Всего новостей: 2551172, выбрано 2 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чеботарев Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Чеботарев Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Украина. СНГ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 13 апреля 2018 > № 2569124 Андрей Чеботарев

СНГ без Украины: что это значит для стран Содружества

Украина покидает ряды СНГ после четырехлетнего бездействия в Содружестве. Будет ли это потерей для СНГ и самого Киева, прокомментировал политолог Андрей Чеботарев

Сергей Ким

Выход Украины из СНГ не окажется болезненным для других членов Содружества. Отчасти, потому что государства-члены СНГ научились сотрудничать, не затрагивая механизмы организации, считает известный казахстанский политолог Андрей Чеботарев.

Как известно, накануне президент Украины Петр Порошенко поручил кабмину начать процедуру выхода из учредительных органов СНГ. Однако в последние годы, особенно после 2014 года, когда украинские власти впервые высказались о выходе из Содружества Независимых Государств, членство этой страны и без того было похоже на формальное.

Что в СНГ реально работает, что потеряет Украина после выхода из организации и кому было адресовано это решение, читайте в интервью Sputnik Казахстан.

- Когда мы говорим о том, что Украина выходит из СНГ, мы подразумеваем еще и тот факт, что вообще-то СНГ первоначально было образовано тремя бывшими республиками СССР – Россией, Беларусью и Украиной. Насколько значим для Содружества выход одного из "учредителей"?

- Украина даже не ратифицировала определенные документы в рамках СНГ (не ратифицировала Устав СНГ и была лишь ассоциированным членом организации – прим.). СНГ уже давно не та структура, которая была создана в 1991 году. И на сегодняшний день это, как говорят в некоторых СМИ, "клуб президентов" бывших советских республик, которых становится все меньше и меньше – то Туркменистан не вошел, то Грузия вышла. А Украина о выходе объявила еще в 2014 году, но процесс затянулся. Видимо, были надежды, что можно какие-то моменты сгладить в рамках общего коллективного органа. По всей вероятности, не получилось, поэтому сейчас идет такое форсирование.

- Но каковы возможные последствия?

— Думаю, что ни для Украины, ни для самого СНГ, ни для стран-участниц это принципиальным вопросом не будет, потому что все вопросы давно решаются на уровне двусторонних отношений и с учетом того, в каком состоянии находится СНГ, это особо болезненным не будет. Будет негативным только с какой-то моральной стороны.

- Есть мнение, что СНГ со временем утрачивает свою актуальность хотя бы в связи с тем, что есть уже множество гораздо более "точечных" договоров, касающихся военного, экономического сотрудничества между постсоветскими республиками. Можно ли условно назвать создание ЕАЭС условным результатом заключения когда-то договора о создании СНГ?

— Нельзя сказать, что это результат… Первой межгосударственной структурой на постсоветском пространстве было СНГ, а уже потом мы видели разные варианты объединений: одни страны создавали ГУАМ (региональная организация, созданная Грузией, Азербайджаном, Украиной и Молдавией – прим.), другие пробовали создать первый вариант Таможенного союза… Напрямую это не связано с СНГ.

- Конечно. А если не напрямую, а с точки зрения исторической инерции?

- Да, СНГ дало старт каким-то интеграционным процессам. При этом, единственное, что поддерживает работоспособность СНГ сейчас – это два момента. Военное сотрудничество, кстати, действует общая система ПВО, и она работает. Второе – было принято соглашение о зоне свободной торговли в рамках СНГ. Оно начало работать, и перспективы обозначились, по крайней мере, оно не было свернуто. Все остальное настолько мне кажется формальным, что…

- Месседж о выходе Украины из учредительных органов организации – он кому, в первую очередь, адресован, России или странам Запада?

— В первую очередь, США и европейским партнерам. Знак того, что Украина отдаляется от России и ее партнеров. Для России, после того, как она пережила выход Грузии из СНГ, особо важным это не будет. Хотя, конечно, в рамках СНГ можно было бы с той же Украиной решать какие-то сложные вопросы, которые не решаются на двустороннем уровне. Обе страны в этом плане проигрывают – что Россия, что Украина.

Украина. СНГ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 13 апреля 2018 > № 2569124 Андрей Чеботарев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 6 февраля 2018 > № 2488020 Андрей Чеботарев

Чеботарев: в Казахстане начали подготовку к транзиту власти

Известный политолог Андрей Чеботарев предположил, какие глобальные изменения для политической системы Казахстана может нести законопроект "О Совете Безопасности в Республике Казахстан"

Сергей Ким

Законопроект "О Совете Безопасности" может готовить условия для транзита власти в стране, считает директор центра актуальных исследований "Альтернатива" Андрей Чеботарев.

В конце января в парламент был внесен проект закона "О Совете Безопасности в Республике Казахстан". Одна из статей документа предполагает, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев получит право пожизненно возглавлять Совбез страны.

По мнению Чеботарева, это может означать создание принципиально новой должности, позволяющей Елбасы продолжать руководить государством в случае ухода с президентского поста.

Впрочем, политолог делает оговорку: работа над законопроектом продолжается, и пока неизвестно, в каком виде документ ляжет на подпись в итоге. Но собеседник усматривает связь законопроекта с прошлогодними изменениями в закон "О выборах". Как бы то ни было, присутствие Назарбаева в политическом поле позволит осуществить транзит власти без "эксцессов", считает Чеботарев.

Почему возможна очередная конституционная реформа, когда произойдет переход власти, и как может быть реформирован Совет Безопасности, политолог рассказал в интервью Sputnik Казахстан.

- Сам Совет Безопасности был создан еще в 90-х годах. Что может измениться в случае принятия законопроекта?

— Самым существенным в этом законопроекте, конечно, является то, что первому президенту Республики Казахстан, Елбасы, принадлежит право пожизненно возглавлять Совет Безопасности. Более того, в его полномочия, согласно законопроекту, входит возможность давать поручения членам Совета, а среди членов совета – действующий президент, спикеры обеих палат Парламента, премьер-министр, государственный секретарь, руководитель администрации президента. То есть, по идее, через Совет Безопасности Лидер Нации, получается, сможет управлять страной.

Это создание чего-то вроде иранской политической системы, где есть высший лидер, есть президент. Что-то подобное, возможно, будет у нас.

- Получается, полномочия председателя Совета Безопасности расширены? Разве ранее он не мог формулировать те или иные решения, обязательные к исполнению?

- Речь (в законопроекте – прим.) идет о том, что председателем Совета Безопасности будет не президент Республики Казахстан, а Первый Президент Казахстана Елбасы. И, таким образом, Совет Безопасности становится органом, через который Лидер Нации может осуществлять свои властные полномочия.

- Давайте сразу уточним: ранее была должность Секретаря Совета Безопасности. И секретарь все-таки подчинялся президенту. Так?

- Да. Теперь (в случае принятия законопроекта – прим.) секретарь Совета Безопасности не будет подчиняться президенту, он будет подчиняться председателю Совета.

- Этот законопроект – признак скорого транзита власти?

- Трудно сказать, скорого или нет. Но, в любом случае, проект принимается для того, чтобы транзит власти обеспечить. Это, на мой взгляд, однозначно. Когда транзит власти будет проведен – трудно сказать. Я думаю, если учитывать, что в 2020 году будут проведены очередные президентские выборы, это и будет транзит. То есть уже Елбасы, скорее всего, не будет участвовать, будет выдвинута кандидатура его преемника.

- Я прочитал ваш пост в Facebook, посвященный законопроекту. Вы назвали Совет Безопасности, простите за тавтологию, "подушкой безопасности", которая может помочь осуществить транзит власти без "межэлитных эксцессов". Каким образом Совет может исполнить эту функцию?

— Понимаете, если транзит власти пройдет, скажем так, при участии Лидера Нации, это будет один формат. Лидер Нации будет контролировать ситуацию, процессом транзита, и не будет обострения между группами влияния, которые будут бороться за власть. Может быть, даже борьбы не будет.

А если представить, что процесс транзита власти произойдет без его участия, о чем мы говорили с коллегами еще в своей книге "Сумеречная зона или "ловушки" переходного периода", там есть множество сценариев негативного характера. Но если все будет при его непосредственном участии, через Совет Безопасности, то, в принципе, все будет понятно.

То есть у нас транзит власти произойдет не путем ухода действующего главы государства из политической жизни страны, а путем его перехода на новую позицию. В принципе, у него уже есть эта позиция, — Лидер Нации, — другое дело, что у нее нет каких-то конкретных властных полномочий. Теперь, если Лидер Нации станет еще и председателем Совета Безопасности, понятно, что это уже будут конкретные властные полномочия.

- Законопроект – это продолжение процесса, заложенного конституционной реформой, перераспределившей полномочия между ветвями власти?

- Трудно сказать. Потому что конституционная реформа с процессом транзита власти практически никак не связана. Она, скорее всего, была каким-то пробным шагом, что ли. Потому что реальных полномочий от президента в пользу правительства или парламента не произошло. Там (есть) какие-то технические моменты между правительством и парламентом, и, собственно говоря, все. Каких-то серьезных новшеств не было. Но не исключено, что еще будет проведена очередная конституционная реформа. Но это предположение.

- Если вы предполагаете, что может произойти еще одна конституционная реформа – что будет реформироваться?

— Это реформа может быть направлена на то, чтобы выстроить какую-то оптимальную модель взаимодействия трех ключевых институтов власти – президента, парламента и правительства. И, возможно, по этой реформе полномочия президента могут быть сокращены.

- Создание двух ключевых постов – председателя Совета безопасности и президента – это шаг к либерализации? Как возможные изменения можно охарактеризовать?

- Здесь либерализации нет, потому что это не вопрос политического реформирования, это вопрос обеспечения перехода верховной власти. То есть все идет к тому, что будет выстроен некий отечественный аналог иранской политической системы.

- Когда над президентом есть высший руководитель?

— Получается, да. Но понятно, что если пожизненно в Совете Безопасности будет Нурсултан Назарбаев, то только он является Лидером Нации. В будущем, в дальнейшем, уже трудно предположить, сохранится ли эта модель. По крайней мере, она может быть именно переходной, для того, чтобы осуществить в стабильном русле процесс транзита власти.

- Если мы говорим о реформировании Совета Безопасности с учетом законопроекта, можно ли сказать, что очертания модели перехода власти уже видны?

- Да. По крайней мере, если законопроект примут, потому что сейчас идет речь только о законопроекте, а мы не знаем, какие в него будут внесены новшества. Но даже не столько прошлогодняя конституционная реформа, сколько прошлогодние поправки в "Закон о выборах" говорят о том, что осуществляются шаги в этом направлении.

Потому что в прошлом году были приняты поправки в "Закон о выборах", которые ограничивают возможность для выдвижения кандидатов в президенты. Получается, президент готовит плацдарм для своего потенциального преемника.

- А до того, как вы узнали о новом законопроекте, у вас были предположения о возможности такой модели в Казахстане?

— Да, я в свое время неоднократно прогнозировал, что мы будем двигаться к иранской модели. В принципе, в какой-то степени, мои прогнозы оправдываются. Но давайте дождемся, когда закон будет принят. Мы не знаем, что поменяется.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 6 февраля 2018 > № 2488020 Андрей Чеботарев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter