Всего новостей: 2656481, выбрано 14 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Италия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2018 > № 2768151 Владимир Путин

Пресс-конференция по итогам российско-итальянских переговоров

Владимир Путин и Председатель Совета министров Итальянской Республики Джузеппе Конте сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов по завершении российско-итальянских переговоров.

Перед началом пресс-конференции в присутствии главы Российского государства и премьер-министра Италии был подписан пакет двусторонних соглашений экономического характера.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Председатель Совета министров! Дамы и господа!

Мы очень рады принимать господина Джузеппе Конте, который впервые находится в России с официальным визитом.

У нас с Председателем Совета министров Италии состоялись содержательные и весьма результативные переговоры, охватившие практически весь спектр, весь комплекс вопросов российско-итальянского взаимодействия.

Мы встретились также с руководителями ведущих итальянских компаний, действующих на российском рынке, и в режиме видеоконференции открыли построенный в Челябинске при участии Италии новый завод по производству электродвигателей.

Только что подписанные межведомственные соглашения и коммерческие контракты свидетельствуют о взаимном настрое на расширение двусторонних связей по самым различным направлениям.

В этой связи хочу подчеркнуть: Италия – наш важный экономический партнер, поэтому сегодня мы с господином Конте сфокусировали внимание прежде всего на сотрудничестве в торгово-инвестиционной сфере.

В 2017 году двусторонний товарооборот увеличился более чем на 20 процентов и достиг 24 миллиардов долларов, а в январе-августе текущего года прибавил еще 15 процентов.

Встречные капиталовложения превышают 7,5 миллиарда долларов, причем итальянские инвестиции в Россию, по данным за I квартал сего года, выросли более чем на один миллиард долларов, достигнув 4,8 миллиарда.

Достижению таких показателей во многом способствовала эффективная работа российско-итальянского Совета по экономическому сотрудничеству, по промышленному, валютно-финансовому взаимодействию, очередное заседание которого состоится в декабре в Италии.

Конечно, предметно обсудили перспективы взаимодействия в энергетике. Россия – крупнейший поставщик природного газа в Италию, обеспечивающий 35 процентов ее потребностей.

Кроме того, наши страны реализуют целый ряд совместных энергетических проектов. Российские и итальянские компании разрабатывают газовые месторождения, занимаются производством и поставками сжиженного природного газа.

Рассматривается возможность прокладки магистральных газопроводов по южному маршруту для доставки российского газа в Европу.

Италия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2018 > № 2768151 Владимир Путин


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 мая 2017 > № 2176437 Владимир Путин, Паоло Джентилони

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам российско-итальянских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Председатель, уважаемые дамы и господа!

Прежде всего хотел бы отметить возросшую интенсивность наших встреч с нашими итальянскими партнёрами и друзьями. В прошлом месяце мы принимали в Москве Президента Серджо Маттареллу, а сегодня провели содержательные и результативные переговоры с Председателем Совета министров Итальянской Республики господином Джентилони.

Италия традиционно является важным партнёром России, наши страны стремятся выстраивать конструктивные взаимовыгодные отношения на основе равноправия, уважения и учёта интересов друг друга.

В ходе переговоров с господином премьер-министром мы детально обсудили весь спектр сотрудничества, наметили конкретные планы его дальнейшего развития. Приоритетное внимание было уделено перспективным направлениям экономического развития.

Италия уверенно занимает одно из ведущих мест во внешней торговле России. В прошлом году наш товарооборот составил около 20 миллиардов долларов. Конечно, в силу известных причин эта цифра существенно ниже пиковых значений, достигнутых в 2013 году. Тем не менее основания для оптимизма у нас тоже есть, поскольку в начале текущего года был зафиксирован заметный рост двусторонней торговли почти на 30 процентов.

Отрадно, что на высоком уровне сохраняются взаимные капиталовложения. Итальянские инвестиции в российскую экономику составляют более одного миллиарда долларов, а российские в Италию достигают 2,4 миллиарда долларов.

Уверен, что углублению деловых связей будет способствовать реализация принятой в прошлом году «дорожной карты» сотрудничества в торгово-инвестиционной сфере, а также недавнее решение правительства Италии о выборе России в качестве целевой страны для активизации экономического взаимодействия.

Пригласили итальянских бизнесменов принять участие в открывающемся 1 июня этого года Петербургском международном экономическом форуме. Напомню, что в прошлом году только с Италией там было подписано порядка 20 межкорпоративных соглашений на общую сумму 1,3 миллиарда долларов.

Конечно, затронули и перспективные направления сотрудничества, в том числе в энергетике. Россия является крупнейшим поставщиком природного газа в Италию, обеспечивая 43 процента её потребностей в этом топливе. Условились и далее развивать эффективное взаимодействие в этой сфере.

Рассчитываем на участие итальянских компаний в перспективной работе по добыче углеводородов и в проектах по диверсификации поставок российского топлива в Европу. Имею в виду строительство новых магистральных газопроводов, в частности по южному маршруту. В этой связи хотел бы выделить только что подписанное «Роснефтью» и ЭНИ соглашение о сотрудничестве.

Успешно осуществляется взаимодействие в промышленности, науке, в сфере высоких технологий.

Нельзя не упомянуть и о продуктивном сотрудничестве в пилотируемой космонавтике. Через два месяца планируется доставить на МКС международный экипаж, в состав которого войдёт и гражданин Италии – астронавт Европейского космического агентства Паоло Несполи. Это будет уже второй его полёт на станцию.

Отличительной чертой российско-итальянского сотрудничества являются традиционно тесные связи в сфере культуры и туризма.

Италия пользуется большой популярностью у российских туристов: в 2016 году Италию посетили 710 тысяч человек из нашей страны. Ожидаем увеличение встречного турпотока, для этого в Риме и Милане открылись специализированные туристические офисы, что уже способствовало росту числа туристов из Италии в нашу страну.

Расширяются контакты между музеями двух стран. Сейчас в Третьяковской галерее в Москве проходит выставка итальянского художника Джорждо де Кирико, а в июне в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге будет показана уникальная экспозиция исторических артефактов из коллекции Египетского музея в Турине. Осенью пройдут Дни Москвы в Милане, Генуе, Венеции, а в будущем году – «Русские сезоны» в Италии.

Разумеется, обменялись мнениями и по наиболее актуальным международным, региональным вопросам, затронули кризисные ситуации в Сирии, Ливии, на Украине, на Корейском полуострове.

Россия и Италия выступают за объединение усилий мирового сообщества для противодействия главной угрозе современности – международному терроризму.

В целом условились о дальнейшем углублении внешнеполитической координации. Это особенно актуально в свете нынешнего непостоянного членства Италии в Совете Безопасности ООН и предстоящего в 2018 году её председательствования в ОБСЕ.

Поговорили и об отношениях России и Евросоюза. Их нынешнее состояние нормальным назвать нельзя, необходимо постараться избавиться от излишней политизации и восстановить конструктивную атмосферу нашего взаимодействия.

Убеждён: расширение экономического сотрудничества между Россией и европейскими странами, а также налаживание прямых связей между Евразийским [экономическим] союзом и Евросоюзом могло бы содействовать укреплению доверия на всём пространстве Евразии.

И в заключение хотел бы поблагодарить господина Джентилони, всех наших итальянских друзей и коллег за обстоятельный и полезный обмен мнениями. Уверен, достигнутые сегодня договорённости будут способствовать дальнейшему комплексному развитию российско-итальянских связей.

Благодарю вас за внимание.

П.Джентилони (как переведено): Я благодарю Президента Путина за тёплый приём в Сочи, за наши важные переговоры, которые сейчас продолжатся во время нашего рабочего обеда.

В центре наших переговоров находятся, конечно, наши двусторонние отношения. Мы всегда поддерживали, даже в самые трудные времена, которые уже, возможно, прошли, доверие итальянских компаний к российскому рынку, к российскому сообществу. Наши компании всегда верили этой стране. Думаю, что это был правильный выбор, потому что и недавние данные доказывают, что после трудных времён, связанных с разными причинами, которые пережили итальянская и российская экономики, мы сегодня замечаем некоторое позитивное возобновление торговых обменов между нашими странами.

Примерно 600 итальянских компаний работают в России. Объём товарооборота ещё остаётся важным вопросом, и, как напомнил господин Президент, мы заметили какое-то новое возобновление за последние месяцы. Но в рамках общей внешней итальянской торговли данные очень позитивные. Итальянская экономика с точки зрения экспорта [в Россию] достигла такого уровня, которого мы не достигали в последние семь лет. Наши компании доказывают возобновление интереса к российскому рынку («Асталди», ЭНИ, «Текнимонт» и другие компании). Об этом свидетельствуют и договоры, которые мы сегодня подписали.

В Санкт-Петербургском экономическом форуме в прошлом году участвовал премьер-министр Ренци. Форум и в этом году остаётся весьма важным мероприятием для нашей системы, там будут присутствовать генеральные директора наших крупнейших итальянских компаний, и будет присутствовать важная делегация итальянского правительства.

В рамках этих экономических отношений, я хотел бы напомнить ещё одну очень важную и символическую вещь – наша благодарность компании «Роснефть» за то, что они подарили области Марке 5 миллионов для восстановления больницы после землетрясения прошлого года.

Мы затронули и продолжили наши разговоры о главных международных вопросах. С моей точки зрения, это весьма важно и в качестве председателя «большой семёрки», и, конечно, мне очень важно понимать точку зрения Президента Путина по данным вопросам.

Думаю, что есть возможности кооперации в борьбе против терроризма, в вопросах противостояния региональным кризисам – я говорю о Ливии, о Сирии, об Афганистане, там, где Италия и Россия (международное сообщество вообще) могут и должны сотрудничать. Есть общие угрозы, и думаю, что нам надо на них всем вместе ответить. Некоторые угрозы очень серьёзные, начиная именно с Ливии. Думаю, что нам удаётся работать вместе и на этой арене.

В заключение. Италия в последние годы поддерживала открытость диалога между Россией и Евросоюзом. Это стратегическое партнёрство, конечно, не должно прекратить работу из-за кризиса, связанного с Украиной. Думаю, что все возможности работы в этом партнёрстве, включая и партнёрство с Евразийским экономическим союзом, должны продолжаться. Поэтому я ещё раз благодарю Президента Путина за приём в Сочи.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 мая 2017 > № 2176437 Владимир Путин, Паоло Джентилони


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 апреля 2017 > № 2136779 Владимир Путин, Серджо Маттарелла

Заявления для прессы по итогам встречи с Президентом Италии Серджо Маттареллой.

По итогам встречи Владимир Путин и Президент Италии Серджо Маттарелла сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что завершились переговоры с Президентом Итальянской Республики Серджо Маттареллой, которые прошли в конструктивной атмосфере. Состоялся заинтересованный и предметный разговор по всему комплексу актуальных вопросов российско-итальянского взаимодействия и перспективам его дальнейшего развития.

Италия является важным партнёром России в Европе. Наши отношения имеют многовековую историю и основываются на принципах уважения и учёта интересов друг друга, обоюдном стремлении к расширению взаимовыгодных многоплановых связей.

Традиционно тесное сотрудничество поддерживается в экономической сфере. Италия занимает шестое место по размеру внешнеторгового оборота с Россией. Даже в условиях непростой глобальной конъюнктуры двусторонний товарооборот весьма внушителен, причём в первые месяцы текущего года, после определённого, прямо скажем, серьёзного спада, всё-таки был отмечен рост почти на 33 процента.

Высказывались с господином Президентом за то, чтобы закрепить наметившуюся позитивную динамику торговли, наращивать взаимные инвестиции. Сейчас российские капиталовложения в итальянскую экономику составляют 2,4 миллиарда долларов и пока в два раза превышают встречные инвестиции Италии в экономику России.

Исходя из этого, рассчитываем на энергичную работу двустороннего Совета по экономическому и валютно-финансовому сотрудничеству. Важно расширять промышленную кооперацию, прежде всего в области высоких технологий. Готовы оказывать всяческое содействие итальянским компаниям в локализации на территории России инновационных производств, в налаживании совместного выпуска комплектующих и сборки передовых образцов техники в самых разных отраслях экономики.

Отмечу, что предприниматели из Италии традиционно принимают самое активное участие в Петербургском международном экономическом форуме. В прошлом году объём подписанных в Санкт-Петербурге контрактов превысил 1,3 миллиарда долларов. Надеемся, что и на этот раз, в этом году участие наших итальянских друзей будет значительным.

Конечно, обсудили с Президентом Италии стратегическое сотрудничество наших государств в энергетике. Надёжные поставки природного газа из России обеспечивают 43 процента потребностей итальянской экономики в топливных ресурсах. Наши ведущие компании не только поддерживают, но и развивают отношения в этой сфере достаточно энергично.

С удовлетворением констатировали успешное сотрудничество России и Италии в научной сфере. Российские и итальянские учёные реализуют уникальные проекты. Пример такой совместной работы – создание в Троицке термоядерного реактора «Игнитор». Кроме того, в настоящее время в Звёздном городке идёт подготовка к полёту на Международную космическую станцию итальянского космонавта.

Наши государства придают большое значение развитию культурных и гуманитарных связей. На днях в Третьяковской галерее откроется первая в России выставка картин одного из крупнейших итальянских художников XX века – Джорджо де Кирико. В июне в Эрмитаже будет представлена редкая экспозиция исторических артефактов из Египетского музея в Турине, а осенью в Милане, Генуе, Венеции пройдут Дни Москвы. На следующий год в Италии запланировано проведение «Русских сезонов». Мы также сегодня условились начать работу по организации в будущем «Итальянских сезонов» в России.

И конечно, мы с господином Маттареллой не могли не вспомнить, что восемь лет назад в начале апреля в Италии, в Аквиле, произошло разрушительное землетрясение. Россия сразу откликнулась тогда на эту трагедию, с самого начала оказала и продолжает оказывать этому городу помощь в восстановлении пострадавших от стихии архитектурных памятников. По некоторым из них работа завершается в ближайшее время.

В ходе переговоров, естественно, затрагивались острые мировые, региональные проблемы, отмечалось, что сегодня главная угроза глобальной безопасности исходит от терроризма, побороть который можно, только объединив усилия всего международного сообщества.

В этом контексте говорили с Президентом Италии о путях достижения мира на Ближнем Востоке, говорили и о Сирии. Упомянули, конечно, и о других проблемных точках, в том числе и об украинской проблеме.

Разумеется, не могли обойти вниманием нынешнее состояние отношений России и Европейского союза. Полагаем, что общим интересам отвечало бы восстановление российско-еэсовских деловых связей на принципах равноправия и взаимного уважения.

Уверен, что сегодняшние переговоры будут способствовать динамичному развитию российско-итальянского сотрудничества, послужат укреплению дружбы между нашими народами.

Хотел бы ещё раз поблагодарить Президента Италии Серджо Маттареллу и всех наших итальянских коллег за то, что они приняли наше приглашение и приехали с визитом в Москву.

Благодарю Вас за внимание!

С.Маттарелла (как переведено): Я очень благодарен Президенту Путину за искренние слова в отношении Италии и за тёплый приём, оказанный мне и делегации по случаю данного визита.

Этот визит позволяет нам продолжать диалог на главные темы двусторонней повестки в разных сферах и по главным и наиболее актуальным вопросам международной сферы.

Хотел бы выразить Президенту Путину и российскому народу самые глубокие соболезнования со стороны Италии в связи со страшным терактом, который случился в санкт-петербургском метрополитене. То, что случилось, свидетельствует о том, что странам, Италии и России, надо ещё теснее сотрудничать, чтобы противостоять растущей радикализации и бороться с варварством террора.

Мы констатируем позитивный и плодотворный двусторонний диалог во всех сферах. Эти отношения основаны на взаимном уважении, об этом свидетельствуют частые политические контакты, глубокие связи в сфере экономики, энергетики, о которых только что сказал господин Президент. Об этом свидетельствуют оживлённые культурные связи и инновационные формы партнёрства. Мы особо отмечаем соглашение в сфере научных исследований между Национальным институтом ядерной физики и Объединённым институтом ядерных исследований в Дубне.

Культура, как только что сказал Президент Путин, также традиционно связывает россиян и итальянцев. И особенно представители молодого поколения, их способности самовыражения, их творческие способности – предмет важных инвестиций. Такие инвестиции, конечно, могут принести очень хорошие результаты на основе общей культурной чувствительности. Культурная чувствительность тоже, конечно, выражается в том, что Россия оказала помощь в реставрации в Аквиле.

Мы, конечно, затронули и главные международные кризисы. Растущие очаги напряжения, конфликты и тревожное стремление к поляризации в переговорах призывают нас к необходимости сделать точный выбор, чтобы создавать больше возможностей для диалога.

Что касается Ливии, Италия убеждена, что военная операция – это неправильное решение. Схиратское соглашение и последующая единодушная резолюция ООН являются законными рамками для политического решения, и мы очень рассчитываем на конструктивный подход со стороны Москвы и понимание того, что стабилизация в Ливии и Средиземноморье являются весьма важной для Италии.

Касательно Сирии. Случившееся на прошлой неделе трагическое событие свидетельствует о том, что надо как можно скорее найти совместные решения кризиса на основе диалога на разных уровнях: между сирийскими сторонами, региональными игроками и представителями международного сообщества. Надо работать для совместного политического решения под эгидой ООН и в направлении Женевских переговоров. Мы это должны сотням тысяч граждан, которые страдают от безрассудного насилия, мы это должны миллионам беженцев.

Использование химического оружия, которое Женевская конвенция запрещает, конечно, недопустимо. Выражаем надежду, что Москва, как и все, может пользоваться своим влиянием, чтобы подобные удары больше не повторились. И надо, конечно, установить виновных и преследовать их. Выражаем надежду, что случившееся призовёт все стороны кризиса приложить все усилия, чтобы преодолеть текущую ситуацию. Италия готова играть свою роль в рамках усилий, которые активно прилагает Евросоюз, и в рамках Совета Безопасности ООН.

И конечно, мы поговорили о ситуации на Украине. Италию очень беспокоит отсутствие значительных прогрессов на политическом уровне. По нашему мнению, никто – ни Россия, ни Европа, ни Украина – не могут извлекать какую-то пользу из ситуации длительной нестабильности в сердце Европы. И поэтому мы очень ценим роль ОБСЕ, тем не менее выражаем доверие и нашу надежду на переговоры в нормандском формате и минские соглашения. Выражаем надежду, что Россия воспользуется влиянием для укрепления перемирия.

Я весьма благодарен Президенту Путину за тёплый приём. Желаю больших успехов.

Вопрос: Владимир Владимирович, можно один вопрос про Сирию? Что сейчас там происходит? Ваша оценка ситуации про то, что сейчас происходит в Сирии. Есть ли опасность повторения военных ударов США по сирийским объектам?

В.Путин: Мы обсуждали это с господином Президентом. Я сказал, что это мне сильно напоминает события 2003 года, когда представители Соединённых Штатов в Совете Безопасности показывали якобы химическое оружие, обнаруженное в Ираке. После этого началась военная кампания в Ираке, а закончилась она разрушением страны, ростом террористической угрозы и появлением ИГИЛ на международной сцене – ни больше ни меньше.

Всё то же самое происходит сейчас, и опять партнёры кивают им. Я вспоминаю в этой связи наших замечательных писателей Ильфа и Петрова. Хочется сказать: скучно, девочки. Это всё мы уже видели, наблюдали.

Почему это происходит? Все хотят восстановить отношения в западном сообществе, после того как, благодаря бывшей администрации США, многие европейские страны заняли антитрамповскую позицию в ходе избирательной кампании. Очень хорошая платформа для консолидации – Сирия, Россия, есть общий враг, замечательно. Мы готовы потерпеть, только мы надеемся, что это выйдет всё-таки на какой-то позитивный тренд взаимодействия.

Для внутриамериканского потребления – тоже вроде есть свои резоны. Просто политические противники действующего Президента никуда не делись и, если что случится, на него всё и свалят. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

Теперь о том, возможны новые удары или невозможны. У нас есть информация из различных источников, что подобные провокации (а я по-другому это назвать не могу) готовятся и в других регионах Сирии, в том числе в южных пригородах Дамаска, где собираются подбросить опять какое-то вещество и обвинить в его применении сирийские официальные власти.

Но мы считаем, что любое проявление подобного рода достойно того, чтобы его тщательным образом расследовать. Мы собираемся официально обратиться в соответствующую ооновскую структуру в Гааге и призвать международное сообщество тщательно расследовать эти проявления. И в зависимости от результатов расследования принять взвешенное решение.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 апреля 2017 > № 2136779 Владимир Путин, Серджо Маттарелла


Россия. Италия. Евросоюз > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995096 Владимир Путин

Встреча с российскими и иностранными деятелями культуры.

Владимир Путин встретился с российскими и иностранными деятелями культуры – участниками совместных культурных проектов. Встреча состоялась перед церемонией открытия V Санкт-Петербургского международного культурного форума.

На встрече, в частности, присутствовали художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, режиссёр Никита Михалков, директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, Министр культуры Греции, актриса Лидия Кониорду, кинорежиссёр Жерар Кравчик, писатель Олжас Сулейменов.

В ходе встречи коллекционер и меценат Пьетро Питтаро передал в дар музею-заповеднику «Петергоф» мемориальные предметы выдающегося русского художника Александра Бенуа. Мольберт, палитры, кисти и некоторые рисунки художника станут частью экспозиции музея семьи Бенуа.

* * *

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Наш Министр сразу, как в России говорят, взял быка за рога, не знаю, кто здесь бык. Тем не менее он взял инициативу в свои руки, я даже не успел с вами поздороваться. Поэтому прежде всего хочу вам сказать: добрый вечер, добро пожаловать в Россию, в Петербург, в Мариинский театр.

Мне очень приятно, что из года в год у нас собираются наши друзья, которые действительно не просто любят российское искусство, не просто любят российскую культуру, но чувствуют с нами примерно одинаково. Мы с вами на одной волне воспринимаем мир, каждый с большой долей самобытности, но тем не менее что–то общее есть.

Должен сказать, что мы уже третий год подряд проводим общенациональные мероприятия – в течение года, одного года, второго, третьего, – так или иначе связанные с российской культурой. В прошлом году у нас был Год литературы, этот – Год кино, позапрошлый – Год культуры непосредственно.

Мне очень приятно отметить, что мы хотя и заслуженно гордимся достижениями российской культуры, но констатируем всё время, что это часть мировой культуры, и, без всяких сомнений, это так. Каждый из вас может, безусловно, гордиться тем, что сделали ваши народы на протяжении веков, начиная Грецией, Италией, всеми другими странами мира, Китаем с его многовековой, тысячелетней культурой. Поэтому мне очень приятно отметить, ещё раз хочу это подчеркнуть, что русская культура – это часть общемировой культуры.

Я хотел бы вас поблагодарить за то, что вы и сегодня здесь, за то, что вы уделяете столько внимания нашему сотрудничеству по такому важному для нас направлению, как культурное сотрудничество, которое безусловно и действительно в прямом смысле этого слова не знает границ.

Здесь многое было сказано по поводу того, что нас связывает. Это душевная связь, согласен. Наши друзья из Франции приводили пример о том, что наш молодой человек уехал во Францию, а потом его сын приехал в Россию. Его отец уехал с каким–то душевным порывом, а его сын приехал за миллиардом, чтобы миллиард здесь заработать. Это влияние как раз западной культуры на Россию. Это, разумеется, шутка. Я в любом случае желаю удачи вашему фильму.

Хочу вам всем пожелать удачи во всех ваших начинаниях. Большое спасибо и нашему другу из Италии за тот замечательный подарок, который он преподнёс. Мы, поверьте, умеем оценить такие жесты. Большое Вам спасибо.

Позвольте вам пожелать приятного времяпрепровождения в Петербурге и в Мариинском театре.

Спасибо большое.

Россия. Италия. Евросоюз > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995096 Владимир Путин


Италия. Россия > Химпром > kremlin.ru, 11 октября 2015 > № 1516051 Владимир Путин, Марко Тронкетти Провера

Встреча с главой компании Pirelli Марко Тронкетти Провера.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом и исполнительным директором итальянской компании Pirelli Марко Тронкетти Провера.

Марко Тронкетти Провера (как переведено):Господин Президент!

Мы празднуем пятилетие нашего партнёрства с компанией «Ростех», а также коммерческого партнёрства с «Роснефтью». Сейчас не самый простой момент, но всё равно наши два завода продолжают работать на полную мощность – на 100 процентов.

То, что нам не удаётся продать в России, мы имеем возможность направить на экспорт. Развиваем сейчас торговую сеть вместе с «Роснефтью». Мы уже инвестировали 450 миллионов евро в российскую экономику и намерены продолжать и дальше.

В.Путин: Я очень рад Вас видеть.

Знаю, что Pirelli активно работает на нашем рынке, инвестирует, как Вы только что сказали. Приятно услышать о ваших планах по наращиванию этой инвестиционной деятельности.

Мы знаем прогнозы МВФ, Всемирного банка по поводу замедления темпов роста мировой экономики: это касается и развивающихся рынков, в том числе и российского. Другим фактором является снижение спроса и, как следствие этого, потребности в энергетических ресурсах. Это отражается вдвойне на российской экономике. Но мы относимся к этому очень спокойно, потому что знаем, что это пройдёт, и по–другому невозможно, это произойдёт неизбежно.

Сегодняшний момент подталкивает нас к диверсификации экономики, и это на самом деле неплохо, пожалуй, даже больше здесь позитива, чем негатива. Мы будем проводить очень взвешенную бюджетную политику, экономика России будет сохранять хороший потенциал развития.

Мы не собираемся уходить – прямо надо сказать – от либерального курса в сфере валютного регулирования. Это значит для инвесторов, что мы не собираемся никак ограничивать движение капиталов, валютной выручки.

Будем обязательно проводить взвешенную социальную политику, сохраняя стабильность и в этой сфере. Но, безусловно, будем ориентироваться на здоровую макроэкономику, продолжая дальнейшее таргетирование инфляции, и, конечно, будем держать «низкий профиль» дефицита бюджета с выходом в ближайшее время на нулевой дефицит и профицит.

Центральный банк и Правительство работают в тесной координации друг с другом. В последнее время мы наблюдаем рост золотовалютных резервов, сохраняем и высокий уровень резервных фондов Правительства. Всё это даёт основания полагать, что ситуация в российской экономике будет стабильна. Несмотря на известный спад внутреннего спроса, мы будем работать над тем, чтобы он повышался и стал существенным фактором обеспечения высоких темпов развития экономики.

И конечно, будем работать с вами, с такими партнёрами, как вы, с инвесторами, с которыми мы уже давно и успешно работаем вместе. Надеемся, уверены, что нас ждёт успех на этом совместном пути. Будем делать всё, чтобы помогать вам и административно сопровождать.

Марко Тронкетти Провера: Сегодня у нас в России несколько совпадающих счастливых моментов. Мы заключили соглашение с Берни Экклстоуном: в последующие четыре года мы будем единственным поставщиком «Формулы-1». Фактически в конкурентной борьбе мы, таким образом, превзойдём фирму Michelin, что для нас очень радостно.

В.Путин: Берни – уникальный человек. Мы только сегодня с ним обсуждали возможность проведения ночных гонок в Сочи. Он так красочно это рассказывал, что мы решили, что обязательно это сделаем, с вашим участием.

Марко Тронкетти Провера: Абсолютно! Так и будет! Мы всегда выигрываем.

В.Путин: Отлично.

Италия. Россия > Химпром > kremlin.ru, 11 октября 2015 > № 1516051 Владимир Путин, Марко Тронкетти Провера


Италия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2015 > № 1489253 Владимир Путин, Сильвио Берлускони

Ответы на вопросы журналистов.

Во время осмотра территории национального заповедника «Херсонес Таврический» Владимир Путин и экс-премьер Италии Сильвио Берлускони ответили на вопросы журналистов.

в Крым?

В.Путин: Берлускони попросил. Хотел посмотреть Крым, посмотреть, что здесь происходит, как люди живут, как относятся к сегодняшним процессам, хотел встретиться с представителями итальянской общины.

Кстати говоря, когда мы вчера встречались с представителями этой общины – их оказалось даже больше, чем я думал, – руководительница общины обратила моё внимание на то, что в указе по поводу реабилитации репрессированных народов итальянцы вообще не указаны, оказались забыты, несмотря на то что другие народы – и крымские татары, и армяне, болгары, немцы – там упомянуты.

Я обещал, что мы это поправим, и хочу проинформировать нашего друга, что сегодня я подписал изменения в этот Указ, где сказано и о необходимости реабилитации итальянской диаспоры, итальянцев, которые здесь проживают.

С.Берлускони(как переведено): Я лично видел, как это происходило.

Вопрос: Сильвио, что Вам больше всего запомнилось за эти два дня в Крыму?

С.Берлускони: Я считаю, что вся крымская земля прекрасна. На меня произвело большое впечатление всё: и природа, и море, и горы, которые поднимаются на сотни метров, – замечательный фон для всей этой прекрасной природы. У меня даже иногда дух захватывает на всё это смотреть! Президент Путин показывает мне очень интересные места. Например, место, в котором мы сейчас находимся, откуда фактически пошла христианизация всей России.

И мне очень нравится идея создания здесь историко-культурного центра. Конечно, я вижу, что здесь предстоит ещё много работы. Думаю, если господин Путин сочтёт необходимым, я буду готов направить сюда итальянских архитекторов, чтобы они, может быть, помогли или привезли бы сюда итальянские растения, чтобы восстановить понимание важности этого места, которое этого, конечно, заслуживает.

Вопрос: Владимир Владимирович, вчера на набережной люди с Донбасса Вам кричали: просили Донбасс забрать. Сейчас ситуация с Минскими соглашениями сложная. На Ваш взгляд, на эти просьбы людей с Донбасса стоило бы откликнуться или надо продлевать Минские соглашения?

В.Путин: Мы душой и сердцем с Донбассом, но, к сожалению, такие вопросы на улице не решаются. Это серьёзные вопросы, которые касаются судеб всей России и людей, которые проживают в Донбассе.

Что касается исполнения Минских соглашений, то никакой другой альтернативы успокоению и примирению на этой территории, на мой взгляд, нет. И самое главное, что нужно сделать, – нужно установить прямой контакт между киевскими властями, властями Донецкой и Луганской республик, с тем чтобы реализовать Минские соглашения.

Там, напомню, прямо написано: и изменения в конституции, и закон о местных выборах должны быть приняты по согласованию с Донбассом. Такого согласования не проводится, и это ключевая проблема. Кроме этого должен быть принят закон об амнистии. Как можно вести диалог с людьми, которые находятся под уголовным преследованием? И четвёртое: нужно, наконец, ввести в действие уже ранее принятый Радой закон об особом статусе этих территорий. Это всё ключевые элементы именно политического урегулирования.

И конечно, нужно реабилитировать эту территорию с социально-экономической точки зрения. Слава богу, сейчас уже пошёл, насколько мне стало известно, уголь из Донбасса в Киев. Это значит, что и мы можем начать дополнительно поставки угля. Думаю, что мы решим и вопросы, связанные с поставками газа и электроэнергии, если потребуется. В общем, нужно восстанавливать отношения в полномасштабном формате.

Вопрос: Продлевать срок действия Минских соглашений?

В.Путин: Господин Кучма сказал об этом: они не успевают, видимо, всё сделать. В принципе, можно подумать о каких–то переносах сроков, но лучше стремиться к тому, чего мы добились в Минске – стремиться к тому, чтобы всё было исполнено в срок.

И отрадно, конечно, – это сегодня, наверное, самое главное, – что прекращены обстрелы Донбасса со стороны вооружённых сил и так называемых добровольческих батальонов Украины, удары не наносятся. Думаю, что это сегодня самое главное достижение.

Италия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2015 > № 1489253 Владимир Путин, Сильвио Берлускони


Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2015 > № 1394551 Владимир Путин

Открытие Дня России на Всемирной универсальной выставке «ЭКСПО-2015».

Владимир Путин и Председатель Совета министров Италии Маттео Ренци приняли участие в церемонии открытия Национального дня Российской Федерации на Всемирной универсальной выставке «ЭКСПО-2015».

В своём выступлении глава Российского государства подчеркнул, что история торговых, гуманитарных, культурных контактов России и Италии насчитывает более пяти столетий, и сегодня Италия является важнейшим торговым партнёром России в Европе.

Всемирная выставка («ЭКСПО») – одно из крупнейших международных мероприятий с многолетней историей. Всемирные универсальные выставки «ЭКСПО» проводятся один раз в пять лет и длятся шесть месяцев.

Россия является постоянным участником всемирных выставок с момента проведения первой выставки в 1851 году в Лондоне.

Основной темой российского участия в выставке 2015 года является продовольственная безопасность и вклад России в её обеспечение. Девиз национальной секции на мероприятии – «Растим во благо мира. Возделываем во имя будущего». В основе экспозиции – рассказ о жизни и работе выдающихся российских учёных: Н.И.Вавилова, Д.И.Менделеева и В.И.Вернадского, – об их исследованиях, достижениях и открытиях.

Владимир Путин и Маттео Ренци также осмотрели павильоны России и Италии.

Выступление на церемонии открытия Национального дня Российской Федерации на Всемирной универсальной выставке «ЭКСПО-2015»

В.Путин: Уважаемый господин премьер-министр! Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Прежде всего хочу поприветствовать всех вас и, конечно, выразить признательность господину Ренци за участие в церемонии открытия Национального дня России на Всемирной универсальной выставке «ЭКСПО-2015».

Россию и Италию связывают самые тесные отношения. История двусторонних торговых, гуманитарных, культурных контактов насчитывает более пяти столетий. Сегодня Италия является нашим важнейшим торговым партнёром в Европе, крупным инвестором в российскую экономику. Мы взаимодействуем на международной арене, стремясь учитывать и уважать интересы друг друга.

Наша страна одной из первых поддержала итальянскую заявку на проведение в Милане Всемирной выставки, и с особым вниманием и ответственностью мы отнеслись к подготовке своей, российской экспозиции.

Наверное, не все знают, что Россия подключилась к выставочному движению с самого его зарождения, более 160 лет назад, принимала участие в первой Универсальной выставке в Лондоне в 1851 году и в 1906 году здесь, в Милане, на «ЭКСПО» собрала значительное количество призов – 198.

Российский павильон на «ЭКСПО-2015» – один из самых больших, свыше четырёх тысяч квадратных метров. В нём представлены наши новейшие достижения и в экономике, и в науке, и в культуре, и, конечно, передовые наработки по основной теме выставки: «Питание для планеты. Энергия для жизни».

В экспозиции, созданной при участии ведущих агрономических регионов России, рассказывается о природном и биологическом разнообразии нашей страны, о том, как в разных климатических условиях внедряются перспективные технологии и высокие экологические стандарты и при этом бережно сохраняются многовековые национальные традиции.

Россия, на которую приходится десятая часть пахотных земель в мире и пятая часть запасов пресной воды на планете, всемерно содействует обеспечению мировой продовольственной безопасности. В 2014 году мы собрали один из самых высоких урожаев зерновых – более 105 миллионов тонн. Это позволило нам не только полностью обеспечить собственные потребности, но и существенно нарастить экспортный потенциал – до 30 миллионов тонн. Россия сегодня – третья страна в мире по экспорту зерновых.

Исторический раздел российской выставки посвящён деятельности наших выдающихся учёных: создателя периодической системы химических элементов [Дмитрия] Менделеева, естествоиспытателя [Владимира] Вернадского, пионера генетики Николая Вавилова. Их научные открытия, достижения других русских и советских исследователей внесли огромный вклад в мировую науку, в решение проблем обеспечения продовольствием населения Земли и устойчивого природопользования.

Безусловно, отдельного внимания заслуживает часть нашей экспозиции, которая называется «Открытая кухня», где повара из разных регионов России готовят многообразные оригинальные русские и другие национальные блюда, проводятся кулинарные мастер-классы и дегустации напитков – разных напитков. Уверен, что посетители российского павильона ощутят наше традиционное гостеприимство.

Уважаемые дамы и господа! Ещё раз спасибо вам за приглашение на День России, на открытие Дня России. Мы его сегодня открываем. Позвольте пожелать успеха и российской экспозиции, и всей выставке «ЭКСПО-2015».

Большое спасибо вам за внимание, благодарю вас.

Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2015 > № 1394551 Владимир Путин


Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2015 > № 1394550 Владимир Путин, Маттео Ренци

Совместная пресс-конференция с Председателем Совета министров Италии Маттео Ренци.

По итогам переговоров в Милане Владимир Путин и Маттео Ренци дали совместную пресс-конференцию.

В.Путин: Уважаемый господин премьер-министр! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить наших итальянских друзей за приглашение, за замечательную организацию работы выставки.

Сегодня мы вместе с господином Маттео Ренци – он уже об этом сказал – посетили российский и итальянский павильоны Всемирной выставки «ЭКСПО-2015». Представленная в них экспозиция наглядно демонстрирует огромные возможности для сотрудничества наших стран в сфере сохранения природы, ресурсов, обеспечения продовольствием жителей планеты.

В ходе только что завершившихся переговоров в узком составе мы подробно обсудили нынешнее состояние двусторонних отношений, обменялись мнениями, как господин Ренци сказал, по ряду актуальных международных вопросов.

Италия – крупнейший экономический партнёр России в Европе, третье место по объёмам торговли. Однако в последнее время в силу известных причин объёмы товарооборота снизились: по итогам 2014 года – на 10 процентов, а за первый квартал 2015 года – на 25 процентов. Такое положение дел, конечно, нас устраивать не может, ни правительства, ни бизнес-сообщества обеих стран.

Знаем, что деловые круги Италии не хотят прерывать взаимовыгодные проекты с Россией, предприниматели проявляют заметный интерес к российской экспозиции на «ЭКСПО-2015». Итальянский бизнес будет весомо представлен на Петербургском международном экономическом форуме 18–20 июня этого года, в рамках которого запланирован специальный семинар «Россия и Италия: укрепление торгово-инвестиционных связей в условиях геополитической напряжённости».

Отмечу, что в нашей стране действует около 400 итальянских фирм, открыты представительства семи банков. Накопленные в России инвестиции – 1,1 миллиарда долларов, а российские в итальянскую экономику – в два раза больше, 2,3 миллиарда долларов.

Активно идёт процесс локализации итальянских производств, мы переходим от покупки товаров, сделанных в Италии, к выпуску на российских предприятиях продукции с маркой «сделано совместно с Италией». За минувший год реализовано несколько значимых проектов в фармацевтике, автопроме и в некоторых других областях.

«Финмекканика», например, совместно с корпорацией «Сухой» разработала среднемагистральный пассажирский самолёт. С «Роснефтью» готовится соглашение о совместном производстве тяжёлых вертолётов для работы на российских офшорных месторождениях.

Я только что обсуждал этот контракт с премьер-министром, он достоин внимания господина премьер-министра. Это загрузка итальянских компаний на три миллиарда евро до 2025 года.

Италия – второй по объёмам после Германии покупатель российского газа в Европе. В 2014 году это 21,7 миллиарда кубических метров. Итальянские корпорации участвуют в программах переоснащения российских электростанций, в частности компания «ЭНЕЛ» вложила крупные средства и работает очень активно. «Роснефть» и «ЭНИ» намерены совместно осваивать шельф Баренцева и Чёрного морей. «ЛУКОЙЛ» и одна из итальянских компаний разрабатывают перспективные энерготехнологии, в том числе ветровые.

Наши страны поддерживают тесные гуманитарные контакты и связи. В их основе – взаимный интерес к истории, культуре, языку, традициям и обычаям друг друга. Только сейчас я в разговоре с господином премьер-министром сказал, что некоторые элементы итальянской культуры в России воспринимаются как собственные. Они органично вплетены в нашу культурную жизнь.

Италия ежегодно принимает около 1 миллиона российских туристов, а Россию посетили в прошлом году 200 тысяч итальянцев. Действует российско-итальянский Форум-диалог гражданских обществ. В ближайшее время в Санкт-Петербурге планируется очередное заседание этого форума.

Подробно обсудили с господином Ренци ряд международных вопросов, как я уже сказал. Это и Ближний Восток, и Северная Африка, имеется в виду Ливия прежде всего.

Что здесь можно сказать? Очевидно, что то, что сейчас происходит в Ливии, – это прямое следствие социально-экономической катастрофы, непрекращающихся вылазок радикальных группировок. Убеждены, что происходящий на наших глазах фактический распад ливийской государственности – это результат внешнего военного вмешательства в 2011 году.

Россия выступает за решение ливийского кризиса мирными средствами. Настроены на совместную конструктивную работу с международными и региональными партнёрами, в том числе в рамках Совета Безопасности ООН.

Коснулись также положения дел в Сирии и Ираке, где бесчинствуют террористические группировки, в том числе так называемое «Исламское государство».

Конечно – и господин премьер-министр об этом тоже сказал, – уделили внимание кризису на Украине. Характерно, что обе стороны исходят из того, что альтернативы мирному урегулированию нет, и Россия так же, как Италия, хочу это подчеркнуть, выступает за полную имплементацию минских договорённостей.

Подчеркну, что в согласованном в белорусской столице документе увязаны все ключевые аспекты урегулирования: политические, военные, социально-экономические, гуманитарные. И выполняются они, к сожалению, не полностью, а выборочно.

Наша совместная работа с господином Ренци продолжается. Нам предстоит общение в формате делегаций с участием ряда министерств и представителей деловых кругов.

Как уже было сказано, сегодня предстоит ещё встреча с Президентом Италии господином Маттареллой, а также визит в Ватикан и беседа с Папой Римским Франциском.

В завершение хотел бы ещё раз поблагодарить Председателя Совета министров Италии за приглашение на «ЭКСПО- 2015», совместное участие в церемонии открытия Дня России и за сегодняшний содержательный разговор.

Благодарю вас за внимание.

Вопрос: Вопрос для Президента Путина.

Хочу понять, затрагивался ли вопрос санкций? Что ожидается от Европы, от Италии? И может ли ужесточение санкций привести к пересмотру отношений с теми странами, с которыми имеется хороший диалог?

Господин Ренци, что Вы можете сказать, каковы позиции, отличающиеся в отношении этого в Европе?

В.Путин: Вы знаете, мы говорили о санкциях, но очень приземленно, что называется, не в плане отмены либо сокращения. Мы говорили о том, как эти санкции мешают развивать наши отношения.

У нас есть несколько совместных российско-итальянских проектов, в том числе, скажем, в области инфраструктуры. И совершенно очевидно, что итальянские компании, которые боролись за эти контракты, выиграли тендеры, заинтересованы в их реализации. Но они встали, не могут быть реализованы в связи санкциями в отношении некоторых наших финансовых учреждений. Просто нужно искать выход. Ну, или санкции отменяйте, какие–то другие предлагайте инструменты, если, конечно, хотите поддержать свои компании. Мы партнеров найдем, естественно, но мне кажется, что не следует отказываться от наработанных инструментов и от взаимовыгодных контрактов.

То же самое касается и, скажем, нашего сотрудничества в военно-технической сфере. Там не ахти какое сотрудничество–то, честно говоря, и оно не имеет принципиального значения для обороноспособности России, но отказ от некоторых заранее спланированных совместных действий и контрактов привел к тому, что итальянские компании недополучили миллиард евро. Могли бы получить. Могли бы загрузить свои предприятия, рабочие места создать или поддержать. Этого не случилось. Из–за санкций.

Разумеется, мы сейчас делаем программу так называемого импортозамещения, и, в общем, в этом даже есть какой–то плюс для нашей промышленности и высоких технологий. Но в общем и целом это наносит, конечно, вред нашему взаимодействию. Я рассчитываю, что мы рано или поздно все–таки уйдем от тех ограничений, с которыми сегодня сталкиваемся.

М.Ренци (как переведено): В Европе существует дискуссия, как всегда открытая, внутри стран, входящих в состав двадцати восьми. Естественно, что отличающиеся идеи высказываются по тому, как мы дошли до этой фазы и как из нее выйти.

Но есть и разделяемая всеми линия, которая, я позволю себе сказать, в настоящий момент вовлекает все позиции. Безусловно, видит и Италию в этой позиции, и основные страны международного сообщества. И то, что сказал сегодня Президент Путин, видит и в этом Российскую Федерацию, мы уверены в этом.

В чем? Что настоящая тема сегодняшнего дня касается выполнения соглашений «Минск-2». Соглашения «Минск-2», если будут выполняться – и Президент Путин сказал, и я подчеркиваю, – полностью выполняться, это будет важнейшей точкой для всех. И поэтому если Минские соглашения будут выполняться, и все фазы: напряжение, дискуссии, недопонимание, санкции, контрсанкции коммерческие – будут меньше, будут не столь важными, потому что все это связано с выполнением Минского протокола.

Я верю, и я на этом завершаю, что вокруг Минского протокола концентрируется не только необходимость закрыть этот вопрос, связанный с Украиной, решить его, но и все последствия, связанные с внутренней организацией Украины. В Минском протоколе именно об этом и говорится.

Неоднократно была предложена итальянская модель, чтобы гарантировать автономию или децентрализацию на территории внутри Украины. Минский протокол совершенно ясно об этом говорит. Отправной точкой является Минский протокол. Важнейшим аспектом является то, что если удастся выполнить Минский протокол, это укрепит сотрудничество, которое уже имеется на международном уровне, и будет важным и для других зон мира.

Что касается, например, тем, связанных с Ираном, с Сирией, процессом переходного периода в Ираке, вопросов в Египте, других стран, сложных вопросов Ливии, в рамках Совета Безопасности признана очень важная роль Российской Федерации по этим вопросам. Роль Российской Федерации считается важной всеми европейскими странами и всеми западными странами. Почему я хочу надеяться, и Италия работает над этим, чтобы Минский протокол, «Минск-2» в данном случае, был отправной точкой для разрешения той деликатной фазы, которую мы сейчас переживаем.

Вопрос: Можно узнать, как вы сейчас оцениваете перспективы отношений России с «большой семеркой» и насколько можно сопоставить этот формат с «большой двадцаткой».

Если можно, еще второй вопрос. Господин Ренци упомянул, что вы говорили о ливийской проблеме и проблеме беженцев. Можно узнать, насколько плотно это обсуждалось? Спасибо.

В.Путин: Что касается наших отношений с «семеркой», то у нас нет никаких отношений с «семеркой». Какие у нас могут быть отношения? Когда мы работали в этом формате, мы принимали участие в обсуждении, в подготовке каких–то итоговых документов, которые, кстати, не носят обязательного характера.

Мне казалось, что в этом был какой–то смысл, потому что мы хотя бы представляли какую–то альтернативную точку зрения. Наши партнеры решили, что они в этой альтернативной точки зрения не нуждаются. Это их решение.

Но это же не организация, это так – клуб по интересам. Мы желаем успеха этому формату, потому что любые контакты, любое обсуждение всегда, мне кажется, должно идти на пользу развитию международных отношений.

Есть более широкие форматы, такие как «двадцатка». Мы активно работаем в такой известной организации, как БРИКС, которая объединяет Бразилию, Россию, Индию, Китай, Южную Африку. У нас есть еще один формат – Шанхайская организация сотрудничества, к которой сейчас будут присоединяться, кроме известных участников этого процесса, еще Индия и Пакистан. То есть мы ведем очень активную работу на площадках ООН и в Совете Безопасности.

Если наши партнеры хотят, то мы на двухсторонней основе с любой из стран «семерки» будем развивать активные отношения.

М.Ренци: Есть различные возможности сопоставления мнений, диалогов и проведения дискуссий. Я думаю, что объективной правдой является субъективная правда, и говорят, что нам необходимо, чтобы в международном сценарии, столь сложном по сравнению с прошлыми этапами, Россия находилась в первых рядах вместе с Европой, Соединенными Штатами, вместе со всеми гражданами этой планеты, которые хотят ответить на глобальные угрозы. Это угрозы, которые часто вместе угрожают нам.

Почему я вначале говорил о международном терроризме? Потому что если правда, что угроза международного терроризма в Африке, в Нигерии, имеет разные названия – «ИГИЛ» или «Алькаида», или «Талибан», – то красной нитью проходит тема того, что они связаны экстремизмом, интегрализмом, фанатизмом, смешаны с элементами религиозного фанатизма, который приводит к убийству невинных людей и к массовому уничтожению людей, которые ни в чем не виновны.

В рамках этого сценария необходимо, чтобы крупнейшие державы мира и, безусловно, Российская Федерация была, есть и будет такой, имели бы места, где можно было бы обсуждать и сотрудничество по этим вопросам. Это происходило, это происходит. И я уверен, что это будет продолжаться и в будущем.

Формат, в котором объединяемся, и с этой точки зрения зависит от различных событий, которые вы все знаете. Мое пожелание заключается в том, чтобы, принимая интегральным образом, полностью «Минские соглашения – 2», можно было убрать со стола те темы, которые являются в настоящий момент единственным элементом различия или недопонимания на международной панораме, на международным уровне. Если вы посмотрите на все другие вопросы, конечно, могут быть подходы, различные оценки, различные национальные интересы, но есть глубокое совпадение и разделяемая всеми нами работа.

Поэтому в завершение, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что, безусловно, мы будем работать. Следующая встреча G20 в Турции будет больше базироваться на экономических вопросах. Там тоже будут очень важные встречи, потому что в настоящий момент мы переживаем ситуацию с экономической точки зрения не столь простую. Нужны рычаги для большего роста, в любом случае в нашей стране это очень важно.

И конечно, будут обсуждаться и все другие вопросы, чтобы можно было установить диалог, исходя из того, что Российская Федерация является постоянным членом Совета Безопасности ООН. И в лице Российской Федерации мы обращаемся в ООН по различным вопросам для обсуждения и напрямую к стране для решения вопросов, в том числе и в рамках Совета Безопасности ООН.

С министром Лавровым мы сейчас будем также обсуждать вопросы. При встрече мы сказали, что мы нуждаемся не только в его помощи и помощи Российской Федерации в Ливии, но если он нам не поможет своими советами, мы его на обед не позовем. И поэтому мы уверены, что он полностью все силы выделит для того, чтобы помочь нам разрешить этот вопрос, и чтобы можно было бы также решать вопросы в рамках Совета Безопасности ООН во всех форматах, со всеми возможными инструментами, работать вместе над разрешением проблем.

Хочу завершить эту пресс-конференцию, благодаря еще раз Президента Путина. Хочу подчеркнуть ту идеальную ценность и содержание ЭКСПО. Извините, что я вновь возвращаюсь к тому, с чего мы начали. Тот из вас, кто посетит павильон Российской Федерации, он увидит не только то, что Российская Федерация делает с точки зрения агропромышленного комплекса, но все то, что в основе – инновации, поиск, НИОКР.

Президент Путин сообщил мне о том, что в некоторые центры исследований в области пищевой промышленности, агропромышленные, инновационные центры были открыты в Санкт-Петербурге и тогда, когда была блокада. Это центры, которые принимали участие в борьбе с нацизмом. Это ученые, которые отказывались от еды только для того, чтобы продолжать сохранять все, что у них есть, как наследство, и продолжать работать на пути инноваций.

Я думаю, что это будет посланием, которое вкладывается в тему ЭКСПО. И, пожалуйста, напишите об этом на страницах своих статей и говорите о концепции, которая вложена в это большое мероприятие, которое поднялось еще на более высокий уровень присутствием Президента.

Не буду говорить о том, что будет на чемпионате мира в России, потому что иначе мне нужно будет многое говорить.

Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2015 > № 1394550 Владимир Путин, Маттео Ренци


Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 июня 2015 > № 1390981 Владимир Путин

Интервью итальянской газете Il Corriere della Sera.

В преддверии визита в Италию Владимир Путин дал интервью газете Il Corriere della Sera.

В.Путин: Добрый вечер!

Л.Фонтана (как переведено): Добрый вечер, уважаемый господин Президент! Мы хотели бы в первую очередь поблагодарить Вас за то, что Вы предоставили нам эту очень важную возможность – сегодня взять у Вас интервью.

В.Путин: Я очень рад этому.

Л.Фонтана: Меня зовут Лучано Фонтана, я новый директор Il Corriere della Sera, и со мной мой коллега Паоло Валентино, который долгое время работал в России, и он даже женился на россиянке.

В.Путин: Вы новый директор?

Л.Фонтана: Да, всего один месяц.

В.Путин: Я Вас поздравляю с назначением.

Л.Фонтана: Спасибо большое.

Я хотел бы начать с вопроса, который будет касаться российско-итальянских отношений. С Италией у России всегда были очень насыщенные и привилегированные отношения как в экономике, так и в политике. Однако украинский кризис некоторым образом омрачил эту ситуацию, а также санкции.

Вот тот визит, который нанёс господин премьер-министр Италии господин Ренци, а также Ваш ближайший визит в Милан могут ли как–то поменять это направление и на каких условиях?

В.Путин: Во–первых, я уверен, что не Россия виновна в том, что наши отношения между Российской Федерацией и странами Евросоюза ухудшились. Это не наш выбор, нам его навязали наши партнёры, не мы вводили какие–то ограничения в торговле, экономической деятельности – это против нас ввели, а мы вынуждены были принять ответные защитные меры.

Но отношения между Россией и Италией действительно всегда носили привилегированный характер и в политике, и в экономике. У нас, вот смотрите, за предыдущие годы, за несколько предыдущих лет объём товарооборота вырос в 11 раз: с 4,2, по–моему, миллиарда долларов (мы в долларах считаем) до 48 с лишним, почти до 49 миллиардов долларов.

В России работают 400 итальянских компаний. Мы в энергетике работаем очень активно, причём в самых различных отраслях. Италия является третьим по объёмам покупателем наших энергоносителей. Но мы работаем и в высокотехнологичных сферах: и в космосе, и в авиастроении, во многих других отраслях. Достаточно активно сотрудничают между собой регионы России и Италии. Наши туристы, почти миллион человек, около 900 тысяч человек приехали в Италию в прошлом году, свыше миллиарда евро они там оставили.

У нас очень доверительные контакты всегда были в политической сфере. Ведь именно Италия, тогда премьером был господин Берлускони, выступила инициатором создания Совета Россия–НАТО. По инициативе Италии был создан такой консультативный орган, рабочий, который, конечно, стал таким заметным фактором обеспечения безопасности в Европе. В этом смысле Италия вносит и вносила всегда очень заметный вклад в развитие диалога между Россией и Европой и даже НАТО в целом, я уже не говорю о наших особых отношениях в области культуры, в гуманитарных сферах.

Всё это создаёт, конечно, такие базовые, особые отношения между Россией и Италией. В этой связи визит действующего премьер-министра в Россию это очень важный сигнал готовности Италии к развитию отношений. И, разумеется, это не проходит незамеченным в России – и не только в Правительстве Российской Федерации, но и среди общественности.

Разумеется, мы готовы ответить тем же и готовы идти дальше в развитии наших отношений настолько, насколько будут готовы к этому наши итальянские партнёры. Надеюсь, что и моя предстоящая поездка в Милан тоже будет служить как раз этим целям.

Л.Фонтана: Я хотел бы удовлетворить своё любопытство и спросить у Вас, задать Вам ещё один вопрос об Италии. Вы общались с разными председателями Совета министров Италии: с Романо Проди, с Сильвио Берлускони, с Массимо Далемой, с Матео Ренци. С кем из этих лидеров Вы находили больше понимания и, как Вы считаете, личные отношения насколько всё–таки влияют на общее состояние отношений между странами – например, такие, как у Вас были с господином Сильвио Берлускони?

В.Путин: Какие бы должности мы ни занимали, где бы мы ни работали, мы люди прежде всего, и доверие между людьми, конечно, очень важный фактор в работе, в строительстве отношений на государственном уровне. Но, как мне сказал один из тех людей, кого Вы сейчас упомянули: «Вы, наверное, единственный», – я единственный, – «кто поддерживает дружеские отношения с Берлускони и с Проди». И я Вам скажу – это было несложно, и это сейчас мне несложно – почему. Потому что, прежде всего, все мои итальянские партнёры руководствовались интересами Италии, интересами итальянского народа и считали, что для того, чтобы должным образом обеспечить интересы Италии, итальянской экономики, итальянской политики, нужно поддерживать добрые отношения с Россией. И мы это понимали, чувствовали.

Вот это было самым главным среди того, что лежало в основе наших добрых отношений: я всегда чувствовал действительно искреннее желание строить межгосударственные отношения, вне зависимости от внутриполитической конъюнктуры. Хочу сказать Вам в этой связи, что у нас в России сложилось такое отношение к Италии, которое имеет тоже надпартийный характер.

П.Валентино: Владимир Владимирович, Вы прибываете в Милан по случаю проведения Дня России на Всемирной выставке «ЭКСПО». Тема выставки «ЭКСПО»: «Питание – для планеты, энергия – для жизни». Каковым является вклад в эту борьбу со стороны России? И какое значение эта борьба имеет для взаимоотношений между государствами?

В.Путин: Это сегодня вообще один из ключевых вопросов, стоящих перед человечеством. Поэтому просто можно и нужно констатировать, что организаторы этой выставки в Италии, конечно, выбрали одну из ключевых тем.

Население планеты растёт: по экспертным оценкам, к 2050 году достигнет 9 миллиардов человек. А уже сегодня, по тем же данным, ооновским данным, 850 миллионов человек на нашей планете недоедают, фактически голодают, из них 100 миллионов – дети. Поэтому это один из ключевых вопросов современности, без всякого сомнения.

От того, как он будет решаться, будут зависеть многие другие вопросы, которые, на первый взгляд, с этой проблемой не связаны – имея в виду и неустойчивость, политическую неустойчивость целых регионов мира, террористическую активность и так далее, ведь это всё взаимосвязано. Волна нелегальных мигрантов, которая захлёстывает Италию и всю Европу сегодня, это тоже с этим связано. Ещё раз повторяю, мне кажется, организаторы сделали абсолютно правильно, что обращают внимание на решение этого вопроса.

Что касается вклада России, то мы по ооновским программам на эти цели направляем свыше 200 миллионов долларов. Многие страны мира по этим программам, используя российские ресурсы, получают необходимую поддержку и помощь.

Мы уделяем значительное внимание развитию сельского хозяйства у нас в стране. При всех сложностях сегодняшнего дня в развитии экономики России сельхозсектор, сектор сельхозпроизводства, растёт у нас ускоренными темпами: в прошлом году примерно 3,4–3,5 процента рост. В первом квартале этого года рост примерно такой же сохранился: свыше 3 процентов – 3,4 процента. Россия вышла на третье место в мире по экспорту зерновых. В прошлом году мы собрали рекордный, один из самых больших за последнее время урожай зерновых – 105,3 миллиона тонн. Наконец, потенциал России в этом смысле просто колоссальный. Думаю, что у нас самая большая пашня в мире и самые большие запасы пресной воды, имея в виду, что Россия – самая большая страна в мире по территории.

П.Валентино: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вы сказали, что это был не наш выбор, когда мы говорили о той тени, которая была брошена на отношения, и гуляло такое мнение, которое говорило о том, что Россия чувствует себя преданной, брошенной со стороны Европы, как любовница бросает любовника. Что сегодня не так в этих отношениях? Вы считаете, что в украинском кризисе Европа слишком сильно зависела от Соединённых Штатов? И что Вы ждёте от Европы в отношении санкций? Может быть, я слишком много вопросов сразу задал.

В.Путин: Действительно много, с итальянской спецификой. (Смех.)

По поводу любовницы сначала. Если у вас такие отношения с женщиной, то есть вы не берёте на себя никаких обязательств, то вы и не имеете права требовать от вашего партнёра или от партнёрши каких–то обязательств в отношении вас.

Мы никогда не относились к Европе, как к любовнице. Я сейчас говорю абсолютно серьёзно. Мы всегда предлагали серьёзные отношения. А у меня сейчас такое впечатление, что Европа как раз старалась строить с нами отношения на материальной основе, причём исключительно в свою пользу. Здесь и известный «третий энергетический пакет», и недопуск наших товаров в области атомной энергетики на европейский рынок, несмотря на все договорённости. Здесь нежелание признать законность наших действий и нежелание сотрудничать с интеграционными объединениями на постсоветском пространстве, я имею в виду Таможенный союз, который мы создали и который сейчас перерос в Евразийский экономический союз. Потому что, когда страны Европы интегрируются, это нормально, а если мы на постсоветском пространстве делаем то же самое – пытаются это объяснить стремлением России к воссозданию какой–то империи. Почему такие подходы, не понимаю.

Вот смотрите, мы же давно, и я лично говорил о необходимости создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. На самом деле что–то подобное ещё давно до меня сказал французский Президент де Голль. Сегодня против этого никто не возражает, все говорят: да, нужно к этому стремиться. Но что происходит на практике? Вот прибалтийские страны присоединились к Евросоюзу, ну и слава Богу, и хорошо. Но вот теперь нам говорят, что эти страны, а они входили в энергетическую систему бывшего Советского Союза и энергосистему России, они должны перейти в энергосистему Евросоюза. Мы спрашиваем: «Есть какие–то проблемы с энергоснабжением или что, что происходит, почему это нужно сделать?» – «Нет, проблем нет, но вот так мы решили, так будет лучше».

Что это для нас означает практически? Это значит, что мы должны будем строить в некоторых западных регионах России дополнительные генерирующие мощности. Поскольку линии электропередач шли через прибалтийские страны в некоторые регионы России и наоборот, а всё это будет переключено теперь в Европу, мы должны будем построить дополнительные, не существующие сегодня линии электропередач у нас, чтобы обеспечить передачу электроэнергии. Всё это будет нам стоить где–то 2–2,5 миллиарда евро.

Теперь о договоре об ассоциации с Украиной. От Украины не требуют стать частью энергосистемы Европы, но это рассматривается как возможность. Если это произойдёт, то мы вынуждены будем истратить на те же цели уже не 2–2,5 миллиарда, а где–то, может быть, 8–10 миллиардов евро. Спрашивается, а зачем, если мы считаем, что правильно строить общее экономическое пространство от Владивостока до Лиссабона? Восточное партнёрство Евросоюза – оно преследует какую цель: интегрировать всё постсоветское пространство в единое пространство с Европой, повторяю третий раз, от Лиссабона до Владивостока, или что–то отрезать и создать новую границу между сегодняшней Россией и всей западной частью, включая, допустим, сегодня и Украину, Молдову?

Я вам сейчас скажу больше, а вы там сами решите, что печатать, что не печатать. Ведь откуда возник кризис вокруг Украины? Причина, казалось бы, совершенно несоразмерна с тем, что мы имеем сегодня в виде абсолютной трагедии, связанной с большими человеческими жертвами на юго-востоке Украины. Вокруг чего спор зародился: бывший президент Янукович сказал, что он должен подумать о подписании договора об ассоциации Украины с ЕС и, может быть, добиться каких–то изменений и провести консультации с Россией как со своим основным торгово-экономическим партнёром. В этой связи или под этим предлогом начались беспорядки в Киеве. Они были активно поддержаны и европейскими нашими партнёрами, и американскими. Затем переворот – абсолютно антиконституционное действие. Новые власти заявили, что они подписывают договор, но откладывают его имплементацию до 1 января 2016 года. Спрашивается, зачем переворот–то делали? Зачем довели дело до гражданской войны? Результат тот же самый.

Кроме этого, мы в конце 2013 года готовы были дать Украине кредит в 15 миллиардов долларов по государственной линии, плюс через коммерческие банки ещё 5 миллиардов, и 3 миллиарда уже дали в течение года, и в два раза обещали понизить цены на газ, если они будут регулярно платить. И совсем не возражали против подписания Украиной соглашения с Евросоюзом. Но, конечно, хотели принять участие в выработке окончательных решений, имея в виду, что Украина на данный момент – и тогда, и сейчас, до сих пор – является членом зоны свободной торговли СНГ, и у нас там есть взаимные обязательства. Как же не принимать это во внимание и без уважения к этому относиться? Мне просто в голову это не приходит. Результат – госпереворот, гражданская война, сотни погибших, развал экономики, социальной сферы, обещание Украине 17,5 миллиарда долларов на четыре года от МВФ и полная дезинтеграция экономических связей с Россией. А взаимозависимость у нас с Украиной в экономике очень большая.

Вот Евросоюз обнулил в одностороннем порядке свои таможенные пошлины перед Украиной. Объёмы продаж на европейский рынок со стороны Украины не увеличились. Почему? Продавать нечего. Нет ничего такого, что было бы востребовано по качеству и по цене на европейском рынке, кроме того, что уже продавалось раньше.

У нас есть рынок для Украины, но в одностороннем порядке многое прекращено украинской стороной. Например, наши боевые вертолёты на 100 процентов получали двигатели с Украины – поставки прекращены. Мы уже построили один завод в Петербурге, в этом году будет второй завод, а производство этой продукции на Украине будет полностью свёрнуто, потому что ни в Италии, ни во Франции, ни в Германии такие двигатели никому не нужны и не будут нужны. Что–то перевести в какую–то другую плоскость невозможно, нужны миллиардные инвестиции.

Зачем это всё сделали, я не понимаю – я спрашиваю многих своих, в том числе европейских, коллег и американских коллег.

П.Валентино: И что они Вам говорят?

В.Путин: Ситуация вышла из–под контроля.

Знаете, что я хочу сказать Вам и Вашим читателям. 21 февраля прошлого года было подписано соглашение между Президентом Януковичем и оппозицией о том, как жить дальше, как выстраивать политическую жизнь в стране, о необходимости проведения досрочных выборов. Нужно было добиваться исполнения этого соглашения, тем более что под этим соглашением в качестве гарантов его соблюдения подписались три министра иностранных дел европейских стран. Если этих коллег наших использовали в качестве статистов, а на самом деле они и не руководили ситуацией, а реально в поле, что называется, ситуацией руководил посол или резидент ЦРУ США, то тогда они должны были сказать: вы знаете что, мы о переворотах не договаривались и мы вас поддерживать не будем, идите на выборы.

То же самое касается и американских наших партнёров. Допустим, и у них ситуация вышла из–под контроля. Но если бы американцы и европейцы сказали тем, кто совершает такие антиконституционные действия: мы вас не будем поддерживать ни при каких обстоятельствах, если вы таким образом будете приходить к власти; идите на выборы и побеждайте (и у них стопроцентный, кстати говоря, был шанс победить, все об этом знают) – ситуация развивалась бы совершенно иначе, совершенно иначе.

Так что я считаю, что и причина этого кризиса совершенно рукотворная, и это результат непрофессиональных действий со стороны нашего партнёра, и сопровождение этого процесса абсолютно неприемлемое. Хочу ещё раз подчеркнуть, это совершенно не наш выбор, мы к этому не стремились и вынуждены просто реагировать на то, что происходит.

Поэтому в завершение, уж извините за такой длинный монолог, я хотел бы сказать, что мы не чувствуем, что нас кто–то обманул или как–то некорректно поступил с нами, дело совершенно не в этом. Дело в том, что отношения должны строиться на долгосрочной основе – не в логике противостояния, а руководствуясь философией сотрудничества.

П.Валентино: Вы говорите о том, что ситуация вышла из–под контроля. Но не настал ли сейчас момент, чтобы Россия взяла инициативу в свои руки, чтобы она каким–то образом вовлекла американских и европейских партнёров в поиск выхода из сложившейся ситуации, сделала бы какой–то жест готовности решать этот вопрос?

В.Путин: А мы так и делаем. Считаю, что документ, который мы согласовали в Минске, он называется «Минск-2», это самый правильный и, может быть, на сегодняшний день единственный выверенный путь к решению этой проблемы. И мы никогда его бы не согласовали, если бы не считали его правильным, справедливым и реализуемым.

Мы, конечно, со своей стороны делаем и будем делать всё, что от нас зависит, чтобы оказать влияние на власти непризнанных, самопровозглашённых республик – Донецкой и Луганской республик. Но не всё от нас зависит. Наши партнёры и в Европе, и в Соединённых Штатах должны оказать соответствующее влияние на киевские власти сегодня. У нас нет на них такого влияния, какое есть в США и в Европе, чтобы киевские власти выполняли всё, о чём договорились в Минске.

Я Вам скажу, что нужно сделать, – возможно, предвосхищая Ваш следующий вопрос. Ключевая суть политического урегулирования – конечно, нужно было на первом этапе создать условия для этой совместной работы, но нужно было прекратить активные боевые действия, отвести тяжёлую технику. В целом это сделали. Есть перестрелки; к сожалению, до сих пор и жертвы есть, но нет крупномасштабных боевых действий, стороны разведены. Нужно начать исполнять минские договорённости.

Конкретно, первое – нужно проводить конституционную реформу, обеспечив автономные права соответствующим территориям непризнанных республик. Киевские власти не хотят называть это автономией – они предпочитают другие термины, говорят о децентрализации. Наши европейские партнёры – это именно их рукой сделана соответствующая запись в минских договорённостях – расшифровали, что нужно понимать под децентрализацией: это право на язык, на культурное своеобразие, на приграничную торговлю. Ничего особенного, выходящего за рамки цивилизованного представления о том, чем должны обладать национальные меньшинства в какой–то стране европейской.

Надо принять закон о проведении муниципальных выборов на этих территориях, и надо принять закон об амнистии. Всё это должно быть сделано, так записано в минских соглашениях, по согласованию с Донецкой Народной Республикой и с Луганской Народной Республикой, с этими территориями.

Проблема в том, что представители сегодняшних киевских властей не хотят даже за один стол переговоров с ними садиться. И на это мы не можем повлиять. На это могут повлиять только наши европейские и американские партнёры. И не нужно нас пугать никакими санкциями. Мы здесь совершенно ни при чём, это не наша позиция. Мы хотим добиться реализации этих соглашений.

Нужно начать экономическую и социальную реабилитацию этих территорий. То есть что там произошло? Просто сегодняшние центральные киевские власти их просто отгородили от основной территории страны, прекратили там все социальные выплаты: пенсии, пособия, – отключили банковскую систему, на самом деле создали условия к невозможному получению регулярного энергоснабжения и так далее, то есть, понимаете, там гуманитарная катастрофа. И все делают вид, как будто ничего не происходит.

Есть определённые обязательства, которые наши европейские партнёры взяли на себя, в том числе обещали содействовать возрождению банковской системы на этих территориях. И, наконец, если уж мы говорим о том, кто что может, должен сделать, – я считаю, что, конечно, Евросоюз мог бы оказать гораздо более масштабную финансовую помощь Украине. Собственно, вот это основные позиции.

Хочу подчеркнуть, Россия заинтересована и будет стремиться к полному и безусловному исполнению всех минских соглашений, и другого пути к урегулированию, на мой взгляд, сегодня не существует.

Кстати говоря, лидеры самопровозглашённых республик публично заявили, что при определённых условиях, имеется в виду исполнение этих договорённостей в Минске, они готовы рассмотреть возможность считать себя частью украинского государства. Вы знаете, это принципиальная вещь. Думаю, что вот эта позиция должна быть воспринята как серьёзное, как хорошее предварительное условие для начала серьёзных переговоров.

П.Валентино: То есть Вы говорите, что на востоке Украины сейчас абсолютно не может повториться крымский сценарий?

В.Путин: Вы знаете, крымский сценарий связан не с позицией России, он связан с позицией людей, которые проживают в Крыму.

Все наши действия, в том числе и действия силового характера, заключались не в том, чтобы отторгнуть эту территорию от Украины, а предоставить возможность людям, которые там проживают, высказать своё мнение по поводу того, как они хотят устроить свою жизнь.

Ещё раз хочу подчеркнуть, уже много раз говорил об этом: если это позволено было сделать косовским албанцам и косоварам, почему это запрещено сделать русским, украинцам и крымским татарам, проживающим в Крыму? Между прочим, решение о независимости Косово было принято исключительно парламентом Косово, в то время как в Крыму люди пришли на всенародный референдум. Я думаю, что добросовестный наблюдатель не может не видеть, что люди проголосовали почти единогласно за воссоединение с Россией.

Я бы хотел спросить тех, кто не хочет это признавать: если наши оппоненты считают себя демократами, я хотел бы спросить, а что же такое демократия? Насколько мне известно, демократия – это власть народа либо власть, основанная на воле народа. Вот решение крымского вопроса основано на воле народа, проживающего в Крыму.

В Донецке и Луганске люди проголосовали за независимость, и там ситуация другая. Но самое главное, что мы все должны усвоить, – что нужно уважать всегда настроение и выбор людей. А если кто–то хочет, чтобы эти территории оставались в составе Украины, то нужно этим людям доказать, что в составе единого государства жить им будет лучше, комфортнее, надёжнее, в рамках этого государства они смогут обеспечить свою жизнь и будущее своих детей. Но убедить этих людей с помощью оружия невозможно. Эти вопросы, вопросы такого порядка, можно решить только мирным путём.

П.Валентино: Говоря о мире – те страны, которые когда–то входили в Варшавский договор и сегодня являются членами НАТО, как, например, Прибалтика, Польша, они чувствуют угрозу со стороны России. НАТО решило создать специальные силы, чтобы как–то ответить на эти обеспокоенности. Мой вопрос в следующем: прав ли Запад в том, что он хочет сдерживать как–то «российского медведя», и почему Россия продолжает говорить в таком конфликтном тоне?

В.Путин: Россия ни с кем не говорит в конфликтном тоне, и в таких вопросах, как сказал один из политических деятелей прошлого Отто фон Бисмарк, «важны не разговоры, а потенциал».

О чём говорят реальные потенциалы: военные расходы США больше, чем военные расходы всех стран мира вместе взятые. Совокупные военные расходы стран НАТО в 10 раз, обратите внимание, в 10 раз больше, чем военные расходы Российской Федерации. У России практически нет баз за границей. У нас остатки наших Вооружённых Сил, оставшиеся ещё с Советского Союза в Таджикистане на террористически опасном направлении – на границе с Афганистаном. Такую же роль исполняет наша военно-воздушная база в Киргизии, она тоже нацелена на это антитеррористическое направление и была создана после нападения террористов из Афганистана на Кыргызстан по просьбе киргизского руководства. На военной базе в Армении с советских времён осталось наше военное подразделение, которое там выполняет определённую стабилизирующую роль в регионе, но она не нацелена против кого–либо. Мы ликвидировали свои базы в различных регионах мира, в том числе и на Кубе, во Вьетнаме и так далее. То есть наша политика в этом отношении не носит какого–то глобального наступательного, агрессивного характера.

А теперь возьмите и опубликуйте в Вашей газете карту мира, нанесите туда американские военные базы по всему миру, и Вы почувствуете разницу.

Мне иногда задают вопрос: вот ваши самолёты летают где–то там далеко, над Атлантическом океаном. Патрулирование самолётами стратегического назначения в отдалённых районах осуществлялось двумя сторонами только: Советским Союзом и Соединёнными Штатами – ещё во времена холодной войны. Мы в начале 1990-х годов, новая, современная Россия, эти полёты прекратили, а наши американские друзья так и продолжали летать вдоль наших границ. Зачем? Несколько лет назад мы тоже восстановили эти полёты. И Вы хотите сказать, что мы себя агрессивно вели?

На постоянном дежурстве находятся американские подводные лодки у берегов Норвегии, подлётное время до Москвы ракет с этих лодок – 17 минут. А мы и с Кубы давно убрали даже всякие базы, которые не имеют стратегического значения. И Вы хотите сказать, что мы себя агрессивно ведём?

Вы сами упомянули о расширении НАТО на восток. Но мы никуда не двигаемся – это инфраструктура НАТО двигается к нашим границам, в том числе военная инфраструктура. И это проявление нашей агрессивности?

Ну и, наконец, Соединённые Штаты в одностороннем порядке вышли из [договора] – краеугольного камня, на котором в значительной степени держалась вся система международной безопасности, – из Договора по противоракетной обороне. Антиракетные системы, базы базирования, соответствующие локаторы размещены на европейской территории или на море, в Средиземном море, на Аляске. Мы много раз говорили, что это подрывает международную безопасность. И Вы считаете, что это тоже проявление нашей агрессивности?

Всё, что мы делаем, – это просто ответ на угрозы, которые возникают в наш адрес. Причём мы делаем это в совершенно ограниченном объёме и масштабе, но таком, который гарантированно обеспечил бы безопасность России. Или кто–то ожидал, что мы в одностороннем порядке будем разоружаться?

Я когда–то предлагал нашим американским партнёрам не выходить из договора в одностороннем порядке, а систему ПРО делать совместно, втроём: Россия, Соединённые Штаты и Европа. Но это предложение было отклонено. Конечно, мы тогда сразу сказали: хорошо, это дорогостоящая система, ещё неизвестна её эффективность, но чтобы, безусловно, обеспечить стратегический баланс, мы будем развивать наш стратегический наступательный потенциал, будем думать над системами преодоления противоракетной обороны. И должен Вам сказать, что мы значительным образом продвинулись в этом направлении.

Что касается опасений каких–то стран по поводу возможных агрессивных действий России – думаю, что только нездоровый человек, и то во сне, может себе представить, что Россия вдруг нападёт на НАТО. В некоторых странах просто, мне кажется, спекулируют на страхах в отношении России. Некоторые хотят играть роль таких прифронтовых стран, которым за это нужно чем–то дополнительно помогать: или в военном плане, или в экономическом, финансовом, каком угодно другом. Поэтому поддерживать эту идею бессмысленно, под ней нет никаких оснований. Но кто–то, может быть, заинтересован в том, чтобы поддерживать такие страхи. Я могу только высказать предположение.

Например, американцам не очень хочется сближения России и Европы. Это я не утверждаю, это я говорю как предположение. Допустим, Соединённым Штатам хочется сохранить своё лидерство в атлантическом сообществе. Им нужна внешняя угроза, нужен обязательно внешний враг для того, чтобы обеспечить это лидерство. Ирана явно недостаточно – не та угроза, не очень страшно. Кем пугать? Откуда ни возьмись кризис на Украине. Россия вынуждена реагировать. Может быть, это специально сделано, я не знаю. Но не мы это делаем.

Хочу Вам сказать, нечего бояться Россию. Мир настолько изменился, что люди в здравом уме не могут себе представить такого крупномасштабного военного конфликта сегодня. Нам есть чем заниматься, уверяю Вас.

П.Валентино: Но ведь по Ирану вы сотрудничаете с Соединёнными Штатами, визит Керри в этом смысле стал новым сигналом, или я ошибаюсь?

В.Путин: Нет, не ошибаетесь, Вы правы. Мы сотрудничаем не только по иранской ядерной программе, но и по другим очень серьёзным направлениям. Несмотря на то, что американцы вышли из Договора по ПРО, всё–таки у нас продолжается диалог, который касается контроля над вооружением.

Мы не просто партнёры, но, я бы сказал, мы союзники в вопросах нераспространения оружия массового уничтожения. Мы, безусловно, союзники в борьбе с терроризмом. Есть и другие направления взаимодействия. Вот тема, о которой Вы сказали, и которой посвящена выставка в Милане, – это тоже образ нашей совместной работы. У нас много на самом деле вопросов, над которыми мы продолжаем работать совместно.

П.Валентино: Владимир Владимирович, 9 мая Россия отметила 70-летний юбилей Великой Победы, которая освободила от нацизма как саму страну, так и всю Европу. Ни одна другая страна не заплатила такую кровавую цену за эту победу, как Россия, однако рядом с Вами на Красной площади не было лидеров западных стран. I1 Corriere della Sera опубликовала письмо Сильвио Берлускони, который критиковал отсутствие этих лидеров. Два вопроса: Вы считали, что это проявление неуважения к российскому народу? И что сегодня означает для российской идентичности сохранение памяти о Великой Отечественной войне?

В.Путин: Вопрос не в идентичности. В основе идентичности лежит культура, язык, история. Война – это одна из трагических страниц нашей истории. Мы, конечно, отмечая такие дни, и праздничные, и печальные, имея в виду количество жертв, связанных с войной, думаем и о том поколении, которое обеспечивало нам свободу, независимость, о тех людях, которые победили нацизм. Мы думаем также о том, что никто не имеет права забывать эту трагедию – и прежде всего потому, что мы должны думать о том, чтобы ничего подобного не повторилось. И это не пустые слова, это не опасение, основанное на пустом месте.

Мы слышим сегодня голоса, которые, например, говорят о том, что не было никакого Холокоста. Мы видим, как пытаются героизировать нацистов или коллаборационистов. Это ведь связано с сегодняшней жизнью. Сегодняшний терроризм во многих его проявлениях очень похож на нацизм, и разницы, по сути, никакой нет.

Мне думается, что те коллеги, о которых Вы упомянули, это, конечно, их выбор: приезжать в Москву на эти мероприятия или не приезжать, – они просто за текущей непростой конъюнктурой международных отношений не увидели гораздо более серьёзных вещей, связанных не только с прошлым, но и с необходимостью бороться за наше общее будущее.

Но это их выбор, и, прежде всего, это наш праздник, понимаете? Мы увидели у себя ветеранов из очень многих стран мира: из Соединённых Штатов, из Великобритании, из Польши, из некоторых других европейских стран. По сути, они же всё–таки главные герои этого праздника, и для нас это было очень важно. Мы вспоминали в эти дни не только тех, кто боролся с фашизмом в Советском Союзе, мы говорили обо всех наших союзниках, в том числе вспоминали и участников Сопротивления и в самой Германии, кстати говоря, и во Франции, и в Италии. Мы обо всех помним и отдаём дань уважения всем людям, которые не жалея себя боролись с нацизмом.

Конечно, мы же прекрасно все понимаем, что именно Советский Союз внёс решающий вклад в эту Победу и понёс самые большие жертвы в борьбе с нацизмом. Для нас это не просто военная победа, для нас ещё и моральная победа. Понимаете, у нас почти в каждой семье есть потери, как мы можем про это забыть? Это невозможно.

П.Валентино: У нас есть ещё несколько коротких вопросов.

В.Путин: Хотелось бы коротких вопросов.

Л.Фонтана: Вы очень популярный лидер в России, но очень часто за рубежом и даже в Вашей стране Вас называют авторитарным. Почему так сложно находиться в России в оппозиции?

В.Путин: Что же сложного? Если оппозиция доказывает, что она может добиваться решения задач, которые стоят перед районом, регионом или страной, – думаю, что люди всегда это заметят.

У нас количество партий увеличилось в разы, мы либерализировали за предыдущие годы возможности создания политических партий, выхода их на региональную, общенациональную сцену. Вопрос только в их состоятельности и умении работать с электоратом, умении работать с гражданами.

П.Валентино: А почему же тогда с представителями оппозиции так редко берут интервью основные российские телеканалы?

В.Путин: Если они будут интересны – я думаю, что у них будут брать интервью чаще.

А насчёт политической борьбы – нам известно, что применяются разные средства в борьбе с политическими противниками. Достаточно посмотреть на новейшую историю Италии.

П.Валентино: Господин Президент, Греция сейчас переживает очень сложные отношения с Европой. Если Греция выйдет из зоны евро, Россия была бы готова помочь ей политически и экономически?

В.Путин: Мы развиваем с Грецией отношения вне зависимости, является она членом ЕС, находится в зоне евро, является ли членом НАТО. У нас с Грецией исторические, очень близкие и партнёрские хорошие отношения, поэтому это суверенный выбор греческого народа, в каких союзах находиться, в каких зонах. А что будет происходить, этого мы не знаем, и поэтому сейчас, как у нас говорят, гадать на кофейной гуще – думаю, что это неправильно и даже вредно для экономики и общеевропейской, и греческой.

Для такой экономики, как греческая, есть определённые сложности, вызванные общеевропейскими правилами. Они же драхму не могут девальвировать, у них драхмы нет, они привязаны к жёсткой валюте, к евро. У них полностью открыты границы для европейских товаров, и экспортно-ориентированные экономики, имеют, безусловно, преимущество. Общие решения в области сельского хозяйства, рыболовства – это там, где Греция могла бы иметь определённые конкурентные преимущества, но тоже есть ограничения.

Другое преимущество у Греции, естественно, это туризм, но в Шенгенской зоне, и здесь есть ограничения. У нас безвизовый въезд в Турцию, 5 миллионов российских туристов было в Турции в прошлом году, а в Греции – я точно не помню, по–моему, меньше миллиона, где–то 300 тысяч, что ли, всего. Но зато Греция получает льготное кредитование, финансовую поддержку из европейской казны, доступ на европейский рынок труда. Есть и другие преимущества пребывания в общеевропейской семье.

Не нам решать, здесь, в России, что выгоднее Греции, что для неё предпочтительней, – повторю, это суверенное право греческого народа, в диалоге, конечно, с их основными партнёрами по Европе.

П.Валентино: Два очень маленьких последних вопроса.

В.Путин: До утра мы не будем с вами сидеть?

П.Валентино: Мы видим здесь четверых российских императоров, в этой комнате. А какая историческая фигура, какой персонаж больше всего Вас вдохновляет?

В.Путин: Вы знаете, мне довольно часто задают этот вопрос. Я предпочитаю от него уклоняться, потому что в этой связи начинаются всякие интерпретации. (Смех.) Поэтому я предпочёл бы так ответить: я стараюсь не делать для себя кумиров.

Я стараюсь – вернее, не стараюсь, а именно руководствуюсь интересами российского народа в своей работе, исходя из всего, что было накоплено за предыдущее время, и руководствуюсь условиями нашей жизни в сегодняшние дни, и, безусловно, стараюсь посмотреть на то, как нам выстроить нашу жизнь, нашу экономику, политику, прежде всего внутреннюю политику, ну, конечно, и на международной арене, на среднесрочную и отдалённую стратегическую перспективу.

И в нашей истории, и в европейской истории, вообще в мировой истории было очень много достойных примеров. Но все эти люди – они жили и работали в определённых условиях. Самое главное – быть честным по отношению к себе и к людям, которые тебе доверили эту работу.

Л.Фонтана: И последний вопрос: о чём Вы сожалеете больше всего в своей жизни, что Вы считаете ошибкой, которую Вы не хотели бы никогда больше повторить?

В.Путин: Буду совершенно откровенным с вами, я не могу ничего такого сейчас воспроизвести. Видимо, Господь так выстроил мою жизнь, что мне не о чем сожалеть.

Реплика: Вы счастливый человек.

В.Путин: Слава тебе, Господи.

Италия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 июня 2015 > № 1390981 Владимир Путин

Полная версия — платный доступ ?


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 марта 2015 > № 1308931 Владимир Путин, Маттео Ренци

Заявления для прессы по итогам переговоров с Председателем Совета министров Италии Маттео Ренци.

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа!

Российско-итальянские отношения опираются на давние и богатые традиции дружбы и взаимного уважения. Италия – один из важнейших партнёров России в европейских делах и при решении актуальных международных вопросов.

Сегодняшние переговоры с Председателем Совета министров господином Ренци прошли в традиционной для российско-итальянского диалога доброжелательной и конструктивной атмосфере. Наша беседа была очень полезной, своевременной – с учётом нынешней обстановки в Европе и в мире в целом.

Мы обсудили состояние двусторонних отношений, состояние отношений между Россией и Евросоюзом. Выступаем за их дальнейшее развитие, что объективно отвечает интересам России и государств – членов ЕС.

Конечно, обменялись мнениями по кризису на Украине. Господин премьер-министр высказал свою позицию по этому вопросу, высказал ряд ценных предложений по поводу того, что можно было бы сделать для урегулирования ситуации в дальнейшем. Обстановка там, как известно, остаётся сложной. Но, по крайней мере, прекратились боевые действия, не гибнут люди, не уничтожаются города.

Мы были едины в том, что конфликтующие стороны должны строго выполнять договорённости, достигнутые 12 февраля в Минске. Уверен, это открывает возможность для всеобъемлющего мирного урегулирования и, конечно, для налаживания прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском.

В настоящее время возрастает роль всех ответственных членов мирового сообщества, особенно имеющих существенное влияние на украинские власти. В этом плане мы рассчитываем и на наших итальянских партнёров – как в национальном статусе, так и в качестве одной из ключевых стран Евросоюза.

Подробно обсудили проблему террористической угрозы из района Ближнего Востока и Северной Африки, в частности резкое ухудшение ситуации совсем рядом с Италией – в Ливии. Россия выступает за мирное решение ливийского кризиса, поддерживает посреднические усилия ООН на этом направлении.

В ходе переговоров рассмотрели ключевые вопросы двусторонних связей, как я уже сказал. Обсудили целый ряд мер по активизации сотрудничества с тем, чтобы не только сохранить, но и нарастить накопленный за многие годы, за многие десятилетия позитивные тенденции и позитивный потенциал. Россия выступает за продолжение работы механизмов международного взаимодействия.

Естественно, состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Кстати, только что, 2 марта, в Милане прошёл круглый стол руководителей крупнейших компаний России и Италии. Российскую делегацию возглавлял Министр экономического развития господин Улюкаев.

Несмотря на то что в силу известных причин взаимный товарооборот в прошлом году снизился на 10 процентов, Италия по-прежнему занимает одно из ведущих мест среди внешнеторговых партнёров России. Итальянские капиталовложения в России составляют свыше 1,1 миллиарда долларов, российские в Италии – более 2,3 миллиарда долларов. В целях дальнейшего наращивания этих показателей Российский фонд прямых инвестиций со своими партнёрами из Италии создаёт совместный фонд в объёме 1 миллиард долларов.

В числе сфер наиболее продвинутой кооперации – энергетика. Итальянская компания «Энел» вложила значительные средства в российские электроэнергетические объекты. В свою очередь, концерны «Роснефть» и «ЛУКОЙЛ» владеют активами в нефтеперерабатывающих предприятиях Италии. Важно, что тем самым мы дополняем традиционную схему «продавец – покупатель», ведь Италия – один из крупнейших потребителей российского природного газа.

Хорошие заделы инвестиционного взаимодействия и в таких высокотехнологичных отраслях, как авиастроение, космос, ядерные технологии. Так, компания «Сухой» и их итальянские партнёры совместно продвигают на международном рынке самолёт «Суперджет-100». На сегодняшний день портфель заказов составляет 150 лайнеров.

Ещё один перспективный проект – выпуск на подмосковном предприятии вертолётов «Агуста». И российская сторона формирует значительный пакет заказов на эти машины.

Серьёзное внимание уделяем планам создания совместного экспериментального термоядерного реактора, развития гражданско-ракетной техники и спутниковых систем.

Уверен, что наращиванию российско-итальянского делового сотрудничества будут способствовать и контакты в ходе Всемирной универсальной выставки «ЭКСПО-2015».

Интенсивный характер носят многогранные гуманитарные контакты. В их основе – взаимный интерес к культуре, истории, масштабные туристические обмены. В прошлом году Италию посетили около 900 тысяч российских граждан. Кстати говоря, российские граждане, российские туристы в Италии тратят примерно миллиард долларов.

В обеих странах успешно прошли перекрёстные Годы туризма. В их рамках в Италии состоялись гастроли Академического Малого драматического театра, концерты Российского национального оркестра и многие другие мероприятия.

В целом мы вместе с господином премьер-министром констатировали, что у наших стран имеются значительные возможности для дальнейшего расширения взаимовыгодного сотрудничества.

Хотел бы ещё раз поблагодарить итальянских коллег за содержательный, плодотворный обмен мнениями.

Большое спасибо, господин премьер-министр.

М.РЕНЦИ (как переведено): Хочу поблагодарить Президента Путина за приглашение, за возможность встретиться – это наша третья встреча после того, как мы встречались в октябре и затем в Брисбене. Я впервые в Москве, в Кремле.

Это позволило нам обсудить существенный круг вопросов, касающихся двусторонних отношений, международных вопросов – международных вопросов, в первую очередь касающихся ливийской проблемы, угрозы терроризма и экстремизма.

Мы согласились с Президентом Путиным, что обе наши страны должны содействовать активизации усилий на этом направлении. Мы согласились в том, что роль Российской Федерации, в том числе в рамках работы в Совете Безопасности ООН, имеет очень большое значение – как, впрочем, имеет оно и для налаживания отношений на международной арене с учётом особых связей, которые имеются у России с Египтом. Всё это может содействовать установлению стабильности.

Я подтвердил Президенту Путину готовность итальянской стороны активно работать внутри Евросоюза над решением актуальных проблем. Мы говорили о Сирии, говорили об Ираке, мы говорили об Иране. Разговор у нас носил характер достаточно глубокий и, на мой взгляд, плодотворный характер.

Собственно, речь идёт о том, чтобы объединёнными усилиями дать отпор тем, кто хочет покуситься и покушается на базовые ценности наших цивилизаций. Я говорю о терроризме, о религиозном фанатизме – эти проблемы беспокоят обе наши стороны. И я уверен, что Российская Федерация может сыграть решающую роль в решении этой проблемы.

Мы говорили об украинской проблеме. Вам всем известны дискуссии по этому вопросу и разнообразные точки зрения о способах решения этой проблемы, о том, каким образом развивались отношения между Евросоюзом и Россией по данной проблеме. Я считаю очень важным подчеркнуть, что был сделан решающий шаг – я говорю о 12 февраля – в мирном решении этой проблемы. 12 февраля с участием Президента Путина, Президента Порошенко, Президента Олланда и канцлера Меркель был подписан договор, который открывает путь и стратегическое направление к решению проблемы. Речь не только о том, что удалось говориться о прекращении огня, а о том, что этот документ открывает дорогу к урегулированию и построению прочной конструкции, которая позволила бы развиваться этой стране.

Италия активно участвует в мониторинге, ведущемся в рамках ОБСЕ. Италия готова оказать всю возможную поддержку внутри структур Евросоюза, в том числе, может быть, своим опытом, если мы будем говорить о децентрализации Украины. У нас замечательный опыт региона Трентино – Альто-Адидже. Это прекрасный образец того, как можно удачно решить проблемы децентрализации. Собственно, я надеюсь, что все мы будем работать над тем, чтобы украинский кризис решился в кратчайшее время.

Мы обсудили двусторонние отношения, вопросы о том, каким образом нам ускорить и расширить это наше сотрудничество. В Брисбене, я помню, произошло достаточно серьёзное событие, поскольку стороны договорились о том, что необходимо перейти от политики жёсткой экономии к политике, направленной на стимулирование экономического роста. И в этом вопросе – тоже хочу подчеркнуть – сотрудничество между нашими государствами имеет значение, поскольку роль России в решении продовольственного кризиса тоже может быть весьма значительной.

Здесь мы с Президентом Путиным говорили о целом ряде соглашений, которые были подписаны в недавнее время. В частности, это договор с компанией «Агуста Вестланд», это договор о сотрудничестве с компанией «Роснефть», это договоры о сотрудничестве с целым рядом российских компаний. Все они чрезвычайно перспективны. Мне рассказали о весьма успешном развитии деятельности «Пирелли» в России, которая недавно открыла завод в Воронеже. Словом, сотрудничество развивается активно, несмотря на то что международный контекст достаточно сложный – я имею в виду экономические санкции и российские контрсанкции, что как вы понимаете, в каких бы направлениях они ни принимались, создают обеим сторонам существенные проблемы.

Я поблагодарил Президента Путина за участие Российской Федерации во Всемирной выставке «ЭКСПО». Российская Федерация с самого начала поддержала кандидатуру Милана как место проведения этой выставки. Эта выставка для страны имеет большое значение. Но не только для страны, но и для всего мира, поскольку сама тема этой конференции – продовольствие и продовольственная проблема – чрезвычайно важна, и в этом вопросе Россия и Италия имеют все предпосылки для развития успешного сотрудничества. Это тема, которая нас сближала, если хотите, в последние годы. Президент Путин упомянул, в частности, о дне России на выставке «ЭКСПО», если я не ошибаюсь, он назначен на 10 июня.

В частности, кроме всего прочего, была нами упомянута фраза Достоевского, он написал, что красота спасёт мир. А написал он эти слова во Флоренции. Мне очень хотелось бы думать, что он писал эти слова, глядя на окружающий его пейзаж. Я думаю, что это слова человека, который стремится жить в гармонии и вернуть мир и спокойствие на нашу землю, на землю Старого света. И я надеюсь, что это всё имеет фундаментальное значение для судьбы нашего континента, для нашего региона, для обеих наших стран.

Уважаемый господин Президент, я думаю, что после заключения минских соглашений у нас есть все условия, предпосылки для того, чтобы Италия и Российская Федерация вместе с мировым сообществом нашла выход из создавшейся кризисной ситуации.

Большое Вам спасибо за приглашение.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 марта 2015 > № 1308931 Владимир Путин, Маттео Ренци


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 марта 2015 > № 1308930 Владимир Путин, Маттео Ренци

 Начало беседы с Председателем Совета министров Италии Маттео Ренци.

В.ПУТИН: Уважаемый господин премьер-министр! Уважаемые коллеги!

Рад приветствовать Вас в Москве. Знаю, что у Вас сегодня уже был напряжённый рабочий день, – надеюсь, что силы остались и для нашей беседы.

Италия – один из наших, безусловно, привилегированных партнёров в Европе и мире. Торгово-экономические связи, несмотря ни на что, находятся в очень хорошем состоянии. Есть, конечно, потери в связи с известными событиями. Но в целом и по уровню торгового оборота Италия занимает очень солидное место – четвёртое место среди наших партнёров во всём мире. Мы работаем совместно и в области энергетики, и машиностроения, космоса, атомной энергетики – в общем, не знаю области, в которой не было бы взаимодействия. И конечно, у нас очень активный политический диалог.

Очень рад иметь возможность встретиться с Вами в России и обсудить все вопросы, которые представляют взаимный интерес.

М.РЕНЦИ (как переведено): Спасибо, господин Президент. Спасибо за этот приём. Мы с Вами встречаемся в третий раз за последние четыре месяца, но, признаюсь, впервые нахожусь в Кремле.

Действительно, имеется целый ряд вопросов, требующих обсуждения, которые я хотел бы с Вами обсудить весьма детально. Это, в первую очередь, вопрос отношений Евросоюза и России, конечно же, в том числе в контексте украинского кризиса. Однако это и вопросы положения в Средиземноморском регионе: тяжелейшую ситуацию, которая сложилась с Ливией, я тоже хотел бы с Вами обсудить.

Вопросов, которые касаются взаимного сотрудничества, также великое множество. Без преувеличения, это диапазон от космоса, где, как известно, сейчас находится, чем мы очень горды, женщина-космонавт, представляющая Италию, до очень земных вопросов, в частности агропромышленного комплекса, продовольствия, что тоже, в общем, составляет весьма значительный интерес для обеих сторон.

В.ПУТИН: Желаем успешного возвращения Вашей соотечественницы на Землю одиннадцатого мая.

М.РЕНЦИ: Это первая итальянская женщина, которая попала на орбиту.

В.ПУТИН: Достойно представляет там итальянских женщин.

М.РЕНЦИ: Безусловно.

Cтрого говоря, женщин у нас на всех уровнях и во всех областях достаточно много. Это в том числе и госпожа Могерини, с которой Вы имели возможность беседовать в бытность её министром иностранных дел. Теперь она, как известно, Верховный комиссар Евросоюза по вопросам внешней политики, с которой господин Лавров неоднократно встречался.

Впрочем, я полагаю, что у нас множество вопросов, которые нам надо обсудить помимо этого, и мы чрезвычайно рады этому обстоятельству.

В.ПУТИН: Согласен.

<…>

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 марта 2015 > № 1308930 Владимир Путин, Маттео Ренци


Италия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2014 > № 1202050 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам визита в Италию.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

Я готов буду ответить на вопросы, связанные с работой здесь в течение полутора дней.

Вначале хочу сказать, что в целом, на мой взгляд, это была полезная поездка. Удалось переговорить со многими коллегами и не только в рамках форума «Европа – Азия», где ваш покорный слуга рассказал о том, как мы видим развитие отношений и в мире, и между различными континентами в борьбе с сегодняшними проблемами, связанными с терроризмом, с инфекционными заболеваниями и прочими проблемами сегодняшнего дня, но и, конечно, наши двусторонние встречи и с представителями азиатских стран – наших партнёров, и из Европы. В общем, эти переговоры были достаточно содержательными, всеобъемлющими и, уверен, пойдут на пользу развитию отношений России со своими партнёрами как в Азии, так и в Европе.

Пожалуйста, если есть вопросы, я попробую на них ответить.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, сегодня Вы провели ряд встреч на полях саммита. Скажите, как Вы оцениваете результаты этих встреч? Обсуждали, как известно, Украину – чего можно ожидать дальше?

И вопрос, связанный с украинским газовым вопросом. Порошенко сказал, что удалось достичь определённых договорённостей, а потом он сказал, что не во всём сейчас это удалось сделать. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этих переговорах?

В.ПУТИН: Первое. Действительно, мы очень много говорили по украинской проблеме или по украинским проблемам, их много. Говорили о вопросах безопасности, окончательного прекращения огня, разъединения конфликтующих сторон. Сверили наши позиции чуть ли не на картах. Хотя здесь, конечно, нужно прежде всего полагаться на мнение специалистов и участников переговоров, а Россия, как известно, участником не является, мы можем только помочь конфликтующим сторонам решать проблемы, которые возникли за предыдущее время.

На что бы хотел обратить внимание? Первое, и я согласен с коллегами в том, что ориентиром при урегулировании на Украине, в Украине, как сейчас модно говорить, должны быть, конечно, минские договорённости. Хочу отметить, что эти договорённости, к сожалению, не полностью выполняются как одной, так и другой стороной. То есть ни представителями ополчения Новороссии, ни представителями Украины в полной мере пока эти минские договорённости не выполняются по целому ряду причин. Это и объективные, и субъективные причины. Но исхожу из того, что все стороны будут стремиться к тому, чтобы эти договорённости были полностью выполнены. Первое.

Второе. Линия разграничения должна быть доведена до конца, должна быть исполнена. И это именно то, что даст возможность окончательно прекратить обстрелы и гибель мирных, ни в чём не повинных людей. И это нужно сделать как можно быстрее.

Когда я сказал, что есть объективные, есть субъективные вещи... Например, в некоторых населённых пунктах, которые должны быть оставлены ополченцами, выяснилось, что сами ополченцы из этих населённых пунктов. Они говорят: «Мы не можем оттуда уйти, там живут наши родственники, жёны, дети». Это вещи такие вроде как субъективные, но в то же время серьёзного характера. Поэтому не учитывать это невозможно. Украинская сторона знает эти проблемы. Мы постараемся поспособствовать, попосредничать, порешать, найти приемлемые развязки.

То же самое касается других пунктов, где до сих пор находятся представители вооружённых сил Украины и в соответствии с минскими договорённостями должны были бы уйти оттуда, но пока тоже не уходят. Это первая часть.

Вторая связана с законом, который был недавно подписан Президентом Украины. Я знаю реакцию и оценки, которые были сделаны представителями Новороссии. Наверное, это не идеальный документ, но всё-таки это шаг в правильном направлении. И мы рассчитываем, что и это тоже будет использовано для окончательного решения проблем в сфере безопасности.

Есть вопросы с контролем за линией разграничения. И здесь мы продвинулись, на мой взгляд, очень неплохо, потому что договорились о том, что будем использовать беспилотные летательные аппараты, современную технику, которая позволяет определить места нанесения ударов, если такое происходит.

Что касается беспилотных аппаратов, то выразили желание здесь совместно работать и Италия, и Франция, и Германия, и Россия примет в этом участие. Специалисты должны будут собраться в ближайшее время в Вене на площадке ОБСЕ и порешать технические вопросы. Вот, собственно говоря, приблизительный, примерный набор проблем, о которых мы говорили, в сфере безопасности.

Что касается газовой проблематики, о которой Вы вспомнили. Да, действительно, мы много внимания уделили и этим вопросам, и здесь тоже есть прогресс. В чём он заключается? Он заключается в том, что мы договорились с украинскими партнёрами по условиям возобновления поставок газа на Украину – хотя бы в зимний период, – согласовали все параметры этой договорённости.

Вопрос в кассовом разрыве НАК Украины. Это объективные обстоятельства. Мы, Россия, больше не можем брать на себя дополнительных рисков. Дело в том, что, как вы знаете, мы всё-таки выдали кредит Украине в конце прошлого года в 3 миллиарда долларов. По нашим оценкам, 4,5 миллиарда долларов – задолженность Украины за уже поставленный и неоплаченный газ. «Газпром» перешёл на порядок предоплаты и в соответствии с контрактом не может уже изменить условия поставок.

Мы понимаем и финансовое состояние украинских партнёров, видим, что у них действительно есть проблемы, видим, что есть кассовый разрыв. Мы тоже пошли в определённой степени опять навстречу по условиям и объёмам платежей за уже ранее поставленный газ, то есть по долгам, и рассчитываем, что здесь наши европейские партнёры, Еврокомиссия, тоже могут и, на мой взгляд, даже должны подставить плечо Украине и помочь решить эту проблему с кассовым разрывом. Есть определённые инструменты: или это бридж-кредит, или это перенос очередного транша МВФ, либо гарантии первоклассного европейского банка.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Уточнение по перемирию. В зону конфликта из России поехало очень много добровольцев. Большинство из них идут к ополченцам в Новороссии. Некоторые умудряются даже в Нацгвардию идти. Для деэскалации конфликта – что будет с этими людьми, когда они вернутся, если будет мир? По сути, они же нарушают закон. Это почти как наёмничество. Возможна какая-то амнистия, какие-то гарантии?

В.ПУТИН: Я думаю, что если такие проблемы будут возникать, то их надо будет решать в соответствии с действующим законодательством. Но обращаю ваше внимание, что воюют там, на Украине, не только граждане Российской Федерации. Средства массовой информации европейских стран тоже сообщают нам о том, что есть и люди из Европы, воюющие в зоне конфликта, причём как с одной, так и с другой стороны. Я думаю, что мы с коллегами договоримся, как поступить в будущем, главное – прекратить кровопролитие сейчас.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, хотелось бы понять, как в настоящий момент реально отражаются санкции на российской экономике? Евро укрепляется к доллару, и доллар, и евро укрепляются по отношению к рублю, цена на нефть падает. Каковы дальнейшие перспективы, будут ли, может быть, урезаны какие-то социальные программы? Каков вообще запас прочности?

В.ПУТИН: Вы знаете, что российский бюджет свёрстан из расчёта 96 долларов за баррель. Сейчас это ниже, чем 96 долларов, но я здесь никакой трагедии не вижу. Во-первых, это сейчас, и я думаю, что цена выровняется, скорректируется, тем более что в удержании её на достаточно низкой планке – 80 долларов и ниже либо чуть выше, думаю, что никто из участников рынка, серьёзных участников, не заинтересован.

Если взять «Шелл» – нефть, которая добывается в Штатах, – у них же рентабельность там под 80 долларов. Если мировые цены будут держаться на уровне 80 долларов, то всё производство рухнет. У основных нефтедобывающих стран тоже бюджет посчитан где-то из расчёта 80 с небольшим, под 90 долларов за баррель, тоже никто не заинтересован. Корректировки есть, они связаны с объективными обстоятельствами, прежде всего это связано с падением объёмов роста мировой экономики, потребление просто уменьшается, и запасы в Штатах увеличились.

Но посмотрим, на самом деле прогнозировать очень сложно. В любом случае, я хочу это подчеркнуть, Россия выполнит все свои социальные обязательства, российское Правительство, без сомнений. Запасов прочности у нас достаточно. Может быть, нам придётся что-то скорректировать в бюджете. Может быть. Может быть, даже расходы какие-то сократить. Но это точно совершенно не будет связано с сокращением социальных расходов. Правительство Российской Федерации все социальные расходы выполнит, в состоянии это сделать и без каких-либо особых потерь.

Но мы, конечно, не пойдём по пути ухудшения макроэкономических показателей экономики России. Мы не пойдём по пути какого-то резкого увеличения бюджетного дефицита.

ВОПРОС: Всё-таки я хотел узнать, как Вы оцениваете падение рубля? Вы достаточно спокойно сейчас говорили на эту тему. Вы говорили про нефть и падение мировой экономики. Как Вы считаете, из-за чего это происходит? Чья это заслуга, если можно так сказать? Это санкции? Это нефть? Если это нефть, ходит такая версия, в обращении есть такая теория, что манипулируется цена на нефть Саудовской Аравией, Америкой, такая есть теория, она очень популярная в России. Я хотел бы услышать Ваше мнение по этому поводу.

В.ПУТИН: Что касается курса национальной валюты в России. Конечно, он так или иначе связан с состоянием экономики, а российская экономика так или иначе связана с внешними рынками, с международной мировой, прежде всего торговой конъюнктурой, с ценами на нефть, на энергоносители. Цены «припали», и, соответственно, это отражается на экономике, на доходах бюджета, а значит, и на национальной валюте.

Вместе с тем хочу подчеркнуть, Россия – одна из стран с крупнейшими золотовалютными резервами. Банк России, с одной стороны, будет проводить взвешенную финансовую политику. Это означает, что будет всё-таки использовать элементы плавающего курса и не будет бездумно «палить» все свои резервы. Но резервов достаточно, для того чтобы корректировать уровень национальной валюты. Я не вижу здесь никаких драматических возможных изменений. Уверен, что с корректировкой цен на нефть будет корректироваться и курс национальной валюты, курс рубля.

ВОПРОС: Влияют ли американские санкции?

В.ПУТИН: Нет, санкции здесь… Они, конечно, влияют на общий фон и без того не очень крепкой мировой экономики, но они не являются решающим фактором. Решающий фактор – это всё-таки общее состояние мировой экономики, которая после кризиса 2008–2009 годов, собственно говоря, так и не вышла на тренд устойчивого и эффективного развития. Ведь все эти годы эксперты говорили и продолжают говорить о том, что мировая экономика до сих пор находится в состоянии какой-то стагнации и кризиса. Поэтому ничего нового за последние годы не произошло. Не стало намного лучше. Правда, не стало и намного хуже.

Вспомните экспертные оценки трёх-, четырёхлетней давности. И тогда ещё эксперты говорили, что подъём будет, но он будет очень маленький, спокойный, будет напоминать чем-то даже стагнацию. Так и происходит. Те, кто так говорил, оказались правы. Но всё-таки я больше оптимист, чем пессимист. Я думаю, что постепенно всё выровняется.

Что касается теории заговора... Заговоры всегда возможны. Но они больно бьют в данном случае по заговорщикам, если таковые имеются. Я уже говорил о том, что в основных нефтедобывающих странах сам бюджет верстается тоже исходя из цен на нефть, по-моему, 85–90 долларов за баррель. Первое.

Второе: добыча сланцевой нефти. И понижение цен, игра на понижение цен на мировых рынках нанесёт очень серьёзный удар по этому виду деятельности в тех же Соединённых Штатах. Не думаю, что нефтяная отрасль Штатов в этом заинтересована. Посмотрим, как будут развиваться события. Я думаю, что корректировка наступит, причём в сторону улучшения ситуации.

РЕПЛИКА: А если 41 рубль к доллару…

В.ПУТИН: Я Вам потом скажу. У нас есть поговорочка, грубоватая такая, про бабушку, про дедушку: если бы у бабушки были внешние половые органы дедушки, она была бы дедушкой, а не бабушкой. Поэтому что там говорить… Я не знаю, кто автор. Но, во всяком случае, это пока только всякие разговоры. Были случаи, когда падали цены на нефть и больше, падение было глубже, но будем исходить из этого.

Мы будем тогда использовать наши резервы, у Банка России свыше 400 миллиардов, у Правительства России два резервных фонда под 100 миллиардов долларов каждый. Поэтому в принципе мы чувствуем себя уверенно, всё равно мировая экономика будет расти, а это означает, что так или иначе потребность в энергоресурсах будет увеличиваться.

И, наконец, всё-таки самое главное. Ведь дело в том, что эти санкции, о которых мы говорим, они, конечно, с одной стороны, на нас влияют негативно, имея в виду, что, допустим, рынки закрываются для финансовых учреждений и так далее. А с другой стороны, это заставляет работать. Если что-то крайне нужно в сфере высоких технологий, а купить нельзя, придётся сделать самим, и Россия может это сделать.

Россия может сделать практически всё, но нужно проинвестировать, конечно, нужно развивать соответствующие отрасли фундаментальных знаний, прикладной науки и производства. И я вас уверяю, я наблюдаю, что именно это и происходит, так что это обратная сторона, «положительная сторона» медали, которая называется «санкции».

ВОПРОС: Владимир Владимирович, можно ли сказать, что, когда установился хотя бы какой-то хрупкий мир на Украине, можно ли сказать, что Россия всё-таки не смогла оказать достаточную поддержку Донецку и Луганску? Там погибло достаточно много людей, разрушена инфраструктура. Будет ли Россия участвовать, помогать каким-то образом восстановлению сейчас этой инфраструктуры? Или это дело украинских властей?

С другой стороны, если, как Вы сказали, не удастся сейчас найти эти дополнительные финансовые возможности для поставок газа, а зима может быть холодной, если будут замерзать какие-то города на Украине, готова ли Россия в этой ситуации поставлять в долг газ на Украину?

В.ПУТИН: В долг Россия уже ничего поставлять не будет. И я скажу почему. Во-первых, нужна определённая дисциплина потребителя. Ведь уровень собираемости, скажем, на Украине очень низкий, гораздо ниже, чем в России. Да и стоимость, цена достаточно низкая. Первое.

Второе. Я уже говорил, три миллиарда мы дали кредит в конце прошлого года. Один миллиард четыреста наши партнёры нам должны за последние два месяца прошлого года – за ноябрь и декабрь. Один миллиард четыреста – это бесспорная цифра. По поводу поставок в прошлом году вообще никто ни о чём не спорит, но денег платить никто не хочет.

500 миллионов не доплачено за первый квартал этого года. Тогда, когда мы продавали газ по заниженной, можно сказать, цене – по 268,5 доллара за тысячу кубов, 500 миллионов долларов всё равно не заплатили. За апрель, май, июнь вообще ничего не платили – ноль! Просто прекратили платежи. Это, по нашим подсчётам, в целом как минимум 5,5 миллиарда долларов, если считать, что апрель, май, июнь Украина должна была платить по 485 долларов. Но мы задним числом готовы пересчитать эту цифру со скидкой в 100 долларов. Если исходить из этого – апрель, май, июнь, – то тогда общая сумма задолженности получается 4,5 миллиарда долларов. И это мы идём навстречу как бы.

Кроме этого «Газпромбанк» выдал Украине кредит, не Украине, а «Нафтогаз Украины», 1 миллиард 800 миллионов долларов. И в принципе у него есть право потребовать эти деньги к оплате, имея в виду, что одним из условий нормального состояния являются текущие платежи «Нафтогаза». Он не платит.

Тот же «Газпромбанк» выдал частной коммерческой структуре для химической промышленности кредит ещё в 1 миллиард 400 миллионов долларов. Газ поставлен в объёме 4 или 5 миллиардов долларов и заморожен украинским правительством в газовых хранилищах. Они их не поднимают, эти объёмы, и не направляют в химическую отрасль Украины. Химическая отрасль встаёт. Но это как бы внутренние проблемы Украины. А наша проблема в том, что, посчитайте: четыре с половиной плюс миллиард восемьсот плюс миллиард четыреста – сколько там набегает? Уже под десятку набегает. Но мы больше не можем поставлять в кредит, это невозможно.

И я считаю, что в данной ситуации наши европейские партнёры, как я уже говорил, должны Украине подставить плечо и помочь. Мы помогаем, это очевидный факт, но мы рискуем, мы взяли этот риск на себя. Пусть европейцы тоже хоть чем-то рискнут. Там сумма, не сопоставимая с тем, что мы уже сделали. Вот этот бридж-кредит, который можно дать, либо обеспечить гарантии первоклассного европейского банка, в разы меньше, чем то, о чём я говорю, сделано со стороны России.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, Россия сейчас действительно укрепляет отношения со странами АТЭС, с Китаем, с Японией, с Южной Кореей. Как Вы оцениваете нынешние отношения с Японией? Япония сейчас действительно является участницей санкций против России.

В.ПУТИН: Мы действительно расширяем наши контакты со странами Азии, АТР. И это не политическое решение. Связано это с тем, что мы давно уже действуем именно в этом направлении, имея в виду темпы развития экономики в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Глупо было бы не воспользоваться экономическим ростом Китая либо высокими технологическими возможностями Японии, либо нашими давними и добрыми отношениями с Республикой Корея, имея в виду, что у нас не менее дружеские отношения и с Северной Кореей, и мы могли бы здесь и должны сыграть определённую посредническую роль при разрешении конфликтов между двумя странами Корейского полуострова. Мы в этом заинтересованы, потому что мы соседи Кореи. Поэтому это тренд, уже давно выбранный. И мы по нему двигаемся, повторяю, не по политическим соображениям.

Что касается Японии, за последние годы у нас с Японией отношения развивались поступательно и в экономическом плане, и в политическом процессе, в том числе в поиске решения урегулирования, связанного с мирным договором. Но не по нашей, к сожалению, инициативе японская сторона практически все контакты на политическом уровне заморозила. Это не наш выбор, мы готовы продолжать отношения с нашими японскими друзьями, но шайба, как у нас говорят, на стороне Японии.

Всё, спасибо большое.

Италия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2014 > № 1202050 Владимир Путин


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 ноября 2013 > № 969393 Владимир Путин

Российско-итальянские межгосударственные консультации

В итальянском Триесте под председательством Владимира Путина и премьер-министра Италии Энрико Летты состоялись российско-итальянские расширенные межгосударственные консультации на высшем уровне с участием членов правительств двух стран.

В рамках переговоров глава Российского государства и Председатель Совета министров Итальянской Республики Энрико Летта провели встречу в формате один на один. Затем консультации продолжились с участием делегаций.По итогам межгосконсультаций в присутствии Президента России и премьер-министра Италии подписан пакет документов о сотрудничестве.

Владимир Путин и Энрико Летта также сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов.

* * *

Стенографический отчёт о совместной пресс-конференции по итогам российско-итальянских межгосударственных консультаций

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа! Уважаемый господин премьер-министр!

Прежде чем подвести итоги российско-итальянских межправительственных консультаций, позвольте мне несколько слов сказать о первом дне моего визита.

Вчера состоялась встреча с Папой Римским Франциском. Мы обсудили вопросы развития отношений России и Ватикана, договорились наращивать контакты в сфере культуры, науки, образования, здравоохранения.

Позиции России и Ватикана созвучны в том, что касается защиты традиционных христианских ценностей, продвижения межрелигиозного и межцивилизационного диалога, повышения нравственной составляющей международных отношений.

В ходе беседы обсуждалась ситуация на Ближнем Востоке, положение дел с защитой прав и интересов христианского населения этого региона. Отдельно остановились на сирийской проблеме.

В Риме состоялась также содержательная беседа с Президентом Италии господином Джорджо Наполитано. Мы обменялись мнениями по ключевым направлениям российско-итальянского взаимодействия, которое носит партнёрский и стратегический характер. При этом наиболее подробно остановились на перспективах гуманитарного сотрудничества.

Речь шла о необходимости активизации двусторонних обменов в области культуры, расширения контактов между людьми. Мы обсудили программу перекрёстных годов туризма, которые пройдут в 2014 году в России и, соответственно, в Италии.

Весьма насыщенными были проведённые сегодня здесь, в Триесте, переговоры с господином Леттой сначала в узком составе, а затем в рамках очередного раунда межгосударственных консультаций с участием глав ключевых министерств и ведомств. После пресс-конференции мы ещё проведём встречу с российскими и итальянскими деловыми кругами.

В центре внимания – вопросы экономического сотрудничества. Италия занимает четвёртое место среди крупнейших торговых партнёров России. Двусторонний товарооборот растёт. И в этом году, несмотря на проблемы в мировой и европейской экономике, он вырастет ещё на 24 процента. Думаю, что достигнет, а может быть, даже и перешагнёт рубеж в 50 миллиардов долларов. За этими цифрами – рабочие места, поддержание экономической активности.

Развивается инвестиционное взаимодействие. Российские капиталовложения в Италии за последние четыре года увеличились в четыре раза, до полумиллиарда долларов, итальянские в России выросли до миллиарда. Новые возможности для наращивания взаимных капиталовложений предоставляет подписанный в ходе визита меморандум между российским Фондом прямых инвестиций и итальянским Стратегическим фондом. Только что вы были свидетелями подписания этого документа, он предусматривается в объёме 1,4 миллиарда долларов.

Вместе с итальянскими партнёрами поставили задачу перейти к полномасштабной промышленной кооперации. Мы намерены и дальше стимулировать деловые контакты, в том числе по линии малого и среднего бизнеса. Такая работа ведётся в рамках Российско-итальянского совета по экономическому сотрудничеству и рабочей группы по промышленным округам.

Обменялись мнениями по перспективам взаимодействия России с Европейским союзом, в котором Италия будет председательствовать во втором полугодии 2014 года.

Мы затронули ряд международных проблем, среди них и сирийская проблема, в решение которой Италия внесла серьёзный, существенный вклад, в том числе в ходе дискуссии на «двадцатке» в Петербурге.

Говорили об иранской ядерной проблеме. И, уверен, принятое по иранской ядерной проблематике решение окажет благотворное влияние на безопасность и стабильность всего ближневосточного региона при обеспечении безопасности всех стран региона, включая Израиль.

Уважаемые друзья! В целом с обеих сторон был высказан интерес к более тесной координации на мировой арене. Это важно, учитывая, что в следующем году Россия будет председательствовать в «Группе восьми», а Италия возглавит Совет Евросоюза.

И в заключение хотел бы поблагодарить господина Летту, всех итальянских коллег и друзей за очень тёплый приём, за совместную работу. Присоединяюсь к оценкам господина премьер-министра: наша совместная работа была весьма успешной, и мы очень надеемся, уверены, что это будет ещё дополнительным толчком развитию наших межгосударственных связей.

Большое спасибо вам за внимание, а Триесту – отдельное спасибо за гостеприимство.

ВОПРОС (как переведено): Добрый вечер! Вопрос международного характера к Президенту Путину, на который я, может, прошу и Летту также ответить.

Девять лет Украина проживает повторение «оранжевой революции», которая политически была чувствительна для всего мира. Глава оппозиции в тюрьме, объявляет голодовку. Есть особенно беспрецедентный обмен обвинениями между Москвой и Брюсселем по взаимному вмешательству во внутренние дела Украины относительно её международных отношений.

Президент Путин, как Вы считаете, каким может быть правильный сбалансированный пункт, который позволит сделать, чтобы Украина сама могла найти своё позиционирование между Европой и Россией?

Такой же вопрос задаю премьер-министру Летте.

В.ПУТИН: Я с Вами полностью согласен. Украина сама должна принять это решение.

По поводу пикировки между Брюсселем и Москвой. Может быть, здесь как раз и кроются все проблемы. Я позволю себе воспроизвести нашу, российскую позицию по этому вопросу.

Между Россией и Украиной подписан и действует договор о зоне свободной торговли. Это означает, что у нас по целому ряду ключевых таможенных позиций обнулены ставки. И в этом договоре прописано, что если одна из договаривающихся сторон заключает какие-то аналогичные соглашения с третьей стороной, то любая из стран – участников зоны свободной торговли имеет право из него выйти либо изъять те льготы, которые предоставляются стране-партнёру в рамках этого соглашения.

Если Украина подписывает договор о зоне свободной торговли с Евросоюзом, то она – я не уверен, что Вы об этом знаете, – берёт на себя обязательство через два месяца после ратификации этого соглашения обнулить таможенные ставки на 85 процентов, а ещё через три года довести это обнуление, по-моему, до 95–98 процентов. Это значит, что, если мы сохраним зону свободной торговли с Украиной, у нас есть все основания полагать, что товары европейского происхождения напрямую, транзитом через территорию Украины, будут поступать на наш рынок либо как европейские товары, либо под видом украинских. Это представляет для нашей экономики большую угрозу.

Мы ведём переговоры с Евросоюзом, вели переговоры с Евросоюзом в течение 17 лет по условиям присоединения России к ВТО, добились определённых приемлемых решений. Теперь уже в течение пяти или шести лет ведём переговоры напрямую в двустороннем формате – переговоры с Евросоюзом о заключении нового так называемого базового соглашения. И здесь у нас ещё много несогласованных позиций. Вот так распахнуть свои ворота перед европейскими товарами мы пока не готовы.

Мы хотим развивать отношения с Евросоюзом и наверняка будем это делать. Мы понимаем, что сотрудничество с Евросоюзом даёт нам определённые надежды на структурную перестройку нашей экономики, на модернизацию, и мы собираемся использовать это взаимодействие именно в этом ключе. Но любой специалист вам скажет, что для этой модернизации нужны и время, и деньги, инвестиции нужны. Вот так, за два месяца раскрыть свой рынок мы не сможем.

Поэтому я бы попросил наших друзей в Брюсселе, моих личных друзей хороших в Еврокомиссии воздержаться от резких выражений. Что, нам, для того чтобы им понравиться, нужно удавить целые отрасли нашей экономики?

В некоторых европейских странах безработица сейчас составляет 25, а среди молодёжи до 40 процентов доходит. Безработица в Российской Федерации – 5,2–5,3 процента, одна из самых низких за нашу новейшую историю. Мы не хотим никакого всплеска безработицы и закрытия целых отраслей российской экономики. В сельском хозяйстве это животноводство, это сельхозмашиностроение, в промышленных секторах это авиапром, автопром и так далее.

И я бы полагал, что нужно деполитизировать эту тему, согласиться с предложением Президента Януковича и в трёхстороннем формате как следует и обстоятельно на все эти темы поговорить. Можно было бы, на мой взгляд, инициировать даже прямые контакты между бизнесом России, Украины, Евросоюза, прямые контакты между бизнес-объединениями, чтобы те, кто реально делают экономику, встретились, друг с другом поговорили, рассказали о своих озабоченностях, сформулировали свои подходы и предложения, а мы в свою очередь приняли бы соответствующие административные решения.

Но в любом случае выбор, с кем подписывать соглашение о зоне свободной торговли, оставаться ли в зоне свободной торговли с Россией, – это суверенный выбор самой Украины, и мы, без всяких сомнений, будем уважать этот выбор, каким бы он ни был.

Э.ЛЕТТА (как переведено): Добавлю со своей стороны ответ на этот вопрос.

Мы работаем и работаем значимым образом. Это будет обязательство, которое я возьму на себя в Вильнюсе на саммите – в четверг и пятницу – европейских глав государств со странами восточного партнёрства.

По пути нам следовать надо такому. Не может быть и не должен быть организован как альтернатива для стран партнёрства выбор: или с Европейским союзом, или в альтернативе отношений с Россией. Это было бы ошибкой, потому что это и другие страны, я в данном случае думаю об Украине, восточного партнёрства, которые естественным образом по их истории, по их географическому расположению нуждаются в связи с двумя этими мирами: Европейским союзом и Россией.

Поэтому наша работа будет направлена на то, чтобы облегчить факт того, чтобы эти страны могли иметь и продолжать следовать по пути сближения с Европейским союзом, который, однако, не должен рассматриваться как альтернатива в отношениях в некоторых случаях исторически, естественно, с Россией. Есть множество особенностей достаточно сложных, но это линия, по которой мы будем следовать в наших действиях

ВОПРОС: Владимир Владимирович, я хотел бы скорее уточнить, а не задать вопрос. Вопрос итальянского коллеги был такой политкорректный, общий. Извините, будьте добры, конкретно: правда ли, что Вы предлагали Януковичу в случае отказа от Евросоюза пересмотреть газовое соглашение? Правда ли, что в таком случае Вы обещали ему значительный кредит? Если так, то в каких размерах и на каких условиях?

В.ПУТИН: Вам бы в НКВД работать.

По поводу газового соглашения и кредитов. У нас контракт – не у нас, а у «Газпрома» и у НАК Украины, по-моему, до 2019 года подписан. И мы не обсуждали даже возможности пересмотра самого контракта. «Газпром» уже подписывал несколько дополнений к этому контракту. Одно из них касается размещения российского флота в Крыму и оплаты через снижение цен на газ. Снижение было на 100 долларов, по-моему, с тысячи кубов. И на сегодняшний день, начиная со времени подписания контракта, Россия недополучила, а эти деньги остались на Украине, в объёме свыше 10 миллиардов долларов.

Кроме этого, «Нафтогаз» Украины обратился к своим российским партнёрам с просьбой, несколько раз уже обращался с просьбой провести предоплату за транзит нашего газа через свою территорию европейским потребителям, с тем чтобы с помощью этой предоплаты оплатить газ, поставляемый для самой Украины. И «Газпром» идёт на это, сделал это несколько раз уже, и на сегодняшний день этот объём предоплаты составляет свыше 4 миллиардов долларов. Два с лишним миллиарда, по-моему, 2 миллиарда 360 миллионов – это пока задолженность украинской стороны. Мы провели предоплату вплоть до января 2015 года. Кроме того, «Нафтогаз» попросил «Газпром» отсрочить текущие платежи до 1 октября, потом до ноября. Переговоры ведутся, причём ведутся в таком товарищеском, партнёрском ключе. Мы надеемся, что будут найдены развязки соответствующие.

Теперь что касается кредитов. Наши банки, четыре банка – это Газпромбанк, Сбербанк, ВЭБ и ВТБ – предоставляют кредиты украинским партнёрам, делается это на регулярной основе. На сегодняшний день задолженность украинских получателей кредитов перед российскими финансовыми учреждениями составляет примерно 20 миллиардов долларов – чуть больше 20 миллиардов долларов – и где-то, по-моему, 280 миллиардов рублей – это ещё примерно 8 миллиардов долларов. 28 миллиардов долларов плюс ещё два, которые проплачены за транзит, – это всё кредиты либо квазикредиты. Общий объём – свыше 30 миллиардов долларов.

Мы работали с Украиной и будем работать дальше вне зависимости от того, как Украина определится с подписанием документа, связанного со свободной зоной с Евросоюзом. Почему? Потому что – я рассказывал господину премьер-министру – у нас очень глубокий уровень кооперации с украинскими предприятиями, и остановка украинских предприятий может негативным образом повлиять на наши. В этом смысле мы даже являемся заложниками этой ситуации. Конечно, не в убыток себе, но работать будем дальше и по энергоносителям, и в финансовой сфере.

ВОПРОС (как переведено): Я обращаюсь к Президенту Путину. Вчера вечером Вы встречались с Сильвио Берлускони, который сообщил, что Вы якобы сказали, что Вы удивлены юридическо-политической историей, которая касается его. Подтверждаете ли Вы это?

Думаете ли Вы, что в стране, в которой закон един для всех, политик, который осуждён, должен уйти в сторону, или считаете, что нужно законодательно кричать про какой-то переворот? В конце концов дали ли Вы какие-то советы или помощь предложили Берлускони?

Премьер-министра Летту я хочу спросить: несколько недель назад Вы сказали, что 20-летие Берлускони закончилось, но, кажется, наш «кавалер труда» не хочет отойти в сторону и начинает кричать о перевороте, объединяет людей. Вы считаете, что это соответствует поведению, которым должен обладать бывший премьер-министр?

В.ПУТИН: Я вчера встречался не только с господином Берлускони. Я встречался и с господином Проди, я уже говорил, и с Папой Римским, и с Президентом Итальянской Республики.

Что я хотел бы сказать, отвечая на Ваш вопрос? Между Италией и Россией очень доброе и продвинутое во всех отношениях сотрудничество сложилось. И как мы чувствуем, это имеет такой надпартийный характер. Мы этим очень дорожим. Такая же ситуация и в России в отношении сотрудничества с Италией. Это первое.

Второе. Мы никогда не вмешиваемся во внутренние дела наших партнёров, хочу это подчеркнуть, и никак не комментируем всё, что происходит во внутриполитической сфере наших партнёров, в том числе и итальянских партнёров. В то же время – и это не секрет – у нас с господином Берлускони сложились добрые отношения личные на протяжении многих лет совместной работы, дружеские, я могу сказать. И они не изменятся в зависимости от внутриполитической итальянской конъюнктуры. Я думаю, что и политики, и рядовые граждане должны это понять и понимают.

Я не вправе и не буду давать оценок деятельности господина Берлускони – это ваше дело, а не моё. Но уж точно, что я могу сказать: конечно, он много сделал для развития российско-итальянских связей. Но на это, на такую оценку, я, считаю, имею право. Всё, этого достаточно.

Э.ЛЕТТА: Я думаю, что в этот момент, особенно перед двадцатью четырьмя часами, которые мы проживём в нашей стране перед вотумом доверия к закону стабильности и законам в сенате, с моей стороны, с нашей стороны не нужно добавлять слова, которые привели бы к ещё большему конфузу ситуацию и без того непростую. Поэтому я концентрирую свои слова на том, чтобы основать их на словах Президента Путина, которого я высоко ценю.

Мы являемся страной – Италия, – у которой драматическая необходимость в экономическом росте и создании новых мест. Необходимо сделать так, чтобы начался этап развития отношений с Россией. Эти отношения могут дать помощь в развитии, в создании новых рабочих мест в сферах, которые являются стратегически важными для нас.

Мы много таких сфер затронули: и промышленность, и туризм, и исследовательские центры, и энергетический сектор. Вот почему сегодня многое было сделано, вот почему, думаю, я должен сконцентрировать своё внимание на том, чтобы результаты, которые были достигнуты здесь, эффективным образом в действительности могли бы создать новые рабочие места и занятость.

Естественно, чтобы это конкретизировалось, нужно, чтобы в Италии не было бы ситуации политически хаотичной. И это то, над чем я уже на протяжении уже семи месяцев работаю беспрерывно и буду продолжать работать и сегодня, и завтра.

ВОПРОС: Я в отличие от моего коллеги не буду изображать сотрудника НКВД. Скорее, миротворца, потому что вопрос у меня будет не о дружбе вопреки кому-то, в противовес кому-либо, а о взаимовыгодном сотрудничестве.

Мы сейчас наблюдали, как было подписано соглашение о сотрудничестве между РФПИ и итальянским Фондом стратегических инвестиций о создании совместного инвестиционного фонда. В какие проекты мог бы вложиться этот фонд? Какие наиболее перспективные области сотрудничества для него Вы видите?

В.ПУТИН: Я уже сказал, что у нас развиваются отношения очень позитивно и быстро. Совсем недавно у нас товарооборот был 34–35 миллиардов долларов, а в этом году мы выйдем на 50, а может быть даже превысим этот уровень. За счёт чего? За счёт поставок в Италию и энергоносителей, и сотрудничества по другим направлениям.

Какие, на наш, взгляд, являются наиболее перспективными? Мы работаем совместно в высокотехнологичных сферах. Здесь уже тоже были подписаны документы, связанные с продвижением нашего совместного продукта – среднемагистрального самолёта «Суперджет-100». Вместе уже начали производить в Московской области вертолётную технику итальянского производства, сборка началась. Предусмотрена локализация этой вертолётной техники на территории Российской Федерации. Мы вместе работаем в области автомобилестроения, и итальянская компания, которая у нас очень хорошо известна, – Fiat, сейчас сотрудничает с другой нашей крупной фирмой – с КамАЗом, по производству колёсной сельскохозяйственной техники. Это и тракторы, и комбайны уборочные.

У нас есть возможность работать в области сельского хозяйства, есть возможность работать в транспортном машиностроении. У нас есть возможность работать совместно в судостроении, причём как в гражданском, так и в военном судостроении – хочу обратить на это ваше внимание, – что свидетельствует о весьма высокой степени доверия. А что касается гражданской части, то это специализированная техника для работы на морском шельфе, крайне нужная нам техника для наших крупных компаний. Наконец, мы можем работать в космосе. Совсем недавно впервые для итальянской истории итальянский космонавт вышел в открытый космос. Это тоже совместная работа. Мы вместе работаем в науке, в том числе в ядерной сфере, ядерной науке, в атомной науке.

В общем, у нас очень много интересных и очень перспективных направлений. Собственно говоря, для того чтобы все эти направления продвинуть и поднять их на ещё большую высоту, мы сегодня здесь с коллегами и собрались, мы сегодня как раз в основном с господином премьер-министром этим и занимались. И, на мой взгляд, это была успешная работа действительно.

Э.ЛЕТТА: Да, было много тем, которые мы затронули. Они были и у нас в рамках наших разговоров – и тема сельского хозяйства, хочу отметить тему культуры, тему туризма, которые, безусловно, в следующем году по тем срокам повестки дня, которые мы себе поставили, дадут видимые результаты.

Много надежд мы возлагаем на этот фонд – 1 миллиард евро. Мы считаем, что этот фонд на самом деле сможет дать нужные кредиты и гарантии тому, чтобы наши компании могли бы работать вместе с целью роста, занятости, повышения, потому что мы должны бороться с кризисом. А с кризисом можно бороться на глобальном международном уровне, если наши компании и предприятия смогут воспользоваться теми предложениями, которые даёт именно российский рынок.

Я ещё раз хочу сердечно поблагодарить Президента Путина и всю российскую делегацию. Эта встреча для нас была на самом деле очень успешной.

Спасибо.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 ноября 2013 > № 969393 Владимир Путин

Полная версия — платный доступ ?


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 июля 2012 > № 607545 Владимир Путин, Марио Монти

В Сочи состоялись переговоры Владимира Путина с Председателем Совета министров Италии Марио Монти.

По итогам встречи Президент России и Премьер-министр Италии дали совместную пресс-конференцию.

В.ПУТИН:Уважаемый господин Премьер-министр! Дорогие друзья!Добрый день, мы очень рады приветствовать вас.

Мы переживаем непростые времена, и в Европе особенно это чувствуется. Но мне очень приятно, что с Италией нас связывают очень добрые и глубокие отношения, и они продолжаются, несмотря ни на какие перемены во внешнем мире и в наших странах.

У нас восстанавливается товарооборот. В прошлом году он вырос более чем на 25 процентов – 45,9 миллиарда долларов. До докризисного уровня нас ещё разделяет небольшая сумма в объёме 7 миллиардов. Но если набранные темпы сохранятся, то скоро мы достигнем и этой планки.

Италия – одна из стран, у которой наибольшее количество соглашений подписано с регионами Российской Федерации. У нас много крупных совместных проектов. Я хочу отметить, что, несмотря на турбулентный характер сегодняшней мировой экономики, ни один из наших совместных проектов не умер, а, наоборот, всё развивается и развивается успешно.

Учитывая большой объём наших отношений и то, что они представляют большое значение как для экономики России, так и для экономики Италии, мы уже только поэтому рады Вас видеть, я уже не говорю о том, что мы по-доброму относимся к Вашей стране.

Добро пожаловать, господин Премьер-министр!

М.МОНТИ (как переведено): Господин Президент, я очень рад, и для меня большая гордость находиться сегодня здесь с Вами вместе с моей делегацией.

Я хочу поблагодарить Вас за то, что Вы меня пригласили. Мы с итальянской стороны тоже хотим заверить, что мы придаём огромное стратегическое значение нашим отношениям с Российской Федерацией.

Предшествующее моему Правительство всегда придавало огромное значение отношениям с Российской Федерацией. И моё намерение – проследовать и далее по этому пути и ещё больше укреплять наши отношения в экономической области, промышленной, культурной и гражданских обществ.

Именно сложная ситуация, которую сейчас переживает Европа, и в частности еврозона, является для нас тем путём, который говорит, что нужно укреплять реальные экономические и промышленные связи. С этой точки зрения Россия для нас является отправной точкой в наших отношениях.

Ещё раз хочу Вас поблагодарить за приглашение и намерен работать с Вами в дальнейшем очень тесно. Я знаю, что Вы лично много усилий вкладываете для развития не только Российской Федерации, но и всех вопросов, касающихся экономики, вопросов, касающихся отношений с другими странами, в частности с нашей страной – вашим стратегическим партнёром.

В.ПУТИН: Мы с Вами недавно виделись на «двадцатке» – это было очень коротко, буквально на ходу. Спасибо, что Вы так быстро откликнулись и смогли так быстро приехать в Россию.

Пресс-конференция по итогам российско-итальянских переговоров.

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа! Добрый день!Позвольте коротко проинформировать вас о результатах работы двух делегаций. Переговоры прошли в деловой, конструктивной атмосфере, характерной для отношений между стратегическими партнёрами, какими являются Россия и Италия.

Мы говорили и о двусторонних отношениях, и о международных делах. Что касается двусторонних отношений, то, конечно, прежде всего говорили о проблемах взаимодействия в сфере экономики, где у нас наблюдается определённый прогресс. В прошлом году товарооборот увеличился на 25 процентов и достиг 46 миллиардов долларов. Это ещё немного не догоняет докризисный уровень. В конце 2008 года у нас торговый товарооборот был примерно на 7 миллиардов больше, чем сегодня. Но темпы хорошие, и есть все основания полагать, что мы в этом году не только достигнем докризисного уровня, но и выйдем на более значимые показатели.

Отношения между Италией и Россией в сфере экономики всегда носили новаторский характер. Причём не только в новейшее время, но и в прежние времена – достаточно вспомнить опыт «Фиата» в автомобилестроении. Первый наш крупный гигант в этой сфере с иностранным участием был создан именно итальянскими партнёрами – имею в виду предприятие Волжский автомобильный завод. Сегодня на нашем рынке работает не только «Фиат», но и десятки других итальянских фирм.

Очень развита инфраструктура сотрудничества между регионами. Семнадцать российских регионов включили в программу так называемых промышленных округов.

Италия, безусловно, является лидером по сотрудничеству с регионами Российской Федерации, лидером среди европейских стран – имею в виду, что соглашения уже подписаны с 48 регионами Российской Федерации.

Традиционно важным направлением сотрудничества является энергетика, и диверсификация здесь очень серьёзная: это и нефть, и газ, и атомная энергетика, электроэнергетика и инфраструктура. В том числе и крупный общеевропейский проект, который называется «Южный поток»: по дну Черного моря, как вы знаете, мы планируем проложить трубопроводную систему для поставок газа нашим потребителям в Центральной и Южной Европе.

Мы сотрудничаем в высокотехнологичных сферах. В авиации, вы знаете, у нас совместный продукт – «Суперджет-100». Портфель заказов уже насчитывает 170 машин. В Московской области построено предприятие по сборке итальянских вертолётов «Agusta», и первые машины будут собраны уже в ноябре этого года.

У нас богатый опыт сотрудничества в гуманитарной сфере. Я сейчас не буду говорить об истории, она очень большая, не буду занимать ваше время. Но беспрецедентной инициативой в наше время стало проведение в 2011 году Года русской культуры и русского языка в Италии и Года итальянской культуры и итальянского языка в России. Всего было проведено более 500 мероприятий. Как продолжение этих инициатив начиная с сентября текущего года в Москве пройдёт серия выставок, посвящённых итальянским достижениям в области культуры, архитектуры, дизайна и новых технологий.

Мы достаточно подробно говорили об отношениях России с Евросоюзом, рассчитываем на то, что Италия, как наш надёжный и традиционный партнёр, будет оказывать содействие в преодолении тех проблем, которые остаются ещё нерешёнными в отношениях с Евросоюзом. Это и заключение нового базового соглашения, достижение безвизового режима и так далее.

Конечно, говорили и обсуждали «горячие точки» планеты, включая Сирию. Договорились о том, что осенью текущего года проведём межгосударственные консультации.

Хочу поблагодарить господина Премьер-министра и за то, что он принял наше приглашение – приехал в Россию, и за такой очень дружеский, свободный обмен мнениями, который был создан сегодня в ходе визита господина Премьер-министра в Российскую Федерацию.

Спасибо.

М.МОНТИ (как переведено): Спасибо, господин Президент.

Я очень благодарен Президенту Путину за приглашение приехать в Российскую Федерацию и особенно встретиться с ним здесь, в Сочи.

Хочу выразить полное удовлетворение по поводу тех бесед, которые я провёл сегодня во второй половине дня здесь и сегодня утром с Премьер-министром Медведевым.

Эти дни свидетельствуют о той стратегической важности, которую Италия придаёт отношениям с Россией и желанию сопровождать на политическом уровне эту сильную динамику путём конкретного двустороннего экономического сотрудничества, которое могло бы дать ещё больший импульс развитию наших отношений.

Как напомнил Президент Путин, мы обсудили ряд вопросов, касающихся по-настоящему превосходных двусторонних отношений, сложившихся между нашими двумя странами, также обсудили наиболее важные актуальные международные темы. Должен сказать, что экономика Италии и России на самом деле сильно взаимозависимы. Италия является вторым европейским поставщиком Российской Федерации, товарооборот между нашими странами в 2011 году преодолел 46 миллиардов долларов. В настоящее время в стране действует более 500 итальянских предприятий, и завязаны различные интересные узы сотрудничества. В связи с этим я хочу напомнить о важнейших соглашениях и договорах, подписанных между концернами «ENI» и «Enel» как в области сотрудничества на уровне двух стран, так и работы на месте. В частности, хочу также подчеркнуть важность работы концерна «ENI» по проекту «Южный поток». Они продолжают оставаться для нас важнейшими проектами, которые позволят диверсифицировать пути сотрудничества и пути товарообмена, существующие между нашими двумя странами в экономике и в промышленном секторе. Мы также считаем чрезвычайно важным в свете этого подписание между Европейским союзом и Российской Федерацией пакета по либерализации энергетического европейского сектора.

Говоря об авиационном секторе, я хотел бы напомнить о совместном предприятии, которое существует между итальянской компанией «Augusta Westland» и российской компанией «Вертолёты России».

Важность российско-итальянских отношений настолько велика, что она переходит за рамки просто внутриполитической жизни отдельных итальянских правительств.

Предшествующие правительства под руководством Романо Проди и Сильвио Берлускони сделали всё необходимое для оживления, внесения новых импульсов и расширения отношений между двумя нашими странами во всех областях. Такова же воля и моего правительства, которую я намерен проводить в рамках этого правительства.

Вчера вечером по инициативе посла Итальянской Республики в России мы провели встречу в посольстве с большой группой итальянских предпринимателей (именами очень важными и авторитетными), которые говорили о том, какой большой интерес предприниматели Италии проявляют к России. Сегодня утром в Москве в присутствии Премьер-министра Российской Федерации и моём присутствии было подписано значительное число важных и серьёзных контрактов между российскими и итальянскими компаниями, свидетельствующих о том духе, в котором мы работаем, а также свидетельствующих о том, что многое уже сделано, но многое нам предстоит ещё сделать в будущем.

В политической области мы договорились продолжать интенсифицировать наш диалог в любых направлениях, причём направления этого диалога должны быть самыми разнообразными: они должны касаться и культурной области, экономической и всех других.

Говоря о культурной области, мы хотим воспользоваться тем блестящим опытом, который был наработан в рамках перекрёстного 2011 года культуры и языка, итальянского и русского соответственно, чтобы нарастить это крупное мероприятие другими инициативами, подчёркивающими важность нашего сотрудничества и в этой области.

Мы также говорили о следующих межгосударственных переговорах, которые, как напомнил Президент, будут проходить в Италии в октябре.

Говоря о международном финансовом кризисе, Италия и Россия согласны с тем, что в общих интересах работать и делать всё необходимое для того, чтобы преодолеть этот кризис, поразивший Европу, отражающийся в том числе на отношениях Европы и России. Мы на эти темы говорили в том числе встречаясь с Президентом и с Премьер-министром России в рамках «большой восьмёрки», «большой двадцатки». Затрагивались эти темы, затрагивались темы того, каким образом Италия пытается преодолевать свой кризис, каким образом может сделать всё необходимое для того, чтобы кризис был преодолён также и в еврозоне. Мы намерены продолжать работать в этом направлении в свете переговоров, проводимых на самых различных трибунах, и в свете наших проведённых здесь бесед.

Мы обменялись также идеями по таким темам, как Европейский союз – Россия и НАТО – Россия. Мы продолжаем разделять видение, складывающееся на необходимости создания пространства свободного передвижения людей, идей, товаров между Европейским союзом и Российской Федерацией. Считаем, что это может внести свой важный вклад в расширение отношений между Европой и Российской Федерацией и не идёт вразрез тем процессам интеграции экономического характера, которые в настоящее время задействованы на пространстве СНГ.

Италия верит, что не существует больших препятствий для того, чтобы совместными усилиями действовать также и в рамках Союза НАТО – Россия. Вместе с Североатлантическим альянсом мы могли бы сделать всё необходимое для того, чтобы дать отпор международному терроризму, чтобы стабилизировать ситуацию в Афганистане и совместными усилиями добиваться достижения поставленных задач.

Хочу также сказать, что мы обменялись нашими идеями в отношении кризиса, который сейчас существует вокруг Сирии, обменялись нашими мнениями по этой теме. Мы воодушевили Россию работать вместе с нами для того, чтобы сделать всё необходимое, чтобы поставить конец насилию, которое существует в этой стране, для того, чтобы совместными усилиями можно было выйти на новые пути урегулирования сирийского конфликта.

В завершение хочу сказать, что для успешного проведения встреч, конечно, очень важна соответствующая подготовка, но очень важным является тот дух, в котором проводятся беседы и переговоры. И я сегодня хочу констатировать тот факт, что беседовать с Вами, проводить переговоры, обсуждать важнейшие темы было легко, было интересно, и я благодарю Вас за тот конструктивный и дружеский дух, который присутствовал в наших беседах и переговорах. Спасибо, господин Президент.

ВОПРОС: Добрый вечер! Хотел бы задать вопрос Премьер-министру Италии.

Господин Премьер-министр, Вы знаете, что сегодня спред, или отношение между доходностью, итальянских государственных облигаций и германских государственных облигаций дошёл до базовых 520 пунктов. Считаете ли Вы, что подобная ситуация, сопровождаемая также практически обвалом бирж, который мы сегодня зарегистрировали, свидетельствует о необходимости немедленного созыва Европейского совета для обсуждения тем и мер, которые могли бы приостановить подобную тенденцию? Считаете ли Вы возможными и достаточными те ресурсы, которые Европа выделила для борьбы с подобным явлением, или считаете, что необходимы дополнительные ресурсы, которые для этого дела должны направить из фондов Европейского центрального банка?

И вопрос господину Путину. Господин Путин, Вы, знаю, обсуждали с Премьер-министром ту ситуацию и кризис, который сейчас существует в еврозоне. Мне хотелось бы узнать, дали ли Вы какие-то рекомендации по поводу того, как наилучшим образом можно выйти из этого кризиса? Ещё один вопрос лично к Вам. В настоящий момент Вы бы приобрели государственные облигации стран еврозоны, в частности Италии, Испании и других стран, переживающих кризис?

М.МОНТИ: Я не считаю, что сейчас было бы целесообразным сразу созывать срочный саммит или встречу на европейском уровне. В любом случае это прерогатива Президента – созывать особые встречи, советы или же просто созывать глав государств для обсуждения подобного рода вопросов на европейском уровне. Чрезвычайные советы по разным важным темам неоднократно созывались в прошлом. Я также не считаю, что сейчас нужно созывать особые советы или саммиты на уровне Европы, потому что подобного рода чрезвычайный совет, если вы помните, был созван буквально месяц назад – 28–29 июня. В рамках этого саммита были приняты решения, которые оказались наиболее эффективными для преодоления сложившейся ситуации. Я тогда уже говорил, пользуясь, между прочим, тем, что проходили одновременно футбольные чемпионаты (воспользовался футбольными терминами), что после этой чрезвычайной европейской встречи не было ни победителей, ни побеждённых. Мы определили только одну победу, которая бы заключалась в том, чтобы продолжать развивать европейскую систему еврозоны, направленную на преодоление кризиса, путём использования наиболее стабилизационных инструментов, путём использования самой жёсткой политики, необходимой для того, чтобы преодолеть все сложности.

Вы спрашивали меня также о том, было бы целесообразным и полезным, чтобы Европейский центральный банк выделил новые фонды. Да, конечно, это было бы полезно, но не думаю, что сейчас тому есть предпосылки, которые могли бы способствовать немедленному образованию нового фонда. Также согласен с Вами, что было бы очень полезно, гораздо более полезнее, чтобы были выданы соответствующие банковские лицензии, применяемые для разрешения кризисной ситуации.

Говоря о том разрыве, или спреде, существующем между государственными итальянскими облигациями и немецкими, я могу сказать, что это не зависит от того, каким образом мы сейчас работаем над сокращением проблем с государственным бюджетом. Я думаю, это является результатом того, каким образом сейчас решения, которые были приняты на чрезвычайном европейском саммите в июне, должны приводиться в действительность. Потому что сейчас нужно принимать новые инструменты, использовать пакет мер, позволяющих преодолеть все трудности. В связи с этим поступает множество заявлений, которые дестабилизируют ситуацию, неправильно истолковывают те решения, которые были приняты в рамках этого совета.

Между прочим, разговаривая с Президентом Путиным в отношении ситуации в еврозоне, он подчеркнул, что Российская Федерация определённые квоты своего золотого запаса содержит в евро и у Российской Федерации нет намерений изменить эту квоту на другую валюту.

В.ПУТИН: Первая часть вопроса касалась возможных рекомендаций нашим гостям и Премьер-министру Италии. Хочу вам сказать, что внешне действительно экономика России сегодня выглядит достаточно неплохо и даже смотрится предпочтительнее, чем экономики многих европейских государств. Мы недавно здесь констатировали, что если кто и соблюдает Маастрихтские соглашения, то это Россия – больше чем многие европейские страны.

Господин Марио Монти известен не только в России, в Италии, но и во всей Европе как очень крупный специалист. Он не просто Председатель Совета министров Италии – он крупный специалист в области экономики, и мы все его хорошо знаем именно с этой стороны, такой человек в рекомендациях не нуждается.

Что касается реакции рынков. Рынки реагируют не только на количество денег, выделяемых для погашения кризисных явлений, но и на набор и качество мер структурного характера, на качество и количество мер, консолидирующих бюджетные показатели стран еврозоны. Чем больше будет разрыв между денежной накачкой и минимумом принимаемых структурных мер, тем больше будет спекулятивных операций. Но принимать эти структурные меры очень тяжело. Для этого нужно как минимум два обстоятельства: нужно ответственное отношение к происходящим процессам всего гражданского общества той или иной страны и полное доверие к политическому руководству страны со стороны граждан государства.

Мы действительно 40 процентов своих золотовалютных резервов держим в евро, структурно не снижаем этот уровень наших резервов. И часть этих резервов размещена в правительственных ценных бумагах европейских государств. Мы ничего не меняем, мы верим в фундаментальные возможности европейской экономики и всячески будем поддерживать усилия наших европейских партнёров по стабилизации ситуации.

ВОПРОС: Вы уже упомянули о том, что в ходе переговоров затрагивался вопрос сирийского кризиса. В этой связи интересно услышать мнение и Премьер-министра Италии, и Президента России относительно решения Совета Безопасности ООН о продлении миссии наблюдателей в Сирии: как вы считаете, этот компромисс означает, что удалось снять какие-то разногласия и появляется реальный шанс для урегулирования или это просто техническая отсрочка неизбежного военного решения этой проблемы?

Спасибо.

В.ПУТИН: Наша позиция в целом известна. Мы считаем, что первое, что нужно сделать, – прекратить насилие с обеих сторон. И правительственная сторона, и вооружённая оппозиция должны прекратить насилие, и сесть за стол переговоров, и в ходе переговоров решить то, как страна будет жить в будущем. Другими словами, мы считаем, что будущее страны должно решаться не на основе военного поражения или военной победы одной из сторон, а в ходе переговорного процесса, на основе достигнутых договорённостей и компромиссов.

Что касается достигнутой договорённости в ООН о продлении миссии ООН, считаю, что это говорит о том, что, несмотря на некоторое расхождение в определении того, что первично, а что вторично, всё-таки на площадке ООН можно найти эти компромиссы, договориться между всеми участвующими в этом процессе сторонами к всеобщему благу, а главное, на благо народа Сирии. Будем работать с нашими партнёрами и дальше.

М.МОНТИ: Мы обсуждали сирийскую тему, причём она проходила в духе большого внимания к мотивам, которые были объяснены в рамках беседы и обсуждения этой темы Президентом Путиным. Я понимаю осторожность Москвы по поводу возможного принятия Советом Безопасности ООН обращения к седьмой главе Хартии ООН, то есть возможности проведения соответствующих акций на территории этой страны. Думаю, здесь и подход к рискам должен быть сбалансирован. Я прекрасно понимаю обеспокоенность и озабоченность Российской Федерации к тому, чтобы не повторялся негативный предыдущий опыт по отношению к Сирии, который был уже виден. Но одновременно нужно принять во внимание также и тот риск, который обсуждается в рамках ООН. Риск следующий: если Организация Объединённых Наций не примет соответствующие резолюции, то ситуация может выйти из-под контроля, и тогда уже будет очень сложно заниматься даже вопросами переходного правительства или того, что будет с этой страной после ухода с политической арены этой страны Башара Асада. Мы считаем, что наиболее целесообразным вариантом было бы применение в отношении Сирии того варианта, который уже был применён в Ливане, то есть образование переходного правительства, которое включает все компоненты этого общества – повторяю, абсолютно все компоненты сирийского общества. Понятно, что принятие подобного решения, которое должно быть принято в ООН, было бы невозможно без соответствующей поддержки со стороны Российской Федерации.

ВОПРОС: Обращаясь к Президенту Путину, я хотел бы просить его сделать некоторое уточнение относительно сирийской ситуации, в чём он видит роль Асада, чтобы можно было выйти из этой ситуации?

Обратившись к Вам с этим вопросом, я сейчас обращусь к Премьер-министру Монти с другим. Обращаюсь также с такой фразой, которая вчера была произнесена Марио Монти в интервью каналу «Россия 24», что стратеги смотрят в будущее. Так вот, что Вы предвидите в будущем, трудно ли будет преодолеть сложившуюся ситуацию, обращаюсь к Вам именно как к стратегу. Есть ли возможности для её преодоления?

В.ПУТИН: Что касается действующего руководства Сирии, то оно, так же как и противоборствующая сторона, так называемая вооружённая оппозиция, должно найти в себе силы и организовать переговорный процесс, наладить его таким образом, чтобы можно было достичь взаимоприемлемых компромиссов для будущего страны.

Я хочу попробовать сформулировать нашу позицию самым простым языком. Хочу сказать, чего мы хотим и чего не хотим. Мы не хотим, чтобы ситуация развивалась по самому кровавому сценарию гражданской войны и продолжалось бы это неизвестно сколько лет, как в Афганистане. Мы хотим, чтобы наступил мир и чтобы все люди, которые проживают на этой территории в этом государстве: и те, которые представлены небольшими религиозными группами, и те, кто находится в большинстве, – все между собой договорились и нашли приемлемый для всех способ управления и участия в управлении страной, обеспечения безопасности всех этих религиозных и этнических групп на будущее.

Мы опасаемся, что если действующее руководство страны будет отстранено от власти неконституционным путём, то оппозиция и сегодняшнее руководство могут просто поменяться местами, одни станут руководством, другие – оппозицией. И гражданская война будет продолжаться неизвестно как долго.

Мы полагаем, что порядок действий должен быть следующим: прекращение огня и насилия с обеих сторон, переговоры, поиск решения, определение конституционных основ будущего общества и государства, а затем структурные изменения, а не наоборот. Наоборот – будет хаос, на наш взгляд.

М.МОНТИ: Я хотел бы пояснить господину Путину, что вопрос, который мне задал журналист, касался той фразы, которую я произнёс в рамках интервью российскому каналу «Россия 24» в преддверии моего нынешнего визита. Тогда ко мне обратились с тем, кто для меня является человеком, примеру которого я мог бы последовать. Я сказал, что наш выдающийся итальянский государственный деятель Альчиде де Гаспери сказал, что политики смотрят и обещают всё в преддверии выборов, а государственные деятели смотрят на всё и обещают сделать всё для будущих поколений.

Мне кажется, что эта фраза очень интересна. Я сейчас не буду обсуждать субъект или суть самой фразы, её форму или суть. Форму мне трудно обсуждать, поскольку я не являюсь всё-таки профессиональным политиком и также не являюсь важным стратегом, который мог бы говорить о форме или придавать другую форму этой фразе. По сути, я тоже не могу касаться этой фразы, поскольку она была произнесена великим итальянским государственным деятелем, который (я сейчас проверил в интернете) скончался 19 августа 1954 года, и поэтому суть этой фразы не могла никоим образом касаться той экономической ситуации, проблем, которые мы переживаем в настоящее время. Но мне очень нравится та идея, которая заложена в этой фразе, поэтому я часто ею пользуюсь, точно так же, как мне захотелось воспользоваться ей перед приездом сюда, чтобы пояснить, на каких основах располагается моё видение ситуации.

ВОПРОС: У меня один и тот же вопрос и к российскому Президенту, и к Премьер-министру Италии. Мы находимся на берегу Чёрного моря, и поэтому резонно спросить вас о «Южном потоке». Вы уже говорили об этом, без преувеличения, знаковом проекте. Сохраняется ли сейчас заинтересованность России и Италии в осуществлении «Южного потока»? Как, на ваш взгляд, не повлияет ли отрицательная экономическая конъюнктура в мире на перспективы этого проекта?

В.ПУТИН: Конечно, когда мы говорим об инфраструктурных проектах в области энергетики, то мы всегда имеем в виду потребности рынка. Мы знаем, что в условиях кризиса объём потребляемого продукта сокращается. Но мы также знаем, что за трудными временами всегда наступают хорошие. Об этом говорят и специалисты в области экономических кризисов – за всеми кризисами: и перепроизводства, и длинноволновыми кризисами, и так далее наступает подъём. А в среднесрочной перспективе объём потребляемого природного газа в Европе будет точно увеличиваться. Имею в виду в том числе и отказ некоторых крупных потребителей от ядерной энергетики.

Что касается этого проекта, то в целом нам уже понятно, кто и в каких объёмах будет покупать продукт, который придёт по этому «Южному потоку» по дну Чёрного моря нашим потребителям в Западной Европе. Такие проекты не начинаются без предварительной контрактной работы. Получено последнее разрешение от правительства Турции на начало строительства, оно будет начато в конце текущего года, завершено в течение двух лет. Это, безусловно, общеевропейский многосторонний проект, в котором заинтересовано подавляющее большинство наших крупных потребителей в Европе. Я уверен, этот проект будет реализован.

М.МОНТИ: Я разделяю любое слово, произнесённое по этой теме Президентом Путиным. Хотел бы добавить только одно замечание: в конце июня Совет Европы принял пакт о развитии, и крупные европейские проекты, причём проекты совместные, которые касались бы возможности передачи электроэнергетических ресурсов, транспортных проектов, – все эти проекты рассматривались как возможность дальнейшего развития. Учитывая, что мы переживаем сейчас период кризиса и развитие нам необходимо, поэтому и весь проект «Южный поток» я рассматриваю как новый рычаг, важный рычаг в шаге, необходимом Европейскому союзу, в том числе и Италии, для развития.

Спасибо.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 июля 2012 > № 607545 Владимир Путин, Марио Монти

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter