Всего новостей: 2554783, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Серикбаев Ким в отраслях: Армия, полициявсе
Серикбаев Ким в отраслях: Армия, полициявсе
Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 30 января 2014 > № 1034388 Ким Серикбаев

Уроки доблести

Полковнику Киму Серикбаеву исполнилось 80 лет

Адольф АРЦИШЕВСКИЙ

Он как натянутая тетива тугого лука. Сгусток энергии, концентрация мысли. Полная сосредоточенность на теме разговора. Предельное внимание к собеседнику или к аудитории, что для него равновелико. Ким Серикбаевич умеет вызвать мгновенный и всепоглощающий интерес к тому, о чем говорит.

Вообще-то ему нездоровилось. Простыл после поездки в Щучинск, где 22 января в Национальном университете обороны проходила международная научная конференция. Ее тема была определена несколько общо – “Актуальные проблемы военного образования и военной науки”. Но все было конкретно и волнующе именно для него, поскольку конференция эта была посвящена 80-летию заслуженного деятеля РК, действительного члена Академии военных наук, доктора военных наук, профессора, полковника в отставке Кима Серикбаевича Серикбаева.

Его температурило, и по-хорошему встречу со мной и нашим фотокором надо было бы отменить, но это не в его правилах, тем более что о встрече договорились еще дней десять назад, до его отъезда в Щучинск.

А встретились мы в Медеуском районном совете ветеранов, который возглавляет Ким Серикбаевич. Он поеживался от озноба, и было очевидно, что это преамбула к разговору, который состоится несколькими днями позже.

- Вот мои книги – “Доброму делу долгая жизнь” и “Обретенной независимости – надежную защиту”, – Ким Серикбаевич вручил мне два объемистых тома, сам вид которых внушал уважение. – Они о самых дорогих мне людях – о Кунаеве, о Бауыржане Момыш-улы, о друзьях-товарищах, о том, как создавалась первая военная доктрина независимого Казахстана.

Он вручил мне еще одну книгу- “Армейский характер”, изданную, как теперь кажется, в далеком 1978 году, в ней первым стоит очерк Кима Серикбаевича “Сыновний долг”, который во многом автобиографичен, что крайне важно, потому сам он убежден: ему не с руки – ну, не скромно! – рассказывать о самом себе, пусть лучше другие расскажут о нем. А поскольку 80-летие грянуло совсем недавно, очерки о юбиляре появились в “Егемен Казакстан”, в “Вечерке” и в “Литере”, там юбиляр волей-неволей тоже рассказал кое-что о себе. Плюс ко всему – два диска. На одном как бы фоторассказ о юбиляре и записи его любимых песен, на другом – видеоролик, все три с половиной часа той самой юбилейной конференции в Нацио­нальном университете обороны, где его чествовали.

- Изучите все это, возникнут вопросы – я постараюсь на них ответить, – сказал он как бы на прощание. Собственно, на этом встреча могла бы и закончиться. Но еще при входе в кабинет председателя Совета ветеранов мы имели неосторожность задержаться у столика, где был развернут своеобразный мини-музей, или, если хотите, – иконостас, посвященный кумиру юбиляра, нашему легендарному полководцу Бауыржану Момыш-улы. Какое-то время мы не могли оторвать восторженных глаз от фотографий и прочих свидетельств жизни полководца, и этот наш восторг был как целительная пилюля от простуды для юбиляра. Но самое главное – меня сопровождала наш фотокор Саша, выпускница операторского факультета Киноакадемии, а за ней неотступно следовал ее оруженосец Денис, тоже студент. И, приглашая их присесть, хозяин кабинета несколько церемонно пожал им руки, попросил назвать свои имена и вкратце все же изложил события последних дней, поинтересовавшись, включен ли у меня диктофон. Диктофон был включен, и на нем запечатлена весьма любопытная информация. О том, что чествование юбиляра в акимате длилось полтора часа, что на него пришли представители всех воинских гарнизонов Алматы и учебных заведений, что в заключение этого торжества аким вручил юбиляру ключи от машины, потому что “я здесь уже семь лет занимаюсь работой с ветеранами”. Что вопреки своему почтенному возрасту Ким Серикбаевич не оставляет преподавательскую работу, раз в три месяца он выезжает в Щучинск на 10 дней, читает в Национальном университете обороны курс лекций “Тактика и оперативное искусство”, то есть искусство ведения боевых действий. Проводит семинары, полевые занятия, принимает экзамены…

- Это помогает мне держаться в форме. Работают там в основном мои ученики, полковники, генералы. Три года я преподавал в Высшем командном училище имени Конева, что на 70-м разъезде. По СНГ (Россия, Белоруссия, Украина) порядка пятидесяти генералов – мои ученики, в Казахстане их около двадцати. Все они прислали мне свои поздравления. Военное училище я окончил в Уфе, причем окончил с отличием. Нас было 206 выпускников, из них 23 человека – кандидаты в члены партии и один коммунист, это был я. Рекомендацию мне давал наш преподаватель по фамилии Доценко, фронтовик, он в 32 года стал полковником. Это сейчас о партии говорят невесть что, а для меня партия…

И тут Ким Серикбаевич как опытный оратор делает паузу и задает молодежи вопрос, вовлекая ее в разговор:

- Вы фильм “Коммунист” смотрели? Обязательно посмотрите. Там главную роль играет Евгений Урбанский, и как играет! Ребята вашего возраста шли в разведку и говорили: если я не вернусь, считайте меня коммунистом. А то, что партийная верхушка предала великую державу, это другой вопрос. Я как истинный казах и патриот горжусь тем, что мы обрели независимость, но обрести ее можно было бы без тех катастрофических потрясений, которые мы пережили… Доценко сказал мне тогда: “Ким, пока ты молодой, испытай себя, иди на самый трудный участок”. И я выбрал местом службы Чукотку. Поселок Дальний, бухта Провидения.

И вновь – обращение к молодежи:

- Географию знаете хорошо? Где у нас Чукотка?

И он как бы распахивает на стене воображаемую карту. Саша и Денис пытаются сориентитроваться в условной системе координат, чтобы определить месторасположение Чукотки:

- Нет-нет, здесь Мурманск, Чукотка много восточнее…

Вообще-то обычно мой фотокор в таких случаях проводит фотосессию за пять-десять минут, а потом, помахав мне рукой, исчезает по своим неотложным делам. А тут прошли уже четверть часа, 20 минут, 25, но, судя по всему, уходить они не торопятся. Они сидят за моей спиной, но я даже дыхания их не слышу, они растворились в рассказе полковника, они ловят, как откровение, каждое его слово. Он, сам того не осознавая, проводит блистательный мастер-класс многоопытного педагога. Изредка он вспоминает о недомогании, но как бы отмахивается от него и вновь обращается к молодежи:

- Какое у нас было главное событие в 1943 году? Оборона Москвы? Э-э, нет, вы ошибаетесь – она была в декабре 1941 года. Вы слышали такое название – Прохоровка? А Курская дуга?..

Молодежь затаив дыхание смотрит на него, жадно ловит вопросы, отчаянно плавает, пытаясь найти на них ответы. Иногда он осекается на полуслове, одолевая приступ кашля.

- Давайте здесь прер­вем беседу, – спешу я ему на помощь.

- Минутку, я должен закончить мысль, – не соглашается он со мной, – иначе будет нарушена система. Так вот, три года я служил на Чукотке. Помните песню “Увезу тебя я в тундру”? Год за два, зима длится десять месяцев. Потом были Украина, Белоруссия, Москва.

Понимая, что эту форс-мажорную ситуацию не переломить, я осторожно задаю вопрос:

- Кто были ваши родители?

- Отец был заведующим молочно-товарной фермой, малограмотный, умел расписываться, даже по-арабски. Мама – доярка. Это Малороссийский район (сейчас Хромтауский) Актюбинской области. Родился я в поселке Коптогай. У меня был брат-близнец, на пять минут старше меня. Откуда у меня такое странное имя – Ким? Вы слышали про комсомол? Так вот вначале он имел другое имя – Коммунистический интернационал молодежи, то есть КИМ. А брата назвали Владимир, потому что мы с ним родились через десять лет после смерти Ленина. Но брат прожил всего полтора года, так что я живу в согласии с той песней – “за себя и за того парня”. Мама родила 14 детей, но к 1941 году нас осталось трое – старшая сестра Акзипа, 1924 года рождения, вторая Мария (Муташ), она родилась в 1927 году, и я появился на свет в 1934-м. Сейчас нас осталось двое. Акзипа по примеру Паши Ангелиной села за штурвал трактора, во время войны стала танкисткой и погибла под Майкопом.

- Самые памятные события вашей жизни?

- 14 марта 1974 года я защитил кандидатскую диссертацию в Военной академии имени Фрунзе, это кузница военных кадров всего Советского Союза. Из 26 человек, окончивших тогда адъюнктуру (аспирантуру то есть), я был первый и единственный казах. Правда, до меня здесь был Бауыржан Момыш-улы. Говорю об этом с чувством национальной гордости, а чувство это сопровождает меня всю жизнь. Кстати, на Чукотке в дивизии я тоже тогда был один-единственный казах. Я убежден, что чувство национальной гордости должно быть присуще каждому человеку, но при этом я размежевываюсь с нацио­нализмом. К сожалению, у нас сегодня есть национал-шовинисты, которые, восхваляя одну нацию, наносят чуть ли не оскорбление нации другой. И мы, как это ни прискорбно, заражены этим… И разве могу я забыть, как после защиты кандидатской ко мне подошел Герой Советского Союза, генерал армии Радзиевский Алексей Иванович, боевой генерал, командир танковой бригады, коренастый крепыш, взял меня за плечи и сказал:

- В этом зале защищали диссертации представители многих народов. Но сегодня здесь впервые блестяще защитился представитель героического казахского народа.

А мне лично он сказал:

- Занимайся дальше наукой.

Я выполнил его завет. 17 декабря 2005 года меня избрали членом-корреспондентом Академии военных наук. Сейчас я получил информацию, что в канун своего юбилея я избран российскими учеными действительным членом.

С обретением независимости я занимал высокую должность заведующего вновь созданным отделом обороны аппарата президента и правительства РК. Этот отдел отвечал за разработку правовых документов, необходимых для становления казахстанской армии. Была создана первая военная доктрина независимого Казахстана, а это четыре закона. И прежде всего стержневой закон об обороне и во­оруженных силах. Возглавлял рабочую группу и потом два дня, 21 и 22 декабря 1992-го, защищал эти законы в Верховном Совете. До меня по содержанию доктрины выступил министр обороны Сагадат Нурмагамбетов, но его выступление длилось 20-25 минут, и к нему вопросов не было. Моя ситуация была чуть сложнее… Но основы принятой тогда военной доктрины работают и сегодня. Есть там неизменяемая часть, и есть часть, которая с годами по мере приобретения нового оружия, новой техники меняется. Казахстан ни одну страну в мире не считает противником, не имеет никаких имущественных претензий и создает армию для обеспечения собственной безопасности. Исходя из своего немалого опыта, я и пытаюсь сегодня дать базовые знания молодому поколению.

…Вопреки его недомоганию, вопреки моим попыткам “закруглиться”, он, поощряемый жадным вниманием молодежи, вел со мной беседу около часа. Он не мог не рассказать о своем подростковом сиротстве. Родители рано ушли из жизни: отец умер, когда Киму было 13 лет, а через год умерла мама. Дальше были детдом, школа-интернат, юридический институт, которым руководил в те годы молодой еще Салык Зиманов. Помощи ниоткуда. Ночами Ким с друзьями мыли трамваи, Кима одолела тогда жестокая простуда, последствия которой, очевидно, дают о себе знать по сей день. Он проучился год в юридическом, но детская мечта стать военным взяла верх. И как ни уговаривал его Салык Зиманов продолжить учебу, несостоявшийся юрист, покинув институтские стены, уехал в Уфу и поступил в стрелково-пулеметное училище.

- А откуда в вас эта мечта стать военным?

- В первый класс я пошел в 1941-м. А год спустя в нашей школе появился физрук Тимур. Вообще-то его звали Темир, тут само имя говорит за себя. Он пришел с фронта, после тяжелого ранения, без ноги. Ему еще не было тридцати. Мы, мальчишки, смотрели на него с восторгом. А он каждое утро бросал громкий клич: “Выходи на физнарядку!” Да-да, именно так: на физнарядку… Фронтовик, человек воинского долга, был с детства для меня самой значимой фигурой.

Ким Серикбаевич не уклоняется от неудобных вопросов, он сам произносит их вслух.

- Звание полковника я получил 21 февраля 1977 года. Меня могут спросить: почему я так и остался полковником? Прецеденты подобного рода были и до меня, причем достаточно красноречивые. И тут я думаю о Бауыржане Момыш-улы, человеке противоречивом, но прямом, правду-матку он резал в глаза, а это нравится не всем…

Дальнейшее, так сказать, без комментариев.

С Бауыржаном они дружили не только по службе, но и по жизни. “Ким,- сказал он ему однажды, – я займусь практикой, ты – теорией”. Такие слова дорогого стоят.

Втиснуть биографию этого человека в газетный очерк невозможно. То, что он, как бы пристреливаясь, наговорил в течение часа на диктофон, – лишь верхушка айсберга, безмерно огромного, как и тот океан жизни, который этот айсберг бороздит вот уже 80 лет.

Все дело еще и в том, что колодец его памяти казался бездонным, опыт бытия – неохватным. И неистощимым было желание делиться сокровенным, что поможет людям делать жизнь осмысленнее и светлее.

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 30 января 2014 > № 1034388 Ким Серикбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter