Всего новостей: 2556090, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тулешов Валихан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 14 января 2016 > № 1609029 Валихан Тулешов

Валихан Тулешов: «Мы проиграли, даже не успев зайти на авторынок ЕАЭС»

Автор: Сауле Исабаева

Власти Казахстана возлагали большие надежды на отечественный автопром после вхождения в ЕАЭС. Но чуда не случилось, и наши шансы добиться равноправного положения на объединенном рынке, напротив, уменьшились. Ситуацию усугубила девальвация, после которой и без того завышенные цены на казахстанские авто еще более возросли. Как следствие, по итогам прошлого года их продажи упали почти наполовину. Мало того, аналитики предрекают, что самые сложные для казахского автопрома времена еще впереди...

Почему же эта, казалось бы, стратегическая отрасль оказалась столь неустойчивой и уязвимой перед новыми вызовами? Что мешает казахстанским автопроизводителям реализовать экспортный потенциал ЕАЭС? И вообще, какое будущее ждет отечественный автопром? Об этом и многом другом мы беседуем с директором Института регионального развития Валиханом Тулешовым.

- Начнем с того, что создавать свой автопром мы начали в период, когда вовсю бушевал финансовый кризис 2007-2009 гг. Только тогда мы задумались об индустриализации, появилась программа ФИИР. Хотя и до кризиса нам поступало множество предложений о сотрудничестве от различных серьезных компаний – мировых брендов.

Вспомните южнокорейскую Daewoo, которая хотела зайти на наш рынок, но власти не пустили ее… А получив от ворот поворот, она развернулась в Узбекистане. Сейчас благодаря ей узбекский автопром производит огромное количество автомобилей, спрос на которые растет как внутри страны, так и за ее пределами – в тех же России и Казахстане. То есть на примере успеха узбекского автопрома ярко видны провалы казахстанского. Иначе говоря, мы упустили время…

- А как же индустриализация?

- В том-то и дело, что индустриализация охватила в основном самые примитивные производства – стекольное, битумное и т.п. Конечно, они тоже необходимы, но не с этого надо было начинать. Первым делом следовало развивать стратегические направления, в том числе автопром.

К примеру, когда Казахстан начал анонсировать переход на стандарты «евро-4» и «евро-5», стоило запустить модернизацию нефтеперерабатывающих заводов – в этом случае они бы сегодня уже выпускали бензин и авиационный керосин высокой марки. Но мы проморгали эту возможность и до сих пор не можем обеспечить себя полностью даже устаревшими марками бензина. Похожая картина и в других отраслях.

То есть наша программа индустриализации серьезно отстает от того, что сегодня делают наши ближайшие соседи, те же узбеки. Причем это касается не только автопрома, но и всей промышленности. Взять хотя бы новые отрасли – вертолетостроение, самолетостроение, вагоностроение, автобусостроение... Везде выпускаем по три-пять штук в год. Это не индустриализация, а одно название. Начали прокладывать метро в Алматы: ввели за 30 лет девять станций, купили пять поездов – и на этом все.

Решили переоборудовать вагонный парк: начали производство вагонов Talgo, запустили по одному поезду в одном-двух направлениях и считаем, что это индустриализация?! Но это совсем не то - не те темпы, не те объемы, не те инвестиции, не то технологическое перевооружение, какое должно быть.

А недавно приняли решение по российской лицензии «Авто ВАЗ» строить в Казахстане завод по производству автомобилей – 100 тысяч в год. Спрашивается, зачем тратить деньги на это старье? Ведь не секрет, что российские технологии – это уже вчерашний день. К тому же надо понимать, что «АвтоВАЗ» создавался на базе итальянской Fiat середины 60-х годов прошлого века. То есть вся технология, вся цепочка, все эти логистические стандарты производства давно устарели и не соответствуют новым, передовым экономическим трендам.

К примеру, сегодня в Японии и в других развитых странах начали массово выпускать автомобили, которые работают на водороде или электричестве (Toyota, Tesla, Volkswagen и т.д.). Да и многие развивающиеся страны в этом плане смотрят вперед, а мы двигаемся назад, собираясь использовать уже неэффективные сегодня технологии прошлого века.

Казахстанская модель индустриализации, включая автопром, не соответствует современным реалиям, социальной парадигме жизни, она отсталая, если не сказать больше. Отсюда и все остальное – низкое качество рабочей силы, человеческого капитала, низкая зарплата. К примеру, часть деталей для отечественных авто мы должны производить сами, но мы вынуждены покупать их за валюту за рубежом, тащить сюда, а потом продавать за тенге нашему гражданину в несколько раз дороже себестоимости.

А все потому, что малому и среднему бизнесу не позволено без одобрения акима что-либо самостоятельно производить. Нет экономической свободы, везде бюрократия, которая "зарабатывает" на бедах людей, торгуя справками, но не позволяя либерализировать экономические отношения, которые, по сути, остались командно-административными, нерыночными, феодальными.

- Может ли изменить ситуацию вступление Казахстана в ВТО?

- Я надеюсь на это. Нам не надо будет еще, по сути, не родившийся автопром вытаскивать из утробы нашей отсталой промышленности...

Все могут изменить нормальные правила всемирной торговли, когда можно будет завозить не совсем старые европейские и азиатские марки автомобилей, которые очень эффективны и современны.

Если мы хотим перейти в разряд развитых стран мира, то должны обеспечить своим гражданам такую же свободу выбора и такие же возможности для использования современных технологий, производства современных машин, а не устаревших.

С другой стороны, вступление в ВТО добьет наш так и не родившийся автопром, потому как людей уже не заставишь под разными предлогами покупать "отечественное" и финансировать убытки наших автопроизводителей.

- То есть казахстанский автопром – это что-то вроде зародыша, которому не суждено родиться при нынешнем положении вещей?

- Именно! Судите сами: в прошлом году было продано всего три тысячи казахстанских авто. Это буквально выскабливание зародыша, аборт, а не рождение. Для сравнения: в Узбекистане продано около полумиллиона… Я уже не говорю о других странах.

Речь о конкурентоспособности даже не идет. И ЕАЭС нам в этом плане не поможет. Казахстанский автопром не будет развиваться в условиях этого объединения, потому как уровень машиностроения, производственных мощностей в России, Беларуси и у нас – совсем разный. Эти две страны, являющиеся нашими партнерами, не могут поднять свой автопром на должный уровень, хотя достаточно давно этим занимаются. А в условиях членства Казахстана в ВТО они вообще потеряют наш рынок. Это первое.

Второе. Мы проиграли, даже не успев зайти на рынок ЕАЭС. Вспомните, как наши граждане после девальвации рубля ринулись в Россию и скупили там весь автомобильный неликвид. Вот такая двойная отсталость: в производственно-технологическом плане РФ отстает от ЕС, Запада и даже от Узбекистана, а мы отстаем от России.

- Ну, раз мы в одном экономическом объединении, не проще ли восстановить «советскую систему разделения труда»: зачем конкурировать внутри ЕАЭС, когда можно производить комплектующие и направлять на сборку в одну страну. Ведь это намного эффективнее и технологичнее, нежели налаживать дублирующие сборочные автозаводы с неясной перспективой реализации продукции.

- Никакого «разделения труда» по-советски уже никогда не будет. Нельзя восстановить то, что само развалилось. Будет «разделение труда» по-капиталистически. Но для этого должна быть создана многочисленная конкурентная среда, а вместо прожектов государственных органов должна появиться реальная свободная конкуренция. То есть нужны точные, жесткие капиталистические правила и законы.

Наши власти проморгали момент окончания торговой фазы капитализма и начало промышленной фазы. Когда торговля была на высоте, следовало все торговые капиталы направлять в промышленность. Используя переток капитала, нужно было дать зеленый свет везде и всем тем людям, которые хотели и могли заниматься производством, создавать промышленные консорциумы и конкурирующие промышленные корпорации (как ранее это было в Японии, Южной Корее и др.).

А мы насоздавали государственные монополии, и они уже никому не дали развиваться. Кроме того, у нас аким до последнего времени (да и сейчас) решал, позволить McDonalds зайти в город или нет, пустить на рынок Daewoo или отказать, разрешить производство холодильников Samsung или запретить...

То есть вся наша командно-административная, бюрократическая, коррупционная система довела страну до ручки. Она не имеет ничего общего с капиталистической модернизацией.

Теперь же, когда, как говорится, «петух клюнул», мы опять ударились в крайность – «все продать, все монополии приватизировать». Но сколько бы ни приватизировали монополии, без создания рыночной конкурентной среды они так и останутся в руках бывших монополистов-бюрократов, которые не понимают, что капитализму нельзя мешать. Поэтому судьба капитализма, как и судьба реформ, к сожалению, снова будет плачевной - им не дадут развиться. Хотя если этого не делать, то мы в результате окончательно окажемся в тупике.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 14 января 2016 > № 1609029 Валихан Тулешов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 февраля 2014 > № 1034422 Валихан Тулешов

Высший приоритет – человек

Основные замечания к деятельности правительства в свете Послания президента РК

Что делать?Поэтому правительству крайне необходим новый программный концептуальный документ, в котором будет заключена вся новая методология перехода от сугубо административных методов управления страной и экономикой на основе принципа ресурсности-конкурентоспособности к главному системообразующему принципу развития постиндустриального общества – принципу развития человеческого потенциала (капитала).

К примеру, акимы городов в соответствии с трендом постиндустриального общества должны разрабатывать концепции своих городов. Стандартами этих концепций должны выступать простые и понятные для общества нового типа правила вроде следующих:

1. Приоритетное по отношению к частному автотранспорту развитие общественного транспорта (метро, трамвай, троллейбус, автобус, канатная дорога и т.д.), его доступность для самых широких слоев населения, интеграция общественной транспортной системы города (мегаполиса) с городами и районными центрами области, селами и т.д.;

2. Приоритетное развитие коммуникаций (телефония, Интернет), их пространственная и экономическая доступность для граждан;

3. Приоритетное развитие социальной инфраструктуры для граждан, ее доступность (школы, больницы, поликлиники, библиотеки, театры, музеи, выставочные залы, кинотеатры, парки, зоны отдыха и т.д.) и качественное наполнение (экологические, фитосанитарные, образовательные и медицинские стандарты должны приближаться к стандартам государств ОЭСР).

Транспортные, логистические, коммуникационные, социальные, экологические и иные инфраструктурные отрасли городского и коммунального хозяйства могли бы быть переняты из соответствующих европейских систем и переработаны в части еще более передового наполнения с тем, чтобы не просто догнать государства ОЭСР по данным параметрам, а оказаться в мейнстриме их дальнейшей разработки и внедрения.

Поэтому для акимов и их аппаратов нужен серьезный гуманитарный ликбез по ценностному позиционированию государства, включающий знакомство со всей системой передовых социальных и политических идей, экономических концепций согласно идеалам, стандартам и ценностям постиндустриального общества, которое должно быть построено в Казахстане к 2050 году. Также они должны осознать значение национальной этики, а не только корпоративной, осознать, что именно она должна лежать в основе национальной демократической модели. Без прослеживания этой зависимости просто не удастся гармонизировать весь процесс общественного развития по новым трендам управления и политики. Для уяснения существа проблем перехода на принципы организации постиндустриальной национальной модели общества и, прежде всего, в государственном управлении, можно созвать национальную методологическую конференцию. Ее участниками могли бы стать не только госслужащие корпусов А и Б, акимы разных уровней, но и топ-менеджмент СПК и нацио­нальных компаний.

В результате подобной проработки госслужащие и другие важные категории управленцев узнали бы, что, например, целью новой программы ГПФИИР на 2015-2019 годы должно стать не простое стимулирование диверсификации и повышение конкурентоспособности существующих отраслей промышленности,а создание и развитие новой модели экономики постиндустриального общества, экономики услуг как экономики реализации человеческого капитала, т.е. на основе рейтинга человеческого капитала и Индекса человеческого развития (ИЧР).

Догнать и…

Реиндустриализация на постиндустриальной основе означает не просто закуп передовых технологий и их эксплуатацию, но и то, что мы должны серьезно продвинуться в экономической сфере (т.е. на предприятиях, в банках, корпорациях, субъектах малого и среднего бизнеса) по показателю свободы в обществе. Здесь нужно принять ряд законов по институализации частной собственности и либерализации всей экономической сферы, предполагающей создание альтернативных моделей регулирования экономики и бизнеса, а главное – создание демократической правовой среды для всех экономических субъектов. Меркантилизм экономической системы, предполагающий неравенство экономических субъектов, преодолевается через правовое регулирование: необходимо уравнять не только в теории, но и на практике монополию и индивидуального предпринимателя. А это значит, что надо серьезно развивать антимонопольное законодательство, систему прав и свобод личности, используя и внедряя основные элементы англо-саксонской правовой модели. Так было сделано в Японии и Сингапуре, так начинают делать в Китае, хотя из идеологических соображений обозначают это иначе.

Но если в Китае еще не говорят об индикаторах и показателях новой развиваемой системы ценностей, то в Казахстане вопрос о рейтингах, индикаторах и показателях давно стоит на повестке дня.

Чтобы попасть в число 30-ти самых развитых стран мира, нам нужно серьезно продвинуться в таких индексах, как справедливое распределение доходов (сегодня 29 баллов из 100), наличие квалифицированных кадров (огромный дефицит специалистов и, соответственно, 99-е место), уровень интеллектуальности экономики (85-е), кластерное развитие (109-е). Необходимо остановить “утечку мозгов” (70-е) или самим начать “воровать мозги”, улучшить качество обучения естественным наукам (66-е), повысить качество школ менеджмента (84-е), сократить отставание от большинства развитых стран мира по количеству научных публикаций (85-е).

Наконец, очень низкие у нас показатели в социальной сфере, в здравоохранении. “По количеству лет (в процентном соотношении), которое средний казахстанец проживает, будучи здоровым, страна занимает, увы, 94-е место в мире. Показатель детской смертности – 86-е место. Страдает также уровень сервиса в этой области – по качеству здравоохранения мы на 95-м месте” (портал vlast.kz”).

В целях ликвидации этого отставания можно предложить следующие меры:

- стимулирование диверсификации и повышение конкурентоспособности экономических субъектов на основе принципа повышения человеческого потенциала (начиная с закончивших школу, далее самозанятых, работников всех предприятий и заканчивая госкомпаниями и монополиями) по программам трудоустройства и переквалификации, реальная борьба с безработицей, работа по переводу самозанятых в разряд постоянно работающих и т.д. В противном случае нам не увеличить в 4,5 раза показатель объема ВВП на душу населения – с 13 тысяч долларов до 60 тысяч долларов, если 2 миллиона 600 тысяч самозанятых будут тянуть нас вниз, и Казахстан не станет страной с преобладающей долей среднего класса, как об этом говорит глава государства;

- создание и развитие институциональных основ постиндустриальной, т.е. инновационной экономики, что включает в себя принятие нового законодательства, укрепляющего конституционные основы прав и свобод личности (уравновешивание ветвей власти, уравновешивание политической, экономической и социальной сфер государства, объявление и имплементация судебной власти гарантом конституции, принятие закона о незыблемости права частной собственности, принятие закона о банкротстве физических лиц, субъектов малого бизнеса,закона о защите прав миноритариев и т.д.);

- стимулирование диверсификации и повышения конкурентоспособности постиндустриальных (постотраслевых) систем, основанных на развитии человеческого потенциала сфер экономики – кластерных и сетевых (образовательных и предпринимательских университетов, информационных, медицинских, экологических и других, проектно-технологических предпринимательских и социальных бизнес-структур и т.д.), решающих проблему безработицы/трудоустройства более сложно, но и более эффективно и долгосрочно, как это обстоит в США. Иными словами, все традиционные отрасли экономики следует сделать инновационными через развитие специализированных университетов, научно-образовательных и научно-исследовательских институтов и других структур. Исходя из этих принципиальных замечаний, должна быть пересмотрена вся ГПФИИР-2.

В региональном разрезе можно говорить о городах-контрмагнитах, опорных селах и других вещах только после уяснения главного вопроса о людях и их потенциале как о целях строительства таких городов и сел.

Валихан ТУЛЕШОВ, и.о. директора Школы государственной и общественной политики МАБ, директор Института регионального развития

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 февраля 2014 > № 1034422 Валихан Тулешов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter