового сообщества было во многом на стороне США и их союзников. Создать многочисленную антииранскую коалицию Вашингтону в тот период времени не составило бы никакого труда.

Более того, в 2011 году периодически назывались вполне конкретные сроки начала военных действий. Тем не менее, до ударов по ядерным объектам Тегерана дело так и не дошло.

Сейчас военно-политическая обстановка для Соединенных Штатов гораздо менее благоприятна, считает собеседник издания. Она весьма осложнилась после выхода США 8 мая 2018 года из Совместного всеобъемлющего плана действий — политического соглашения между Ираном и группой государств, известных как 5+1, относительно ядерной программы Ирана.

Какую-нибудь значимую военно-политическую коалицию США после этого создать вряд ли удастся, убежден Владимир Сажин. Разве что к Вашингтону примкнут Израиль и Саудовская Аравия.

«Поэтому до военных действий, на мой взгляд, дело не дойдет», — убежден Владимир Сажин.

«Данное сообщение похоже на информационный вброс, целями которого являются зондаж ситуации и как может отреагировать мировое сообщество на такой поистине кошмарный сценарий развития событий вокруг Ирана», — рассказала «Газете.Ru» советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

По мнению эксперта, еще одна задача подобных действий — продолжать оказывать психологическое давление на Тегеран. Это излюбленная манера президента США Дональда Трампа. Сначала нагнетать обстановку, как это было вокруг Северной Кореи, меряться красными кнопками, а затем приглашать к столу переговоров, как это было с Ким Чен Ыном.

Возможно, полагает Елена Супонина, в Вашингтоне хотят повторить этот сценарий и по отношению к Тегерану.

США. Иран. Австралия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 28 июля 2018 > № 2688748


Иран > Авиапром, автопром. Армия, полиция > iran.ru, 27 июля 2018 > № 2690030

Иранские СУ-22 оснастят крылатыми ракетами

На церемонии в среду, Корпус стражей Исламской революции обнародовал 10 отремонтированных истребителей-бомбардировщиков Су-22, которые будут оснащены крылатыми ракетами с дальностью до 1500 километров.

Командующий авиационно-космическими войсками КСИР Амир Али Гаджизаде рассказал, что в ближайшем будущем на этих бомбардировщиках будут установлены системы для крылатых ракет класса "воздух-земля", сообщает Tehran Times.

"После этого капитального ремонта истребители-бомбардировщики смогут перевозить и использовать интеллектуальные и высокоточные кассетные бомбы, ракеты классов "воздух-земля" и "воздух-воздух" и передавать данные и информацию от беспилотников с расстояния в несколько километров", - заявил Гаджизаде на церемонии, на которой присутствовал командующий КСИР Мохаммад Али Джафари.

Иран > Авиапром, автопром. Армия, полиция > iran.ru, 27 июля 2018 > № 2690030


Иран. Сирия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 27 июля 2018 > № 2690027

Россия считает роль Ирана в Сирии конструктивной

Представитель пресс-секретаря МИД России назвал роль Ирана в Сирии конструктивной, сообщает IRNA.

Иран является игроком с высоким чувством ответственности в Сирии, сказал Артем Кожин журналистам на еженедельном брифинге в четверг.

Кожин также заявил, что десятая встреча заместителей министров иностранных дел стран, выступающих в качестве гарантов процесса Астаны (Россия, Иран и Турция) по урегулированию в Сирии, пройдет в Сочи 30-31 июля 2018 года.

"30-31 июля в Сочи пройдет десятая международная встреча высокого уровня Астанинского процесса по Сирии. Заместители министров иностранных дел России, Ирана и Турции в качестве гарантов ... примут участие в мероприятии по продвижению сирийского урегулирования", - рассказал дипломат.

Он отметил, что в заседании примут участие делегации сирийского правительства и сирийской оппозиции, наблюдатели от ООН и Иордании, добавив, что приглашение также было отправлено в США.

Кожин сказал: "Участники встречи рассмотрят события в Сирии и вокруг нее, обменяются мнениями о процессе запуска внутрисирийских переговоров на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН и с учетом решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи и продолжат обсуждение дальнейших шагов по скорейшему началу работы Конституционного комитета в качестве важного инструмента для содействия политическому урегулированию сирийского кризиса ".

Дипломат добавил, что стороны будут подробно обсуждать усилия по урегулированию гуманитарной ситуации в этой стране. Ожидается, что в Сочи также состоится четвертое совещание рабочей группы по освобождению задержанных и заложников и поиску пропавших без вести лиц в рамках процесса в Астане.

Иран. Сирия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 27 июля 2018 > № 2690027


США. Иран. Австралия > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 июля 2018 > № 2687296

Атака на ядерные объекты: США готовят удар по Ирану

ABC сообщила о планах США нанести удар по Ирану

Американские СМИ сообщают со ссылкой на источники, что США планируют в августе ударить по ядерным объектам Ирана. Военной операции могут оказать содействие вооруженные силы Австралии. Кроме того, в этом ударе могут участвовать британские спецслужбы. Премьер-министр Австралии назвал сообщения об операции против Ирана «домыслами».

В августе 2018 года США планируют нанести военный удар по ядерным объектам Ирана, сообщает телеканал ABC News со ссылкой на осведомленные источники. Кроме того, в этой операции якобы должна принимать участие Австралия — вооруженные силы этой страны призваны определять цели на иранской территории, отметил источник. Как сообщает ФАН, сотрудник австралийской разведки добавил, что разработка потенциальной операции сильно отличается от реальных боевых действий.

Третьей предполагаемой стороной совместной операции должны стать спецслужбы Великобритании — они также «должны искать объекты ядерной программы».

Вскоре премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл заявил, что сообщение ABC News — «досужие домыслы». Он добавил, что публикация телеканала подготовлена без каких-либо консультаций с главой австралийского правительства, министром иностранных дел или главнокомандующим вооруженных сил Австралии.

Как сообщает НСН, на северной территории Австралии расположен секретный объект национального министерства обороны — станция Pine Gap. С помощью этого объекта, входящего в так называемый альянс «Пять глаз» (AUSCANNZUKUS, аббревиатура из сокращенных названий участников), якобы планировалось искать цели в Иране. В альянс входят спецслужбы США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии.

При этом содействие Австралии в сборе разведданных не будет означать, что ее вооруженные силы будут принимать участие в нанесении гипотетических ударов по Ирану, отмечали в разговоре с ABC источники в австралийских службах безопасности.

Напряженная ситуация вокруг иранской ядерной программы связана с выходом США из Совместного всеобъемлющего плана действий, или — проще — «ядерной сделки». 24 июля президент США Дональд Трамп заявил, что Вашингтон готов заключить с Тегераном «настоящую сделку» по ядерной программе.

Он также подчеркнул, что новое соглашение будет отличаться от сделки, которую заключила прошлая администрация США. Трамп добавил, что в настоящее время Иран «изменился», но не уточнил, как именно.

За сутки до этого Дональд Трамп пообещал, что Тегеран будут ожидать серьезные последствия, если иранский президент Хасан Роухани продолжит угрожать Вашингтону. По словам Трампа, Штаты «больше не будут сквозь пальцы смотреть на разгул безумия, насилия и смерти» в Иране.

Перед этим президент Ирана Хасан Роухани выступал в Тегеране перед иранскими послами и консулами. Глава Исламской республики Иран призвал США воздержаться от войны с Ираном и посоветовал Дональду Трампу «не играть с огнем». Он добавил, что иранцы «никогда и никому не будут отбивать поклоны».

«Американцы должны понять, что мир с Ираном — ключ к миру во всем мире, а война с Ираном — мать всех войн», — заявил президент Ирана. Кроме того, Роухани раскритиковал агрессивную риторику США в отношении иранской экономики. Он заявил, что остановить экспорт персидской нефти невозможно.

Отношения между Ираном и США в последнее время накалились из-за ситуации вокруг Ормузского пролива. Тегеран угрожает закрыть пролив, являющийся ключевым пунктом для транзита нефти в районе Персидского залива — через него проходит 90% поставок нефтепродуктов в регионе и 1/5 от всего объема мирового нефтяного рынка.

Ормузский пролив за последние 40 лет часто становился местом вооруженных столкновений между Ираном и США. Еще в 1988 году ВМС США в ходе ирано-иракской войны провели однодневную операцию «Богомол» против Ирана. Авиационный налет был произведен в ответ на подрыв на иранской морской мине американского фрегата USS Samuel B. Roberts. Американские моряки потопили иранский фрегат «Саханд» и несколько меньших судов.

В том же году американский крейсер USS Vincennes ракетой земля-воздух сбил иранский пассажирский самолет Airbus A300, пролетавший над Ормузским заливом. В результате погибли 290 человек — 16 членов экипажа и 274 пассажира, среди погибших от американской ракеты были и 65 детей. Командование США заявило, что на радаре A300 выглядел как истребитель ВВС Ирана F-14. Рейгановский Вашингтон выразил соболезнования, но официально признавать вину и извиняться не стал.

США. Иран. Австралия > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 июля 2018 > № 2687296


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 25 июля 2018 > № 2690038

Иран продолжает укреплять внешнюю безопасность

Пока мир следил за встречей Владимира Путина и Дональда Трампа, вокруг Ирана и с участием Ирана происходили «невнятные события». Разбираться с этим придется, тем более что в дни визита в Москву главного советника аятоллы Сейеда Али Хаменеи Али Акбара Велайети была анонсирована скорая встреча президентов России, Ирана и Турции в Тегеране. Сообщения о боестолкновениях были распространены за сутки до российско-американского саммита в Хельсинки — и волей-неволей складывается впечатление, что кто-то очень уж хотел, чтобы у президента США перед переговорами с Путиным был бы хоть один «новый» козырек.

Силы безопасности и разведки Ирана уничтожили две террористические группы в северо-западной провинции Западный Азербайджан, сообщало агентство Fars News: «Две вооруженные террористические группы, незаконно пересекшие границу с Ираном, были уничтожены силами разведки во время двух операций с применением засад». Террористы были идентифицированы силами министерства разведки в рамках серии операций по борьбе со шпионажем. Два террориста были убиты, а множество других были арестованы. У них было изъято большое количество оружия и боеприпасов. А Корпус стражей Исламской революции (КСИР) уничтожил и ранил нескольких террористов в столкновениях с террористической группой в западной провинции Керманшах. Эта группа, заявило командование КСИР, планировала совершить акты саботажа после пересечения границы с Ираном в провинции Керманшах, но была полностью уничтожена силами КСИР. Во время столкновений трое террористов были убиты, а один был тяжело ранен, погиб также один солдат КСИР. Судя по сообщениям, попытки прорывов диверсантов имели место 14 и в ночь на 15 июля.

Данная информация напомнила о событиях прошлого месяца, когда на том же северо-западном направлении иранской границы в ночь на 5 июня в том же Западном Азербайджане, граничащем с Ираком, также имела место попытка прорыва группы террористов из 20 человек в Иран. И тогда в перестрелке погибли один офицер и один прапорщик погранслужбы КСИР. Как добавляло тогда Tasnim News, «в прошлом погранпосты в районе часто подвергались нападениям, главным образом со стороны членов террористической группы PJAK («Партии свободной жизни в Курдистане»)».

Министр информации и разведки Ирана Махмуд Алави заявил «по горячим следам», что «несколько террористических групп были арестованы на западе и юго-западе Ирана за последние несколько дней». Алави заявил, что силы безопасности следят за террористами и в конечном итоге проводят операции по их аресту до того, как они могут провести какие-либо террористические операции. Министр также сообщил, что у террористов конфисковано большое количество взрывных устройств. 8 июня, однако, опять некие силы попытались прорваться в Иран — на сей раз в районе Ошнавия того же Западного Азербайджана, и на 100% — именно из Иракского Курдистана. Как сообщали иранские СМИ, «все 7 членов террористической группы из Иракского Курдистана в столкновениях с иранскими силами безопасности убиты или ранены».

Судя по всему, прямая угроза Тегерана ввести войска и КСИР на территорию KRG быстро остудила курдов. Помощник руководителя департамента внешних связей правительства Иракского Курдистана Сиам Маманд оперативно отреагировал через несколько часов после ноты протеста: «Воля Иракского курдистанского региона основывается на развитии и укреплении отношений с Ираном. Поэтому, выражая недовольство последними событиями, Курдистанский регион Ирака заявляет, что он не позволит, чтобы конструктивные и позитивные отношения между Ираном и Иракским Курдистаном были омрачены такими действиями». Далее он отметил, что правительство Иракского Курдистана не будет ставить под угрозу свои интересы из-за какой-либо группы или партии.

Весной также «некие силы», но явно — имеющее курдское «происхождение», пытались с территории Северного Ирака атаковать Иран, однако несколько раз были отброшены с ощутимыми потерями. И тогда премьер-министр KRG Нечирван Барзани в Тегеране давал клятвенные заверения, что больше с Иракского Курдистана антииранских вылазок не будет. Как видим, клан Барзани опять «сорвался» — что следует связывать именно с тем, что весь июнь эта часть иракских курдов подвергалась массированной обработке со стороны спецслужб США, Израиля и… Турции.

И вот почему. Дело в том, что еще в середине июня, вслед за протестом Тегерана в адрес иракских курдов Штаб сухопутных войск КСИР опубликовал заявление об уничтожении двух террористических банд на северо-западе Ирана в течение 24 часов, через день после нейтрализации террористической ячейки из 7 человек. Министерство информации и разведки Ирана также добавило, что силы безопасности арестовали 27 членов террористической сети, планировавших провести террористические атаки в течение священного месяца Рамадан. В отличие от сообщений о приграничной провокации в районе Ошнавия в Западном Азарбеджане, на сей раз ни КСИР, ни министерство информации и разведки не уточняли, с чьей территории хотели прорываться в Иран террористические банды. Нечто подобное происходило летом и 2016-го, и 2017-го годов. И год-два назад иранские госорганы и СМИ то подчеркивали, откуда шли террористы, то скромно умалчивали, указывая лишь иранские провинции, куда хотели прорываться банды преступников.

Самое время вернуться к сообщениям о приграничном инциденте от 15 июля. Замечено — если в сообщениях «обычных» СМИ Ирана (Fars News; Mehr News; Tasnim News; даже — англоязычного телеканала Press-TV и т. д.) нет упоминаний о том, откуда же вторгались в провинцию Западный Азербайджан террористы, то вот в сообщениях официоза — агентства IRNA, и полуофициоза — агентства ISNA, четко указывался источник террористической атака: бандиты шли из Турции. «Сухопутные войска КСИР сообщили о ликвидации группы террористов в приграничном городе Ноудешахе на западе Ирана. Террористы, вторгшиеся из Турции, были намерены осуществить операции внутри страны, но силам КСИР в ходе спецоперации удалось успешно нейтрализовать запланированные атаки на территории ИРИ. В ходе спецоперации были ликвидированы 3 террориста. Обнаружено также несколько взрывных устройств для проведения акций смертников, а также огромное количество взрывчатых веществ». Однако к 20 июля упоминания о Турции были сняты в новостной ленте и IRNA, и ISNA…

Итак, в преддверии встречи президентов Ирана, России и Турции в Тегеране иранские власти, показав «на минуту» свои козыри, приняли решение отложить выяснение отношений с Анкарой до личного приезда Реджепа Тайипа Эрдогана в иранскую столицу. Связывать это, видимо, можно с двумя обстоятельствами, а то и тремя. Первое — за несколько дней до террористических атак со стороны Турции и за сутки до приезда Али Акбара Велайяти в Москву в телефонном разговоре министр обороны Ирана Амир Хатами и его турецкий коллега Нуреттин Каникли подчеркнули необходимость продолжения военного сотрудничества между двумя соседними странами для решения региональных проблем. «Уничтожение ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было примером регионального сотрудничества и результатом взаимодействия между Ираном, Россией и Турцией, и это важное событие сорвало заговор сионистов и правительства США», — заявил генерал Хатами, сообщала Tehran Times. Хатами сказал, что Тегеран приветствует расширение сотрудничества между двумя странами «в военной сфере, оборонной промышленности, подготовке и исследованиях для повышения уровня возможностей в области безопасности».

Второе — то, что Турция не посмела поддержать требования своих союзников «по Сирии», т. е. США и Израиля, о выводе иранских военных советников и шиитских ополчений из Сирии и Ирака. И в Тегеране заметили это — хотя все прекрасно знают, что на первых порах Эрдоган в форме намеков и полунамеков чуть ли не требовал (после освобождения Восточного Алеппо), чтобы иранцы ушли сами и «надавили» бы на шиитов. К тому же в описываемые дни шла согласованная эвакуация из двух шиитских сел (ок. 7 тысяч человек) севера сирийской провинции Идлиб, которые в течение 7 лет держали круговую оборону от террористов и «умеренной сирийской оппозиции» — Эль-Фуа и Кефрая, сохранивших верность правительству Башара аль-Асада.

Третье — и не менее важное и интересное: именно 20 июля из Индии в Анкару прилетела представительная делегация Министерства финансов и Госдепартамента США, чтобы встретиться с турецкими властями и обсудить «санкции», направленные против Ирана, рассказал чиновник из МИД Турции турецкому изданию Sabah. «Делегация США, которая в настоящее время ведет переговоры в Индии, посетит Анкару относительно санкций против Ирана. Эта делегация встретится с представителями смежных ведомств, в том числе с чиновниками министерств иностранных дел и финансов», — сообщил источник. Пресс-секретарь посольства США в Турции подтвердил, что переговоры намечены на 20 июля и будут сосредоточены на санкциях против Ирана.

Тегеран на переговорах в формате трех президентов обязательно напомнит Анкаре и об ее клятвенных заверениях, и о том, что КСИР и разведслужбам Ирана точно известно, что, то ли сама Турция, то ли ее союзники вновь с турецкой территории науськивают на Иран разного рода террористов. Вспомним о заверениях не кого-то, а именно премьер-министра Турции Бинали Йилдирима, который 18 июня заявлял: «Авиационная база Инджирлик в Турции используется только в соответствии с целью борьбы с терроризмом, так что Турция не разрешит какой-либо стране использовать эту авиабазу для нападения на другую страну», сообщало Mehr News.

При этом он указал на возможную просьбу США использовать авиабазу Инджирлик для нападения на Иран, и сказал, что его страна не позволит США использовать свою авиабазу для возможного удара по Ирану. Йилдирим подчеркнул, что Турция позволит использовать свою авиабазу другой стране только для борьбы с терроризмом, но США не могут использовать авиабазу для нападения на какую-либо страну. Но прошел месяц — и с турецкой территории, пусть и не авиасредствами с Инджирлика, была несколько раз атакована территория Ирана.

То есть мы вправе ожидать, что с турками Иран, но только после трехсторонней встречи Роухани, Путина и Эрдогана в Тегеране, постарается поступить так же, как сейчас поступает, допустим, с еще одним союзником США и Израиля в мусульманском мире — Пакистаном. В двадцатых числах июня и на ирано-пакистанской границе было тревожно. Так, 20 июня «военнослужащие на отдаленном пограничном полицейском участке на юго-востоке страны, недалеко от общей границы с Афганистаном и Пакистаном, подверглись нападению со стороны группы боевиков, но сорвали их попытки вторжения на иранскую территорию. Два иранских пограничника были убиты, а трое других были ранены во время вооруженного нападения на пограничный пост в иранской провинции Систан и Белуджистан». Затем в ночь на 25 июня «террористическая группа, связанная с такфиристами, которая хотела нарушить иранскую юго-восточную границу, была остановлена и разгромлена силами пограничной охраны Ирана. После перестрелки между террористами и силами КСИР в Мирджаве 3 террориста были убиты, несколько получили ранения, а остальные бежали в Пакистан», сообщал Young Journalists Club (YJC) Ирана. Однако были убиты и два сотрудника местной ячейки народного ополчения «Басидж», а также солдат КСИР.

Наконец, 16 июля министр информации и разведки Ирана Махмуд Алави объявил, что силам безопасности удалось задержать членов террористической группы, связанной с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на юго-западе Ирана, т. е. в приграничье с Пакистаном. Один из членов террористической ячейки, брат которого был убит в качестве боевика ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, намеревался сформировать группу из четырех человек, чтобы присоединиться к ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но они были арестованы спецслужбами на юго-западе, сказал Алави. Он объяснил, что эта террористическая группа планировала провести террористические акты в некоторых районах, но их заговоры были сорваны разведывательными силами страны.

Антииранские террористические приграничные акции носят систематический характер, и весьма достоверно, что команды того же центра. Наверное, никого не удивим, если скажем: в Иране не сомневаются, что руководят террористами и в Пакистане, и в Иракском Курдистане, и в Турции именно США и Израиль, понятное дело — при содействии служб безопасности Пакистана, Турции и курдов клана Барзани в Ираке. Но тут есть нюанс — после отмеченных приграничных боестолкновений с террористами, шедшими из Пакистана, Иран жестко предупредил Исламабад. Мы уже писали ранее, что в пакистанской столице работали руководители разведок Пакистана, России, Китая и Ирана — и именно в ключе выработки общих мер по борьбе с терроризмом. И уже 15 июля начальник штаба иранских вооруженных сил Мохаммад Багери прибыл в Пакистан — причем это был первый визит начальника штаба иранских вооруженных сил в Пакистан за последние 40 лет. В ходе своего трехдневного визита Багери провел отдельные встречи с президентом Пакистана Мамнуном Хусейном, министром иностранных дел Абдуллой Хусейном Харуном и военными должностными лицами, обсудив с ними пути укрепления двусторонних связей в области безопасности.

И вот 17 июля в совместном заявлении Багери и командующего пакистанской армией Камара Джаведа Баджвы фиксируется прорыв — Иран и Пакистан договорились о всеобъемлющих рамках расширения военного сотрудничества. «Эти рамки конкретно нацелены на расширение приграничного сотрудничества для обеспечения мира, торговли и дружбы на общих границах и для обуздания незаконных перемещений, включая торговлю людьми и наркотиками», — говорится в заявлении. Стороны договорились продолжить многоступенчатые переговоры и совместное оперативно-тактическое сотрудничество в целях развития системы безопасности в прилегающих регионах Ирана и Пакистана. Использование армиями двух стран международных подходов и региональных законов для обеспечения безопасности границ является одним из положений этого совместного заявления. Подчеркнув необходимость осуществления регулярного патрулирования вдоль общих границ, стороны договорились о продолжении сотрудничества между пограничной полицией и силами безопасности в области разведывательных связей для борьбы с общими угрозами. Кроме того, обе страны решили не допускать использования своих территорий для действий друг против друга. Более того, Багери 17 июля в Исламабаде заявил, что Иран и Пакистан планируют совместно производить оружие: «Мы прилагаем усилия для совместного производства оборонительных вооружений с Пакистаном, которые могут быть представлены в качестве совместного продукта исламских стран».

Уместно предположить, что после встречи в Тегеране и Эрдогану будет предложено — если не сказать, что навязано — подписание подобного документа между военными кругами Ирана и Турции о взаимном патрулировании совместных границ и т. д. И как Пакистану некуда было «маневрировать» в ответ на иранские предложения о взаимном обеспечении общих границ, так и Турции ничего не останется, как считаться с угрозами Тегерана в адрес террористических групп, пытающихся с турецкой территории прорываться в Иран.

Кстати, курдские источники пока помалкивают о том, что имеет место, хотя 9 июля ряд курдских СМИ чуть ли не с победными торжествующими нотками сообщали следующее: «Отряды пешмерга Демократической партии Курдистана Ирана (ДПКИ) 8 июля убили и ранили по меньшей мере четырех членов КСИР в курдских районах северо-западного Ирана. Иранская курдская оппозиционная партия сообщила об этом в официальном заявлении на своем веб-сайте. Согласно заявлению, члены иранских войск были убиты и ранены в столкновении с курдскими бойцами в деревне Коке в провинции Западный Азербайджан. О потерях в рядах курдов не сообщается.

Недавно ДПКИ активизировала свою военную деятельность в пограничных районах Иранского Курдистана. За последние месяцы поступило несколько сообщений о ее столкновениях с иранскими войсками». Если сравнивать это сообщение курдских СМИ с информациями их иранских коллег, то бросается в глаза переакцентировка — с одной курдской партии на другую: курды говорят о «незаконной» ДПКИ, а иранцы — о PJAK. Далее — курды молчат о своих потерях, а их данные о потерях иранской стороны в целом совпадают с данными Тегерана. Иранские источники же жестко говорят об уничтожении как минимум 12 террористов, без указания их этнического происхождения, и аресте в общей сложности свыше 30 боевиков.

Раз курдские СМИ и иные источники молчат о своих потерях, следует брать за основу сообщения иранских Министерства информации и разведки, а также КСИР. Кроме того, курдские источники жалуются на то, что 13 и 17 июля Иран предпринимал артиллерийские и ракетные обстрелы горного района Хаджи Омран провинции Эрбиль Северного Ирака. В результате «обстрел заставил десятки семей кочевников и пастухов бежать, оставив скот в горах». По заявлению Тегерана, обстрелы нацелены на базирующиеся на границе иранские курдские оппозиционные группы. Позже ДПКИ сообщила о гибели двух своих боевиков в результате артобстрела со стороны КСИР.

Однако барзаниевские представители в руководстве KRG, призвав «иранское правительство положить конец неизбирательному обстрелу районов вблизи курдской границы», в то же время попросили «иранских курдских бойцов не использовать этот регион для нападения на соседнее государство». То есть, как видим, и клан Барзани постепенно понимает, что бесконечно долго невозможно будет давать прибежище террористических курдским группам, будь то ДПКИ или PJAK.

Сообщим также для любителей ожидать «осенних потрясений» или «свержения режима мулл», что соответствующие органы ИРИ не менее активны в нейтрализации «пятых колонн». 26 июня генпрокурор Тегерана Аббас Джаафари-Доулатабади заявил, что главные провокаторы, которые планировали продолжать протесты на базарах Тегерана, были арестованы, предупредив, что «власти страны не будут колебаться в борьбе с беспорядками». Уже в июле были казнены 8 террористов, участвовавших в попытках нападений на иранский парламент и Мавзолей аятоллы Хомейни в 2017 году. Причем Аббас Джаафари-Доулатабади отреагировал на угрозы террористической группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после этих казней, заявив, что десятки других членов ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в том числе 16 женщин, которые ранее находились в Сирии и прошли там подготовку, а также 16 других мужчин, также ожидают суда в Иране.

Наряду с борьбой за внутреннюю безопасность Иран планомерно добивается безопасности внешних границ. И насколько решительно настроены силы внутренней безопасности и прокуратура, настолько же решительны, как можно предположить из курдских сообщений об арт– и ракетных обстрелах Северного Ирака, КСИР и вооруженные силы ИРИ. Причем превентивные мероприятия Тегерана по обеспечению внешней безопасности не ограничиваются только Пакистаном, Афганистаном или Турцией. Весной иранцы «нейтрализовывали» проявления антииранской деятельности Туркмении на Каспии. А 19 июля в Тегеране секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана контр-адмирал Али Шамхани принял коллегу из Узбекистана Виктора Махмудова и провел переговоры, подчеркнув, что Иран желает активизировать двустороннее сотрудничество с Узбекистаном в политической, военной и экономической сферах. «Комментируя дестабилизирующее поведение НАТО в Афганистане, а также политические, экономические, социальные кризисы и кризисы в сфере безопасности в стране, Шамхани сказал: «Иран и Узбекистан могут содействовать ситуации в сфере безопасности и экономики в Афганистане посредством совместных усилий, активизации сотрудничества и поддержки правительства национального единства».

Если учитывать, что решения и шаги по обеспечению безопасности границ и внутри страны у Ирана носят спланированный и комплексный характер, то логично предположить, что после Пакистана, республик Средней Азии, Иракского Курдистана — на очереди именно Турция. Далее, впрочем, и Закавказье — напомним, что 21 июня из Баку обвинили Иран в неком инциденте. 26 июня командующий погранвойсками Ирана Кассем Резайи дал разъяснение: «Перестрелка, случившаяся несколько дней назад, произошла не на ирано-азербайджанской госгранице, а в глубине территории Азербайджана, в 2 км от границы». Баку тогда «успокоился», а вот какие выводы и, что важней, решения принял в связи с этой «заминкой» Иран — узнаем, видимо, после выяснения ирано-турецких отношений.

Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2452352.html

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 25 июля 2018 > № 2690038


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 23 июля 2018 > № 2690066

В Иране запущена производственная линия новых ракет "Факур"

Министр обороны Ирана в понедельник открыл линию по производству ракеты класса "воздух-воздух", получившей название "Факур".

На церемонии в Тегеране бригадный генерал Амир Хатами открыл производственную линию ракет "Fakour", заявив, что ее можно установить на всех типах истребителей, сообщает Tasnim News.

Она разработана и изготовлена с использованием новейших технологий. "Fakour" - ракета средней дальности, которая может бороться с различными типами вторгающихся самолетов.

Министр подчеркнул возможности военной готовности и обороны Ирана, заявив, что любая угроза в отношении страны получит пропорциональный ответ.

Иранские военные эксперты и технические специалисты в последние годы добились больших успехов в производстве широкого спектра отечественного вооружения, что сделало Вооруженные силы Ирана самодостаточными в сфере вооружений.

Тегеран всегда убеждал другие страны в том, что его военная мощь не представляет угрозы для стран региона и других стран, заявляя, что оборонная доктрина Исламской Республики полностью основана на сдерживании.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 23 июля 2018 > № 2690066


Иран. Израиль. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 июля 2018 > № 2683628

Иран, уходи: зачем Лавров полетел в Израиль

Глава МИД России Лавров и начальник Генштаба Герасимов прибыли на переговоры в Израиль

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и глава Генштаба Валерий Герасимов прибыли в Израиль, чтобы встретиться с премьер-министром страны Биньямином Нетаньяху. Российские чиновники собираются обсудить практические договоренности, достигнутые между Москвой, Тель-Авивом и Вашингтоном, по урегулированию ситуации на границе Израиля и Сирии. Цель переговоров — добиться возвращения ситуации к довоенной, что означает уход проиранских формирований.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и глава Генштаба Геннадий Герасимов прибыли в Израиль, где встретятся с премьер-министром страны Биньямином Нетаньяху.

«Я буду обсуждать с ними региональную проблематику, в первую очередь, ситуацию в Сирии. Я изложу российской делегации позицию, которую я представил президенту [РФ Владимиру] Путину в ходе моего недавнего визита в Москву», — сказал Нетаньяху.

Как предполагают эксперты, визит столь высокопоставленных российских руководителей в Израиль связан с имплементацией соглашений, достигнутых во время недавнего визита в Москву израильского премьера.

Речь, прежде всего, о восстановлении линии безопасности между Израилем и Сирией на Голанских высотах, согласно резолюции ООН 1974 года. В настоящее время в этой зоне идет борьба сирийского правительства и подконтрольных ему группировок с боевиками-исламистами. Ситуация косвенно затрагивает и Израиль, чьи власти опасаются, что в непосредственной близости от границы происходит укрепление проиранских сил, которые не скрывают, что хотят использовать ситуацию для давления на Израиль.

Тема безопасности Израиля — дружественного как России, так и США — была поднята недавно в ходе саммита встречи Путина и президента США Дональда Трампа в Хельсинки 16 июля.

«Переговоры в Хельсинки сыграли большую роль в Сирии. Процесс активизировался в направлении более быстрого урегулирования ситуации на юго-востоке в целях достижения согласия по вопросу будущего Голанских высот», — отмечает в беседе с «Газетой.Ru» ведущий эксперт Gulf Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

Визит российских чиновников в Израиль говорит о том, что стороны достигли практического соглашения, и они должны воплотить его в жизнь.

На это как раз может указывать присутствие в составе делегации генерала Герасимова, который прекрасно владеет положением дел «на земле» в Сирии.

Карасик отмечает, что большую роль в достижении договоренностей сыграли встречи Герасимова с его американским коллегой, главой комитета начальников штабов Джозефом Данфордом. Между двумя высокопоставленными военными установились хорошие уважительные отношения, что способствует переговорам.

Ранее Трамп отметил, что «российские и американские военные хорошо ладят». «Они ладят, возможно, даже лучше, чем наши политические лидеры в течение долгих лет. Они координируют действия в Сирии и других местах», — цитировало президента США агентство ТАСС.

Часть практических переговоров российской стороны с израильскими коллегами будет посвящена составу сил, которые будут присутствовать на границе, полагает специалист по Ближнему Востоку, эксперт Российского совета по международным делам Юрий Бармин.

«Понятно, что не будет иранцев и проиранских формирований, хотя в частях сирийской армии они все равно могут оказаться. Поскольку Путин упоминал договор 1974 года, они, наверное, пытаются представить новый состав сил на границе с сирийской стороны. Вероятно, там будет еще и широкое присутствие российских наблюдателей», — говорит эксперт.

Несмотря на то, что часть Голанских высот все равно останется под контролем Израиля, Сирия сможет восстановить свои позиции на своих южных границах, что будет признано и Израилем. По данным издания The Washington Post, власти Израиля пойдут на этот шаг в рамках договоренностей с Россией. Как отмечается, Израиль также начнет работу по реализации соглашения о разъединении израильских и сирийских войск. В обмен Россия договорится с Ираном о выводе иранской армии с юга Сирии.

Израиль уже неоднократно наносил удары по проиранским силам в Сирии во время конфликта без какого-либо ответа со стороны России и Дамаска, власти которого заняты собственными проблемами. После восстановления мира в САР президент страны Башар Асад вряд ли захочет, чтобы подобное продолжалось, а избежать ударов со стороны Израиля будет возможно лишь после вытеснения иранских сил с сирийской территории. В целом, Дамаск может сделать это на законном основании, в случае если будет обладать реальной властью в стране. Как отмечает эксперт РСМД Бармин, «Москве для этого придется поработать с Асадом».

Пока неясно, как возможные договоренности о восстановлении статус-кво на границе между Сирией и Израилем будут восприняты Ираном, который активно сотрудничает с Россией в рамках урегулирования конфликта на Ближнем Востоке. Впрочем, не исключено, что Тегеран может его принять, так как оно будет происходить под эгидой ООН, что позволит Ирану сохранить лицо.

В настоящее время Иран находится в сложном положении: США и Израиль начали осуществлять активное давление на эту страну с целью ослабить ее влияние в Сирии.

В понедельник Трамп выступил с жестким обращением к Ирану в твитере, отметив, что в случае если Тегеран будет угрожать США, он столкнется с «такими последствиями, с которыми не сталкивался никогда за всю историю».

Так Трамп ответил на выступление президента Ирана Хасана Роухани, который призвал США воздержаться от войны с Ираном, и посоветовал Дональду Трампу «не играть с огнем». Он добавил, что иранцы «никогда и никому не будут отбивать поклоны».

Иран. Израиль. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 июля 2018 > № 2683628


Иран. Израиль. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 22 июля 2018 > № 2690069

Негативная роль Израиля не может повлиять на сотрудничество Ирана и России в Сирии

Заместитель генерального секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана заявил, что негативная роль израильского режима не может повлиять на сотрудничество Ирана и России в борьбе с терроризмом в Сирии.

Об этом заявил Амир Саид Иравани на встрече со специальным посланником президента России по Сирии Александром Лаврентьевым в Тегеране, в четверг, сообщает Mehr News.

На встрече, которая заняла более двух часов, Иравани выразил свое удовлетворение визитом спецпредставителя президента России в Тегеран, охарактеризовав его как явный признак приверженности двух стран правилам сотрудничества и стратегического партнерства.

Представитель иранской службы безопасности также охарактеризовал принципиальные позиции российского президента перед лицом односторонности США, как знак приверженности России международным стандартам и стремления к диалогу и взаимодействию для решения политических проблем и проблем безопасности.

Коснувшись последних событий в Сирии и побед армии и народных сил на южных фронтах в Дераа, Иравани отметил, что "последние достижения стали эффективным шагом в продвижении политического процесса в рамках переговоров в Астане и Сочи".

Представитель иранской службы безопасности добавил, что "Исламская Республика Иран придает особое значение политическому решению путем укрепления межсирийского диалога и поддерживает усилия, предпринимаемые в этой связи".

Далее он отметил, что Иран и Россия будут продолжать укреплять сирийские вооруженные силы в борьбе с терроризмом, добавив, что "уровень сотрудничества и позиции Ирана и России показывают, что негативная роль сионистского режима [в Сирии] и его неудачные попытки не повлияют на сотрудничество между двумя странами".

Спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев, в свою очередь, заявил, что Россия привержена поддержке международных соглашений и призвал страны избегать односторонности и использования экономических и коммерческих инструментов для навязывания своей политической воли другим странам.

Указывая на четкую и решительную позицию России относительно необходимости соблюдения и выполнения всех обязательств, взятых страной, Лаврентьев подчеркнул, что президент России рассматривает односторонние санкции против Ирана, как нарушение международных соглашений, а в ходе недавних переговоров с президентом США в Финляндии он подчеркнул неконструктивный характер этой акции (выход США из СВПД и восстановление санкций).

Он выразил надежду на то, что продолжение диалога между Китаем, Россией, европейскими странами и Соединенными Штатами изменит односторонний подход последних и заставит их выполнять свои обязательства по СВПД.

Лаврентьев также подчеркнул важность укрепления и продолжения политического сотрудничества в области безопасности между двумя странами в Сирии, заявив, что российское правительство будет продолжать сотрудничать в борьбе с терроризмом до достижения стабильности и безопасности во всей Сирии.

Иран. Израиль. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 22 июля 2018 > № 2690069


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 19 июля 2018 > № 2690084

Иран планирует провести ремонт и изготовить 800 танков

Министерство обороны Ирана заявило, что планирует провести капитальный ремонт и изготовить до 800 танков в рамках планов страны по повышению своей оборонной мощи.

Иранская армия и Корпус стражей Исламской революции (КСИР) получат от 700 до 800 танков отечественного производства, в том числе "Каррар" ("Нападающий"), рассказал заместитель министра обороны Ирана Реза Мозаффари-Ниа, сообщило Press TV со ссылкой на информационное агентство Tasnim в среду.

Он рассказал, что Иран производит от 50 до 60 танков каждый год, как того требуют армия и КСИР.

Иран представил "Каррар", свой самый передовой отечественный танк в марте 2017 года.

Тогдашний министр обороны, бригадный генерал Хоссейн Дехкан, сказал, что "Каррар" является одним из самых передовых танков в мире из-за своих замечательных особенностей. По словам Дехкана, его огневая мощь, точность и мобильность являются самыми современными.

Среди особенностей танка, Дехкан перечислил его электронно-оптическую систему управления огнем, возможность лазерного измерения расстояния и возможность поражать мобильные или фиксированные цели как в ночное, так и в дневное время.

За последние годы Иран добился крупных прорывов в оборонном секторе и достиг самообеспеченности в производстве важной военной техники и оборудования.

Исламская Республика заявляет, что ее военная мощь не представляет угрозы для других стран и основана лишь на доктрине сдерживания.

Между тем, министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами заявил, что Исламская Республика даст "сокрушительный ответ" на любой акт агрессии против страны.

"Вооруженные Силы, располагающие современной и передовой техникой, полностью готовы дать сокрушительный ответ любому недоброжелательному агрессору", - заявил в среду иранский министр, посетив выставку оборонной промышленности.

"Мы советуем врагам исламской государственности уважать национальный суверенитет, достоинство и волю иранцев, потому что наш гордый народ на протяжении всей истории доказал, что он не является агрессором, но он сурово накажет агрессоров", - сказал Хатами.

Он также высоко оценил оборонную промышленность Ирана, как одну из лучших в мире.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 19 июля 2018 > № 2690084


Иран. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 19 июля 2018 > № 2690081

Россия не выразила возражений против присутствия Ирана в Сирии

Советник лидера Исламской революции по международным делам Али Акбар Велаяти заявил, что Российская Федерация не выразила возражений против присутствия Исламской Республики в пострадавшей от войны Сирии.

В интервью Russia Today, Велаяти отклонил заявления о том, что Россия якобы попыталась положить конец присутствию Ирана в Сирии и заявил, что до сих пор не слышал от российских официальных лиц о противодействии Москвы иранскому консультативному присутствию в арабской стране или других странах региона.

Далее он указал на региональное сотрудничество между Ираном и Россией и сказал, что такое тесное сотрудничество существует, потому что это их регион.

Велаяти также подчеркнул, что пока законное правительство Сирии не попросит Иран покинуть страну, Исламская Республика останется в Сирии.

Иранский чиновник отметил, что Иран присутствует в Сирии и Ираке по просьбе законных правительств этих двух стран, и он не будет отклонять аналогичную просьбу Йемена, если йеменцы попросят помощь Ирана.

В соответствующих комментариях, сделанных на прошлой неделе в Москве, Велаяти рассказал, что консультативные миссии Ирана в Сирии и Ираке немедленно прекратятся, если этого потребуют правительства двух арабских стран.

В последние годы Ближний Восток страдает от террористических группировок такфиристов, таких как ДАИШ (ИГИЛ), которые, как полагают, были созданы и поддержаны Западом и некоторыми региональными арабскими странами.

Иран. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 19 июля 2018 > № 2690081


Узбекистан. Иран. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > podrobno.uz, 19 июля 2018 > № 2680116

Иран намерен активизировать двустороннее сотрудничество с Узбекистаном в политической, военной и экономической сферах, сообщил секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани.

Об этом иранский чиновник заявил в ходе переговоров с секретарем Совета безопасности при президенте Узбекистана Виктором Махмудовым, прошедших в Тегеране, сообщает Информационное агентство Исламской Республики (ИРНА).

Руководители органов безопасности Ирана и Узбекистана подчеркнули необходимость поддержки Афганистана и других стран региона в борьбе с терроризмом. Выразив озабоченность по поводу роста активности террористической группировки ДАИШ (ИГИЛ) в Афганистане и Центральной Азии, Али Шамхани сказал, что его страна готова поделиться своим успешным опытом борьбы с терроризмом с другими странами региона.

Приветствуя политику президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, иранский чиновник сказал, что обе страны могут стать надёжными партнёрами друг для друга на пути к высокоуровневому сотрудничеству между странами Центральной Азии.

Комментируя дестабилизирующее поведение НАТО в Афганистане, а также политические, экономические, социальные кризисы и кризисы в сфере безопасности в стране, Шамхани сказал: "Иран и Узбекистан могут содействовать ситуации в сфере безопасности и экономики в Афганистане посредством совместных усилий, активизации сотрудничества и поддержки правительства национального единства".

Виктор Махмудов, со своей стороны, подчеркнул необходимость принятия серьёзных региональных мер для поддержки правительства Афганистана.

Обе стороны также призвали к более широкому использованию возможностей в области экономики, транзита, энергетики и безопасности и подчеркнули, что на производственные отношения не повлияют какие-либо действия третьей стороны.

Узбекистан. Иран. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > podrobno.uz, 19 июля 2018 > № 2680116


Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690095

Иран и Пакистан достигли военного соглашения в области безопасности

Иран и Пакистан достигли всеобъемлющего военного соглашения о расширении двусторонних связей в области безопасности, борьбы с терроризмом и обмена информацией.

В совместном заявлении, опубликованном во вторник начальником штаба Вооруженных сил Ирана Мухаммедом Бакери и командующим пакистанской армией Камаром Джаведом Баджвой, Иран и Пакистан договорились о всеобъемлющих рамках расширения военного сотрудничества.

"Эти рамки конкретно нацелены на расширение приграничного сотрудничества для обеспечения мира, торговли и дружбы на общих границах и для обуздания незаконных перемещений, включая торговлю людьми и наркотиками”, - говорится в заявлении, сообщает Mehr News.

Стороны договорились продолжить многоступенчатые переговоры и совместное оперативно-тактическое сотрудничество в целях развития системы безопасности в прилегающих регионах Ирана и Пакистана.

Использование армиями двух стран международных подходов и региональных законов для обеспечения безопасности границ является одним из положений этого совместного заявления.

Подчеркнув необходимость осуществления регулярного патрулирования вдоль общих границ, стороны договорились о продолжении сотрудничества между пограничной полицией и силами безопасности в области разведывательных связей для борьбы с общими угрозами.

Кроме того, обе страны решили не допускать использования своих территорий для действий друг против друга.

Чиновники подчеркнули необходимость скорейшего выполнения ранее достигнутых договоренностей по пограничным переходам Пишин-Манд и Габд-Римдан, по расширению связей в области обмена опытом и многоуровневой коммуникации для решения чрезвычайных ситуаций.

Обе стороны подтвердили свою общую ответственность за содействие и позитивный вклад в сохранение мира и стабильности во всем регионе, особенно в борьбе с растущей угрозой, создаваемой транснациональным терроризмом, включая ИГИЛ.

В ходе своего трехдневного визита в Пакистан, генерал-майор Мухаммад Бакери провел отдельные встречи с президентом Пакистана Мамнуном Хусейном, министром иностранных дел Абдуллой Хусейном Харуном и военными должностными лицами юго-восточного соседа Ирана и обсудил с ними пути укрепления двусторонних связей в области безопасности.

Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690095


Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690092

Иран и Пакистан планируют совместно производить оружие

Начальник штаба иранских вооруженных сил Мохаммад Бакери заявил во вторник, что Иран и Пакистан планируют совместно производить оружие.

"Мы прилагаем усилия для совместного производства оборонительных вооружений с Пакистаном, которые могут быть представлены в качестве совместного продукта исламских стран", - сказал он журналистам после встречи с президентом Пакистана Мамноном Хуссейном в Исламабаде.

Бакери, который находился в трехдневной поездке по Пакистану, рассказал, что во время своего визита он обсудил ряд вопросов, в том числе вопросы военной подготовки и обороны, с официальными лицами в Исламабаде, сообщает Tehran Times.

На отдельной встрече с начальником военно-морского штаба Пакистана адмиралом Зафаром Махмудом Аббаси, официальные лица также обсудили военное сотрудничество.

Бакери также провел отдельные переговоры с командующим армии Пакистана Камаром Джаведом Баджой, председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Зубайром Махмудом Хаятом и министром иностранных дел Абдуллой Хуссейном Харуном.

Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690092


Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690091

К чему приведет сотрудничество России и Ирана в сфере борьбы с терроризмом?

Иран, как шиитское государство, прямо использующее свою религиозную идентичность для качественного изменения собственного регионального и глобального статуса, имеет весьма неблагоприятное положение в мусульманском мире. Для суннитов шииты являются еретиками и вероотступниками, с которыми не может быть достигнуто никакого взаимовыгодного консенсуса, поэтому любое активное политическое действие Исламской Республики (ИРИ) тщательно отслеживается и чаще всего оспаривается всем суннитским миром. Однако если на межгосударственном уровне благодаря дипломатии Ирану удается поддерживать конструктивные отношения с суннитскими государствами, то на уровне суннитских религиозных сообществ, особенно наиболее радикального исламистского толка, суннито-шиитские противоречия вскрываются в наиболее полной мере.

Суннитские фундаменталистские радикальные группировки, такие как Талибан, Аль-Каида или ИГИЛ, совершенно открыто провозглашают одной из своих главных целей уничтожение всех носителей любых других религиозных идеологий, в особенности отступников шиитов. Широко известны факты проявления боевиками ИГИЛ в захваченных районах Сирии, Ирака и Ливана исключительной жестокости по отношению к шиитскому населению. А поскольку суннитские исламистские организации, приобретающие те или иные политические формы, уже на протяжении нескольких десятилетий действуют в непосредственной близости к границам ИРИ, Иран находится под постоянной экзистенциальной угрозой.

По этой причине, еще задолго до того, как проблема международного терроризма была сформулирована и признана основной угрозой человечеству в XXI в., Иран вел активную и непримиримую борьбу с исламским фундаментализмом и радикализмом.

Сразу же после исламской революции 1978-1979 гг. Исламская Республика оказалась жертвой внешней агрессии Ирака. Поскольку население Ирака приблизительно на 70 % состояло из мусульман шиитов, Багдад крайне чувствительно отнесся к произошедшим в ИРИ событиям. Опасаясь того, что собственное шиитское население примет идеи исламской революции и предпримет широкомасштабные антиправительственные акции, Ирак решил нанести превентивный удар по своему врагу, для чего был использован вопрос об ирано-иракской границе и статусе провинции Хузестан. Однако истинная, куда более весомая угроза власти толкала иракское правительство на самые радикальные шаги, в частности, применение химического оружия. Стоит отметить, что в период ирано-иракской войны, международное сообщество, в особенности Соединенные Штаты, осталось глухо к заявлениям Ирана, проигнорировало факт применения Ираком химического оружия и, напротив, поддержало С. Хусейна, который был главным нарушителем мира и стабильности на Ближнем Востоке в конце XX в. и признанным спонсором международного терроризма. Впоследствии же, спустя четверть века, именно остатки хусейновской армии составили боевой костяк войск Исламского государства.

Вторым крупным политическим событием, который также можно отнести к борьбе с радикализмом и терроризмом, стало участие Тегерана в урегулировании гражданского конфликта в Таджикистане в 1992-1997 гг. Одной из основных оппозиционных сил конфликта была Партия исламского возрождения Таджикистана. В условиях экономического краха 1990-х гг. существовала крайне высокая вероятность появления в Центральной Азии фундаменталистского исламистского государства. Тегеран использовал весь имеющийся у него политический ресурс для урегулирования конфликта и недопущения прихода к власти радикальных сил, что в купе с усилиями российских миротворцев и дипломатов оказалось достаточным для разрешения конфликта и сохранения секулярного характера власти в Таджикистане.

На рубеже 1990-2000-х гг., когда Североатлантический альянс активно занимался собственным переформатированием и поиском новых направлений деятельности в мире XXI в., Иран обращал внимание мирового сообщества на угрозу Талибана. В 1998 г. талибские боевики совершили нападение на иранское посольство в Мазари-Шарифе, в результате которого погибло девять иранских дипломатов, после чего по всему Афганистану началось притеснение шиитского населения. Но только трагические события 11 сентября 2001 г. обратили внимание мирового сообщества на данную проблему.

Последовательность иранской контртеррористической политики проявляется и на современном этапе в контексте борьбы с запрещённым в России террористическим «Исламским государством». После бесплодных попыток Тегерана обратить внимание международного сообщества на то, что внешнее вмешательство в политику стран Ближнего Востока и, в частности, деградация власти в Сирии и Ираке, приведут к непредсказуемым последствиям, его прогноз сбылся. Летом 2014 г. боевики ИГИЛ начали успешное наступление на севере Ирака и Сирии. Поскольку Иран находился в самом эпицентре событий, и как шиитское государство был одной из основных целей Исламского государства, он начал широкомасштабное сопротивление ему в экономической, идеологической и военной областях. Тегеран сформулировал комплексную стратегию борьбы с ИГ, главными целями которой стало полное уничтожение противника и сохранение целостности Ирака. В условиях возникшей опасности Тегеран даже продемонстрировал решимость отложить противоречия с США и Саудовской Аравией и был готов к совместным с ними действиям, причем не только на дипломатическом, но и военном уровне.

В очередной раз предложения Ирана, как и его усилия по борьбе с Исламским государством были проигнорированы. В рамках современного вестернизированного мирового порядка Иран является феноменом контрсистемным, поэтому любые его политические усилия, даже в области борьбы с международным терроризмом, рассматриваются как вызов этому миропорядку. Даже самые конструктивные и выгодные всем участникам международного политического процесса предложения Ирана отвергаются. Более того, сам Иран является признанным спонсором международного терроризма, причем в последние годы ввиду его успехов в ближневосточной политике критика Тегерана по данному направлению со стороны США усилилась.

Серьезно ситуация для Ирана начала меняться в 2013 г., когда он начал более тесное взаимодействие с Россией, которая также за свою постсоветскую историю значительно пострадала от международного терроризма. Успешные на первом этапе переговоры между Ираном и шестеркой посредников, не последнюю роль в чем сыграла Москва, в конечном итоге не стали началом процесса международной реабилитации Ирана, но дали старт укреплению отношений между Россией и Ираном. Столкнувшись с общей угрозой международного терроризма, которая возникла ввиду образования вакуума силы на Ближнем Востоке после вывода оттуда вооруженных сил США, Россия и Иран начали естественное движение навстречу друг другу. Вскоре обнаружилось общность их взглядов как на природу конфликта в Сирии, так и на будущее Ближнего Востока в целом.

В 2015 г. российские воздушно-космические силы начали проводить операции на территории Сирии против террористических группировок, таких ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра, с целью восстановления безопасности и целостности Сирии. Иран в свою очередь продолжил массированные наземные операции на территории Сирии и Ирака, которые он уже не первый год проводил силами Кудс Корпуса стражей исламской революции в тесном взаимодействии с законными правительствами стран. В итоге военно-политический альянс России, Ирана, Ирака и Сирии проявил себя как наиболее эффективная контртеррористическая сила в регионе. В сентябре 2015 г. они создали совместный информационный центр в Багдаде для координации боевых действий против террористов и проведения разведывательных операций.

Постепенно сотрудничество между Россией и Ираном в сфере борьбы с международным терроризмом расширялось. В 2016 г. иранское правительство дало согласие на использование российской авиацией аэродрома Хамадан. Отмеченное событие оказалось знаковым для ирано-российских отношений, свидетельствующим о высокой степени доверия, достигнутой в двустороннем диалоге, поскольку подобное решение для иранского правительства было первым и единственным в истории страны после исламской революции, когда был установлен запрет на присутствие иностранных сил на территории Ирана. Помимо этого, начались регулярные консультации между Ираном и Россией по линии военно-политических организаций, важным участником которых является Россия: ОДКБ и ШОС. Интерес к российско-иранскому диалогу проявил Китай, давний торговый партнер Ирана.

Благодаря скоординированным действиям Ирана и России по оказанию помощи правительствам Сирии и Ирака в борьбе с международным терроризмом Исламскому государству и другим террористическим группировкам был нанесен существенный ущерб. Их присутствие в Сирии и Ираке оказалось сведено к минимуму, экономические возможности спонсировать террористическую деятельность в мире, от которой пострадали страны Европы и в том числе Россия ограничены, проведена эффективная работа по противодействию информационной пропаганде ИГИЛ.

Безусловно о полной победе над радикальным политическим исламом речи быть не может. По-прежнему довольно напряженная ситуация сохраняется в Афганистане, Пакистане. Затянувшийся гражданский конфликт и деградация государственных институтов в Йемене привели к активизации в стране Аль-Каиды (Аль-Каида на Аравийском полуострове). Однако то, что началось как вынужденное сотрудничество Москвы и Тегерана в борьбе с общей угрозой в итоге открыло совершенно новые горизонты сотрудничества в других областях, в которых борьба с терроризмом является лишь одним из множества направлений. Например, широко известны консультации между Ираном и Россией относительно перспектив расширения экономических связей в контексте евразийской интеграции, продолжается сотрудничество Москвы и Тегерана в области мирного атома, разведки и добычи углеводородных ресурсов, строительства инфраструктуры, развития транспортного коридора Север-Юг и поставок вооружений.

Высокую оценку российско-иранское сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом получило со стороны представителей иранской государственной власти. Так, президента ИРИ Х. Роухани во время трехсторонней встречи на высшем уровне между лидерами Азербайджана, Ирана и России, состоявшейся 1 ноября 2017 г. в Тегеране, обозначил успехи российско-иранской коалиции в сирийском конфликте и свою полную уверенность в том, что Россия и Иран способны справится с угрозой международного терроризма в регионе и содействовать установлению на Ближнем Востоке мира и стабильности. Верховный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи в разговоре с российским президентом Путиным и вовсе отметил, что вместе Россия и Ирана обладают возможностью пошатнуть устоявшийся американоцентричный мировой порядок, заложив основу новой системы международных отношений на Ближнем Востоке.

В декабре 2017 г. спикер иранского парламента Али Лариджани во время посещения Международной конференции по борьбе с распространением наркотиков, проходившей в Москве, дал развернутое интервью, в котором подробно осветил позицию Ирана относительно сотрудничества с Россией. По его мнению, РФ и ИРИ – это силы, находящиеся на передовой в войне с международным терроризмом, которые в отличие от остальных стран не ограничиваются декларациями и созданием номинальных военных альянсов, а занимаются практическим устранением глобальной угрозы. В свою очередь Соединенные Штаты, долгое время претендовавшие на лидерство в глобальной борьбе с терроризмом, по его словам, продемонстрировали крайне низкую результативность и неготовность вести борьбу такого плана.

Вскоре слова Лариджани нашли неожиданное подтверждение в новой стратегии национальной безопасности США, проект которой озвучил министр обороны США Дж. Мэтис, выступая в университете Джона Хопкинса. В новой стратегии США сместили основной акцент с международного терроризма, который раньше признавался основной угрозой безопасности, на, во-первых, растущую военно-политическую мощь России и Китая, и, во-вторых, угрозы, исходящие от правительств КНДР и Ирана. Мэттис пообещал продолжить борьбу с терроризмом, однако на первый план американской политики, по его словам, выходит соперничество с глобальными державами. Одним из важнейших аспектов данного противостояния, по мнению Мэттиса, должна стать еще более тесная кооперация с союзниками США по евроатлантическому единству. Слова Мэттиса, озвучившего новый подход США к международным отношениям, особенно тепло были встречены секретарем министерства обороны Великобритании.

В феврале 2018 г., спустя месяц после выступления Мэттиса Великобритания предложила в Совете безопасности ООН проект резолюции, в которой признается вина Ирана в поставках йеменским повстанцам хуситам оружия в обход существующего эмбарго. Официальный представитель России в Совбезе ООН В. Небензя наложил вето на данный проект, выразив несогласие российской стороны с «некоторыми отдельными, но ключевыми формулировкам», которые смещают вину в конфликте на Иран и могут трактоваться, как предлог для создания антииранской коалиции.

Отмеченная ситуация в Совбезе ООН наглядно продемонстрировала, что широкие последствия российско-иранского сотрудничества оказались заметны в масштабах мировой политики. Фактически, оказавшись наедине с угрозой международного терроризма в Сирии, Россия и Иран не только нанесли ему значительный ущерб, но и, не забывая о собственных национальных интересах, существенно повысили свой политический статус, как на региональном, так и на глобальном уровне. Подобный сценарий во многом оказался неожиданным для Соединенных Штатов и их союзников, которые уступили инициативу в ближневосточной политике в целом, и в борьбе с терроризмом в частности, России и Ирану, поэтому совершенно закономерными и естественными являются их попытки создать трудности для российско-иранского альянса. Однако в современных условиях подобная политика не приведет к ожидаемому Вашингтоном результату и будет способствовать лишь дальнейшему укреплению связей между Москвой и Тегераном, причем как в области борьбы с терроризмом, так и во всех обозначенных выше сферах.

Иван Сидоров для «Военно-политической аналитики»

Источник: http://vpoanalytics.com/2018/07/16/sotrudnichestvo-rossii-i-irana-v-sfere-borby-s-mezhdunarodnym-terrorizmom/

Иран. Россия > Армия, полиция > iran.ru, 18 июля 2018 > № 2690091


Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 17 июля 2018 > № 2690102

Иран и Пакистан хотят принять меры для установления регионального мира и безопасности

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Бакери заявил в понедельник, что Иран и Пакистан обязаны принять меры для установления регионального мира и безопасности.

Бакери, который находится в трехдневном турне по Пакистану, заявил IRIB, что США являются лидером стран, которые стремятся ослабить безопасность в регионе.

Генерал назвал Пакистан одним из важнейших соседей Ирана и призвал к расширению военных отношений между двумя странами, сообщает Tehran Times.

Это первый визит проходит по приглашению командующего пакистанской армией Камара Джаведа Баджвы.

Иран. Пакистан > Армия, полиция > iran.ru, 17 июля 2018 > № 2690102


Иран. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 июля 2018 > № 2681944

Сирия и Иран в центре переговоров между Трампом и Путиным

Лора Мандевиль | Le Figaro

В результате встречи в Хельсинки Вашингтон мог бы избавиться от балласта в виде Сирии в обмен на вывод из боя Ирана в данном регионе, добытый с помощью Москвы, пишет журналистка французской газеты Le Figaro Лора Мандевиль.

Способна ли Сирия стать предметом "сделки" между Путиным и Трампом? Это один из главных вопросов, ставившихся в понедельник, когда два президента встретились на своем первом двустороннем саммите. Не предрешая результаты, многие эксперты сходятся во мнении о том, что здесь существует благоприятная почва для сближения, пусть и незначительного, в то время как по Украине ожидать нечего, говорится в статье.

Сам факт того, что президент США не раз высказывал желание вывести американские войска из Сирии, отражает его инстинктивное стремление уменьшить американские военные обязательства за рубежом и убеждение в том, что с учетом присутствующих там войск наилучшее, что следует сделать, - это оставить сирийское поле боя России, которая внедрилась туда как господствующая сила, поддерживающая Башара Асада, и отдать ей де-факто бразды правления страной, идущей по пути восстановления. В ответ на подобное освобождение от обязательств Дональд Трамп желал бы добиться помощи Путина для хотя бы частичного удаления Ирана из Сирии и ослабления регионального могущества Тегерана, что представляет собой основополагающую ось американской политики на Ближнем Востоке, отмечает Мандевиль. О такой потенциальной сделке немало написано, однако некоторые эксперты выражают недоумение и обеспокоенность... Уйти с поля боя ради призрака российского обещания?

Сделка по принесению в жертву Украины ради выигрыша в Иране сегодня, похоже, совершенно исключена - у Трампа нет никакой возможности действовать через голову Конгресса в вопросе о санкциях. Но возникает вопрос о том, возможно ли, несмотря ни на что, хотя бы ограниченно сдвинуть рубежи по Сирии, отмечает политолог и арабист Жиль Кепель, которому удалось опросить официальных уполномоченных по этому досье в Москве. "Я полагаю, что Трамп готов вывести свои войска, поскольку он не хочет, чтобы ситуация развивалась по иракскому сценарию. Что касается Путина, то хотя он великолепно разыграл свою партию с 2013 года для навязывания своего решения в Сирии, он задумывается о горестях афганской авантюры, а значит, хочет снизить интенсивность конфликта. Он желает двигаться в сторону политического решения и, кстати, здорово отругал Башара на конференции в Сочи, сочтя, что тот ничего не предпринимает в этом направлении", - утверждает эксперт по Ближнему Востоку в Высшей нормальной школе (École normale supérieure) в Париже.

"Русские ведут в Сирии сложную игру. Можно сказать, что у них там четыре жены: иранцы, которые служат пехотинцами на земле; израильтяне, которым они позволяют бомбить иранские позиции на том основании, что Израиль вправе защищаться; саудиты, с которыми они работают для поддержания высокой цены на нефть; турки, с которыми они тоже работают, при этом всячески поддерживая свои исторические отношения с курдами... Словом, русские находятся в господствующем положении, однако они тоже зависят от сложных альянсов", - продолжает Кепель. По его мнению, "цель Путина представляется очевидной - выпроводить американцев, но Трамп, несомненно, не уйдет из курдской зоны безвозмездно, так как инвестор-застройщик знает, что если ты уступишь земельный участок, то твое место займут враги".

Большой загадкой остается понимание того, до чего дойдут русские в "выбрасывании" иранцев и станут ли они выкручивать им руки с целью подтолкнуть их к уходу из южной зоны, чтобы тем самым предоставить гарантии Вашингтону, рассуждает автор статьи.

Иран. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 17 июля 2018 > № 2681944


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2018 > № 2679495 Марианна Беленькая

Передача мяча. О чем договорились Путин и Трамп в сирийском вопросе

Марианна Беленькая

В отличие от глобального вопроса присутствия иранцев в Сирии, вопрос с их отходом от границы с Израилем был решен, по крайней мере на данный момент

Сирийская тема оказалась одной из центральных на переговорах президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, как все и ждали. Оба лидера демонстрировали единодушие и избегали болезненных друг для друга вопросов, максимально обходили острые углы.

У Вашингтона и Москвы, если избавиться от амбиций, рассчитанных на внутреннюю аудиторию, действительно много общих целей в Сирии. И главные из них – скорейшее окончание войны в этой стране и снижение террористической угрозы. А яблоко раздора одно – Иран, вернее публичное отношение к роли этой страны на Ближнем Востоке.

России, как и США и Израилю, присутствие иранцев в Сирии и их региональные амбиции могут не нравиться. Но она никогда не признается в этом вслух. Тем более вне зависимости от симпатий и антипатий уверена – с Ираном надо договариваться, иначе проблем будет больше, чем пользы. Не случайно менее чем за неделю до саммита в Хельсинки в Москву практически одновременно приехали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и советник духовного лидера Ирана по международным делам Али Акбар Велаяти. Каждый тянул в свою сторону, а Москва искала компромиссы, которые позволят ей не потерять ни одного из своих партнеров.

Обойти Иран?

По итогам саммита в Хельсинки, в отличие от первой, фактически шапочной встречи Путина и Трампа в Гамбурге ровно год назад, никаких документов и заявлений подписано не было. Тогда было обнародовано соглашение о юго-западной зоне деэскалации, над которым несколько месяцев бились российские, американские и иорданские эксперты – военные и дипломаты, при участии израильских коллег. В этот раз СМИ, в первую очередь американские, предполагали возможность новой сделки по Сирии, которая бы подразумевала нивелирование роли Ирана в этой стране.

Накануне саммита советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон уверял, что Дональд Трамп поднимет тему «о выводе из Сирии иранских войск», которых там, впрочем, официально нет. Иран признает в Сирии лишь присутствие военных советников. Российские официальные лица утверждали, что никаких сделок не будет, особенно вокруг Ирана. Как заверял пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, «вряд ли реалистично», чтобы две страны принимали решения за третью. А накануне саммита он и вовсе мрачно прогнозировал в интервью RT: «Мы хорошо знаем отношение Вашингтона к Ирану. Но в то же время Иран является нашим добрым партнером по торгово-экономическому взаимодействию, по политическому диалогу. И поэтому это будет непростой обмен мнениями».

Никаких сделок действительно не было. Однако, по словам самого Путина в интервью Первому каналу, где он подвел итоги переговоров, Россия и США договорились по некоторым вопросам урегулирования в Сирии, «в частности в южной зоне деэскалации, в районе Голанских высот, с учетом интересов Израиля». «Мы об этом говорили ранее и с нашими иранскими партнерами», – сказал Владимир Путин.

То есть сделок нет – компромисс есть. Причем компромисс, устраивающий Тегеран. Ошибкой было бы считать, что Россия отвернулась от Ирана ради США или Израиля. Хотя в арабских соцсетях уже обсуждают, что Москва, как и Вашингтон, поставила во главу угла безопасность Израиля, отодвинув арабские и иранские интересы на второй план.

Суть компромисса очень проста. Россия не может заставить иранцев покинуть Сирию. Тегеран, как и любой восточный игрок, вообще очень плохо реагирует на язык угроз. Москва не сильно отличается по менталитету от своих соседей на востоке, и это хорошо понимает. Здесь уместно искусство торга. Иран, как и Россия, заинтересован в том, чтобы как можно скорее вся территория Сирии вернулась под контроль властей в Дамаске. Сейчас сирийская армия ведет операцию на юге, в зоне деэскалации, о которой год назад было объявлено в Гамбурге. Однако Вашингтон, в отличие от аналогичной ситуации весной в Восточной Гуте, не протестует. Более того, дал понять вооруженной оппозиции, что «умывает руки».

К саммиту в Хельсинки практически вся территории провинции Дераа, где семь лет назад началась «сирийская весна», была взята сирийской армией. На юго-востоке загвоздкой остается американская военная база «Ат-Танф», а на юго-западе проправительственные силы приблизились к Голанским высотам, оккупированным еще в 1967 году Израилем. Израильтяне пригрозили, что любой случайный снаряд станет поводом для атаки по сирийским позициям, как и присутствие в этом районе проиранских сил, в первую очередь ливанского движения «Хезболла». России инциденты между Израилем и Сирией, которых и без того немало, не нужны. Тем более что российская авиация активно участвует в операциях сирийской армии. Договариваться нужно было заранее.

Еще в начале операции в провинции Дераа в середине июня стало известно, что в ней официально не участвуют проиранские силы, и эта договоренность достигнута благодаря российским военным. Россия и Израиль активно обсуждали отвод проиранских сил на 60–80 км от израильской границы на протяжении нескольких месяцев. Но израильтянам всегда хотелось большего – полного ухода иранцев из Сирии. Этот разговор не вышел. Им пришлось довольствоваться тем, что Москва закрывает глаза на большинство ударов Израиля по сирийской территории и ищет компромиссы на границе.

Сами иранцы подчеркивают, что из Сирии не уйдут, и не комментируют отвод лояльных Тегерану сил на юге. Но почему бы не уступить в малом и согласиться не участвовать в южной операции, если ставки гораздо выше – укрепление позиций президента Башара Асада в Сирии, на которого иранцы вполне успешно влияют. А на юге сирийская армия при поддержке российских военных справляется вполне удачно и без иранского вмешательства. Так что, в отличие от глобального вопроса присутствия иранцев в Сирии, вопрос с их отходом от границы с Израилем был решен, по крайней мере на данный момент.

Еще проще было удовлетворить оставшиеся требования израильтян: сирийские солдаты не должны заходить в демилитаризованную зону между двумя странами, а структура и численность сирийских сил не должна нарушать соглашения 1974 года о размежевании между Сирией и Израилем. Тут, собственно, и спорить было не о чем. Москва никогда против этого не возражала. И поэтому с большим удовольствием в Хельсинки Владимир Путин и Дональд Трамп демонстрировали свое согласие в вопросе безопасности Израиля, на радость Биньямину Нетаньяху, который уже три раза в этом году посещал Россию. Но радоваться могут и в Москве, и в Тегеране – Башар Асад получает юг обратно, и все с этим согласны.

Условия Москвы

Также в Хельсинки Путин показал, что, хотя Россия согласна с США в вопросах безопасности Израиля, Москва оставляет за собой право ставить условия. «Хотел бы также отметить, что после завершения окончательного разгрома террористов на юго-западе Сирии, в так называемой южной зоне, ситуация на Голанских высотах должна быть переведена в полное соответствие с соглашением 1974», – сказал Владимир Путин. И это своеобразный ультиматум – сначала вы не мешаете нам, потом мы помогаем вам.

Россия неоднократно высказывала претензии США и порою Израилю за их заигрывания с вооруженной оппозицией, связанной с группировкой «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ). И еще за пару недель до саммита глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что никаких новых соглашений между Россией и США по югу Сирии быть не может, пока не до конца реализованы прошлогодние российско-американские договоренности по зоне деэскалации. То есть зоны деэскалации уже нет, а обязательства и ответственность за эту территорию в силе. Суть этих договоренностей, по словам Лаврова, в том, что на юге не должно остаться несирийских сил (не только проиранских, но и американской базы), сирийская армия будет контролировать границу с Израилем, и не будет никаких поблажек находящимся в этом районе отрядам «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства» (запрещены в РФ). Москва утверждает, что свои обязательства выполнила и ждет того же от США и в какой-то степени от Израиля.

Еще один нюанс заявления Путина в Хельсинки – упоминание 338-й резолюции СБ ООН от октября 1973 года. Суть ее не только в прекращении огня между Израилем и Сирией в ходе очередной войны (что уже не актуально), но и призыв к израильтянам соблюдать более раннюю резолюцию 242 от 1967 года, где говорится о необходимости возвращения Израилем оккупированной территории. Мог российский президент не упоминать ооновские резолюции? Легко. Но раз израильтяне требуют соблюдения линии размежевания 1974 года, то и Россия помнит, что Голанские высоты оккупированы Израилем. Это уже реверанс в сторону сирийцев и иранцев.

Игры с политическим урегулированием

Если саммит в Хельсинки поставил окончательно точки над «i» в конкретной военной операции на юге Сирии, то будущее политического урегулирования в этой стране по-прежнему туманно. Во-первых, остаются открытыми вопросы по «ситуации на земле». Среди них – присутствие американских военных на восточном берегу реки Евфрат и будущее сирийских курдов, ситуация на севере Сирии, где в Идлибе под опекой Турции скопились радикальные силы, выдворенные из других частей страны. Во-вторых, политическое урегулирование не продвигается ни на одном из направлений. Ни в Женеве при посредничестве ООН, ни в астанинском формате под эгидой России, Турции и Ирана.

В Хельсинки и Путин и Трамп сказали очень много красивых слов, что сотрудничество между странами может спасти жизни людей и что нужно помочь сирийским беженцам вернуться в их дома, а для этого необходимо не только активизировать гуманитарное сотрудничество, но и наладить мирную жизнь в Сирии. Но не сказали как. Оба президента ушли от всякой конкретики относительно будущего Сирии.

Путин лишь дал понять, что Москва не отказывается от своих партнеров по сирийскому урегулированию в лице Тегерана и Анкары (и это был единственный раз, когда он упомянул Иран в сирийском контексте), но в то же время готова координироваться с малой группой по Сирии (США, Франция, Великобритания, Саудовская Аравия и Иордания).

Но уже после пресс-конференции, в интервью Первому каналу, Владимир Путин внезапно остановился подробнее именно на политическом урегулировании в Сирии. По его словам, Россия убедила президента Башара Асада сформировать свою часть конституционного комитета, компромисс по структуре которого, казалось, был достигнут еще в конце января на Конгрессе сирийского национального диалога, созванного по инициативе России. Этот комитет должен подготовить или новую Конституцию Сирии, или поправки к ней, но уже полгода не может начать работу из-за разногласий сторон. Даже состав кандидатов в комитет не определен. При этом в Дамаске долгое время даже и слышать не хотели о том, чтобы конституционный комитет заседал за пределами Сирии. Но в итоге под давлением Москвы составили список своих кандидатов. «Президент Асад это сделал, а оппозиция до сих пор не сделала», – заявил Путин и, в очередной раз используя футбольную категорию, подчеркнул, что «мяч сейчас на стороне оппозиции и тех, кто их поддерживает».

Мягко говоря, это не так. В июле оппозиция – как те, кто был в Сочи, так и те, кто отказался туда приезжать (Сирийский комитет по переговорам, СКП), – передала свои списки спецпосланнику генсека ООН по Сирии Стаффану де Мистуре. Как сказал в беседе с автором Карнеги официальный представитель СКП Яхья аль-Ариди, слова Путина в очередной раз свидетельствуют о желании России очернить оппозицию, что не делает Москву честным посредником. Трудно поверить, что президенту не доложили об отправленных списках. В чем же смысл его заявлений?

Путин затронул вопрос о списках оппозиции уже после пресс-конференции с Трампом в интервью для российской аудитории, которой, в отличие от западной, в общем-то неинтересны такие детали. Для него это был еще один шанс уколоть партнеров, которые не выполняют свои обязательства, как их видят в России, и не давят на сирийскую оппозицию, делая ее более сговорчивой. Таким образом в глазах соотечественников Путин перекладывает ответственность за увязшее мирное урегулирование на США и их союзников.

Стоя с Трампом перед журналистами, Путин никак не отреагировал на слова своего коллеги, что победа над «Исламским государством» – заслуга США, а Россия лишь помогала в этом. Хотя обычно он очень активно говорит о роли России в победе над этой группировкой. Авторство победы для Путина потеряло свою остроту, на российскую аудиторию это уже отыгранная тема – и почему бы не дать шанс коллеге хоть в чем-то быть убедительным перед его избирателями. Другое дело политическое урегулирование, которое грозит затянуться дольше, чем военный конфликт, и угрожает нивелировать любую победу. И россияне должны знать, кто в этом виноват, несмотря на все старания Москвы. Не случайно в конце пресс-конференции на заранее согласованную просьбу корреспондента телеканала RT прокомментировать слова госсекретаря США Майка Помпео, что в вопросе взаимодействия в Сирии мяч лежит на стороне России, Владимир Путин перекинул также заранее подготовленный мяч чемпионата мира по футболу Дональду Трампу. Свою победу в Сирии Россия уже получила, а вот ответственность за поражение намерена разделить.

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2018 > № 2679495 Марианна Беленькая


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679498 Дмитрий Тренин

Товарищи по отпору. С чем Трамп и Путин вышли с саммита

Дмитрий Тренин

Гибридная война между США и Россией, несомненно, продолжится. В этой войне, однако, появляются правила и каналы диалога, не только экстренной связи

Совместная пресс-конференция президентов Путина и Трампа после их четырехчасового свидания в Хельсинки оставила удивительное впечатление: главы двух государств, отношения между которыми в последние годы вплотную подошли к военному столкновению, практически выступали плечом к плечу и даже подыгрывали друг другу – как партнеры в важном и сложном деле.

Никаких договоренностей при этом достигнуто не было, да они и не ожидались. Еще до встречи стороны отказались от идеи совместного заявления как непродуктивной в нынешних условиях. Состав делегаций был чрезвычайно узким. Параллельно со встречей президентов впервые встретились министры иностранных дел: диалог на этом уровне, по-видимому, станет основным в ближайшие месяцы.

Из тем, обсуждавшихся на переговорах, наиболее подробно рассматривалась Сирия. Здесь Москва сумела стать фактическим посредником между Иерусалимом и Тегераном. США, поддерживающие Израиль, получают возможность донесения своих сигналов до иранского руководства через Кремль. Если России удастся найти равновесие между интересами безопасности Израиля и геополитическими потребностями Ирана в Сирии, это может стать серьезным успехом московской дипломатии. В этой связи для России важно взаимопонимание с США.

Иранская ядерная тема была, скорее всего, просто обозначена: позиции сторон известны. Путину, наверное, было интересно, что Трамп намерен делать дальше в отношении Ирана, но Трамп, возможно, и сам еще не решил. Зато российский президент поддержал коллегу по части поиска мирного решения ядерной проблемы Северной Кореи. Москва кровно заинтересована в том, чтобы на ее границах не возник очаг войны. Украину, вероятно, просто «проехали». Здесь пока что нечего обсуждать в преддверии выборов и в отсутствие пока что сильного и авторитетного руководства в Киеве.

Политический истеблишмент США и стран Европы, а также ведущие западные СМИ, всерьез опасавшиеся того, что Трамп объявит о признании Крыма частью России, а также отменит военные учения НАТО в Прибалтике, вздохнули с облегчением, но лишь чуть-чуть. Хотя Трамп и поднял вопрос о российском вмешательстве в американские выборы 2016 года, он заявил, что в этом вопросе верит как своим спецслужбам, так и президенту Путину.

Путин, со своей стороны, заявив, что Российское государство – но не отдельные граждане – непричастно к случаям вмешательства, фактически дал сигнал, что в ноябре в ходе выборов в Конгресс никакого вмешательства со стороны РФ не будет. Это важное заявление. В случае, если фактов внешнего воздействия в 2018 году выявлено не будет, Трамп сможет торжествовать: то, что было возможно при Обаме, при нем, Трампе, исключено. Подождем до ноября. Это принципиально важно для будущего российско-американских отношений.

Путин дал развернутый ответ на обвинения, выдвинутые комиссией спецпрокурора Мюллера. Вместо простого «своих не выдаем, Конституция не позволяет» или риторического «а США выдали бы другой стране – например, Ирану – своих сотрудников, проводивших спецоперации против этого государства?» он сослался на действующий договор об оказании правовой помощи и предложил сотрудничество – правда, на обоюдной основе. Вряд ли, конечно, Мюллер пойдет на такое сотрудничество, но удар парирован.

Не отменил Трамп и санкции, но при этом он вместе с Путиным сделал неожиданный ход: выдвинута идея создания группы лидеров бизнеса двух стран для содействия развитию экономических связей. Это важный сигнал из Белого дома: теперь все, что не запрещено санкциями, выглядит разрешенным. Россия, таким образом, перестает быть в принципе токсичной, а введенные против нее ограничения останутся лишь отдельными, пусть серьезными, препятствиями.

Трамп, конечно, не успокоил своих оппонентов, да и не стремился к этому. Он не столько отвечал на критические вопросы журналистов, сколько атаковал демократов и комиссию Мюллера. Они, надо полагать, не останутся в долгу. Политическая борьба в США набирает обороты, но Трамп выглядит сегодня заметно сильнее, чем еще год назад, во время его первой встречи с Путиных «на полях» гамбургской «двадцатки».

Перед нынешней встречей Трамп сказал, что отношения США и РФ «плохи как никогда». После встречи, на пресс-конференции, он заметил, что ситуация изменилась. Конечно, отношения не стали «лучше некуда», но, возможно, низшая точка в их траектории пройдена. Политическая борьба в США еще будет сказываться на отношениях Вашингтона и Москвы; даже в администрации Трампа, не говоря о республиканцах в Конгрессе, однозначно преобладают скептики в отношении России. Тем не менее точка поворота, возможно, только что была пройдена.

Главное значение встречи в Хельсинки состоит в возобновлении российско-американского диалога. За встречей на нейтральной территории, вероятно, последует обмен визитами в Вашингтон и Москву. Такой график создаст динамику взаимодействия между двумя государственными бюрократиями в поиске точек соприкосновения и выработке формул согласия. Гибридная война между США и Россией, несомненно, продолжится. В этой войне, однако, появляются правила и каналы диалога, не только экстренной связи. Американо-российская конфронтация не вечна. Со временем она может перерасти в «нормальное» соперничество держав, а затем в их «простую» конкуренцию. Но это случится, наверное, не при Трампе. А может быть, и не при Путине.

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679498 Дмитрий Тренин


Иран. Евросоюз. США > Армия, полиция > iran.ru, 13 июля 2018 > № 2673459

Иран опроверг обвинения НАТО

Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми отклонил антииранские обвинения, выдвинутые в заявлении, опубликованном на саммите организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе.

Касеми отметил, что часть этого заявления, в которой упоминаются вопросы, связанные с Ираном, - это пересказ старых утверждений.

"Как и в прошлом, мы отвергаем и осуждаем неоднократные обвинения в адрес Ирана, содержащиеся в этом заявлении", - сказал Касеми, сообщает Mehr News.

"Мы внимательно следили за событиями и дискуссиями на встрече, особенно за поведением и давлением Соединенных Штатов на членов этого договора (НАТО)", - сказал он далее.

"Хотя большая часть расходов НАТО идет на [обеспечение] безопасности для США, эта страна, ведя себя так, как будто другие обязаны ей, и оказывая давление, стремится навязать свое мнение и политику другим странам, особенно европейским", - сказал он.

"Удивительно, что некоторые [государства и отдельные лица] по-прежнему настаивают на повторении необоснованных и безосновательных утверждений в отношении политики Исламской Республики Иран", - отметил пресс-секретарь.

Представитель МИД Ирана подчеркнул, что Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), как единственный специализированный международный орган по ядерным вопросам, всегда подтверждал мирный характер ядерной деятельности Ирана.

"Государства-члены НАТО, которые, несомненно, являются полностью осведомленными о многочисленных параллельных докладах МАГАТЭ в отношении принятых мер и соблюдения своих обязанностей Ираном, должны вместо того, чтобы угождать американским должностным лицам, беспокоиться о несоблюдении одним из членов НАТО договоров, а также о незаконном и односторонний выходе из международных соглашений, в том числе JCPOA, и вместо искажения очевидных и ясных реалий должны были разобраться в односторонней и опасной политике этой страны", - сказал он.

"Однако на данном этапе некоторые члены НАТО, по-видимому, вновь поменяли местами США с Ираном, который всегда выполнял свои международные обязательства, и его внешняя политика служит поддержанию международного мира и безопасности", - сказал он.

Касеми заявил, что опасения НАТО по поводу ракетной программы Ирана необоснованны. "Озабоченность государств-членов НАТО ракетной программой Ирана является абсолютно необоснованной и бессмысленной", - отметил он.

"Ракетная программа Исламской Республики Иран не только не нарушает резолюцию Совета Безопасности ООН 2231, но совершенно обычная и оборонительная, и Иран, как и все независимые страны в мире, имеет право иметь все обычные программы военной обороны, чтобы защищать интересы своей страны, людей и суверенитет", - сказал он.

Затем он коснулся роли Ирана в регионе.

"Исламская Республика Иран всегда выступала за сотрудничество и диалог в регионе и со своими соседями, и верит в это и не упускает возможности вступить в переговоры со своими соседями, в какой бы то ни было форме, и она не упустит ни единого шанса осуществить это", - сказал Касеми.

"Иран считает, что ни один из кризисов в регионе не имеет военного решения", - сказал он.

Он далее выделил кампанию Ирана против терроризма и террористов.

"До того, как какое-либо государство-член НАТО сформировало какие-либо коалиции для борьбы с терроризмом, некоторые из которых были просто шоу и неэффективны, и когда террористы приезжали на Ближний Восток из некоторых этих стран, Иран, на этом чувствительном историческом этапе, с осторожностью и с неустанными усилиями начал бороться с террористами, которые были обучены некоторыми другими странами, и, наконец, сыграл эффективную роль в нанесении смертельного удара по территориальному господству опасных террористических группировок в регионе, таких как ИГИЛ", - заключил Касеми.

Иран. Евросоюз. США > Армия, полиция > iran.ru, 13 июля 2018 > № 2673459


Иран. Сирия. Израиль. ООН. ЦФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 12 июля 2018 > № 2673719

«Выведите иранцев»: Путин и Нетаньяху поделили Сирию

Премьер-министр Израиля прибыл в Москву, чтобы снизить влияние Ирана в Сирии

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл в Россию, чтобы посмотреть футбол и попытаться уговорить российского президента Владимира Путина содействовать выводу иранских войск из Сирии. Встреча двух лидеров прошла за несколько дней до презентации нового ближневосточного плана США.

Биньямин Нетаньяху прибыл в Россию, чтобы посмотреть полуфинал Чемпионата мира-2018 Англия — Хорватия. Неясно, за кого болел израильский премьер, но главной головной болью для него остается иранский вопрос, который он и собирался обсуждать с российским лидером. Военные из Исламской республики наращивают влияние в Сирии и, по мнению Нетаньяху, угрожают безопасности Израиля.

Особенное опасение Тель-Авива вызывает ситуация на границе двух государств, куда могут проникать иранские спецслужбы. До конфликта в Сирии на Голанских высотах находились миротворцы ООН, которые обеспечивали мирное соглашение между Израилем и сирийским президентом Башаром Асадом. Сейчас миротворцев там нет, и эта стратегически важная территория остается одним из важных очагов конфликта.

В ходе встречи с Путиным Нетаньяху в очередной раз объяснил позицию израильской стороны по ситуации в Сирии. Об этом сообщило Reuters со ссылкой на израильского чиновника, пожелавшего сохранить анонимность.

По словам источника агентства, главное требование Израиля — в Сирии не должно быть иранских войск.

«Мы не будем принимать меры против режима Башара Асада, а вы выведете иранцев», — передал источник слова Нетаньяху.

Также Нетаньяху рассказал Путину о перехвате израильскими ПВО беспилотника, запущенного с территории Сирии. Премьер отметил, что любые попытки нарушить границы Израиля будут строго пресекаться.

Взаимодействие России и Израиля на сирийском направлении происходит давно и до последнего времени удовлетворяло обе стороны. Путин напомнил об этом и в ходе последней встречи, отметив, что отношения между военными ведомствами двух стран «складываются на хорошем уровне».

Кремль как правило не вмешивается, если израильские ВВС тайно или открыто наносят удары по сирийским военным объектам, которые использует радикальная проиранская группировка «Хезболла», у которой есть доступ к Голанским высотам.

Вместе с тем Иран является союзником РФ в Сирии. Москва дорожит успешным переговорным форматом «Россия — Иран — Турция», который неоднократно демонстрировал свою эффективность как инструмент урегулирования сирийского конфликта.

На встрече Путина и Нетаньяху присутствовали высокопоставленные силовики, в том числе глава Генштаба РФ Валерий Герасимов. Израильского премьера сопровождали помощник по военным вопросам Элиэзер Толедано и глава совета национальной безопасности страны Меир Бен-Шабат.

Ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик считает, что встреча Путина и Нетаньяху — очередной этап переговоров о том, чтобы «убрать Иран из Сирии». Первый детальный разговор на этот счет, по мнению собеседника «Газеты.Ru», состоялся 9 мая, когда премьер-министр Израиля принял участие в праздновании Дня Победы в Москве. Путин и Нетаньяху вместе смотрели парад, а также возложили венки к могиле Неизвестного солдата.

Кремль, впрочем, хотел бы послушать и мнение другой стороны. В Москве ждут с визитом Али Акбара Велаяти, советника по международным делам Высшего руководителя Ирана Али Хаменеи.

По мнению Теодора Карасика, визит иранской делегации означает, что именно Россия становится страной, где решается вопрос баланса сил в сирийском конфликте.

Переговоры Путина и Нетаньяху прошли в преддверии встречи российского лидера с президентом США Дональдом Трампом в Хельсинки. Именно на этой встрече могут быть достигнуты финальные международные договоренности по Сирии, которые будут определять ход конфликта в ближайшей перспективе.

«Для Путина встреча с Нетаньяху всего за несколько дней до презентации долгожданного плана ближневосточной мирной инициативы США — это способ напомнить Вашингтону, что российский и израильский лидеры тесно общаются и обсуждают совместные проблемы. Москва не может быть исключена из более широкого регионального плана, который могли бы представить американцы», — пишет обозреватель Jerusalem Post Херб Кейнон.

Речь идет о плане мирного урегулирования конфликта между Палестиной и Израилем, который хочет предложить сторонам администрация Трампа. Подробности плана не раскрываются. Однако открытие американского посольства в Иерусалиме, чей спорный статус закреплен в резолюциях ООН, позволяет предположить: палестинцам этот план вряд ли понравится.

Палестинский лидер Махмуд Аббас тоже собирается прибыть в Россию. Он посмотрит финал чемпионата мира по футболу и обсудит с российскими политиками возможную реакцию на план Трампа.

Иран. Сирия. Израиль. ООН. ЦФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 12 июля 2018 > № 2673719


Иран. Турция > Армия, полиция > iran.ru, 12 июля 2018 > № 2670425

Иран и Турция подчеркнули необходимость продолжения военного сотрудничества

В телефонном разговоре, состоявшемся во вторник, министр обороны Ирана Амир Хатами и его турецкий коллега Нуреттин Каникли подчеркнули необходимость продолжения военного сотрудничества между двумя соседними странами для решения региональных проблем.

"Уничтожение ДАИШ (ИГИЛ) было примером регионального сотрудничества и результатом взаимодействия между Ираном, Россией и Турцией, и это важное событие сорвало заговор сионистов и правительства США", - заявил генерал Хатами, сообщает Tehran Times.

Хатами сказал, что Тегеран приветствует расширение сотрудничества между двумя странами "в военной сфере, оборонной промышленности, подготовке и исследованиях для повышения уровня возможностей в области безопасности".

Иран. Турция > Армия, полиция > iran.ru, 12 июля 2018 > № 2670425


Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 11 июля 2018 > № 2670463

России придется выбирать своего реального партнера на Ближнем Востоке

Судя по последним сообщениям из Сирии и Турции, США и Израиль при безоговорочной поддержке Анкары лихорадочно ведут новую рекогносцировку своих позиций и усилий в рамках Курдского вопроса на Ближнем Востоке. И турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, празднующий победу на выборах, в полной мере получил карт-бланш от Тель-Авива и Вашингтона. Но кураторы Курдского вопроса последних лет примерно 20−25, то есть США и Израиль, одновременно идут на шантаж и «перевоспитание» курдских племен — пока в Сирии и Ираке. В этом лишь контексте можно рассматривать заявления и публикации из Турции, в которых утверждается, что, мол, все в северо-сирийской зоне для Анкары завершилось «успешно».

Как сообщал в июле СNN Türk, представитель МИД Турции Хами Аксой объявил журналистам о том, что Турция выходит из Африна. Таким образом, операция, которую резко критиковали за то, что она была затеяна с целью получения голосов избирателей, подошла к концу сразу после окончания президентских и парламентских выборов в Турции. Но не будем спешить с выводами — турецкие выборы в «истории Африна» не были и не являются истинной причиной захвата этой части Северной Сирии. «Некоторое время назад жители Африна основали собственный муниципальный совет. В совете присутствуют курды, туркмены, арабы. Военные и охранные структуры постепенно также переходят в их руки. Турция еще на некоторое время останется здесь. Говорить о неделях некорректно, в этом плане я бы хотел сделать примечание. Однако, как я и сказал, работы по обучению охранных сил и их снабжению идут полным ходом», — заявил Аксой.

Но, во-первых, реальность далека от заявлений Анкары. Источники в Сирии говорят, что некоторые турецкие танковые батальоны отступили к Атме и в окрестности Ааззаза и Манбиджа. Источники также говорят, что турецкое государство оставляет свои силы на стратегических высотах. Также утверждается, что турки стремятся остаться в Африне и контролировать город через созданную ими подконтрольную администрацию. Но почему же Анкара так топорно кривляется? Дело в том, что 4 июля 2018 года российская делегация отправилась в Африн с турецкой стороны и провела несколько заседаний. Судя по всему, представители России поставили перед турками вопрос ребром — нет террористов? Уходите — время вернуть территории и город Африн законному хозяину, т. е.правительству и народу Сирии. В том числе — афринским курдам.

Однако Аксой (читаем: Эрдоган) врет. По всей линии афринской оккупации ни дня ситуация не «нормализовалась». Оккупанты ежедневно пытают, грабят, воруют, насилуют, сносят дома, продолжаются столкновения между бандами. Силы местного сопротивления (а это, разумеется, и курдские «Отряды народной самообороны» YPG, и курдская «Партия демократический союз» PYD) не позволяют захватчикам свободно дышать в рамках, как они это называют, «второй фазы «исторического сопротивления в Африне». Усиливающееся давление привело к столкновениям между бандами и конфликтам между кланами, которые сотрудничали с турецким государством в процессе вторжения. Когда Аксой выступал со своим заявлением, в Африне усилилась атмосфера террора после трех взрывов 27 июня и продолжились рейды по домам. В Африне не было и нет стабильности в принципе, он кипит внутри, несмотря на все попытки турецкого фашизма подчинить его себе.

И вот еще одно доказательство — 5 июля, т. е. еще во время пребывания в Африне российской делегации, правоохранительные службы Турции арестовали двух членов Курдской рабочей партии (PKK), пытавшихся проникнуть на территорию сирийского Африна», сообщало турецкое агентство Anadolu. У повстанцев было изъято оружие, глушители, а также самодельные взрывные устройства. Мотивы их поступка выясняются. Но курдские источники утверждают, что были арестованы… два курда-беженца из Африна, которые пытались выяснить судьбу своих пропавших без вести родных и близких.

Турция объявляет о выводе солдат и военной техники из Африна не потому, что Африн больше не является небезопасным для турецкого государства. Официально 6 400 турецких солдат и 25 000 вооруженных исламистских инсургентов из 47 банд, включая ИГ и бывшую «Джебхат-ан-Нусру» (организации, деятельность которых запрещена в РФ), которые находятся в международных списках террористов, приняли участие в операции против Африна. Хотя сирийские курды по сей день утверждают, что истинное число сил вторжения намного выше. Турция перебрасывает «излишки» солдат и техники из Африна в другие регионы и в то же время пытается сделать вид, что якобы «Африн шаг за шагом добивается мира, а мы не оккупанты».

После операции вторжения, которая завершилась 18 марта, около 100 тыс. человек были доставлены в Африн из числа боевиков и членов их семей из Гуты, Хомса, Хамы и городов Турции. Это новое население было привезено, чтобы изменить демографический состав Африна, и переговоры велись в ключе «Африн в обмен на Гуту». Итог пока один — Анкара умышленно идет на подлог, цель которого — банально «обдурить» Россию, Иран и руководство Сирии, требующих ухода турок из Северной Сирии. А все потому, что коалицию Запада и Израиля не устраивает тот факт, что продолжается конструктивный диалог между лидерами курдских отрядов YPG и Дамаском. Напомним, что именно эти курдские формирования составляют основу Сирийских демократических сил (SDF), поддерживаемых США и Израилем.

Например, в городе Эль-Камышлы по результатам переговоров между курдами и сирийским правительством принято решение о включении курдского ополчения в Сирийскую арабскую (правительственную) армию. Разумеется, что это — удар и по тандему США-Израиль, и по Турции! Аналогичная встреча прошла 1 июля в городе Табе, расположенном на западе провинции Ракка. Стороны обсуждают следующие предложения: обеспечение безопасности в городе Эр-Ракка возлагается на сирийскую военную полицию; создаются совместные КПП в провинции; курдские формирования включаются в ряды сирийской армии; в провинции открываются вербовочные пункты правительственной армии, и т.д.

Соглашение по Ракке еще не подписано, так как против него категорически выступают США и Франция. Тем не менее, после сделки США и Турции по Манбиджу доверие к американским союзникам и международной коалиции подорвано, курдское движение раскололось на два лагеря. Часть курдов согласна вести переговоры с официальным Дамаском без предварительных условий. Обстановка в Ракке для курдских отрядов осложняется тем, что там проживает в основном арабское население, которое резко выступило против принудительной мобилизации в ряды проамериканских SDF. Протесты населения получили поддержку у арабской группировки «Ливаа Тувар аль-Ракка», входящей в состав SDF. В мае этого года дошло до боевых столкновений, которые были прекращены с вводом в Эр-Ракку американских военных. Через месяц курдская полиция безопасности «Асаиш» некоторое время даже блокировала штаб-квартиру этой группировки. Пять дней под арестом находился и ее лидер Эйн Исса. В интернете, кстати, есть видео, где бойцы «Ливаа Тувар аль-Ракка» на улицах Ракки скандируют: «Мы отдадим за тебя наши жизни и нашу кровь, Башар!».

Объяснение, почему мы обязательно включаем Турцию в совместные нынешние действия США-Израиля по курдам, будет видно далее, когда мы рассмотрим, что вытворяют турки против курдов Ирака. Хотя и заявление из Анкары от 6 июля — по сути, одновременно с тем, что российская делегация 4−5 июля побывала в Африне, — тоже вполне обстоятельное доказательство взаимосвязанности Вашингтона, Тель-Авива и Анкары по курдам региона. И мы наглядно показывали на протяжении истекших месяцев 2018-го, что их целью было на каком-то из этапов перенаправить некий наспех созданный курдский конгломерат разноязычных племен под общей «ширмой» квази-государства, против Ирана.

Но именно в Ираке произошел разлом в выстраивавшихся турецкими, израильскими и американскими спецслужбами конструкциях и построениях. И почти сразу же ситуация среди курдов Ирака начала «перетекать» и на курдов Сирии. Провал американо-израильского плана дезинтеграции и дробления Ирака и Сирии таким образом был обеспечен, о чем власти Ирана предупреждали и своих оппонентов, и Россию, как минимум, с августа 2014-го, когда разоблачили роль США, Израиля и Турции в создании террористической группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и формирования «Халифата». К тому же «классическая» (то есть турецкая) PKK прекратила в том же 2014-м поддержку и связи с теми ирано-курдскими группировками, которые еще со времен иракского диктатора Саддама Хусейна использовались в вооруженных провокациях и диверсиях против Ирана.

6 июля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара и Вашингтон договорились о совместных действиях против PKK на территории Сирии. «В нашей дорожной карте есть четкий консенсус с США относительно совместных действий против PKK после Манбиджа», — подчеркнул он. Напомним также, что пешмерга «турецкой» PKK совместно с другими курдскими оргиями в Сирии и Ираке сражались против боевиков ИГ, и сейчас сражается против турецкой агрессии в регионе. Но, судя по оговорке Чавушоглу, сейчас турки ведут речь о том, что США… начнут сами подавлять те отряды партий и военизированных организаций, которые после Африна разочаровались в роли тандема США-Израиль и пошли на переговоры с руководством Сирии без предварительных условий.

Вот интересно — увидит ли мир, как спецназовцы США и Франции, допустим, начнут активные карательные действия против своих бывших подопечных и союзников из числа повстанцев YPG в составе проамериканских SDF и иных группировок? И как себе представляют западные и израильские спецслужбы, что после такого они сумеют курдов региона вновь подчинить своему контролю и снова попытаются их «заориентировать» против Ирана?

Но вначале до конца отследим июльские дела у сирийских курдов. 4 июля, видимо, узнав о прибытии российской делегации в Африн, «восстали» и курды в Манбидже. Военный совет города, действующий в составе в основном курдских SDF, предупредил турецкую армию — не наступайте и не входите в Манбидж. Хотя, как известно, турецкие войска уже с середины мая патрулируют окраины этого города в рамках соглашения, достигнутого между Анкарой и Вашингтоном. «Информация о возможном вступлении турецких военных в Манбидж не соответствует действительности. В соответствии с соглашением с США, турецкие войска патрулируют вдоль границы города Манбиджа в районе реки Саджур. В свою очередь, силы коалиции патрулируют от стороны Манбиджа, — заявил глава военного совета Манбиджа Хелил Бози, в интервью агентству «Sputnik». — Мы недавно встретились с представителями коалиционных сил, и они заверили нас в том, что они обеспечат безопасность Манбиджа, и что никто не войдет на его территорию. Однако в случае непредвиденной ситуации мы намерены противостоять турецким военным».

И тут же, 6 июля в Манбидже, казалось бы, плотно контролируемом спецназом США, устраивается дерзкий теракт во время демонстрации против турецкого военного вторжения. Убит один и ранены трое демонстрантов. Пока нет информации о том, кто повинен в организации теракта. И вполне уместно предположить, что уж спецназовцы США, патрулирующие улицы Манбиджа, точно знают террористов в лицо…

Ирак и местные курды

Ранее Анкара обвиняла только партии и организации сирийских курдов в том, что они якобы являются «ветвями террористической PKK». Но достаточно было произойти трем событиям: 1) 3 июля иракская армия объявила о полном контроле над ирако-сирийской границей и начале строительства траншей и иных оборонительных сооружений; 2) в тот же день в Багдаде и Басре появились плакаты с антиамериканскими лозунгами и призывами, а также направленные конкретно против президента США Дональда Трампа; 3) аятолла Муктада ас-Садр достиг соглашения с другими проиранскими силами и объявил, что всем пора прекращать «контакты» с США по вопросу формирования правительства Ирака, — как начались «реакции».

Вначале по северо-иракской провинции прокатилась волна из трех поджогов военных складов и других помещений и сооружений. Причем горели военные склады именно курдов. Затем американцы объявили, что якобы «угроза агрессивности» настолько высока, что «посольство США в Багдаде и американские силы, защищающие этот объект, усилили меры безопасности из-за обеспокоенности по поводу возможных насильственных действий». А с 4 июля турки возобновили авианалеты и ракетные удару по Иракскому Курдистану, причем даже в провинции Эрбиль. Естественно, что — вновь, якобы, исключительно по «боевикам PKK». И, наконец, 7 июля Турция выступила с откровенными угрозами в адрес, в сущности, всех иракских курдов за исключением протурецкого клана Барзани и их «Демократической партии Курдистана» (PDK). Глава турецкого МИД Чавушоглу внезапно обвинил курдские иракские партии «Патриотический союз Курдистана» (YNK) клана Ат-Талабани и «Горран» («Движение за перемены») в связях с PKK и «пообещал наказать их за это». Чавушоглу заявил, что эти две курдские партии после референдума о независимости Иракского Курдистана, якобы начали оказывать поддержку PKK, «чтобы подорвать авторитет лидера Курдистана Масуда Барзани», и делали это «по просьбе некоторых определенных стран».

По словам Чавушоглу, якобы некий «официальный представитель YNK на закрытом заседании в Турции» сказал ему, что его партия в настоящее время находится под командованием руководства PKK. Что касается возможной военной операции против PKK на территории Ирака, Чавушоглу заявил, что Анкара начнет переговоры по этому вопросу с США после создания нового правительства в Ираке.

Заметно, что Чавушоглу лжет по «заказу» тандема США-Израиль. Дело в том, что партии YNK и «Горран» …поддержали Иран и шиитское правительство Багдада в вопросах Мосула, Киркука и других городов и провинций Северного Ирака именно после референдума о независимости Иракского Курдистана. Именно эти партии инициировали обвинения в предательстве к Масуду Барзани, что в итоге кончилось отставкой последнего с поста президента Иракского Курдистана. Слова Чавушоглу наглядно демонстрируют, что в итоге Турция стоит рядом с Израилем и США против Ирана не только по иракским курдам, но и в целом по Ираку и Сирии, ибо выражение «по просьбе некоторых определенных стран» — прямой намек вначале именно на Иран. Ведь это Тегеран, а именно — спецназ «Кодс» иранского КСИР, установили взаимодействие с курдскими иракскими партиями YNK и «Горран». А сейчас наладили взаимодействие между ними и всеми шиитскими политическими и военными структурами Южного Ирака.

Двойные теракты в Киркуке, Багдаде, ряде других городов Северного и Южного Ирака — тоже, видимо, из череды турецких или даже турецко-израильских (пусть — турецко-американских) «намеков» как курдам, так и шиитам Ирака на «недовольство» их сотрудничеством с Ираном. Впору говорить о наличии и деструктивной деятельности своеобразного североатлантическо-ближневосточного нового «Тройственного союза», который любым способом стремится спровоцировать Третью мировую войну, используя в качестве повода — факт усиления позиций Ирана на территориях Ирака и Сирии после 5-летней антитеррористической войны с «прокси-армиями» США, Израиля и Турции в лице наемников-исламистов и ваххабитов.

В сущности фашиствующий новый «Тройственный союз» не собирается «простить» Иран и часть иракских курдов (в лице партий YNK и «Горран») за провал американо-израильской программы уничтожения иракской государственности и создания курдской квази-государственности. Ее затем предполагалось усилить за счет «Сирийского Курдистана — Рожавы», хотя похабно земли исторической Ассирии и Вавилонии именовать «исконно курдской землей», благо что и ассирийцы, и вавилоняне (халды) до сих пор все еще живут на этих землях. Возможно, что различные курдские племена и партии намеревались использовать заинтересованность США и Израиля в создании некого «Великого Курдистана» в своих целях — но в итоге-то именно США и Израиль, да еще с помощью Турции, использовали курдов региона. Вначале — только против Саддама Хусейна, затем — и против шиитов Ирака и сирийского президента Башара аль-Асада.

Но вот ведь незадача: как курдам доказали, что они — просто инструмент в руках «Тройственного союза» США-Израиль-Турция для развязывания войны с Ираном, как только иранская сторона принялась (с осени 2017 г.) «убеждать» и клан Масуда Барзани, как сразу интерес у спецслужб «Тройственного союза» к курдам Ирака и Сирии пропал. Сейчас возня идет за то, чтобы сохранить «у себя в кармане» давнишних клиентов — Барзани и «барзанистов» с их пешмерга. Все-таки, американцы и израильтяне с начала двухтысячных готовили «барзанистов» и их военных — по всей вероятности, жалко затраченных миллиардов долларов/шекелей.

Но все же не предполагалось, что в июле 2018-го указанный «Тройственный союз» начнет именно такого рода провокации в регионе, которые мы выше описали. То, что турки в сущности провалили цели и итоги визита в Африн российской делегации, косвенно говорит и о том, что усилия «Тройственного союза» по курдам направлены не только против Ирана, но и против России. И остается только удивляться выдержке и терпеливости высших руководителей РФ и ИРИ в отношении Турции, многократно доказавшей в 2015−18 гг. свою ненадежность и «пристегнутость» к разрушительным ближневосточным программам США-Израиля.

Ну, а в самые последние дни «Тройственный союз» преподнес Сирии, России и Ирану малоприятный сюрприз. Видя, что сирийская армия вышла на границу с Иорданией и вплотную стоит к границе с Израилем и к оккупированным Голанским высотам, США, устами госсекретаря Майкла Помпео вначале обвинили Россию в нарушении достигнутой между странами договоренности по южной зоне деэскалации в Сирии и опять потребовал: «Иран и его ополченцы должны покинуть Сирию». А затем, с помощью Турции, во-первых, открыли новый фронт войны, поспособствовав новым нападениям террористов на северную провинцию Латакия — это явно со стороны Турции или ее зон оккупации в Северной Сирии. А во-вторых, американо-израильские «прокси-армии» объявили о создании новой коалиции террористов под наименованием «Армия юга».

То есть — ждать в обозримом будущем сдачи американо-британо-иорданской базы по подготовке террористов в южно-сирийском Эт-Танфе не стоит — «Тройственный союз» фашиствующих мировых сил намерен продлить войну в Сирии. А судя по действиям турецкой военщины в Северном Ираке — и в этой стране.

Не случайно 8 июля в парламент Иракского Курдистана прибыли представители жителей гор Кандиль, чтобы призвать депутатов «прекратить молчание в отношении турецких бомбардировок деревень» этой местности. «Мы в составе 12 человек представляем 63 деревни провинции Кандиль. Мы посетили парламент Курдистана, чтобы передать послание района парламенту», — сказал один из прибывших, шейх Омер Баргкайи в интервью курдскому агентству BasNews. Он сообщил о встрече с замглавы парламента и о том, что ему передано обращение жителей, в ответ на что парламентский чиновник пообещал обсудить вопрос с председателем парламента и с премьер-министром Курдистана.

То, что «барзаниевцы» умышленно годами замалчивали военные действия Турции против своих же иракских курдов — не секрет. Но то, что именно в сегодняшней пестрой и сложной обстановке это публично озвучивается, означает, что с одной стороны, анти-барзаниевский фронт в регионе получает основания еще раз обвинить Масуда Барзани и его клан в национальном предательстве. С другой стороны, что усилия Ирана и его союзников в регионе, пока в основном направленные на противостояние с США и Израилем, рано или поздно обратятся и против Турции. Так или иначе, когда Иран приступит к противодействию Турции, России придется определяться — кто ее реальный партнер на Ближнем Востоке.

Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2446291.html

Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 11 июля 2018 > № 2670463


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 11 июля 2018 > № 2670432

Иран готов использовать 200 000 военных технологий для производства гражданской продукции

Министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами объявил о решимости страны использовать 200 000 новейших технологий для производства необходимой продукции.

"Министерство обороны пытается ввести в эксплуатацию почти 200 000 современных технологий для производства самостоятельных и уникальных продуктов", опираясь на внутренние возможности, заявил генерал Хатами, выступая на форуме в Тегеране во вторник, сообщает Fars News.

Он упомянул об угрозе санкций Вашингтона против Ирана и сказал: "Мы можем превратить санкции и финансовые угрозы в возможности, потому что они приведут к самообеспечению и самодостаточности".

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 11 июля 2018 > № 2670432


Иран. Ирак > Армия, полиция > iran.ru, 10 июля 2018 > № 2668828

Министр обороны Ирака: Иран доказал свою искренность и честность

Министр обороны Ирака Ирфан Аль-Хайали заявил, что Исламская Республика Иран доказала свою "искренность и честность" при любых условиях, особенно во время кризисов, сообщает IRNA в понедельник.

Аль-Хайали выступил с речью на ирано-иракском совещании по координации обороны и безопасности, которое состоялось в посольстве Тегерана в Багдаде, где присутствовали посол Ирана в Ираке Ирадж Масджеди и военный атташе генерал Мостафа Морадян.

"Иран поддерживал иракский народ и правительство во всех кризисах", - сказал он, добавив, что его страна доверяет доброй воле Тегерана и "это заложило почву для продвижения связей во всех областях".

Иран. Ирак > Армия, полиция > iran.ru, 10 июля 2018 > № 2668828


США. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 июля 2018 > № 2673730

Сделка в силе: Трамп не смог торпедировать соглашение с Ираном

Главы МИД стран ЕС, России и Китая обсудили сохранение ядерной сделки с Ираном

В Вене страны ЕС, Россия и Китай впервые без участия США обсудили сохранение иранской ядерной сделки. При этом «иранская карта», по слухам, будет разыгрываться и на предстоящем саммите Владимира Путина и Дональда Трампа. Российскому лидеру предстоит сложный дипломатический маневр, чтобы помочь Тегерану сохранить соглашение, одновременно ослабляя его присутствие в Сирии.

В Вене прошли многосторонние переговоры по иранской ядерной программе. Впервые подобное мероприятие прошло без участия Вашингтона — президент США Дональд Трамп заявил, что выходит из соглашения с Тегераном и будет искать «лучшей сделки». Остальные страны участницы Совместного всеобъемлющего плана действий — так официально называется документ — подтвердили свою приверженность соблюдению условий сделки, в том числе — защите компаний, инвестирующих в Иран.

Участники СВПД обсудили усилия по нормализации торгово-экономических отношений с Ираном, приветствовав проделанную работу и активизацию диалога. По итогам заседания было принято совместное заявление глав МИД Ирана, России, Франции, Великобритании, Германии и Китая.

Несмотря на противоречия между Россией и ЕС, они выступают единым фронтом в сохранении «ядерной сделки» с Ираном после выхода из нее США.

Глава МИД России Сергей Лавров после встречи отметил в беседе с журналистами, что в настоящее время ситуация с ядерным соглашением по Ирану непростая, но государства-участники сохраняют приверженность международному праву.

Иран подтвердил, что даже учитывая выход администрации Дональда Трампа из соглашения, Тегеран остается привержен соблюдению условий сделки — именно отказа от этого и последующей дестабилизации всего региона Ближнего Востока опасались участники СВПД.

Эту позицию подтвердил и глава МИД России Сергей Лавров: «Иран подтвердил, в ответ на призывы всех остальных участников, что привержен договоренностям, которые в Совместном всеобъемлющем плане действий закреплены».

Кроме того, глава российского внешнеполитического ведомства подчеркнул, что «односторонний шаг США фактически сломал договоренности», Тегеран продолжает сотрудничать с МАГАТЭ, хотя у Ирана появился повод также выйти из сделки, поскольку фактически «Соединенные Штаты — главный участник этой договоренности».

Намерения Ирана фактически означают, что ядерное соглашение, возможно, удастся сохранить даже без участия США.

Правда, сделать это будет нелегко, учитывая, что Вашингтон пригрозил санкциями европейским компаниям, которые продолжат вести бизнес с Ираном. При этом страны ЕС активно фрондируют перед США. На этой неделе в Австрии, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, с визитом побывал президент Ирана Хасан Роухани и обсудил ядерное соглашение с президентом Александером ван дер Белленом и канцлером Себастьяном Курцем.

Визит состоялся, несмотря на то что накануне власти Германии задержали четырех выходцев из Ирана, подозреваемых в подготовке теракта во Франции. Одним из них был иранский дипломат, работавший в посольстве в Вене.

Стать посредником

Встреча подписантов соглашения, в числе которых и Россия, проходит незадолго до встречи президентов РФ и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. По мнению экспертов, стороны, несомненно, затронут и вопрос ядерной сделки с Тегераном. Трамп, как и ранее премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, будет попытаться уговорить Путина не поддерживать соглашение.

В свою очередь, журнал Foreign Policy отметил, что на саммите будет поднят и другой вопрос, касающийся Ирана.

Вашингтон хочет просить Россию помочь вывести иранские силы из Сирии.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что информация о готовящихся договоренностях России и США по выводу войск Ирана из Сирии не соответствует действительности.

«…Сообщения в том плане, что «без меня меня женили», когда две страны обсуждают третью страну и принимают за нее какие-то решения — вряд ли, наверное, это реалистично», — сказал Песков.

Заставить Иран вывести свои войска из Сирии, где он имеет прочные позиции, вряд ли возможно. К тому же, эксперты Foreign Policy считают, что у России нет рычагов воздействия на Иран.

Иран, действительно, является ситуативным союзником России в Сирии и преследует в этой стране собственные цели. Одна из них — возможность проецировать силу на Израиль, своего главного противника в регионе. В России не хотят этого, так как для Москвы важно сохранить дружеские отношения с Израилем — важным политическим и экономическим союзником на Ближнем Востоке.

В то же время все, что касается мирного атома Ирана, связано с Россией. Именно Москва построила в этой стране АЭС и без ее технологий дальнейшее развитие иранской ядерной энергетики невозможно.

Как отмечает ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик, Москва осознает, что Иран хочет сохранить сделку с ЕС, а администрация Трампа достаточно жестко настроена к Ирану.

Путину в этих условиях придется, по выражению Карасика, быть «мастером церемонии», чтобы попытаться найти возможности для урегулирования ситуации и «сохранить урегулирование Сирии на российских условиях».

В свою очередь, рассуждая о диалоге Путина и Трампа по Сирии, бывший высокопоставленный чиновник нескольких администраций США Деннис Росс отмечает, что Трамп должен будет сказать Путину, что США сохранят небольшое присутствие в Сирии до полной победы над террористами группировки «Исламское государство» (ИГ, организация запрещена в России), а иранское влияние в этой стране должно быть сдержано.

«Если закрепление Ирана в Сирии не будет остановлено, это вызовет более широкую войну между Израилем и иранцами», — пишет Росс в статье для The Washington Post.

Он отмечает, что США должны дать Кремлю понять, что полностью поддержат Израиль. При этом автор считает, что Трамп вполне может «попросить Путину быть его «каналом связи» с Ираном».

По мнению Карасика, помочь российскому президенту в дипломатии с Ираном может понимание что экономическая ситуация в Исламской Республике ухудшается из-за новых санаций, и это может заставить Тегеран начать уменьшать свое присутствие в Сирии. В то же время эксперт отмечает, что «уход Ирана из Сирии не гарантирован на 100%», и в любом случае «Иран хочет сохранить свои экономические позиции в Сирии аналогичные тем, которые они создали в Ираке».

США. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 июля 2018 > № 2673730


Иран. Китай > Армия, полиция > iran.ru, 5 июля 2018 > № 2665654

Спецназ армии Ирана готов поделиться опытом с китайскими военными

Командир иранской 65-ой бригады "Nohed" (специальные части ВДВ) генерал сухопутных войск Сирус Амоноллахи объявил о готовности Ирана передать военный опыт спецназу Китая.

Генерал Аманоллахи выступил с речью в Тегеране в среду на церемонии, на которой присутствовала делегация молодых и опытных офицеров из министерства обороны Китая, сообщает Fars News.

"65-я бригада "Нохед" готова к обмену опытом и конструктивному взаимодействию с китайскими спецподразделениями после одобрения от высокопоставленных должностных лиц обеих стран", - подчеркнул он.

Генерал Аманоллахи сказал, что "Нохед" проводит учебные курсы в различных областях, включая военный альпинизм, дайвинг, парусный спорт, стрельбу, освобождение заложников, мотоспорт и операции в пустынях и лесах.

В прошлом году посол Китая в Тегеране Панг Сен подчеркнул важность антитеррористического сотрудничества с Ираном, добавив, что обе страны укрепили свое военное сотрудничество и обмены.

"Военные обмены между Китаем и Ираном растут с каждым днем", - сказал Панг журналистам на пресс-конференции в Тегеране.

Подчеркнув, что Тегеран и Пекин постоянно проводят переговоры и консультации по борьбе с терроризмом, он сказал: "Китай выступает против любого вида терроризма и готов укреплять сотрудничество с Ираном и другими странами (в антитеррористической кампании) для совместного поддержания регионального и глобального мира и стабильности".

Иран. Китай > Армия, полиция > iran.ru, 5 июля 2018 > № 2665654


Иран. США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665058

Одержимость Ираном и саммит в Хельсинки

Дэниел Ларисон (Daniel Larison), The American Conservative, США

Администрация Трампа хочет, чтобы Россия помогла ей выдавить иранские войска из Сирии.

Советник по национальной безопасности Джон Болтон сказал, что сохранение власти в руках сирийского президента Башара Асада не является стратегической проблемой для США, и что президент Дональд Трамп надеется заручиться поддержкой России для изгнания иранских войск из Сирии.

Иран и Сирия на протяжении десятилетий являются союзниками, и иранская поддержка очень важна для сирийского правительства в ходе шестилетней гражданской войны. Россия вряд ли сможет предложить правительству Сирии что-то такое, что заставит его отвернуться от этого альянса. И еще меньше шансов на то, что Соединенные Штаты предложат России нечто такое, из-за чего она начнет действовать в американских интересах.

Есть несколько других вопросов, которые должны занять первостепенное место на предстоящей встрече в Хельсинки. Начало переговоров о продлении договора СНВ-3 — это лишь один пример того, что могут продуктивно обсудить Трамп и Путин вместо того, чтобы зацикливаться на Иране как одержимые.

Главный вопрос, который надо задать, состоит в том, по какой причине высшим приоритетом для администрации Трампа стало выдворение иранских войск из Сирии. Этого хотят Израиль и Саудовская Аравия, но не в интересах США превращать данную тему в приоритет. Если США сосредоточатся на этом вопросе в ущерб другим проблемам и озабоченностям, это будет свидетельствовать о том, что администрация опять подчиняет американскую политику интересам и предпочтениям своих безрассудных сателлитов из ближневосточного региона.

Иран. США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665058


Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт

Кто ослушается Америку? Комментарий Георгия Бовта

США предупредили союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки. Нарушителям грозят санкции. Как поведут себя Европа и Китай?

США предупредили своих союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки 2015 года и восстановлением действия американских санкций против исламской республики. Санкции будут носить предельно жесткий характер и коснутся нефтегазовой сферы, а также финансовой.

Нарушителям санкционного режима грозят так называемые вторичные санкции со стороны США. Госдепартамент уже заявил, что исключений ни для кого Вашингтон делать в данном плане не будет.

В заявлении Госдепа сказано: «Мы намерены изолировать поступление всякого финансирования в Иран». Об этом, в частности, сообщает The Washington Post. В то же время Япония и Южная Корея еще пока пытаются договориться как раз об исключениях для себя из санкционного режима. Как поведут себя Европа и Китай? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Все другие подписанты соглашения по иранской ядерной программе, а именно Россия, Китай, Британия, Франция, Германия заявили, как и сам Иран, о намерении и дальше соблюдать соглашение 2015 года. Европейские страны также намеревались вступить в переговоры с США относительно сохранения возможностей продолжать иметь какой-либо бизнес с Ираном. Но, похоже, Вашингтон непреклонен, а в свете торговой войны с Евросоюзом союзники США поняли: похоже, разговаривать с Дональдом Трампом бесполезно.

Госдеп подтвердил: «Мы не будем делать исключений». Ни для кого и ни для каких-либо отдельных сфер экономики Ирана. Дедлайн выхода из всех сделок — 4 ноября. В том числе Иран будет исключен из всех долларовых расчетов в мире, а возможно, и системы SWIFT.

В настоящее время Иран экспортирует 2,4 млн баррелей нефти в сутки. Когда Иран был под санкциями, Западу совместными усилиями удалось сократить этот объем наполовину. Теперь США будут действовать в одиночку. Вопрос в том, удастся ли им заставить другие страны соблюдать санкционный режим.

Бизнес европейских компаний с Америкой гораздо масштабнее, чем с Ираном. Они не рискнут его терять. Показательно поведение французской Totale, которая уже успела подписать контракты на разработку нефтегазовых месторождений в Иране, в частности, в Персидском заливе.

Теперь французы сворачивают бизнес, успев потратить 40 млн евро на разработку газового месторождения Южный Парс. В то же время финансирование корпорации на 90% зависит от американских банков, а американским инвесторам принадлежит треть акций компании.

Американский бизнес Totale превышает 10 млрд долларов. Ранее, правда, представители ЕС говорили, что попробуют компенсировать убытки тем компаниям, которые продолжат вести бизнес с Ираном. Однако это все слова. Ни одна страна ЕС, включая Германию, не станет тратить на это существенные суммы. Европейцы зато пригрозили обжаловать действия США в международных судах. Это, как говорится, сколько угодно. Как было сказано, замучаются пыль глотать.

Государственный банк Индии заявил, что не будет финансировать сделки по приобретению иранской нефти. В то же время Дели уже отметил: он будет игнорировать американский санкционный режим в отношении Ирана, что Индия делала раньше.

Пока не заявил о своей позиции Китай, который раньше тоже игнорировал санкции США. КНР вполне может покупать иранскую нефть и за юани. Ввести масштабные санкции против китайских компаний США вряд ли посмеют. КНР на сегодня является крупнейшим импортером иранской нефти, вывозя ее на более чем 13 млрд долларов.

Другие ведущие импортеры — Индия (7,5 млрд), Южная Корея (4 млрд), Япония (почти 3 млрд) и Франция (1,4 млрд). При этом доля именно иранской нефти в общем нефтяном импорте этих стран от 6% до 11%, что немало. Из примерно 50-миллиардного объема иранского экспорта нефть дает две трети.

Иранские власти заверяют народ, что страна готова противостоять США, и экономика исламской республики это выдержит. Во всяком случае, еды хватит. А вот импорт 1300 наименований самых разных товаров придется прекратить полностью, в связи с чем в ряде городов Ирана уже прошли массовые волнения.

Что касается дефицита нефти, который может образоваться от сокращения иранских поставок, то, во-первых США, уже попросили своего стратегического союзника и злейшего врага Ирана Саудовскую Аравию нарастить объем добычи уже в июле. Во-вторых, введение санкций против Ирана в нефтегазовой сфере не случайно отложено именно до ноября, когда потребление нефтепродуктов в самих США сезонно падает. Про Дональда Трампа хоть и говорят, что он непредсказуемый, однако не до такой степени, чтобы забыть о бизнес-интересах самой Америки.

Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 29 июня 2018 > № 2665725

Иран поддерживает разработку общей региональной стратегии борьбы с терроризмом и укрепления сотрудничества между региональными государствами, заявил в пятницу постоянный представитель Ирана и посол в ООН Голямали Хошру.

"Имея такую общую стратегию, страны региона могли бы эффективно остановить движение иностранных боевиков-террористов и их проникновение в региональные страны", - сказал Хошру во время своего выступления на Конференции по борьбе с терроризмом под названием "Борьба с развивающимися угрозами со стороны иностранных террористов", сообщает IRNA.

Согласно докладам ООН, более 25 000 иностранных террористов отправились в Сирию из более чем 100 государств, сказал он, добавив, что эта цифра показывает, что угрозы, связанные с иностранными террористами, сложны и многогранны и требуют неотложного внимания международного сообщества.

Хошру заявил: "Поскольку наш мир не признает границ, все части мира в большей или меньшей степени находятся под угрозой этого распространения".

Хошру отметил, что мирного человека в деструктивное существо превращают не только диктатуры, нищета, коррупция и дискриминация, но, в первую очередь, разрушительная идеология.

"Эта темная экстремистская идеология не может быть устранена только военными, политическими или экономическими средствами. Любая эффективная стратегия против международного терроризма должна в первую очередь включать в себя важную культурную и идеологическую составляющую", - отметил он.

"Крайне важно, чтобы государства-члены укрепляли свое сотрудничество на международном, региональном, субрегиональном и двустороннем уровнях, в том числе путем расширения оперативного и своевременного обмена информацией", - сказал посол Ирана.

Рассказывая о том, что Иран является жертвой терроризма, включая операции, проводимые и спонсируемые "Талибаном", "Аль-Каидой", МКО и ИГИЛ, иранский посол подчеркнул, что за последние четыре десятилетия около 17 000 иранских граждан пострадали от террористических атак.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 29 июня 2018 > № 2665725


Иран. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 29 июня 2018 > № 2665723

Посол России в ООН: Присутствие Ирана в Сирии является законным и неоспоримым

Российский посол в ООН Василий Небензя заявил, что присутствие Ирана в Сирии является законным и неоспоримым.

На пресс-конференциивстрече в конце четверга он добавил, что Иран и Сирия являются членами Организации Объединенных Наций, и присутствие Ирана по просьбе юридического правительства Дамаска в Сирии является законным.

Он подчеркнул, что этого никто не может отрицать, нравится им это или нет, сообщает IRNA.

Отметив, что многие страны обвиняются в том, что они играют дестабилизирующую роль в регионе, Небензя напомнил, что Иран давно объявил, что он открыт для диалога со странами региона о региональных событиях.

Несмотря на готовность Ирана к проведению переговоров, другие стороны не проявили интереса к этому вопросу, сказал он.

При этом посол России в ООН заявил, что присутствие США в Сирии является незаконным.

Отметив, что на юге Сирии по-прежнему присутствуют около 15 000 боевиков ИГИЛ и "Аль-Нусры", он заявил, что озабоченность сирийских соседей понятна и победа над ИГИЛ требует коллективного сотрудничества.

Иран. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 29 июня 2018 > № 2665723


Иран. МАГАТЭ > Электроэнергетика. Армия, полиция > un.org, 28 июня 2018 > № 2656804

В МАГАТЭ 11 раз подтвердили, что Иран выполняет соглашение о его ядерной программе

Несмотря на то, что, по заключению экспертов МАГАТЭ, Иран выполняет условия международного соглашения по его ядерной программе, само соглашение оказалось под угрозой. Об этом предупредила заместитель Генерального секретаря по политическим вопросам Розмари ди Карло по случаю трехлетней годовщины Совместного всеобъемлющего плана действий, который был одобрен Советом Безопасности.

Розмари ди Карло сообщила, что со времени вступления Плана в действие в январе 2016 года, глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) 11 раз отчитывался в Совете Безопасности и каждый раз подтверждал, что Иран выполняет свои обязательства. Тем не менее, 8 мая этого года президент США Дональд Трамп объявил о том, что Вашингтон выходит из соглашения и намерен возобновиться санкции против Ирана, которые были отменены по условиям договоренностей. Генеральный секретарь выразил сожаление по поводу этого решения.

В среду заместитель главы ООН представила его очередной доклад о выполнении соглашения. В числе прочего, в нем содержится ссылка на информацию двух государств о том, что в Иран могли попасть так называемые «объекты двойного назначения». Эти сообщения проверяются.

В докладе также рассматривается утверждение Саудовской Аравии о том, что баллистические ракеты, запущенные йеменскими повстанцами-хуситами, изготовлены в Иране. Проведя на месте анализ обломков пяти ракет, эксперты МАГАТЭ пришли к выводу, что их дизайн совпадает с конструкцией иранских ракет «Кум-1», а составные части были изготовлены в Иране. Компоненты систем наведения, по мнению специалистов, были произведены между 2002 and 2010 гг. Правда, они не могут с уверенностью сказать, были ли ракеты доставлены в Йемен до или после вступления в силу Совместного всеобъемлющего плана действий.

Проведя на месте анализ обломков пяти ракет, эксперты МАГАТЭ пришли к выводу, что их дизайн совпадает с конструкцией иранских ракет «Кум-1», а составные части были изготовлены в Иране

В докладе также отражена информация, поступившая от Израиля о предполагаемом присутствии иранского «беспилотника» в Сирии, который, по сообщениям, был сбит после того, как он 10 февраля 2018 года оказался в воздушном пространстве Израиля. Сотрудники МАГАТЭ не имели возможности изучить его обломки, но, как видно на снимках, представленных Израилем, строение крыла – такое же, как у модели иранского дрона, который был представлен публике в октябре 2016 года.

Генеральный секретарь призвал Иран «со всей серьезностью отнестись к опасениям, высказанным государствами-членами ООН, касающимся действий, которые предположительно идут в разрез с ограничениями, содержащимися в соответствующей резолюции Совета Безопасности».

Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе был принят 14 июля 2015 года. Кроме Ирана, документ подписали Европейский союз, Великобритания, Германия, Китай, Россия, США и Франция. В обмен на выполнение требований соглашения с Ирана были сняты санкции.

16 января 2016 года в МАГАТЭ опубликовали доклад, в котором подтверждается, что Иран выполнил согласованные «шестеркой» международных посредников обязательства по ограничению своей ядерной программы.

Этот вывод позволил снять международные санкции с Тегерана и объявить 16 января «Днем начала реализации» Совместного всеобъемлющего плана действий.

Иран. МАГАТЭ > Электроэнергетика. Армия, полиция > un.org, 28 июня 2018 > № 2656804


Казахстан. Израиль. Иран. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 26 июня 2018 > № 2654309

Казахстанская делегация приняла участие в открытых дебатах Совета безопасности ООН на тему: "Поддержание международного мира и безопасности: Всесторонний обзор ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке", передает Kazakhstan Today.

Постоянный представитель Казахстана при ООН Кайрат Умаров в своем выступлении отметил, что конфликты на Ближнем Востоке оказывают серьезное негативное воздействие на страны Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, Европы и других регионов, сообщает пресс-служба МИД РК.

"Единственное жизнеспособное решение состоит в том, чтобы добиться большего сближения, сотрудничества и укрепления доверия между государствами-членами ООН, членами Совета безопасности и странами в треугольнике: арабские государства - Израиль - Иран", - заявил казахстанский дипломат.

Казахстанская сторона предложила выработать всеобъемлющий гуманитарный план действий, который должен выполняться правительствами стран, вовлеченными в конфликт, в тесной координации с ООН и другими международными организациями в строгом соответствии с международными конвенциями и резолюциями. В противном случае, эскалация политической обстановки при ослаблении государственной власти открывает путь к узурпации власти негосударственными субъектами и вооруженными группами в стране.

"Отмечено, что операции по поддержанию мира должны сопровождаться превентивной дипломатией, посредничеством и продвижением устойчивого мира. Была заявлена принципиальная позиция нашей страны о том, что "политическое и дипломатическое урегулирование конфликтов должно преобладать над применением силы". При этом конфликтующие стороны чаще должны прибегать к посредническим услугам Генерального секретаря ООН и его специальных посланников и представителей для решения проблем", - информирует МИД РК.

Представитель Казахстана подчеркнул важность уважения независимости и суверенитета государств в соответствии с Уставом ООН, особенно в странах, охваченных войной.

"Отмечена необходимость поддержать авторитет Совета безопасности ООН в качестве главного доверенного арбитра в разборе конфликтов, в частности, в случаях как палестино-израильский конфликт или расследование применения химического оружия в Сирии. По мнению казахстанской стороны, расследование всех нарушений должно быть тщательным, объективным и беспристрастным, с тем чтобы международное сообщество могло справедливо идентифицировать виновных в полном соответствии с международным гуманитарным правом", - говорится в сообщении.

Казахстан. Израиль. Иран. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kt.kz, 26 июня 2018 > № 2654309


США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652627

Амос Ядлин: "Перед лицом ядерной угрозы наилучшая стратегия заключается в смене иранского режима"

Петр Смолар | Le Monde

США не смогут сдержать иранские ядерные амбиции применением военной силы, считает израильский эксперт. И даже если Израиль получит поддержку администрации Трампа, такое решение остается опасным. Интервью с Амосом Ядлиным, главой Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета, главой Управления разведки Армии обороны Израиля с 2006 по 2010 год, записал корреспондент Le Monde в Иерусалиме Петр Смолар.

"После американского выхода будущее соглашения по иранской ядерной программе (JCPOA) представляется неопределенным. Какой сценарий кажется вам наиболее вероятным?" - спросил журналист.

"В ближайшие полгода вырисовываются два типа сценариев, в соответствии с эффективностью повторного введения санкций в Иране и их воздействия на его экономику. В том случае, если санкции будут недостаточно эффективными, то есть если европейцы разработают механизмы для их обхода, если Россия, Китай, Индия, Япония не изменят свои отношения с Ираном, тогда центр борьбы окажется в Европе", - ответил Ядлин.

"Если санкции не возымеют действия, я думаю, что Иран останется в соглашении. Статус-кво трех последних лет продолжится: Иран будет соблюдать соглашение, воспользуется хорошими экономическими отношениями с Европой, Китаем, Россией. И тогда американский выход будет иметь ограниченные последствия", - продолжает эксперт.

"Если санкции сработают, можно представить позитивные и негативные сценарии. Наиболее позитивный - иранское возвращение за стол переговоров и заключение улучшенного соглашения. Но я должен подчеркнуть, что в Вашингтоне больше делают ставку на ослабление иранского режима. США надеются на то, что санкции спровоцируют беспорядки, а митинги бросят вызов режиму. Никто этого прямо не говорит, но цель именно такова", - утверждает Ядлин.

"Наконец, наихудший сценарий - это иранский отскок в направлении ядерной бомбы, следование по северокорейскому пути и выход из договора о нераспространении ядерного оружия", - считает эксперт.

"В обоих случаях пуля вернется в американский и израильский лагерь. Сомневаюсь, что США сумеют остановить Иран вооруженной силой. Президент Трамп проводит политику освобождения от обязательств на Ближнем Востоке. Однако нет сомнений в том, что в отличие от того, что произошло в 2011-2012 году, Израиль получит разрешение остановить Иран, при американской поддержке", - пояснил он.

"Если изучить способы, коими можно помешать этому радикальному антиизраильскому режиму получить ядерную бомбу, то наилучшей стратегией представляется содействие смене режима. Санкции причиняют много страданий ни в чем не повинным людям. Военная атака является крайней мерой, которая способна привести к непредвиденным последствиям. Соглашение? Последнее было недостаточно приемлемым", - рассуждает эксперт.

"Нетаньяху желает возвращения к отношениям до 1979 года (год исламской революции) и с другим режимом! - утверждает Ядлин. - Администрация Обамы надеялась, что умеренные элементы одержат верх и что после смерти нынешнего верховного правителя (78-летнего Али Хаменеи. - Прим. Le Monde.) появится иранский Горбачев".

"Если бы вам довелось дать совет Нетаньяху и Трампу по поводу смены режима, что бы вы им сказали?" - поинтересовался журналист.

"Быть осторожными, - ответил эксперт. - Я не посоветовал бы действовать так, как были низвергнуты Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи, военным путем. США не могут себе этого позволить, и это сплотило бы иранский народ. Смена режима может быть достигнута, следуя примеру [американского президента] Рональда Рейгана в конце 1980-х годов перед лицом СССР: посредством экономического давления и множества средств сообщения, через социальные сети, телевидение. Изменение придет изнутри и даже из недр самого режима".

"Существует много сходных черт между советским и иранским режимами. Оба они свергли коррумпированную монархию, соответственно в 1917 и 1979 году. Оба они были радикальны в своих подходах, один на основе коммунизма, другой - исламизма. Оба они были вовлечены в войны после того, как пережили нападение - СССР с Германией, Иран с Ираком. Но они не добились результатов. Иранцы недовольны условиями своей жизни: двухзначная инфляция и безработица, от 2 до 3 млн наркоманов, коррупция, загрязненный воздух, нехватка воды... Иран созрел для перемен, однако режим еще силен", - анализирует Ядлин.

"Верите ли вы в информацию об изменении российской позиции по поводу иранского присутствия в Сирии?" - спросил интервьюер.

"Кремль изменил свой подход, но не на 180 градусов. В прошлом он несильно обращал внимание на израильские требования держать иранцев подальше от нашей границы, даже вне Сирии. Первое, чего хотела Москва, - это спасения президента Башара Асада", - ответил собеседник издания.

"Когда Россия увидела, что Израиль готов соблюдать ее красные линии, она тоже изменила характер действий. Наконец, существует соперничество между Ираном и Россией за то, чтобы стать наиболее влиятельной силой перед режимом Асада. Раньше они работали вместе против оппозиции: иранская пехота с российским воздушным прикрытием", - пояснил эксперт.

"В настоящее время потребность в сухопутных войсках ослабела. Владимир Путин не хочет провоцировать Израиль. Главное разногласие между двумя нашими странами происходит из-за того, что Россия сосредоточена на географической стороне иранского присутствия в Сирии, в то время как мы ведем наблюдение за качеством и количеством. Одним из главных наших опасений являются иранские баллистические ракеты в Сирии с дальностью поражения 300 км", - отметил Ядлин.

США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652627


США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652624

Почему у Трампа не двигаются дела с его альянсом против Ирана

Кристиан Бёме, Томас Зайберт | Tagesspiegel

Президент США хочет сколотить серьезный альянс против Тегерана. Однако у него в союзниках значатся пока лишь Израиль и несколько государств Залива, констатируют Кристиан Бёме и Томас Зайберт на страницах Tagesspiegel.

Незадолго до исторической встречи Трампа и Ким Чен Ыном иранское правительство обратилось с советом к северокорейскому лидеру. Тегеран предупредил Пхеньян: прежде чем заключать какие-либо договоренности с президентом Соединенных Штатов, КНДР следует напомнить себе о том, что США то и дело выходят из международных соглашений и нарушают достигнутые договоренности. Тегеран намекал на выход Трампа из ядерной сделки с Ираном, пишут авторы.

При этом, отмечают журналисты, напряженность в трансатлантических отношениях вредит новому консенсусу в отношениях с Ираном. "После выхода США из ядерного соглашения не стало и нового альянса, на который надеялся Трамп", - говорится в статье.

Встреча с Ким Чен Ыном внесла еще больше сумятицы в отношение к внешнеполитическому курсу Вашингтона. "От Пхеньяна в плане ядерного разоружения не потребовали ничего, кроме вялой декларации о намерениях", - пишут журналисты.

Зато президент США вышел из сделки с Тегераном, которая ставила Иран в условия жесткого международного контроля. Кроме того, Трамп пригрозил санкциями тем европейским компаниям, которые ведут бизнес с Ираном, говорится в статье.

"Трамп облагает штрафными пошлинами европейских союзников и морочит им голову на саммите G7, и это только усложняет ситуацию. Неудивительно, что ведущие европейские политики не настроены присоединяться к политике Трампа в отношении Ирана", - констатируют авторы статьи.

"Иран, со своей стороны, старается наладить отношения со странами Запада. Президента Рухани ждут с официальным визитом в начале июля в Швейцарии и Австрии. Трамп может высказать недовольство в связи с этим на саммите НАТО 11 июля. Он хочет, чтобы европейцы наконец присоединились к взятому им курсу", - говорится в статье.

Планы администрации США относительно антииранского альянса рушатся не только из-за разногласий с европейцами. "Важнейшие покупатели иранской нефти - Китай и Индия - не выказывают намерений примкнуть к новым американским санкциям", - передает издание.

Китайский импорт нефти из Ирана составляет около 700 тыс. баррелей в день, индийский - 500 тыс. баррелей. Это означает почти 80 млн долларов прибыли в сутки для Ирана.

"На фоне обоюдных китайско-американских угроз ввести штрафные санкции Пекин, возможно, возьмет на мушку импорт нефти из США, месячный доход от которого составляет порядка миллиарда долларов. Если объемы импортируемой из США нефти будут сокращены, Китай сможет увеличить ввоз иранской нефти. Это приведет Трампа в ярость", - пишут авторы.

При этом нельзя утверждать, что Трамп одинок в своем отношении к Тегерану. Большую опасность, исходящую от Ирана, видят и Саудовская Аравия, а также другие монархии Залива.

"Страны, исповедующие суннитский ислам, вот уже несколько лет вынуждены следить за тем, как Иран наращивает свое влияние в шиитском мире", - передают журналисты.

"Тот факт, что, выйдя из сделки с Ираном, Трамп окончательно становится их союзником, не может не нравиться арабским властителям", - говорится далее. На руку это и Израилю. Там твердо убеждены, что Тегеран замыслил плохое и водит за нос весь мир. Израиль не потерпит ядерного оружия у Ирана и намерен предотвратить это, в случае необходимости даже военным путем, заявляют представители Израиля.

"Режим мулл в Тегеране, похоже, не сильно впечатлен подобными заявлениями, вместе с тем он не доверяет и европейцам. Тегеран, - констатируют авторы, - готовится к окончательному краху ядерного соглашения".

Али Акбар Салехи, глава Организации по атомной энергии Ирана, указал на то, что его страна в состоянии в течение месяца вернуться к обогащению урана.

"По мнению наблюдателей, подобные заявления делаются с целью оказать давление. Европейцам должно стать понятно, что, если они не смогут держать обещания, Иран не будет соблюдать и свои", - говорится в статье.

Это становится проблемой прежде всего для президента Рухани: "сторонники жесткой линии обвиняют его в том, что его курс на открытость и ненавистная им ядерная сделка ничего не принесли Ирану", пишут журналисты. В народе эта ситуация также не добавит популярности умеренному Рухани.

США. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652624


США. Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652705

Неуклюжий танец: США, Россия и Иран пытаются добить «Исламское государство»

Набих Булос (Nabih Bulos), Los Angeles Times, США

Эль-Кайм, Ирак — На поросших пальмами берегах Евфрата играют дети, как играли тысячи лет назад — а рыбацкие лодки мирно режут безмятежную речную гладь. На плодородных пойменных землях неподалеку земледельцы сеют будущий урожай.

Глядя на этот пасторальный пейзаж, сложно себе представить, сколь многоплановая битва разворачивается поблизости.

Всего в нескольких милях отсюда в своем последнем убежище в пустынях вдоль иракско-сирийской границы засели солдаты «Исламского государства» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.). Разбить их раз и навсегда пытается расколотый союз государств, включающий в себя США, Россию и Иран. Добиться своей цели им мешают глубоко въевшееся недоверие и геополитическое соперничество.

В мае месяце США начали операцию «Решительная поддержка» (Round-up). Ее цель: выбить исламистов из горного массива Багуз, треугольника, втиснутого между восточным берегом Евфрата и границей двух государств.

В операции участвует альянс сирийских курдов и арабского ополчения — он идет в авангарде предпринимаемых Западом попыток уничтожить ИГИЛ в Сирии. Операция — часть масштабной кампании, чья цель — прогнать исламистов из богатой нефтью сирийской провинции Дейр-эс-Зор и не пустить их в иракскую провинцию Анбар.

В рамках кампании бок о бок с курдами воюют спецподразделения из США, Франции и Италии. Небо наполнено ревом боевой авиации: самолеты коалиции и иракские F-16 летят бомбить позиции ИГИЛ.

В Эль-Кайме, с иракской стороны границы, коалиция с трудом координирует свои операции с иракскими шиитами. Их разрозненные силы носят название «Силы народной мобилизации» и лояльны Ирану.

На противоположном берегу Евфрата раскинулся сирийский город Букамал. Здесь с «Исламским государством» воюет уже Сирийская армия при поддержке российских наемников и советников из Корпуса Стражей Исламской Революции, а также нерегулярных войск из Ливана, Ирака и Афганистана. У них также есть воздушные силы: российские истребители и иранские беспилотники.

Со стороны может показаться, что у всех их одна цель: разбить «Исламское государство». Но в действительности каждый преследует свои собственные мотивы.

США хотят, чтобы курды укрепили свою власть над восточной Сирией и тем самым превратили свой анклав в противовес правительству Башара Асада.

Расставив у власти своих доверенных лиц, США получит контроль над иракско-сирийской границей и сможет обуздать растущее влияние Ирана в регионе.

Многие считают, что Иран рассчитывает создать сухопутный коридор, чтобы обеспечить Тегерану доступ к Средиземному морю. Поскольку остальная часть сирийско-иракской границы уже в руках коалиции, пограничный переход Букамал-Эль-Кайм — последняя надежда Ирана.

Асад тем временем поклялся отвоевать каждую пядь сирийской земли. Контролируемые курдами земли богаты полезными ископаемыми, и Асаду и его российским покровителям нужны особо — ради горючего и сельского хозяйства.

Между двух огней засел ИГИЛ, чей личный состав насчитывает, по разным оценкам, от 800 до нескольких тысяч человек. Исламисты прорыли туннели в убежища посреди пустыни и процветают на территории геополитического разлома, где развернулась борьба за сферы влияния.

Последним убежищем повстанцам этот регион служил и раньше.

Десятилетиями пустынные земли, прилегающие к иракско-сирийской границе, были прибежищем контрабандистов. После вторжения США в 2003 году, регион перешел под власть «Аль-Каиды» (запрещена в РФ, ред.), которая чуть позже переродилась в ИГИЛ.

В 2014 году, пока в Сирии бушевала гражданская война, «Исламское Государство» захватило Букамал и Эль-Кайм. Исламисты заявили, что стерли «линии на карте», прочерченные век назад колониальными державами, и провозгласили свой «халифат».

К 2015 году под их контролем находился участок иракско-сирийской границы длиной почти в 600 километров.

Когда же «халифат» рассыпался в порошок, США и Россия выставили в регионе своих посредников в надежде перехитрить друг дружку.

С той поры сложилось патовое положение: противоборствующие стороны настороженно следят за малейшим продвижением противника. За последний год неоднократно случались стычки между проиранскими войсками и США. А в результате февральского столкновения погибли сотни солдат сирийской армии и российских добровольцев.

За исключением «линии разрядки» — прямой линии, по которой военное руководство США и России обмениваются данными о перемещении войск, какая бы то ни было координация между сторонами отсутствует. Вообще, сотрудничать в борьбе с ИГИЛ они как будто и не настроены вовсе.

«В этом и загвоздка. ИГИЛ не сидит на одном месте. Они перемещаются и прячутся», — говорит Джошуа Лэндис (Joshua Landis), директор Центра исследования Ближнего Востока при Университете Оклахомы.

Разумеется, деятели из американского и российского лагеря поспешили обвинить друг дружку если и не в пособничестве исламистам, то, по крайней мере, намеренном затягивании времени.

Британский генерал-майор Феликс Гедни (Felix Gedney), командир при ведомой США коалиции, заявил на майском брифинге Пентагона, что проправительственные силы в Сирии эффективно разобраться с «Исламским государством» «либо не могут, либо не хотят».

Сирийцы теми же нелестными словами отзывались об американцах.

«Все последние годы основную борьбу с ИГИЛ ведем мы при поддержке России и Ирана», — заявил Асад в июньском интервью газете «Мэйл он Сандей» (Mail on Sunday). «Что же касается Запада и его военного альянса, где верховодят американцы, то они, напротив того, ИГИЛ всячески поддерживают: они атаковали сирийские войска при любом нашем столкновении с исламистами», — сообщил он.

С такой оценкой согласятся так называемые союзники США с иракской стороны границы — например, Хадж Кассем Муслех, командир «Сил народной мобилизации». Ранее он утверждал, что США сорвали его планы прикончить исламистов.

В постоянно меняющейся классификации союзников и противников США в борьбе с ИГИЛ Муслех входит в обе категории.

Его бойцы вместе с тысячами нерегулярных солдат «Сил народной мобилизации» отвоевали иракскую часть границы, включая Эль-Кайм.

По идее, он сражается на той же стороне, что и США. Но воюет он иранским оружием, а помогают ему — иранские военные советники.

Стоит ему лишь перейти границу, как он и воевать будет вместе с самими иранцами и тем самым станет противником США.

А что же Иран? «Нравится ли это США или нет, — заявил Муслех в интервью из своего штаба в Эль-Кайме, — Иран — хозяин ближнего востока и сильнейшая из держав региона».

«Исламское Государство» затаилось в двух шагах от Эль-Кайма. Город еще не оправился от войны с исламизмом, и жители продолжают бить тревогу о тайных джихадистских ячейках.

Помимо вопросов безопасности, нарушено электроснабжение, поскольку бойцы ИГИЛ свалили десятки линий электропередач ради катушек медной проволоки. В больницах и школах царит чудовищная нехватка персонала. Требуются масштабные восстановительные работы, однако денег на них нет.

Если ничего так и не будет восстановлено, а экономика так и не оживет, регион «никогда не избавится от ИГИЛ, потому что они плодятся там, где нет государства», считает Лэндис.

А поскольку ряд игроков друг против друга настроены решительно, сотрудничать, чтобы предотвратить возвращение ИГИЛ, они попросту не намерены.

А это значит, предрекает Лэндис, что регион так и останется прибежищем ИГИЛ, как и прежде.

Исламисты смогут обвести основные противоборствующие стороны вокруг пальца, заключает Лэндис, потому что никто из них не несет ответственности за будущее региона.

США. Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652705


Иран. США > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 23 июня 2018 > № 2652687

Атомный босс Ирана: если сделка рассыплется, мир провалится в «черный туннель»

Хьетил Ханссен (Kjetil Hanssen), Aftenposten, Норвегия

«Если без США ядерный договор еще может существовать, но без Ирана — никак», — заявил руководитель атомной организации Ирана Али Акбар Салехи в интервью «Афтенпостен».

Если другие стороны переживут выход США из договора, есть надежда, что полного коллапса удастся избежать, считает Али Акбар Салехи.

«Ну а если нет, то мы провалимся в черный туннель. Победителей там нет, есть одни проигравшие. Разрывать сделку — не в интересах Ирана, не в интересах региона и даже не в интересах мирового сообщества».

Время поджимает

Точных сроков Салехи не называет, однако считает, что вопрос должен быть решен в ближайшие недели.

«Время поджимает».

Салехи — не только глава атомной организации Ирана, но вице-президент страны. В прошлом он успел побыть и министром иностранных дел.

По образованию он — физик-ядерщик, имеет докторскую степень престижного Массачусетского технологического университета. Линией США в ядерной сделке или, как она именуется формально, Совместном плане действий, он недоволен.

«Их поведение просто диктуется логикой власти. США — могучая держава и может себе позволить поступать, как ей угодно».

Сделка от 2015 года

По условиям ядерной сделки, заключенной летом 2015 года, Иран согласился ограничить свою ядерную программу.

Взамен США, Великобритания, Россия, Китай, Франция, Германия и Евросоюз ослабили гнет международных экономических санкций.

В мае этого года американцы в одностороннем порядке вышли из договора. Вашингтон обвинил Иран в том, что Тегеран нарушает «дух договора» и ведет агрессивную внешнюю политику в регионе. Другие государства-участники тем временем пытались убедить иранцев не выходить из договора, несмотря на действия США.

Никакого смысла продолжать в одиночестве

«Я бы хотел сохранять оптимизм и надеяться, что все пойдет, как уговорено», — говорит Салехи, давая при этом понять, что в действительности поводов для радости мало. Он подчеркивает, что если и другие страны-участники будут действовать вопреки ожиданиям Тегерана, Ирану ничего не останется, как покинуть договор.

С экономической, торговой и политической точкой зрения Ирану лучше быть готовым к тому, что США свои обязательства исполнять не будут.

«Пока что европейцы всячески выражали нам свою поддержку, но нашему народу нужны конкретные, осязаемые результаты. Для нас нет никакого смысла исполнять все условия договора в одностороннем порядке, если мы ничего не получим взамен».

Главная проблема для европейских стран и компаний, которые готовы вести торговлю с Ираном — это риск самим попасть под американские санкции.

О переговорах с США и речи быть не может

С иранским вице-президентом корреспондент «Афтенпостен» встретился в историческом отеле «Лосбю Гудс». В Норвегию он прилетел, чтобы поучаствовать в форуме в Осло и пообщаться с премьер-министром и министром иностранных дел Норвегии, а также генсеком ООН.

Недавно американский президент Дональд Трамп встретился с северокорейским лидером Ким Чен Ыном и обсудил северокорейскую ядерную программу.

«Афтенпостен»: Тегеран готов вести новые переговоры с США по иранской ядерной программе?

Али Акбар Салехи: Нет, нет и еще раз нет. Мы и так уже приложили к этому немало усилий. Нет никакого смысла заново проходить через все это.

По мнению Салехи, Трамп ведет себя как деспот.

«Он хочет управлять всем сам, а остальным как бы говорит: „а вам — ничего"».

Наверстать упущенное

Недавно сообщалось, будто верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи приказал увеличить мощность «Фордо», одного из двух крупных ядерных объектов страны. По словам же Салеха, Иран условий сделки нарушать не собирается.

«Мы намерены строить инфраструктуру с запасом на будущее. Когда срок договора истечет, мы сможем наверстать упущенное время в производстве передовых центрифуг. Чтобы добиться этого в будущем, надо вести строительство уже сейчас».

По словам Салеха, Иран незамедлительно начнет производство центрифуг, если сделка «взлетит на воздух». Центрифуги нужны для обогащения урана, делая радиоактивное вещество пригодным для производства энергии. У ряда стран такие перспективы вызывают опасения: они полагают, что благодаря увеличенным мощностям Иран сможет получить уран оружейной чистоты — и стать ядерной державой.

Работа израильской разведки

В апреле премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что Иран ранее скрывал свои ядерные амбиции, предъявив, по его мнению, убедительные тому доказательства. По словам Нетаньяху, израильская разведка получила доступ в иранский архив, где обнаружила 183 компакт-диска с 55 тысячами документов противника. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) также свидетельствовало о ядерных амбициях Тегерана, однако, начиная с 2015 года, не зафиксировала ни единого нарушения договора.

Ядерное оружие — грех

Салехи израильские выводы отвергает как ошибочные, ссылаясь на официальное заявление иранского МИДа. По его словам, документы — фальшивка.

«Если вам дадут настоящую и фальшивую банкноту, вы ведь заметите разницу?»

Для того чтобы сделать вывод о подлинности, вовсе не обязательно вдаваться в предмет, считает он.

— Иран собирается обзаводиться ядерным оружием?

— Нет. Наш верховный лидер издал фетву — то есть религиозный декрет — о запрете на разработку, производство и применение оружия массового поражения, включая ядерное оружие.

Иран. США > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 23 июня 2018 > № 2652687


Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > iran.ru, 22 июня 2018 > № 2654006

Выход Ирана из ядерного соглашения вероятен в ближайшие недели

Заместитель министра иностранных дел Ирана по политическим вопросам Сейед Аббас Аракчи, подчеркнув, что выход Ирана из ядерного соглашения СВПД вероятен в ближайшие недели, сказал, что Европе было настоятельно предложено сделать все возможное, чтобы сохранить СВПД в действии.

Заместитель министра иностранных дел Ирана по политическим вопросам Сейед Аббас Аракчи сделал вышеуказанные замечания и призвал Европу предпринять эффективные шаги для сохранения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Если Европа и другие страны, подписавшие СВПД, хотят сохранить ядерную сделку с Ираном, они должны принести больше жертв в этом отношении.

Остальные стороны, подписавшие многонациональную ядерную сделку с Ираном, известную как СВПД, впервые встретились в попытке спасти исторический пакт после решения США в одностороннем порядке выйти из него и вновь ввести санкции против Тегерана.

По просьбе Ирана делегаты из Китая, России, Франции, Великобритании, Германии и Европейского Союза собрались в пятницу в столице Австрии Вене, где они подтвердили свою приверженность сделке 2015 года, официально известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Аббас Аракчи сказал журналистам в Вене, что Тегеран ведет переговоры с другими странами, подписавшими договор, "чтобы увидеть, смогут ли они предоставить нам пакет, который может дать Ирану преимущества от отмены санкций".

"Следующий шаг- найти гарантии для этого пакета", - сказал он, добавив, что Ирану нужна конкретика о том, что это произойдет к концу месяца.

Иранское правительство скептически относится к перспективе сделки, которая в достаточной степени отвечает интересам Ирана.

"Я сегодня заявил на конференции, что СВПД находится в реанимации, потому что он потерял равновесие в результате выхода США из сделки", - сказал Аракчи.

Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > iran.ru, 22 июня 2018 > № 2654006


Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Марианна Беленькая

На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, и кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе стране грозит гражданская война

В Ираке прошли первые после победы над «Исламским государством» (запрещено в РФ) парламентские выборы и главный вопрос на них, будет ли Тегеран и дальше играть определяющую роль в жизни страны. В ситуации, когда США, Израиль и ряд арабских стран пытаются потеснить Иран на Ближнем Востоке, в первую очередь выдавив его из Сирии, Ирак остается стратегически важной базой иранского влияния в регионе.

Выборы в Ираке состоялись еще в середине мая, но результаты оказались настолько сложными, что новое правительство до сих пор не сформировано. При самой низкой за всю историю послесаддамовского Ирака явке (44,5%) вперед вышли новые партии, которые еще не были у власти и теперь готовы вступать в невероятные коалиционные союзы.

Новые лидеры

На 329 мест в парламенте Ирака претендовало около двухсот партий и независимых кандидатов, распределенных по нескольким десяткам избирательных списков. Основная конкуренция на выборах разгорелась между шиитскими партиями, традиционно связанными с Ираном и представляющими большинство населения Ирака. Именно выходец из шиитской общины, как правило, избирается на пост премьер-министра. После подсчета голосов выяснилось, что ни один из политических списков не сможет самостоятельно составить парламентское большинство (165 мест) и сформировать правительство.

Согласно объявленным на сегодня итогам выборов, парламент должен обновиться на 70%. Победителями стали новые партийные списки. «Ас-Сайирун» («Идущие вперед»), куда вошли сторонники одного из самых молодых религиозных лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра и коммунистов, получила 54 места. «Аль-Фатх» («Победа»), представляющая отряды народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», – 47 мест.

Партийные списки, возглавляемые нынешним и предыдущим премьерами Хайдером аль-Абади и Нури аль-Малики, оказались отодвинутыми на вторые роли и получили соответственно 42 и 25 мест. Результаты, как и низкая явка, продемонстрировали разочарование иракцев в действующих политических лидерах. Однако внешний мир волновал вопрос не кто победитель внутри Ирака, а проиграл или выиграл на иракских парламентских выборах Иран.

Формально у Тегерана есть все основания для недовольства. Считалось, что Иран сделал ставку на коалицию списков бывшего премьера аль-Малики «Государство закона» и список шиитских ополченцев «Аль-Фатх». А вот занявший первое места ас-Садр Иран не устраивал. Еще в феврале Али Акбар Велаяти – советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – во время визита в Ирак заявил, что Тегеран не допустит ас-Садра и его сторонников к рулю в Багдаде. «Мы не позволим либералам и коммунистам управлять в Ираке», – сказал он во время пресс-конференции.

В свою очередь ас-Садр неоднократно выступал против любого иностранного вмешательства в дела Ирака, имея в виду в том числе и Тегеран. Кроме того, он установил контакты с Саудовской Аравией и ОАЭ – главными региональными врагами Ирана. Поэтому его победа на выборах рассматривалась как удар по региональным интересам Тегерана. Аналитики уже составляли список партий, которые могут сформировать в Багдаде новое, антииранское правительство.

Однако ас-Садр оправдал свою репутацию одного из самых непредсказуемых иракских лидеров: через месяц после выборов он объявил о союзе с лидером партии шиитских ополченцев «Аль-Фатх», бывшим министром транспорта Ирака Хади аль-Амири. Парадокс тут в том, что в последнее время ас-Садр активно выступал за то, что после победы над «Исламским государством» ополчение нужно распустить, и вообще считался непримиримым оппонентом «Аль-Фатх». Тем не менее союз заключен, хотя это и шокировало многих, включая коммунистов – союзников ас-Садра по предвыборному альянсу.

Иранская рука

Среди внешнеполитических противоречий нового союза – отношение к Тегерану. Если ас-Садр считается борцом с иранским влиянием, то лидер партии ополченцев аль-Амири, наоборот, близок к иранскому генерал-майору Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранский генерал даже занимает пост официального военного советника ополчения «Аль-Хашд». Возглавляемая аль-Амири бригада «Бадр» вообще была сформирована в Тегеране в начале 1980-х годов для борьбы с режимом Саддама Хусейна. Сейчас один из представителей этой бригады занимает пост министра внутренних дел Ирака.

Примечательно также и то, что объявление о союзе двух фаворитов иракских выборов произошло сразу после очередного визита генерала Сулеймани в Ирак. Одновременно в арабскую газету «Аль-Хаят» попал якобы план Сулеймани, как провести коалиционные переговоры в Ираке. Согласно газете, Сулеймани предлагал всем шиитским партиям (всего их пять) договориться о кандидатуре на пост премьер-министра, выбрав такого политика, который был бы наиболее приемлем для курдов и суннитов. Очевидно, что голоса последних в случае споров между шиитскими партиями будут решающими. Союз ас-Садра и «Аль-Фатх» и их предварительные договоренности с двумя ведущими курдскими партиями, а также с блоками «Аль-Ватания» вице-президента Айяда Алауи, который поддерживают многие сунниты, и «Хикма», еще одного влиятельного лидера шиитов Аммара аль-Хакима, получился очень похожим на опубликованный план Сулеймани.

Хотя появление нового союза объясняют и другими причинами, не связанными с иранским вмешательством. Например, один из ведущих иракских политологов Абдель Муним аль-Аасам уверяет, что такой союз возник по рекомендации духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, а отнюдь не Ирана. По его мнению, ас-Садру удалось перетянуть ополченцев на свою сторону, а дальше к ним присоединились курды, которых к этому подталкивали США, и все это совсем не нравится Тегерану.

В любом случае, если договоренности останутся в силе, то парламентская коалиция с запасом наберет парламентское большинство для формирования правительства. И кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден, как и нынешний глава правительства аль-Абади, выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе Ираку грозит гражданская война.

Показательно, что на этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, но пока сложно сказать, чего можно ожидать от главного победителя прошедших выборов – ас-Садра, на которого простые иракцы возлагают большие надежды, особенно в борьбе с коррупцией. Ас-Садр явно претендует на то, чтобы стать популярным общенациональным лидером, поэтому в политике ведет себя осторожно. Он не выставлял свою кандидатуру на выборах, предпочтя позицию духовного лидера, а не действующего политика. И это оставляет ему возможности для маневра – и между Ираном и Саудовской Аравией, и между коммунистами и аятоллами, и между властью и улицей.

Преодолеть пересчет

Сейчас главным препятствием на пути союза ас-Садра и шиитских ополченцев к власти остается то, что результаты выборов признали далеко не все. Протесты против итогов голосования разгорелись в Киркуке, одном из самых богатых нефтью районов Ирака, где за власть борются курды, туркоманы и арабы. На выборах большинство мест в парламенте от провинции Киркук (6) получила партия Патриотический союз Курдистана (ПСК), возглавляемая сыновьями покойного экс-президента Ирака Джаляля Талабани, тогда как Арабский (по сути суннитский) альянс Киркука и Туркоманский фронт выиграли только по три места.

Казалось бы, курдов в этом районе большинство, и результат не должен удивлять. Однако многие курды отказались идти на выборы, разочарованные политикой ПСК. Осенью эта партия фактически передала власть в Киркуке от регионального правительства Иракского Курдистана центральным властям в Багдаде. Операция была осуществлена при поддержке и давлении Тегерана и лично вездесущего генерала Касема Сулеймани.

Киркук значит для иракских курдов примерно то же, что Иерусалим для евреев и палестинцев, и многие курды тогда назвали ПСК предателями. Кроме того, на прошедших выборах удивительным было то, что ПСК победил в тех районах, где раньше не пользовался популярностью. В итоге в Киркуке начались акции протестов среди туркоманов и суннитов.

Вслед за Киркуком протесты перекинулись и на другие районы страны. Против результатов выборов начали выступать проигравшие депутаты, включая спикера парламента Салима аль-Джабури. Последний призывает не просто к пересчету, но к новым выборам. Президент Ирака Фуад Масум и премьер-министр Хейдар аль-Абади долго сопротивлялись, опасаясь, что в Ираке пересчет голосов может перейти в гражданскую войну – именно этим грозил председатель Высшей независимой избирательной комиссии Ирака Рияд аль-Бадран. После объявления решения парламента о пересчете о гражданской войне заговорил и ас-Садр. И первой ласточкой такой перспективы стал пожар на складе, где хранились избирательные бюллетени.

Тем не менее глава правительства был вынужден признать, что на выборах имели место «беспрецедентные нарушения» и «широкомасштабные манипуляции». Аль-Абади оказался в сложной ситуации, когда игнорировать многочисленные жалобы стало невозможно. Также невозможно было заниматься формированием нового правительства на основе результатов, которые значительная часть иракского общества считает нелегитимными, особенно с учетом низкой явки. Это бы сразу подорвало стабильность нового правительства.

Теперь осталось дождаться, какие результаты принесет пересчет – в ситуации, когда коалиция строится буквально из лоскутков, каждый голос на счету. Союз двух фаворитов выборов и их договоренности с другими партиями несколько стабилизировал ситуацию. Но любая коррекция итоговых результатов может стать основанием для торга во время формирования правительства и изменить расклад сил внутри складывающейся коалиции. Также может быть, что результат пересчета сделает неизбежным новые выборы, хотя сейчас основные политические силы выступают против такого развития событий. Решение об этом должен принимать суд. Но вопрос – как к новым результатам отнесутся ведущие политические силы страны и стоящие за ними внешние силы?

За последний месяц иракскую политику кидает из крайности в крайность: от радости «от победы демократии» до скандалов с махинациями, от угрозы гражданской войны к невероятным политическим союзам, от заявлений «об ударе по интересам Тегерана» до оплакивания напрасных надежд соперников Ирана. Все может измениться снова. Истинный победитель избирательной кампании станет понятен только после того, как стихнут все страсти, в новом парламенте окончательно утвердится коалиция большинства, а новые министры займут свои кресла.

Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая


США. Иран. Евросоюз. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2673391 Александр Фролов

США и Иран: возможен ли компромисс?

Чем грозит отказ Вашингтона от ядерной сделки с Тегераном.

Ситуация вокруг Ирана после выхода США из ядерной сделки вызывает у мирового сообщества 'серьёзную обеспокоенность. Тем более что она явно приобретает тенденцию сползания к самому негативному сценарию: Тегеран уже проинформировал МАГАТЭ, что страна начинает процесс наращивания мощностей по обогащению урана, а в Тель-Авиве заявили, что Израиль не допустит появления у Ирана ядерного оружия. Как будут развиваться события дальше и к чему они могут привести? На эти и другие вопросы нашего обозревателя отвечает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр ФРОЛОВ.

То, что рушится одно из важнейших достижений последнего десятилетия – принципиальное соглашение в сфере нераспространения ядерного оружия, а вместе с этим обостряется ситуация вокруг Ирана, – прямое следствие решения президента Трампа о выходе из соглашения по иранской ядерной программе. А насколько оно просчитано в Вашингтоне?

– На этот вопрос нельзя ответить, не затронув глубокие изменения в политике США на Ближнем Востоке. Эта политика всегда имела две составляющие – экономическую (банально – выгоду) и политическую (доминирование). В целом между ними соблюдался некий баланс. Но в последнее время США стали позиционировать себя в качестве ведущего мирового производителя углеводородов и даже готовы «завалить» сжиженным газом всю Европу. А значит, ближневосточные страны в этой плоскости превращаются для них из доноров в соперников.

В политическом плане США поняли, что «арабская весна» не принесла им особых дивидендов в продвижении американских интересов в регионе. В этой связи в Вашингтоне стали предпринимать новые усилия, направленные на достижение поставленных целей в регионе. Но на их пути встал Иран, который со времён исламской революции считается заклятым врагом США. С тех пор Вашингтон постоянно обвиняет Тегеран в распространении пагубного влияния по всему Ближнему Востоку, вмешательстве в сирийский конфликт, войну в Йемене и продолжающихся угрозах существованию Израиля.

Тем не менее правительство Обамы пошло на заключение ядерной сделки с Ираном. Напомним, что в 2015 году между Тегераном и шестью мировыми державами – Великобританией, Германией, Китаем, Россией, США и Францией – был согласован Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), реализация которого началась в январе 2016 года. СВПД предусматривал отмену санкций, введённых в отношении Ирана Советом Безопасности ООН, США и Евросоюзом. Взамен Исламская Республика обязалась ограничить свою ядерную программу, поставив её под международный контроль.

В определённых американских кругах заключение этой сделки было воспринято чуть ли не предательством интересов США. Именно так к ней отнёсся и Дональд Трамп, который ещё в ходе предвыборной кампании пообещал, что с приходом в Белый дом он тут же отменит сделку. Что касается вопроса о том, насколько в Вашингтоне просчитали негативные последствия такого решения, то, учитывая всю непредсказуемость Трампа, можно сделать вывод, что эта проблема его особо не волновала.

Иран начал процесс наращивания мощностей по обогащению урана, а в Тель-Авиве заявили, что Израиль не допустит появления у Тегерана ядерного оружия

Во всяком случае 8 мая Трамп объявил о выходе США из соглашения, мотивируя это несоответствием документа американским интересам. А несколько позже госсекретарь Майк Помпео изложил 12 требований, которые Тегеран должен выполнить, чтобы заключить новую сделку. При этом одно требование жёстче другого: Иран обязан прекратить обогащение плутония, включая закрытие реактора на «тяжёлой воде», предоставить МАГАТЭ беспрецедентный допуск на все объекты на всей территории страны, остановить программу разработки носителей для ядерного оружия и так далее. Помимо требований по ядерному нераспространению, США также выдвинули условия по изменению Тегераном всей иранской политики в регионе. Понятно, что на выполнение таких ультимативных требований ни один здравомыслящий политик не пойдёт.

– И что же Иран? Как реагируют в Тегеране на выход США из сделки?

– Естественно, в Иране крайне негативно встретили решение Трампа. «Смерть Америке!» – этот лозунг звучал буквально в каждом уголке страны. Что касается иранского руководство, то оно конечно же отклонило ультимативные требования США, подчеркнув, что Иран намерен придерживаться заключённой сделки. Правда, при этом Тегеран выдвинул ряд условий европейским странам – участницам СВПД, в случае невыполнения которых Тегеран пообещал выйти из сделки. Они сводятся практически к одному требованию: европейцы должны компенсировать последствия восстановленных Соединёнными Штатами санкций в отношении Ирана.

Очевидно, что таким образом Тегеран попытался оказать давление на европейских партнёров по ядерной сделке, которые по сути сами оказались заложниками американской политики. А поскольку от европейцев не последовало никаких действий на этот счёт, Тегеран объявил, что страна начинает процесс наращивания мощностей по обогащению урана. В понедельник верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи распорядился, чтобы Организация по атомной энергии Ирана немедленно начала подготовку к обогащению урана на уровне 190 тысяч ЕРР (единица работы по разделению изотопов, являющаяся одним из показателей мощности центрифуг).

В свою очередь вице-президент Ирана и глава Организации атомной энергетики Ирана Али Акбар Салехи сообщил, что для достижения такого уровня обогащения урана стране потребуется 1–2 месяца. Он также подчеркнул, что увеличение мощностей по обогащению урана не будет выходить за рамки ядерной сделки и что ядерная деятельность страны носит мирный характер.

– Вы сказали, что европейцы сами оказались заложниками американской политики. И как же они, понимая, к чему может привести срыв ядерной сделки, поступят, если придётся выбирать: США или Иран?

– Как известно, и Ангела Меркель, и Эммануэль Макрон, и даже Тереза Мэй пытались отговорить Трампа от выхода из ядерной сделки с Ираном. Заинтересованность европейцев в сохранении СВПД продиктована прежде всего экономическими соображениями. Ведь объявленные Вашингтоном санкции в связи с выходом США из СВПД предполагают, что все иностранные компании обязаны закрыть свой бизнес в этой стране в период от трёх до шести месяцев.

И всё это в то время, как многие ведущие европейские компании уже активно работают в Иране. Так, например, европейский авиагигант «Эйрбас» обязался поставить иранскому авиаперевозчику «Иран Эйр» 100 самолётов на сумму до 20 млрд долларов. Французский концерн «Тоталь» подписал контракт на 5 млрд долларов по разработке крупнейшего в мире нефтегазового месторождения «Южный Парс». Немецкий концерн «Сименс» заключил контракты по модернизации иранских железных дорог и поставке 50 локомотивов…

Этот список можно продолжать до бесконечности. Однако теперь всем этим компаниям придётся сворачивать свою деятельность в Иране. Естественно, это не могло не вызвать недовольство в Европе. В частности, министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил, что Европа – не вассал Америки, что она будет защищать свой экономический суверенитет и не позволит США навязывать полицейский диктат мировой экономике. В этом же ключе высказались официальные представители ряда других европейских стран.

В среду министры иностранных дел и финансов входящих в ЕС стран – посредников ООН по Ирану (Франция, Великобритания и Германия) предприняли ещё одну попытку избежать негативного воздействия на экономику их стран американских санкций по Ирану. С этой целью европейские министры и глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини направили совместное письмо их американским коллегам: госсекретарю Майку Помпео и министру финансов Стивену Мнучину.

Сопротивление европейцев политике США в отношении Тегерана вызвано и пониманием того, что срыв ядерной сделки с Ираном может привести, с одной стороны, к разрушению всего процесса ядерного нераспространения, а с другой – и прямому столкновению с этой страной. Явные признаки такого развития ситуации уже есть.

И всё же «усидеть на двух стульях» – сохранить союзнические отношения со «старшим братом» и при этом сберечь ядерную сделку с Ираном – европейцам вряд ли удастся. При всех разногласиях с Вашингтоном и, даже учитывая, что отношения с ним оказались на самой низкой отметке со времён Второй мировой войны, европейцы, когда придётся выбирать между США и Ираном, несомненно станут на сторону своего ведущего союзника.

– Единственное государство, которое приветствовало выход США из ядерной сделки с Ираном, – Израиль…

– Еврейское государство с самого начала было против заключения такого соглашения с Ираном, которого считает своим основным противником. По мнению Тель-Авива, соглашение не только легализует положение Ирана в качестве пороговой ядерной державы, но и позволяет ему расширить за счёт снятия санкций поддержку сателлитов по всему Ближнему Востоку, включая группировки в Ливане, Сирии и Йемене, и тем самым несёт угрозу Израилю.

«Если бы я должен был назвать крупнейший вызов на Ближнем Востоке как для обеих наших стран, так и для наших арабских соседей, его можно было бы обозначить одним словом: Иран. Он не отказался от своих ядерных амбиций. Ядерная сделка придала ему бодрости», – заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, находясь с визитом в марте этого года в США. И тогда же поддержал Трампа в его намерении выйти из СВПД.

Комментируя решение Ирана о наращивании мощностей по обогащению урана, Нетаньяху подчеркнул, что Израиль не позволит Ирану владеть ядерным оружием. При этом он не уточнил, каким образом это будет сделано. Однако ранее в Израиле не раз заявляли о своей готовности нанести удары по ядерным объектам Ирана.

Всё это говорит о том, что над регионом нависает угроза вооружённого конфликта. И первые пристрелки в этом плане стороны уже сделали, имея в виду обстрелы иранцами позиций ЦАХАЛ на Голанских высотах и израильтянами иранских объектов в Сирии. Правда, на прямое столкновение с Ираном Израиль в одиночку вряд ли пойдёт.

Кстати, на днях Дональд Трамп отдал приказ привести в исполнение программу оказания обширной военной помощи Израилю в случае его противостояния с Ираном. Как сообщалось из Вашингтона, в центре этой программы – увеличение численности американских войск, постоянно находящихся в Израиле, а также повышение обороноспособности еврейского государства.

8 мая Трамп объявил о выходе США из соглашения, мотивируя это решение несоответствием документа американским интересам

Появились также сообщения, что Израиль пытается создать «военную коалицию» с суннитскими государствами против Ирана. В частности, израильский министр разведки Исраэль Кац заявил, что в случае выхода Ирана из ядерной сделки для противостояния ему потребуется военная коалиция. «Должно быть чёткое заявление президента Соединённых Штатов и всей западной коалиции», если Иран вернётся к обогащению «военного урана», – сказал израильский министр. «Арабы и Израиль наверняка тоже будут там», – подчеркнул Кац.

– Думается, что эту же цель преследовала и недавняя поездка Майка Помпео на Ближний Восток…

– В Вашингтоне также понимают, что в одиночку, без поддержки союзников, противоборство с Ираном для него может обернуться фатальной неудачей. Как ни странно, но американцы очень хорошо помнят провальную операцию по освобождению своих соотечественников – заложников в далёком апреле 1980 года. Никогда Америка не выглядела такой униженной, как тогда. Они помнят это и, я думаю, боятся повторения ошибок. Поэтому и мобилизуют своих сторонников на противостояние с Ираном.

И об этом шла речь при посещении Майком Помпео Израиля, Иордании и Саудовской Аравии. Следует отметить, что два года назад Дональд Трамп назвал Саудовскую Аравию «дойной коровой, которая производит золото и доллары по требованию США». Однако сегодня роль королевства и других стран региона в американских планах гораздо выше. Конечно же инвестиции стран Персидского залива по-прежнему являются неотъемлемой частью американской экономики, несмотря на её огромные масштабы. Но сейчас США нуждаются в странах Персидского залива и в плане противостояния с Ираном.

В прошлом году Трамп договорился поставить Саудовской Аравии новейшие вооружения на сумму порядка 100 млрд долларов. Аппетит, как говорится, появляется во время еды, существуют планы довести объём военных поставок и услуг за десять лет до 300 млрд долларов. И это не случайно. Оказывая такую поддержку королевству, Вашингтон одновременно убивает двух зайцев – подталкивает Эр-Рияд к усилению конфронтации с Тегераном и получает огромную финансовую выгоду. Поставки вооружений осуществляются чётко за деньги.

– А насколько сегодня Саудовская Аравия готова участвовать в планах США по противодействию Ирану?

– Мне кажется, что два фактора по крайней мере подстёгивают саудовско-иранское соперничество. Первый из них – конфессиональный. Пока в обеих странах были монархии, многие противоречия как-то сглаживались. Но появление в Иране клерикального режима обострило соперничество. Саудовская Аравия, располагая святынями ислама, позиционирует себя как лидер, по крайней мере суннитской части мусульманского мира. Иран – шиитской его части. Обе страны сопоставимы по размерам и многим иным параметрам, у саудовцев есть некоторое преимущество в финансах, у них более современное (американское) вооружение, у иранцев – в людях, что немаловажно. Иранцы более идейно мотивированы. Неудачный опыт перенесения арабских революций на иранскую почву в 2011 году показал, что правящий режим достаточно крепок, чтобы противостоять внешнему воздействию.

Дело ещё и в том, что в арабских странах залива есть прослойки шиитского населения, которые саудовцы подчас считают иранской пятой колонной. Но при этом саудовское руководство достаточно умеренно, разумно. Оно готово вести с Ираном какие-то арьергардные разборки – типа участия в йеменском внутреннем конфликте. Но пойти на прямую конфронтацию с Ираном – это уж слишком.

– Год назад после известной поездки Трампа на Ближний Восток заговорили о планах создания своего рода «арабской НАТО». В США продолжают генерировать такую идею?

– Я не думаю, что такая идея получит реальное воплощение. В США, возможно, и хотели бы что-то такое. Вопрос в том, против кого будет направлена эта «арабская НАТО». Скажу, что в союзных Саудовской Аравии странах залива нет единого мнения относительно иранской военной угрозы. Пожалуйста: Оман открыто взаимодействует с Ираном по важным экономическим вопросам. То же самое можно сказать и о Катаре, который вообще планировал создать с Ираном свободную экономическую зону. Кстати, в прошлом году Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет заявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив Доху в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. За этим последовали экономические санкции и транспортная блокада эмирата.

На днях наш ведущий востоковед, арабист Виталий Наумкин сказал, что на Ближнем Востоке все борются со всеми. Если посмотреть на карту, то Турция борется с Сирией, Сирия всё время борется с Ираком, все трое – с курдами, Израиль – с палестинцами. В Ливане похожая картина. Теперь после ссоры Саудовской Аравии и Катара – полный разлад в единственной союзной организации Совете по сотрудничеству государств залива. На всё это накладывается борьба с такими транснациональными исламистскими организациями, как «Братья-мусульмане», «Аль-Каида» и ИГИЛ. Возможно, в Вашингтоне и хотели бы в какой-то степени воссоздать СЕНТО – военно-политическую группировку на Ближнем и Среднем Востоке, существовавшую в 1955–1979 годах. Но кого объединять и под какими знамёнами, – они пока и сами разобраться не могут.

Поэтому не случайно большая часть переговоров Майка Помпео в Эр-Рияде была посвящена вопросам восстановления и укрепления единства стран Персидского залива в противостоянии агрессии Ирана. Однако, похоже, пока эта задача не по силам Соединённым Штатам. Кстати, из-за продолжающегося кризиса в отношениях стран региона с Катаром Вашингтон вынужден был перенести саммит с арабскими государствами, который планировалось провести в мае, на сентябрь.

– И всё же как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация вокруг Ирана дальше?

– Не приходится сомневаться, что Соединённые Штаты продолжат оказывать давление на Иран, рассчитывая, что действия санкций усилят недовольство политикой действующей власти внутри страны и приведут к изменению режима. Однако это лишь ещё раз подтверждает, что Вашингтон плохо понимает ситуацию в Иране. То протестное движение, которое возникло там в конце прошлого года, действительно продемонстрировало недовольство иранцев экономической ситуацией в стране. Но оно возникло в том числе и потому, что ядерная сделка не привела к ожидаемому экономическому росту. Теперь срыв её по вине Вашингтона, наоборот, позволит режиму снять с себя вину за отсутствие значимых успехов в экономике и сплотить иранцев против США.

Хотелось бы также надеяться, что Иран в своей ядерной программе не выйдет за пределы СВПД. Тем более что в этом плане он может рассчитывать на поддержку России и Китая.

Не исключено, что и европейские страны, несмотря на нажим США, продолжат взаимодействовать с Ираном. Так, стало известно о намерении ЕС провести в ноябре в Брюсселе совместно с Ираном семинар по ядерному сотрудничеству.

Возможно, это приведёт к какому-то компромиссу, к началу каких-то новых переговоров, и Иран всё-таки продолжит соблюдение условий ядерной сделки, но уже на новом уровне. Если же этого не произойдёт, то ситуация может вырваться из-под контроля и привести к достаточно серьёзным последствиям, в том числе и к вооружённому конфликту между Ираном, США и Израилем.

Владимир КУЗАРЬ

США. Иран. Евросоюз. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2673391 Александр Фролов


Иран. Йемен > Армия, полиция > iran.ru, 15 июня 2018 > № 2653955

ООН: В йеменских ракетах есть иранские компоненты, но неизвестно, когда они в них были установлены

Согласно конфиденциальному докладу ООН, обнародованному AFP в четверг, некоторые компоненты из пяти ракет, выпущенных по Саудовской Аравии йеменскими повстанцами-хуситами, были изготовлены в Иране, но официальные лица ООН не могут определить, когда они были отправлены в Йемен.

Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш сообщил Совету безопасности в 14-страничном докладе, что обломки от ракет, выпущенных с июля 2017 года, "имеют ключевые конструктивные особенности, сходные с известным типом ракеты, произведенной" Ираном.

В докладе, направленном СБ ООН, добавлено, что "некоторые составные части обломков были изготовлены в Исламской Республике Иран", но остается неясным, была ли передача этих компонентов произведена после вступления в силу ограничений ООН.

Официальные лица ООН оказались "не в состоянии определить, когда такие ракеты, их части или связанные с ними технологии могли быть переданы из Ирана", сказал он.

Эти выводы оказались менее убедительными, чем выводы отдельной группы экспертов ООН, которая сообщила в январе, что Иран нарушает эмбарго на поставки оружия Йемену, поскольку он не заблокировал поставки ракет.

Доклад может нанести ущерб Соединенным Штатам, которые неоднократно призывали Совет Безопасности принять меры против Ирана в связи с незаконными поставками оружия Йемену и другим странам региона.

Иран решительно отрицает вооружение хуситов, несмотря на обвинения со стороны Соединенных Штатов и Саудовской Аравии в том, что ракеты, выпущенные по Эр-Рияду и другим саудовским городам, были иранского производства.

Ранее в этом году Россия поставила под сомнение выводы экспертной группы и в феврале наложила вето на резолюцию, которая оказала бы давление на Иран в связи с поставками ракет хуситам.

Москва утверждает, что Йемен наводнен оружием и что многие из него было поставлено в то время, когда ни Иран, ни Йемен не находились под эмбарго на поставки оружия.

Совет Безопасности планирует обсудить этот доклад 27 июня.

Иран. Йемен > Армия, полиция > iran.ru, 15 июня 2018 > № 2653955


Иран > Армия, полиция > iran.ru, 14 июня 2018 > № 2653957

В ближайшее время в Иране будет введена в строй система ПВО "Бавар 373"

Непосредственный координатор иранской базы ПВО Хатам аль-Анбия заявил в среду, что система противовоздушной обороны "Bavar 373" была разработана и будет введена в действие в ближайшем будущем.

Бригадный генерал Али Балали заявил во время посещения базы противовоздушной обороны в центральной провинции Семнан, что Исламская Республика Иран добилась больших успехов в разработке систем противовоздушной обороны. "Существует несколько систем противовоздушной обороны, которые разрабатываются и строятся внутри страны при содействии различных военных организаций", - добавил он.

Балали рассказал, что они работают над новой системой противовоздушной обороны под названием "Bavar 373", сообщает Mehr News. Он сказал, что новая система противовоздушной обороны была разработана на базе ПВО Хатам аль-Анбия в сотрудничестве с министерством обороны и армией.

Он заявил, что работа над проектом "Bavar 373" идет по планам и эта система скоро начнет функционировать.

Генерал далее отметил, что угрозы в сегодняшнем мире усложняются, поэтому Исламская Республика Иран должна подготовиться к тому, чтобы противостоять им, и сделать воздушное пространство страны безопасным для вновь возникших угроз.

Иран > Армия, полиция > iran.ru, 14 июня 2018 > № 2653957


Евросоюз. Иран > Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644335

Европа решительно настроена сохранить ядерную сделку с Ираном

Нужно ясно понимать, что сохранение иранской ядерной сделки не является для Европы экономической проблемой, это вопрос безопасности для европейцев, заявила глава дипломатии ЕС Федерика Могерини.

"Речь идет об усилиях, направленных на ядерное нераспространение, которые должны продолжаться. Мы решительно настроены сохранить это соглашение - и в интересах самих США тоже. Сохранение этого соглашения фундаментально для нашей общей безопасности. Для безопасности Европы, Соединенных Штатов, всего Ближнего Востока", - сказала высокий представитель ЕС по иностранным делам, выступая во вторник на пленарной сессии Европейского парламента в Страсбурге.

По ее словам, "на Европейском союзе лежит ответственность: мы должны рассказать нашим партнерам в остальном мире, как сохранить одну из еще функционирующих опор этой архитектуры ядерного нераспространения". "Ее поддержка была подтверждена другими участниками подписания ядерного соглашения - Францией, Германией, Соединенным Королевством, Россией и Китаем", - напомнила Ф.Могерини.

Если не сберечь сделку с Ираном, считает она, риски ввергнуться в спираль ядерного распространения и оказаться на грани конфликта становятся еще более реальными. Она призвала задуматься о том, сколь опасной может стать ситуация без ядерного соглашения.

Только с его помощью можно будет, пусть даже это непросто, продолжать оказывать давление на Иран.

"Ядерное соглашение никогда не имело целью решить все проблемы, с которыми мы сталкиваемся в наших отношениях с Ираном. Наоборот, и это было ясно с самого начала", - отметила Ф.Могерини, добавив, что таковым изначально был и мандат на переговоры, который соблюдался.

"Тем не менее сам факт достижения такого соглашения открыл окно, которое позволяет нам затрагивать другие вопросы, не имеющие ничего общего с ядерной программой. И это вопросы, которые нас беспокоят, которые для нас так же важны, как и для американцев. Это вопросы, не охватываемые ядерным соглашением, но о которых, тем не менее, надо говорить. И мы думаем, что сможем лучше затрагивать эти вопросы, сохраняя ядерное соглашение с Ираном, а не разрушая его", - продолжила глава европейской дипломатии.

Она уточнила, что речь идет об обсуждении программы баллистических ракет, региональных проблем, прав человека в рамках политического диалога высокого уровня ЕС-Иран. То, что на этих направлениях остаются проблемы с Ираном, никогда не было секретом. "Но эти вопросы не связаны с реализацией ядерного соглашения. И поднимать эти вопросы без ядерного соглашения будет не просто - наоборот", - убеждена Ф.Могерини.

При этом она сослалась на опыт, свидетельствующий о том, что говорить с Тегераном об этих проблемах стало возможным именно после заключения ядерной сделки.

"Если исчезнет ядерное соглашение, станет труднее поднимать эти неядерные вопросы", - полагает высокий представитель ЕС, отмечая, что никто не заинтересован в закрытии каналов общения.

"Наша позиция по иранскому соглашению основывается на принципах, но также на нашем прагматизме. Благодаря этому соглашению Европейский Союз в большей безопасности, нет гонки вооружений на Ближнем Востоке, есть экономические выгоды для иранского народа и открываются новые возможности оказывать давление на Иран средствами дипломатии и диалога. Вот почему мы решительно настроены сохранить это ядерное соглашение и помешать новой эскалации и напряженности в регионе, спокойствие которого и так уже сильно нарушено", - объяснила Ф.Могерини.

Евросоюз. Иран > Армия, полиция > minprom.ua, 13 июня 2018 > № 2644335


Иран > Армия, полиция > ria.ru, 11 июня 2018 > № 2645702

Верховный суд (ВС) Ирана подтвердил смертный приговор восьми членам ИГ*, обвиняемым в атаках 2017 года в Тегеране, сообщает агентство Mehr со ссылкой на представителя ВС Голамрезу Ансари.

"Смертный приговор террористам, чьи апелляции были поданы в Верховный суд Ирана, в понедельник был подтвержден", — заявил Ансари.

Революционный суд Ирана 13 мая приговорил боевиков к смертной казни. По закону обвиняемые могли подать апелляцию на приговор в течение 20 дней.

Группа из четырех человек в женской одежде 7 июня 2017 года открыла огонь в здании иранского парламента, позже один из нападавших совершил самоподрыв. В МВД Ирана подтвердили ликвидацию одного из террористов.

Атаке также подвергся мавзолей имама Хомейни: одна из нападавших подорвала пояс со взрывчаткой. У мавзолея силовики арестовали двух человек.

В результате терактов погибли около 20 человек, ранения получили десятки людей.

* Террористическая организация, запрещенная в России

Иран > Армия, полиция > ria.ru, 11 июня 2018 > № 2645702


Иран. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 9 июня 2018 > № 2639957

Иранский генерал заявил, что "Хезболла" может выпустить 100 000 ракет по Израилю

Второй заместитель командующего Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) бригадный генерал Хоссейн Салами заявил в пятницу, что силы сопротивления "Хезболлы" способны выпустить по Израилю 100 000 ракет.

Обращаясь к демонстрантам на митинге в честь Международного дня Кудса (Иерусалима) в Мешхеде, Салами сказал, что Исламская Республика сорвала план Израиля по расширению своих границ и сорвала американо-израильские заговоры против региона.

"Прошло уже 70 лет, когда ядовитый кинжал (израильский режим) углубился во фланг исламской уммы (общины), и все трагедии исламского мира обусловлены существованием фальшивого и безродного режима Израиля", - заявил он, сообщает Tehran Times.

Командующий аэрокосмического подразделения КСИР бригадный генерал Амир Али Гаджизаде также осудил тех, кто критикует ракетную мощь Ирана, заявив, что они "либо глупы, либо находятся в лагере врага".

Говоря в кулуарах митинга, посвященного Дню Кудса, Гаджизаде призвал мусульман всего мира объединиться, заявив, что если это произойдет, сионистский режим будет уничтожен.

Он также отметил, что перенос посольства США из Тель-Авива в Аль-Кудс (Иерусалим) продемонстрировало страх Америки, поскольку они потеряли все свои фронты.

Бывший главный ядерный переговорщик Ирана Саид Джалили заявил, что если кто-то опирается на пустые обещания Запада, он только преследует мираж, сосславшись на историю Палестины в качестве примера.

Упомянув о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), Джалили сказал, что три европейских стороны, подписавшие сделку (Франция, Великобритания и Германия), настаивают на том, чтобы Иран оставался приверженцем своих обязательств, несмотря на выход США.

"Санкции привели к прогрессу, и [иранская] нация знает, что тем, что унижает Америку, является решимость и сила народов во всем мире", - сказал Джалили в ходе демонстрации по случаю Дня Кудса в Ширазе.

Иран. Израиль > Армия, полиция > iran.ru, 9 июня 2018 > № 2639957


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter