Всего новостей: 2653560, выбрано 7 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Нуркебаева Асель в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Нуркебаева Асель в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 18 января 2018 > № 2531201 Асель Нуркебаева, Булат Арстанов

Как успешно конкурировать в отельном бизнесе?

Для успеха отелю нужно иметь три простые вещи

Покупатели-клиенты приходят и уходят. Зачастую они больше не приверженцы какого-либо одного бренда, и не остаются верными этой марке на всю жизнь — теперь они стали приверженцами многих марок. Все зависит от умения отельеров доставить гостю удовольствие в соответствии с его желаниями. О том, как можно угодить клиенту, рассматривая вопрос через призму конкуренции, c «Капитал.kz» делятся Асель Нуркебаева, президент Ассоциации туристских агентств Казахстана, и Булат Арстанов, директор НИИ туризма при Казахской академии спорта и туризма.

Прямая конкуренция

Это конкуренция со стороны отелей (на сегодняшний день и для условий, к примеру, Алматы отелей всего спектра звездности) и любых других мест размещения. В первую очередь это касается ценового коридора и приблизительно равных условий проживания. Отелю всерьез надо отслеживать предложения в своей локации от съемных квартир, предложений от сервисов типа AirBnB, хостелов и т. д. Еще пару лет назад сравнивать предложения трехзвездочного отеля и квартиры из шеринговой экономики было бы по крайней мере несерьезно. Но сегодня, когда сервис AirBnB в той же Франции «отъел» от 15% до 20% доходов отельеров, отмахнуться уже не получится. Поэтому ранее относившаяся к псевдоконкуренции «борьба» между неравноценными, несоизмеримыми конкурентами находится в одном диапазоне. В такой конкурентной борьбе хороши все легальные способы, что остались: подчеркнуть индивидуальность, оригинальность отеля (например, историческая локация, выгодное месторасположение, близость к аттрактивному объекту); своеобразный, характерный только для вашей гостиницы стиль обслуживания (подчеркивание автохтонности, стремление к показу народных традиций).

Народные традиции предполагают обращение к истокам гостеприимства нашего народа и включение их в процесс оказания услуги — на нашем примере это гостиничный бизнес. Конечно, скорее всего это будет некий компромисс между стандартами обслуживания (к которым сразу начнут взывать сторонники разнообразных школ, как-то американских, западноевропейских, турецких и т. д., и те, кто рукоплещет приходу мировых гостиничных цепей) и традициями казахского народа.

Что такое стандарты обслуживания? Это ваши действия при оказании гостиничных услуг, которые отвечают основным требованиям клиента, а именно:

Информационный комфорт. В это понятие мы вкладываем ту легкость, с которой прибывший к вам клиент нашел первые сведения об отеле, осуществил предварительное бронирование, возможно, вступал в телефонные переговоры или переписку с вашим персоналом, убедился в правильности своего выбора и, наконец, добрался до отеля в незнакомом городе. Какие меры предприняли работники вашего отеля для информационного комфорта?

Психологический комфорт. От первых мгновений пребывания гостя в вашем отеле зависит очень многое. Начиная от внешнего вида входной группы гостиницы, температуры, внешнего вида швейцара или белл-боя, не говоря уже о непосредственных контактах с ресепшен. Испортить впечатление клиенту может любая мелочь, например, вид ведра с грязной водой у уборщика общественных площадей отеля, мелькнувший на мгновение вид из окна на место сбора мусора, неопрятный вид технических рабочих, которые что-то ремонтируют и т. д. Даже отсутствие улыбки у первой встреченной горничной, официанта, клерка, менеджера, водителя шаттла — так можно перечислить весь ваш персонал. Особенно впечатываются в память клиента сценки «разборок» персонала между собой, нарекания менеджера в адрес кого-либо из подчиненных и прочее из той же серии. Хотим подчеркнуть работу службы безопасности — секьюрити, охраны объекта — назовите как нравится! Вид угрюмых молодчиков с пищащими рациями с одной стороны раздражает, но с другой, наоборот, успокаивает. Дескать, видали? Какая охрана меня бережет!

Бытовой комфорт. Попадая в номер, клиент, естественно, оценивает приобретенное на время жилище. Насколько удобна кровать, какого качества постельное белье и полотенца, как выглядят санитарный узел и все, что в нем находится, есть ли горячая вода. Правда, знакомая картина? Добавьте сюда работу телевизора и телевидения, кондиционера, устойчивость и скорость интернета, работу телефонии отеля, шумопроницаемость снаружи и внутри номера, поведение соседей и, наконец, пищу, предлагаемую в вашем отеле.

Финансовый комфорт. Пребывание в отеле в течение суток уже дает представление клиенту о том, насколько справедлива или нет оплаченная им сумма за проживание. Зачастую удовлетворить этот вид комфорта удается редко. Так уж устроен клиент — и со своими деньгами он расстается с большой неохотой (отдельная тема — командированные клиенты), и всегда ему кажется, что за отель он переплатил, как бы вы ни старались ему услужить.

Комфорт воспоминаний. Уже покинув ваш отель, клиент некоторое время хранит воспоминания о нем. Если за этот период не произошли какие-то эксцессы в обслуживании, расчете при чек-ауте, то, скорее всего, в воспоминаниях будет фьюжн из всех вышеперечисленных впечатлений и стоять некая мысленная эмоциональная оценка гостинице. Определить ее по баллам, как это делает Booking.com, возможно, если есть на то добрая воля вашего клиента. Чаще же эта оценка определяется, если ваш бывший гость порекомендует отель своим знакомым — эта оценка дороже всего!

Непрямая конкуренция

Это понятие более всего связано с большими инфраструктурными изменениями в среде, окружающей отель. К примеру, строительство объездной магистрали может одним махом оставить ваш отель без клиентуры, если эта магистраль прошла мимо либо сделала неиспользуемыми дороги, которые раньше вели к вам. Другой пример из западной практики — появление скоростных железнодорожных поездов создало возможность для посещения интересующих туристических объектов в течение одного дня, то есть без ночевок в отелях.

На углубление выгод для потребителя направлены онлайн-ресурсы и социальные сети, в которых клиент может почерпнуть бездну сведений об отелях, услугах, ценах, о существующих недостатках (весьма живописны конкретные имена нерадивых горничных или вороватых официантов). Это едва ли не самый действенный способ борьбы с недобросовестным сервисом. Угроза клиента написать негативный отзыв действует на отельеров и рестораторов весьма отрезвляюще.

Конкуренция среди отелей сосредоточена в основном в самих отелях. Именно здесь появляются новые идеи, новые виды услуг и проч. При этом географически конкуренты могут быть весьма далеки друг от друга и даже находиться в разных «весовых категориях».

На другом конце конкуренции находится клиент, что само по себе придает достаточный субъективизм в оценке работы отеля и его услуг. Человек, проживший некоторое время, например, в «Ритц-Карлтон» Алматы, прибывающий в другой отель 5 звезд на бессознательном уровне будет сравнивать его с «Ритцем». Или, выбирая свою дестинацию в интернете, путешественник по прибытии ожидает полного совпадения своей мечты и реальности — но всем известно, что это случается нечасто. Более того, переезжая из страны в страну, клиент мысленно создает себе некий эталон отеля, и все, что в него не вписалось, уже вызывает у потребителя раздражение. В этом и заключается искусство отельера угодить самому широкому спектру клиентуры.

Думать, что после победы над вашим конкурентом наступят полный мир и благоденствие, также несерьезно. Таковы законы индустрии гостеприимства — пребывать в бездействии или почивать на добытых когда-то лаврах опасно. Ведь в это самое время ваши конкуренты будут думать о том, как и чем завоевать благосклонность клиента. В особенности там, где строятся новые отели, все старые начинают ремонтироваться, модернизироваться, пробуют ребрендинг или… закрываются и исчезают.

Недобросовестная конкуренция

Мы уже упоминали о недобросовестных конкурентах. Это те, кто не соблюдает общепринятые законы и мошенничает. Например, не указывает истинные цифры в налоговых отчетах, использует так называемые «серые» схемы в выплатах зарплат, повсеместно использует труд практикантов или полулегальный труд мигрантов. Это те, кто не тратит ни копейки на обеспечение безопасности в производстве, не вкладывает средства на развитие и обновление, не соблюдает санитарию и гигиену, использует контрабандные материалы и продукты питания, контрафактные товары и т. д. Довольно часто можно услышать, что в каком-то отеле принимали человека на так называемый испытательный срок. Целый месяц претендент на рабочее место изо всех сил старается делать свою работу как можно качественнее, а в итоге ему от места отказывают, да еще и за проработанный месяц не платят ни копейки — ведь срок-то испытательный… Все вышесказанное дает в итоге наглядное представление о гостиничном бизнесе.

Многие отельеры также относят к недобросовестной конкуренции онлайновые сервисы типа AirBnB, HomeАway, HomeStay, InterHome, WayToStay и другие. С точки зрения налогообложения эти обвинения являются довольно обоснованными. Отели обложены массой разных налогов, несут ответственность перед гостями за их здоровье и безопасность, обязаны предоставлять сервис, соответствующий статусу и имиджу отеля. Владельцы апартаментов, студий, обычных квартир, как правило, не платят налог с дохода, получаемого от сдачи жилья в аренду. В любом случае арендодатели не находятся в свете прожекторов налоговых органов. В большинстве случаев они не отвечают, да и не предоставляют никакого сервиса, кроме своей жилплощади.

В этом случае отельерам остается подстраиваться под пожелания клиента, суметь перебить набирающий мощь тренд шерингового жилья. Стоит задуматься о том, почему клиент направился к AirBnB, а не в гостиницу. Прибывая в другую страну с незнакомой культурой, турист горит желанием понять, как и чем живет абориген, что для него ценно, что он ест и пьет, какую музыку слушает и многое другое. Дает ли ответы на эти вопросы отель? Частично, да. А вот погружение в местную среду, возможность примерить на себя местную жизнь — это главная «фишка» AirBnB (ну и, разумеется, намного более низкая цена за проживание).

Делай как он

Интересен в межотельной конкуренции такой пункт, как подражание, копирование и бенчмаркинг. И если последний все же требует некоего осмысления успехов конкурента и возможностей применения, например, новых приемов администрирования, то слепое подражание подкупает своей простотой. Посмотрели (иногда подсмотрели) как и что делается у конкурентов, да и применили у себя! И можем в дальнейшем рассчитывать на огромный успех — ведь у нас теперь ничем не хуже, чем в (подставьте нужное из широкого списка лидеров мировых гостиничных цепей).

Вообще, творческого менеджера должна волновать и этическая сторона копирования соседей по бизнесу, как и вера в то, что это путь к успеху. На этом пути каждый отельер должен найти свой собственный путь к сердцу и кошельку клиента. Как точно выразился СЕО Marriott International Арне Соренсен, «…для успеха отелю нужно иметь три простые вещи — хороший продукт, отличный сервис и правильную цену».

Каким образом конкуренты могут наладить коммуникацию друг с другом? Если снять с повестки дня иллегитимные приемы ведения бизнеса, то отельеры вполне могут оставаться друзьями-коллегами (пример: клуб отельеров, существующий во многих крупных городах, в том числе и в Алматы), совместно принимать решения, обсуждать наболевшие темы, оставаясь при этом при своих коммерческих интересах и оставаясь джентльменами.

Асель Нуркебаева, Булат Арстанов

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 18 января 2018 > № 2531201 Асель Нуркебаева, Булат Арстанов


Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева

Чем Казахстан интересен туристам из Китая, России, Индии и Ирана?

Директор Visit Almaty Асель Нуркебаева о составлении портрета туриста и «фишках» Казахстана

Идеальное место для путешествия, отдыха — то, до которого можно добраться за четыре-пять часов самолетом. Исходя из этого, крупные потенциальные туристические рынки для Алматы и Алматинской области — это Китай, Россия, Индия и Иран, Ближний Восток, Южная Корея. По информации TripAdvisor, Казахстаном очень сильно интересуются туристы из США, Германии и Великобритании. Государство со своей стороны также заинтересовано в привлечении туристов, о чем говорится в Концепции развития туристской отрасли РК до 2020 года.

Что Алматы может предложить туристам из этих стран — прежде всего Китая, России, Индии и Ирана? Об этом корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, директор туристского информационного центра Visit Almaty.

— Асель, вы уже третий раз побывали в Иране. Чем эта страна привлекательна для казахстанской туристической отрасли?

— После снятия международных санкций Иран открылся в том числе с точки зрения туризма. У них сейчас стоят чартеры на Сочи, Санкт-Петербург, Таиланд. Много регулярных рейсов: у них есть две авиакомпании, которые дают хорошую сетку полетов практически по всему миру. В Турцию они хорошо летают. И за счет объема уже поставленного потока у них турпакет стоит дешевле. У нас, к слову, рынок неразвитый и со стороны отельеров нет понимания, что лучше не завышать цены и брать объемом. Буквально с начала этого года какие-то подвижки пошли, отельеры хотя бы с нами разговаривать начали. Раньше этого не было, они считали, что свои туристы есть, и этого хватает.

— Что еще, помимо дороговизны, отпугивает туристов?

— Отсутствие безвизового режима. И незнание, что такое Казахстан. Мы привозили трех иранских туроператоров в инфотур, они были в шоке. Тегеран очень похож на Алматы, хотя в 24 раза больше: тоже есть горы, Башня независимости очень похожа на Кок-Тобе, люди доброжелательные.

Если вопрос с визами нужно решать на государственном уровне, то проблему с осведомленностью мы как Visit Almaty — туристский информационный центр города — можем исправить.

В недавней поездке в Иран мы пригласили на презентацию 10−15 иранских туроператоров и показали им новые ролики, которые сейчас выходят на Euronews, и те, которые снимал про Алматы и область ВВС. Туроператоры были искренне удивлены увиденным, открыто говорили, что не знали, что в Алматы так красиво.

Мы сможем начать продвижение со следующего года, когда будет заложен бюджет. Хотим на центральном телевидении Ирана запустить ролики об Алматы с призывом к действию: «Приезжайте к нам», или по-английски: «Enjoy & Visit Almaty». У нас много ресторанов и кафе. Иранскому туристу именно это интересно, он в первую очередь «думает животом», ему не столь важно, где он будет жить и что будет делать. В самом Иране ведь очень вкусная кухня.

Индийцы, например, — они казахскую еду пробуют лишь один раз, и затем просят индийскую пищу. В Алматы существует пять-шесть индийских ресторанов. Если есть спрос, думаю, предпринимателям надо открывать такие рестораны.

— Разве туристы едут не за новыми впечатлениями, в том числе гастрономическими?

— Мы включаем в программу казахскую кухню. Но существует специфика. Многие туристы чисто физически не могут воспринимать нашу еду. Мы должны это учитывать. При составлении портрета туриста нужно учитывать все — даже самые мелкие детали и потребности наших гостей. Туристической отрасли необходимо адаптироваться.

— Китай также включен в перечень фокусных рынков…

— В Китай мы едем с другими предложениями, чем в Иран. Там мы продвигаем тренд — «Шелковый путь», он им очень интересен. Гости из Поднебесной интересуются природой, этникой, культурой. Некоторые запрашивают такие развлечения, как казино, это в основном привлекательно для богатых жителей центральных районов КНР, Гонконга.

Китай сейчас является рынком номер один, и было бы глупо не обращать внимания на нашего большого соседа.

Но нужно учесть, что китайцы юридически подкованы. Продали, например, им тур, они заплатили. Град, ураган, снег, дождь — если запланирована экскурсия на Шымбулак, мы обязаны повезти их туда. Если не едем, они улыбаются, а потом, вернувшись домой, подают в суд. Это специфика.

Европейские туристы, особенно индивидуальные, много не платят. Стараются экономить на всем, поэтому проживают чаще всего в хостелах.

С иранцами есть нюансы по оплате. Страна была закрытой, у них нет ни American Express, ни Master Card. Наши туроператоры боятся с ними работать. Конечно, мошенников хватает везде, но бронировать 30 номеров в гостинице, делать предоплату и не получить в итоге денег — это риск для любого предпринимателя.

— По оценкам, какой поток туристов может быть из этих четырех стран — Ирана, Китая, России, Индии?

— Из Китая нам хотя бы миллион в год. Нам много не надо. Для чего наш центр проводит исследование? Для того чтобы понять, сколько туристов можно принять одновременно на территории Алматы и агломерации. Такой статистики сейчас нет. По официальным источникам, у нас более 165 гостиниц, из них всего шесть пятизвездочных, определенное количество четырех- и трехзвездочных. Часть вообще не имеют категорию — такие вообще невозможно расценивать как место размещения. Наши ребята с фотоаппаратами и GPS-средствами ходят по городу и составляют базу того, что у нас есть.

Другая проблема — с хостелами. Во всем мире это популярное место размещения. Я поднимала с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым вопрос того, чтобы хостелы включили в закон о туризме. Сейчас они просто субъекты предпринимательства. У хостелов много проблем, прежде всего с финансированием, но мы не можем им помочь, потому что они не относятся к туристической отрасли.

— И все-таки можно хотя бы приблизительно понять, сколько туристов можно ожидать в Алматы?

— Нам сложно делать расчеты. Турция, например, смогла так поднять свою туристическую отрасль за счет определенного объема, и они могут планировать объем на следующий год. К ним сейчас из Восточной Европы хорошо едут, из Молдовы, в частности Кишинева, поставлены чартеры. Из Украины большой поток.

Мы не можем пока сказать, сколько иностранных гостей мы планируем привлечь. У Турции одна фишка — пляжный туризм. У нас их несколько. Мы планируем развивать гастрономический туризм, и мы будем выяснять, кому это интересно. Может быть, завтра потенциальным рынком станут европейские страны, где очень любят гастрономический туризм. Может быть, те же итальянцы будут приезжать на наши виноградники. У них сейчас проблемы со своими виноградниками, они могут погибнуть. Но привычка-то есть. А у нас есть производители вин, наши виноградники существуют еще с советских времен — знатоки поймут их ценность.

Китайцев, например, привлекает наш мед, они его баклажками покупают и везут домой. У них, видимо, проблемы с пасеками, наш натуральный мед им нужен для производства. Иранцы покупают технику. Те же телефоны из-за санкций у них стоят дороже. Иранцы покупают по одному-два и везут с собой. Индийцы покупают товары «все для дома», у них есть, но дорого.

У нас с 1 августа по 1 сентября проходил городской шопинг-фестиваль в 100 торговых точках. Планируем сделать под управлением туризма зимний шопинг-фестиваль. С 1 января до середины февраля в Алматы глухо — по заведениям, концертам, театральным постановкам. Хочу это изменить — сделать так, чтобы город жил, и активно. Чтобы люди к нам приезжали, покупали одежду, различные товары, ходили в рестораны. И чтобы местные компании, производители, продавцы, отельеры, рестораторы — все зарабатывали.

Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева

Как Visit Almaty будет привлекать туристов?

Асель Нуркебаева рассказала о проблемах взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли

«Индустрия туризма основывается больше на ощущениях, впечатлениях. Мы ловцы впечатлений. Мы должны улавливать настроения, тенденции, моду — чтобы предлагать это своим туристам», — Асель Нуркебаева, директор Туристского информационного центра Visit Almaty, говорит с вдохновением. У нее много идей и планов — как сделать так, чтобы в мегаполис приезжало больше гостей. Такая задача поставлена перед Visit Almaty. Центр создан пять месяцев назад при акимате города. Каким образом он будет привлекать туристов, какое исследование проводят его специалисты, в чем проблемы взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли и как это влияет на развитие туризма — об этом Асель Нуркебаева рассказала в интервью корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz».

— Асель, по вашему мнению, в чем проблема программ, которые так или иначе связаны с развитием туризма Алматы — почему они не работают?

— Все, что создавалось — программы, концепции, — создавалось без достаточного научно обоснованного подхода и обсуждения с заинтересованными сторонами. Сейчас мы проводим исследование, и оно даст реальную методологию, понимание того, что нужно реально сделать для развития туризма, в частности в Алматы. Наши выводы и предложения автоматически будут экстраполироваться на всю республику: нашу работу можно будет взять за основу для развития туризма во всех регионах.

В Программу развития города Алматы входили успешно прошедшая Универсиада и очень много мероприятий open space (на открытом воздухе). Мы делаем ставку на событийный туризм, а также на деловых туристов, которых у нас уже большое количество. В то же время к этому вопросу нужно подходить системно. Если деловые туристы к нам едут, мы должны предоставлять им качественный набор услуг — календарь событий города, сервисные услуги во время их пребывания в нашем городе по работе. Главная ставка для этой категории туристов — получение максимума набора услуг за короткий промежуток времени и доступность сопутствующих туристских услуг для визитеров.

— Какие проблемы, на ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?

— Главная проблема — виза. Сейчас для определенного количества стран сделали безвизовый режим. Но что это за страны? Папуа — Новая Гвинея. Вы представляете, что туристы из Папуа — Новой Гвинеи когда-нибудь приедут в Казахстан, в Алматы и каким будет их количество? Нужно сделать проверку списка стран и их реальной доли в «пироге туристского рынка». Для индустрии туризма безвизовый режим надо делать в первую очередь для тех стран, которые отвечают индикатору добраться «быстро и легко» до Казахстана и Алматы в том числе. Есть индикаторы, по которым мы определяем свои потенциальные рынки. Например, может быть, из какой-то страны лететь далеко, но если без визы, то можно попытаться сделать продвижение для целевой аудитории.

— Это какие страны, например?

— Например, Малайзия. Для Казахстана — безвизовый режим, лететь восемь часов прямым рейсом. А вот, к примеру, жителям Индонезии, чтобы посетить Казахстан, виза нужна и им еще нужно лететь с пересадкой — через Малайзию. Но у этого рынка есть потенциал: огромное население, достаточно платежеспособное. Я была на туристической выставке в прошлом году и увидела там большой интерес к Казахстану со стороны индонезийцев. Они любят путешествовать, им нравится наша природа, они хотят получать туристские впечатления в Казахстане, могут и готовы «импортировать туристские воспоминания» о нашей стране. В этом году в рамках ознакомительного тура мы приняли двух блогеров, очень известных в Индонезии. Программа для них была подготовлена очень интересная, с кукинг-классом (мастер-класс по приготовлению местной еды от лучших поваров) — они готовили баурсаки, куырдак, все это происходило в юрте. Их заметки об этом путешествии набрали много просмотров — по 10−20 тысяч. У нас уже есть запросы от индонезийских туркомпаний, в сентябре они хотят посетить Алматы. Эффект от такого рода мероприятий по продвижению туризма Алматы не заставляет себя долго ждать.

— Знаю, вы выступаете за введение электронных виз.

— Да, мы постоянно, в том числе на правительственном уровне, говорим о том, что нам нужны электронные визы. Это стандартная мировая практика. Азербайджан, Грузия, например, отменили для многих стран визу либо ее можно получить онлайн за один день. Виза приходит на почту — легко и просто, и это впечатляет. Поэтому Баку пока нас во многом опережает. В рейтинге TripAdvisor наш прикаспийский конкурент сейчас входит в топ новых туристских направлений (Destination on Rise), то есть активно растущих и привлекающих внимание туристов. Я не скажу, что Баку по каким-то «туристическим» критериям обгоняет Алматы. По ценам они даже проигрывают нам: очень дорогой город, у нас, в Алматы, можно получить больше впечатлений за те же деньги, по данным туристов, побывавших в обоих городах в последнее время.

Мешает закрытость игроков

— Если вернуться к вопросу исследования, что именно вы хотите просчитать?

— Многие задаются вопросом: почему туризм не развивается, все же что-то делают, вроде и турфирмы есть, и природные объекты — жемчужины — есть. Вопрос в том, что нет основы, за счет которой туризм можно развивать.

Элементарно, как у нас ведется статистика? Меня спрашивают: сколько туристов в Алматы сейчас? Я не могу ответить точно. Когда люди приезжают к нам, они заезжают по туристической визе. А это и гастарбайтеры, их туристами считать нельзя. Туристами можно считать только тех, кто ночует в месте размещения — гостинице, хостеле, квартире, которая сдана официально. Да, люди, которые приезжают к родственникам, ездят на Медео, Шымбулак, тратят деньги. Но мы не можем их посчитать — какое точное количество.

Мы пытаемся разложить по полочкам взаимодействие туриста со всеми участниками рынка. Какие услуги нужны туристу? Авиаперелет, трансферт из аэропорта, гостиница, экскурсия, посещение театра или музея, канатная дорога на Кок-Тобе или Шымбулаке и т. д.

Сейчас вклад туристической отрасли в ВРП оценивается только по койко-ночам, только по количеству ночевок в отеле. Но вы же знаете, что бывает, что компании могут не показывать всю налогооблагаемую базу. В сухом остатке мы можем иметь искаженную статистику, на основе которой могут быть приняты менее выгодные решения. А для чего она нужна, эта статистика? Для маркетинга нашей дестинации. Нас должно волновать, как с умом инвестировать средства в туризм для привлечения иностранных туристов на целевых рынках: они привезут свои денежки для нашей экономики. Сколько денег следует вложить и в какую именно рекламу, чтобы маркетинговые активности имели максимальный эффект? Если есть спрос от туристов из какой-либо страны, соответственно, часть маркетингового бюджета нужно направить именно туда и выстраивать стратегию «экспорта впечатлений» именно в этой дестинации, чтобы увеличить приток прямых иностранных инвестиций от туристов. Пусть они будут микроразмера, но если туристов будет много или их расходы будут значительны, то это будет соразмерно строительству какого-нибудь нового завода на несколько тысяч рабочих мест.

— Что взаимодействие с туристами означает на практике?

— Например, есть туристы из мусульманских стран — их в ресторан русской кухни не поведешь. А есть российские туристы — для них предусмотрены туры «Купеческая Алма-Ата» с посещением казачьих и русских ресторанов. Портрет туриста имеет большое значение.

Или, например, китайцы. Как бы они ни хотели путешествовать и как бы им ни нравилось в Казахстане, но они в большинстве своем не могут воспринимать тяжелую казахскую еду с большим количеством мяса. Мы пытаемся договориться с нашими ресторанами, кафе, чтобы они адаптировали свое меню. Более или менее это могут сделать китайские и тайские рестораны. Но вообще туроператорам сложно найти сговорчивые в этом смысле рестораны.

— А как вообще происходит взаимодействие с ресторанами?

— По TripAdvisor у нас 1697 ресторанов, их, конечно, гораздо больше, это только те, которые были оценены туристами. Мы проведи совещание с отельерами, рестораторами и столкнулись с позицией непонимания того, что они неотъемлемая часть туристического рынка.

Рестораторы и отельеры зачастую выстраивают свою стратегию реально только с ориентиром на жителей города Алматы.

Жизнь ресторана у нас коротка — год-два поработал, на его месте открылось другое заведение. Нет преемственности. С одной стороны, это связано с тем, что у населения меняются вкусы, с другой — нет постоянного потока туристов. Мы это называем глубина продаж. Если бы наши туроператоры принимали бронирование на 3−6 месяцев вперед, они бы могли выстраивать свои отношения с ресторанами на такой срок. Это хорошо для ресторанов: они знают, что такого-то числа будет группа туристов, потом — такого-то числа, заранее можно просчитать, сколько продуктов, напитков закупить, какую прибыль это принесет — можно уже на следующий год закладывать свой бюджет и планировать свое развитие.

Но пока этой выстроенной цепочки добавленной стоимости нет. Рестораны и отели оторваны от индустрии туризма. Отели считают, что они на Booking.com зашли, идет бронирование с сайта, и этого достаточно. Но ведь можно заработать гораздо больше.

То же самое — и с местами посещения. У нас много памятников, есть Медео, Шымбулак. Возьмем, к примеру, памятник Абаю. Создать вокруг него торговые точки, сувенирные лавки, организовать продажу кофе, воды, поставить биотуалеты — естественно, чтобы все было красиво, брендировано. Вот это уже мини-инфраструктура. Но мы пока не можем это сделать: мы не знаем точно, сколько туроператоров возят к памятнику Абаю группы туристов. А если бы знали, то могли бы сделать. И какая-то часть предпринимателей, которые считают, что не относятся к туризму, получали бы гарантированный доход. От туризма могут кормиться несколько десятков отраслей. Надо научиться выстраивать вот эти потоки. И главным в них, конечно, должен быть турист.

Сайт и приложение — для туристов

— Каким образом Visit Almaty продвигает Алматы как туристическую дестинацию?

— В первую очередь через сайт. Он пока в стадии доработки. Мы столкнулись с огромнейшей проблемой — невозможно получить информацию. Отправляешь запросы в музеи, например, а они спрашивают: а вам зачем? Боятся. Не понимают, что мы же их бесплатно на сайте прорекламируем, к ним же больше туристов придет, они же больше смогут заработать.

Даже туроператоры не понимают, зачем мы хотим получить от них ту или иную информацию. Мы запрашивали, например, сколько туристов с января они привезли группами. Ответ такой же: а вам зачем? Мне же нужно понимать, какая помощь требуется компании. Я буду доносить эту информацию до руководства города. Может быть, через программу субсидирования туркомпаниям помогут с оборотными средствами, чтобы они себе дополнительный автобус купили.

Во-вторых, мы будем продвигать Алматы через социальные сети и диджитал-рекламу, seo-оптимизацию, прямую направленную рассылку для профессионалов в сфере туризма.

В планах стоит медиареклама на потенциальных рынках — в Китае, Иране, России и Индии, а также Юго-Восточной Азии.

— Видела у вас на сайте интересную опцию — «Создать путешествие».

— Мы исходили из того, что турист не знает, что такое Алматы. В его голове куча стереотипов, опасений. Мы выбрали ключевые слова — «тенгри», «бешбармак», «сакское золото», «японский след» и пр. Программа подбирает предложение на рынке по этим индикаторам и выстраивает маршрут — какие места посетить и как туда добраться. Эта опция заработает к концу года.

На сайте вообще будет много интересной и полезной информации для туристов. Будем постепенно наполнять его, и эта работа не закончится никогда, мы будем постоянно отслеживать, что нужно туристам, а что нет, и дополнять новыми инструментами и опциями. До конца года переведем сайт на семь языков.

— Будет ли мобильное приложение?

— Да, сайт это только начало. Мы планируем создать приложение Almaty City Pass. Оно будет «тяжелым». Я посмотрела приложения, которые есть в других странах, проанализировала — во всех чего-то не хватает. Я решила сделать приложение таким, чтобы в нем было все — куда пойти, что поесть, что посмотреть и пр. Плюс будет система оценки качества. Турист ставит оценку — я у себя в компьютере вижу, понравилось ему или нет, например, в каком-то ресторане. Если нет, я звоню владельцу и говорю об этом. Таким образом мы будем повышать качество. Visit Almaty будет принимать в этом непосредственное участие.

Часто говорят, что туристы сталкиваются с неправомерными действиями правоохранительных органов или что-то может случиться на улице. В приложении будет кнопка SOS с определением геолокации. Информация о происшествии поступит в наш call-центр. Call-центр в пилотном режиме уже создан, работает 24/7. Мы можем дать правовую оценку случившемуся, причем у нас есть не только англоговорящие специалисты, но и специалисты со знанием немецкого и китайского языков.

Помимо этого в приложении будут путеводитель, аудиогид с возможностью выбора языка, QR-коды к достопримечательностям.

Все это есть в разных мобильных приложениях. Я хочу совместить в одном. Это большая кропотливая работа. Пока не могу сказать, сколько будет стоить его разработка, но понятно, что дорого: у нас нет разработчиков такого уровня, придется обращаться в международные компании, что, естественно, скажется на цене. Планируем в следующем году начать эту работу.

Легенды, история, культура

— Visit Almaty поручено разработать легенды города. Что это предполагает?

— Да, это наша задача, мы сейчас разрабатываем легенды. Но это не просто — создали легенду на пустом месте и начали продвигать. Например, одна из легенд — наше яблоко. Сады действительно нужно засаживать. Как в Японии: когда цветет сакура, весь мир едет смотреть на эту красоту. Яблоко пахнет — это и есть те впечатления, которые мы будем ловить, вытаскивать и использовать в маркетинговом продвижении. У меня даже есть идея сделать духи с запахом яблок, чтобы люди увозили этот аромат с собой и вспоминали Алматы.

Сакские курганы — это то, что еще может привлечь туристов. У нас столько археологических мест, можно и туристов привлекать, и внимание мировых научных центров на это обратить.

Курганы внутри города. Это же интересно! За ними никто не следит, не ведет учет. Да, они были разграблены. Но это историческое наследие. Археологи дали нам карту, где обозначены курганы, в которых были находки эпохи саков. Эти курганы можно было бы сделать местами посещения. Многие находятся буквально в огородах горожан. Это вопрос частной собственности. Но его можно решить! Можно, конечно, сделать в формате ГЧП или выкупить в государственную собственность, но это может вызвать много негатива со стороны общественности. Но можно обойти острые углы — чтобы и собственник зарабатывал, и эти объекты не были утеряны. Кто из собственников откажется, чтобы туристы платили ему за вход к кургану, который стоит у него во дворе? Вообще нужно создавать электронные карты курганов, делать маркетинг.

— Наши история, культура интересны туристам…

— Мы проводим инвентаризацию исторических, археологических объектов. Привлекли ребят из международных организаций, некоторые из них обучались за рубежом, пригласили этнографов, гидов, преподавателей из вузов, которые занимаются научной работой в сфере туризма.

У нас было три экспедиции, их участники нашли новые, «нехоженые» места, которые также могут стать местами притяжения туристов. Например, петроглифы «Архарлы» в Алматинской области. Местные жители, конечно, знают о них. Но не туристы. Рядом с плитами, на которых нанесены рисунки, находится какое-то производство — все завалено камнями. У нас как раз была встреча с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым. Мы показали видео с этими петроглифами, и он сразу дал распоряжение узнать об этом больше. Мы бы хотели, чтобы эти петроглифы взяли под охрану государства. Надеюсь, вопрос решится.

Другой пример — городище Кастек в Алматинской области. Это место упоминалось в записях о Шелковом пути, там были раскопки. Но городище частично уничтожено проложенной дорогой.

Поэтому задача нашего исследования, инвентаризации, которую мы проводим, — выявить объем рынка. Причем не просто по количеству сдаваемых номеров, а по тому, что у нас действительно есть и что мы можем продавать.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева


Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева

Как чувствует себя туристический рынок Казахстана

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов рассказала Асель Нуркебаева

На российском туристическом рынке продолжается история о возможной приостановке чартерных рейсов из Москвы в Анталью. Росавиация (Федеральное агентство воздушного транспорта) ранее рассылала телеграмму, в которой содержалось предупреждение о возможной приостановке — может появиться фактор, который повлияет на перевозки. После этого, как писал «Коммерсант», туроператоры «начали массово переходить на перевозку туристов регулярными рейсами». Доля регулярных рейсов в результате увеличилась в два раза, стоимость перелета в цене на туры выросла на 8−12%.

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов и как в целом чувствует себя туристический рынок Казахстана, деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, президент Ассоциации туристских агентств Казахстана.

— Асель, с чем туристические компании подошли к новому сезону? Как чувствует себя рынок?

— Сезон начался очень хорошо в отличие от, так сказать, кризисного прошлого года. Финансовое состояние рынка действительно дает надежду. Я могу судить об этом по стоимости путевок — она достаточно высока. Это значит, что спрос есть, цены держатся на уровне средних, отсутствует большое количество горящих путевок. Как вы знаете, горящие путевки появляются тогда, когда идет незаполнение по рейсам, авиабилетам, и туроператоры скидывают стоимость в общем на всю путевку. В этом году с февраля-марта хорошо отработали раннее бронирование, даже несмотря на то, что происходило с курсом «тенге — доллар». Рынок восстанавливается.

Могу также сказать, что и зимний сезон прошел неплохо: и чартерные рейсы в Таиланд стояли, и регулярные — в Объединенные Арабские Эмираты, Египет. Через Эмираты можно было на регулярных рейсах улететь на Мальдивы. Стояла Индия, в частности Гоа, — очень популярное направление зимой, особенно для молодежи. Но, естественно, Турция остается лидером.

— Изменилось ли количество игроков за последний год?

— По количеству игроков больших изменений не было. Естественно, с каждым днем растет количество турагентов, которые непосредственно работают с туристами. А по туроператорам изменения есть, но не глобальные. Появляются новые туроператоры, но каждый из них занимает свою нишу. А если судить по масс-маркету, то остались те же игроки.

— Как изменилось предложение по направлениям?

— Если говорить о развитии туристического рынка, естественно, новые направления рынок пытается внедрить. Самыми сильными направлениями являются Турция, Египет, сейчас чартерные рейсы стоят, если также говорить о масс-маркете. Предложения на казахстанском рынке всегда было много, и по разным странам. Сейчас активно продается экзотика, даже такие далекие направления, как Мозамбик, Занзибар. То есть на казахстанском рынке турист, даже самый искушенный, сможет найти хорошие предложения.

Нужно отметить, что казахстанские туристы выбирают то, что им удобно. У нас много семейных туристов. Для детей в любом случае лучшим вариантом остается, конечно, Турция.

— У россиян возвращается интерес к Европе, это показывает отчет Европейской туристической комиссии, эксперты это связывают с укреплением рубля. Какие «отношения» у казахстанских туристов с Европой?

— У казахстанцев, конечно, возникали опасения после взрывов. Но тенденции массового оттока туристов не было. То есть Европа всегда была интересна, потому что цена хорошая. Это показывает статистика визовых центров, в частности Испании, Италии, Франции. Эти три страны всегда были самыми популярными среди казахстанских граждан направлениями, но на них никогда и не наблюдался бешеный спрос. Поэтому мы такого оттока после взрывов не наблюдали. В день взрыва во Франции наши туристы даже и не думали сдавать билеты.

— Сказались ли проблемы России и Турции на казахстанских туристах, которые хотят выехать в Турцию?

— На наш туристический рынок российско-турецкие отношения не влияли. У казахстанских туристов не было такого, что россияне не едут и мы не поедем. Наоборот, в прошлом году вся надежда у наших турецких партнеров была на Казахстан. Но наша страна из-за количества населения не может дать такой туристический поток, какой дает Россия.

Конечно, в прошлом году для наших турецких коллег был очень трудный туристический сезон. Мы как могли, так их поддерживали. Даже когда были взрывы, произошел переворот (попытка военного переворота в 2016 году, — прим. ред.), наши чартерные рейсы останавливались, наши туристы сдавали путевки. Но по большей части они пережидали — меняли на более отдаленные даты, надеясь на то, что политическая ситуация в Турции изменится. И потом, когда настали спокойные времена, уже начали выезжать. Так что можно сказать, что мы не ориентировались на российских граждан.

— Какова сейчас ситуация с Египтом, летают ли туда казахстанские туристы?

— Безусловно, у казахстанцев есть интерес к этому направлению. Это объясняется тем, что Египет дешевле Турции, также есть all inclusive, привлекает красота Красного моря. Очень много туристов любит отдых в Египте за дайвинг. Ну и сервис тоже на неплохом уровне, мировые цепочки отелей привлекают. Поэтому чартерный рейс в Египет стоял всю зиму, планируется также сезонно ставить чартер. Египет — это второе направление, удобное для наших туристов в плане детского отдыха и all inclusive.

Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010494 Асель Нуркебаева

Туризм — это нефть, которая не закончится никогда

Асель Нуркебаева рассказала о перспективах Института туризма

Ассоциация туристских агентств Казахстана (АТАК) стала инициатором создания в стране Института туризма. Учебный центр призван вывести профессионализм его слушателей на новый уровень, что, безусловно, скажется на развитии отрасли в целом. Глава АТАК Асель Нуркебаева в беседе с корреспондентом «Капитал.kz» рассказала об актуальности вопроса качественного образования участников туристического рынка и перспективах только что созданного института.

— Асель, как появилась идея создать институт туризма?

— История создания возникла исходя из реалий положения туристического рынка. Я действительно считаю, что туристическая отрасль может стать одной из ведущих отраслей экономики современного Казахстана. Но, к сожалению, последние события, такие как экономический кризис и две волны девальвации, сделали свое дело. Мы слишком чувствительны к иностранной валюте, поэтому бизнес-процессы, происходящие в стране, привели туристическую отрасль к упадку. Мы ежедневно ведем анализ потребностей рынка как со стороны потребителя (туриста), так и поставщика (туроператоров и турагентов). Выявив болевые точки, сделали акцент на повышение профессионализма самих специалистов в отрасли туризма. Ведь, имея опыт общения с участниками рынка в странах СНГ, в частности в России и Украине, можно невооруженным взглядом увидеть отсталость в развитии как минимум на 10 лет. Многие менеджеры по туризму, да и сами собственники бизнеса, относятся к делу своей жизни как к хобби, не учитывая при этом развитие отрасли и появление новых технологий и требований туристов.

В начале декабря Ассоциация туристских агентств Казахстана приступила к реализации этого проекта — учебного центра (Института туризма), в котором будут проходить различные курсы, программы, тренинги, семинары и мастер-классы как для руководителей туристических компаний, так и для менеджеров по туризму.

— Если говорить о конкретной деятельности нового института, расскажите, как он будет работать? Насколько можно будет говорить о том, что выпускники этого института — настоящие профессионалы в своем деле?

— В январе мы запускаем серию мастер-классов в Астане, Караганде и Шымкенте. Это делается не просто так! Учитывая специфику рынка, мы ориентируемся на наличие летних чартерных программ из этих городов. Также планируем привлечь специалистов из Китая, России, Ирана для подготовки специалистов по въездному туризму, которые осветят все нюансы работы с их туристами. Мы охватим все аспекты туристской деятельности, такие как продажи, знание продукта, бухгалтерия в туризме, бизнес-консалтинг (помощь предпринимателям грамотно построить свой бизнес), также программы поддержки развития внутреннего и въездного туризма, курсы гидов-экскурсоводов, тренинги для госслужащих, (пограничников, таможенников, полицейских, таксистов и т. д.). Конечно же, важно научить бизнес правильно ориентироваться и знать отраслевое законодательство.

Целью учебного центра является повышение уровня знаний, навыков и компетенций в сфере туристского бизнеса. Наши двери всегда будут открыты, и мы будем рады приветствовать всех желающих, кто хоть как-то связан с туристической сферой! Недавно мы запустили серию мастер-классов на тему «Удвоение продаж в туристическом бизнесе», которые позволят узнать много полезного для своего бизнеса, о самом учебном центре, его программах и задать все интересующие, актуальные и наболевшие вопросы.

В качестве спикеров мы приглашаем лучших специалистов в сфере продаж, консалтинга, маркетинга, HR, экономистов, юристов, психологов, коучей и многих других. Это опытные бизнесмены, тренеры с большим практическим опытом работы в продажах как на казахстанском рынке, так и в России, Украине.

О том, что выпускники учебного центра будут настоящими профессионалами, можно не сомневаться, так как мы хотим повысить качество обслуживания в каждой турфирме Казахстана. Тем более создан закрытый клуб выпускников, в котором после прохождения курса или тренинга мы не прекращаем общение и консультирование. Также на курсах менеджеров по туризму планируется обучение специфике продукта по каждой стране и закрепляется техника продаж. В первую очередь это будет выгодно руководителям турфирм, которые за пару месяцев получат «прокачанного» менеджера себе в штат.

— А как в целом вы оцениваете уровень профессионализма участников туристского рынка? Чего им не хватает, чему нужно учиться?

— Как и в любом другом бизнесе, участникам туристского рынка не хватает, прежде всего, знаний! Проблема в том, что у многих нет понимания, как развивать и систематизировать собственный бизнес.

Вторым моментом является их личная эффективность. Многие из них знают, как, и понимают, что нужно делать, но просто не делают. Тут, помимо нехватки самих знаний, возникают еще страх (вдруг не получится?) и лень (не хочу напрягаться, мне и так комфортно).

Еще один фактор связан с низкой доходностью, но это ошибочное мнение. В условиях конкуренции турфирма сталкивается с так называемым демпингом цен на туруслуги. Многие стали путать цены с ценностями, ведь мы продаем впечатления и ощущения, а грамотно подобранный тур, профессионально обслуженный клиент, никогда не погонится за дешевым продуктом! Это касается таких услуг, как свадебное путешествие, не думаю, что кто-то будет экономить на самом главном событии в своей жизни. Наш учебный центр позволит не только получать практические знания и навыки, но и, прежде всего, усиливаться личностно — работать над собой.

— Какие яркие примеры недостаточной квалификации участников туристического рынка вы можете назвать?

— Таких примеров множество, но хочу сделать акцент на новичках — студентах профильных вузов, которые элементарно не знают школьную программу географии. Конечно, таких ребят никто не подпускает к клиентам, но хотелось бы не терять время и деньги на их обучение. В университетах студенты не понимают, зачем вообще учатся туризму. Или есть случаи, когда менеджеры, получая заработную плату, не стараются даже вникать в то, что они продают, отвечают ли продаваемые услуги требованиям и ожиданиям туристов. От этого возникают судебные иски, которые отражаются на собственнике турагентства, вплоть до банкротства.

— Асель, а насколько вообще сложно или, напротив, может быть, достаточно просто вести бизнес в туристической сфере? Какими навыками должен обладать предприниматель?

— По сути, бизнес — это несложно, если к нему относиться соответствующим образом. У многих есть убеждения, страхи, что ничего не получится, это сложно, не мое и т. д. Бизнес — это просто некая модель, где задача каждого предпринимателя превратить одни значения / цифры — в другие, вот и все. Вот в том, как на них влиять, — тут уже необходимы знания.

По поводу навыков предпринимателя — прежде всего, поймем кто такой предприниматель. Во-первых, это человек, который привык предпринимать какие-либо действия, а не просто сидеть на месте и ждать «чуда». Во-вторых, это человек, который готов брать ответственность за себя, за свои действия и за свою команду. Вот вопрос компетенции в туристском бизнесе стоит более остро, нежели в любой другой отрасли. Специфика и постоянно меняющаяся ситуация в мире не должна ни в коем случае уходить из виду. Нужно уметь постоянно держать руку на пульсе.

— Вы часто проецируете ситуацию на опыт зарубежных коллег. А какой он? И почему, как вы считаете, в нашей стране сложилась другая ситуация?

— Как я уже говорила, у наших ближайших соседей развитие и внедрение трендов в сфере туризма происходит быстрее. Так сложилось, что в Казахстане практически всегда все развивается в последнюю очередь. На несколько лет нас опережает Запад, затем российский рынок и только потом все «доходит» до нас. Соприкасаясь в бизнесе со своими коллегами, замечаю, насколько люди образованнее, грамотнее, ответственнее. Не говоря уже о технологиях. Тут есть много факторов, кто-то ссылается на ментальность, кто-то на экономику, политику и т. д. Главное — это держать руку на пульсе, быть в курсе всех последних технологий и знаний. Конечно, многие наши «пассажиры» уже не успели «сесть на многие поезда», тем не менее не нужно отчаиваться и ставить крест на своей образованности. Необходимо постоянно заниматься самообразованием, посещать различные курсы, программы, тренинги, семинары, мастер-классы — чему и способствует наш учебный центр.

— Какую помощь, поддержку, на ваш взгляд, должно оказывать государство в вопросе образования специалистов туристической сферы? Должно ли оно вообще брать на себя какую-либо ответственность за некачественное оказание услуг туручастниками в силу их непрофессионализма?

— Этот вопрос можно рассматривать с обеих сторон. Возможно, государство и должно принимать участие в развитии бизнес-образования, и не только в сфере туризма. Ответственность в принципе регулируется отраслевым законодательством, и тот, кто его не знает, не освобождается от ответственности, а тем, кто не соблюдает намеренно, — таким турфирмам не место на рынке.

Другая сторона медали — это излишнее регулирование туристической отрасли в последнее время. Это связано с несовершенством законодательства. Туристическая отрасль многогранна, и мы имеем на данный момент проблемы с развитием внутреннего и въездного туризма, для которого нужно создавать дополнения и поправки в наш отраслевой закон.

— Насколько грамотны, на ваш взгляд, действия сотрудников туркомпаний в форс-мажорных случаях, которых в минувшем сезоне и в Казахстане, и в мире было немало?

— Конечно, ситуация в этом году была нестандартная, но я хочу отметить, что рынок реагировал профессионально. Благодаря сплоченной работе всех участников рынка — авиакомпаний, туроператоров, турагентов — рынок устоял. По сравнению с банкротствами туроператоров в прошлом и позапрошлом годах ситуация была контролируема. Возникало несколько спорных моментов с не улетевшими туристами в связи с отменой рейсов в Турцию, где мы старались решить все споры мирным путем. Кстати, если вернуться к предыдущему вопросу, то здесь контроль за недобросовестными туроператорами в вопросе глубины продаж необходим, но уполномоченный орган никак не может отрегулировать данный вопрос до сих пор.

— Наблюдается ли уже интерес к новому институту со стороны слушателей? Известно ли вам, как часто сегодня казахстанцы готовы идти работать в данную сферу?

— Интерес со стороны рынка есть, мы уже провели два мастер-класса, где нас посетили более двадцати пяти слушателей. Отзывы мы выкладываем на странице ассоциации в «Фейсбуке». Нашу команду радуют лояльное отношение и интерес к самообразованию и развитию. Как выяснилось после проведенных нами мастер-классов, у участников наблюдается большая нехватка знаний, технологий и навыков, поэтому наш учебный центр всегда открыт для таких людей. Те руководители и менеджеры, которые прослушали мастер-класс, уже на шаг впереди других.

По поводу того, как часто сегодня казахстанцы готовы идти работать в данную сферу -достаточно посмотреть статистику как открывшихся и работающих компаний, так и тех, которые закрылись. Также не могу не заметить, что молодежь чаще поступает на факультеты туризма по всей стране. Правильно работающий рынок — залог стабильного роста нашей отрасли, мы постараемся сделать все возможное, чтобы наши казахстанские специалисты были лучшими в своей сфере.

— И все-таки не могу вас не спросить о прибыльности бизнеса в туризме, стоит ли игра свеч?

— Еще как стоит. По версии UNWTO (Всемирная туристическая организация — прим. ред.), туризм в развитых странах является одной из прибыльных отраслей. Правильно поставленный бизнес может приносить хороший доход, ведь туризм — это нефть, которая не закончится никогда!

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 20 декабря 2016 > № 2010494 Асель Нуркебаева


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 24 октября 2016 > № 1945030 Асель Нуркебаева

Я готова назвать имена тех, кто вымогает деньги у туристов

Какие проблемы обнажил завершившийся сезон рассказала Асель Нуркебаева

По-настоящему жарким выдался в этом году весенне-летний туристический сезон. Нестабильная политическая ситуация в ряде стран мира заставила понервничать и казахстанских туристов, и туроператоров. На этом фоне в сегменте выездного туризма случился серьезный всплеск на внутреннем рынке, что подтверждается конкретной статистикой. Но и здесь есть своя ложка дегтя. Каким было лето для участников туристического рынка и проблемы какого рода обнажил завершившийся сезон, деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, президент Ассоциации туристских агентств Казахстана.

— Асель, помнится, мы с вами встречались в преддверии начала весенне-летнего туристического сезона. Уже тогда вы были, что называется, в боевой готовности, понимая, что сезон будет нелегким. Прогноз, судя по событиям лета, сбылся…

— Но сезон случился в любом случае, хотя, бесспорно, был тяжелым. 12 октября мы официально закрыли туристический сезон, в этот день состоялся крайний рейс, и, можно сказать, все мы вздохнули с облегчением. Да, вы сами знаете, в этом сезоне очень остро стояли вопросы безопасности, как в Турции, так и в других странах мира. Даже у нас, в Казахстане, в частности в Алматы, возникли проблемы такого рода. Конечно, этот вопрос вышел на первый план при продаже туров, при осуществлении деятельности туроператорами и турагентами. Многие отказались от направления в Турцию вообще, с самого начала сезона. Другие как-то старались уезжать туда, когда более-менее все утихало. Вы знаете, многие туристы в разговорах между собой, да и в социальных сетях осуждали турагентства, мол, «вот, вам лишь бы продать, лишь бы деньги получить». Но люди должны понимать, что для нас это бизнес. Это та же работа, на которую мы должны ежедневно ходить, зарабатывать деньги для своих детей, семей. Поэтому, естественно, ситуация в мире сильно скорректировала этот сезон. Появились другие предложения. Можно сказать, мы были к этому готовы — к тому, что нужно будет предлагать другие направления. Потому что слишком много туристов негативно отнеслись к этому направлению.

— С Турцией все понятно, а что еще, какие события также повлияли на поведение рынка?

— Помните, были определенные очаги в Таиланде. Естественно, это Франция, там действительно непонятно, что произошло. Не меньше потрясла история с алматинским стрелком, когда человек вышел на улицу и начал стрелять. Никто от этого не застрахован, ни в какой точке мира. Что касается Турции, здесь ситуация была очень непростой. Так как в этой стране все было замешено на политике, то понятно, что все внимание было приковано именно к ней. Каждый, даже самый неосведомленный человек, отслеживал то, что там происходило.

— Какие тогда страны этим летом оставались «островками безопасности», куда в основном летали казахстанцы отдыхать?

— Ставили чартеры на Сочи, Батуми. Грузия вообще показывает очень хорошие результаты, у них реально развивается туризм, и наши туристы полюбили Грузию. Естественно, это европейские направления. Кыргызстан, Иссык-Куль. И вот что еще хочу сказать — на фоне событий в мире случился рост внутреннего туризма. Этой тенденции есть еще одно объяснение — прошлогодняя девальвация. Все-таки наш бизнес еще не встал с колен после ушедшего в свободное плавание тенге. Поэтому на рост числа внутренних туристов, конечно, также повлияла августовская девальвация.

— И это, кстати, подтверждают аналитические службы. По данным energyprom. kz, по внутреннему туризму в 1-м полугодии количество посетителей увеличилось на 5,8% в сравнении с прошлым годом. А по выездному — сократилось на 18%. Согласны с такими цифрами?

— Да, тенденция такая есть. Насчет снижения — однозначно, а вот по внутреннему туризму, по въездному пока еще статистики точной нет. Сейчас мы в начале пути. Мы стоим у истоков развития казахстанского въездного туризма. И уже здесь очень много «но». Тем не менее я думаю, что все мы вместе — с туристским рынком, с заинтересованными людьми, с государственными органами — сможем показать реальную статистику и реальный рост.

— Давайте поговорим о тех «но», которые сегодня препятствуют развитию внутреннего туризма, обозначим главные проблемы.

— К примеру, следующая ситуация. Сегодня все говорят о китайских туристах. Очень много туроператоров, которые и открывались для того, чтобы работать исключительно с китайскими туристами. Мы ездим за границу и видим оживление на рынке, идет даже какая-то конкуренция за туриста. И знаете, это радует. Если есть конкуренция, значит, нас стали воспринимать. Но существует следующая проблема: для китайцев ввели упрощенные ADS-визы. Однако несогласованность действий госорганов, когда МИД говорит одно, а МИР (министерство по инвестициям и развитию, — прим. ред.) говорит совсем другое, это плохо сказывается в конечном итоге на рынке.

Есть меморандум, где прописано, что групповая виза — это от пяти человек минимум и до 50 человек в одной визе, работает списочная система, все это упрощается. Один человек, представитель группы, идет в посольство Казахстана в Китае, в трех городах — в Урумчи, Пекине и Шанхае, и здесь возникает вопрос: какие документы должны сдать туристы? Этот момент упущен. Никто доподлинно не знает, какой список документов китайцы должны предоставить. И получается так, что по 10 раз они начинают возвращаться туда-сюда и доносить какие-либо бумажки. У нас было очень много встреч с китайскими партнерами. Есть недовольства. Есть даже такие разговоры: «Ребят, кому интересен ваш Казахстан в принципе, если у вас такие сложности с получением визы. Нам проще получить визу в Америку и улететь туда».

Я понимаю, что воля нашего правительства — развивать туризм, упрощать визовый режим, мы постоянно видим и слышим об этом в новостях. Я просто хотела бы, чтобы упрощали грамотно. Потому что нам, например, турфирмам, приходится на эти вопросы отвечать. Мы — продавцы, конечная точка между клиентом и туроператором. Это мы — встречающая сторона, а значит все вопросы к нам. Возникают разные случаи на границе, в аэропорту. Я всегда говорю правду и не побоюсь рассказать конкретные факты, когда у китайских и иранских туристов просто вымогали деньги. Могу предоставить и пограничникам, и КНБ всю информацию — когда это было, на каких рейсах и кто это делал. Вы знаете, туристы приезжают в нашу страну с надеждой, что они увидят что-то красивое. Так же, как и мы, когда едем за границу, мы находимся в предвкушении того, что сейчас шикарно отдохнем, все будет хорошо и никаких проблем. Иностранные коллеги, наши партнеры в той же Турции, делают все, чтобы казахстанские туристы ни о чем не думали во время отдыха, не переживали. А у нас как будто специально, с самого аэропорта начинают создавать проблемы. И тогда уже нет никакого настроения. Буквально вчера общалась с иранскими туристами. Деловые туристы, приехали в Шымкент на форум, привезли с собой брошюры для выставки. И с них за это взяли в аэропорту 300 долларов. Хотя это просто рекламная продукция, она не для продажи, а для раздачи. И очень было обидно, когда иранцы уезжали, прямым текстом нам сказали: «Спасибо, конечно, за все, но мы к вам больше не вернемся и посоветуем то же самое своим друзьям».

— Согласна с вами, обидно. Но тем не менее желание посетить Казахстан есть — это утешает. Читала такой прогноз, что в 2017 году драйверами развития въездного туризма в Казахстане станут Алматы и Северо-Казахстанская область. Что думаете? С какой целью чаще всего приезжают иностранные туристы в нашу страну?

— Вы знаете, Алматы как наиболее инфраструктурно развитый город может предложить многое туристам. И иностранным, и казахстанским. Здесь все относительно. Есть определенное деление на рынке, когда для китайских туристов, которых сейчас, как я уже сказала, очень много, для них интересны и Алматы, и Восточный Казахстан, и юг, и север. То есть мы не можем говорить, что Алматы и СКО — только эти направления будут точно развиваться. Когда мы продаем наш турпродукт, мы его формируем специально под определенного туриста. Если это россияне, то, естественно, их больше интересует отдых на озерах, на реках, в частности, в Боровом. Туда они ездят через границу на собственных машинах. Это их предпочтения. Например, туристы из Ирана любят Алматы, потому что здесь очень много торговых центров плюс классная природа, пятизвездочные хорошие гостиницы, много ресторанов. И знаете, здесь даже природа может быть не в такой мере важна, как-то, чтобы вкусно покушать, куда-то сходить, обязательно что-то купить. Поэтому нельзя сказать, что что-то будет развиваться быстрее, а что-то нет. Это все зависит от нас, от того, что мы будем предлагать и кому.

— Давайте поговорим в целом о положении отрасли. Что думаете об инициативе руководителя управления туризма и внешних связей Алматы Тимура Дуйсенгалиева, который предложил создать в Казахстане министерство по туризму. Нужно ли вам отдельное отраслевое министерство?

— Мы уже несколько лет бьемся за это. Разговоров очень много было, и хорошо, что Тимур Талашевич озвучил наши потребности. Мы сейчас находимся в министерстве по инвестициям и развитию в виде департамента. До этого были в комитете, его упразднили. То есть несколько лет подряд нас перемещали из одного ведомства в другое. Хотелось бы, чтобы уже было что-то укрупненное. Министерство туризма должно быть. Например, в Дубае есть министерство туризма и древности, связанное с культурой, в Турции — министерство культуры и туризма. Это все министерства, не департаменты. В присутствии в МИРе есть, конечно, свои плюсы. Но если бы было отдельное министерство, тогда к туризму относились бы гораздо серьезнее. Как это делается в других странах. Вы знаете, если это все-таки случится, я думаю, рост будет незамедлительным, сразу будут итоги и конкретные показатели.

— Какие тогда проблемные моменты обозначите вы, как руководитель профильной ассоциации?

— Если говорить о развитии въездного туризма, то, конечно, это визовый вопрос. Следующий пункт — помощь бизнесу со стороны правительства именно в организации туризма, в развитии инфраструктуры. Сейчас у бизнеса есть желание развиваться, вкладывать деньги в строительство тех же гостиниц, ресторанов, что-то интересное придумывать для туристов. Но если поддержки правительства не будет, бизнес устанет вкладывать деньги и у него пропадет желание. А если в виде того же министерства будет поддержка правительства напрямую, не через департамент, не в рамках другого министерства, это сразу будет ощутимо. Нам, повторюсь, нужно укрупниться, причем срочно.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 24 октября 2016 > № 1945030 Асель Нуркебаева


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 27 января 2016 > № 1626927 Асель Нуркебаева

Асель Нуркебаева: Доллар «за 380» спровоцировал массовые увольнения на туристском рынке

Смогут ли казахстанцы в этом году позволить себе отдых на зарубежных пляжах

Гаухар Ануарбек

Все хуже получается у отечественных туркомпаний удерживать натиск скачущего доллара. Участники рынка, напрямую зависящего от курса американской валюты, практически расписываются в бессилии перед последствиями кризиса. Все чаще компании вынуждены прибегать к самому печальному бизнес-сценарию – увольняют людей, и перспективы у отрасли не самые радужные. Зимний сезон еще раз продемонстрировал – казахстанцы вычеркивают такую статью расходов, как «отдых», причем даже в пределах республики. Есть ли жизнь на туристском рынке Казахстана сегодня или как минимум надежда на нее и какие страны все еще доступны карману отечественного путешественника – об этом в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказала президент Ассоциации туристских агентств Казахстана Асель Нуркебаева.

- Асель, если вы заметили, казахстанцы перестали параноидально следить за поведением американского доллара и уже, как говорится без истерик, реагируют на новые скачки валюты. Можно ли говорить, что на туристском рынке такие же успокоившиеся настроения?

- Конечно, нет. Сказать, что туристский рынок Казахстана сегодня сильно страдает - не сказать ничего. Вопрос даже не так стоит, мы не то что по-прежнему в шоке, мы просто не понимаем, как нам дальше работать. Если любой другой бизнес еще может как-то адаптироваться, то мы не понимаем, как выгодно продавать то, что стоит исключительно в долларах.

- Если в цифрах, насколько все плохо?

- На данный момент происходит «просадка» продаж на 80%, может быть, даже и больше. Потому что то, что мы планировали летом на осенне-зимний чартерный сезон, когда много чартерных программ, – это и Вьетнам, и Таиланд, и Хайнань, много направлений, которые обычно популярны среди казахстанцев, в этот раз всего этого не случилось. Сейчас казахстанцы летают на отдых только регулярными авиакомпаниями, на «Эйр Арабия», «Эйр Астана», «Флай Дубай», то есть во все направления, касающиеся ОАЭ и Юго-Восточной Азии. Ситуация, конечно, критическая. Сейчас уже можно так говорить. В нашу ассоциацию в последние две недели обращаются компании, которые хотят уменьшить свои расходы. То есть если еще вчера это был туроператор, то теперь они хотят отказаться от лицензии и остаться просто турагентством. Есть такие крупные компании, старожилы, которые работали-работали годами, у них была своя клиентская база, хорошие клиенты, которые соответственно сейчас тоже сидят без денег, и даже такие фирмы уменьшаются, сокращаются. Они урезают расходы, увольняют сотрудников. Сейчас я могу точно сказать, что на всем туристском рынке Казахстана происходит массовое сокращение персонала.

- А в новогодние праздники? Как мне показалось, немало казахстанцев смогли себе позволить встретить кризисный 2016-й за рубежом?

- Нет, вы знаете, мы как раз-таки отмечаем тенденцию к сокращению полетов на Новый год. Продажи туров на это время года начали падать еще в 2015-м. То есть уже тогда, на прошлый Новый год, далеко не каждый мог себе позволить съездить на Мальдивы или в Таиланд и отметить праздник там. Цены стали выше в два раза.

- А какая ситуация во внутреннем туризме, ведь были позитивные прогнозы относительно его развития?

- Здесь вопрос стоит системно, вопрос системной работы, системного подхода ко всему, что касается развития внутреннего туризма. Мы уже говорили о том, что сейчас спасти нас может только импортозамещение. На сегодняшний день мы, конечно, ощутимо продвинулись в этом вопросе. Много компаний в настоящее время, можно сказать, заново переучиваются продавать свой турпродукт. Подчеркну, продавать не иностранный, а свой. Я часто замечаю, что и в социальных сетях больше стало групп, посвященных Казахстану, природе Казахстана, то есть это к тому, что у нас есть маркетинг. Очень много выкладывают красивых фотографий и тут же предлагают туры. Это замечательно. То же Боровое. На Новый год, кстати, здесь были очень хорошие предложения – всего за 27 тысяч за три праздничных дня с новогодним банкетом. Это очень хорошее предложение. Я все-таки верю, что мы сможем правильно использовать то, что имеем, сможем сформировать грамотные предложения.

- Вы как-то поднимали проблему недобросовестной конкуренции со стороны киргизских туроператоров, которые демпингуют по ценам и таким образом оставляют казахстанские компании без клиентов. Как-то решился этот вопрос?

- Вы знаете, там до сих пор нет никакого решения, потому что поднимать этот вопрос нужно не на уровне турфирм и ассоциаций, а на уровне межправительственных договоренностей.

- Асель, понятно, что подорожали все направления, но все же можем ли мы назвать страны, которые остаются доступными для бюджета казахстанцев?

- Все относительно. Если курс доллара, скажем, 370-380, то соответственно 300 долларов - это уже немаленькая сумма в тенге. Если рассматривать в американской валюте, то ценовые предложения остались такими же практически. Если гостиница в Эмиратах стоит определенную сумму, из-за кризиса в Казахстане она уже никак не будет дешевле. Сейчас хорошие предложения по направлению ОАЭ. Потому что туда летают четыре авиакомпании и как-то нужно заполнять их, соответственно на билеты делают скидки и всевозможные акции, что позволяет нам предлагать более доступную по цене путевку. Гоа – тоже есть регулярный рейс, и тоже нормальные цены. Но там чаще 1-2-3-звездочные отели. Естественно, предложения мы пересчитываем ежедневно, когда получаем предложения от своих партнеров из всех стран, но выбираем из них самые приемлемые. Это, повторюсь, Объединенные Арабские Эмираты, Шри-Ланка, Индия. Что касается дальних стран – Малайзия, Мальдивы и другие – они тоже подешевели в сравнении с тем, какие тарифы были раньше, но не с таким отрывом, конечно, какой получился из-за курса доллара.

- А что касается Турции? Интересно ваше мнение в первую очередь о последствиях для казахстанского туриста российско-турецкого конфликта. Разговоры ведь разные ходили, вплоть до того, что Турция введет визовый режим для ряда стран, в том числе и для Казахстана?

- Вы знаете, мы буквально на днях встречались с турецкими партнерами, которые, естественно, обеспокоены всей этой ситуацией, но при этом они на казахстанском рынке присутствуют и, более того, хотят усилиться. То есть они собираются предложить более доступные цены, лучшие условия, какие-то дополнительные услуги, где-то со скидкой или вообще бесплатно. Другими словами, они адаптируются под реалии. На нас, на нашем рынке, российско-турецкий конфликт никак вообще не отражается. Кто ездил в Турцию, тот все равно поедет туда, несмотря ни на что. Более того, нам даже в какой-то степени выгодно то, что происходит. Турки будут снижать цены для Казахстана в предстоящем летнем сезоне. Это будет на сто процентов. Есть даже такая тенденция, когда мы разговаривали с отельщиками, они говорили, что в этом сезоне все отели, которые были ориентированы на российского клиента, теперь могут даже не открыться. То есть у них тоже грядут большие изменения. И в итоге на рынке присутствовать будут только сильные операторы. А более слабые уже сейчас подумывают о том, чтобы закрываться.

- Асель, спасибо за полезную информацию, успехов вам!

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 27 января 2016 > № 1626927 Асель Нуркебаева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter