Всего новостей: 2553974, выбрано 2 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Разов Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Разов Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 января 2016 > № 1630706 Сергей Разов

Российско-итальянские отношения на фоне евроатлантической зимы

Сергей Разов. Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Италии

«Международная жизнь»: Господин посол, вы работаете в Италии с 2013 года. Каков, по вашему мнению, уровень наших двусторонних отношений?

Сергей Разов: Я приступил к исполнению обязанностей посла России в Италии в июне 2013 года, можно сказать, на пике сотрудничества между нашими странами, характеризующегося термином «стратегическое партнерство». Хотел бы привести слова Президента Российской Федерации В.В.Путина о том, что российско-итальянские отношения всегда носили привилегированный характер и в политике, и в экономике.

Действительно, в наших отношениях накоплено много полезного и ценного. Речь идет, в частности, о партнерском взаимодействии при решении международных проблем, совместных весомых достижениях в экономике, в сфере высоких технологий и космоса, о разветвленной и обширной сети культурных, научных, образовательных, гуманитарных, межрегиональных связей, контактов между гражданскими обществами двух стран. В ноябре 2013 года в Триесте состоялись восьмые по счету расширенные российско-итальянские межгосударственные консультации на высшем уровне, которые в очередной раз подтвердили курс на углубление сотрудничества во всех областях. В августе 2013 года в Риме прошла третья встреча министров иностранных дел и обороны в формате «два плюс два». В целом отлаженные и хорошо зарекомендовавшие себя механизмы взаимодействия работали успешно и продуктивно, являлись, без преувеличения, одним из наиболее удачных примеров межгосударственного сотрудничества России с западными странами.

Однако в 2014 году на фоне проводимой Западом политики санкционного давления на Россию в связи с украинским кризисом интенсивность контактов снизилась. Понятно, что это произошло не по нашей инициативе. Не удалось, в частности, провести ряд важных двусторонних мероприятий, занесенных ранее в совместный календарь. Произошло сокращение взаимной торговли. В то же время отдаю должное нашим итальянским партнерам, которые в самый критичный период «заморозки» отношений между Россией и ЕС, несмотря на окрики из Брюсселя и Вашингтона, проявляли в целом взвешенный и дальновидный подход, стремясь минимизировать ущерб наработанному десятилетиями потенциалу партнерского взаимодействия.

В 2015 году это взаимодействие не прерывалось. В основе устойчивости двусторонних связей - лишенный конъюнктурности широкий внутринациональный консенсус и в России, и в Италии относительно важности их развития, их деперсонифицированный характер. Как здесь говорят, В.В.Путин, пожалуй, единственный среди лидеров крупных держав, поддерживающий одинаково хорошие дружественные отношения с С.Берлускони и Р.Проди - бывшими премьер-министрами и политическими антагонистами в своей стране. Это действительно так. Отличаются взаимопониманием и отношения с нынешними руководителями Италии - Президентом С.Маттареллой и премьер-министром М.Ренци.

Меняются правительства, политические партии у власти, а национально-государственные интересы остаются. Абсолютно уверен, что в главном эти интересы у нас совпадают, параллельны или созвучны. Добавьте к этому сложившиеся многовековые традиции дружеских отношений и сотрудничества, общие христианские корни, ключевые цивилизационные ценности и т. д. Кроме того, наши итальянские партнеры прекрасно осознают, что без России невозможно решение ни одного крупного вопроса современной международной жизни.

На фоне бытующих кое-где разговоров о сдерживании и международной изоляции России (глупость - это, конечно, дар Божий, но злоупотреблять им не следует), отмечу интенсивный и конструктивный диалог между руководителями России и Италии, которые держат под личным контролем ключевые направления двустороннего взаимодействия. С октября 2014 года В.В.Путин и М.Ренци провели пять встреч в различных форматах, включая визит премьер-министра Италии в Москву в марте 2015 года и визит Президента России в Милан и Рим в июне. Министр иностранных дел С.В.Лавров и министр иностранных дел Италии также поддерживают регулярные контакты. П.Джентилони был в числе немногих западных гостей, которые приезжали в Москву для участия в торжествах по случаю 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, а затем и с отдельным визитом. В декабре 2015 года С.В.Лавров посетил Рим для переговоров с руководством Италии и участия в Международной конференции по Средиземноморью.

Поддерживаются контакты по линии парламентов. В сентябре 2015 года, после довольно долгого перерыва, состоялось 14-е заседание так называемой Большой российско-итальянской межпарламентской комиссии. Развивается межведомственное взаимодействие: прошли встречи министров экономического развития, руководителей правоохранительных ведомств, национальных космических агентств, служб гражданской защиты и т. д. Осуществляются обмены на региональном уровне. Одним словом, есть взаимная потребность и возможность с наименьшими потерями пройти нынешний неблагоприятный период в отношениях России со странами Запада.

«Международная жизнь»: Складывается ощущение, что Италия находится в двойственном положении: с одной стороны, обязательства соответствовать блоковой линии, определяемой Евросоюзом и США, а с другой - желание поддерживать привилегированные отношения с Москвой. Как вы оцениваете сосуществование этих двух позиций?

С.Разов: Ощущение не обманывает. Разумеется, мы понимаем, что Италия, как член Евросоюза и НАТО, связана союзническими обязательствами, узами евроатлантической солидарности, блоковой дисциплиной. Никаких иллюзий на этот счет быть не должно. Принадлежность к альянсам, конечно, ограничивает возможности участников в проведении собственной внешней политики, но не лишает их этого права. Вопрос в том, насколько каждое государство готово это право реализовывать, исходя из национальных интересов. Италия, на наш взгляд, с этой точки зрения действует достаточно взвешенно, ответственно и прагматично. Итальянское руководство неизменно высказывается за поддержание каналов диалога Запада с Россией - о наших двусторонних контактах в этом контексте уже говорилось. В НАТО, например, итальянцы выступают против поспешной интеграции Украины и Грузии в альянс, предупреждают о контрпродуктивности предложений о поставках летальных вооружений Киеву. В ЕС они сдерживают попытки отдельных стран свернуть сотрудничество с Россией и наращивать санкции. Так что внутренне противоречивое сосуществование двух обозначенных вами подходов - объективный факт.

«Международная жизнь»: Как вы думаете, Италия может внести вклад в улучшение отношений между Россией и западными странами?

С.Разов: Безусловно, может и делает это. Убежден, что без Италии средняя «температура» в есовской и натовской «палатах» была бы ближе к продолжающим болеть тяжелой формой антироссийской горячки некоторым, не буду называть поименно, государствам - участникам этих союзов.

«Международная жизнь»: Италия остается на периферии минского процесса. Может ли это обстоятельство измениться?

С.Разов: Итальянцы и не стремились в минский формат. Первоначально у них были вопросы относительно того, в каком качестве в нем участвуют Германия и Франция, но они были исчерпаны после разъяснений Берлина, Парижа и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини о том, что Германия и Франция действуют в этом формате от имени всего Евросоюза. Другое дело, что Рим, как я понимаю, задевают попытки формирования европейцами различных политических конфигураций без итальянского «угла». А таковые действительно имели место. К примеру, руководство страны достаточно жестко отреагировало на отсутствие приглашения для Италии на встречу глав МИД Франции, Германии и Великобритании в Париже в сентябре 2015 года. В Риме требовали (вполне, на мой взгляд, обоснованно) - с учетом роли в международных антитеррористических усилиях и принадлежности к Средиземноморскому региону - место за столом переговоров по Сирии. Итальянцы его получили, войдя в состав Международной группы поддержки Сирии, надо сказать, при непосредственном и активном российском содействии.

«Международная жизнь»: Итальянские предприниматели выражают недовольство введенными против России санкциями и последовавшими за ними российскими ответными мерами. Какая из сторон понесла от экономических ограничений больший ущерб?

С.Разов: Санкции - вещь обоюдоострая. Если обратиться к статистике, Италия - наш четвертый торговый партнер. В 2014 году товарооборот составил 48,5 млрд. долларов, сократившись, по сравнению с 2013 годом, на 10%. За 2015 год объемы торговли, по предварительным данным, снизились еще на треть, в том числе поставки из России - на 30%, а итальянский экспорт в нашу страну - почти на 40%. Примерно на столько же сократилось количество приезжающих в Италию российских туристов. Даже визуально заметно снижение количества российских покупателей в итальянских магазинах готовой одежды и обуви, вдвое уменьшился средний чек их покупок.

Помимо низких цен на энергоносители и снижения покупательной способности россиян на фоне девальвации рубля ситуация, понятно, отягощается и санкциями. К примеру, секторальные ограничения со стороны Евросоюза фактически привели к добровольному сокращению поставок в Россию продукции двойного назначения, отрицательно сказались на экспорте машин и оборудования в Россию. Наши известные ответные меры ударили по поставкам итальянской сельскохозяйственной и продовольственной продукции. Конкретные цифры потерь варьируются от сотен миллионов до нескольких млрд. евро. К примеру, агентство экспортного страхования «SACE» оценивает их в 3 млрд. евро, итальянское торговое агентство «ICE» - в 2,2 млрд. евро за период с января по октябрь 2015 года.

В правительственных кругах Италии, и особенно в бизнес-сообществе, преобладающей является точка зрения, что альтернативы взаимовыгодному равноправному сотрудничеству не существует, что желательно скорейшее снятие санкционных ограничений. Попутно замечу, что наша линия на импортозамещение подталкивает итальянский бизнес к поиску более углубленных форм кооперации, например, локализации производства на российской территории.

«Международная жизнь»: Когда, на ваш взгляд, могут быть отменены санкции?

С.Разов: Этот вопрос следовало бы переадресовать Вашингтону и Брюсселю. Санкции давно утратили какую-либо причинно-следственную связь с тем, что реально происходит в украинском урегулировании. Они приобрели свою «дурную инерцию», когда их автоматическое продление, как это было сделано на декабрьском заседании Евросовета в Брюсселе, проще и комфортнее, чем попытки разобраться в реальной ответственности сторон за невыполнение ряда ключевых положений Минских соглашений (к этому, кстати, призывала Италия).

«Международная жизнь»: Проект «Южный поток» окончательно снят с переговорной повестки?

С.Разов: О решении российского руководства закрыть проект «Южный поток», в реализации которого принимала участие и Италия, хорошо известно. Перспективы другого южного транзитного маршрута, получившего название «Турецкий поток», с учетом недружественных действий Анкары также осложнились. Разумеется, отсутствие южного газотранспортного коридора из России не способствует энергобезопасности стран Южной Европы и Средиземноморья. Но сложившаяся ситуация - следствие действий наших западных партнеров. В Италии внимательно анализируют все аспекты возможного дальнейшего развития событий, в частности сохранения транзита через украинскую территорию, продвижения проекта «Северный поток-2» и т. д.

В любом случае, текущая геополитическая и экономическая турбулентность лишний раз доказывает, что наиболее рентабельным и надежным источником энергоносителей для Европы остается Россия. И многие здесь эту реальность понимают. Падение мировых цен на углеводороды сбило пыл сторонников масштабной добычи и внедрения сланцевого и сжиженного природного газа. Непростая ситуация на Ближнем Востоке и в ряде стран Северной Африки свидетельствует, что инвестиции в добычу и создание транспортной и перерабатывающей инфраструктуры сопряжены здесь с немалыми рисками.

«Международная жизнь»: Итальянское общественное мнение в основном придерживается пророссийских позиций, несмотря на редакционную политику большинства местных СМИ. Чем это можно объяснить?

С.Разов: Во все времена люди были восприимчивы к манипулятивным технологиям. Слово, в особенности печатное, обладает сильнейшим воздействием на умы людей. Как замечательно сказал советский поэт В.С.Шефнер, «словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести». Сейчас, в условиях развязанной против России информационной войны, эти строки приобретают особое звучание. Редакционная политика большей части итальянских СМИ формируется в русле проатлантической пропаганды: тиражируются искаженные интерпретации событий, расставляются антироссийские акценты, подтасовываются факты («Ничто так не окрыляет фантазию, как отсутствие фактов», М.Е.Салтыков-Щедрин). Иногда, хотя и нечасто, о России пишут такое, что, как говорил один шутник, можно читать только по приговору народного суда или под общим наркозом.

Однако убежден, что обладающие критическим мышлением итальянцы в своем стремлении разобраться в происходящем опираются не на изобретенные западными политтехнологами схемы, а в основном на здравый смысл и собственные умозаключения. В этом, думаю, и есть причина обозначенного вами противоречия. Кстати, последние опросы общественного мнения в Италии показывают рост авторитета и международного веса России, а Президент В.В.Путин признан наиболее популярным среди всех зарубежных государственных деятелей.

«Международная жизнь»: Как вы можете объяснить тот факт, что выступление В.В.Путина на Генеральной Ассамблее ООН имело гораздо больший успех у публики и более высокий индекс цитирования, чем речь Б.Обамы, несмотря на то что его полную версию гораздо легче найти в СМИ?

С.Разов: Откровенно говоря, в итальянской прессе полный текст выступления Б.Обамы я не встречал. Количество цитирований, признаюсь, тоже не сравнивал, да это вряд ли и возможно. Но вы правы в том, что при всей известной привычке западных СМИ следовать в политически заданном направлении интерес к выступлению российского президента в Нью-Йорке действительно был очень высоким. Это лишний раз доказывает, что наша страна является одной из ведущих мировых держав, к голосу которой прислушиваются. А представление о том, что все в современных международных отношениях вращается исключительно вокруг политики США, устарело так же, как гипотеза Птолемея о том, что все в нашем мироздании вращается вокруг Земли.

«Международная жизнь»: Поговорим о туризме. В последние годы наблюдалось сокращение числа посещающих Италию российских туристов. Связано ли это с санкционным давлением на Россию и падением курса рубля? Или причина в набирающем обороты внутреннем туризме?

С.Разов: Относительно сокращения поездок наших граждан в Италию уже было сказано. Напомню, что в пиковом, 2013 году, число туристических посещений Италии россиянами достигло почти 1 миллиона. Вместе с тем проблемы с безопасностью в Египте и ситуация в наших отношениях с Турцией могут оказаться объективно выгодными для европейских, в том числе итальянских, туроператоров.

Что касается поездок итальянских граждан в Россию, то, помимо всех прочих соображений, девальвация рубля их значительно удешевила. Наши консульские учреждения выдали в 2015 году около 75 тыс. туристических виз, и эти цифры растут.

Недавно в Риме по линии Ростуризма начал работу офис по продвижению въездного туризма в Россию «Visit Russia», на церемонию открытия которого приезжал министр культуры России. Мы всецело поддерживаем подобные инициативы, со своей стороны проводим работу по демонстрации на Апеннинах немалого туристического потенциала России.

«Международная жизнь»: Вы долгое время работали послом России в Китае. Что из накопленного опыта пригодилось вам в работе в итальянских реалиях?

С.Разов: Помимо работы в Китае, которой отдано в общем счете 12 лет жизни, я был послом в Монголии и Польше. В каждой стране своя специфика. Там неизбежно подпадаешь под мощное влияние местных культурно-исторических особенностей. Изучаешь языки, постигаешь нюансы национального менталитета. Опыт работы в каждой стране профессионально обогащает, наделяет гибкостью, умением подходить к решению проблем нетривиально и комплексно. Что касается китайской цивилизации, то она самая древняя, а значит, и наиболее жизнеспособная и может в этом смысле многому научить. Сегодняшний Китай - ключевой фактор международной политики и глобального развития. Италия же - наследница великой Римской империи, средоточие огромного культурного наследия. А поскольку перевод на работу из Пекина в Рим был достаточно сжатым по времени, то последние десять лет работы в качестве посла я в шутку объединяю в единое географические понятие «Киталия».

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 января 2016 > № 1630706 Сергей Разов


Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2015 > № 1541900 Сергей Разов

Москва призывает Европу покончить с фобиями: «Остановите санкции, мы делаем дело» ("Quotidiano.net ", Италия)

Интервью Посла России в Италии Сергея Разова.

Quotidiano Nazionale: Россия с 30 сентября проводит в Сирии воздушную операцию. Запад утверждает, что российское военное вмешательство направлено в большей степени на поддержку Башара Асада, а не на борьбу с террористами. Как Вы можете это прокомментировать? Можно ли, на Ваш взгляд, решить сирийский кризис исключительно военным путем?

Сергей Разов: Россия поддерживает в Сирии правительство этой страны в его борьбе с ИГИЛ и другими террористическими организациями. Действия российских военных направлены прежде всего на нанесение упреждающих ударов по террористам. Если у кого-то появляются сомнения на этот счет, пусть обращаются по существующим политическим и военным каналам, а еще лучше предоставят имеющиеся у них координаты террористических объектов. Вся эта дискуссия через заявления для СМИ только вносит неразбериху, мешая запуску реального антитеррористического взаимодействия. Что касается путей урегулирования внутреннего сирийского конфликта, то решение, разумеется, может быть найдено только через политический процесс, с участием всех патриотически настроенных сил сирийского общества, включая оппозиционные, при уважительном содействии международного сообщества. Россия, как известно, активно работает в этом направлении.

— Россия согласилась на консультации с США, Саудовской Аравией и Турцией по вопросу политического урегулирования в Cирии. По-Вашему, можно ли сформировать переходное правительство без Башара Асада при соблюдении интересов всех вовлеченных в конфликт сторон?

— Будет Башар Асад в переходном правительстве или нет — решать не нам, а сирийцам. Очевидно, однако, что процесс выработки этого решения не может проходить без участия президента Сирии или его уполномоченных представителей. Речь идет о легитимной власти, обладающей к тому же реальным влиянием на ситуацию в стране. Как показала недавняя встреча в Москве Владимира Путина с Асадом, сирийское руководство готово к диалогу со здоровыми оппозиционными силами.

— Правомерно ли утверждать, что существует союз между Россией и шиитскими Ираном, Ираком и организацией «Хезболла»? Следует ли рассматривать эти союзнические отношения лишь в привязке к сирийскому кризису, или они имеют под собой более прочную основу?

— Россия в той или иной степени взаимодействуют со всеми ключевыми игроками на Ближнем Востоке — Ираном, Ираком, Саудовской Аравией, Египтом, Турцией, Иорданией и другими. Это показали и недавние телефонные контакты Президента России с лидерами Турции и Саудовской Аравии по следам визита в Москву Башара Асада, а также многосторонняя встреча глав МИД в Вене. Ключевая задача в отношении Сирии — уничтожение террористических группировок, и здесь мы готовы к сотрудничеству со всеми заинтересованными партнерами.

— С началом третьего президентского срока Владимира Путина росийская внешняя политика стала более активной. Достаточно вспомнить позицию России по сирийскому химоружию в 2013 году, которая предотвратила американские бомбардировки, войну на Украине, военную операцию в Сирии. Как Вы можете прокомментировать слова о том, что Россия представляет собой фактор нестабильности, а путинское президентство имеет все черты «империалистического правления»?

— Наша внешняя политика строится на таких постулатах, как уважение основополагающих норм международного права и Устава ООН, а также нацеленность на коллективные методы решения международных проблем. Россия всегда выступала за реальное объединение усилий мирового сообщества в поисках эффективных ответов на общие вызовы и угрозы. Заявления отдельных политиков и политологов о стремлении Москвы «плодить» нестабильность вокруг собственных границ лишены всяких оснований и политически нечистоплотны.

Что касается лозунга об «имперских амбициях», то у России нет целей возрождения империи в том или ином виде. Мы стремимся обеспечить достойную жизнь нашим гражданам и проживающим за рубежом русским людям, укрепляя взаимодействие и сотрудничество с нашими соседями.

— До полной имплементации Минских соглашений - еще далеко. Наблюдатели ОБСЕ отмечают нарушения перемирия. Как обеспечить соблюдение договоренностей всеми сторонами конфликта? Признает ли Россия частью Украины самопровозглашенные ЛНР и ДНР при наделении их широкой автономией в рамках конституционной реформы?

— Очень важно, что активная фаза противостояния на Востоке Украины сошла на нет. Это большой шаг к мирному урегулированию. Чтобы сделать этот процесс необратимым, необходимо последовательно реализовывать Минские договоренности, в том числе положения, предусматривающие проведение в диалоге с представителями Донбасса конституционной реформы и закрепление за ним особого статуса.

— В Италии для многих (как в левом, так и в правом лагере) Владимир Путин стал воплощением идеального политика, который борется с терроризмом, противостоит попыткам Запада диктовать свои законы (например, на Украине), поддерживает традиционные ценности. После отмены санкций будет ли Россия видеть в лице ЕС привилегированного партнера, а не противника, входящего в НАТО?

— Мы и сейчас не рассматриваем Евросоюз в качестве противника. Это наш естественный и важнейший партнер. Другое дело, что потенциал сотрудничества значительно превышает сегодняшнее состояние дел в наших отношениях. И дело не только в украинском кризисе. Проблемы начались еще до него, когда в подходах ЕС к России стали преобладать фобии и фантомы. Это, кстати, совпало по времени с очередной волной расширения ЕС на Восток. Примечательно, что сейчас многие в Западной Европе, в том числе в Италии, задаются вопросом — а не поспешили ли они тогда? Так или иначе, сейчас сложилась ситуация, когда Евросоюз заморозил политдиалог с Россией, ввел незаконные с точки зрения международного права экономические санкции, в ущерб собственным интересам сворачивает сотрудничество в энергетической сфере. Взаимное доверие падает. Вряд ли нам всем от этого становится лучше. Мы готовы к восстановлению отношений, но, безусловно, на базе равноправия и взаимного уважения.

— Санкции больно ударили по всем странам ЕС, в том числе негативно отразились на итальянской экономике. Как они повлияли на россиян? Вы можете согласиться, что они способствовали ужесточению российских подходов во внешней политике?

— На фоне осложнения геополитической обстановки, а также изменения цен на энергоносители, экономическая ситуация в нашей стране несколько ухудшилась. С начала этого года ВВП России снизился на 3,8% к соответствующему периоду 2014 года. Растет инфляция. Резкая девальвация национальной валюты означает, что в евро или долларах доходы населения заметно упали. Однако цены в рублях выросли не так сильно, то есть уровень жизни по паритету покупательной способности снизился, но в приемлемых границах.

Запас прочности у нас - большой, баланс национальных счетов - хороший, а долговая нагрузка - одна из самых низких для экономик такого масштаба. Правительством утвержден и реализуется антикризисный план, одним из ключевых элементов которого является курс на импортозамещение.

Что касается подходов во внешней политике, то мы против санкций и изоляции во всех ее формах, выступаем за равноправный диалог и сотрудничество. Напомню, санкции инициировали страны Запада, Россия же была вынуждена принять контрмеры. Поэтому я бы не стал говорить об ужесточении внешнеполитического курса России, скорее имеет место его адаптация к новым реалиям.

— Двадцателетнее пребывание Сильвио Берлускони у власти характеризовалось «красной нитью», особой связью между ним и Владимиром Путиным. Сохраняется ли эта связь сейчас и насколько она полезна двум политикам? Какие отношения связывают Владимира Путина с премьером Маттео Ренци, который первым из глав крупных европейских государств осуществил визит в Москву с целью подчеркнуть необходимость нормализации отношений с Россией?

— Связи между Россией и Италией опираются на многовековые традиции дружбы, взаимного уважения и симпатии и носят неконъюнктурный характер.

Конечно, добрые взаимоотношения между высшими руководителями являются важным положительным элементом, придают дополнительный импульс развитию всего комплекса сотрудничества.

Что касается Сильвио Берлускони, то его большой личный вклад в углубление российско-итальянского взаимодействия не раз отмечался президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. За годы пребывания Сильвио Берлускони на посту главы правительства Италии наши связи приобрели новое качество, вышли на уровень стратегического партнерства. Между Владимиром Путиным и Сильвио Берлускони установились добрые личные отношения. Поддерживаются они и сейчас. Совсем недавно глава российского государства и бывший премьер Италии вместе посетили Крым.

Президент Российской Федерации и Председатель Совета министров Италии Маттео Ренци, в свою очередь, наладили заинтересованный, конструктивный и плодотворный диалог. Подтверждение тому — четыре встречи в различных форматах за последние полтора года. В России высоко ценят стремление главы итальянского правительства способствовать поддержанию устойчивого двустороннего взаимодействия в различных областях, несмотря на сложившийся в настоящее время непростой международный контекст.

— После двух десятилетий сотрудничества, отношения России и НАТО вступили в полосу кризиса. Идет гонка вооружений, некоторые эксперты открыто говорят о начале новой «холодной войны». Что, по Вашему мнению, могло бы способствовать нормализации их отношений?

— Нормализации отношений с НАТО очень поспособствовал бы отказ альянса от территориальной экспансии, концентрации военной силы вблизи российских границ, агрессивной антироссийской риторики и военного планирования, при котором Россия рассматривается как противник. Россия не блокировала диалог в Совете Россия-НАТО, не окружала альянс своими военными базами, наконец, не бомбила, поправ нормы международного права, Югославию и Ливию. К сожалению, сейчас в НАТО считается хорошим тоном рассуждать о российской угрозе. Россия же ни на кого нападать не собирается. Уверен, что читатели Вашего уважаемого издания прекрасно это понимают.

— Чего Россия ожидает от Италии?

— Приведу слова президента Российской Федерации о том, что российско-итальянские отношения всегда носили привилегированный характер и в политике, и в экономике. В нашем сотрудничестве, действительно, накоплено много полезного и ценного. Речь идет, в частности, о таких сферах, как решение международных проблем, экономика, культурные, научные, образовательные, гуманитарные, межрегиональные обмены, контакты между гражданскими обществами и гражданами двух стран. Мы, безусловно, хотели бы сохранения и упрочения именно такого характера отношений. Уверен, что это отвечает интересам и итальянской стороны.

На этом непростом этапе взаимоотношений важно не пройти «точку невозврата», не допустить утраты всего позитивного, что было накоплено за десятилетия конструктивного взаимодействия. Ведь, кризисы приходят и уходят, а базовые национально-государственные интересы остаются.

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2015 > № 1541900 Сергей Разов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter