Всего новостей: 2556387, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Султангалиев Султанбек в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Султангалиев Султанбек в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев

Встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с кандидатом в президенты Кыргызстана Омурбеком Бабановым стала причиной ноты протеста, которую власти соседнего государства предъявили официальной Астане.

По мнению кыргызских властей, встреча главы Казахстана с Бабановым отражает "предпочтение казахстанской стороны относительно будущего президента Кыргызской Республики".

Почему рядовая в расписании президента Казахстана встреча вызвала недоумение МИД Кыргызстана, в интервью Sputnik Казахстан прокомментировал политолог Султанбек Султангалиев.

- Может ли беседа президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с одним из кандидатов в президенты Кыргызстана повлиять на исход выборов в соседней республике?

— Никаких опасений по поводу влияния на исход выборов в Кыргызстане от беседы президента Казахстана с кыргызским кандидатом Омурбеком Бабановым не может быть, хотя бы потому что количество этнических казахов среди граждан Кыргызстана составляет всего 0,5%. Собственно, данная встреча может навредить самому Бабанову, но подобный исход зависит от успешности информационной войны, развязанной против него оппонентами.

- Можно ли назвать эту ноту протеста МИД Кыргызстана скандальной?

- Полагаю, что нота кыргызстанского министерства иностранных дел вызвана, в первую очередь, обострившейся в ходе президентской гонки внутриполитической борьбой, то есть оппоненты Омурбека Бабанова из властных структур не преминули воспользоваться случаем, чтобы поднять шумиху, используя свои свой административный ресурс. Конечно, такой подход кыргызской стороны вызывает удивление, так как никакого вмешательства во внутренние дела нашего южного соседа в самом факте встречи одного из кандидатов в президенты не существует.

- Почему на ваш взгляд Нурсултан Назарбаев встретился с кандидатом? Может ли этот факт свидетельствовать о преследовании каких-то целей?

— Во-первых, от действующего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева Акорде пришлось услышать немало шпилек в свой адрес. Аудиенция с кандидатом, который борется на выборах с выдвиженцем Атамбаева — это своего рода эмоциональное напутствие уходящему руководителю соседней страны и намек будущему президенту Кыргызстана на необходимость лояльных дружественных отношений впредь. Это, пожалуй, главный мотив встречи.

Во-вторых, сейчас трудно спрогнозировать, кто же победит на президентских выборах, и если Омурбек Бабанов выиграет, то он никогда не забудет Нурсултану Назарбаеву демонстративно проявленного внимания. В восточной политике такие дипломатические авансы весьма ценятся.

Ну и в-третьих, в случае победы одного из конкурентов – данная встреча не окажет никакого отрицательного влияния на двухсторонние казахстано-кыргызстанские отношения.

Личные эмоции будущего президента Кыргызстана не являются фактором, достойным внимания во внешней политике Казахстана.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2017 > № 2310014 Султанбек Султангалиев

Что вынуждает казахстанцев эмигрировать за границу?

Масштабы эмиграции из Казахстана нарастают, причем уезжают наиболее грамотные и перспективные. Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, число выбывших из нашей страны в прошлом году составило 34 965 человек – на 16,4 процента больше, чем в 2015-м. Об этой, а также о других связанных с ней проблемах мы беседуем с политологом Султанбеком Султангалиевым.

Отсутствие перспектив

- Я бы не сказал, что Казахстан как государство вынуждает профессионалов уезжать из страны, - говорит политолог. - На такой самоубийственный шаг ни одна здравомыслящая власть не пойдет. Дискриминации граждан по национальному признаку у нас нет, экономические и социальные права и свободы соблюдаются. Другое дело, что осознание отсутствия перспектив личностного и профессионального роста, финансово-материальной успешности, а также беспокойство за благополучие семьи и её безопасность в случае изменения внутриполитической ситуации в Казахстане, сама непредсказуемость этих изменений подталкивают людей к отъезду за границу.

Исходя из собственного умозрительного опыта, могу сказать, что к миграции склонны уже состоявшиеся в своей профессиональной среде люди, а также молодежь, ищущая для себя перспективы вне Казахстана. Бомжам и пьяницам заграница не нужна. Им и легче, и проще умереть на родине.

- Китай «раскрутил» Димаша Кудайбергенова, тогда как у нас ему не удавалось пробиться. Ранее азиатские масс-медиа сделали популярной Сабину Алтынбекову. Это случайность?

- Все случайности закономерны. Казахстан не является мировым центром, и получить международную известность при помощи исключительно отечественных СМИ невозможно. Существует и другой момент. Мы как социум не замечаем незаурядных и талантливых людей в своей стране - будь то режиссер, музыкант или просто красавица и спортсменка. Чтобы общество распознало и признало личность, нужна благожелательная реакция власти - так устроена наша общественная система. А власти, по большему счету, не до этого - она признает только то, что «прогремело» в международном масштабе. Так было с Тимуром Бекмамбетовым, Геннадием Головкиным, теперь - с Димашем Кудайбергеновым. Наш политический Олимп с удовольствием использует «звезд» для решения своих пиар-задач, но неспособен их «зажигать». И не в силу отсутствия средств или возможностей, а по причине собственного равнодушия.

Раскрытию, росту отечественных талантов мешают и такие барьеры, как трайбализм и коррупция. На международном музыкальном конкурсе в Китае организаторы и жюри не интересовались у Димаша ни тем, какого он рода-племени, ни его родственными связями с сильными мира сего. Они не намекали на взятку за победу. Если бы подобный конкурс проводился в Казахстане, то простому парню Кудайбергенову ничего бы не светило.

По поводу Сабины Алтынбековой, раз уж вы назвали ее имя, могу сказать следующее. Во-первых, мне пришлось «погуглить», чтобы вспомнить, каким видом спорта она занимается, а во-вторых, на улицах казахстанских городов я видел много девушек, ни в чем не уступающих ей по красоте. Опять же мы просто не ценим, не замечаем красоту наших женщин до тех пор, пока на нее не обратит внимание кто-то за границей.

Что касается вашего намека на «китайский след», то для продвижения своих экономических интересов в нашей республике правящим кругам КНР, полагаю, нет необходимости заигрывать с общественным мнением в Казахстане. Если с ним не считаются власти собственной страны, то иностранным государствам оно тем более неинтересно.

Бонус к колбасе

- Весь мир, а страны постсоветского пространства в особенности, живет в состоянии угнетающей нестабильности. Бытует мнение, что делается это намеренно, поскольку растерянными людьми легче управлять.

- Тем, кто так считает, я бы посоветовал поменьше смотреть «РЕН-ТВ». Есть страны Евросоюза, Северной Америки, Австралия, Новая Зеландия, Япония, о которых невозможно сказать, что они живут в «угнетающей нестабильности». Поток беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока, создавший известные проблемы европейским странам, искусственно вызван агрессивной внешней политикой США, которую недальновидно поддержал тот же Евросоюз. Но это не есть «нестабильность». Нестабильность связана, прежде всего, с экономической ситуацией. Чем она хуже, тем больше дестабилизационная составляющая. В первую очередь, это касается импортозависимых стран, чей бюджет формируется в основном за счет продажи полезных ископаемых, а не собственного производства. Наглядный пример - критическая ситуация в Венесуэле.

Вторая причина лежит в политической плоскости. Внешне всё выглядит вполне устойчиво, незыблемо и благопристойно, но достаточно порыва ветра или же выхода из строя опорной несущей конструкции – и вся система может мгновенно обрушиться, как это имело место в Тунисе или Ливии. Не всегда подобное случается, в чем можно убедиться на примере соседнего Узбекистана, но само ощущение непредсказуемости будущего и, соответственно, страх перед возможными потрясениями у граждан таких стран присутствует, и это вносит дискомфорт в их жизнь, а кое-кого вынуждает задумываться об отъезде.

- Но что сейчас происходит в нашем обществе: болезненная смена управленческих элит или же набирающая обороты деградация?

- Смена управленческих элит не является болезненной для нашего общества, поскольку общество, то есть народ, живёт в одном Казахстане, а элита - в другом. По большому счету, какая людям разница, кто принимает законы или издает постановления - старый чиновник или молодой? Ведь сути и направленности законов и постановлений данное обстоятельство не меняет. Сегодня общество не может существенным образом влиять на исполнительную власть, какими бы управленцами она ни возглавлялась. И до тех пор, пока ситуация в этом плане не изменится кардинальным образом, для нашего олигархо-бюрократического аппарата казахстанцы будут оставаться не народом, а просто народонаселением, у которого только две прерогативы - платить налоги и не высовываться.

Деградация, конечно же, имеет место быть. Например, в образовании. Причем не только в среднем, но и в высшем звене. Наблюдается она и в системе государственного управления, погрязшей в откатах, распилах, лицемерии и бездушии. Деградируют гуманитарные науки, сменившие партийного хозяина, но сохранившие свое холуйское подобострастие. И т.д.

Но я полагаю, что к тем процессам, которые происходят в сфере общественной морали, термин «деградация» неприменим. Конечно, с точки зрения добропорядочного гражданина Казахской ССР в современном казахстанском социуме царит полнейшая «аморалка»: самовлюбленные токалки, обнаглевшие от безнаказанности педофилы, лидеры организованных преступных группировок на важных чиновничьих постах и многое другое. Лично мне это тоже не нравится, и я прекрасно понимаю тех, кто болезненно реагирует на подобные явления в нашем обществе. А реагируют так не только коммунисты, но и верующие мусульмане и христиане, и тенгрианцы, и националисты… Дело в том, что императивы советской идеологии, на которой выросло не одно поколение казахстанцев, во многих морально-этических аспектах соприкасались как с мировыми религиями, так и с национальной ментальностью нашего народа. И все они в совокупности совершенно не приемлют моральные парадигмы западной цивилизации.

Но, повторюсь, я не считаю это деградацией. Просто произошло изменение шкалы моральных ценностей. Такое переформатирование является обязательным социальным последствием избранного экономического курса. Теперь у нас всё как на капиталистическом Западе, по образу и подобию которого мы строим своё общество. Ну или почти всё…

Надо понимать, что бесплатного сыра в мышеловке не бывает. Мы ведь хотели получить двадцать сортов колбасы в магазине? Пожалуйста! Но в качестве обязательного бонуса к ним прикладываются и порнография, и массовая безработица, и пенсионеры, ищущие еду в мусорных баках, и кредитная кабала, и свадьбы лесбиянок…. Пока в мире еще не создана модель, которая бы гармонично сочетала в одном флаконе лучшие элементы социализма и капитализма…

Автор: Сара САДЫК

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 сентября 2017 > № 2310014 Султанбек Султангалиев


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 октября 2016 > № 1934790 Султанбек Султангалиев

Как изменилось отношение казахстанцев к России и ее политике?

Автор: Сауле Исабаева

Если брать ближайших соседей, то, пожалуй, самое неоднозначное отношение у казахстанцев сложилось именно к России. Нас интересует все, что с ней происходит. Мы часто критикуем ее, но при этом столь же часто ставим в пример. Она притягивает нас и одновременно тревожит. Даже российского лидера мы обсуждаем чаще, чем любого другого.

Неудивительно, что столь пристальный интерес становится причиной раскола в казахстанском обществе. Но кому выгодно выступать «за» Россию, а кому – «против»? И какие чувства на самом деле испытывают наши граждане к северному соседу? Об этом и многом другом мы беседуем с политологом Султанбеком Султангалиевым.

Но для начала немного статистики. Около года назад Центр социальных и политических исследований «Стратегия» обнародовал результаты своего исследования, которое касалось внешнеполитических предпочтений казахстанцев. Как выяснилось, самой дружественной страной наши граждане считают Россию (показатель симпатий не опускался ниже 80 процентов на протяжении трех лет). Практически одновременно американская компания Gallup опубликовала итоги своего соцопроса, по итогам которого Казахстан занял четвертое место среди стран, где авторитет Владимира Путина наиболее высок (72 процента жителей нашей страны поддерживают его политику). Мы обогнали даже братскую для россиян Беларусь. Разумеется, это не могло не вызвать бурной реакции в рядах казахских националистов, которые считают, что на самом деле цифры явно завышенные.

– Султанбек, а как вы думаете, насколько адекватны полученные исследователями результаты?

– К любым цифрам следует относиться критически. Тем более что большое значение имеет выборка респондентов с учетом возраста, национальности, образования и места проживания. Приведенное вами процентное соотношение больше характерно для русскоязычных граждан нашей страны. А если мы возьмем, например, отношение к России со стороны молодежи, проживающей в сельской местности, то цифры будут полярно другими.

Тем не менее, конечно же, поддержка казахстанцами политики Путина, симпатии к президенту России являются распространенным явлением. Причина заключается и в успешном имидже президента РФ, и в том, что Казахстан, по сути, находится в российском информационном пространстве. Телевизионная пропаганда, идущая из РФ, не может не влиять на умонастроения наших граждан. Прибавьте к этому общность истории, особое отношение части казахстанцев к России как к естественному историческому соседу и союзнику, сотни нитей родственных, дружеских и деловых отношений между жителями двух стран.

И это в общем-то взаимно. Вот результаты опроса, проведенного в апреле текущего года фондом «Общественное мнение»: половина из 1500 респондентов в 104 населенных пунктах 53 регионов РФ назвали Казахстан самым дружественным государством.

– Как правило, Россию ругают в основном представители казахской интеллигенции, местные националисты, политологи. Простые же обыватели, как вы уже отметили, смотрят российские телеканалы и симпатизируют политическому курсу Путина. Но только ли в зависимости от российского информационного пространства дело? Быть может, это тоска по «сильной руке»?

– Наша интеллигенция любит брызгать ядом по любому поводу, наверное, считая это своим истинным предназначением. Впрочем, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не работало… По поводу националистов я как-то уже пошутил, что если бы Путин был казахом, то националисты носили бы его на руках. Действительно, российский лидер стремится жестко защищать геополитические интересы РФ, а также российского бизнеса, чего мы совершенно не видим в действиях казахстанских чиновников самого разного уровня.

Что касается нашего общества, то по отношению к российской проблематике оно разделено как минимум на два лагеря – на «нацпатов» и «ватников», и это разделение неминуемо сказывается при обсуждении любой темы, вызывая ожесточенные споры в социальных сетях, в первую очередь на самом политизированном ресурсе – «Фейсбуке».

Казахстанцы крайне восприимчивы к вопросам международной политики при удивительном равнодушии к проблемам собственной страны. Лично я объясняю этот феномен общественного сознания тем, что в условиях полной затюканности политических процессов в Казахстане разочарованные люди тянутся в сферу международных отношений, находя хотя бы в обсуждении таких тем естественную отдушину.

«Ватничество» в Казахстане как разновидность политического мировоззрения существенно отличается от своего российского аналога. Там «ватники» сосредоточены на современной тематике (крымский вопрос, санкции, противостояние РФ и Запада, Донбасс, сирийская проблема) и идеях великодержавности России. Тогда как казахстанские «ватники» больше обращены в историческое прошлое (защита памяти о Великой Отечественной войне, уважительное отношение к советскому периоду в истории Казахстана), а также к вопросам сохранения межнационального согласия в стране и союза Казахстана с Россией.

Феномен популярности Владимира Путина – это тема отдельных исследований политологов, политтехнологов и социологов. Ведь, по большому счету, кроме присоединения Крыма и активной борьбы с международным терроризмом, Кремлю похвастать особо нечем. Проблемы регионального развития, борьбы с коррупцией, эффективности государственного управления в России с каждым годом лишь обостряются. Особо я бы отметил рост шовинистических настроений в российском обществе, что не может не настораживать ближайших соседей РФ. По данным исследования «Левада-центр», проведенного 8 августа нынешнего года, 52 процента россиян поддерживают идею «Россия для русских», а вот здравомыслящих граждан России, посчитавших это настоящим фашизмом, оказалось всего 21 процент.

– А на чем основано негативное восприятие России частью нашего общества? И насколько возросли антироссийские настроения в Казахстане на фоне последних событий – противостояния с Украиной, военного присутствия в Сирии?

– Определенные подвод­ные камни во взаимоотношениях между Казахстаном и Россией существуют. В первую очередь это касается соблюдения экономических интересов Казахстана и казахстанского бизнеса в рамках Евразийского экономического союза. Эту проблему необходимо быстро и эффективно решать, а не замыливать лозунговыми транспарантами в духе «Русский с казахом – братья навек».

Что касается антироссийских настроений в казахстанском обществе, то давайте прежде всего зададимся вопросом: кто их разжигает? Во-первых, это так называемые правозащитники, которые аффилированы с иностранными фондами и выступают в роли агентов влияния Запада в информационной войне. Тут все примитивно просто: кто платит за ужин, тот и завт­ракает девушку. Ни о какой объективности со стороны ревнителей «общемировых демократических ценностей» не может быть и речи. Впрочем, смешно требовать что-либо подобное в условиях ожесточенной информационной войны.

А во-вторых, это казахские националисты – идейные противники России. В этом случае мы видим сплошной винегрет из исторических обид, личных комплексов неполноценности и элементарной русофобии: у каждого пациента, как говорится, свой индивидуальный диагноз.

– Понятно, что недовольство граждан растет и на фоне опасений относительно «имперских устремлений» России, а некоторые провокаторы только подогревают его. Так или иначе это проецируется на русских, живущих в Казахстане. Поэтому следующий вопрос будет несколько щекотливым: а как в действительности чувствуют себя казахстанские русские? И кому выгоден миф о том, что все они хотят покинуть нашу страну? А, может, это и не миф вовсе?

– Безусловно, антироссийские настроения подогреваются и высказываниями отдельных шизофренических персонажей, паясничающих в политическом цирке северного соседа, того же Лимонова или Жириновского. В погоне за симпатиями электората они совершенно не думают о реакции населения сопредельных стран на свои заявления шовинистического и имперского характера, оскорбляющие людей. Не заботит их и то, какой урон столь безответственные заявления причиняют самой России и как это может отра­зиться на этнических русских, проживающих в Казахстане и считающих страну своей Родиной. Если Кремль не хочет осложнений на пустом месте, то неплохо бы отдрессировать отдельных политиканов.

Миф об «имперских устремлениях России» вызывает, конечно, улыбку, но на определенную часть населения, особенно на национал-патриотически озабоченных господ, такая провокация все же действует.

Что касается якобы чемоданных настроений казахстанских русских, то сложно говорить об этом, не имея на руках результатов основательного социологического исследования по данной теме. Замечу только, что из страны уезжают не только представители нетитульных наций, но и этнические казахи…

На мой взгляд, проблема эмиграции носит сейчас в первую очередь социально-экономический характер. Те, кто хотел уехать в силу неприятия суверенитета и независимости Казахстана, покинули нашу страну еще в начале 1990-х. Остались те, кто вне зависимости от своей этнической принадлежности считает Казахстан своей Родиной, но и они, как заметно по социальным сетям, задумываются о переезде. И самое печальное – это то, что мы наблюдаем процесс «утечки мозгов», восполнить который будет очень сложно.

Сам характер эмиграционного процесса может измениться после завершения транзитного периода, когда казахские националисты, ныне дозированно аккуратно давимые Ак-Ордой, могут получить свободу рук. Я отдаю себе отчет в мощном потенциале казахского национализма, особенно на фоне плачевного положения дел в социально-экономическом развитии страны. В условиях, когда не хватает денег и работы, возникает большой соблазн найти виноватых по этническому признаку.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 октября 2016 > № 1934790 Султанбек Султангалиев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter