Всего новостей: 2658436, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Жунусова Дана в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыАгропромвсе
Казахстан. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 6 сентября 2017 > № 2297461 Дана Жунусова

Бизнесмены просят устранить барьеры в ЕАЭС

Сокращение документооборота - залог увеличения товарооборота, говорят предприниматели

На каком уровне находится евразийская интеграция, что дает маркировка товаров в ЕАЭС и какие барьеры для бизнесменов еще существуют? Обо всем этом корреспондент центра деловой информации Kapital.kz побеседовал с заместителем председателя правления НПП РК «Атамекен» Даной Жунусовой.

— Дана Бейсеновна, в свете прошедшего ежегодного Форума «Евразийская неделя» в г. Астане, что Вы можете сказать об уровне евразийской интеграции на сегодня?

— Программа прошедшего Форума охватила основные направления интеграционной работы в рамках ЕАЭС — промышленность, международные взаимоотношения, маркировка товаров, сельское хозяйство и так далее. При этом, как показали проведенные тематические сессии, в теории интеграционная работа в Союзе находится на достаточно высоком уровне и степень взаимной гармонизации между государствами-членами ЕАЭС на уровне НПА позволяет со всей ответственностью говорить о Союзе. Это и скоординированная политика в АПК, в промышленном секторе, Таможенный кодекс, техническое регулирование и сертификация и пр.

Однако необходимо отметить, что с практической точки зрения, результаты интеграции не достигают основной цели Союза — свободного перемещения товаров, работ, услуг. К примеру, сложность перемещения сельхозгрузов между государствами-членами, отсутствие равного доступа к рынкам, проблематичность транзита, отсутствие механизма признания в определенных сферах, придают вопросам перемещения товаров характер излишней документальной зарегулированности. Хотя изначально интеграция в ЕАЭС была призвана упростить процессы товарооборота между государствами-членами Союза, оптимизировать документацию и обеспечить свободы перемещения.

— Что конкретно Вы считаете излишней документарной зарегулированностью?

— Все мы наблюдаем расширяющуюся повестку евразийской интеграции, возрастающую амбициозность задач Союза, но в тоже время, под лозунгом «дальше, больше, выше» мы игнорируем неэффективную составляющую полученных результатов, реальные барьеры бизнеса на практике.

Договором о ЕАЭС предусмотрена гармонизация практически по всем направлениям сотрудничества. Это, в первую очередь, подразумевало упрощение процессов торговли между странами Союза. Однако, в погоне за контролем перемещения товаров, с учетом требований отдельно каждого сегмента экономического взаимодействия, для бизнеса, работающего на пространстве ЕАЭС, на сегодняшний день существует избыточная обязанность документарного сопровождения.

При этом в ситуации гармонизации процессов мы забываем, что административная ответственность предпринимателей в государствах-членах различна, а в большинстве случаев меры, предусмотренные за отсутствие тех или иных документов, несоразмерно отличаются.

Согласно проведенному анализу перечень документов, необходимых для перемещения продукции в государства-члены ЕАЭС включает в себя: ветеринарный/фитосанитарный сертификат; товарно-транспортная накладная; сертификат о происхождении; заявление об уплате косвенных налогов; электронный счет-фактура; сертификат/декларация соответствия; в отдельных случаях копия таможенной декларации, заверенная печатью уполномоченного государственного органа РК и т. д.

При этом хотелось бы обратить внимание, что все эти документы предоставляются на бумажном носителе. Кроме того, некоторые документы взаимно исключают друг друга, как сертификат и декларация о соответствии, что в целом не вносит существенных изменений в общую картину бюрократизации процесса.

Возвращаясь к вопросу отсутствия пакета документов, необходимых для взаимной торговли, нельзя забывать и о «санкционной» политике, в рамках которой Россия ведет борьбу с запрещенными к перемещению товарами путем их уничтожения и запрета транзита через свою территорию в другие государства-члены ЕАЭС, не считаясь с интересами и издержками своих партнеров по Союзу.

При этом, экспорт товаров в третьи страны требует наличия всего нескольких документов, таких как транспортный документ международного образца, инвойс и документ, подтверждающий безопасность продукции — ветеринарный, фитосанитарный сертификат или сертификат соответствия.

По моему мнению, вышеизложенное не только не корреспондируется с принципами свобод, заложенными в Договоре о ЕАЭС, а скорее противоречит возможности свободного перемещения товаров между государствами-членами Союза и нисколько не способствует развитию евразийской интеграции и росту взаимного товарооборота, что в свою очередь, является основным приоритетом союзной работы.

Также стоит в очередной раз осветить проблемы казахстанских экспортеров, возникающие при перемещении товаров в России, а именно — сложность получения от российских контрагентов документации, подтверждающей импорт товаров в Россию, наличие которой дает отечественному предпринимателю возможность возмещения ранее уплаченных в органы государственных доходов налогов на добавленную стоимость и тем самым сократить собственные расходы.

Палатой неоднократно предлагался пересмотр механизма уплаты косвенных налогов в рамках ЕАЭС путем автоматизации данного процесса. Однако, при общей тенденции упрощения налогового администрирования, экспортно-импортные взаимоотношения между нашими предпринимателями до сих пор осуществляются на бумаге.

Это крайне неудобно для предпринимателей, так как требует временных и финансовых затрат, в том числе из-за рисков непредставления контрагентом копии заявления на бумажном носителе.

Подводя итоги сказанного можно сделать вывод об излишней документарной нагрузке на бизнес при перемещении в рамках ЕАЭС в сравнении с перечнем необходимой документации для экспорта в третьи страны. Ко всему, в настоящее время присутствует перспектива расширения перечня механизмов контроля в Союзе путем добавления требований о маркировке, и это однозначно не способствует развитию практической евразийской интеграции.

— Если говорить о маркировке товаров в ЕАЭС, какую позицию занимает Нацпалата?

— Комиссией вот уже несколько лет активно ведется работа по реализации «стратегии тотальной маркировки в ЕАЭС», которая, к сожалению, также несет убыточные для казахстанского бизнеса последствия.

Изначально планировался запуск пилота по маркировке шуб. Необходимость тестового режима проекта была принципиальной позицией Атамекена, чтобы оценить выгоды и риски для бизнеса, а также в целях выявления целесообразности дальнейшей его реализации. Однако, не успев начаться для казахстанских, кыргызских и армянских предпринимателей, маркировка была признана Комиссией успешной, ввиду чего запущен проект тотальной маркировки.

В настоящее время по настоянию Комиссии, ведется работа по принятию базового Соглашения о маркировке товаров в ЕАЭС. Документ станет постоянно действующей правовой основой, позволяющей в последующем расширять перечень маркируемых товаров, в том числе в одностороннем порядке каждой стране отдельно.

На сегодняшний день проект Соглашения находится на этапе внутригосударственного согласования в странах-участницах Союза. При этом, я считаю, что реализуемые проекты в рамках ЕАЭС, в первую очередь должны способствовать сбыту продукции, росту товарооборота между участниками Союза и соответствующему развитию национальных экономик. Однако, внедряемая «тотальная» маркировка в настоящее время напоминает скорее барьер для бизнеса, создающий дополнительные требования.

Более того, наличие марки будет обязательным условием при перемещении товаров в Союзе, что также расширяет и без того существенный перечень сопроводительных документов. При этом, в погоне за «полноценной прослеживаемостью» Комиссия не проводит расчеты на предмет возможных издержек и отрицательного воздействия на бизнес стран ЕАЭС.

Сложившаяся ситуация показывает, что в выборе «Бизнес или полная прослеживаемость товаропотока» ЕЭК, к огромному огорчению предпринимательской среды Союза, склоняется в пользу последнего.

На мой взгляд, подобная практика по сути ни что иное, как возложение ответственности государственных органов за вопросы контроля перемещения товаров, не способных в полной мере обеспечить подобную прослеживаемость, на плечи добросовестного бизнеса государств-членов ЕАЭС со всеми вытекающими финансовыми и иными издержками.

Кроме того, заслуживает внимания и тот факт, что реализуемая Комиссией политика «евразийской прослеживаемости» очень разрознена, что также усложняет и затягивает процессы. К примеру, пилотный проект «маркировка меховых изделий» закреплен за Торговым блоком ЕЭК, «прослеживаемость товаров» курируется блоком Таможенного сотрудничества, а работа по проекту «Цифровая повестка ЕАЭС до 2025 года», в будущем выступающего в качестве общей платформы систем контроля, ведется блоком Внутренних рынков, информатизации и информационно-коммуникационных технологий.

Стоит вспомнить и о прослеживаемости подконтрольной продукции, документооборот которой до сих пор остается на бумаге.

— Какие еще проекты, реализуемые в Союзе, могут стать дополнительной нагрузкой для предпринимательской деятельности?

— Кроме маркировки товаров, до сих пор не принесла практической выгоды Информационная система внешней и взаимной торговли. Предусмотренный Планом мероприятий информационный обмен по многим статьям не налажен, что существенно усложняет процессы торговли для бизнеса. Большинство заложенных упрощений на сегодняшний день работают только на бумаге. Это обмен фитосанитарными сертификатами, сертификатами/декларациями соответствия, взимание косвенных налогов и пр.

Вместе с тем, в настоящее время на внутригосударственном согласовании находится проект Соглашения о прослеживаемости, который также предусматривает обмен информацией о товарах, перемещаемых по территории Союза при использовании дополнительных документов, подтверждающих легальность оборота.

В целом, тенденция подобных инициатив, не предусмотренных Договором о ЕАЭС, существенно настораживает казахстанский бизнес, так как на деле оборачивается дополнительными расходами, резким снижением прибыльности и новыми административными барьерами для перемещения тех или иных товаров по территории Союза.

Я считаю, что все вышеназванные инициативы преследуют в итоге одну цель — достижение максимальной прозрачности и прослеживаемости товаропотоков. На практике же такая ситуация склоняет средний и малый бизнес республики, не имеющий материального потенциала для соблюдения всех дорогостоящих процедур маркировки и прослеживаемости, просто «уйти в тень» и тем самым, обеспечить себе выживание в условиях неустанно дорожающего легального бизнеса в ЕАЭС.

Наряду с этим, маркировка способствует монополизации рынка крупными «игроками» в той или иной сфере, способными полноценно обеспечить маркировку товаров. Однако, в этом случае нельзя упускать из виду потенциальный риск соответствующего удорожания конечной продукции для потребителя.

Подводя итог, хочу призвать Комиссию провести ревизию бизнес-процессов для предпринимателей стран ЕАЭС, анализ перечня документов, необходимых для перемещения продукции в рамках «единого рынка Союза», а также рассмотреть возможность оптимизации и упрощения условий ведения торговой деятельности.

Казахстан. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 6 сентября 2017 > № 2297461 Дана Жунусова


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 июля 2017 > № 2248790 Дана Жунусова

Процесс закупок кардинально пересмотрят

«Атамекен» держит руку на пульсе по принимаемым мерам совершенствования закупок

31 января этого года в своем Послании глава государства отметил, что сфера закупок нуждается в совершенствовании, поручив кардинально пересмотреть подходы по проведению закупок в государственном и квазигосударственном секторе, сфере естественных монополий и недропользования. О том, что делается в этом направлении и над какими вопросами еще надо поработать, в беседе с заместителем председателя правления НПП РК «Атамекен» Даной Жунусовой.

— Расскажите, какова роль НПП РК «Атамекен» в данном процессе?

— Действительно, сфера закупок остается актуальной темой для наших предпринимателей. Данный факт подкрепляется растущим количеством обращений в «Атамекен».

За весь прошлый год поступило 930 обращений по линии защиты бизнеса с проблемами в сфере закупок, что на 30% больше, чем в 2015 году. Также в Реестре проблемных вопросов Нацпалаты, формируемом на региональном уровне, зарегистрировано 24 системные проблемы, в основном указывающие на необоснованные отклонения от участия в тендерах и «заточенной» технической спецификации под конкретного поставщика.

В 2016 году суммарный объем фактических закупок государственного сектора, Фонда «Самрук-Казына» и недропользователей составил 9,3 трлн тенге.

Поэтому НПП РК «Атамекен» уделяет очень большое внимание данному вопросу.

В реализацию Послания Президента с февраля текущего года Нацпалата принимает непосредственное участие в совершенствовании систем видов закупок. Проведено более 10 совещаний по вопросам закупок на площадке Правительства. И хотелось бы отметить, что за 4 месяца работы при поддержке Правительства нам удалось добиться весьма серьезных результатов в пользу наших предпринимателей.

— Не могли бы вы рассказать подробнее о результатах вашей работы?

— Изучая закупочные системы, мы выявили множество системных проблем для предпринимателей, которые могут быть разделены на 4 категории:

1. Отсутствие стабильности и информативности;

2. Отсутствие транспарентности закупок;

3. Вопросы повышения конкурентоспособности товаропроизводителей;

4. Слабый контроль за процессами закупок.

Исходя из этих аспектов, «Атамекеном» совместно с бизнес-сообществом были подготовлены и представлены в Правительство ряд поправок по совершенствованию системы закупок гос/квазисектора, а также предложения по совершенствованию закупок Фонда «Самрук-Казына», недропользователей и субъектов естественных монополий.

— Какие шаги предпринимаются для решения этих проблем?

— Планирование. Ключевым фактором результативности каждого производства, да и любой деятельности в целом, является продуктивное планирование.

Проанализировав системы госзакупок и закупок квазигоссектора, мы выявили, что информация по планам закупок на текущий год, которая должна публиковаться на портале закупок, не публикуется вовремя либо публикуется не в полном объеме. Нами было зафиксировано, что по состоянию на 1 марта 2017 года из более 18 тыс. госучреждений только половина разместила планы на веб-портале.

В данной ситуации у потенциальных поставщиков отсутствует возможность планирования своего производства.

В связи с этим мы в рамках проекта нового разрабатываемого Закона о совершенствовании закупок предложено привлекать заказчиков к адмответственности за неполное и несвоевременное опубликование планов закупок. Данная поправка была одобрена Министерством финансов РК и включена в законопроект.

Централизация. Одной из важных инициатив Нацпалаты, которая была поддержана в Правительстве, является проведение закупок методом централизации.

Централизация госзакупок предполагает консолидацию потребностей заказчиков, т. е. объединение многочисленных мелких однотипных закупок в крупные лоты с учетом регионального принципа. Централизация закупок обеспечит сокращение субъектов-организаторов и повышение транспарентности, а также даст возможность отечественным товаропроизводителям (ОТП) концентрировать свое производство на одном конкретном крупном заказе вместо многочисленных мелких и однотипных заказов. Это в первую очередь создает стабильность для наших предпринимателей. Кроме того, укрупнение заказов может стимулировать мелкие ОТП, формировать консорциумы, кластеры в целях оптимизации производства.

Консолидация таких товаров, работ, услуг (ТРУ) будет осуществляться согласно утвержденному МФ РК перечню. В настоящее время перечень ТРУ, закупаемых централизованным методом, ограничен только 7 видами товаров (автомобильные средства, вертолеты, сервера, периферийное оборудование, программное обеспечение, мебель, медицинская техника).

Учитывая, что централизация закупок может быть использована как эффективный инструмент поддержки предпринимателей, «Атамекен» предложил расширить данный Перечень, исходя из анализа наиболее закупаемых товаров в сопоставлении с данными по внутреннему рынку.

В этой связи нами предложена централизация товаров мебельной и легкой промышленности в пилотном режиме. На текущий момент товары мебельной промышленности включены в данный Перечень, вместе с тем ведется работа по внедрению закупки централизованным методом товаров легкой промышленности.

Также хочу отметить, что это только начало и работа по расширению данного перечня будет продолжаться.

— Расскажите о работе по совершенствованию антидемпинговых мер.

— К сожалению, не всегда принятые меры приносят желаемые результаты. Например, в конце 2015 года в Закон «О государственных закупках» была включена статья об антидемпинговых мерах. Есть категория потенциальных поставщиков, которые ставят целью выиграть конкурс, но не знают, что с ним делать после этого, т. к. цена сильно занижена, и, конечно, они не просчитывают и не планируют, в этом их минус, и эта статья должна была предусмотреть барьер для такой категории потенциальных поставщиков.

Однако в скором времени это новшество получило обратный эффект и позволило отдельным поставщикам таких услуг в сфере строительства, как проведение технадзора и строительно-монтажных работ, разработка проектно-сметной документации, снижать цены до необоснованно низких и таким образом побеждать в конкурсе с минимальным ценовым предложением. Конечно, такого рода демпинг цен ограничивает участие добросовестных предпринимателей, не говоря о качестве поставляемых работ и услуг, тем более если учитывать, что цены в строительстве могут быть снижены только за счет грамотной организации строительства и производительности труда в лучшем случае на 5−8%.

В этой связи Нацпалата при поддержке Правительства добилась усовершенствования действующего механизма в части установления экономически и технологически обусловленных порогов демпинговых цен для услуг технического надзора, проведения СМР и разработки ПСД. В ближайшее время «Атамекен» совместно с отраслевыми ассоциациями и уполномоченным органом завершит работу по вычислению соответствующего условного порога.

— Какова ситуация с интеграцией систем закупок?

— В настоящее время имеются четыре разрозненных баз данных, которые находятся в ведении Минфина (www.goszakup.gov.kz), МИРа (reestr.nadloc.kz), Фонда (tender.sk.kz), АО «НУХ Байтерек» (mitwork.kz). При этом классификации товаров, работ, услуг у всех разные.

Отсутствует статистическая информация об объемах закупок, номенклатуры закупок, а также другая информация, необходимая потенциальным поставщикам для определения потребностей рынка закупок.

В этой связи Правительством одобрено наше предложение об онлайн-интеграции существующих информационных систем по закупкам с информационной системой Нацпалаты путем создания Единой точки доступа.

Мы считаем, что это не только позволит предпринимателям получать информацию по принципу «единого окна», но и существенно повысит общественный контроль за процессами.

Получив доступ к необходимым данным в режиме реального времени, мы сможем анализировать объемы закупок, корректировки планов, обоснованность проведения закупок способом из одного источника и мониторить процессы закупок на всех стадиях.

— Каковы единые подходы в ПКО в государственных закупках и закупках Фонда?

— Отмечу, что предварительный квалификационный отбор потенциальных поставщиков предусмотрен и в госзакупках. Однако указанные системы ПКО значительно разнятся не только подходами, но и основной целевой направленностью.

Учитывая, что концептуальной целью ПКО является выявление добросовестных поставщиков, нами предложено внедрить единые подходы в ПКО в целях исключения необходимости предпринимателя проходить аналогичные процедуры отбора для участия на разных площадках закупок.

Данное предложение было поддержано Минфином РК, в связи с чем достигнута договоренность об определении единых подходов, а также о признании результатов ПКО Фонда.

— Что скажете об ответственности в закупках квазигоссектора?

— Одной из задач Нацпалаты является защита интересов бизнеса. Поэтому для нас крайне важно, чтобы в отношении предпринимателей не ущемлялись их права в сфере закупок.

В настоящее время не предусмотрена ответственность в отношении должностных лиц за нарушение законодательства закупок в квазигоссекторе — максимально строгим наказанием за нарушение правил осуществления закупок является выговор.

Поэтому в разрабатываемом проекте закона внедрена норма по установлению адмответственности за нарушение законодательства в сфере закупок квазигосударственного сектора.

— Есть ли единые правила закупок для всех субъектов квазигоссектора?

— Несмотря на одинаковую природу субъектов квазисектора (организационно-правовую форму), подходы по регулированию закупок являются разными. Если, например, закупки госпредприятий регулируются Законом о госзакупках, то нацхолдинги и нацкомпании закупаются в соответствии с постановлением Правительства, а закупки Фонда и вовсе проводятся согласно внутренним Правилам.

Мы считаем, что это крайне неэффективно и неудобно для предпринимателей. Для участия в закупках по одному и тому же ТРУ на разных площадках бизнесу приходится руководствоваться тремя разными регулирующими документами. Такого рода разрозненность отнимает как много времени, так и порой приходится нанимать дополнительные человеческие ресурсы, что несет и дополнительную финансовую нагрузку.

Поэтому в целях установления единых подходов и принципов проведения закупок, по настоянию Палаты, в новом законе будут установлены единые правила закупок для всех субъектов квазигоссектора.

— Как обстоит работа по переводу всех закупок квазигоссектора, естественных монополий и недропользователей на электронный формат?

— Крайне важно, что в условиях цифровизации, для того чтобы быть конкурентоспособными, нам нужно идти в ногу со временем. То же касается и сферы закупок. Электронный формат закупок имеет множество преимуществ для предпринимателей: удобство, экономия времени, прозрачность.

К сожалению, на сегодняшний день закупки таких учреждений, как «СК-Фармация», «Казавтожол», «Казагро», «Зерде» и др., все еще проводятся в бумажном формате.

В этой связи в целях упрощения и обеспечения прозрачности процедур закупок все закупки квазигоссектора, естественных монополий и недропользователей будут переведены в электронный формат.

Есть также ряд моментов, которые нуждаются в совершенствовании.

Первое — отсутствие транспарентности. Другим немаловажным фактором совершенствования закупок является обеспечение транспарентности их проведения. Это в первую очередь позволит снизить риск проявления коррупции, тем самым повысит эффективность процессов закупок, поэтому Национальная палата добивалась принятия ряда важных предложений на этот счет.

Второе — усиление контроля. Как уже было сказано ранее, одним из наиболее беспокоящих предпринимателей является вопрос необоснованных отклонений от участия в тендерах и «затачивания» технической спецификации. Мы считаем, что причиной этих проблем наряду с непрозрачностью проведения закупок является отсутствие должного контроля за их процессом.

Хотелось бы отметить большую работу, проведенную «Атамекеном» совместно с Фондом «Самрук-Казына». 14 июня текущего года было подписано Дополнительное соглашение, предусматривающее внесение поправок в Соглашение о взаимодействии между НПП и Фондом «Самрук-Казына» по следующим направлениям.

Третье — кодификация. В январе 2013 года закупки группы компаний «Самрук-Казына», а в 2016 году и все государственные закупки были переведены в электронный формат. Естественно, для идентифицирования товаров, работ и услуг при проведении электронных закупок применяется кодификация товаров, работ и услуг.

Основываясь на лучшем международном опыте, в 2012 году коллеги из «Самрук-Казына» создали Единый номенклатурный справочник товаров, работ и услуг (ЕНС ТРУ). Данный классификатор является основным инструментом предпринимателей в поиске ТРУ в закупках.

За основу разработанного кода был принят Классификатор продукции по видам экономической деятельности (КПВЭД), в соответствии с которым ранее формировались планы закупок государственных органов и компаний Фонда.

Стоит отметить высокую значимость ЕНС ТРУ, так как госзакупки и закупки Фонда, чьи объемы составляют более 5 трлн тенге ежегодно, проводятся с применением данного справочника. Кроме того, в дальнейшем планируется внедрение ЕНС ТРУ в закупки недропользователей и субъектов естественных монополий.

Вместе с тем имеется ряд проблем, таких как пробелы в методологии формирования новых кодов, что приводит к дублированию кодов. Мы обсудили эту проблему с руководством Фонда и совместно решили дальше совершенствовать классификатор, провести полную ревизию кодов с последующим их утверждением и пересмотром методологии. К этой большой работе также привлечен и наш бизнес.

И последнее, четвертое — повышение конкурентоспособности товаропроизводителей. В условиях интеграционных процессов и ужесточения конкуренции мы считаем важным уделять более серьезное внимание повышению конкурентоспособности отечественных предпринимателей, в том числе и в сфере закупок.

Как известно, в рамках проводимой трансформации Фонда ведется работа по совершенствованию закупочной политики компаний Фонда.

В реализацию данного направления работы в мае 2016 года Фондом в пилотном режиме внедрена система предварительного квалификационного отбора поставщиков (ПКО), которая в дальнейшем будет использоваться во всех закупках Фонда. После прохождения по ПКО у потенциальных поставщиков отпадает необходимость подтверждения квалификации персонала и опыта работы в ходе каждой закупки. Это облегчает участие в закупках Фонда.

Несмотря на заявленные преимущества, стоит отметить, что ПКО не ограничивает поставщиков, среди которых могут присутствовать наравне с товаропроизводителями и дилеры, и импортеры, которые, как правило, находятся в более выигрышном положении.

В связи с этим в целях повышения конкурентоспособности товаропроизводителей по инициативе «Атамекена» и при поддержке Правительства на сегодняшний день прорабатывается механизм закрепления преимущества потенциальным поставщикам в ПКО при наличии Индустриального сертификата.

— Борьба с «заточкой» идет полным ходом? Данный вопрос неоднократно всплывал.

— К сожалению, даже перевод закупок на электронный формат не решает проблемы лоббирования интересов определенных поставщиков.

По данным Комитета по внутреннему госаудиту и финансового мониторинга, в 2016 году выявлено более 42 тыс. лотов госзакупок с нарушениями на 464 млрд тенге. В 2015 году установлены нарушения только по 10 тысячам процедур на сумму 170 млрд тенге. Таким образом, рост выявленных нарушений составил более чем четыре раза.

Основными нарушениями являются: необоснованное отклонение конкурсных заявок предпринимателей; установление в конкурсных документациях дополнительных требований, не предусмотренных правилами закупок; необоснованный выбор поставщиков, несоответствующих квалификационным требованиям.

При этом важно понимать, что это только статистика выявленных нарушений.

Хотя «заточка» техспецификаций и тесно связана с вышеназванными проблемами, с ней весьма нелегко бороться законодательно.

В качестве оперативной меры мы предложили Фонду «Самрук-Казына» внедрить институт независимых отраслевых экспертов, который обеспечит качественный контроль против «заточки» путем предоставления доступа в онлайн-режиме к процессам закупок (на стадии объявления, проекта технических спецификаций), с предоставлением публичных отчетов экспертов по итогам их деятельности. Мы продолжаем работу в данном направлении.

— Резюмируя пересмотр закупок в рамках внутрихолдинговой кооперации Фонда, что можете сказать об этом?

— Одним из способов проведения закупок является закуп ТРУ из одного источника в рамках внутрихолдинговой кооперации. В свою очередь, информация о таких закупках является закрытой, в связи с чем не исключены риски ограничения добросовестной конкуренции и возможности создания условий для скрытой монополии.

В этой связи Нацпалата совместно с Фондом будет проведена работа по определению основных видов деятельности дочерних организаций Фонда и исключению возможности закупа ТРУ, находящихся в конкурентной среде.

Результатом данной работы станет Перечень ТРУ, разрешенный к использованию для проведения закупок в рамках внутрихолдинговой кооперации.

— Спасибо за содержательную беседу!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 июля 2017 > № 2248790 Дана Жунусова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter