Всего новостей: 2551619, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Акентьев Владимир в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Акентьев Владимир в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 марта 2016 > № 1687726 Владимир Акентьев

Хороших новостей от страховщиков в этом году не ждите

Может ли переход на обязательное медицинское страхование означать гибель добровольного?

Гаухар Ануарбек

Плановые отчеты страховщиков за квартал или полугодие традиционно разбавляются информационными трендами, больше близкими к практике и понятными для рядового потребителя. За последние месяцы таковых у страховых компаний скопилось немало. До сих пор казахстанцам непонятно, кто должен приезжать на место ДТП для оценки ущерба – оценщики или участники страхового рынка, почему развитие туристического рынка тормозит, как выяснилось, не столько скачущий доллар, сколько недоверие страховых компаний и может ли переход на обязательное медицинское страхование означать гибель добровольного? Об этом в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал первый заместитель председателя правления компании «Коммеск-Омир» Владимир Акентьев.

- Владимир Леонидович, понятное дело, у нас есть свой кейс вопросов, которые мы составляли на основе самых свежих информационных трендов. Но прежде хотелось бы услышать все-таки, вашу оценку, что такого значимого, резонансного произошло на казахстанском страховом рынке за последние месяцы?

- В общем-то, на страховом рынке прорывного ничего не случилось. Как всегда предлагаются какие-то новшества, они обсуждаются рабочими группами, в составе которых представители разных профессий, разных направлений по разработке и внедрению новых видов страхования. Либо обсуждаются поправки в законы, которые уже существуют. Вы знаете, что вечных законов нет, со временем они устаревают, приходится чем-то дополнять. В принципе за последний год самое значимое то, что произошло на страховом рынке, это поправки, которые были внесены в Закон об обязательном страховании работников от несчастных случаев на производстве, они уже приняты парламентом и подписаны президентом. Поправки эти позволили перераспределить ответственность, которая раньше возлагалась только на страховщиков, теперь она на плечах работодателя, потому что причинение вреда – прямая забота работодателя. Понятно, что сами руководители предприятий не с восторгом приняли эти поправки, но они приняты. И это, пожалуй, самое значительное. Сейчас также внесены поправки в Закон «об обязательном страховании ГПО автовладельцев, где часть функций от оценщиков перешла к страховщикам. То есть мы теперь имеем право сами оценивать ущерб, что, кстати, и было до 2003 года.

- Вот, кстати, об этом. Известно, что согласно названным вами поправкам, представители страховых компаний должны были начать выезжать на место ДТП с 1 января 2016 года, однако до сих пор оценкой ущерба занимаются представители оценочных компаний. Одна из официальных версий – просто не готова, не утверждена методика оценки. Так ли это?

- Отчасти так. Дело в том, что, по закону, все стороны должны руководствоваться единой методикой, и это совершенно правильно. Чтобы не было разногласий, как было раньше у оценщиков – захочу, своему человеку оценю в два раза больше. Да, такая практика была массовой, эти поправки и прошли как раз потому, что страховщики пришли в парламент и принесли горы материалов, свидетельствующих о данном факте. И поэтому в принципе не было объективной оценки, едиными материалами не руководствовались. Теперь договорились о том, что эта методика будет существовать. Ее разработку взял на себя Национальный банк Казахстана как регулятор, проект методики я уже видел, хотя он еще не вышел. Там за основу взята методика судебной экспертизы. Чтобы не было разногласий, если человек обратится в суд, то право оценки независимого оценщика у пострадавшего остается. То есть если он не согласен с оценкой страховой компании, он может пойти к независимому оценщику и с этим результатом обратиться в суд. Вся разница только в одном: в старом законе было прописано то, что оценка обязательна для страховщика, неважно, что машина пострадала на сто тысяч тенге, а нам принесли оценку на миллионы, мы были обязаны платить эти миллионы. Теперь же каждая сторона имеет право доказать: если пострадавший недоволен величиной суммы оценки, он имеет право обратиться к независимому оценщику, и судья будет решать: правильна или нет оценка. По единой методике она в принципе не может быть неправильной, потому что любая из сторон будет руководствоваться данными правилами.

Когда я только начинал работать в страховании, в начале 90-х годов, моя первая учительница Айжан Бокейханова сказала: «Плоха та страховая компания, которая не платит, но еще хуже та, которая платит напрасно». Выплата должна соответствовать ущербу.

- Владимир Леонидович, давайте поговорим о другом страховом продукте – обязательном медицинском страховании. На рынке он начнет работать с 1 января 2017 года, тогда же начнутся и первые выплаты, все ли готово?

- Давайте определимся с терминами. Вот это называется система медицинского страхования, на самом деле по большому счету это не совсем страхование. Страхование предполагает свободу выбора страхователем страховщика. Он имеет право выбрать любую страховую компанию, поскольку страховые компании отстранены от этого дела.

Создается фонд, как вы знаете, который будет аккумулировать средства и распределять их по клиникам. Раньше говорили, что вся система страхования должна вводиться с точки зрения здравоохранения. Ведь мы имеем очень большой опыт добровольного медицинского страхования, у нас очень много лет страхуются тысячи людей, никогда жалоб на страховые компании не было. Жалобы идут на врачей, на медицинские центры.

В фонде будут аккумулированы огромные, колоссальные деньги. По крайней мере часть этих денег будет вложена в приобретение современного оборудования, на переподготовку врачей, и, я думаю, что если фонд будет работать справедливо, как работают сейчас страховые компании, в добровольном страховании все будет хорошо. Мы, например, ведем селекцию. Когда начинают учащаться жалобы на какую-либо клинику, мы мгновенно разрываем договор, у нас в компании больше 350 договоров с клиниками подписаны, если есть жалобы, отношения заканчиваются, денежный поток туда прекращается. Я думаю, этот принцип должен работать всегда и везде. Если в какой-либо клинике делают вид, что они лечат и зарабатывают деньги, на самом деле нужно все выстраивать по результату. Хороший результат – значит можно работать.

- А как вы думаете, с вводом в действие обязательного медицинского страхования можно ли будет говорить о том, что добровольное перестанет быть интересно потребителю, страхователю?

- Обязательное медицинское страхование очень сильно потеснит добровольное. Наша компания несколько раз предлагала: для того чтобы сделать привлекательным добровольное медицинское страхование для работодателей, надо затраты, которые идут на страхование, отнести к вычетам из налогов. Работодатель практически выполняет часть государственной функции, то ли государство из бюджета платит за больных, то ли работодатель. Многие крупные предприятия имеют свои клиники, свои профилактории. То есть работодатели содержат их на свои деньги и, естественно, для них было бы каким-то подспорьем, если бы эти затраты отнесли к вычетам из налогов, в любом случае эти деньги потратили бы на своих работников. Чем здоровее работник, тем лучше производительность труда.

- Не могу не спросить вас о недавнем конфликте, который возник между участниками туристического рынка и страховщиками из-за нежелания последних выдавать туркомпаниям полисы ГПО. Известно ли вам, на какой стадии сегодня разрешение данного вопроса?

- Наша компания в данном споре участия не принимает, нас эта проблема не коснулась, потому что у нас никогда не было соответствующей лицензии. Марина Шаповалова, исполнительный директор Фонда гарантирования страховых выплат, несколько раз озвучивала цифры выплат, они превышают цифры премий в три-четыре раза. Почему? Потому что не предполагается страхование намеренного мошенничества. То, что произошло за последние два-три года с туристическими агентствами, – это чистой воды мошенничество. Куда-то пропали деньги или они работали по принципу пирамиды – у этих деньги забирали, за тех рассчитывались, потом в итоге последние остались ни с чем. Страховые компании, естественно, попытались сдать лицензию. Дело в том, что, когда сдаешь лицензию, пока не приняли решение о том, что лицензия сдана, ты не имеешь права отказывать в страховании.

Что такое обязательный вид? Когда приходит клиент и ты не имеешь права ему отказать в страховании, хотя ты твердо знаешь, что он недобросовестный, я здесь не говорю о туристических компаниях, имею в виду любого клиента. На то оно и обязательное. То есть это не просто убыточный, это суперубыточный бизнес.

Насколько я знаю, заседание рабочей группы в последний раз не состоялось. Посредником выступила Национальная палата предпринимателей, Ассоциация турагентств выступила просителем, чтобы «Атамекен» стала посредником между страховыми компаниями и туркомпаниями. Такая схема была предложена в качестве решения конфликта. В феврале была видеоконференция, была предложена схема, которая не устраивает теперь деятелей туристического рынка. Те гарантии, которые предложены сейчас в проекте, – это создание фонда, куда туристические подразделения должны сдавать какую-то часть выручки для формирования его бюджета. Создается он для того, чтобы при недобросовестности какого-либо из представителей туристической области были деньги, на которые можно было бы просто вывезти туристов, оплатить им проживание. В принципе это нормально. Второе – они должны застраховать свою ГПО и третье – они должны обеспечивать гарантию. Что касается нашей ситуации, я не знаю, как она разрешится. Страховым компаниям тем более стало невыгодно страховать туристический бизнес, даже если это будет гарантийный фонд.

В результате августовской девальвации резко упало количество выездов за рубеж, по оценке самих же туристских агентств, на 80%, соответственно, на 80% упадут и страховые премии страховщиков. А ведь страхование строится, в общем-то, на больших цифрах. Особенно в массовом и обязательном страховании. Что вообще такое страхование? Существует мое любимое определение: страхование – это вклад многих в несчастье некоторых. Для того чтобы несчастье некоторых обеспечить, нужен вклад многих, а многих уже становится колоссально меньше, чем было. В Казахстане, по разным подсчетам, до миллиона граждан выезжали за рубеж на отдых. Сейчас если одна пятая осталась – хорошо. Поэтому для страховщиков этот бизнес будет неинтересен. Просто сборы совершенно низкие по сравнению с другими страховыми продуктами. Выход надо искать. Его ищут уже очень давно, но тут замкнутый круг, потому что то, что устраивает одну сторону, не устраивает другую.

- И в завершение традиционно хочется услышать ваш прогноз касательно развития страхового рынка в краткосрочной перспективе, скажем, на этот год?

- Позитивных новостей в этом году не будет. Рынок упадет, в лучшем случае вырастет процента на два-три. Особенно упадут объемы по добровольному медицинскому страхованию, резко вырастет убыточность по автомобильным видам страхования, вы ведь знаете, запчасти выросли в два раза, соответственно, и ремонтные центры подняли свои расценки за ремонт, а некоторые и не в два, а в три-четыре раза. То, что страхование грузов тоже идет вниз, всему этому причина одна – российские санкции и падение тенге. Все это вызвало резкое снижение оборотов экспорта и импорта, просто физически грузов стало намного меньше. Соответственно, пострадают еще и таможенные брокеры. Я реалист, я за этим всегда наблюдаю и здесь завидую оптимистам, которые всегда стремятся найти позитив во всем. Мне это пока не удается.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 марта 2016 > № 1687726 Владимир Акентьев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter