Всего новостей: 2555324, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Елеусизов Мэлс в отраслях: Экологиявсе
Елеусизов Мэлс в отраслях: Экологиявсе
Казахстан > Экология > camonitor.com, 2 марта 2014 > № 1033019 Мэлс Елеусизов

Сага о мусоре

Кенже Татиля

Наверное, любой школьник знает, кто у нас главный борец за экологию. Конечно же, это Мэлс Елеусизов. Однако при всей его известности мало кто представляет, какие реально значимые усилия он прилагает для решения, на первый взгляд, более прозаических задач, одной из которых является утилизация бытовых отходов. Именно об этом мы и беседуем с председателем экологического союза “Табигат”.

Хождение по кругу

- Мэлс Хамзаевич, о бытовых отходах представление имеют все, а вот об их утилизации – почти никто. Каково ваше видение этой проблемы?

- Проблема твердых бытовых отходов (ТБО) является крайне важной для современного человечества. Одним из серьезных факторов, способствующих процессам потепления, является неправильная утилизация таких отходов. Практически весь мир завален свалками. В мире существуют две системы управления ТБО. Одна из них является сегодня превалирующей во всем мире. Тут следующая цепочка: в каждой квартире собираются отходы, потом они переносятся на мусорную площадку, откуда специальные машины перевозят их либо на мусоросортировочные заводы, либо на свалки или полигоны. Хотя полигон – это не более чем красивое название: свалка она и есть свалка. Привезли, перевернули, бульдозерами подгребли – и все. Там копошатся какие-то непонятные фигуры, вонь, абсолютная антисанитария. В Европе практикуются мусоросжигающие заводы.

Вторая система – это рециклинг, т.е. сортировка и переработка вторичных ресурсов.

Понимая серьезность проблемы ТБО, каждый новый аким города Алматы пытался решить ее по-своему. Например, Виктор Храпунов закупил мощные прессы и решил прессовать мусор, заворачивая его в полиэтилен. Но потом эти брикеты все равно вывозились на ту же свалку, и смысла в брикетировании не было.

Следующий мэр Имангали Тасмагамбетов решил построить мусоросортировочный завод (МСЗ). Но еще на стадии строительства я говорил о бесполезности этой затеи. Потому что из всей массы мусора, вывозимого на завод для сортировки, пригодно меньше 10 процентов. Это в основном пластиковая посуда, да и та в таком жутком состоянии, что не вся годна для последующей переработки. Сам технологический процесс сортировки весьма примитивен и не отвечает элементарным требованиям санитарии и техники безопасности. Понятно, что на таком производстве люди долго не задерживались, была высочайшая текучесть кадров – нормальный человек в зловонных условиях долго работать не в состоянии. При Тасмагамбетове сортировочный завод работал за счет поддержки акимата, на его содержание из городского бюджета выделялось 500 миллионов тенге.

С приходом Ахметжана Есимова финансирование завода за счет местной казны прекратилось, и МСЗ просто умер. Новый аким инициировал установку вместо однокубовых контейнеров пятикубовых, врытых в землю, на которых писали “бумага”, “пластик” и т.д. Но горожане не собирались сортировать отходы. Эта технология была выгодна только перевозчикам мусора, потому что в пять раз сократила “ходки” машин.

- А что конкретно предлагаете вы?

- Мы уже на протяжении пятнадцати лет глубоко и всесторонне изучаем эту проблему. При поддержке фонда Эберта даже провели международную конференцию. Мы проанализировали почти все использующиеся в мировой практике технологии по переработке ТБО. И пришли к очень занятному выводу: почти во всех случаях отходы подвергаются окончательной утилизации в конце цепочки, когда они прибывают уже на свалку. То есть, когда мусор как исходное сырье приходит практически в полную негодность.

Самая главная проблема здесь связана с пищевыми отходами. Если их не отделить сразу же от других видов ТБО, то вся последующая работа просто потеряет смысл. Потому что пищевые отходы сначала окисляются, выделяя парниковые газы и отравляя атмосферу, потом начинают гнить, что еще хуже, и т.д. Когда же эти продукты органического происхождения прибывают на мусоросортировочный завод, то они превращаются в зловонное месиво, которое является питательной средой для всякого рода инфекций.

Помнится, тот же Храпунов завез в Алматы такие веселые пластмассовые контейнеры ядовито-зеленого цвета на колесиках, и нам объявили, что отныне начинается новый этап цивилизации. Мусор вывозили машины такого же веселого цвета. Я сразу предупредил, что, во-первых, это очень дорого (если мне не изменяет память, один такой контейнер стоил порядка 500 у.е.). А во-вторых, с учетом некоторых странностей наших городских традиций, эти контейнеры будут очень эффектно гореть. И где они сейчас? Да просто сгорели ясным пламенем. Не то чтобы все эти контейнеры специально сожгли, но тем не менее достаточно было одного окурка, чтобы любой из них начал гореть. А сколько их было по всему городу?..

Изучив и обобщив определенный мировой опыт в этом вопросе, мы пришли к выводу, что организовать процесс утилизации ТБО надо по-другому. Как я уже сказал, существуют два варианта: свалочная система и рециклинг (сортировка). Второй вариант получил наибольшее распространение в Германии. Немцы ставят цветные контейнеры – по видам мусора. Но не будем забывать, что там другая ментальность и другой уровень культуры. Кроме того, государство проводит активную разъяснительную работу и вообще выделяет на это большие субсидии. Как ни печально, но этот путь для нас пока нереален.

Поэтому мы несколько видоизменили немецкий опыт с учетом нашей ментальности и привычек. Мы просто упростили схему. Для чего предлагаем отделить пищевые отходы от всех других. Но даже это наши граждане добровольно делать не хотят. Поэтому я отгородил обычную мусорную площадку забором, и на этой территории подобранный персонал занимался сортировкой выносимого из домов мусора. Кто-то скажет: вам что, делать больше нечего? А я отвечу: это самая идеальная форма для нашего неповторимого менталитета и оставляющей желать лучшего бытовой культуры. Это когда мусор оставляют в подъездах, возле подъездов, а иногда просто выбрасывают в окно.

Поэтому в наших условиях возможен только такой подход, когда человек хотя бы доносит мусор до нашей площадки, а там уже наши работники все сделают за него – что-то рассортируют по контейнерам, что-то расфасуют по пакетам, третье расставят по полкам. Одним словом, все по мусорной цепочке – пластик, бумага, стекло, пищевые отходы и так далее по списку. В результате получается гигантский спектр вторичных ресурсов в пригодном для дальнейшей переработки состоянии. И заметьте, никаких особенных вложений организация такого процесса не требует.

Учитывая, что треть отходов составляют пищевые отходы (главное зло в мусорной теме), мы просчитали и этот аспект. Пищевые отходы тоже могут служить сырьем. Есть технологии, когда из них сначала получают газ, а затем с использованием красного калифорнийского дождевого червя они перерабатываются в гумус.

В общем, мы разработали технико-экономическое обоснование (ТЭО) для города Алматы, получили два патента, в том числе и на переработку бытовых приборов, построили экспериментальную сортировочную пло­щадку.

А в ответ - тишина…

- Судя по всему, ваши идеи пока не получили должного отклика?

- Действительно, как это ни печально, наша идея не получила должной реакции со стороны местной власти. Правда, ее представители приезжали, смотрели – но на этом все и закончилось. Нам не говорят ни “да”, ни “нет”. Я этот проект даже в правительстве показывал. С ним я ознакомил президента Нурсултана Назарбаева, и он оказался единственным человеком, который его одобрил. Более того, он дал поручение заняться сортировкой. Однако никто даже ухом не повел. В прошлом году на расширенном заседании правительства он вновь поставил вопрос: почему не делаете сортировку? И опять тишина. Все стопорится на уровне Министерства охраны окружающей среды и водных ресурсов. При этом оно занято массой несвойственных ему функций, а стержневые вопросы экологии просто провисают. Теперь министерство забрало в свое ведение проблемы утилизации бытового мусора. А какое отношение оно имеет к мусору? Это же прерогатива муниципальных органов. Тогда надо было забрать себе и промышленные отходы. Сейчас министр Нурлан Каппаров решил строить по всей стране мусоросортировочные заводы. Но это путь в никуда. В этом случае в городах все останется на прежнем уровне – убогие и бесхозные мусорные площадки, грязь и зловоние, при этом сохранятся свалки и поднимутся тарифы.

Как я уже сказал, мы построили первую рабочую экспериментальную площадку. Я даже пригласил Есимова и Каппарова ознакомиться с ее работой. Она выгодна во всех отношениях. Уже на стадии предварительной сортировки она прибыльна. И инвестировать необходимо именно в такие проекты, а не в устаревшие западные технологии в виде мусороперерабатывающих заводов, которые завтра просто умрут из-за нерентабельности. Проблема мусора базируется в городах (площадки, контейнеры, мусоровозы, дворники), и, следовательно, решать ее тоже необходимо в городской черте.

Мы предлагаем инновационные технологии, а власти Алматы мертвой хваткой держатся за старое и отжившее свой век. По нашему проекту в городе можно создать 800 дворовых площадок для сортировки ТБО. Даже если на одной площадке будут работать по три человека, это уже 2400 социальных рабочих мест. Кроме того, только наша система способна собрать опасные отходы. Режим работы круглосуточный. То есть круглосуточно на территории поддерживается чистота. Кому от этого будет плохо? Городу? Жителям? Властям?

Старые технологии такого охвата и качества обеспечить не в состоянии, и это более чем очевидно. Наша экспериментальная площадка существовала с 2005-го. И все эти годы мы стучались во все двери, доказывая полезность нашей инициативы. А вместо помощи ее просто взяли и разгромили бандитским налетом. При том, что более 500 человек из окрестных домов написали письмо президенту, прося его сохранить сортировочную площадку.

- И все же, в чем, на ваш взгляд, главная причина противодействия вашему проекту?

- Думаю, в банальном стремлении “отмыть” деньги, а еще в “распиле” бюджетных средств. Другого объяснения нет. Возьмем Алматы, мегаполис, из которого вывозится гигантская масса мусора на Карасайский полигон, где все сбрасывается в большой овраг. На сегодняшний день он уже заполнился. А теперь давайте проанализируем. Во-первых, это транспортные расходы, потому что везти порядка 20-30 километров. Проезд затруднен. Поэтому вокруг Алматы в спешном порядке создали дополнительно еще пять свалок. Чиновники-акимы быстро смекнули, насколько это выгодно – иметь свою свалку. Потому что это живые деньги, которые поступают постоянно. Как из бюджета, так и по другим каналам. Каждая машина, привозящая мусор, должна за это заплатить. Ну чем не бизнес… на отходах?

При этом игнорируются все правила санитарии и безопасности. Я добился закрытия одной такой свалки возле Алматинского аэропорта. Представляете, чуть ли не рядом со взлетно-посадочной полосой тучи ворон собираются на свалке. А ведь там постоянно взлетают и садятся самолеты с пассажирами. В том числе и президентский борт. Я написал об этом письмо премьер-министру. После чего дали команду закрыть эту свалку. Но остальные-то продолжают работать, постоянно горят, смердят, загрязняя атмосферу вокруг южной столицы. Но никому до этого нет дела. Например, когда вы летом едете по Кульджинскому тракту, там же невозможно дышать.

Теперь вернемся к Карасайскому полигону, который уже заполнился. Решили создать новый, в 60 км от города. Но кто туда повезет мусор? Это же сумасшедшие транспортные расходы. Сейчас рыночная эпоха, все стараются минимизировать расходы. Значит, следует ожидать повышения тарифов на вывоз мусора. А ведь наши граждане и так замордованы перманентным ростом коммунальных платежей. Алматинский тариф на вывоз мусора составляет уже 400 тенге – это на одного человека. А если в семье пятеро? Это уже две тысячи тенге. Между тем тарифы однозначно будут расти. Да люди просто плюнут и не будут платить. Если за долги по электроэнергии, газоснабжению и водообеспечению можно вырубить свет, отключить газ, перекрыть воду, то в случае с мусором вы ничего поделать не сможете. И если большая часть населения перестанет платить, то вся система просто обрушится.

Поэтому проблема вывоза и последующей переработки ТБО является проблемой общегосударственного масштаба. И это давно пора понять тем, кто управляет жизнедеятельностью таких городов, как Алматы. И не только Алматы, но и других крупных населенных пунктов. Мусоросортировочные заводы абсолютно нерентабельны, и все расчеты только подтверждают это. А предлагаемый нами проект дает большой спектр вторичных ресурсов, на основе которых можно будет развивать новые производства.

Ничего личного, или надежда умирает последней…

- На чем базируется ваша убежденность в своей правоте? Вы не абсолютизируете свою схему?

- Возможно, кто-то думает, что Елеусизов продвигает какой-то свой бизнес-проект. Да я готов отдать его в любые руки, лишь бы была общая польза. Я профессионально занимаюсь вопросами экологии и строю свои расчеты не на пустом месте, а на основании многолетних исследований. Для чего я изучил практически весь мировой опыт, аккумулированный на этом направлении? И в принципе, там в большинстве своем тоже работают старые апробированные схемы. А вот в плане переработки вторичных ресурсов я у них практически ничего не нашел.

- А, может быть, непонимание и неприятие вашего проекта кроется не только в каких-то меркантильных соображениях некоторых представителей власти, а еще и в том, что ваши предложения опережают время в том плане, что сегодняшний уровень культуры нашего общества еще не дотягивает до этого?

- Как раз таки осознавая все, что вы озвучили, я и разработал эту схему. Поэтому при ее применении ни от кого не потребуется особых усилий по изменению своих привычек и стереотипов поведения. Все будут делать специально подобранные и обученные люди. Задача граждан – только донести мусор до площадки. Все, больше ничего от них не требуется. Но нет ничего застывшего и неизменного. Люди будут наблюдать и проникаться новыми подходами к проблеме мусора. Из нашей жизни начнут исчезать все эти страшные мусорные пейзажи. Воздух станет чище. Не будет ни мух, ни крыс, ни тараканов. В конце концов, появится возможность спокойно подойти к месту складирования мусора, что всегда было проблематично.

Это же наша жизнь, наш быт. Мы же все видим, как бесполезно тратятся деньги. Между прочим, наши с вами деньги. Ведь это наши налоги, пущенные на ветер. Меняются формы контейнеров, ставятся пятикубовые пеналы с надписями “для пластика”, “для бумаги”. И что? Стало от этого чище? Нет. Стало удобнее? Тоже нет. Уменьшилась антисанитарии? Увы… Наши люди как бросали все подряд, так и продолжают делать это по укоренившейся привычке.

- Итак, на местном уровне вас не понимают, на уровне правительства тоже нет адекватной реакции. Что дальше?..

- Буду обращаться в парламент. Хотя я не понимаю, почему депутаты все это время молчат. Ведь они же не могут не видеть, что министр Каппаров осваивает бюджетные средства так, как считает нужным. Без всякой альтернативы. Кроме того, я хочу еще раз обратиться к президенту страны, единственному человеку, который понял, какую пользу может принести наш проект. Ведь его реально дезинформируют с сортировочными заводами. И дело не том, что я борюсь за какой-то свой проект. Просто дело очень важное и нужное для всех и каждого. Мы должны жить в нормальных условиях, не отравляя природу. И если мы не озаботимся этим сейчас, то завтра нам всем аукнется. Поэтому я не теряю надежды.

Казахстан > Экология > camonitor.com, 2 марта 2014 > № 1033019 Мэлс Елеусизов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter