Всего новостей: 2554783, выбрано 1 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бектурганов Данил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Бектурганов Данил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 февраля 2017 > № 2104370 Данил Бектурганов

Национализм в Казахстане продолжает оставаться бытовым и маргинальным

Автор: Сауле Исабаева

Мы продолжаем начатый в прошлом номере разговор о казахском национализме. Сегодня это движение имеет большей частью маргинальный облик и достаточно радикальный потенциал. А потому вреда от него пока больше, чем пользы, полагают наши собеседники. Изменится ли что-то в будущем? Кто или что мешает развитию полноценного национализма в Казахстане? Эти и другие вопросы мы адресовали президенту общественного фонда «Гражданская экспертиза» Данилу Бектурганову.

– В Казахстане, как и во всем мире, стремительно растут популярность и востребованность национализма. В чем, по-вашему, его притягательность и сила?

– На мой взгляд, национализм как идеология обладает огромным потенциалом. Давайте честно признаемся: абсолютно все события 20-го века – две мировые вой­ны, холодная война, народно-освободительные движения в колониях, крах коммунизма – всё это в основе своей имело национализм разной степени радикальности.

Если будет позволено такое сравнение, то я бы здесь привел аналогию с ядерным оружием. Никто не собирается применять его, ибо это уничтожит самого применяющего. В то же время наличие ядерного оружия является фактором, сдерживающим потенциальных агрессоров. На мой взгляд, подспудный национализм – это такая заначка на черный день, идеология последнего шанса. Одновременно это и ящик Пандоры – неизвестно, что будет с тем, кто откроет этот ящик.

– А как, по-вашему, изменился казахский национализм за последние четверть века – в лучшую или худшую сторону?

– Моя точка зрения, возможно, покажется несколько неожиданной, но я считаю, что он вообще никак не изменился. Как был никаким, так и остался. Теоретиков национализма в научном сообществе не прибавилось. А если нет внятной теории, то нечего и пропагандировать – общественные деятели и публичные ораторы остаются без «пищи для дискуссий». В этой ситуации они вынуждены «жевать старую жвачку» на тему языка. Других-то идей нет. Какой там Роджер Брубейкер, какой Ханс Кон, какие другие теоретики национализма, серьезные ученые и политологи? Нет у нас собственного научного национализма. И чужого тоже нет, вся теоретическая база укладывается в популистские и банальные фразы из популярных демотиваторов в соцсетях.

Между тем сейчас самое время для развития хороших националистских теорий: в мире отчетливо проявляется «правый крен». А какие потенциально очень перспективные именно для националистической интерпретации темы подкидывает политическая повестка дня: вопрос продажи земли иностранцам, китайская экономическая экспансия, невыгодный для страны ЕАЭС, военные конфликты, исламский радикализм… Но, увы, национализм у нас теоретически, научно не развивается. Так и остается, по чьему-то меткому определению, бытовым – когда хамоватые аташки и апашки в общественном транспорте пытаются чему-то «учить зарвавшуюся молодежь, забывшую свои корни». И это не радует.

– Насколько такой бытовой национализм опасен для нашей страны? И в чем его угроза развитию нормального, цивилизованного национализма?

– Природа бытового национализма, который не имеет прямого отношения к настоящему национализму, заключается только и исключительно в комплексе неполноценности. Например, я неуспешен в жизни не потому, что ленив, плохо образован и неорганизован, а потому, что я не той национальности. Такое явление существует везде и всегда, поскольку везде и всегда хватает людей, склонных винить в своих неудачах кого угодно, но только не себя. Не всегда такие люди используют национальную риторику, часто они прибегают к религиозной либо к той и к другой одновременно. Ярчайшим примером может служить антисемитизм.

При этом бытовой национализм является и самым опасным, поскольку он находит широкую поддержку в самых маргинальных слоях населения. Рождение «черносотенцев», неважно, под каким знаменем, происходит именно таким путем. Это, нужно сказать, порок системы, к собственно национализму вообще не имеющий отношения. Общество, лишенное легитимных социальных лифтов, очень быстро сепарируется, большая часть его, находящаяся на самых нижних уровнях, маргинализируется и в силу низкого образовательного и культурного уровня легко попадает под влияние деструктивных идеологий. Это относится и к бытовому национализму, и к различного рода религиозному экстремизму, а в перспективе всё это сливается в единый конгломерат махрового исламизма – появляются всякие «национальные отделения» запрещенной в нашей стране ИГИЛ/ДАИШ (не к ночи будь помянута) и прочие подобные образования.

На мой взгляд, самый важный вывод из этого тоже достаточно парадоксален: основным врагом научного национализма является бытовой национализм. При этом бытовой национализм является единственным – при отсутствии теории и нормальной пропаганды – источником носителей националистической идеологии. Пока мало кто может прийти к национализму как к жизненной философии научным путем, национализм остается бытовым; это скорее поведенческий стереотип, нежели внятная идеология. А поведенческие стереотипы с высокой степенью вероятности трансформируются при попадании их носителя в другую общественную среду.

– Ваш прогноз: чего следует ждать в ближайшей перспективе?

– Самым сложным в этой ситуации является как раз таки прогноз. Нет никаких предпосылок к тому, что завтра устройство общества кардинально изменится: исчезнет коррупция, заработают социальные лифты, маргиналы станут интеллектуалами, или, наоборот, все гайки будут закручены до отказа и возможность «выпускать пар» окажется перекрытой. Базовый сценарий – это сохранение так называемой «стабильности». В этих условиях всё будет продолжаться так, как идёт сейчас.

Можно и нужно (!) опасаться роста бытового национализма, на который сейчас смотрят сквозь пальцы. И здесь ситуация может измениться в любой момент, поскольку, как показывает опыт, любые конфликты (неважно, на какой почве) имеют свойство становиться сначала групповыми, потом массовыми, а потом этническими. Волнения в Шенгельды, Бурыле и Маловодном подтверждают эту точку зрения.

Следовательно, рано или поздно тезис деполитизации этничности начнет превалировать во внутренней политике, что повлечет санкции в отношении бытового нацио­нализма. Но, и это тоже очевидно, такие санкции ни в коем случае не будут строгими. Тому есть множество причин, и наиважнейшая из них – нехватка ресурсов для осуществления таких санкций.

– А есть ли у казахского национализма шанс стать влиятельной общественно-политической силой?

– Национализм, на мой взгляд, в любом случае является достаточно востребованной идеологией. Мне представляется, что политическое поле нашей страны вполне созрело для появления на нем правой политической силы. Но есть серьезное опасение, что теоретического наполнения нацио­нализма не произойдет. Этого сложившийся политический истеблишмент не позволит ради сохранения «статуса кво»: ведь ворвавшийся на уже давно сформированный политический ландшафт новый и пассионарный игрок может в корне изменить саму ткань казахстанского политического процесса. И это, скорее всего, является самой серьезной угрозой для казахстанского нацио­нализма в настоящее время – слабая теоретическая база и невозможность ее усиления. А без теоретической базы национализм быстро вырождается в маргинальный шовинизм, этнические чистки, геноцид.

Как и в любом другом деле, важен баланс. Поиск и сохранение этого баланса и есть основная задача казахских националистов. Жаль, что вместо этого они продолжают заниматься ерундой: например, разворачивают дискуссию на тему, как правильно называть национальное блюдо – «бешбармак» или «ет»? И пока они занимаются такими «важными» вопросами, национализм продолжает оставаться бытовым и маргинальным.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 февраля 2017 > № 2104370 Данил Бектурганов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter