Всего новостей: 2661877, выбрано 9 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 февраля 2018 > № 2488047 Юрий Сигов

Большая игра в приставку

Кто перед кем заигрывает - в этом еще предстоит разобраться

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Состоявшийся в начале января масштабный визит президента Казахстана Н. Назарбаева в США вызвал много весьма пространных и довольно сильно разнившихся по оценкам комментариев. Причем на одно и то же совершенно по-разному в плане значимости визита смотрели не только российские и американские СМИ, но и те же китайцы с европейцами. Причин тому несколько, но главная из них - что такое в нынешние времена "политическая многовекторность", неведомо, похоже, вообще никому. Ни тем, кто ее активно проводит, ни тем, кто пытается ее каким-то образом "раскусить".

Неудивительно поэтому, что визит казахстанского президента в Вашингтон называли то "прорывным" в двусторонних отношениях, то "поездкой просителя к большому мировому хозяину". Одновременно в одних СМИ перечислялись разного рода соглашения и суммы контрактов, которые подписывали обе стороны. А в других тут же внимание концентрировалось на арестованных в американских банках миллиардных счетах, которые не просто принадлежали правительству Казахстана, но к которым по идее вообще никто посторонний не имел права прикасаться.

Мне же хотелось обратить внимание на совсем иные аспекты этого визита. А именно, посмотреть на то, куда дальше пойдет в своем внешнеполитическом лавировании Казахстан, будет ли ему на этом пути так уж "по пути" с Америкой. И как на подобный даже не обычный рабочий визит, а "очевидный реверанс" в сторону США могут (если вообще могут) прореагировать что Россия, что Китай (все остальные вряд ли вообще имеют какое-то влияние на позицию казахского руководства по основным внешнеполитическим сюжетам).

Для Америки один и тот же человек может быть временно диктатором, демократом и "эффективным руководителем". В зависимости от международной обстановки и настроения хозяина Белого дома

Начну оценку визита казахстанского президента в Вашингтон все-таки с Америки и ее позиции в том, что касается не только конкретно Казахстана, но и всего так называемого постсоветского пространства. А позиция эта не имеет никакого отношения к личности того, кто на данный момент сидит в Белом доме. Как и не зависит от того, кто, по большому счету, возглавляет нынче любое из постсоветских государств (за исключением, естественно, России - но это отдельный разговор и отдельное "внесистемное измерение").

Так вот, ее суть - это максимальное содействие любой бывшей советской территории в том, чтобы она вновь советской (то бишь под российской юрисдикцией) ни при каких условиях не стала. Для этого будут использоваться все имеющиеся в руках США рычаги и инструменты - от финансовых и экономических до военных и санкционно-политических. Что это такое, на практике Казахстан и лично президент страны уже испытывали на себе в середине 90-х годов прошлого века и в начале нынешнего столетия. Испытывает это же Казахстан и сейчас, но несколько в ином формате и с другими "вводными" с американской стороны.

В том, что касается Казахстана, у Соединенных Штатов логика поведения предельно проста. Астана на официальном уровне желает с Америкой дружить (как, в чем конкретно и с какими последствиями - так они у всех других стран в отношениях с Соединенными Штатами практически идентичны, так что ни в чем казахстанская сторона здесь не выигрывает, но и потерь особых не несет). Раз так, то в Вашингтоне этому будут и дальше всячески способствовать, с той лишь разницей, что упор при нынешнем обитателе Белого дома делается (по крайней мере, внешне) на экономику и крупные контракты. Но чисто политической подоплеки подобный расклад вовсе не меняет.

При этом вот на что хотелось бы обратить внимание. Очень сильно раздута (особенно в СМИ стран Центральной Азии и России) якобы важность этого региона для интересов Соединенных Штатов. На самом же деле в экономическом измерении это - просто мелочовка для Америки. Никаких крупных проектов Соединенные Штаты там не ведут, инвестируют только в то, что можно тут же вывезти или взять под полный контроль. Как и финансово, по-серьезному влезать в регион США отнюдь не планируют.

Другой вопрос - важность большой политики и такой тонкой материи, как образование, культура, подготовка кадров и военное сотрудничество. Здесь Соединенные Штаты делают то, что они активно реализуют практически по всему миру. Потому как чем больше будет тот же Казахстан привязан к американскому обучению (не важно какому- от начального до высшего и всяким переподготовкам кадров), тем больше шансов на то, что получившие в американских центрах знания жители Казахстана будут и думать, и соответствующим образом себя вести именно в американских, а не китайских или российских интересах.

Так вот, именно эти стороны двустороннего сотрудничества (а вовсе не покупка подвижного состава для железных дорог или "Боингов" для казахстанских авиалиний) - куда серьезнее и весомее заявка именно на социальный крен в американскую сторону. И соглашения в области изучения английского языка или стажировок казахстанских военных в американских и натовских подразделениях - куда более внушительное подтверждение того, куда Казахстан по крайней мере на обозримую перспективу намерен двигаться.

Показательно, что во время визита президента Казахстана в Вашингтон отдельные американские журналисты пытались напомнить (не понятно только кому - лично Д. Трампу или "обеспокоенной американской общественности", которая о самом существовании республики с таким названием вообще-то и слухом не слыхивала), что в Астане правит "диктатор", "нарушитель прав человека" и прочие дежурные обвинения, раздающиеся в адрес практически любого "не американского" и "не западного" руководителя. Но что важно в этом плане: американская администрация все эти покрикивания пропустила мимо ушей. Словно давая понять: мы сами разберемся, с кем вести переговоры и как величать прибывшего в нашу столицу главу другого государства.

Если же учесть, что за последние 20 лет в Соединенных Штатах восприятие Казахстана и его руководства поменялось на моей памяти раз пять-шесть (от одной крайности в другую), то здесь, скорее, вина не Казахстана и его президента, а того курса, который проводили в отношении республики сменяющиеся в Белом доме американские администрации. Которым ничего не стоит за день "случайно позабыть" самые жесткие обвинения в адрес той или иной страны, если "вдруг" им покажется, что с ней и ее первым лицом выгодно будет иметь дело.

И еще. В Соединенных Штатах очень ценят любую постсоветскую республику, которая наглядно и прилюдно желает развернуться в сторону именно этой страны и фактически в "укор" прежде всего России (Китай этими территориями до недавних пор не владел, поэтому, что там думают в Пекине по поводу данных визитов, в Вашингтоне особо никого не колышет). Здесь с удовлетворением принимают президентов и премьеров бывших советских республик, особенно если они хвалят Америку, ею восхищаются и готовы с ней дружить всеми доступными средствами. А у Казахстана есть чем и как дружить с Вашингтоном. Потому-то президент Казахстана свой "американский ход" и сделал. Что же за этим последует?

Лавировать и дальше с выгодой исключительно для себя. А остальные пусть ломают голову над тем, что бы это все значило

Теперь о том, зачем подобный визит был нужен Казахстану и его руководителю, и насколько именно Америка в состоянии сыграть важную роль в многовекторной комбинации, разыгрываемой Астаной уже не первый год. Теоретически причина ехать в Америку, да еще в начале года, да еще при той совершенно чудовищно -оголтелой антипрезидентской кампании, которая продолжается против Д. Трампа, только одна. А именно - подать четкий и недвусмысленный сигнал, прежде всего России и Китаю, что на них свет клином не сошелся. А во всей Центральной Азии пусть Америка приоритетно ориентируется именно на Казахстан. А на остальных - это уже как получится.

Понятно и то, что были как минимум три "рабочих" причины, которые заставили казахстанского президента в несамую комфортную погоду для Вашингтона (здесь впервые за 30 лет в начале года морозы доходили до -15 градусов, что для Астаны - шутки детские, но жители американской столицы натурально мерзли, да еще на сильном северном ветру) все-таки сюда направиться.

Это и замороженные казахстанские государственные деньги в американском банке под совершенно надуманным предлогом, и совсем даже не для того, чтобы чем-то "раскулачить" именно казахстанские власти. Это и месячное председательство Казахстана в Совбезе ООН (должность эта переходит по ротации, но в плане международного престижа и большой нью-йоркской трибуны все-таки для Астаны - дело явно немаленькое - да и напомнить миру о Нобелевских планах по ядерному разоружению президент Казахстана также справедливо посчитал уместным). Это и "подыгрыш" большому бизнесмену, который по совместительству нынче является еще и президентом США в его стремлении заключать разные сделки с заграницей, чтобы вроде как Америке было хорошо и финансово выгодно.

И все же, на мой взгляд, для Казахстана подобные моменты - чисто рабочие, рутинные и больше предназначенные для каких-то медийных выкладок, чтобы убедить всех вокруг в чем-то важном и прорывном. На самом деле существенно совсем даже другое. Казахстан продемонстрировал, что в его дальнейшем внешнеполитическом многовекторном поведении курс именно на укрепление отношений с США и единым Западом в целом (а Америка ведь живет не сама по себе: она фактически с 1945 года является генеральным уполномоченным представителем этого самого коллективного Запада) будет главным. Вне зависимости от того, что по этому поводу скажут или решат "остальные игроки".

"Предал Россию", "показал кукиш Китаю" или все-таки определился с дальнейшим вектором развития своей собственной страны?

А сейчас о том, что подумали по поводу этого большого визита в Америку казахстанского президента ближайшие соседи-гиганты, подпирающие Казахстан, словно начинку многослойного бутерброда - Россия и Китай. Начну с России, потому как ее политика в отношении Казахстана не только не имеет никаких дальнейших перспектив на некое "стратегическое партнерство", но и все дальше будет объективно уводить Казахстан совсем в другую сторону.

Почему? Прежде всего, по чисто внутренним причинам российской политики, которую очень внимательно и хорошо имеют возможность наблюдать не только рядовые граждане Казахстана, но и ключевые руководители республики. А здесь вывод напрашивается сам по себе. Если каким-то образом Казахстану "интегрироваться" с Россией и дальше, то в итоге получится в любом случае некий современный вариант "Казахской ССР". То есть еще одного региона в подчинении России на уровне пусть и большого, но все же регионального начальника.

Но ведь подобное "светлое интеграционное будущее" нынче не устроит ни при каких раскладах не только руководство Казахстана, но и ни одной другой постсоветской республики. А соответственно, баланс на уровне сохранения экономических связей в Евразийском союзе, ШОС, СНГ, ОДКБ и всем остальном, что ровным счетом ни к чему Казахстан принципиально не обязывает, будет сохраняться и дальше. Вот только чаша весов в этом случае в сторону именно "западного вектора" в политике Астаны будет неизменно склоняться все существеннее. И по-другому никак не получится.

Многие российские СМИ назвали визит казахстанского президента в Вашингтон чуть ли не "предательством" и "разворотом в сторону Америки". Тут,наверное, вообще нет смысла что-то комментировать, потому как насчет "предательства" начинать надо с российских властей, разваливших СССР (как раз таки нынешний президент Казахстана больше других этому самому развалу в свое время препятствовал). А далее уже каждое постсоветское государство пошло своей дорогой. Так что кому куда сподручнее, тот туда и направился, и жаловаться здесь бесполезно.

Что касается позиции Китая, то в Пекине держат прочно в своих руках казахстанскую экономику (особенно ее нефтяной сектор). Плюс у Китая в отличие от России есть для Казахстана куда более весомая "морковка", чем присутствие в Совбезе ООН на ротационной основе. Это проект "Шелкового пути", где как крупнейший транзитный участник Казахстан может получить от Китая огромные инвестиции, развивать свою транспортную сеть и укреплять тем самым ту самую многовекторность в отношениях, частью которой и является одна из ее частей - американская.

При этом никакого страха, нервного расстройства или возмущения китайская сторона по поводу тех контрактов, которые Казахстан подписал с США, не испытывает. Потому как знает, что Америка - очень от Казахстана далеко. А Китай - очень от Казахстана даже рядом. И финансово-экономические возможности у Пекина в Казахстане на три порядка помощнее, чем американские. Против Китая Соединенные Штаты никаких санкций не вводят, а американский президент сам навязывается в друзья китайскому товарищу Си. Так что Пекин спокоен насчет казахстанско-американской дружбы - она ему совсем даже не угрожает.

Важно еще и то, что с Китаем и Казахстану, и США, в принципе, выгодно сотрудничать. Досужие рассуждения о том, что Америка якобы попытается сорвать осуществление китайского проекта "Шелкового пути" через Евразию в Европу именно благодаря расширению своего взаимодействия с Казахстаном, не имеют под собой никакой конкретики. Америке бы свои проблемы внутри страны сейчас решить. А уж в своем "ближнем дворе" Китай как-нибудь сам разберется, и укрепление отношений Астаны и Вашингтона ну никак тому не помеха.

Что же касается всего региона Центральной Азии (а во время визита в Вашингтон Н. Назарбаев пару раз вроде как высказывался за него целиком, а не только за свою республику), то ей от укрепления отношений Казахстана и США вырисовываются все те же плюсы. Все центральноазиатские государства в той или иной мере многовекторны. Всем им хочется, чтобы в Америке их хотя бы периодически "замечали", поддерживали формат "пять плюс один" для встреч министров иностранных дел и столь понравившийся бывшему начальнику Госдепартамента Дж. Керри. Поэтому для них, по большому счету, любое присутствие США в регионе - это все тот же противовес интересам России и Китая. А на борьбе между собой "больших и влиятельных" можно, как показывает практика международных отношений, неплохо "порыбачить".

Кто-то из особо язвительно-настроенных критиков по отношению к внешней политике Казахстана назвал республику своего рода "большой приставкой" к российско-китайскому альянсу. Думается, что тут имеет место явное недопонимание всей той комбинации, которую разыгрывает нынешнее казахстанское руководство. Как раз-таки статусом "приставки" Астана в международных делах явно и давно уже не удовлетворится. А вот поиграть в "большую политику" с розыгрышем сразу нескольких козырных карт (а мистер Трамп - одна из них) - так почему бы и нет?

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 февраля 2018 > № 2488047 Юрий Сигов


Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов

Как пробить «слуховой тоннель» в Россию?

На примере Армении - только через Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что одной из главных причин постепенного "отчаливания" бывших советских республик от России является отнюдь не их какая-то антироссийская настроенность. И вовсе не переход на латиницу с кириллицы или вступление в различные организации, где России либо вовсе нет, либо ее влияние там почти нулевое. Главная здесь причина - это полный провал самой российской внешней политики по отношению к постсоветским странам. И особенно ярко он проявляется на примере так называемых "самых близких союзников" Москвы.

Если с Украиной, Грузией, Молдовой и тем же Узбекистаном все вроде бы понятно, то такие страны, как Армения, к примеру, числятся в списке все еще надежных российских союзников. Но, как оказалось, числились. Причина тому- недавнее подписание Ереваном соглашения об углублении сотрудничества в рамках программы "Восточного партнерства", и укрепление связей с Евросоюзом вплоть до открытия своего рынка для европейских товаров, а также возможной отмены Шенгенских виз для армянских граждан.

Разумеется, подобный демарш "верных и надежных союзников" из Еревана был тут же очень критически воспринят в Москве. А поскольку аналогичную политику сближения с Европой и сохранения некоего подобия союзничества с Россией проводят фактически все страны Центральной Азии (и Казахстан, наверное, больше, чем его региональные соседи), вопрос этот - отнюдь не прихоть обычных двусторонних связей. А процессы куда более существенные, глубинные, и фактически необратимые.

Что может предложить Армении Россия? Защиту от Турции и Азербайджана. А что предлагает Еревану Брюссель?

Надо сказать прежде всего о том, что недовольство политикой России на территории бывшего советского пространства по моим личным наблюдениям- повсеместное, стойкое и только усиливающееся с каждым днем. Здесь и обвинения России в сохранении неких имперских пережитков восприятия независимых республик как части своей "временно отколовшейся территории". Это и полное отвращение, которое испытывают во всех республиках от программ ток-шоу (а точнее -пустопорожней пропагандистской болтовни) на российских телеканалах, поскольку они по-прежнему регулярно транслируются во многих постсоветских странах, включая Казахстан.

Это, наконец, ощущение полного непонимания российскими властями того факта, что вот уже более четверти века "бывшие" союзные республики живут будущим, причем совсем даже отличным от московских планов и интересов. Что-то в этих независимых курсах не очень получается, что-то напротив - идет явно вперед. Но главное то, что к России и желаниям ее руководства все это не имеет никакого отношения. И пока это будет по-прежнему восприниматься в Москве как некий "подрыв союзничества и взаимовыгодного партнерства" с Россией, до тех пор ситуация будет в этих отношениях только обостряться.

И здесь, на мой взгляд, как раз пример маленькой Армении (по последним данным, там проживает меньше двух миллионов человек, хотя после распада СССР было более трех миллионов) в этом плане более чем символичен. Именно резкий поворот Еревана в сторону Брюсселя за последний месяц четко обозначил не просто недовольство тем, как строит свои отношения с "потенциальными союзниками" Россия. Но и то, что фактически ничего полезного и перспективного за прошедшие четверть века Москва своим ближайшим соседям так и не предложила.

Интересно, что как только Армения и ЕС подписали документы о сотрудничестве, российские телеканалы, политики всех мастей и партийной принадлежности, а также те, кто кормится от существования различных постсоветских организаций, резко выступили против якобы "продажности армянских властей". Причем во всех этих оценках не понималось недовольными главного: Армения давно уже является самостоятельным государством. И сама вправе решать, что и как ей делать, с кем дружить и какие документы подписывать.

Почему пример Армении в этом плане очень показателен? Прежде всего потому, что у армян до сих пор ощущается чувство очень большого разочарования по потерянной когда-то собственной империи. Которая, между прочим, простиралась в сравнительно недавние времена от берегов Средиземного моря до Персидского (Арабского) Залива, не говоря уже о побережье Каспия. Когда я недавно был в Армении, эти ощущения просматривались практически во всем - от общения с рядовыми гражданами до бесед с религиозными лидерами или гидами в музеях.

Также армяне мне говорили, что Россия для них (а затем и СССР) - уже девятая по счету великая империя, с которой они соприкасались. И о которой они до сих пор сохраняют теплые воспоминания, выражая готовность дальше состоять в военном союзе (потому что больше в регионе фактически не с кем). Что также хочу лично отметить: по моим ощущениям на всей постсоветской территории именно армяне лучше других относятся нынче к подданым России. Но явно не к тем, кто в ней правит сегодня.

Что еще мне показалось интересным. В России сейчас идет активная борьба властных структур с так называемыми "понаехавшими" (точно как Д. Трамп пытается прижучить всех не пойми как попавших в США незаконных мигрантов). И тем же армянам достается наряду с киргизами, таджиками и узбеками по полной программе со всякими регистрациями, патентами на трудовую деятельность, и уж тем более - на получение вида на жительство и российского паспорта. Так вот, могу вам сказать, что армяне подобное к себе отношение воспринимают крайне болезненно, и это еще мягко сказано.

И когда началась полномасштабная сирийская заваруха, а российский военный самолет был сбит турецкой ракетой (я как раз в это время был в Армении), то все - от обычного крестьянина до руководителя коньячным производством в Ереване - говорили мне: врежьте этим туркам, мы готовы пойти все с Россией до конца, пока мы не уничтожим этих потомков янычар. А когда Россия все Турции очень быстро простила и теперь называет Эрдогана чуть ли не лучшим союзником и "надежным торговым партнером", не было на свете, наверное, более разочарованных в России и ее нынешних правителях людей, чем армяне.

Поэтому если та же Россия по каким-то "анти-имперским причинам" и развалится, то больше всего по этому поводу будут переживать точно в Армении. Потому что там хотят, чтобы сначала пусть развалится Турция (Азербайджан там воспринимают как продолжение турецкого влияния на каспийском побережье). А потом уже пусть будет все что угодно остальное.

И самое принципиальное в этом измерении: армяне просто жутко возмущаются, когда в России (что на телевидении, что в политических кругах) их страну воспринимают как какое-то политико-историческое недоразумение. У армян же совсем другие взгляды на происходящее: у страны никогда за более чем 700 лет существования не было своего государства. А сейчас есть (что получилось - то и имеют, но какое и кому из посторонних до этого дело?). А тех, кто это ну никак 26 лет спустя не хочет понять - каким образом всю эту публику попытаться перевоспитать?

Пойдем походом в Брюссель - для начала в "перевоспитательных целях"

Здесь хотелось бы сделать сразу три уточнения, которые касаются не только Армении, но и фактически всех постсоветских стран, где существуют российские посольства, включая Казахстан. Речь идет о том, что так называемая деятельность по укреплению дружбы, на которую из российского бюджета выделяются колоссальные средства, не только эту самую дружбу не укрепляет, а только отталкивает народы друг от друга.

Все так называемые "про-российские силы" и кадры, которые именно через посольства и их бюджеты формируются, никакого влияния (реального, а не отчетного по выплаченным деньгам) на жизнь любой постсоветской страны не оказывают (я бы добавил сюда и республики Прибалтики, где также проживает большое число русскоговорящих граждан). Все эти прикормленные "местные якобы пророссийски настроенные персонажи" на самом деле только помеха для России, а вовсе не ее "позитивный актив".

К примеру, Армению в Москве почему-то упорно относят к так называемому "русскому миру". Но ведь к нему они не имеют на самом деле никакого ни исторического, ни ментального отношения. Говорить хорошо на русском языке, и уважать свою историю, которой на порядок больше лет, чем истории России и Российской империи, - совершенно разные понятия и измерения. То же евразийство: Армения ведь к нему ну никаким концом не "приплетается". С тюркскими народами армяне категорически не желают состыковываться - и это, в принципе, их право и давний исторический выбор (как бы и кому бы это не нравилось),

Теперь - пару слов о так называемой "российской внешнеполитической многовекторности". Постоянные прогибы под США и коллективный Запад, плевки в лицо с Олимпиадой и полнейший провал политики по Украине - все это только отталкивает ту же Армению (и не только ее) от России и все ближе "прижимает" к сотрудничеству с единой Европой.

А та же продажа Россией оружия Азербайджану? В Москве считают, что это все в порядке вещей, потому как Баку платит хорошие деньги, и если не Россия, то кто-то другой это же оружие ему продаст. Но ведь Армения - член ОДКБ (а Азербайджан - категорически нет). Армения имеет на своей территории около пяти тысяч российских венных, и вместе с ними охраняется армянско-турецкая граница. Так какая тут может быть "военная многовекторность"? В Армении это называется одним словом - предательство, измена, и "очень даже ненадежное партнерство".

По тому же Карабаху армянам вообще ничего непонятно: как это можно поддерживать Армению и не поддерживать присоединение к ней Карабаха? Как можно состоять в так называемой Минской группе и постоянно сидеть между двумя стульями, периодически соскальзывая на пол? Какой-нибудь Франции и Америке в Ереване могут подобное поведение простить. Но России? Какие же вы после всего этого "союзники"? И "союзники" ли вы вообще кому-то на постсоветской территории (я подобные высказывания слышал в Армении практически повсеместно)?

Европа ни для Армении, ни для остальных клиентов "Восточного партнерства" не спасение. Но может быть это как-то изменит российскую политику?

Понятное дело, что Армения - лишь маленький, но тем не менее весьма красноречивый пример того, как постсоветские страны, откровенно недовольны отношением к себе со стороны России. Именно поэтому они пытаются в своих интересах разыгрывать (кто удачнее, кто - не совсем) так называемую "европейскую карту". Европе, в принципе, это на руку, потому как чем дальше эти республики будут от России, тем проще их будет "полностью перевоспитать" в независимом духе, и никаким концом уже не дать шансов Москве туда вернуться.

Очень показательно в этом плане то, как мне кажется, растущие антироссийские настроения по всему периметру постсоветских границ. Чем это вызвано? По моим наблюдениям, лишь в очень незначительной мере растущим влиянием там стран Запада или традиционными "американскими происками" (не важно, кто там рулит процессом - Госдеп или ЦРУ). Важно другое. Люди видят на местах, что все те, кто фактически открыто "кормится" на укреплении дружбы со странами того же СНГ в Москве, - это очень мутная и никакой дружбы и сотрудничества не желающая публика.

Все эти ознакомительные командировки, бесконечные конференции, заседания-приседания, вручения премий и грамот за "активное не пойми в чем участие" - совершенно нулевая отдача именно в конкретном измерении. А именно - по своей сути вся эта бурная деятельность не более чем показушная туфта (так мне откровенно говорили и в Армении, и в целом ряде центральноазиатских государств). Деньги (и немалые) "пилятся" в основном российскими "ответственными лицами", а на местах те, кого Россия "кормит", из своих друзей первыми же, как правило, перебегают на другую сторону, стоит, к примеру, Евросоюзу выделить средства на какой-нибудь семинар или ознакомительную поездку в Брюссель или Вену с Парижем.

Интересно, что та же Армения в 2013 году отказалась от ассоциации (экономической, прежде всего) с Евросоюзом. Россия тогда очень сильно надавила на Ереван, намекая на важность вопросов безопасности (дескать, без членства в Евразийском союзе Армения может подвергнуться внешней агрессии - а это и Азербайджан, и Турция). Сначала Ереван по этой причине присоединился к Таможенному союзу, а потом и к Евразийскому. Но стало ли Армении в чем-то от этого безопаснее? Вовсе нет-зато началась в прошлом году 4-х дневная война с Азербайджаном, погибли люди, и мира никакого на Кавказе как не было, так и не светит.

Нынче Армения фактически полностью окружена "не самыми добрыми соседями", а с Россией у нее нет общей границы. Что также показательно: если в 1992-94 годах очень многие в Армении хотели бы, чтобы их республика вошла поскорее в состав России или "обновленного СССР", то сейчас таких - единицы (да и то только в случае нападения на Армению Турции или развязывания полномасштабной войны за Карабах со стороны Азербайджана).

Зато по всему постсоветскому пространству растет "спрос" на Европу. При этом армяне прекрасно знают обо всех тех сумасшествиях (и с беженцами, и с однополыми браками, что для консервативно-христианской страны, как Армения - сущий ад), которые сама себе навязала европейская современная цивилизация. И тем не менее Армения выступает на более широкой основе за развитие программы "Восточное партнерство", которое придумано и устроено, в принципе, не столько для процветания Армении или Украины, сколько в пику России.

И что? А ничего - Ереван все-таки на подобное идет. Зачем? С очень тщетной, как мне кажется, надеждой на то, что Россия все-таки изменит свою полностью провальную политику на всей постсоветской территории и начнет наконец предлагать своим вчерашним "младшим братьям" нечто более существенное, чем пустопорожнюю болтовню телеканалов и "политический туризм" многочисленных российских чиновников, якобы заинтересованных в укреплении "российско-армянской дружбы".

И здесь, думаю, очень важно всем остальным странам, включая Казахстан, повнимательнее подобные события проанализировать. Ведь проекция Армении на ее нынешнее поведение в отношении России (и созданных ею под себя так называемых интеграционных структур) - информация к глубокому размышлению уже для того же казахстанского руководства. И относительно того, как строить свои отношения с Россией на данном этапе, и как использовать для этого не только китайскую и турецкую карты, но и европейскую.

Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов


Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов

Делят­поделят?

Можно ли провести границу по морю-озеру, которого на всех желающих все-таки явно не хватает?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Много каких проблем самого разного порядка создал в свое время распад СССР. Какие-то по прошествии четверти века более или менее оказались решенными, какие-то привели к настоящим региональным военным конфликтам (и еще приведут к более жестоким и кровопролитным). А какие-то пришлось попросту заморозить - отложить на "потом", думая, что уже новое поколение политиков сможет их разрешить в интересах и самих себя, и подчиненных им народов.

Одной из таких все еще нерешенных и пока явно нерешаемых проблем остается раздел Каспийского моря-озера, который некогда принадлежал всего двум странам. А нынче - не только пяти независимым государствам, но к процессу этому постоянно "подвязывается" еще как минимум с дюжину "посторонних". Которые хотели бы и позиции свои на Каспии и вокруг него укрепить, и если получится- проложить по его дну магистральные трубопроводы по доставке прежде всего энергоресурсов из приграничных с Каспием государств на рынки далеко отсюда географически расположенных покупателей.

Показательно, что дележкой Каспия правительства пяти прибрежных государств вроде бы активно занимались все эти годы, но так ни до чего путного договориться не смогли. Почему? С одной стороны, каждому вновь независимому на Каспии хотелось бы получить для себя побольше, а соседям чтобы досталось поменьше. С другой стороны, есть некие дипломатические переговоры-церемониальные заверения в своем высочайшем к другим почтении. А есть еще и реалии на водной местности. То есть кто сильный- того и песочница. А всем остальным- что останется.

И вот недавно раздались (в который уже раз) заверения из высоких президентских кабинетов, будто каспийская проблема дележки акватории вот-вот может быть решена. То бишь вроде как произошли никому пока неведомые "подвижки" в позициях некоторых стран. А другим "некоторым странам", которых попросту перед этими "подвижками" поставят как уже свершившимися фактами, ничего другого не останется, как согласиться. Но так ли это на самом деле?

Море для всех, только по кусочку каждому, или оставить все, как было?

Так уж сложилось, что море - не суша, и разными пограничными столбами-земельными межами не делится. Если кто на что в водном пространстве претендует, то надо либо военной силой вершки-корешки отмечать (то бишь посылать на охрану своего сектора военные корабли с пушками-ракетами), либо ссылаться на некие международные законы, которые определяют так называемые территориальные воды. А они уже на том или ином расстоянии обрисуют, кому они могут (или должны) принадлежать.

Нечто подобное после распада СССР произошло и на Каспии. Здесь фактически три варианта дележа акватории моря-озера были предложены. Но что показательно - ни один из них так на деле и не заработал. Первый из них - оставить все Каспийское море свободным, независимым и принадлежащим всем, кто вокруг него географически расположен. Идея эта здравая, но она может быть осуществленной в жизни обычных людей, но никак не политиков и управляемых ими государств.

К тому же Каспию "не повезло" тем, что он расположен на стратегическом пересечении возможных магистральных маршрутов для доставки энергоресурсов с одного берега на другой. А далее - к рынкам тех стран, которые в этих самых энергоресурсах "альтернативных российским" нуждаются. Соответственно, дело уже не только в общем пользовании водах моря, но и в том, что под ним можно при развитии современных технологий проложить-построить.

Второй вариант - соблюдение так называемой медианной, срединной линии, которая бы проводилась по морским просторам на равном удалении от берегов всех пяти прибрежных государств. Затея эта довольно мутная, потому как одних оставляет фактически "ни с чем", а других ни с того ни с сего превращает в очень даже богатых и здоровых. Причем и в плане наличия рыбных ресурсов Каспия, и в плане находящихся под его водами залежей энергоресурсов.

Третий вариант - банально поделить море на пять якобы равных частей. Но дело в том, что части эти могут быть равными только на бумаге, но отнюдь не по залежам что морских ресурсов, что энергетических под каспийскими водами. И в этом случае опять-таки одним достанется кусок каспийского "пирога" побольше да послаще, а другим - объедки с барского "дележного стола".

Что же тогда делать? А переговариваться, и пытаться искать какие-то компромиссы. Которых при прежней принадлежности моря-озера двум странам никогда не было. Хозяином на Каспии был СССР, а Ирану кое-что разрешили "по мелочи" держать в южной части моря. Но при этом строго под советским "братским присмотром"(так уж завелось по результатам Второй мировой войны).

Теперь же и Иран на Каспии, что называется, расправил плечи. И голос у Тегерана по каспийским делам более чем прорезался. Еще более весомыми стали претензии трех бывших советских республик - Туркменистана, Казахстана и Азербайджана, которые нынче, согласно международным правилам-законам, точно такие же важные игроки и заинтересованные лица, как та же Россия. При этом, хотя ее мнение вроде бы в каспийских делах весомо, не меньший вес в своих позициях в регионе регулярно демонстрируют все остальные "четверо смелых" на Каспии.

А что же тогда с договоренностями по Каспию? А все еще ничего, но, как говорится, могут быть варианты. Так неожиданно российский и иранский лидеры намекнули, что вроде как договоренности по Каспию могут быть подписаны (кем, на каких условиях?) в "самое ближайшее время". Причем речь шла о том, что якобы "окончательно по Каспию" договорились только первые лица России, Ирана и Азербайджана. Про Казахстан и Туркменистан ничего слышно не было, но, видимо, их попросту поставят перед свершившимся фактом и попросят особо таким соглашениям не препятствовать.

Здесь опять-таки пошли ссылки на якобы каких-то экспертов, которые все это время не покладая рук на компьютерной клавиатуре работали. И осталось там вроде как что-то совсем "немного" согласовать - и дело будет сделано. А поскольку явно туманно(как обычно) эти якобы имеющиеся договоренности прокомментировал и иранский президент Рухани, то все решили, будто Тегеран пошел-таки на какие-то уступки, чтобы только "закрыть окончательно" вопрос дележа каспийских вод. Хотя ничего подобного не было на самом деле, и вряд ли произойдет.

При этом стоит подчеркнуть, что руководство Казахстана и Туркменистана настаивает (кстати, вместе с Азербайджаном) на разделе Каспия именно по срединной линии. То есть на равном удалении от берегов этих государств. Но в этом случае меньше всего (примерно 14%) достается Ирану, а больше всего от такого раздела выиграет как раз Казахстан (30% акватории). Россия получила бы 19%, что ее, как сильнейшую в регионе страну, явно не устроит. И что же тогда дальше делать?

Чем больше и громче сделанных "прорывных" заявлений, тем дальше решение Каспийской "дележной проблемы"

Как известно, разного рода "прорывных" обещаний решить проблему в ближайшее время за прошедшие годы раздавалось немало. Да, можно сказать, что периодически "боевой настрой" первые лица прикаспийских стран действительно посещает. И теоретически вопрос о разделе и правовом статусе Каспия можно было бы давно решить. Но так на самом деле кажется только на первый взгляд.

Прежде всего, этот регион - не только сплошная экономика, но и не менее жесткая геополитика. "Просто так", сев за круглый или квадратный стол лидеры прикаспийских государств ничего по своему желанию сделать не могут. Интересы при этом у всех геополитические в регионе разные, а уж когда все касается экономики, то они и вовсе на деле противоположные. Никто (раз уж Каспий оказался во владении всей пятерки государств) не намерен поступаться своими, прежде всего денежными доходами от подобного процесса дележки каспийской акватории и ее недр.

Помимо этого, даже принятые геополитические решения вроде как всей пятеркой прибрежных государств ровным счетом не снимают вокруг этого региона потенциального напряжения. Потому как Каспий важен и для тех, кто к нему не имеет никакого отношения - а это США, Евросоюз, Турция, Китай и ряд других государств. Да, принято было решение о недопущении военных флотов третьих стран в Каспийское море. То есть решено, скажем, что запрещено открывать условную военную базу на Каспии на территории того же Азербайджана или Казахстана с Туркменистаном американцами. Но можно ведь тем же американцам действовать и по-другому (что они и делают).

Так, американская сторона уже неоднократно предлагала трем странам Каспия создать (естественно, при американском участии) некие "антитеррористические полицейские силы", которые должны защитить якобы прикаспийские коммуникации от таинственных вредителей-террористов из ИГИЛ. Но если с Россией и Ираном у Соединенных Штатов отношения на уровне заклятых врагов, то с оставшейся каспийской тройкой государств - полное взаимопонимание и тесное сотрудничество, в том числе и по военной линии.

И еще. Появились явно умышленные вбросы о том, что якобы Иран свою позицию по разделу Каспия поменял и готов от своих прежних требований вроде бы отказаться. Сначала, кстати, иранцы предлагали совместное экономическое использование Каспия всей прибрежной пятеркой государств. Затем - поделить его на пять равных частей. А сейчас, видимо, Россия так сильно на Тегеран надавила, что тот вроде бы пошел на попятную. Но вряд ли люди, знающие Иран и принципы деятельности руководящей "машины" этого государства, подобное от официального Тегерана могут ожидать.

И решать проблему Каспия вроде надо, но и своими интересами никто поступаться не намерен

Почему-то принято считать, что нерешенность правового статуса Каспия все эти годы наносила ущерб самим прибрежным государствам. А сейчас, когда в регион намерен по-серьезному заявиться Китай со своим глобальным проектом "Шелкового пути", транзитные маршруты через Каспий должны вроде как сами собой быть созданы. Возможны и новые транспортные коридоры, по которым грузы могут отправляться как по направлению Юг-Север (из Ирана через Азербайджан в Россию и далее в Европу), так и Восток-Запад - через Центральную Азию, Иран, Турцию - и далее в те же европейские страны.

В этой связи есть предложение, что каждая из прикаспийских стран может получить какой-то кусок акватории для собственного экономического использования. А вся остальная часть моря-озера может быть использавана всей прикаспийской пятеркой совместно. Таким "национальным куском" акватории может быть, скажем, 20-мильная экономическая зона. Но тут возникает очень много дополнительных проблем, которые просто неизбежны с учетом того, каким геополитическим статусом обладает Россия, и насколько "расправил плечи" в регионе за последние годы Иран.

Россия наверняка при любых каспийских дележках - что по срединной линии, что по прибрежным зонам - останется проигравшей стороной, будучи в то же время сильнейшей в регионе в военном плане. Плюс Каспий (как показали сирийские события) - удобная территория для использования и авиации, и крылатых ракет, которые полетят отсюда в любом направлении без разницы, кто там и как Каспий решится поделить.

Соответственно, "западные партнеры" России, которых сегодня - вагон и маленькая тележка во главе с США, к любому подобному российскому ходу соответствующим образом отнесутся. Аналогичную позицию занимает и Иран, который именно в военном плане может совместно с Россией именно отсюда дать отпор "третьим странам", вводящим и против Москвы, и Тегерана разные санкции и угрожающие им настоящей, а не опереточной войной.

Посему стоило бы учесть и тот факт, что при всех ведущихся переговорах и неоднократных громких заявлениях даже из уст первых лиц прикаспийских государств, по большому счету, ни у кого из них подписывать какую-то окончательную, повязывающую их по рукам и ногам конвенцию с определением правового статуса Каспия, желания нет и не предвидится. Опять-таки с точки зрения чисто государственной прагматики ни Москве, ни Тегерану решить "каспийский вопрос", грубо говоря, на данном этапе явно "не горит".

Плюс учтите, что для той же России Каспий все-таки больше региональная геополитика, нежели критический источник нефти-газа. Аналогичная ситуация и у Ирана - его нефтегазовые месторождения лежат в прибрежных водах Персидского (Арабского) залива. И ему Каспий тоже больше выгоден с точки зрения его политического блокирования тех же возможных трубопроводов из Центральной Азии через Азербайджан и Турцию в направлении Европы.

С другой стороны, раздел по любым линиям и секторам на Каспии выгоден Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. Но у них нет ни военной, ни политической мощи тягаться с Россией и Ираном. Соответственно, сами они ничего в регионе не смогут сделать насчет "справедливого раздела Каспия", если в дело не вмешаются "западные партнеры" Тегерана и Москвы. А такое вмешательство вполне реально, если с этими самыми "партнерами" российское руководство будет и дальше продолжать повсеместно заигрывать (Иран в этом плане давно понял, что к чему, и занимает в отношениях с западным миром довольно жесткую позицию).

Да и все больше настоящие специалисты в области энергетики подвергают сомнению такие уж несметные якобы нефтяные и газовые богатства Каспия. Тот же "контракт века" по добыче нефти британской "Бритиш Петролеум", который заключил в свое время Азербайджан, на самом деле приносит существенную прибыль Баку, но в мировом энергетическом раскладе отнюдь не является чем-то гигантским. То же касается и месторождения Кашаган в казахстанском секторе Каспия, разработка которого стоит миллиарды долларов, но не факт, что промышленная добыча нефти там покроет все имеющиеся издержки.

Поэтому существует очень большая вероятность того, что если раздел Каспия когда-нибудь реально и произойдет, то только исходя из политических интересов России и Ирана. А вся экономика моря-озера будет и дальше подчиняться прежде всего большой геополитике. И в том, что касается добычи энергоресурсов в акватории Каспия, и в том, что касается сооружения под ним (если до этого вообще когда-нибудь дойдет) любых трубопроводов - и в любом направлении.

Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов


Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780230 Юрий Сигов

Защищайся (или спасайся) кто может?

Что делать странам Центральной Азии, если на них нападет «внешняя сила»?

Юрий Сигов, Вашингтон

Хотя с момента распада СССР прошло немало времени, до сих пор так и не наладились доверительные и по-настоящему добрососедские отношения между странами Центральной Азии. Понятное дело, что все они разные, независимые, идущие своим путем к некоему процветанию и прогрессу. Но по-прежнему вспыхивают между ними пограничные конфликты, возникают экономические передряги, откровенный шантаж друг друга то водными, то энергетическими «рычагами», давно уже стало обыденным явлением.

Какое-то время президент Казахстана пытался вроде бы призвать соседей к более тесному сотрудничеству, но особого энтузиазма в этом деле не встретил. Более того - дня не проходит, чтобы в очередной раз не поругались между собой то Таджикистан и Кыргызстан с Узбекистаном, то энергетические распри не вспыхнули между странами «высокогорных водных ресурсов» и теми, что лежат в окрестных долинах да плоскогорьях.

Интересно, что особой внешней угрозы все это время странам Центральной Азии не замечалось. Что Россия, что Китай (два главных гиганта, которым реально есть дело до этого региона, плюс можно сюда добавить Иран) могли бы при желании поделить между собой эти огромные «буферные» территории. Но ни те, ни другие к этому дележу на данном этапе явно не предрасположены. Другая потенциальная внешняя угроза - Афганистан - последнее десятилетие была под жестким военным контролем-присутствием США. Так что беспокоиться особо было вроде бы не о чем.

И вот последние пару-тройку лет усиленно обсуждают на всех уровнях вроде как реальную «новую» внешнюю угрозу - ту, что может исходить с территории Афганистана. Там и талибы вроде как к границам стран Центральной Азии уже подошли, да и исламисты из ИГИЛ также, по данным «хорошо информированных источников», не прочь вторгнуться на земли стран центральноазиатской пятерки с абсолютно непредсказуемыми для них последствиями.

Получается, что странам региона именно сейчас впору задуматься над тем, как защищать (и с кем в союзе) свои границы от возможного внешнего нападения. А может быть, и каким образом объединить усилия и между собой. Потому как вроде угроза для всех немалая, и в одиночку никому из них с вражеской ордой с афганской территории не справиться. Вот только так ли уж неизбежно некое вражеское нашествие с юга, и каким действительно образом страны Центральной Азии могли бы себя обезопасить от того, что их столь пугает и вызывает опасение?

Можно обороняться самим, можно - с помощью России, а можно позвонить в ООН или попросить подсобить Америку с Европой

Начнем с того, есть ли реальная на сегодня угроза безопасности стран Центральной Азии, то есть такая, что надо срочно вводить военное положение, перекрывать границы, объявлять всеобщую мобилизацию и немедленно звонить союзникам (у кого они имеются), чтобы те помогли-подсобили?

Так вот ничего подобного нет и в помине, сколько бы раз на эту тему ни собирались первые-вторые лица стран региона, и сколько бы «афганской тематикой» ни запугивались все соседи этой многострадальной страны.

Да, ситуация в Афганистане действительно очень нестабильная (но она таковой была и при наличии 130-тысячного воинского контингента США и стран НАТО). И ничего хорошего там в обозримой перспективе не может быть. Руководство слабое, армия и полиция - еще слабее, талибы везде, где можно, наступают, а ИГИЛ везде, где можно, устанавливает в Афганистане свои порядки, иногда беря под контроль те или иные уезды «вскладчину» с талибами.

При этом постоянно сообщается о том, что талибы вроде как уже вышли на границу с Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном, а отряды ИГИЛ тоже вроде бы в том же направлении постепенно выдвигаются. Но вот что во всей этой картине меня лично смущает. Те же талибы реально заинтересованы в том, чтобы взять власть в Афганистане. Их противники - незаконное (по их мнению) правительство страны, которое посажено на трон американцами. Плюс там не пойми кто кем командует- то ли президент страны вторым человеком, то ли наоборот.

Талибы уверены, что правительство Афганистана само по себе завалится, «помогает» ему в этом боевыми действиями против правительственных войск и ждет не дождется (а ведь действительно не дождется), когда войска США покинут Афганистан. Вторгаться им в какие-то другие страны, не пойми для чего, и с какими конечными целями в те задачи, которые руководство «Талибана» уже не раз озвучивало, не имеет никакого смысла.

Аналогчиная ситуация и с ИГИЛ. Их довольно мало, во многих уездах им приходится бороться и с правительственными войсками, и с талибами. Поэтому о Центральной Азии и пяти ее республиках исламистам сейчас меньше всего грезится. Да, кое-какие силы у этих группировок имеются, оружие и боеприпасы там есть, вот только никто и нигде не предоставил никаких реальных, а не гипотетических доказательств того, что некая «война с территории Афганистана» , дескать, надвигается на центральноазиатские государства.

Насчет участившихся нарушений границ с афганской территории с Туркменистаном и Таджикистаном тоже все довольно понятно. Эти нарушения были всегда, пограничные службы и той, и другой центральноазиатской страны крайне слабые и неэффективные, российских пограничников оттуда давно уже «попросили». А всякие советники, консультанты и прочие «оказывающие содействие» местным пограничным службам обеспечить непроходимость границ просто не в состоянии.

Это осознает, кстати, руководство каждой страны Центральной Азии. Но здесь на кону уже стоит не столько безопасность своих границ, сколько опасность возвращения в регион России (сначала пограничниками, потом - всем остальным), на что сегодня ни один президент государств региона гарантировано (если только его лично не будут свергать с должности некие внешние силы) не пойдет.

Да и в случае какого-то вторжения с афганской территории (хотя оно на самом деле чисто виртуально), в крайнем случае центральноазиатские страны попытаются позвать на помощь каждая своих союзников. Но никак не даст после отражения «возможной атаки» России в этой стране закрепиться, или, что еще менее вероятно, оставить там «на всякий случай» свой «ограниченный воинский контингент».

«Защита пустыни КараКумы»

Каким же образом страны Центральной Азии могут себя защитить от «афганской напасти» (если таковая действительно будет иметь место)? Страны ОДКБ (их три, а военный патронаж над организацией осуществляет Россия) могут позвать на помощь российскую армию и с ее поддержкой отогнать «предполагаемого врага» на сопредельную территорию. Своих армейских сил у этих республик (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан), в принципе, достаточно для какой-то краткосрочной операции. Но реально серьезные бои с вооруженными группировками, уже не первый год «тренирующимися» на войсках НАТО в Афганистане, они вести не смогут.

Тот же Узбекистан имеет довольно внушительную по численности армию, плюс очень хорошо оборудованную границу с Афганистаном. Даже не будучи членом ОДКБ, Ташкент вполне своими силами (если только внутри самой республики не поднимут голову «засланные казачки-салафиты») любой - что талибский, что ИГИЛ-натиск отобьет без особых сложностей. Но опять-таки никаких ровным счетом ни желаний, ни планов у талибов идти войной на 30-миллионный Узбекистан не имеет - это просто вариант на случай «если».

Сложнее вроде как обстановка вокруг Туркменистана. Он ни во что не входит, не связывается с едиными постсоветскими оборонными структурами, соблюдает сам для себя придуманный «нейтралитет». А лично президент республики уже неоднократно подтверждал, что если какая внешняя угроза Туркменистану и случится (особенно с афганского направления), то обратится к ООН или США. А те пусть присылают либо миротворцев, либо своими беспилотниками и высокоточным оружием бьют по агрессорам, будь то талибы или отряды ИГИЛ (которых в глаза никто у туркменских границ не видел, но опять-таки на всякий случай).

Своими же силами туркменская армия и пограничники не справятся ни с какими внешними угрозами (поскольку заточены они исключительно для поддержания внутреннего порядка в стране). Но это особо официальный Ашхабад не волнует. Никуда Туркменистан и дальше не будет вступать, не станет он надеяться и на российскую военную помощь. И уж тем более - в рамках некой коллективной безопасности региона держать свои границы под контролем с участием ОДКБ. По большому счету, никакая ООН без «отмашки» Соединенных Штатов спасать Туркменистан также не станет. А сами американцы, находящиеся нынче в Афганистане, защищают там только себя и своих дипломатов. А в реальные боевые действия, тем более с талибами, давно уже не ввязываются.

В целом же все до единой страны Центральной Азии никому не собираются предоставлять режим «наибольшего благоприятствования», если вдруг на самом деле какой-то внешний удар попытаются нанести (не важно кто конкретно) с афганской территории. Только прямая угроза верховной власти в этих странах может внести некие изменения в подобный подход. Но такой угрозы извне нет и в помине. Зато есть угрозы внутренние - растущее социальное напряжение, бедность значительной части населения региона, жуткая коррупция. А с этим никакая ОДКБ не справится при всем ее желании.

Так что обсуждать такие внешние угрозы можно только на теоретических научных конференциях - да и то лишь экспертам, но никак не государственным чиновникам средней руки (о главах государств речи и вовсе не идет).

Главные угрозы для стран Центральной Азии - не талибы с ИГИЛ, а острейшие социальные проблемы

И здесь хотелось бы упомянуть о двух ключевых факторах, которые всякий раз всплывают в том или ином регионе мира, как только общая социальная обстановка становится нестабильной. Первое - это сосредоточение внимания и верхнего руководства государств, и через информационные структуры - рядовых граждан на некоей внешней угрозе. Теоретически все эти внешние угрозы существовали всегда, и будут существовать, даже если по всему свету понастроят демократий и будут соблюдаться все мыслимые права человека.

Другой вопрос, что внешнюю угрозу по всему свету эффективно используют руководители многих государств, когда им нужно предпринять некие серьезные шаги для решения каких-то внутренних проблем. Если взять общее информационное поле стран Центральной Азии (что формируемое своими источниками, что теми же российскими телеканалами, где они ловятся), то о талибах и ИГИЛ, а также полном бардаке, царящем нынче в Афганистане информированы вроде бы все, кто читать-писать-слушать обучен.

Поэтому, когда «сверху» говорят о том, что надо укреплять партнерские отношения с союзниками, проводятся встречи начальников погранслужб ОДКБ и многое чего другое случается - тому же рядовому гражданину региона понятно: да, есть на самом деле внешняя угроза, а с ней те, кому это положено по долгу-званию бороться, уже начали это делать.

Но тут вот какая интересная штука наблюдается. К примеру, мало кто объясняет людям, что только Россия (если еще будет) может реально выдвинуть свои войска на границы стран Центральной Азии, если к тому действительно будет располагать «осложнившаяся обстановка». Китай вообще нигде и ни в чем «оборонительном» в регионе не участвует и не намерен этого делать на будущее (даже ШОС он не позволяет России превратить в некую военно-политическую структуру - только чистая экономика, и не более того).

Американцы из Афганистана и вовсе никому и ни в чем помогать обороняться не станут. И уж тем более действовать в какой-то «координации» с Россией. Для информации: США полностью прекратили все контакты с российской стороной по всем вопросам (военным, экономичским, любым двусторонним) с момента начала конфликта на востоке Украины. Даже в той же Сирии контакт имеется только один - чтобы «случайно» друг друга не поубивали по ошибке, потому как там размещены нынче и российские, и американские военные (с разными совершенно задачами, и с совершенно нетерпимым отношением к присутствию в Сирии друг друга).

Так вот никакой не то что координации - даже дежурного обмена информацией о происходящем на афганской территории между Россией и Соединенными Штатами нет и не предвидится. Также никакой помощи американцы не собираются оказывать странам Центральной Азии, если на них реально кто полезет с афганских границ. Причина этому одна: пусть Россия сама вместе с «пострадавщими» разгребает конфликт (это если он еще когда-либо возникнет), тратит свои силы, средства, а главное - отвлекается от других, куда для нее как более насущных проблем.

Если же опустить излишний дипломатический оптимизм, который периодически озвучивается на разного рода мероприятиях в рамках ОДКБ, то можно констатировать, что любая заваруха на центральноазиатских границах со стороны Афганистана будет только во благо «западным партнерам». Поэтому защищаться странам центральноазиатской пятерки придется (это если подобное на самом деле произойдет) самим или призывать на помощь российские войска.

Правда, насчет российского военного присутствия у всех стран региона имеется четкое понимание: государственный суверенитет в обмен на гарантии внешней безопасности они ни в коем случае не отдадут. Даже если все талибы вместе взятые выйдут на границы Афганистана с Центральной Азией. И даже если каким-то отрядам «Талибана» с ИГИЛ и удастся переправиться через Пяндж или Амударью...

Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780230 Юрий Сигов


Казахстан. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 мая 2016 > № 1740886 Юрий Сигов

Что дальше делать России в Центральной Азии?

Варианта два - либо продолжать мечтать о «новом СССР», либо забыть о регионе надолго и всерьез

Юрий Сигов, Вашингтон

С момента распада Советского Союза чего только Центральной Азии не предсказывали. И то, что ей самостоятельно без бывшей «московской опеки» не выжить - дескать, пара лет пройдет, и все вернется на круги свои. Говорили и о том, что теперь будет она уже не зоной влияния России, а исключительно Китая со всеми вытекающими отсюда последствиями (включая демографические). Кто-то, однако, был уверен, что есть шанс у всей центральноазиатской пятерки вполне успешно жить самостоятельно, заигрывая периодически со всеми соседями, но уже не поступаясь полученным суверенитетом и возможностью решать свои собственные проблемы по желанию доморощенных, а не московских первых лиц.

И вот по прошествию 25 лет жизни вне СССР сложилась следующая картина. Все страны Центральной Азии (нравится это кому-то, не очень, и вообще все это кажется еще по-прежнему неким политическим фарсом) состоялись как независимые государства. Ни одно из них за эти годы не распалось, с карты мира не исчезло, как ни в одном на пост первого лица не был посажен «человек из Москвы» или «из Пекина». Плюс, между прочим, ни одно центральноазиатское государство не попросилось за это время ни обратно «в новый СССР», ни заслужило статус «заграничной провинции КНР».

И все же опасения того, что «вот-вот одумается» Россия, или «вот-вот по-настоящему начнет свое проникновение в регион Китай» во всех центральноазиатских столицах подспудно остается. Насчет Китая - отдельная история, и обсуждая все планы Пекина относительно этого региона можно ограничиться парой выводов.

Да, китайское присутствие будет здесь усиливаться, но главным образом экономическое. К тому же в Пекине считают, что деньги, бизнес и подчинение экономик соседей лучшим средством «привязать» окрестные территории к себе. А там- уж как пойдет дело, лет через 20-30 видно будет.

А вот насчет России вопрос весьма любопытен. Дело не только в том, что ровным счетом никакой внятной и четко понятной самим правителям стран Центральной Азии (не говоря уже о тамошних народах) политики в регионе у нее как не было, так и нет. А поскольку все в России решает один человек, и всем известно не только его имя, но и нынешний возраст, то на ближайшие лет 10-12 можно с уверенностью предсказать: все будет в этих взаимоотношениях Москвы и центральноазиатских столиц оставаться по-старому. То есть по большому счету никак. И все же...

Московские постулаты: независимость не оспаривать, всем все простить, и по традиции продолжать считать регион на словах своим союзником

Прежде, чем оценить, как нынче ведет себя Россия в Центральной Азии, стоит обратить внимание на ключевые философские положения, от которых отталкивается что прошлая, что нынешняя российская власть. А именно: не оспаривается никоим образом появление независимых государств в Центральной Азии, как и никаких попыток даже минимально не предпринималось все эти годы каким-то образом вернуть те или иные республики региона в российскую орбиту влияния.

То есть по сути дела позиция выработана следующая: живите себе сами как хотите, в ваши дела мы вмешиваться не будем, а все те, кто там оказался по какой-то причине «некоренной» национальности - до вас нет никакого дела и никому в Москве. При этом для «политического понта» все страны Центральной Азии так или иначе вроде как вовлечены в различные постсоветские структуры. Которые с одной стороны ровным счетом ничего от этих стран не требуют (даже минимального союзничества, не говоря уже о чем-то более существенном). А с другой это, что показательно, устраивает как российские власти, так и правящие элиты стран Центральной Азии.

Второй сюжет - так называемое экономическое сотрудничество, как на двусторонней основе, так и рамках различных постсоветских организаций. Все эти вещи делаются исключительно под «политическим колпаком», но при наличии совершенно различных экономических и иных интересов у стран региона и России. И что не менее важно - «игра во взаимовыгодное сотрудничество» также вполне по душе властям обеих «играющих сторон».

По большому счету не принципиально, кто с Россией находится в более вроде как тесных экономических и политических отношениях (Казахстан, Кыргызстан), кто - меньше (Таджикистан, Узбекистан). А кто вообще живет сам по себе, и на российское существование не особо внимание обращает (тот же Туркменистан). Суть же отношений во всех пяти случаях одинакова: не лезьте к нам, а мы будем делать вид, что с вами периодически дружим и сотрудничаем. Но не всегда, а только когда от вас вдруг понадобятся деньги, защита от внутренней бучи, или если нужно пробить очередной «транш» на отправку временных работников на российские стройки.

Самое существенное здесь то, что Россия по всем основным позициям в любых конфликтных моментах отношений со странами Центральной Азии за последние годы идет исключительно не просто на уступки, а мотивирует это тем, что если не заигрывать со странами региона самим, то туда «по-серьезному» придут другие. И тогда уже точно вся Центральная Азия куда-то «на сторону» непременно побежит. Однако если посмотреть повнимательнее, то никто в регион именно «по-серьезному» на самом деле отнюдь не спешит. Но понемногу все же укрепляют здесь свои позиции все - от США и Японии до стран ЕС и арабских шейхов. А вот российские позиции здесь слабеют день ото дня.

Почему так происходит? Объяснений подобному много, но ключевыми являются три. Во-первых, откровенно говоря, до Центральной Азии никому в Москве нет особого дела. Вопрос не в том, куда включили страны региона, сколько саммитов проведут в рамках ШОС, ОДКБ, СНГ и всего остального первые лица государств Центральной Азии и России, или сколько раз они встретятся между собой в двухстороннем формате (по типу недавнего визита президента Узбекистана в Москву). Проблема - в отношении к этому региону как к «непринципиальным задворкам», где в геополитическом разрезе ничего особо судьбоносного не решается, и куда вернуться именно «как в СССР» у России уже вряд ли получится.

Во-вторых, для того, чтобы в Центральной Азии восстанавливать свои позиции, надо Москве полностью менять суть политических отношений не только с этим конкретно регионом, но и всем постсоветским пространством. Если хотите - возрождать в том или ином формате единое государство -значит к этому надо прилагать немалые усилия, и сталкиваться при этом в лоб с местными правящими элитами, которые ничего подобного ни за что не позволят сделать. Но если же на это у вас «пороху не хватает», то признав самостоятельность и независимость стран Центральной Азии надо перестать тешить себя иллюзиями, будто они- хотя бы в чем-то союзники Москве.

Потому как все страны Центральной Азии по своему поведению и построению международных отношений - не просто многовекторные, а ориентированные только на тех, от кого они могут что-то существенное получить (не только иногда какие-то кредиты, а стабильно предлагаемую как финансовую и экономическую, так и политическую поддержку). А соответственно эти страны будут делать массу вещей - включая военное сотрудничество, прокладку газо- и нефтепроводов и многое другое только так, как это выгодно им, а вовсе не учитывать при этом какие-то весьма смутные российские интересы.

И, в третьих, возвращения той же России в регион по-серьезному просто ни при каких условиях не допустят и сами правящие круги Центральной Азии, и все ключевые уже обустроившиеся здесь худо-бедно внешние игроки - от Турции и Ирана до Китая, ЕС и США. Опять-таки нет никакой выгоды и для самой России делать некую особую ставку на возвращение именно в этот регион. Потому как московским правителям до сих пор непонятно, что делать с куда более вроде бы близкими по всем параметрам соседями- теми же Украиной и Белоруссией.

Узбеки будут «разводить на деньги» Россию и дальше. А в Москве будут по-прежнему думать и утверждать, будто Ташкент - ее важный стратегический партнер

Чтобы на практике удостовериться в том, как весьма причудливо строятся отношения России со странами региона на данном этапе, посмотрим на то, в каком виде они нынче существуют между Москвой и Ташкентом. Вот совсем недавно Россия «простила» 890 миллионов долларов, которые ей был должен Узбекистан. Умышленно не буду напоминать все те страны, которым простили по десятку-другому миллиардов зеленых американских дензнаков (причем 90 процентов этих должников спокойно могли бы долги России выплатить, но в Москве решили «великодущно помиловать» будущих стратегических партнеров).

Общая сумма «прощенных» долгов России начиная с 1993 года составляет более 140 млрд. долларов, так что узбекский «почти миллиард» - вроде как «мелочевка». Вопрос вот в чем: зачем это было сделано? Официальные объяснения - одно нелепее другого, причем на политическом фоне оправдание содеяному воистину гениальное. Оказывается, Узбекистан может после подобного «миллиардного прощения» вновь вернуться в такую структуру, как ОДКБ, откуда Ташкент как мишка Винни-Пух - то входит, то выходит. И всегда, замечу- с немалой для себя финансовой выгодой.

А ведь тщетные надежды Москвы на то, что Узбекистан как-то «про-российски образумится» просто наивны, сколько бы тонн дынь и винограда не привезли узбекские декхане в Россию после введения санкций против аналогичных продуктов за ввоз из Турции. Если отбросить суету-сует визитов на высшем уровне и задушевных бесед первых лиц двух стран в Москве, узбекский президент, пожалуй- самый анти-российски настроенный во всем регионе по конкретным делам, а не в весьма обманчивой дипломатической риторике.

Ему очень не понравилась военная операция России в Сирии, именно в Ташкенте функционирует региональное бюро НАТО (самой «дружески-настроенной» к России международной военно-политической структуры). Плюс на экономическом направлении Узбекистан ни в какие Евразийские союзы не вступает и не намерен, а в ШОС играет только в свои игры, и все они по своей сути - опять-таки крайне отдаленные (если не сказать недружелюбные) в отношении Москвы.

Так чего же узбекам долги Москва простила? А решили, что вдруг Ислам Каримов «наконец-таки» одумается, и «сблизится» с Россией. И Кыргызстану в прошлом году Россия списала 400 млн. долларов долга. Надежды все те же: чтобы Бишкек не покинул Евразийский союз и в рамках ОДКБ сохранял российскую авиационную базу. Зато по долгам Узбекистана выяснилось, что по российскому законодательству нельзя торговать со страной, у которой есть перед Россией долги. Тогда в Москве эти узбекские долги просто решили списать, и предложено было начать торговые отношения Ташкенту «с чистого лица». Вот такая «логика», что уж тут говорить о какой-то вменяемой политике в регионе в целом.

Союзников нет, верных «делу России» тоже днем с огнем не найти. И что же тогда делать?

Есть ли у России варианты каким-то образом поменять свою политику в Центральной Азии? Думаю, что при тех подходах, которые сейчас положены в основу этой политики в регионе - никаких. Хотя если принять во внимание реалии Центральной Азии (как, впрочем, и всей остальной постсоветской территории),то какие-то новые формы взаимоотношений с государствами региона можно было бы и сформулировать.

Для начала надо бы признать, что никаких союзников, то есть верных, надежных друзей, которые в любой момент подставят тебе плечо вне зависимости от своей конъюктурной «многовекторности» в Центральной Азии у России нет, и не предвидется. Это - принципиально, и от этого уже «танцуется» все остальное.

Та же Россия переводит каждые три месяца миллионы долларов в киргизский бюджет, чтобы республика хотя бы элементарно держалась «наплаву». И что? А ничего. Дружба Бишкека с Турцией, недовольство Россией тем, что «мало дала», заигрывание вновь с США насчет «нового Манаса». Но ведь по-другому быть не и может. Кыргызстан - независимое государство (можете смеяться сколько угодно над этим, и как угодно к нему в беседах за стаканом виски относиться). Поэтому что желают его правящие круги делать - то и делают, здесь уж не до каких-то «стратегических сентиментов» из Москвы.

Стоит Москве кардинально разобраться и с игрой в геополитику в Центральной Азии. Прощать долги, позволять делать все, что руководящие элиты Центральной Азии пожелают - и все это, видите ли, потому, что если не Россия, то якобы Китай, Турция, ЕС и другие придут в регион, и займут там «освобождающееся» российское место. Но ребята: надо давно перестать здесь себя обманывать. Место это освободилось по вашей вине в 1991 году. И теперь кого на него решат подпустить первые лица стран Центральной Азии - тому и повезет. А если недовольны, то надо либо возвращаться силой в регион (что нереально по целому ряду причин), либо перестать переживать, что якобы другие внешние игроки придут в Центральную Азию, и будут там по-своему полу-хозяйничать (у кого уж как получится - не взыщите).

Просто какие-то бредовые объяснения после списания долгов Узбекистану последовали от одного из ведущих российских министров. Оказалось, что надо списать миллиардный долг, а тогда Узбекистан «уже без каких-либо помех сможет покупать продукцию российских производителей». А заодно якобы станет «привечать» компании «Лукойл» и «Газпром». Ну, если так подходить, то всем странам Центральной Азии (и не только) надо срочно просить у Москвы миллиардные кредиты. А потом ничего не возвращать, требовать их списания, и пообещать при этом, что они вновь начнут что-то в России закупать - наверное, опять в новый кредит.

Возвращаясь к тому же Узбекистану, можно буквально на пальцах понять, как на подобное «заигрывающее» поведение России реагируют центральноазиатские начальники. К примеру, Узбекистан ни разу(даже когда и состоял) не принял участие ни в одних учениях ОДКБ, враждебно встретил размещение российской авиационной группы в Кыргызстане, считает «лакеем Москвы» таджикского руководителя, потому как тот держит у себя российскую военную базу, уничтожил один из крупнейших в Азии авиационный завод в Ташкенте (все его оборудование было вывезено в Россию). И что, официальная Москва при этом по-прежнему на что-то «про-российское» надеется с узбекской стороны? Получается, что именно так. По крайней мере, в Москве только что на полном серьезе убеждали именно в якобы нерушимой дружбе и союзничестве гостившего И. Каримова.

Умышленно не упоминаю здесь про отношения России с Туркменистаном (их просто нет никаких, и все, что делает тамошний президент по своей сути стопроцентно антироссийское). Да и в случае с Казахстаном надо четко понимать, что у Астаны - совершенно иная по всем главным позициям (а не по «мелочевке») внешняя политика, нежели у российского руководства. А попытки Москвы все время получить от казахстанского президента какую-то существенную поддержку в тех или иных внешних вопросах почти всегда наталкиваются на «многовекторное понимание» окружающего им мира.

А что это означает на практике? «Все конфликты надо решать мирным путем, вести переговоры по спорным вопросам - и так далее». Может ли таким образом нынче Россия строить свои отношения с США, «коллективным Западом» или той же Турцией? Совершенно очевидно, что нет. А Казахстан - может, и по-другому не будет.

Аналогичным образом поступают и другие республики Центральной Азии, которым находясь между двумя географическими гигантами Россией и Китаем дай Бог бы выжить и остаться независимыми. Куда уж тут играть вместе с «большими и влиятельными» в мудренную геополитику, и наступать самим себе на больные мозоли.

И здесь самое главное для России не столько определиться по поводу отношений с государствами Центральной Азии, сколько вообще решить, что дальше в регионе делать. То ли первоначально наводить порядок у себя дома, и тогда ближайшие соседи (народы, не правители) сами будут заинтересованы в укреплении отношений с Москвой (в дозированном виде, но тем не менее). То ли если бросать регион окончательно, и переключаться на другие части ближнего зарубежья (Украина и Белоруссия - в принципе первоочередные направления), то тогда надо прекратить какие бы то ни было потуги кому-то что-то в регионе противопоставлять, или с кем-то в Центральной Азии за влияние соревноваться.

Только в этом случае толку особого не будет ни от потуг, ни от возможных результатов. А сами страны Центральной Азии получат при этом от России новые списания, прощения, но по-прежнему останутся при своем мнении в том, что касается и внешней политики, и возможности вести дела с кем им самим захочется. А не с теми, с кем укажут или разрешат из бывшего «союзного центра».

Казахстан. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 мая 2016 > № 1740886 Юрий Сигов


США. Казахстан. Азия. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 15 апреля 2016 > № 1726968 Юрий Сигов

Американский порядок в «многовекторных войсках»

Почему страны Центральной Азии расширяют свое военное сотрудничество с США и почему в России никому до этого нет дела?

Юрий Сигов, Вашингтон

Много чего было сказано и написано о внешней политике государств Центральной Азии с момента распада СССР. Какое-то время они откровенно побаивались, что «одумавшаяся» Россия вернется в регион и восстановит здесь свои позиции. Потом стало ясно, что никуда Россия возвращаться не намерена (по разным причинам, но суть дела от этого не меняется), и тогда вся центральноазиатская пятерка утвердила своей внешнеполитической концепцией «многостороннюю многовекторность». Которая стала неким форматом регионального выживания за счет налаживания равноудаленных отношений со всеми ведущими мировыми игроками.

При этом чем дальше время уходило от 1991 года, тем яснее становилось очевидное: именно за счет многовекторного взаимодействия со всеми, с кем получается, страны Центральной Азии имеют шансы вообще сохраниться как самостоятельные государства. А те, кому подобный курс не особо нравился (отдельные персонажи из числа российского руководства), ровным счетом ничего взамен предложить были (да и сейчас остаются в таком же положении) не в состоянии.

Особенно центральноазиатская многовекторность засверкала новыми красками с момента начала украинской катавасии, которая не только за прошедшие два года не нашла своего адекватного разрешения, но и самое опасное (причем для всех - и кто рядом с этим регионом находится, и для кого это - почти «дальнее зарубежье») там, судя по всему, еще впереди. А посему нынче практически все государства Центральной Азии еще активнее, чем раньше, ведут свои дела с «коллективным Западом» и Соединенными Штатами как основным игроком этой команды в частности.

И здесь вот что принципиально. Если в плане экономики, инвестиций и многого другого подобная многовекторность практически не встречает никакого противодействия со стороны России (да и что реально Москва этому сегодня в регионе может противопоставить?),то расширение сотрудничества в военной сфере с США (европейские страны здесь - просто военно-политические придатки Америки) вызывает у российского руководства нескрываемое раздражение. Но оно больше ритуальное, в виде размахивания руками, но отнюдь не практическое и существенное на деле.

Поэтому давайте посмотрим, насколько на самом деле такое военное сотрудничество США со странами Центральной Азии так уж значительно в последние пару лет расширяется. А заодно и оценим, что реально может предпринять Россия в пику своему некогда «стратегическому партнеру», который вроде как бесцеремонно вторгается в регион, считающийся якобы «своим мягким подбрюшьем» и для России, и Китая.

ШОС, ОДКБ и все остальное многобуквенное

Начнем с того, что в плане военно-стратегического сотрудничества три республики Центральной Азии завязаны на две структуры - ОДКБ и Шанхайскую организацию по сотрудничеству. Обе эти организации существуют при очевидном доминировании крупнейших соседних держав (России и Китая). И соответственно влияние на именно военный аспект внешнеполитического курса Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана они по идее должны оказывать определяющее.

Но так кажется только на первый взгляд. На самом же деле многовекторность этих трех центральноазиатских стран как раз в военном формате проявляется по полной программе. И это при том, что и для России, и Китая именно США - не просто «вероятный противник», а страна, которая именно военную для них приоритетно представляет угрозу. Речь идет здесь не только о расширении самого военного сотрудничества (что идет прежде всего по просьбе самих центральноазиатских государств), но и куда более, на мой взгляд, существенном вопросе - обучение в американских военных заведениях курсантов, офицеров и гражданских лиц из региона.

К примеру, Соединенные Штаты под «крышей» обеспокоенности развитием ситуации в соседнем Афганистане предлагают расширять военное сотрудничество с Таджикистаном. На это будут выделяться какие-то для Америки вроде бы незначительные средства (которые для самого Душанбе все равно неплохая денежная подпорка), а на границу с Афганистаном будут поставлять американцы свое техническое оборудование и военное снаряжение.

На фоне присутствия в Таджикистане значительной российской военной группировки (которая, как известно, не столько обеспечивает защиту страны от мифического во многом внешнего вторжения, сколько позволяет поддерживать у власти нынешнее руководство республики) подобное военное взаимодействие Душанбе и Вашингтона вроде как выглядит «несущественным». Но в военном деле каждая мелочь, лишний миллион долларов и визиты людей с многозвездочными погонами имеют на самом деле принципиальное и далеко идущее значение.

Аналогичная ситуация складывается и с Казахстаном. Здесь сотрудничество куда серьезнее и объемнее. Соединенные Штаты обучают казахстанских офицеров, поставляют военную технику, проводят совместные учения и маневры (вы можете себе представить, чтобы сейчас Россия проводила совместные военные маневры с Латвией или Португалией?). При этом казахстанское военное начальство все время подчеркивает, что отношения в военной сфере с США у республики развиваются очень успешно и день ото дня только укрепляются.

Вновь по причине отсутствия денежных средств в сторону Америки в военном сотрудничестве потихоньку разворачивается и Кыргызстан. Закрыв «аэродромную лавочку» в Манасе, официальный Бишкек по разным оценкам недосчитался более 60 млн. долларов ежегодно. Вроде как подобные потери пообещала компенсировать Россия, но дела по линии Евразийского союза у Кыргызстана пока не складываются (по крайней мере так, как того хотелось бы Бишкеку). Доходов в бюджет также особых от подобной интеграции не видно, зато лишив себя американских «аэропортных дивидендов», кыргызские власти теперь всерьез намерены в очередной раз «передумать». И налаживание (или восстановление - как кому понравится) военного сотрудничества с США в этом плане может быть как нельзя кстати.

Что же касается двух других центральноазиатских государств - Туркменистана и Узбекистана, то они вообще никому и ничего «многовекторно» не должны. В российско-китайских структурах военного плана они не состоят, а посему проводят собственный курс на дружбу с теми, с кем именно в данный момент покажается им выгодно. Поэтому военное сотрудничество с Соединенными Штатами для них - своего рода балансирующая палочка-выручалочка, поскольку ни Россия, ни Китай особого давления на Ташкент и Ашхабад в их военно-политической многовекторности явно не оказывают.

Не надо, конечно же, обращать особого внимания на чисто качественные и количественные показатели такого сотрудничества Туркменистана и Узбекистана с военным ведомством США (оставили американцы узбекам свое военное снаряжение, которое тащить обратно в Америку из Афганистана на порядок дороже, чем подарить вполне лояльным соседям). Но здесь важна тенденция самого развития подобного сотрудничества. А также реакция (или ее полное отсутствие) со стороны ближайших геополитических соперников Соединенных Штатов в регионе - России и КНР.

У России нет вообще никакой стратегии по Центральной Азии. А у Китая главным является экономическое проникновение в регион

Теперь посмотрим на реакцию потенциальных союзников стран Центральной Азии на то, что происходит у них прямо под боком, и прежде всего - на развитие военных связей стран региона с Соединенными Штатами. Можно сразу же сослаться на всепроникающую геополитику, при которой если ты уходишь из региона - значит туда тут же приходит кто-то другой, более сильный, нахрапистый и просто прагматично мыслящий.

Так вот, Россия из Центральной Азии вроде как и ушла, и вроде как - не совсем. Особенно это ощутимо в военно-стратегической сфере, а также в деле охраны государственных границ стран СНГ, что иногда куда важнее, чем поставки лишней пары танков или ракетных установок. Да, сотрудничество по военной линии со всеми странами региона у России сохраняется. Обучение в академиях, поставки новых видов вооружений (почти всегда - в виде «материальной помощи»), совместные учения - все это имеет место. Но одновременно в регион идет техника и из стран НАТО, где командуют США. Туда же едут на учебу офицеры стран региона - а в плане политическом Россия и Соединенные Штаты нынче, да и раньше - просто отъявленные враги (сколько бы раз ни раскланивались друг другу верхние чиновники из Москвы и Вашингтона).

При этом у российского руководства никогда не было ровным счетом никакой внятной и понятной даже для самих центральноазиатских президентов политики. Они регулярно проталкивают свою военно-политическую многовекторность в отношении тех же Соединенных Штатов, потому как видят: им за это ровным счетом ничего не будет, а «союзниками» они могут числиться сразу у десятка совершенно разных государств. Главное, что это полностью устраивает и противоположную сторону, которая не мытьем, так катаньем добивается своего в так называемом «мягком центральноазиатском подбрюшье» и России, и Китая.

С Китаем, правда, ситуация несколько иная, потому как Пекин в Центральной Азии делает ставку исключительно на экономическую «пристежку» региона к своим западным областям. Заметьте, что Китай не имеет в Центральной Азии никаких военных баз, не посылает туда своих военных (к примеру, для охраны своей газовой трубы из Туркменистана, хотя туда вроде бы вот-вот хлынут несметные полчища талибов). Зато в плане кредитов, обучения у себя студентов, развития совместных предприятий Китай превращает столицы стран региона в куда более податливых и верных «партнеров», нежели поставлять им списанные бронетранспортеры или никем не распакованные запасы костюмов химзащиты.

Американский интерес к региону связан с Афганистаном только опосредованно. А вот для стран Центральной Азии США - по-прежнему самый надежный баланс перед лицом России и Китая

Будет ли дальше расширяться сотрудничество Соединенных Штатов со странами Центральной Азии по военной линии? Наверное, будет, потому что это выгодно обеим сторонам. Для стран региона связи с США и условным «коллективным Западом» - это своего рода «многовекторный противовес» присутствию здесь России и Китая. И если, как уже отмечалось, китайцам нет смысла качать свои права в этих республиках именно с военной точки зрения, то для России любое американское присутствие в любом регионе (а не только в «мягком подбрюшье») - реальная угроза ее государственным интересам (если таковые в Центральной Азии вообще имеются).

Многие ведь считали, что как только военное присутствие Соединенных Штатов в Афганистане будет свернуто, то Центральная Азия попросту потеряет какое-либо значение для Вашингтона. Но Афганистан - это головная боль для Америки на годы, если не на десятилетия (новый президент страны, правда, может плюнуть на Кабул, как это ранее американцы сделали с Багдадом: но тут последствия могут быть куда серьезнее и опаснее). А значит и соседние страны Центральной Азии для Соединенных Штатов и их военного ведомства останутся далеко не второстепенными по своей важности.

В этой связи сейчас как в политических, так и военных кругах США идут разговоры о том, что надо срочно наращивать (в очередной раз) американское военное присутствие в Афганистане, чтобы не позволить талибам свергнуть существующее там правительство. Именно в этом году ожидается резкий рост военного напора со стороны отрядов движения «Талибан», а теми военными возможностями, которые сегодня имеются у Соединенных Штатов и НАТО в Афганистане, ситуацию там под контролем удержать вряд ли удастся.

А это приведет к тому, что военное сотрудничество со странами Центральной Азии со стороны Соединенных Штатов будет только укрепляться. При этом каждая из них может получить от американцев то, что посчитает нужным. Кто- технику, кто - обмундирование, кто- средства связи, кто - морские катера, кто - бульдозеры и машины-миноискатели. А есть еще денежные кредиты (тем более деньги эти печатают именно Соединенные Штаты, а не Россия с Китаем), которые могут быть выделены под те или иные программы военного сотрудничества.

Плюс не забывайте о том, что по настойчивой просьбе со стороны «американских партнеров» войска США в той или иной форме могут вернуться в регион и на «базовой основе». Сегодня аэропорт «Манас» под нажимом России те же кыргызы закрыли. А завтра по «дружеской просьбе» Вашингтона - вновь откроют. Сегодня туркменское руководство утверждает, что страна эта - нейтральная. А завтра выяснится, что придется защищаться от нашествия талибов, и для этого может понадобиться как раз именно военное сотрудничество с НАТО и напрямую - с Соединенными Штатами.

Аналогично ведут сегодня себя и узбекские представители, которые на переговоры по военной линии летают куда чаще в Вашингтон, чем в Москву или Пекин. Для них опять-таки военные связи с Америкой - надежный баланс в лице двух других военно-политических игроков региона, каждый из которых (Москва и Пекин), по большому счету, именно военному аспекту (с элементами геополитики) отношений с Центральной Азией не уделяет должного внимания.

Здесь не надо забывать о том, что общая ситуация с безопасностью вдоль границ стран Центральной Азии будет и дальше оставаться крайне напряженной. Социальные проблемы внутри самих этих республик также будут все больше обостряться. И еще не факт, что первые лица стран региона так уж легко с ними смогут справиться. А значит, военное сотрудничество с внешними игроками, один из которых претендует по-прежнему на роль отнюдь не регионального, а мирового гегемона, у всех государств Центральной Азии будет только усиливаться. И это - реальная объективность, что выгодно и для самих США, и для укрепления государственной независимости самих стран этого региона.

США. Казахстан. Азия. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 15 апреля 2016 > № 1726968 Юрий Сигов


Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571823 Юрий Сигов

«Казахстанские ворота» Пекина

Для Китая Казахстан, как и вся Центральная Азия, ­ выгодная «снабженческая база» для своих северо­восточных районов. И не более того

Юрий Сигов, Вашингтон

Много слухов и домыслов связано с тем, что же на самом деле осуществляет Китай в Центральной Азии и, в частности, в Казахстане. Кто-то уверен, что речь идет о тихой экспансии большого «желтого соседа», который пусть и через 40-50 лет, но все равно подомнет под себя регион и постепенно присоединит его к и так не самым маленьким просторам Поднебесной.

Другие утверждают, что никаких особых интересов у Пекина в Центральной Азии якобы нет. Лишь бы Россия и Америка там не особо хозяйничали, а так сырье и торговля региона - вот то самое важное, что нужно китайцам в отношениях со своими центральноазиатскими соседями. А еще имеется «торгово-маршрутный» интерес у Пекина насчет Казахстана и еще пары стран Центральной Азии: проложить здесь сухопутный «Шелковый путь». С помощью которого и регион можно будет неслабо контролировать, и свои собственные товары без особых задержек доставлять на европейские рынки, минуя морские да океанские перевозки.

Так что же на самом деле замышляет Китай в отношении всей Центральной Азии и конкретно Казахстана? На что ориентируется, и каким образом можно самим государствам региона построить свою политику, причем так, чтобы и от китайцев получить весомые дивиденды по максимуму, и свой национальный суверенитет все же сохранить, и не ложиться уж совсем очевидно под «пекинские увещевания»?

Казахстан для Пекина - ворота в Центральную Азию. Самые широко распахнутые и наиболее удобные для связи со всем остальным регионом

Надо отметить, что политика Китая с момента распада СССР в отношении Центральной Азии менялась исключительно на основе как текущей прагматики, так и долгосрочного планирования с расчетом на 40-50 следующих лет. По «политической текучке» китайцы сначала разрешили все территориальные споры с государствами региона (все в свою пользу, но кто же такому большому и сильному, как Китай, сможет из «центральноазиатской пятерки» перечить?). Затем КНР добилась отказа стран региона от поддержки сепаратистов в своих северо-восточных районах. И уже после этого пошел активный торгово-экономический «накат» со стороны Китая на всех тех, кто непосредственно граничил с китайской территорией.

Показательно, что поначалу Китай не очень понимал планы России, которая после распада СССР вроде бы делала какие-то имитационные шаги для расширения своего присутствия в том же Казахстане. Но когда стало ясно, что руководству в Москве дай бог со своими внутренними проблемами разобраться, внимание к Центральной Азии стало приоритетным и действительно важным для китайского руководства. Кстати, и руководство Казахстана меньше всего думало в конце прошлого столетия, что надо непременно разворачиваться в сторону Китая. Но в Астане также решили, что Москве тесное сотрудничество с республикой не особо важно, и уже где-то к 2000 году казахстанское руководство решило активно разворачиваться именно по направлению к КНР.

К тому моменту у Казахстана довольно существенно попортились отношения с Европой и США, и Китай в этом случае оказался настоящей палочкой-выручалочкой, прежде всего для энергетического сектора республики. Китай со своей стороны никаких не выдвигал Казахстану «демократических требований», давал щедрые кредиты под смешные проценты. А главное- предлагал обширный рынок своих северо-восточных районов для поставки не только казахстанской нефти, но и многих других полезных ископаемых.

Мощно стали развиваться и политические контакты Астаны и Пекина, которые во многом определяли и торгово-экономическое сохранение отношений между двумя странами. Для китайцев принципиально важно, как ведет себя по отношению к их стране первое лицо государства (не важно какого - западно-демократического или восточно-авторитарного). У нынешнего президента Казахстана сложились очень тесные личные отношения как с предыдущим китайским начальником, товарищем Ху, так и с нынешним - товарищем Си.

С 2005 года, напомню, Китай и Казахстан объявили об установлении отношений стратегического партнерства (что это такое на самом деле, понять сложно не только, наверное, в отношениях с Китаем, но и с любой страной, которая на несколько порядков мощнее и влиятельнее тебя в мире - но раз так принято делать, то чего отказываться? А сегодня это уже не просто партнерство по самым широким направлениям, но совершенно конкретное взаимодействие в самых главных для Китая проектах торгово-экономического развития не только Казахстана, но и всей Центральной Азии.

Речь идет прежде всего о транспортных и энергетических корридорах, где Казахстан, по расчетам Пекина, должен будет играть ключевые роли. Для того, чтобы сотрудничество подобное шло как можно активнее, Казахстан был приглашен и в Шанхайскую организацию по сотрудничеству (ШОС), и в Азиатский инфраструктурный банк (задуман Китаем в противовес контролируемому США и Японией Азиатскому банку реконструкции и развития в Маниле), и теперь становится частью нового проекта «Шелковый путь», по которому китайские товары пойдут не только в Европу, но и частично будут оставаться на территории как Казахстана, так и России.

Естественно, для китайцев приоритетом в отношеняих с Казахстаном остается нефть и ее поставки в Синьцзян-Уйгурский автономный округ. Территория КНР громадная, и доставлять сюда энергоресурсы из восточных районов страны - задача сверхразорительная. А соседний Казахстан не только обеспечивает потребности в энергоресурсах всего китайского северо-востока (вместе с газовыми поставками из Туркменистана), но и дает китайской стороне «вполне приемлемые цены». Что позволяет Пекину экономить значительные средства, а также плотнее «привязывать» своих ближайших соседей по региону к собственной экономике.

Не будем забывать и о том, что имено Китай приобрел многие казахстанские нефтедобывающие компании (цифры здесь обычно называются разные, но речь идет где-то о 30 таких компаниях), а также ряд нефтеперерабатывающих мощностей, расположенных на территории Казахстана. При этом, что показательно, Казахстан и Китай фактически действовали совместно в процессе постепенного выдавливания ряда западных компаний, получивших в свое время разорительные для Астаны контракты на добычу нефти. А для КНР было очень важно убрать с территории Казахстана «чужих» заграничных конкурентов и самим, где можно, получить от казахстанских властей требуемые преференции.

Я вам кредит даю. Чего же более?

В чем главное преимущество Китая в отношениях со странами Центральной Азии и конкретно с Казахстаном? Помимо уже упомянутого «подчеркнутого безразличия» к политической и экономической системе каждой из стран региона (никаких нравоучений насчет свобод, прав человека и тому подобного), Китай готов в любой момент, на самых лучших условиях и в любой сумме предоставить Казахстану кредиты. То есть живые деньги, которыми на сегодня разжиться что в Европе, что в Америке крайне проблематично.

Еще в 2009 году, в самый разгар последствий мирового финансового кризиса, Китай предоставил Казахстану кредит в 10 млрд. долларов, в следующем году цифра эта возросла до 13 млрд. долларов, причем 86 процентов всех этих денег пошли исключительно в нефте-газовый сектор республики. В то же время Пекин потихоньку вкладывает средства и в другие отрасли экономики республики, а также основные финансовые инструменты Казахстана, такие как фонд «Самрук-Казына».

Также важно, что Китай в своих финансовых стремлениях в Казахстане постепенно оттеснил на второй план европейцев и американцев и стал крупнейшим инвестором в республике. При этом кредиты, выдаваемые китайцами, идут под государственные гарантии, что принципиально важно по сравнению с западными частными вложениями, которые всегда и везде очень подвержены чисто политической конъюнктуре со стороны собственных правительств.

Замечу также, что Китай готов и дальше расширять поставки казахстанской нефти, плюс приобретать активы в наиболее перспективных для добычи месторождениях республики. Но тут есть и два негативных момента: Китай всегда навязывает Астане продажу нефти по заниженным ценам (дескать, все равно до других мировых рынков от Казахстана далеко, а здесь выгодный покупатель под боком - так давайте нам хорошие скидки!). А также настоящую капиталистическую алчность китайских компаний, работающих на территории Казахстана, по сравнению с отношением к местному персоналу и условиями работы со стороны западных компаний (хотя и те далеко даже не ангелы в своих нефтегазовых аппетитах в Казахстане).

С помощью кредитов, помимо всего прочего, Китай активно «влезает» в добычу металлов. Это прежде всего медь, ядерное топливо, уран, главным потребителем которого в перспективе должен стать именно Китай. Но здесь уже казахстанское правительство пытается как-то «разбавить» сырьевые интересы КНР важностью развития в республике и других отраслей промышленности. А соответственно, китайцев просят инвестировать не только в нефть, газ и металлы, но и в производство электроэнергии, развитие бытовой химии и транспортных магистралей (что будет сделать намного легче после запуска на полную мощность проекта сухопутного «Шелкового пути»).

Дальше все будет еще теснее, прочнее и крепче. Потому что реальных конкурентов в Казахстане у Китая не видно

Именно «Шелковый путь», в котором Казахстану уготована роль не только «настежь открытой двери» для китайского провоза товаров через Центральную Азию, но и надежного транзитного коридора, в том числе - и для поставок энергоресурсов, дает возможность Астане еще теснее интегрироваться с китайской стороной по самым различным направлениям сотрудничества.

Это и сооружение новых магистральных нефтепроводов (хотя Китай - исключительно монопольный покупатель, поэтому он и выбивает из Казахстана минимальные цены на покупаемое энергосырье), и шоссейные дороги, и сопутствующая инфраструктура вдоль автомбильных и железнодорожных маршрутов. Всерьез расматривают китайцы подключить Казахстан и для прокладки магистрального нефтепровода в КНР из Ирана, если будут сняты санкции с этой страны. И она всерьез рассмотрит возможность доставки «черного золота» китайским потребителям (хотя нефть из Ирана в Китай может пойти и другим маршрутом - через Пакистан).

Расширять китайцы намерены и поставки туркменского газа, а Казахстан для этого - идеальный транзитный вариант. В ближайшие 10 лет КНР намерена вложиться также в автомобильный маршрут из Западного Китая до Европы, где Казахстану отводится роль не просто транспортного «нейтрального перегона», но и стороны, где активно можно создать различные снабжеческие и инфраструктурные составляющие - от торговых комплексов, складов, перевалочных баз до региональных торговых центров, которые в потенциале будут работать на всю Центральную Азию, а не только на Казахстан.

Китайцы также готовы расмотреть варианты создания на казахстанской территории целого комплекса свободных экономических зон, что тем не менее встречает недовольство со стороны России, и Белоруссии прежде всего (как членов Евразийского союза). Кстати, оба правительства хотели бы к началу будущего года выйти в двусторонней торговле на сумму в 40 млрд. долларов. Но сохраняющийся режим западных санкций против России (который никто и не собирается на обозримую перспективу отменять) делает торгово-экономические шансы на развитие отношений КНР и Казахстана непростыми.

Правда, ничего пока особо успешного не получается у Астаны со сменой торговых приоритетов на китайском направлении. По-прежнему из республики в Китай идет сырье, а из КНР в Казахстан поступают продовольственные и промышленные товары, а также оборудование и техника. Частично эта тенденция может быть изменена за счет расширения сотрудничества Казахстана в рамках Евразийского союза. Но Китаю этот союз не особо важен: для Пекина принципиально «привязывать» и Казахстан, и ряд других центральноазиатских стран через торгово-экономические механизмы ШОС. А уже через них работать по усилению своего влияния на экономики не только Казахстана, но и других стран региона.

Здесь также важно отметить тот факт, что при существенном совпадении позиций России и КНР в сфере безопасности всего Центрально-Азиатского региона в торгово-экономическом плане они здесь будут все же усиленно конкурировать. И тому же Казахстану придется очень сильно изворачиваться, чтобы и в рамках Евразийского союза свои обязательства выполнять, и в то же время расширять сотрудничество с Китаем там, где для этого будут открываться новые возможности.

Тут существенным будет и то, как оперативно пойдет осуществление проекта «Шелковый путь». Затея эта, как известно, давно уже разрекламирована, к ней приковано всеобщее внимание стран региона. Но пока не совсем понятно, как и в каких форматах она будет реализовываться. К тому же нельзя забывать о том, что наряду с большим количеством внутренних проблем в самом Казахстане (политических, экономических, развитие отдельных регионов) точно с таким же набором сложностей сталкивается и Китай.

Теоретически Пекин готов к дальнейшему расширению взаимовыгодного и разностороннего сотрудничества с Астаной. Но очень многие факторы могут на данный процесс повлиять, в том числе и то, каким дальше образом будут складываться отношения с США как России, так и Китая. Пока Пекин и Москва работают как «вынужденные союзники», и Казахстан на этом может прилично выигрывать. Что будет дальше - покажет уже самое ближайшее время (год-полтора), поскольку общая ситуация вокруг региона Центральной Азии будет, скорее всего, оставаться по-прежнему нестабильной. А соответственно, и торгово-экономические интересы для осуществления целого ряда важных проектов могут быть в любой момент поставлены под большой вопрос.

Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571823 Юрий Сигов


Казахстан. Узбекистан. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 10 ноября 2015 > № 1544671 Юрий Сигов

Ярмарка тщеславия

Ведущие мировые державы «вдруг» вспомнили о Центральной Азии. Но никак не могут решить, зачем им этот регион все-таки нужен

Юрий Сигов, Вашингтон

Когда в Центральную Азию отправляется с очередным дежурно-чиновничьим визитом некто заведующий отделом или «заместитель какого-то министра», то все сразу понимают: надо до первых лиц стран региона донести какую-то не особо важную информацию. И заодно «помахать прилюдно своим флагом» там, где только-что аналогичное действие осуществлялось кем-то иным.

Когда же в регион наведываются один за другим фигуры куда более весомого калибра - от премьер-министров до президентов и министров иностранных дел (для США так это и вовсе судьбоносный прорыв), то всевозможные эксперты, политологи и профессиональные гадатели на кофейной гуще дружно восклицают: вот он, золотой час Центральной Азии! На ее мифической «шахматной доске» теперь уж точно будет разыгрываться некая «глобальная партия в поддавки», в которой сами народы региона и их правители совершенно гарантированно поимеют очень даже весомые дивиденты.

Так в чем же дело? С чего это в Центральную Азию «заездили» первые лица Индии, Японии, начальники МИДов Турции и США (а большое начальство из России и Китая так и вовсе в регион наведывается как к себе в ближнее приграничье»? Наверное, бессмысленно сейчас кого-то в чем-то разубеждать, и рассуждать насчет того, имеет ли Центральная Азия некое «первостепенное значение» для всех вышеперечисленных особ. Как и в корне ошибочно подсчитывать, с какими в миллионах-миллиардах различных денежных знаков проектами наведывались в регион японцы или американцы. Посмотрим на общий кризис в современных международных отношениях в целом, и то место, которое в нем уготовано (или чисто геополитически складывается) для «центральноазиатской пятерки».

К вам приехал мистер Керри. Так радоваться этому, или опасаться «центральноазиатских майданов»?

Итак, посмотрим на череду недавних визитов в Центральную Азию глав государств из Индии, России, Китая и Японии, и заезд им «вслед» Госсекретаря США. С точки зрения элементарного внимания «больших и сильных» Центральная Азия давненько подобного к себе внимания на самом деле не ошущала. Сразу же заговорили о каком-то чуть ли не «новом столкновении» в регионе России и Соединенных Штатов, да еще о каком-то таинственном «выдавливании» Китая из Центральной Азии еще более мистическими якобы «инвестициями» из Токио да Дели.

В том, что касается экономического сотрудничества, то ближайших географических (прежде всего) соседей региона интересуют природные ресурсы. Их добыча, доставка и «правильная направленность» туда, где за нефть-газ гарантировано платят, да еще и с инвестициями помогают - выгода весьма существенная. Китай в Центральной Азии за прошедшие с момента развала СССР годы не просто прочно, а намертво «присоединил» в сырьевом измерении Центральную Азию. И никакие Америки-Японии, не говоря уже о России-Индии ему в этом не конкуренты.

Поэтому глупо было бы расматривать визиты в Центральную Азию тех же премьеров Японии или Индии как какой-то мифический вызов китайцам в регионе. Ни Токио, ни Дели Пекину здесь не ровня, и даже если их первые лица наобещали своим центральноазиатским коллегам разные «крупнотоннажные» инвестиции, это ровным счетом никакай угрозы мощнейшему влиянию в регионе со стороны КНР не несет.

Другой вопрос - поведение Соединенных Штатов. Здесь любое отношение Америки к Центральной Азии нужно рассматривать в двух плоскостях- практической (то есть какой реальный толк странам региона от американской дружбы и сотрудничества), и церемониальной (кто конкретно в Центральную Азию из Вашингтона пожаловал, с каким антуражем, какие «морковки» привез, и что в политико-экономическом измерении американцам за все это от центрально-азиатских правителей нужно).

Так вот для начала - об отношении прагматическом и практическом к Центральной Азии со стороны США. Для Америки регион этот - очень даже «дальнее зарубежье». Кроме близко расположенного Афганистана (для чего страны Центральной Азии американцами в разных форматах все эти годы использовались - от базы в Манасе до складирования бывшей в употреблении военной техники в Узбекистане) особых «стратегических интересов» здесь у Вашингтона нет, и никогда не будет.

То, что якобы недавний визит Госсекретаря США Керри в регион был неким «вызовом России и Китаю» - так это бурная фантазия тех, кто либо понятия не имеет о том, чем нынче «загружена» американская внешняя политика, либо не в курсе, что для всяких «вызовов Пекину и Москве» у американцев есть куда более эффективные и надежные рычаги, нежели летать в стиле легкого галопа за три дня по пяти точкам в Центральной Азии.

Обратить же внимание здесь надо, думаю, на две вещи. Первое - это желание Соединенных Штатов продолжать активно бороться за умы и сердца молодого поколения стран Центральной Азии. Это, между прочим, куда важнее всяких там «сражений с терроризмом», исламизмом и прочими бедами, на которые расходуются миллиарды долларов, но только толку особого от борьбы такой не заметно.

А вот насчет переформатирования мозгов подрастающему поколению жителей Центральной Азии - вот здесь работа США будет вестись еще с большей активностью, чем раньше. Она, кстати, не требует каких-то немерянных денег, а предполагает лишь настойчивость, навязывание своих стандартов в образовании. И как следствие - подготовка именно в американско-настроенном формате молодых людей, как в центрах самой Центральной Азии, так и в университетах на различных программах в Соединенных Штатах.

В этом плане символичным было открытие Госсекретарем в компании с небезызвестным гражданином Соросом, так называемого американского университета в Бишкеке, а также выступление мистера Керри в университете Назарбаева в Астане. Я лично этому бы уделил куда больше внимания, чем дискуссиям о будущем региона с нынешними министрами иностранных дел центральноазиатской пятерки. Потому как каждый из которых - бывший воспитанник еще советских высших учебных заведений, да к тому же расположенных в городе-герое Москве. А вот молодежь к будущей жизни в регионе готовится уже в американском образовательном формате. И на это Вашингтон и дальше намерен тратить и средства, и время.

Кто там кого, и зачем сдерживает? Каждый пытается просто сыграть в свою «центральноазиатскую партию». А всем остальным предлагается при этом элементарно «не дергаться»

Еще один давно уже сформировавшийся миф вокруг стран Центральной Азии - это представление региона как какого-то «поля политической и экономической брани» между ведущими державами. Да еще с участием далеко отсюда расположенных Европы, США и Японии. Дескать, именно здесь все только и делают, что кого-то из своих, то партнеров, то противников «сдерживают». Да еще пугают «вот-вот» приходом в Центральную Азию блока НАТО - причем не обязательно, чтобы это было как-то связано с афганской тематикой.

Так вот в данном случае, думаю, стоило бы учесть всего пару существенных сюжетов. Первый из них - Центарльная Азия с самого момента распада СССР считается российским руководством мало кому понятной «зоной своих приоритетных интересов». То, что никаких интересов на самом деле нет, даже упоминать не стоит (иначе никто бы СССР в Москве не разваливал, и никто бы республики центральноазиатские в «свободное независимое плавание» не отпускал). То, что Россия сегодня пытается делать в регионе - это лишь скромное напоминание о себе тем поколениям, которые выросли при Советском Союзе. Но ничего более существенного.

При этом принципиально важно, что ни одна страна, интересующаяся нынче Центральной Азией (вне зависимости от того, в каких она находится отношениях с Россией) никаких особых российских интересов в регионе не признает, и не признает. Думать надо было российским правителям об «интересах» в Центральной Азии в 1991 году. А теперь каждый, грубо говоря, лезет в Центральную Азию со своими государственными задумками, деньгами, военными «предложениями», и как я уже отмечал - учебно-образовательными заведениями.

Поэтому для того же Китая одна из веток «Шелкового пути» через Центральную Азию - это чисто китайский проект. И если ему будет помогать в этом существование Евразийского союза - значит эту структуру к китайским интересам подпустят для сотрудничества. То же самое касается разного рода газовых и нефтяных схем для региона. Никто, и ни в чем здесь ничьих интересов - что приоритетных, что попутных учитывать не намерен. Китаю нужен туркменский газ, и чем больше и дешевле - тем лучше. Если туркмены начнут на самом деле пытаться заигрывать с Америкой по прокладке газопровода ТАПИ для доставки «голубого топлива» в Пакистан и Индию, то у Пекина имеется масса рычагов, чтобы этот проект похоронить в самом зародыше.

Аналогично могут действовать Россия и Иран с так называемым Транс-каспийским газопроводом из Туркменистана в Азербайджан и далее- на европейские рынки. Поэтому в регионе не может быть никакой зоны особой для чьих-то интересов- что в политике, что в экономике. Если хотите иметь крепкие в Центральной Азии позиции - значит надо там каждодневно работать. А просто считать, что кто-то и где-то помнит о прошлой жизни и существовании Советского Союза- так на это и у Китая, и у Соединенных Штатов с теми же Ираном и Турцией найдутся свои, очень даже сильно разнящиеся с московскими соображения.

Вся Центральная Азия многовекторна. То есть проводящая одновременно и про-российскую, и про-американскую, и про-китайскую политику. В зависимости от того, кто с визитом в регион прибывает

Стоит упомянуть и о еще одном любопытном штрихе визитов «внешних игроков» из Соединенных Штатов, Японии, Индии и других стран (подчеркиваю, что Китай и Россия как ближайшие и влиятельнейшие соседи видятся со своими центральноазиатскими коллегами на всех уровнях на порядок чаще, чем «посторонние» для этого региона). Это - коллективные встречи «за чашкой чая» с министрами иностранных дел региона или даже первыми лицами государств.

В принципе, подобный формат американцы (да и не только они) практикуют повсеместно. И не надо думать, что если мистер Керри встретился с пятеркой руководителей МИДов стран Центральной Азии, то он чем-то так уж «открыл для них Америку». Вопрос в другом: все без исключения страны региона на сегодня проводят с одной стороны так называемую многовекторную политику в международных делах. А с другой - все они попросту жаждут дружеских и «стратегически-партнерских отношений» с Соединенными Штатами (причем именно Казахстан здесь значительно опережает всех своих географических соседей).

Вот повстречались министры иностранных дел стран Центральной Азии с Госсекретарем США, «поучил он их уму-разуму» на свой, американский манер. И сразу же многочисленные политологи буквально взвыли: все, Центральная Азия якобы куда-то «уже уходит и от России, и от Китая». Почти как «региональный непослушный колобок». Вот только к реалиям региона все эти домыслы ничего общего не имеют.

Сами центральноазиатские государства делают все возможное, чтобы наряду с поддержанием необходимых экономических и политических связей с Россией и КНР (от них просто никуда территориально и геополитически не деться) по максимуму «брататься» и с Америкой, Японией, Индией и всеми теми, кого сюда еще занесет ради демонстрации своих глобальных амбиций. Руководство всей центральноазиатской пятерки все время стремится «подыгрывать» Америке по всем сюжетам, которые тот же Госдепартамент США проталкивает не только в этом регионе, но и по многим другим международным направлениям.

И тут хотелось бы отметить вот еще что. А сможет ли собрать именно в таком»лекционном формате» тех же министров иностранных дел стран Центральной Азии глава МИД Японии? Или Китая? Или России с Турцией? Им это не нужно? Или это совсем даже не в интересах их коллег из стран Центральной Азии? А вот Госсекретарь США наконец-таки сподобился до пусть и краткосрочного, но все же визита в регион, захватив в поездке всех, кого только мог. Как вы думаете, оценили ли это в столицах центральноазиатских государств? Думаю, что более чем.

Так что если непредвзято присмотреться ко всем этим «повышенным интересам» к Центральной Азии со стороны «дальнего зарубежья» (повторяю, что Китай и Россия - присутствующие в регионе неизбежно и постоянно в силу своего географического соседства) то больше напоминают они некую верхне-политическую ярмарку тщеславия. Раз в регионе «почти хозяйничает» Китай, то значит надо там продемонстрировать и флаг Индии с Пакисттаном. Если укрепляет там позиции Россия (по крайней мере так кажется российским СМИ), то значит самое время наведаться в регион Госсекретарю США или премьер-министру Японии.

Самим же государствам Центральной Азии от подобного «повышенного внимания» есть прямая выгода. Причем не столько ощущаемо-материальная, сколько имиджевая, престижно-удовлетворяющая прежде всего первые лица государств. И задача в этой ситуации у каждого центральноазиатского руководителя только одна- использовать по максимуму все зти наезды-залеты иностранных гостей для того, чтобы и власть свою дома сохранять, и за счет иностранной многовекторной дружбы со всех желающих финансово подзаработать, но ни на кого полностью все-таки постараться не «облакачиваться».

Казахстан. Узбекистан. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 10 ноября 2015 > № 1544671 Юрий Сигов


США. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 22 июня 2015 > № 1411131 Юрий Сигов

Стабильные диктаторы или бардачная демократия?

Соединенные Штаты пытаются найти в этом золотую середину, в том числе и для Центральной Азии

Юрий Сигов, Вашингтон

Разговоры о том, что Центральная Азия представляет для США какое-то особое значение (которое уходит на второй план, как только затихает конфликт в Афганистане или противостояние с Ираном), - во многом плод воображения как американских, так и центральноазиатских политиков. Для Америки все, что связано с этим регионом на самом деле - проблема чисто периферийная, и обращают на нее внимание в Вашингтоне только в каком-то форс-мажорном случае. Да и то далеко не всегда.

Другой вопрос, что о Центральной Азии американские политики в целом не забывают, держат «под прицелом» отношения с каждой страной региона по отдельности (потому как каждая имеет свое, исключительно индивидуальное значение для американских внешнеполитических интересов). И что важно - постоянно пытаются найти некую «золотую середину» в определении формата построения с ними своих отношений. И получения возможности и некий международный государственный политес соблюсти и в то же время иметь в лице руководства государств Центральной Азии если уж не совсем откровенно проамерикански настроенных союзников, то как минимум лояльно к США относящихся политиков.

В этой связи с самого момента распада Советского Союза в США ведется довольно оживленная дискуссия(которая, кстати, касается далеко не только стран Центральной Азии) о том, что все-таки для Америки выгоднее - иметь дело со стабильными, предсказуемыми и как минимум невраждебными по отношению к Соединенным Штатам местными диктаторами или по полной программе «давить» на эти страны и их руководство по вопросам демократии, соблюдения прав человека, наличия свободы слова и прессы и многим другим позициям, которые в этих государствах либо вообще находятся «в загоне», либо явно не соответствуют американским «нормам межгосударственного приличия».

Тут стоит заметить, что по неписаным канонам американской внешней политики для США хорош любой режим, если он лоялен и дружественен, а главное - подконтролен Америке. И совершенно непринципиально, кто там конкретно правит, какова родословная и происхождение такого правителя, и насколько он или она вписываются в общепринятые «демократические рамки», которые сами же американцы установили. Только одни для самих себя (и эти рамки не обсуждаются - тем более иностранными руководителями). А другие - для всех остальных (это уже не просто можно и должно обсуждаться, но по этому вопросу вполне реально применять и соответствующие «воспитательные меры» - опять-таки самими Соединенными Штатами или тем, кому это будет ими поручено).

«Классическая демократия» раздербанит всю Центральную Азию на мелкие ханства. Но в Вашингтоне пока не решили, принесет ли это пользу Америке

Для того, чтобы понять, насколько сегодня для Соединенных Штатов выгодно или не совсем правление в тех или иных центральноазиатских республиках, длительное время находящихся у власти правителей, стоит посмотреть на каждый конкретный случай построения таких отношений. И определенную трансформацию позиции Вашингтона как в отношении региона в целом, так и отдельно взятых расположенных там государств.

В том, что касается Казахстана, Соединенные Штаты давно решили для себя «не дразнить гусей» и оставить в этой республике все так, как есть с самого момента провозглашения ее независимости. Да, на начальном этапе лично Н. Назарбаева довольно серьезно «прессовали» с американской стороны, даже одно время запрещали ему въезд в США, и стремились всячески показать, что установление там «демократии» американского образца, а также смена власти каждые три-четыре года - это то, на что надо тратить силы, время и деньги.

Но потом американские компании (главным образом представляющие энергетический сектор) основательно укрепились в Казахстане, в республику пошли американские инвестиции. И все это обеспечивалось жестким контролем и содействием со стороны власти, которую американцы поначалу не считали ни «демократической», ни «справедливой». Поэтому нет ничего удивительного в том, что примерно с начала нынешнего века в Вашингтоне фактически смирились с тем, что и как построено в государственном формате в Казахстане, и посчитали, что лучше не «раскачивать лодку» - тем более что таких уже фактически кверху дном перевернутых «лодок» только на постсоветском пространстве набирается целая флотилия.

Да, США по-прежнему стабильно критикуют казахстанское руководство за отсутствие настоящей многопартийности (как будто она есть в самой Америке), свободы слова (опять-таки почитайте американские газеты, чтобы убедиться в аналогичной проблеме, давно уже существующей в США) и зажиме оппозиции (вот в Соединенных Штатах дают кому-то «несанкционированному» что рот открыть, что политическую партию создать). Но делается это все больше «для проформы», без каких-либо серьезных угроз для стабильных и вполне просчитываемых двусторонних отношений между Вашингтоном и Астаной.

Насчет выборов президента в Казахстане, которые заведомо выигрывает с крупным счетом один и тот же человек: американцы, насмотревшись на Афганистан и многое чего другое наконец поняли, что в Центральной Азии любые выборы (а не только президента) - чистая формальность, во многом навязанный Западом «элемент обязательной программы в школе фигурно-политических танцев». И при желании (а оно всегда имеется у любой группы людей, находящихся у власти) любые выборы с любыми результатами можно обеспечить вне зависимости от того, что по этому поводу скажет госдепартамент США или какая-нибудь команда «наблюдателей» от ОБСЕ.

Перестали американцы шарахаться и от цифр проголосовавших за нынешних руководителей что в Казахстане, что в Узбекистане, что в Туркменистане с Таджикистаном (Кыргызстан стоит в этом плане чуть в стороне, но - это отдельный случай, и о нем - чуть поподробнее далее). Раз люди голосуют, отдавая за свое давно пребывающее у власти руководство по 97-98 процентов голосов, значит таковы желания людей, и такова система. При которой по-другому просто будет бардак да кровопролитие с неизбежной дележкой власти (которая, в принципе, может случиться и при «вечном правлении» первого лица, но он по крайней мере сможет подобное развитие событий как-то предотвратить).

С «едиными начальниками» можно вменяемо договариваться. А с кучей правителей, которые ни за что не отвечают, это сделать сложно. И в Вашингтоне в этом уже убедились

Теперь о том, что проще для американской внешней политики осуществлять в Центральной Азии - договариваться по отдельности с так называемыми «диктаторами» (в американском понимании этого слова, как будто нынешний президент США - светочь этой самой «демократии», и с ним вообще о чем-то можно договариваться). Так вот, и во время афганской кампании, и в плане взаимоотношений с Ираном, и по целому ряду других вопросов США все эти годы находили довольно вменяемых и понимающих суть американской позиции в регионе собеседников из числа первых лиц государств региона.

И Н. Назарбаев, и И. Каримов, и Э. Рахмон, и Г. Бердымухамедов при всех своих «многовекторностях» ни разу не шли на резкое обострение отношений с Соединенными Штатами, практически во всем поддерживали американцев в афганской кампании. И делали все возможное, чтобы за свои определенные военно-политические услуги Вашингтону получать что-то и для своих республик от американцев.

Аналогичную политику проводил и Кыргызстан, который после парочки «народных революций» тем не менее не поменял своего отношения к взаимодействию с США. Американцы и там находят вполне конкретных партнеров, договариваются по вопросам, которые их волнуют (включая и сохранение афганского транзита, пусть и в меньших, чем прежде, масштабах). Плюс американцы не особо переживают по поводу присоединения Бишкека к Евразийскому союзу, поскольку это никоим образом не сказывается на их политических и военных интересах в республике (деловых и бизнес-планов в Кыргызстане у американских компаний особо нет, но это и не принципиально).

Американцев также устраивает, что все республики Центральной Азии при сохранении довольно обширных связей с Россией и созданных ею постсоветских структур не имеют никакого желания к более тесному политическому взаимодействию с Москвой - в том числе и в плане создания каких-то квазиобъединенных государств, что вроде как уже не первый год существует (больше на бумаге) между Россией и Белоруссией. Каждая центральноазитская республика цепко держится за свою независимость, а первые лица этих государств (какими бы «диктаторами» их не считали в Вашингтоне) никакого государственного объединения (или воссоединения) с Россией на обозримую перспективу явно не допустят.

Опять-таки показательно, что как только кто-то из центральноазиатских руководителей начинает чуть больше, чем положено (по американским, естественно, понятиям), сближаться с Россией, так сразу следует окрик насчет подавления оппозиции, нарушений прав человека и «недемократичности» в очередной раз проведенных в стране выборов. Но проходит лишь небольшое время, все опять «успокаивается» - и в Вашингтоне без проблем все эти «обеспокоенности» вновь уступают место «укреплению взаимопонимания и дружественным связям» между Соединенными Штатами и центральноазиатской «пятеркой».

Перевоспитать Центральную Азию на американский лад Вашингтону не удалось. Теперь главное, чтобы она не ушла полностью под российский контроль

Как обычно, в Соединенных Штатах скрупулезно наблюдают за тем, насколько та или иная страна следует американским политическим рекомендациям, и тем самым определяется, насколько можно такую страну считать либо «настоящим союзником» США, либо находящимся на этом нелегком пути «кандидатом». Какие-то государства на этом поприще явно преуспели (те же страны Прибалтики и Восточной Европы), а кто-то никак основы американской демократии впитывать в себя не желает (или почему-то не получается это сделать).

В том, что касается Центральной Азии - и это понимают все без исключения американские политологи, да и целый ряд политиков - все как было там «не по-американски», таким на протяжении всех этих лет и остается. Те самые «восточные диктаторы», которые не дают покоя американцам с точки зрения их «недемократичности», как находились у власти в регионе, так и свой контроль над ним и сохраняют. Попытки привить местным народам желание создавать по три десятка партий и с утра до вечера ходить на голосование увенчались успехом, по сути дела, только в Кыргызстане. Да и то с весьма сомнительными во всех отношениях результатами.

Просто та система власти, которая сформировалась в Кыргызстане, по своей сути мало чем отличается от ближайших региональных соседей. Только «больших начальников» там целых три, и выборы проводятся почаще, да помасштабнее. Но жесткий контроль именно сверху является куда большей гарантией от социального хаоса, нежели полная свобода всех, кому хотелось бы дорваться до власти и принять непосредственное участие в дележке разного рода помощей да грантов, поступающих из-за рубежа.

Что же касается остальных республик Центральной Азии, то американцы, в принципе, нашли с ними общий язык, перестали их публично критиковать за то, что они якобы «недемократичные», и решили, что лучше иметь дела с ними, чем разваливать все, что вполне нормально функционирует, и потом же самим американцам доставит немало хлопот. Волнует Вашингтон, по сути дела, только одно - кто придет на смену нынешним руководителям в Казахстане и Узбекистане (официально никаких преемников там пока не назначено, а это для американцев не совсем комфортно), и как дальше планируют править в своих республиках первые лица Таджикистана и Туркменистана (там первые лица - сравнительно молодые люди, и у власти они могут находиться ровно столько лет, сколько посчитают нужным - что с выборами, что без таковых).

По Кыргызстану система трехголовой власти для Вашингтона тоже более или менее ясна: с каждым из этих руководителей американцы установили свои доверительные отношения и решают по мере поступления все конкретно возникающие вопросы. Что также показательно, нынешнего президента США периодически критикуют за то, что он пожимает руки якобы «большим диктаторам в Центральной Азии, чем президент России». Но при этом эти критики забывают о главном: скольким людям тот же О. Обама не только руки пожимал за прошедшие годы, но очень мало чего добивался. А в Центральной Азии все-таки американские интересы тамошними первыми лицами не просто учитывались, но и во многих случаях поддерживались именно благодаря тем самым «региональным диктаторам», которых время от времени в Вашингтоне открыто критикуют.

Что же будет в отношениях Центральной Азии и США дальше? Приближающиеся выборы президента в Соединенных Штатах гарантированно сохранят за регионом статус «дальнего американского зарубежья», которое будет важно для первых лиц государства только при чрезвычайных обстоятельствах - и не более того (кстати, Б. Обама так и не нашел времени для поездки в регион за два срока своего нахождения в Белом доме, что красноречиво свидетельствует о его так называемой «важности»). Зато все первые лица Центральной Азии с американскими должностными персонажами держат постоянный контакт и намерены сохранять его на будущее.

Здесь, правда, многое будет зависеть от того, какими станут дальше отношения России и США. Если они будут и дальше ухудшаться (хотя куда уж больше), то Центральная Азия будет приобретать особое значение для Вашингтона именно с точки зрения попыток как можно дальше оттащить регион от российского влияния. Важно и то, как на будущее пойдут дела в Афганистане. Слишком много сил и средств американцы туда вбухали, чтобы позволить всему этому региону по «афганской вине» вновь превратиться в зону сплошной нестабильности и хаоса.

Но в любом случае о том, кто и как правит в странах региона в Вашингтоне, будут вспоминать в самую последнюю очередь. Лишь бы в Центральной Азии продолжали разделять американские интересы и содействовали США тогда, когда это для них будет принципиально важно и приоритетно.

США. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 22 июня 2015 > № 1411131 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter