Всего новостей: 2551619, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 июля 2016 > № 1828871 Дмитрий Косырев

"Над всей Испанией безоблачное небо" прозвучало ровно 80 лет назад, 17-18 июля 1936 года. Как считается, с этих позывных начался военный мятеж против правительства страны, а с ним и гражданская война, которая перетекла, с разрывом в полгода, во Вторую мировую. Эта история на удивление актуальна сегодня; вот посмотрите, в стране на краю Европы, никого до той поры не беспокоившей, начинается мятеж против законного правительства, нация раскалывается пополам…

Это сейчас — Украина, а тогда была Испания. И в Испании скоро оказалось, что за мятежников, массами убивавших гражданское население и сжигавших города, воюют нацисты. На чьей же стороне оказались Вашингтон, Лондон, Париж — и Москва? Какие-то рефлексы, видимо, не умирают никогда…

Нация, расколовшаяся пополам

В наших учебниках истории и исторической памяти картина проста и однозначна: Советский Союз встал на сторону правительства в Мадриде и помогал ему до конца, вплоть до всенародной встречи знаменитых кораблей с "детьми Испании", потомки которых до сих пор живут среди нас. Но в жизни все было чуть сложнее.

Москва думала несколько месяцев, некоторую военную помощь оказала Мадриду только осенью, а всерьез — с весны следующего года. Советские лидеры точно так же, как и европейские и американские, пытались разобраться, что происходит, и внимательно присматривались не только к ходу войны в самой Испании, а еще и к позиции друг друга.

Боевые порядки Второй мировой выстраивались именно тогда. Где добро и где зло, за какой мир идет борьба, кто союзник, кто враг — это выяснение отношений шло, как мы знаем, до самого конца войны, до 1945 года (и после него). Но началось в Испании 80 лет назад.

В 1936 году, напомним, военные зубы соседям Германия еще не показывала, проблемным для Запада лидером считался скорее уж Муссолини. А сама Испания… хороших и добрых войн не бывает, зверства в них творят обе стороны, хотя не обязательно в одинаковых масштабах.

Но две детали были очень важны для всех, наблюдавших за ходом внутренних (поначалу) сражений. Первое: правительство в Мадриде отличалось редкой бездарностью, оно довело страну до полного хаоса и неуправляемости. И второе, более важное: то была левая власть, хотя и разделенная на множество соперничавших фракций или регионов. Власть — пусть с оговорками — рабочих. "Ватников", словом. По сути, в войне схлестнулась рабочая и сельская Испания.

Понятно, как сложно было разобраться в ситуации из Москвы. Коммунисты — это Мадрид, а не путчисты. Но они лишь часть коалиции; и что — помогать также их союзникам-конкурентам, анархистам и троцкистам? Зато рефлекс западников был четкий: какая там демократия, какое там законно избранное правительство. Республиканцы (Мадрид) — идейно чужие. Мятежники — свои.

Поначалу США, Великобритания и Франция объявили о своем невмешательстве. Правда, американский бизнес, например, с удовольствием снабжал мятежников. И тут на сцене появились Италия и Германия.

Гитлер как любимец

Давайте не будем забывать, что 1936-й был временем осмысления тотального и жуткого экономического кризиса, поразившего в 1929-м, начиная с США, весь западный мир. Всем было понятно, что прежний капитализм, без тормозов и ограничений, кончился. Но непонятно было, каким ему теперь быть. Очень многие полагали, что путь в этом плане показывает как раз Германия, хотя в целом идея омоложения, укрепления, возрождения обветшавших обществ и наций была популярна по всему миру, включая даже Китай. А более ничего противопоставить СССР и вообще марксистской идее было невозможно.

Гитлер в 1936 году был человеком, который создал концлагеря для коммунистов и прочих левых. Им поэтому восхищалось множество влиятельных людей Запада, включая семью Кеннеди. И когда Гитлер поддержал своего союзника Муссолини, оказав массированную помощь испанским мятежникам во главе с генералиссимусом Франко, эта троица стала надеждой многих в Вашингтоне, Лондоне и Париже на возрождение, естественными союзниками.

Напомним, на стороне Франко в Испании воевал "легион Кондор" и еще до 50 тысяч немцев (добровольцев, естественно), туда было поставлено множество самолетов, танков, артиллерии. Хотя Италия серьезно обгоняла по этой части Германию, итальянцев в боях участвовало до 150 тысяч человек, не говоря о фактически созданных для Франко итальянцами ВВС и ВМС.

Картина массовой фашистско-нацистской помощи мятежу обозначилась к августу 1936-го, но полностью выявилась к весне 1937 года.

Как воспринимали все это в Москве, не считая того факта, что в СССР все сочувствовали "испанским рабочим": понятным образом. Впервые в Европе возникла решительная военная сила, готовая давить все левое и революционное при очевидной поддержке прочих держав. Поэтому Испания стала для колебавшейся поначалу Москвы необходимой пробой сил в возможной будущей войне против Запада.

Ну а когда оказалось, что Сталин помогает Мадриду, картина для держав окончательно сложилась. Гитлер стал любимцем Запада и идеальной будущей дубиной против СССР. Пока шла испанская война, пока Берлин объединял лишь германоговорящие территории, у него не было проблем. И кто бы мог подумать, что через несколько месяцев после завершения испанского эпизода обновившаяся и испытавшая технику военная машина нацизма пойдет на Польшу, Францию, Великобританию, не говоря о прочих европейских странах. Но даже и после этого инерция мышления действовала долго, и идея союза с Москвой против нацизма отторгалась полностью.

Битва за добро

Самое же интересное из уроков Испании происходило в сфере идей. Возможно, кто-то в западных столицах мыслил в 1936 году так же, как в 1914-м: решать, воевать ли и с кем — не дело народов.

Но в 30-е годы журналистику еще не превратили в ремесло полуграмотных посредственностей, она была занятием для лучших. Репортажи из Испании писали уже знаменитые или ставшие знаменитыми благодаря той гражданской войне Эрнест Хемингуэй, Антуан де Сент-Экзюпери, наш Михаил Кольцов. И их убеждения по поводу того, на чьей стороне правда, совпадали. Они не были властителями дум для всех и каждого, а только для части людей, не обязательно большинства: точно как сегодня это относится к тем западникам, которые оказались на стороне ополчения Донбасса. Но они серьезно повлияли на мнения людей.

На стороне Франко воевало много нацистов из разных стран. На стороне республиканцев — тоже дети разных народов, не обязательно писавших репортажи.

Приведу неожиданный пример — роман ныне живущего автора триллеров Стивена Хантера "Испанский гамбит". Это великолепная игра с литературными клонами Джорджа Оруэлла и менее известного в России, но гениального поэта Уистена Хью Одена, оба и вправду побывали в Испании на той войне. (Хотя Оден, в отличие от героя Хантера, остался жив).

Главное здесь вот в чем: оба героя (и их прототипы) не имели никаких иллюзий по поводу непригодности и обреченности республиканской стороны, с ее левыми идеями. Как и насчет, например, действий НКВД в Барселоне. Но при этом у них не было сомнений, что другая сторона — уничтожающая города, убивающая людей массами — куда хуже, настоящее и чистое зло. И их правительства — тайно или в открытую — на стороне зла. А СССР — совсем на другой стороне.

Эта простая идея и создала общественное мнение насчет игр с нацизмом, она сыграла свою роль в событиях последующих лет, в будущем и почти немыслимом (для 1936 года) союзе Запада и СССР против Гитлера и Муссолини. Актуальна эта ситуация и в том, что происходит в мире сегодня, иногда буквально повторяя опыт гражданской войны в Испании.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 июля 2016 > № 1828871 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter