Всего новостей: 2659905, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Пакирдинов Мухамеджан в отраслях: Армия, полициявсе
Пакирдинов Мухамеджан в отраслях: Армия, полициявсе
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 октября 2018 > № 2755436 Мухамеджан Пакирдинов

Нужна ли Казахстану антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов?

В Национальной библиотеке Республики Казахстан в Алматы состоялся круглый стол, организованный РОО «Жанару», на котором обсуждался вопрос о необходимости возрождения в Казахстане антикоррупционной экспертизы законодательства. Наш корреспондент встретился с участником этого заседания, известным юристом, заместителем председателя РОО «Жанару», вице-президентом казахстанской криминологической ассоциации, кандидатом юридических наук Мухамеджаном Пакирдиновым и попросил его высказать свою позицию по обсуждаемой проблеме.

- Какова причина избрания проблемы антикоррупционной экспертизы в качестве темы круглого стола?

- Общество и законопослушные граждане желают, чтобы законы были обьективными и совершенными, а некачественное законодательство нередко является одной из причин, способствующей коррупционным проявлениям. Об имеющихся пробелах отечественного законотворческого процесса на днях высказался председатель сената Касым-Жомарт Токаев. Он отметил, что некоторые законы страдают как внутренними противоречиями, так и отсутствием сбалансированности между собой. Это, естественно, порождает критическое отношение общества к деятельности парламента и правительства.

К примеру, председатель правления Союза независимого автобизнеса Казахстана Тимур Жаркенов на страницах СМИ открыто говорит о том, что существующие законы не позволяют работникам малого и среднего бизнеса вести торговлю автозапчастями из стран Евросоюза. В этой связи на память поневоле приходит трагическое происшествие с хищением боковых зеркал с автомашины известного спортсмена, когда пытаясь задержать грабителей, он погиб.

Уверен, что в свое время именно проведение научных антикоррупционных экспертиз в нашей стране помогло в принятии объективных законов и позволило в определенной мере просчитать все последствия их принятия. Однако четыре года назад они были отменены, без внятных объяснений, а общество на себе ощутило негативные последствия такого непродуманного шага.

Судите сами. Курс на борьбу с антикоррупционными правонарушениями остается неизменным. Основные правовые документы, направленные на противодействие коррупции во всех областях жизни государства и общества - «Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года», «Антикоррупционная стратегия Республики Казахстан на 2015 – 2025 годы», «Программа противодействия коррупции на 2015-2025 годы» партии «Нур Отан» действуют, а антикоррупционная экспертиза была отменена. Между тем, анализ работы правоохранительных органов показывает, что коррупционные преступления в нашей стране имеют тенденцию к росту, метастазами коррупции поражены практически все государственные, да и сами правоохранительные органы. Как следствие мы имеем недоверие населения ко многим инициативам власти по борьбе с коррупцией.

Государство это видит и пытается воздействовать на менталитет граждан. Например, в общественных местах часто можно встретить антикоррупционные плакаты типа «Стоп коррупции», «Нет коррупции» и тому подобные, но этого явно недостаточно. На мой взгляд, одна из причин слабой эффективности борьбы с коррупцией заключается в том, что нет должной прозрачности в процессе принятия решений властью, в том числе при принятии тех или иных законов.

- А как обстоит дело с антикоррупционной экспертизой в других странах?

- Все познается в сравнении. Например, в России федеральный закон от 17 июля 2009 года обязывает все государственные органы проводить антикоррупционную экспертизу нормативно-правовых актов с целью недопущения для правоприменителя условий для проявления коррупции. Эта процедура возложена на органы прокуратуры и юстиции. И это приносит свои плоды. Так, в 2015 году прокурорами было выявлено более 10 тысяч нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления, содержащих коррупционные факторы. В ходе антикоррупционной экспертизы принимаются меры безопасности от факторов продажности чиновников, которые проявляются в разных областях деятельности госорганов.

Исследования природы коррупции в России не скрывают того факта, что депутаты, которые участвуют в процессе законотворчества, могут подвергаться различному влиянию негативного свойства со стороны заинтересованных групп или лиц. Так, в 2002 году было доказано, что 80 членов Совета Федерации РФ из 179 лоббировали чьи-то интересы или сами являлись предпринимателями. Обращает на себя внимание, что антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов у наших соседей, а также их проектов, характеризуется профилактической направленностью.

Думается, для РОО «Жанару» определенный интерес представляет статья 5 федерального закона РФ, дающая право институтам гражданского общества и гражданам проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов.

Что касается опыта противодействия коррупции в Европе и странах Юго-Восточной Азии, то необходимо отметить, что они зиждятся на международно-правовых актах (Конвенции ООН против коррупции от 2003 года и других документах). Однако во многих европейских странах, в частности в Великобритании, Германии, Франции, скандинавских государствах положение части 3 статьи 5 Конвенции ООН 2003 года об оценке нормативных актов воспринято скорее как призыв к более глубокому проведению обычной правовой экспертизы. Вместе с тем, экспертиза проектов нормативных актов на предмет выявления в них норм, способствующих созданию условий для коррупции, проводится практически в каждом государстве-члене ЕС. Во всяком случае, она, так или иначе, осуществляется хотя бы в ходе юридической экспертизы, проводимой обычно в парламентах перед обсуждением законопроектов на пленарных заседаниях. Однако формы регламентации такого рода анализа и экспертизы в разных странах неодинаковы. Больше того, в названных странах имеются весьма квалифицированные эксперты, которые, как это ни странно, чаще дают свои заключения на законопроекты против коррупции не у себя дома, а за границей – в тех же странах Азии и Африки.

- Можно ли расценивать антикоррупционную экспертизу законов и других правовых актов как основной инструмент борьбы с коррупцией?

- Ни в коем случае. Антикоррупционная экспертиза, в основном, распространяется на правовую сторону нормативно-правовых актов. А для достижения конечной цели важно создание общесоциальной системы противодействия коррупции: в виде реальных механизмов неотвратимости ответственности всех без исключения лиц, посягающих на интересы граждан, общества и государства; условия для действенного общественного контроля, а также процедурных механизмов защиты прав человека. Основанием проведения антикоррупционной экспертизы также должен стать антикоррупционный мониторинг. Как показывает опыт других стран, проведение мониторинга коррупции уже доказало свою практическую состоятельность и необходимость. Только с помощью таких мер можно проанализировать социальные причины и выработать действенные рекомендации для антикоррупционной практики.

Хочется особо подчеркнуть, что участвовавшие в работе круглого стола глава офиса программы ОБСЕ в Казахстане Дьердь Сабо, председатель управляющего комитета Регионального хаба в сфере госслужбы Алихан Байменов, председатель Алматинского городского суда Нургазы Абдиканов и другие участники поддержали инициативу РОО «Жанару» о необходимости возрождении процедуры антикоррупционной экспертизы.

- Каково ваше личное мнение, как опытного юриста, о необходимости антикоррупционной экспертизы?

- Буду краток. Полагаю, что обязательное проведение антикоррупционной экспертизы законов и нормативных правовых актов и их проектов является одним из главных условий успешной реализации административной реформы в нашей стране и отвечает стремлению общества и желанию граждан как можно скорее искоренить это негативное явление из нашей жизни.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 октября 2018 > № 2755436 Мухамеджан Пакирдинов


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 23 декабря 2016 > № 2015656 Мухамеджан Пакирдинов

Для чего в госорганах созданы службы безопасности?

Автор: Алан Саттаров

Во многих госорганах сегодня действуют собственные службы безопасности. Зачем они нужны, каковы их цели, оправдывают ли они свое существование, как упорядочить их деятельность? Об этом мы беседуем с государственным советником юстиции 3-го класса, судьей в отставке, кандидатом юридических наук Мухамеджаном Пакирдиновым.

– Мухамеджан Ахмедияевич, когда и с какой целью были созданы эти службы?

– Службы безопасности государственных органов, именуемые в ряде случаев службами внутренней (собственной) безопасности, сегодня стали обыденным явлением. Начало их деятельности восходит к моменту обретения нашей страной независимости, так что сегодня они вправе отметить своеобразный юбилей.

С какой целью были созданы эти службы и оправдывают ли они свое предназначение? Безусловно, главной задачей каждой из них является обеспечение безопасности деятельности госоргана, ее сотрудников, выявление и предотвращение нарушений государственной дисциплины, в том числе коррупционных правонарушений. Как правило, эти службы подотчетны первым руководителям госорганов. В одних ведомствах они действуют в виде отделов и управлений, в других, прежде всего центральных, им придан статус департаментов, что, впрочем, не гарантирует эффективности их деятельности. Полезность данных служб определяется, главным образом, качеством их работы. С учетом все возрастающего количества нарушений государственной дисциплины со стороны чиновников и совершаемых ими коррупционных преступлений существование таких служб является вполне оправданным.

– Каким образом определяется эффективность работы служб безопасности?

– Она определяется количеством выявленных ими фактов нарушений государственной дисциплины и коррупционных правонарушений, а в идеале – отсутствием таковых в конкретном ведомстве. Зачастую эти службы возглавляют бывшие сотрудники правоохранительных органов. Думается, нет необходимости вдаваться в методы их работы, однако следует отметить, что общими для таких служб являются применение современных информационных технологий, начиная с пропускных пунктов и использования видеокамер; соблюдение правил внутреннего распорядка и режима работы с секретными документами; предупреждение недоз­воленных контактов с посторонними лицами на служебном месте; выявление схем, порождающих либо способных породить правонарушения. Также не секрет, что сотрудники этих служб взаимодействуют с работниками правоохранительных органов в целях получения информации о недостойном поведении госслужащих, находящихся под их контролем. В отдельных случаях подобное «сотрудничество» является формальным, то есть правоохранительные органы позволяют работникам служб подключиться к операции по задержанию коррумпированного госслужащего только на заключительной стадии и при условии, что данная информация останется конфиденциальной. Такое практикуется при задержании сотрудника правоохранительного органа, и делается это для того, чтобы показать «принципиальность» службы в борьбе с коррупцией в своем ведомстве.

– Какие проблемы и упущения имеются в деятельности служб безопасности?

– На мой взгляд, главная проблема связана с правовой стороной их работы. Дело в том, что раньше вопросами соблюдения госслужащими трудовой дисциплины, привлечения их к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных правонарушений занимались кадровые службы ведомств и предприятий. Понятие «коррупция» на законодательном уровне появилось только в 1998 году, а до этого подобного рода правонарушения охватывались формулировкой «злоупотребление служебным положением». И только после обретения страной независимости как грибы после дождя стали появляться службы безопасности – в государственных организациях, правоохранительных и судебных органах, в квазигосударственном секторе экономики, предпринимательских структурах.

Вопрос заключается в следующем. Если деятельность госоргана регулируется законами, (например, «О прокуратуре Республики Казахстан», «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и т.д.), то деятельность служб безопасности не регламентирована ни законами, ни иными нормативно-правыми актами. Отсюда и разнобой в полномочиях, а также в методах их работы.

Общеизвестно, что при оценке эффективности деятельности госорганов и нацкомпаний во главу угла ставится состояние антикоррупционной дисциплины. В частности, стало модным публиковать в СМИ рейтинги уровня коррупциогенности госорганов. Однако их достоверность часто вызывает сомнения ввиду субъективности принимаемых за основу показателей.

На сегодняшний день службы безопасности руководствуются в своей работе Конституцией республики, Трудовым кодексом, законами «О государственной службе», «О противодействии коррупции», ведомственными этическими кодексами, приказами и т.д. Между тем назрела необходимость в принятии отдельного закона о службах безопасности либо соответствующего нормативного постановления правительства. Это, безусловно, упорядочило бы их деятельность.

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 23 декабря 2016 > № 2015656 Мухамеджан Пакирдинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter