Всего новостей: 2652969, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Тутушкин Виталий в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Тутушкин Виталий в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467130 Виталий Тутушкин

Тенге в рыночном равновесии

Это становится почти народной «лотерей» – гадать на курс тенге и предсказывать потрясения на валютном рынке. В начале года народные эксперты в очередной раз дали свои прогнозы, причем диапазон разбега был значителен по обе стороны от нынешнего уровня. А что по курсу тенге у Нацбанка?

Мы попросили поделиться прогнозами и их обоснованиями директора департамента исследований и статистики НБ РК Виталия ТУТУШКИНА.

Алевтина ДОНСКИХ

- Виталий Алексеевич, у Нацбанк есть сценарии развития курса тенге в 2018 году, с учетом тех или иных факторов, а также меры реагирования на риски?

– У нас действует режим свободно плавающего обменного курса. Это означает, что курс подстраивается под те условия, которые формируются на рынке. Национальный банк, следуя принципам режима инфляционного таргетирования, четыре раза в год проводит прогнозные раунды. В их рамках и строятся прогнозы основных макро­экономических показателей Казахстана, исходя из сценариев и в зависимости от предполагаемого уровня цен на нефть.

Так, к примеру, в последнем прогнозном раунде (октябрь-ноябрь 2017 года) в качестве базового был принят сценарий при цене 50 долларов за баррель. Также рассматривались оптимистичный сценарий – 60 долларов за баррель и пессимистичный – 40 долларов за баррель. Согласно этим прогнозам, при базовом сценарии темпы роста экономики в 2018 году ожидаются на уровне 2,8%, при 40 – 2,6%, при 60 – 2,9%.

При этом также напомню, что в условиях режима плавающего обменного курса Национальный банк не имеет ориентиров по курсу тенге. Это означает, что в 2018 году обменный курс продолжит формироваться под воздействием фундаментальных факторов.

– Тем не менее одни эксперты говорят, что тенге переоценен, другие – недооценен. Люди же реально теряются в этих прогнозах и не знают, то ли им бежать покупать доллары, то ли сдавать их, фиксируя прибыль на максимуме. Сколько же на самом деле стоит тенге? Ровно столько, сколько утром показали торги на КASE, то есть установил сам рынок?

– Говорить, что курс недооценен или переоценен в конкретном периоде – в корне неверно. Курс находится или каждый раз стремится к равновесию в зависимости от тех факторов, которые складываются на рынке, включая цены на нефть, металлы и другие сырьевые товары, колебания российского рубля, уровень инфляциии, складывающийся как внутри страны, так и за рубежом. Поэтому и те, и другие «эксперты» неправы.

– А в принципе корректно ли при действующем режиме плавающего обменного курса говорить о реальной недооценке или переоценке национальной валюты?

– С точки зрения номинального выражения курс тенге находится в рыночном равновесии по отношению к другим валютам. Если же ситуация поменяется, к примеру, цены на нефть резко упадут, то курс изменится и автоматически будет подстраиваться под ситуацию. То есть найдет свое равновесное значение. В этом и есть рыночная суть: курс отражает влияние фундаментальных факторов, а значит, находится в равновесном значении.

Мы можем строить различные сценарии развития при разных ценах на нефть, при разном курсе рубля к доллару, можем получать какие-то оценки по курсу. Для этих целей у нас есть комплексные макроэкономические модели, которые мы строим. Но это не означает, что именно такой рассчитанный курс сложится в реальной жизни.

Модель гораздо проще, чем жизнь. В реальности курс может сложиться на любом уровне, потому что есть еще психология участников рынка, и они могут сдерживать колебания курса или, наоборот, ускорить его движение. К тому же, есть непредвиденные факторы, появление которых мы заранее не можем предугадать.

Что касается сегодняшней ситуации, то подчеркну, что текущее значение номинального курса – это его равновесное состояние с учетом существующих цен на нефть, обменного курса рубля к доллару и других показателей. Напомню, что по итогам 2017 года тенге укрепился на 0,3% и продолжает укрепляться в текущем году.

– Позволяет ли проводимая Нацбанком курсовая политика держать паритет на рынке валют?

– Еще раз подчеркну: в условиях режима плавающего обменного курса задача по поддержанию какого-либо паритета не стоит. Курс тенге ежедневно складывается на рыночных условиях. То есть, исходя из баланса спроса и предложения, под воздействием ряда внутренних и внешних факторов. Ежедневные колебания тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления, позволяют тенге находиться постоянно на равновесном уровне. Учитывая, что у нас внутри страны все платежи осуществляются в тенге, цены указываются в тенге, покупка или продажа иностранной валюты является личным решением каждого человека. Такое решение, как и любое другое, несет в себе потенциальные риски. То есть, каждый человек должен понимать, что в условиях текущего режима есть вероятность как получить доход, так и понести убытки.

– Тем не менее Нацбанк может вмешаться в ситуацию и, например, «качнуть» курс в ту или иную сторону в зависимости от потребностей экономики?

– Все интервенции на рынке Нацбанк проводит исключительно в целях стабилизации рынка и предупреждения резких колебаний курса, не связанных с динамикой фундаментальных факторов. При проведении интервенций Нацбанк не ставит перед собой целью достижение определенного уровня курса тенге. Мы не таргетируем валютный курс. Отмечу, что в 2017 году наше участие на валютном рынке было минимальным. С октября прошлого года Национальный банк не проводил никаких интервенций на валютном рынке: мы наблюдаем за ситуацией на валютном рынке в режиме реального времени, но не вмешиваемся.

Говоря о том, чтобы качнуть курс, отмечу, что в этом нет никакой необходимости, поскольку риски от искусственного вмешательства будут весьма высоки. Сейчас наблюдается повышение цены на нефть, а это – благоприятный фактор для отечественной экономики.

– Но мы наблюдали минувшим летом ситуацию, когда рост цены на нефть никак не коррелировался с курсом: нефть росла, а тенге слабел…

– Да, мы все убедились, что влияние этого фактора не всегда однозначно. Рост цен на нефть приводит к тому, что иностранные инвесторы получают больше доходов и выводят больше средств за рубеж.

Хотя сейчас однозначно можно сделать вывод, что текущее укрепление обменного курса – результат того, что цены на нефть находятся очень близко к 70 долларам за баррель.

– С нефтью понятно. А спекулятивные взбросы информации о серьезных переменах на валютном рынке свое «уже отыграли» или все еще могут вызывать значительные всплески? Даже несмотря на свободное рыночное колебание валют.

– Прежде всего, к данного рода информации особо чувствительным является население. На фоне такого информационного фона мы не раз наблюдали рост спроса на иностранную валюту, что действительно в рыночных условиях приводит к краткосрочным ничем необоснованным колебаниям курса тенге.

В данном процессе одной разъяснительной работы со стороны Национального Банка недостаточно, важно, что бы и все профессиональные участники валютного рынка, то есть банки, проводили активную разъяснительную работу со своими клиентами (бизнесом и населением) и экспертным сообществом. В противном случае действительно существует риск неконтролируемых панических настроений на валютном рынке.

– Одно дело прогнозы. Другое – их мотивация. К примеру, планка в 420 тенге за доллар. Что должно произойти в экономике, какие факторы должны сработать, чтобы реализовался такой сценарий?

– Даже наш самый негативный прогнозный сценарий такого уровня не показывает. Если цена на нефть будет резко падать, если ситуация в Российской Федерации – у нашего основного торгового партнера будет ухудшаться, то это не значит, что у нас курс будет ослабевать большими темпами. На курс тенге одновременно оказывают влияние множество разнонаправленных факторов. Поэтому всегда будут другие факторы, которые будут ограничивать колебания курса тенге. Так, с точки зрения платежного баланса, если цены на нефть будут снижаться, мы будем меньше экспортировать, но и меньше будем ввозить импортных товаров.

– На днях директор аналитического департамента инвестиционной компании «Регион» Валерий Вайсберг заявил, что рубль в ЕАЭС укрепился, благодаря дедолларизации в Казахстане. Учитывая, что сейчас рубль в стоимости значительно превышает привычную нам пропорцию «1 к 5», не знаю, гордиться ли нам результатами дедолларизации или нет. Как Нацбанк оценивает такую «диспозицию» валют на рынке ЕАЭС, и чем дорожающий рубль лучше или хуже дорогого доллара?

– Российский рубль по отношению к другим национальным валютам стран ЕАЭС, действительно, показывает укрепление. Этот факт является результатом импортных операций стран ЕАЭС. Напомню, что в рамках государств – членов Союза была упрощена процедура импорта товаров, снижены импортные пошлины, что способствовало активизации взаимной торговли. Российская экономика является самой крупной в ЕАЭС. Россия также крупный торговый партнер всех стран – участниц Союза. Поэтому в этих странах растет спрос на российскую валюту для проведения платежей по импортным товарам. Что, при прочих равных условиях, приводит к укреплению рубля.

Свою роль здесь сыграл и факт… нахождения России под санкциями. Она наращивает производство различных товаров, начинает активней развивать торговые отношения с соседями в рамках ЕАЭС. Возможно, растет спрос на российские товары, соответственно – и спрос на российский рубль, что ведет к его укреплению.

Но если говорить о преимуществах или минусах этого, то с точки зрения платежного баланса более слабый тенге по отношению к рублю нашей экономике более выгоден. Слабый тенге – минус – в инфляции, но плюс – в торговле. Так, по реальному эффективному обменному курсу, который считается к корзине валют с учетом инфляции в странах – торговых партнерах, недооценка тенге по отношению к базисному периоду (конец 2013 года) составляет 21%. Это плюс с точки зрения торгового баланса, поскольку на внешнем рынке наша продукция более конкурентна по цене. Но надо признать, что по мере снижения инфляции в Казахстане мы будем наблюдать уменьшение этого преимущества.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467130 Виталий Тутушкин


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 23 января 2017 > № 2053083 Виталий Тутушкин

Что будет с экономикой в 2017 году?

Какие отрасли помогут росту ВВП, как бизнесмены оценивают ситуацию в экономике и какие изменения ожидаются в ближайший год

Экономика Казахстана переходит к постепенному росту, но этот тренд неустойчив и зависит от внешнеэкономических условий. Об этом в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал директор Департамента исследований и статистики Национального Банка РК Виталий Тутушкин.

— 2016 год был непростым для экономики Казахстана, прогнозы различных экспертов были в основном негативными. Однако, по предварительным данным, по итогам прошедшего года ожидается положительный рост ВВП. Как вы оцениваете состояние экономики Казахстана в 2016 году?

— За последние два года экономика Казахстана, как и экономики ряда других стран — экспортеров сырьевых ресурсов, испытала значительный шок от падения цены на нефть, уменьшения экспортных доходов и обесценения национальной валюты. Динамика роста экономики в истекшем году была нестабильная. В I квартале 2016 года реальный ВВП Казахстана сократился впервые после кризиса 2009 года, однако в последующие кварталы наблюдалось восстановление показателей.

За 9 месяцев 2016 года рост ВВП составил 0,4%, по предварительным заявлениям Министерства национальной экономики РК за 2016 год, ожидается, что экономика Казахстана покажет рост в 1%.

Связано это с положительным влиянием принимаемых мер в рамках государственных антикризисных программ по стимулированию экономики и ее диверсификации. Данный рост также свидетельствует о постепенной адаптации экономики к новым макроэкономическим условиям.

Существенный вклад в положительную динамику ВВП внесли отрасли строительства, сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности, транспорта, что свидетельствует об увеличении доли ненефтяного сектора. Помимо этого, сохраняются высокие темпы роста инвестиций в основной капитал, финансируемые как со стороны государства, так и частного сектора. Динамика внутреннего потребления указывает на постепенную адаптацию населения и предприятий к новым экономическим условиям.

В целом можно говорить о переходе экономики к постепенному восстановлению, однако данный тренд неустойчив и во многом зависит от стабильности внешнеэкономических условий.

Существуют ли дополнительные индикаторы, помимо официальной статистики, указывающие на улучшение динамики экономического развития?

— Да, такие индикаторы существуют. На протяжении более 15 лет Национальный Банк проводит ежеквартальные опросы предприятий реального сектора экономики для получения оперативной информации о текущей ситуации в отраслях и ожиданиях руководителей. Результаты мониторинга, проведенного в III квартале 2016 года, свидетельствуют о переходе экономики к восстановительной фазе роста.

На основе показателей спроса на готовую продукцию и объема производства (товаров, работ и услуг), полученных в ходе мониторинга предприятий, были построены так называемые «часы» бизнес-цикла (business cycle clock). Данный индекс построен по аналогии с «часами» бизнес-цикла института конъюнктурных исследований IFO Institute (Германия). В соответствии с данными «часами» можно сделать вывод, что во II и III кварталах 2016 года экономика Казахстана находится в области роста, а также в соответствии с ожиданиями предприятий останется в области роста и в IV квартале 2016 года.

Часы бизнес-цикла экономики Казахстана (Business cycle clock), объем производства

Часы бизнес-цикла экономики Казахстана (Business cycle clock), спрос на готовую продукцию)

Также на основе конъюнктурных опросов предприятий реального сектора экономики с учетом ряда макроэкономических показателей Национальным Банком рассчитывается композитный опережающий индикатор.

Данный индекс является индикатором изменения бизнес-условий и представляет собой простой и полезный инструмент для анализа текущего состояния экономики, текущей фазы экономического бизнес-цикла и прогнозирования динамики экономического развития в краткосрочной перспективе.

Построенный композитный опережающий индикатор для экономики Казахстана за период с 2005 года по 2016 год демонстрирует хорошие характеристики.

Ретроспективный анализ динамики цикла КОИ за период с 2005 по 2016 год показал, что данный индикатор способен предоставлять сигналы обо всех поворотных точках на исследуемом горизонте, что указывает на хорошие прогностические свойства КОИ.

Так, КОИ показал сокращение экономической активности в I квартале 2009 года, опередив фактическое падение ВВП на 1 квартал. Одновременно с этим замедление композитного опережающего индикатора началось в 2012 году, когда фактические темпы роста экономики были относительно высокими. Однако данный восстановительный рост не был стабильным, и под воздействием внешних шоков и накопленных внутренних дисбалансов в конце 2014 года ВВП начал снижаться. Композитный опережающий индикатор начал снижаться во втором квартале 2014 года, перейдя затем в область ниже отметки долгосрочного тренда (100), и предзнаменовал, таким образом, последующее замедление экономической активности.

Начиная со второго квартала 2016 года композитный опережающий индикатор перешел в положительную область относительно долгосрочного тренда, указывая на постепенное улучшение ситуации в экономике.

В 2017 году ожидается улучшение деловой активности, постепенное восстановление внутреннего потребления ввиду адаптации населения и участников рынка к новым экономическим условиям. Помимо этого, стабилизация и улучшение экономической ситуации в странах — основных торговых партнерах Казахстана позитивно отразится на динамике внешнего спроса. Положительный вклад в экономическое развитие, рост занятости и инвестиций окажут продолжение реализации государственных программ стимулирования экономики и диверсификация и увеличение прямых иностранных инвестиций в различные сектора экономики.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 23 января 2017 > № 2053083 Виталий Тутушкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter