Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Закирьянов Кайрат в отраслях: Образование, наукавсе
Закирьянов Кайрат в отраслях: Образование, наукавсе
Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283623 Кайрат Закирьянов

Он часто шел ва-банк – и побеждал

«Подумаешь, 17-летний молокосос вышел на митинг. Да он в самом себе не разобрался, не то что в текущем политическом моменте», – сказал будущий министр образования, а тогда ректор Усть-Каменогорского пединститута Ережеп Мамбетказиев, отвечая отказом на требование партийных органов исключить «декабристов» из вуза. Сам он сделал блистательную карьеру, часто идя ва-банк, а говоря проще – против большинства, которое «всегда право», что в наших условиях практически невозможно: сломают или посадят. Ему вот-вот будет 80, а он по-прежнему упорно работает и масштабно мыслит.

«Приручил» партию

Я думаю, ему повезло дождаться своего счастливого часа. При других обстоятельствах за любой из приведенных ниже рискованных поступков он поплатился бы, скорее всего, не только карьерой, но и, возможно, свободой.

Я уже много раз рассказывал, что моя собственная карьера как профессионального управленца началась с того, что однажды я пришел к ректору тогда еще Усть-Каменогорского пединститута, где работал на кафедре алгебры и теории чисел, отпрашиваться на пару лет, необходимых для защиты докторской диссертации. Он отнесся к этому с иронией. Для него два года были целой вечностью. Вместо запланированной защиты очередной ученой степени Ережеп Альхаирович предложил мне вместе с ним создать третий в Казахстане университет. И моя карьера резко пошла вверх. Вчерашний рядовой преподаватель, я совсем скоро стал проректором по учебной работе. И с той поры вся подготовительная работа была на моих плечах, но именно тогда я научился без робости заходить в любые кабинеты.

Сам Ережеп Альхаирович по складу характера не любил быть просителем в приемных и в кабинетах. Он глобально шел по верхам, а все остальное должен был делать я. И когда требовалось решить какие-то вопросы в союзном министерстве, посылал в Москву меня. И я, проректор заштатного пединститута, заходил с ними к председателю Госкомобразования СССР.

Зато в вопросах принципиальных Ережеп Альхаирович никогда не перекладывал ответственность на других. Особенно ярко это проявилось в декабре 1986 года: из Усть-Каменогорского пединститута не был исключен ни один студент.

Он и до этого имел «серьезные отношения» с партией. Став в 1984 году ректором пединститута, решил создать на базе провинциального вуза третий в Казахстане университет. Но у партийного бюро института на многие вещи были свои взгляды. И на каком-то этапе нашла, как говорится, коса на камень. Хорошо помню: должна состояться очередная отчетно-выборная конференция. На повестке дня стояли отчет прежнего секретаря партбюро вуза и утверждение путем единогласного голосования его или кого-то другого – кого предложит обком партии как нашего нового партийного вожака.

Ректор вызвал меня, первого проректора, и сказал: если мы будем работать под диктовку обкома, то единого коллектива у нас не будет и ни одну из поставленных перед собой серьезных задач мы не решим.

«Нам нужен единомышленник. Давай будем двигать своего человека», – сказал он.

«Но такого у нас никогда не было», – ответил я. И привел доводы: то, что говорит ЦК, выполняет обком, дальше по цепочке – горком, райком и местные партийные органы. Попробуй не подчинись – пойдут санкции. Минимум – потеряешь работу, хорошо, если не посадят. Но Ережеп Альхаирович уже все для себя решил.

Партийное бюро в Усть-Каменогорском пединституте было мощным. На всех факультетах оно расставило своих людей, которые выполняли его волю. Но и ректор к тому времени уже окреп, заручившись поддержкой поверившего в него коллектива.

Для начала в результате тяжелой закулисной борьбы и тайного голосования нам удалось провести в члены партбюро большинство своих людей. На партсобрание, где мы должны были избрать партийного вожака, пришел заведующий идеологическим отделом обкома партии Аскар Нургазиев. Он спросил нас, как будем голосовать, – открыто или тайно? Когда 8 из 13 членов партбюро, поддержав предложение ректора, выступили за закрытое голосование, сидевший за моей спиной бывший секретарь горкома партии Василий Пизиков произнес: «Все, ребята, можно уходить. Вопрос решен не в нашу пользу».

И мы, пройдя через кабинку для тайного голосования, избрали секретарем партбюро института молодого ученого Валерия Петрова. Что тут началось! Уже утром следующего дня ректора вызвали в райком: почему пошли против партии?! Потом в горком, дальше в обком – «на ковер» к первому секретарю.

Но у власти уже стоял демократ Горбачев, и наш ректор блестяще разыграл эту карту. «Извините, – ответил он на все наезды, – я выполнял волю Генерального секретаря ЦК КПСС. Он говорит о гласности, демократии и о необходимости нового мышления, а вы тянете нас в омут прошлого». Пойти против такого аргумента никто не посмел, и административные меры против ректора применить не решились. А он, пойдя ва-банк, получил взамен работоспособный коллектив.

Скоро Ережеп Альхаирович первым и единственным среди ректоров попал в партийную иерархию – стал членом бюро обкома партии, потом членом коллегии акимата области. И не номенклатурным, а активно действующим, что позже сыграло огромную роль в сохранении мира и согласия в регионе, а, может, и в республике.

Не был исключен ни один «декабрист»

Когда случились декабрьские события, я был проректором по воспитательной работе. Мятежной в те дни была не только Алма-Ата, в каждом областном центре прокатились отголоски тех событий. В Усть-Каменогорске тоже часть молодежи вышла на площадь. Когда страсти улеглись, компетентные органы поставили нас в известность, что 17 наших студентов были замечены в стихийных антигосударственных митингах. Секретарь партбюро Анатолий Паюк, ставший впоследствии инструктором ЦК КП Казахстана, сообщил мне, что состоялось заседание комсомольского бюро, которое своим решением вывело их из числа членов ВЛКСМ. А коль так, то эти студенты автоматически должны были быть исключены и из института. Я уклончиво заявил, что не уполномочен решать такие вопросы. С этим мы и зашли к ректору. Я поразился его реакции! Это был 1986 год, слово партии – закон, попробуй не подчинись. А ректор, узнав, что партбюро предлагает избавиться от неблагонадежных студентов, спокойно отчеканил: «Ты и так их наказал – выгнал из комсомола. Но мне их исключать из вуза не за что, если они справляются с учебными нагрузками. И вообще, о чем сейчас идет речь? Подумаешь, 17-летний молокосос, у которого каша в голове, вышел на митинг. Да он в самом себе не разобрался, не то что в текущем политическом моменте».

«У вас будут неприятности!» – пытался запугать его секретарь партбюро. «А это уже не твои проблемы», – отмахнулся ректор.

Столько лет прошло, а я до сих пор не знаю, как бы повел себя тогда, если бы мне пришлось держать удар первым. Поэтому поражаюсь мужеству и смелости Ережепа Альхаировича. Ни один из 17 студентов исключен не был, тогда как в других вузах республики их выгоняли пачками. Я уверен, что Кайрат Рыскулбеков, в честь которого наша Казахская академия спорта и туризма ежегодно проводит турнир по боксу, остался бы жив, если бы в архитектурно-строительном институте был такой же ректор.

А вот какой штрих к портрету Ережепа Альхаировича добавляет директор КазНИИ защиты и карантина растений, академик Абай Сагитов:

«После школы я приехал в Алма-Ату. Хотел пойти в мединститут, а там конкурс до 10 человек на место и почти все – медалисты. Из боязни не сдать математику и химию я подал документы в сельхозинститут, где конкурс был намного меньше. Английский сдал на пять, сочинение – на четыре, физику – тоже, а химию чуть не завалил. Экзамен принимали двое – совсем еще молодой мужчина и женщина. Когда я не смог расписать валентность, женщина сказала: «Все, до свидания». Но ее коллега, ободряюще глянув на меня, настоял: нет, пусть решит еще одну задачу. И я, помня об уроках своей старшей сестры Назиры, играючи решил одну, вторую, третью... И мне поставили тройку. Правда, потом мой благодетель – будущий доктор химических наук и министр образования Ережеп Альхаирович Мамбетказиев – дал мне жару: химию пришлось зубрить день и ночь».

…Член Ассамблеи народа Казахстана от ВКО Ережеп Мамбетказиев всегда подчеркивает, что корни его остались в России. Кстати, на его малой родине, в поселке Калинино Астраханской области, решением губернатора школе, которую он окончил, дали его имя уже при жизни. Душой болея за казахов, он выступает за объединение двух наших народов. Предметом его особой гордости является то, что докторскую диссертацию он защитил в самом главном учебном заведении Советского Союза – в МГУ, на его химическом факультете. Это было очень непросто.

Ректор, министр и снова ректор. Смог бы он сейчас сделать столь блистательную карьеру? Конечно же, когда загорелась его звезда, стране нужны были именно такие масштабные люди, как он. Как стал, к примеру, министром юстиции Казахстана, а потом вице-премьером другой россиянин, выпускник Свердловского юридического института Нагашбай Шайкенов. Или вспомните, как у нас появились российские генералы казахского происхождения. Их пригласили вернуться на историческую родину, когда она обрела независимость.

Ережеп Альхаирович Мамбетказиев, оказавшись в нужном месте в нужное время, тоже принес много пользы своему отечеству. Родись он чуть позже, то кто его знает, как сложилась бы его судьба? Сегодня ведь ситуация, скажем прямо, непростая. Даже окончив ведущие вузы мира, молодые казахстанцы не могут найти работу. Там, где их, казалось бы, должны хватать с руками и ногами, сидят люди с совершенно не нужными для этой отрасли знаниями. Но выгнать их, чтобы посадить на это место достойных, очень трудно. Я имею в виду выпускников программы «Болашак», которую инициировал и воплотил в жизнь на заре независимости именно Ережеп Мамбетказиев. Но это уже другая история.

Кайрат ЗАКИРЬЯНОВ, президент Казахской академии спорта и туризма

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283623 Кайрат Закирьянов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter