Всего новостей: 2556800, выбрано 4 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кабульдинов Зиябек в отраслях: Образование, наукаАрмия, полициявсе
Кабульдинов Зиябек в отраслях: Образование, наукаАрмия, полициявсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > mysl.kazgazeta.kz, 26 декабря 2017 > № 2529920 Зиябек Кабульдинов

У р о к и НЕЗАВИСИМОСТИ

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ,

доктор исторических наук, профессор,

директор Института истории

и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова

На нашей территории, как минимум, на протяжении более двух последних тысячелетий существовала государственность на прототюркской, тюркской и кыпчако-казахской основах. В различные исторические эпохи эти государственные образования назывались по-разному: от сакских протогосударственных образований до современного независимого Казахстана. При этом местный компонент с присущим ему языком, антропологической спецификой, особенной ментальностью, уникальной толерантностью, религиозными воззрениями, характерными обычаями и обрядами, а также хозяйственно-культурным типом оставался в основном стабильным, неизменным и автохтонным. Неспроста Глава нашего государства отмечает: «Современные казахи – потомки древних саков, гуннов и тюрков, что еще с незапамятных времен сотрясали Вселенную грохотом копыт своих аргамаков».

По-разному определялись и границы с соседними государствами: по горам и рекам, озерам и лесам, а со дня обретения независимости – по унифицированным по всему миру – пограничным столбам. Удержать и защитить огромную территорию, вмещающую практически всю Западную Европу или пять Франций, было посильно только мощным государствам с народом, имеющим не только великий дух стремления к свободе, любовь к Родине, но и великолепные и непревзойденные воинские качества: мужество и храбрость, честь и достоинство, силу и волю.

В Великой степи каждый должен был быть не только законопослушным гражданином, но и свободолюбивым, надежным и верным оплотом государства. В противном случае нас бы поглотили в сложном и непростом геополитическом водовороте военно-политических событий последних трех тысячелетий. Мы выжили и победили, пройдя через толщу тысячелетий, обеспечив преемственность государственности, языка, культуры, письменности. И в будущем и далее обязательно пронесем их на последующие века и тысячелетия, не дав исчезнуть великой и жизнеутверждающей идее «Мәңгілік Ел», высеченной нашими предками – средневековыми тюрками на величественных каменных стелах в местности Отюкен, что на территории современной Монголии.

За этот длительный промежуток времени на просторах Великой степи произошла череда закономерных смен одних государств другими. Особое место в этой цепи постепенной смены государственных образований занимает Казахское ханство, созданное Кереем и Жанибеком в 1465 году. Начиная с начала 30-х годов XVIII века оно стало терять независимость, а в начале 20-х годов XIX века были и вовсе ликвидированы основы государства – ханская власть в Среднем и Младшем жузах. А со смертью хана Жангира в 1845 году ханская власть была упразднена и в Бокеевском ханстве, расположенном в междуречье Урала и Волги.

Это вызвало протест местного населения, вылившийся в национально-освободительную борьбу казахского народа. Мы не исчезли, а, наоборот, вопреки всем невзгодам и тяжелейшим испытаниям встали на путь свободы и национального возрождения.

Лучшие сыны Великой степи – выдающиеся государственные деятели Абылай хан, Толе би, Казыбек би, Айтеке би, хан Кенесары, казахские батыры Богенбай, Кабанбай, Сырым, Махамбет, Исатай, Баймурат, Жоламан, Жанкожа, Есет, народные просветители Абай Кунанбайулы, Шокан Уалиханов, Ыбырай Алтынсарин, великие реформаторы XX века во главе с А. Бокейханом,

А. Байтурсынулы, М. Дулатулы и другими, встали во главе пробудившегося народа. Они сделали все возможное, чтобы Казахстан был свободным и независимым. В этой связи Глава государства отмечает: «За то, что мы сегодня живем мирной жизнью и на планете есть государство Республика Казахстан, мы находимся в вечном и неоплатном долгу перед памятью героических предков, во все моменты истории самоотверженно встававших на защиту родной земли, своей страны».

За нашу свободу и независимость сражались представители многих народов: казахи и русские, узбеки и украинцы, поляки и кыргызы, белорусы и каракалпаки, немцы и башкиры и т. д.

В начале XX века усилился процесс массового крестьянского переселения, не остановившегося и после Октябрьской революции. Исконно казахские земли, причем наиболее плодородные, насильно отбирались в пользу крестьян-переселенцев. В 1916 году после подавления национально-освободительного движения десятки тысяч человек погибли, а сотни тысяч были вынуждены откочевать за пределы страны.

В начале XX века зародилось мощное национально-освободительное движение «Алаш». Были созданы партия «Алаш» и правительство «Алаш Орда». Вот как отозвался о предвестниках независимости Глава государства Н. А. Назарбаев: «Мы должны уважать и ценить людей, боровшихся за свободу и независимость Казахстана. Участники движения «Алаш» искренне верили, что свержение царя принесет казахскому народу долгожданную свободу. Но этого не произошло. Люди погибали за идею, но именно они пробудили в нас стремление к независимости. Счастье ее обретения выпало нашему поколению… Наказ «Алаша» для нас – сохранить свое историко-культурное единство. Наказ «Алаша» – беречь и укреплять согласие».

В период с 1917 по 1991 год Казахстан находился в составе СССР в качестве союзной республики, где не было подлинного суверенитета и независимости.

Эти годы были очень сложными и противоречивыми, как отмечал Глава государства: «Для казахского народа весь XX век состоял из страшных событий, которые другим народам могли присниться только в кошмарном сне. Я поражаюсь той фантастической выносливости и тому неимоверному долготерпению, с которыми мой народ пережил все эти ужасы».

В 1928 году около 700 крупнейших казахских баев были насильно выселены за пределы территории проживания с конфискацией всего имущества. Баи были не только состоятельными личностями Степи, но и олицетворяли собой передовую часть народа, являясь носителями традиционного языка, культуры, обычаев и обрядов.

В начале 30-х годов XX века казахский народ пережил одно из самых тяжелейших потрясений в своей истории – массовый голод, унесший жизни почти половины населения рес­публики. Среди них оказались и 200 тысяч представителей некоренной национальности.

В годы сталинского тоталитарного режима в Казахстане оказались сотни тысяч политических заключенных. В 1937–1938 годах была практически уничтожена вся интеллектуальная и культурная элита республики (из более чем 100 тысяч человек были физически уничтожены около 25 тысяч), от этого удара, к сожалению, мы не оправились и по сегодняшний день.

В 30–50-е годы минувшего века в наш край началась невиданная ранее массовая депортация целых народов с Дальнего Востока, из Закавказья, Северного Кавказа, Крыма, Поволжья, Западной Украины, Белоруссии, Прибалтики и т. д. Здесь они нашли не только спасение от физической смерти, но и теплый приют среди местного населения. Казахи по древним степным обычаям делились с ними последним куском хлеба и кровом. Поэтому на сессии Ассамблеи народа Казахстана в 2015 году Глава государства Н. А. Назарбаев не случайно призвал всех отмечать День благодарения друг другу и к казахскому народу.

В 1941–1945 годы Казахстан отправил на фронт почти 1,5 миллиона своих сыновей и дочерей, половина из которых не вернулась с полей сражения Великой Отечественной войны. Несмотря на предыдущие страшные годы, наши земляки показывали на войне чудеса массового героизма.

В годы освоения целинных и залежных земель, массовых строек и послевоенной индустриализации сотни тысяч молодых людей в Казахстане обрели свою новую родину.

С 1949 года на земле великого Абая заработал зловещий Семипалатинский ядерный полигон. Генофонду нации был нанесен непоправимый ущерб. Болезни будут преследовать еще не одно поколение…

На фоне этих непростых событий борьба народа продолжалась. Было более 300 выступлений против тоталитарного советского режима. В начале 60-х годов XX века началось мощное студенческое движение «Жас тұлпар». В июне 1979 года жители тогдашнего Целинограда, представители разных национальностей, приняли участие в массовой демонстрации протеста против попыток центра создать на территории области немецкую автономию.

В декабре 1986 года студенческая молодежь Алматы открыто выступила против командно-административной системы, требуя должного внимания расстановке национальных кадров, статусу казахского языка и т. д. Это выступление не было националистическим и не содержало призывов к свержению государственного строя, а также не было выпадов против других народов республики. Молодежные движения перенеслись и в другие города республики – Караганду, Жезказган, Кокшетау, Талдыкорган и Целиноград. Начались повальные репрессии, и эти события были охарактеризованы как «проявление казахского национализма». По мнению Главы государства Н. А. Назарбаева, события декабря 1986 года стали началом обретения независимости, показали, насколько выросло самосознание нашей молодежи и насколько дискредитировали себя утопические социалистические идеи: «Алма-Ата в декабре 1986 года продемонстрировала крах социалистической доктрины решения национального вопроса». Эти выступления стали предвестником распада не только СССР, но и всего социалистического лагеря.

На рубеже 80–90-х годов XX века республика встала на подлинный путь достижения независимости, о котором мечтало не одно поколение нашей страны. В апреле 1990 года Верховный Совет Казахской ССР избрал Н. А. Назарбаева Президентом республики, что стало одним из важных шагов, приблизивших нас к подлинной свободе и суверенитету. Введение этого института позволило сделать государственную власть более независимой от компартии и центральной власти, создать основы нового государства.

В октябре 1990 года наша респуб­лика провозгласила Декларацию о государственном суверенитете, где был подчеркнут приоритет республиканского законодательства над союзным. Этот документ закрепил неделимость и неприкосновенность территории Казахстана. Республика получала право осуществлять самостоятельную внешнюю политику, становясь реальным субъектом международного права. Позднее был сформирован Совет безопасности. Создан Алмазный фонд. Приняты меры по формированию самостоятельных Вооруженных сил республики. Был закрыт Семипалатинский ядерный полигон, когда республика добровольно отказалась от четвертого по запасам ядерного потенциала в мире.

7 сентября 1991 года была распущена республиканская компартия, а в следующем месяце – Союз молодежи (ЛКСМ) Казахстана, тем самым начался процесс деидеологизации и деколонизации общественного сознания, отхода от тоталитаризма.

На всенародных выборах 1 декабря 1991 года Н. А. Назарбаев абсолютным большинством голосов избирателей был избран Президентом Казахстана.

10 декабря 1991 года во Дворце Рес­публики состоялась поистине историческое событие – инаугурация Президента, где он дал клятву перед народом. В этот же день на сессии Верховного Совета Казахская ССР была переименована в Республику Казахстан.

16 декабря 1991 года принят конституционный закон Республики Казахстан о государственной независимости, которая определила республику как независимое, демократическое, унитарное и правовое государство.

Таким образом, 16 декабря 1991 года исполнилась вековая мечта казахского народа и представителей других народов рес­публики – возрождение независимости страны – Республики Казахстан.

Независимость – это самая главная ценность и самое важное достояние нашего народа. Мы гордимся этим судьбоносным обретением. Беречь независимость как зеницу ока – важная задача и святая обязанность каждого из нас.

Мы должны всемерно заботиться о том, чтобы и дальше укреплять нашу свободу и независимость, как призвал нас Президент Н. А. Назарбаев: «Недостаточно завоевать свободу и независимость, надо суметь их отстоять и передать потомкам».

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > mysl.kazgazeta.kz, 26 декабря 2017 > № 2529920 Зиябек Кабульдинов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 20 мая 2016 > № 1759783 Зиябек Кабульдинов

Как мы потеряли свою историю

Автор: Беседовал Алан Саттаров

В последнее время появляются все новые вопросы и вызовы, связанные с выбором траектории дальнейшего развития исторической науки и подготовкой профессиональных историков. В этой связи мы задали ряд вопросов директору общественного фонда "Согласие народов", доктору исторических наук Зиябеку Кабульдинову.

Казахи - народ, прекрасно знавший свое прошлое

- Зиябек Ермуханович, что значит для вас, как и для любого другого казаха, прошлое нашего народа?

- Безусловно, история - эта частичка нашей ментальности и национального характера. Проживая в условиях регулярных, а не беспорядочных и не хаотичных миграций, как это ошибочно преподносят апологеты неоимперства, наши предки "загружали" свою память историческими фактами и событиями, которые передавались из поколения в поколение через степных шешенов - мудрецов, знатоков шежире, пользовавшихся непререкаемым авторитетом и уважением. Каждый аул, род, племя и жуз имели таких носителей живой истории, и их было так много, что об этом еще в XIX веке писал Л.Мейер: "Ничего нет легче, как составить родословную киргизского народа или даже несколько их, - стоит только расспросить несколько киргизов и записать их предания".

В Европе и в Азии свои генеалогии до сих пор ведут отдельные семьи рыцарей, баронов, графов, князей, членов правящих династий королей и императоров. Но чтобы весь народ знал свою генеалогическую таблицу "вглубь" до семи поколений и более - это, видимо, присуще только честолюбивым казахам, которых Всевышний оберег от беспамятства. И эта уникальная традиция в настоящее время имеет свое продолжение.

Вообще, без знания своего прошлого немыслимо само существование казахского народа. Этим и объясняется особое положение и место истории у казахов! Как пишет известный общественный деятель и публицист Б.Габдуллин в книге "Великое кочевье", "наш народ фиксировал события в изустных преданиях…

- Когда же мы начали терять это знание и кто в этом повинен?

- Традиционное казахское общество было уничтожено большевиками в ходе коллективизации, серии голодоморов, политических репрессий и навязывания нам истории одной России, которую нам преподносили как историю эфемерного "советского" народа. В ее рамках истории казахов и других нерусских народов отводилось практически лишь несколько абзацев! Вопросы колонизации, военного захвата, подкупа и шантажа национальных элит, а также насильственного присоединения к Московии, позднее ставшей Российской империей, территорий десятков и даже сотен народов сознательно замалчивались. Они подменялись понятием "добровольное присоединение", а национально-освободительные движения повстанцев назывались "реакционными" или "монархическими".

Любые попытки скрупулезного изучения и активной пропаганды подлинной истории в виде научных изысканий и художественных творений заканчивались весьма плачевно. Это можно проследить на примерах жизни и деятельности выдающегося историка Ермухана Бекмаханова, талантливого писателя Ильяса Есенберлина. Кстати, надо отдать должное некоторым русским ученым-историкам, которые поддержали начинания своих казахских коллег. Например, известный историк А.Панкратова в значительной степени содействовала научным изысканиям Ермухана Бекмаханова. Напомню, что до этого историю казахского народа изучали грамотные, образованные, патриотично настроенные, но все же не профессиональные историки - А. Букейхан, Ш.Кудайбердыулы, М.Ж.Копейулы, К.Кеменгерулы, С.Асфендиаров, М.Тынышпаев и другие. Все они были репрессированы, а их труды практически не дошли до студенческой аудитории.

Власть большевиков пыталась отнять у народа его историю, культуру, корни, традиции и обычаи. Это нужно было для быстрейшего формирования новой общности - "советских людей". Такими гражданами было проще манипулировать.

- В последнее время со стороны российских коллег все громче и громче слышны голоса с предложением написать нашу общую историю…

- Это практически невозможно, да и не нужно. Каждый народ должен написать свою историю сам. Тем более если нашей историей займется представитель другого народа, другой страны, как правило, не владеющий языком и соотносящий себя с бывшей метрополией, - это будет вообще нонсенс.

"История Казахстана" в вузах

- Недавно Министерство образования и науки приняло неожиданное решение о замене в вузовской программе "истории Казахстана" на "современную историю Казахстана". Это вызвало бурю возмущения…

- Безусловно, отказываться от курса "история Казахстана" ни в коем случае нельзя, поскольку он формирует любовь к родине и народу, культуре и искусству. Попытаюсь обосновать свой тезис.

Во-первых, не секрет, что наши предки-тюрки сыграли заметную роль в развитии всемирной истории. И, безусловно, новому поколению отечественных исследователей предстоит изучить их деяния, вытащить из "мрака забвения" бессмертные их дела. А попытку запретить преподавание этой истории в вузах можно расценить как глумление над прошлым. Кроме того, 2% от всех мест в вузах страны мы отдаем нашим молодым соотечественникам из зарубежья. Получается, что мы лишим их возможности узнать историю своего народа, так как в стране своего прежнего пребывания они наверняка не изучали этот курс.

Во-вторых, недавно со стороны руководителя одной из крупнейших стран мира прозвучала весьма оскорбительная "мысль" о том, что в Казахстане якобы "никогда не было традиции государственности и что она, мол, появилась только в 1991 году". Отказом от преподавания в вузе курса тысячелетней истории государственности мы как бы сами соглашаемся с такими высказываниями.

В-третьих, в последние годы ряд российских эпатажных политиков все чаще высказывает претензии на наши северные и северо-восточные земли (В. Жириновский, Э. Лимонов, В. Штыгашев и другие). Более того, в России многотысячными тиражами выходят "энциклопедии", в которых северные земли Казахстана однозначно считаются "исконно русскими". Если мы будем изучать историю только с 1991 года, то, думаю, когда-нибудь вся территория Казахстана окажется чьей-то "исконной"…

В-четвертых, в абсолютном большинстве стран объектом исследований профессиональных историков являются события, которые произошли 50 и более лет тому назад. А у нас в последнее время стали преобладать научные работы, изучающие период независимости, хотя не прошло и 25 лет, и мы не можем адекватно оценить этот период с исторической точки зрения.

В-пятых, нам необходимо изучать уроки прошлого для того, чтобы безошибочно двигаться в настоящем и выбрать правильную дорогу в будущее. В первую очередь это касается языковых, земельных, социально-экономических, мировоззренческих вопросов, которые особенно обострились сегодня в обществе.

В-шестых, в первые годы независимости мы еле-еле добились включения этого курса в вузовскую систему, и отказываться от него теперь было бы нелогично с точки зрения молодого и независимого государства. Ведь еще не до конца проведена работа по деколонизации общественного сознания в условиях незащищенности нашего информационного поля от деятельности СМИ других государств.

- И как теперь найти "золотую середину" в условиях, когда наше научно-образовательное ведомство уже объявило о своем решении?

- Я думаю, что новый курс "Современная история Казахстана" как часть школьной истории следует изучать в 10-м или 11-м, а в будущем и в 12-м классе. У нас несколько дублируется предлагаемый курс, и в этом плане получается казус: в 9-м классе изучается новейшая история Казахстана, охватывающая период с 1914 года по сегодняшний день, в 10-и и 11-м классах наши школьники снова изучают историю Казахстана с древнейших времен до наших дней, правда, в углубленном варианте (в том числе во второй раз - современность). А теперь "Современную историю Казахстана" будут изучать в третий раз - уже в вузах. Не много ли места и чести для столь маленького периода?

Есть еще один вариант - ввести "Современную историю Казахстана" для 1-го курса магистратуры по всем специальностям, но при этом прежнюю "Историю Казахстана" оставить для всех студентов неисторических специальностей…

О магистрантах и докторантах

- Вы довольны тем, как готовят магистров и докторов философии по истории?

- Большей частью - нет. Мест на их подготовку дают весьма мало. Проблемы начинаются уже тогда, когда идет отбор: в ряды будущих магистрантов и докторантов зачастую "просачиваются" заведомо неконкурентоспособные молодые люди, плохо знающие свой предмет и в большинстве своем не владеющие английским языком. Это происходит из-за некачественно и непрозрачно проводимых приемных экзаменов. В условиях повальной коррупции и низких зарплат, на фоне прошедшей девальвации мы вообще рискуем свести к нулю качество будущих "остепененных" историков. Скажу больше: талантливые ребята из регионов практически не попадают в докторантуру национальных вузов.

- Сегодня поступившие в докторантуру по истории выбирают темы своих диссертаций из перечня, утвержденного МОН РК. Как вы считаете, насколько это правильно?

- Безусловно, министерство должно помогать будущим докторам правильно сориентироваться при выборе направлений и тем исследований. Но кто эти темы сформулировал? Например, я, как и большинство моих коллег, с кем я близко общаюсь, вообще не принимали участия в этом. Поэтому более правильным будет восстановление прежнего Координационного совета по определению и утверждению наиболее актуальных и нужных стране тем. Это необходимо сделать и для того, чтобы не допустить дублирования тем исследований, что сегодня наблюдается повсеместно.

- С какими еще трудностями мы сталкиваемся в процессе подготовки кадров профессиональных историков в вузовской системе?

- Нерешенных проблем много. К примеру, не хватает книг по целому ряду исторических дисциплин у бакалавров, магистрантов и докторантов, особенно в группах с казахским языком обучения. В рабочем учебном плане до сих пор мало кредитов на изучение тех или иных дисциплин. Нет ассистентов профессоров. Чрезмерный объем аудиторной учебной нагрузки негативно влияет на качество преподавания и на возможность профессорско-преподавательского состава заниматься наукой. К примеру, по сравнению с ведущими вузами Европы и Америки у нас она в 3-5 раз больше! А когда заниматься наукой, издавать учебные пособия, работать в архивах, реализовывать научные проекты? Отсутствует система выборности заведующих кафедрами и деканов - нередко ими становятся люди, не пользующиеся авторитетом в научной среде и в обществе.

О расхождениях в датах и событиях

- В разных учебниках и монографиях присутствуют существенные расхождения в датах, трактовках тех или иных судьбоносных исторических событий…

- Действительно, такая проблема есть, и ее надо решать. Во время проведения ЕНТ мы прямо-таки издеваемся над выпускниками школ! Видимо, нужна отдельная и постоянно действующая государственная комиссия, которая должна на основе тщательного исследования с привлечением большого круга квалифицированных историков давать экспертную оценку тем или иным спорным событиям и датам. И эти заключения должны быть обязательными для всех авторов школьных и вузовских учебников, рекомендованных МОН РК. Или же можно пойти по пути Украины, где при правительстве создан "Институт национальной памяти", который помогает властям этой страны своевременно давать правильные и выверенные ответы на многие вопросы.

- Каких государственных специализированных научных институтов исторического профиля у нас не хватает?

- Я думаю, что срочно нужно создавать отдельные институты историко-гуманитарного профиля, которые будут изучать события, связанные с массовым голодом, политическими репрессиями и депортацией народов. Необходим отдельный НИИ по изучению проблем Второй мировой войны, так как подвиг граждан нашей республики все еще по достоинству не оценен и некоторыми "исследователями" грубо оспаривается, в том числе и примеры мужества героев легендарной Панфиловской дивизии. Ощущается отсутствие государственного НИИ, призванного изучать историю и культуру наших зарубежных соотечественников: почти 40% казахов живет за пределами страны, а ведь они являются частичкой нашего народа и истории.

Такие НИИ нужно размещать в северных и северо-восточных регионах страны, где для историков непочатый край работы. К тому же там не проводилась на должном уровне политика деколонизации общественного сознания.

- Вы выступаете за введение курсов краеведения в школах и региональных вузах…

- Да, каждый регион должен иметь свои учебники по краеведению. В царское время практически все шесть степных областей Казахстана имели такие издания под названием "Учебник родиноведения", обязательные для преподавания в местных учебных заведениях. Это очень важно с точки зрения формирования нового казахстанского патриотизма, ведь он берет начало с любви к своей малой родине.

- Вы являетесь и сторонником создания в Астане казахского аналога армянского Матендарана, в котором следует собрать воедино все ценнейшие книги, рукописи и архивные материалы, по-новому высвечивающие нашу историю…

- Да, в Астане такой НИИ нужен. Отдельные исследователи, сотрудники архивов и музеев часто выезжают за государственный счет в зарубежные государства и за его же счет приобретают там копии или оригиналы ценных документов, которые затем оседают неизвестно где. Поэтому нужен свой, к примеру, Институт ценных рукописей, который должен быть одновременно музеем, архивом и исследовательским учреждением. Все привозимые и имеющиеся в частных и государственных коллекциях ценнейшие материалы должны быть собраны именно здесь, под надежной охраной и с качественным хранением.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 20 мая 2016 > № 1759783 Зиябек Кабульдинов


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 25 апреля 2014 > № 1063315 Зиябек Кабульдинов

Хочешь мира – умей воевать

Способен ли Казахстан самостоятельно обеспечить защиту своих границ?

Недавно, после присоединения Крыма, президент России выразил готовность защитить границы Казахстана от вторжения потенциальных противников, что вызвало в нашей стране недоумение. Особенно на фоне весенней активизации Владимира Жириновского, заявившего о якобы готовности Казахстана влиться в состав РФ, и наделавшего много шуму высказывания его тезки Штыгашева, спикера Верховного совета Хакассии. Прокомментировать эту “инициативу” мы попросили директора научного центра гуманитарных исследований “Евразия” Зиябека Кабульдинова.

- Зиябек Ермуханович, есть ли у нас на сегодня противники? Кто нам в действительности угрожает? Где “притаились” наши невидимые недруги?

- Явных недругов или скрытых врагов у нас нет, как нет и территориальных проблем ни с одним из государств мира. И есть большая вероятность того, что в ближайшей перспективе таковых не будет. Хотя нельзя отрицать и известную истину: “хочешь мира – готовься к войне”.

Китай на протяжении последних столетий не угрожал нам, и не в традициях современного руководства Поднебесной покушаться на территориальную целостность своих соседей, с которыми у КНР складываются мирные торгово-экономические и социо-культурные отношения. Пограничных проблем с великим восточным соседом у нас нет, о чем свидетельствует уже завершившаяся делемитация и демаркация границ. Если принять во внимание, что Китай переживает внутренние проблемы в приграничной с нами зоне (имеются в виду СУАР и так называемый “уйгурский вопрос”), то ситуация станет еще более понятней.

С соседями по центральноазиатскому региону – Узбекистаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменией, имеющими общие с нами корни, единую веру, схожий язык и культуру, а в прошлом общую и несколько печальную колониальную судьбу в составе Российской империи и СССР, никаких территориальных конфликтов в обозримом будущем не предвидится.

Теперь что касается “афганской угрозы”, которой нас больше всего пугают в связи с возможным уходом коалиционных войск. Даже при негативном развитии сценария талибам сперва потребуется захватить власть в своей стране и удержаться, что маловероятно, хотя бы ввиду наличия многочисленных вооруженных группировок национальных диаспор – таджиков, узбеков и туркмен, которые размещены на севере и северо-востоке Афганистана и составляют почти 50% населения Афганистана. Именно они в виде “живого щита” охраняют границы своих собратьев – независимых государств Центральной Азии. Мало того, талибам, чтобы добраться до Казахстана, надо сначала вторгнуться и закрепиться в других странах региона. Нельзя сбрасывать со счетов и тот немаловажный факт, что авторитет Казахстана в глазах нынешнего поколения афганцев достаточно высок благодаря оказанию нами регулярной гуманитарной помощи этой стране и приглашению тысячи афганских студентов на бесплатную учебу.

Остается последнее: угроза может исходить от… самой России, и русские пограничники должны будут защитить Казахстан от… нее самой, России. Но это нонсенс.

Кроме того, Казахстан ведет сугубо миролюбивую многовекторную политику в отношении всех без исключения стран и народов, за что снискал заслуженное уважение во всем мире. Слова “Казахстан”, “Астана” и “Назарбаев” стали синонимами открытости и толерантности, прозрачности и доверия. Поэтому ни у соседних стран, ни у государств дальнего зарубежья вряд ли возникнет бредовая идея угрожать нам. Мирным. Добрым. Неагрессивным. Не страдающим неоимперским комплексом.

Также стоит вспомнить, что по Лиссабонскому протоколу (1992 год) в обмен на добровольный отказ от ядерного оружия Казахстан получил гарантии своей безопасности и территориальной целостности от ядерных держав мира – США, Китая и России. Это куда более весомая гарантия, нежели охрана наших границ силами соседней страны. Кстати, если Россия одна предлагает нам помощь в случае осложнения ситуации, то зачем нам тогда ОДКБ?

Еще один важный фактор – это то, что в Казахстане “завязаны” бизнес-интересы всех мировых держав, тех же США, Китая, Франции, Великобритании и т.д., что само по себе является дополнительной гарантией нашей безопасности.

Следовательно, нет никаких причин и предпосылок для возникновения каких-либо угроз, способных вызвать необходимость приглашения погранвойск соседней, пусть даже дружественной нам страны на территорию суверенного Казахстана.

- Как вы думаете, насколько казахстанцы способны защитить свои границы? Не служит ли предложение наших соседей намеком на нашу “профнепригодность” в этом плане?

- Действительно, пред­­ложение о помощи в охране внешних границ, озвученное устами президента России, можно воспринять как укор нам в слабости и недееспособности. Однако при этом многие не учитывают историческое прошлое и ментальность казахов, их богатое военное наследие. Казахи и их близкие и дальние прото- и тюркоязычные предки (кыпчаки, тюрки, гунны, саки) всегда были и сейчас готовы сами защитить себя и свои границы. Они сохранили великий дух воинов.

А наличие иноземного воинского контингента в нашей стране приведет к ограничению суверенитета и возникновению новых угроз. Присутствие по всему периметру казахстанских границ пограничных войск другой державы, которая к тому же имеет здесь свою диаспору, будет однозначно играть дестабилизирующую роль. Как гласит известная мудрость, “ружье, которое висит на стене, когда-то выстрелит”. Это чревато охлаждением сложившихся теплых взаимоотношений между титульной нацией и русской диаспорой, которая по каждому поводу будет апеллировать к находящемуся рядом военному контингенту своих соплеменников.

Кроме того, ситуация, когда на защите наших границ будут стоять иностранные войска, может полностью деморализовать самих казахов, атрофировать их волю.

- Какие шаги следует предпринять, чтобы со стороны наших соседей, “радеющих” за наш спокойный сон, не поступали подобные предложения?

- Это должен быть целый комплекс решений и мер, направленных на укрепление обороноспособности страны.

Первое. Назрела острая необходимость значительного увеличения численности национальных вооруженных сил, в том числе и пограничной службы. Сегодня количественный состав нашей армии составляет около 70 тысяч человек, тогда как он должен быть, как минимум, в пять раз больше. В этой связи хотелось бы привести слова боевого генерала, а ныне депутата мажилиса Бахытжана Ертаева, отметившего с великим прискорбием, что если в советское время из 10 юношей в армию шли 9, то сегодня из 10 мы призываем лишь одного. Контрактная армия – это хорошо, но параллельно должна быть и срочная служба, чтобы наша молодежь не потеряла “форму” и была готова к защите страны в любое время. Кстати, увеличение численности армии, пограничных войск позволило бы значительно сократить безработицу в стране и подготовить молодежь к самостоятельной взрослой жизни.

Второе. Надо серьезно заняться искоренением коррупции в вооруженных силах. К чему она может привести, мы видим на примере Украины: разворованная и униженная армия братской нам страны оказалась абсолютно деморализованной, неспособной противостоять даже небольшой группе хорошо подготовленных “сепаратистов”. Более того, часть офицеров и высшего генералитета изменила своей присяге! Видимо, пора освободить военные, силовые и правоохранительные структуры от несвойственных им функций по распределению денежных потоков и материальных ресурсов, проведению тендеров и закупок. А то получается, что наши генералы и полковники вместо заботы о боевой подготовке увлеклись поисками уязвимых мест военного бюджета, чтобы при первой же возможности “аннексировать” или “распилить” их. Искоренение коррупции позволит высвободить значительные финансовые средства, которые можно будет направить на то, чтобы наша армия была сытой, хорошо одетой и обутой, оснащенной самыми передовыми видами вооружения и военной техники. Как предупреждал Наполеон, “народ, не желающий кормить свою армию, вынужден будет кормить чужую”.

Третье. Необходимо усилить боевую выучку солдат, сержантов и офицеров, чтобы они были готовы отразить любую агрессию. Не стоит жалеть средств на проведение военных учений.

Четвертое. Крайне важно поднять престиж и статус военного человека в обществе. Например, в период существования Казахского ханства только тот степняк имел право голоса, кто имел оружие и был готов защитить свою родину от иноземных врагов. Если брать день сегодняшний, то, скажем, в той же России зарплата и объемы социальных гарантий военнослужащих в разы превосходят наши показатели. Поэтому армия и погранслужба РФ готовы по первому же приказу выполнить любую боевую задачу. Там имеют высокий статус и занимают достойное место в обществе участники различных войн. В этом плане наши “афганцы” ущемлены. И молодежь видит это, делает соответствующие выводы.

Пятое. В связи с резким изменением геополитической ситуации, кризисом международного права наступает логический конец “демократическим играм” в управлении военной сферой. Сегодня ею должны “рулить” до мозга костей армейские люди, прошедшие все ступени военного обучения и карьеры.

Шестое. Надо сделать все возможное, чтобы на нашей территории не было или было минимизировано военное присутствие другого государства – в противном случае мы можем стать “живой мишенью” для какой-то третьей стороны.

Седьмое. В рамках Таможенного союза на границе с Россией мы убрали сотрудников таможенной службы. Но ни в коем случае, ни при каких будущих союзах, ни при каких других обстоятельствах нельзя отказываться от своих пограничников. Если театр начинается с вешалки, то независимость – с пограничных столбов и пограничных войск.

Восьмое. Несмотря на то, что срочная служба у нас сокращена до одного года, необходимо в корне пересмотреть содержание ежедневного пребывания солдат и сержантов в армии. Безусловно, боевая подготовка в войсках должна стоять на первом месте, но мы обязаны продумать и плавный, качественный переход десятков тысяч будущих срочников к мирной жизни, чтобы у них не было ни одной бесполезно проведенной минуты и пустого времяпровождения в казармах. Надо усилить спортивную подготовку, можно изучать языки. Также солдаты могли бы приобрести специальности, востребованные “на гражданке”, – сварщика, маляра, водителя, плотника, каменщика, столяра, электрика и т.д.. Кто-то спросит: к чему такая перегруженность? На что отвечу словами американского генерала Дэниэла Сиклса: “Нет ничего более разрушительного для армии, чем бездействие, оно деморализует так же, как и поражение”!

Сауле АХМЕТОВА

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 25 апреля 2014 > № 1063315 Зиябек Кабульдинов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 марта 2014 > № 1034409 Зиябек Кабульдинов

А вуз и ныне там…

Когда в Казахстане начнется настоящая реформа высшего образования?

В недавнем Послании народу Казахстана глава государства особо остановился на необходимости дальнейшей модернизации именно вузовской системы: “Нам предстоит большая работа по улучшению качества всех звеньев национального образования… Необходимо планомерно приступить к постепенному переходу ведущих университетов к академической и управленческой автономии”.

Как выполнить эти и другие задачи, озвученные президентом? Какие меры следует предпринять для того, чтобы максимально приблизить систему высшей школы нашей страны к лучшим западным моделям и аналогам? Как войти в заветную сотню лучших вузов мира, задающих тон во многих авторитетных научно-образовательных рейтингах мира?

На мой взгляд, для достижения этих целей необходимо коренное и глубинное реформирования системы высшего образования. Мы же почему-то больше увлеклись внешними, формальными сторонами реформ. Между тем у нас есть все условия для вывода отечественных вузов на качественно иной уровень – наличие финансовых ресурсов, относительно небольшая численность населения страны, активная интеграция наших вузов в мировое научно-образовательное пространство, традиционная сильная тяга казахстанцев к получению хорошего образования. И при правильном менеджменте, а также наличии политической воли можно было бы быстро изменить ситуацию.

Сегодня в вузовской системе Казахстана существует ряд серьезных проблем. В частности, невысокая заработная плата ведет к определенному оттоку педагогических кадров в другие сферы; ежегодно увеличивается количество абитуриентов, выбирающих зарубежные университеты; очевиден острый недостаток учебников в казахских группах обучения; есть вопросы, связанные с качеством обучения, и т. д. Все эти проблемы не перестают волновать каждого представителя отечественной высшей школы, неравнодушного к судьбе Отечества. Не перестаю думать об этом и я, получивший образование в одном из российских вузов, побывавший в ведущих университетах почти десяти стран мира и прошедший почти все ступени системы высшей школы.

Полагаю, что необходимо предпринять несколько судьбоносных шагов, способных быстро и оперативно вывести высшее образование Казахстана из весьма непростой ситуации.

Первый шаг. Как и в большинстве ведущих европейских, американских, австралийских, а также в некоторых азиатских университетах, нам необходимо ввести полную автономию управления вузами. Эта мера обеспечит свободный выбор оптимальных путей качественной подготовки специалистов в условиях рыночной экономики, когда выживают и побеждают наиболее сильные и самостоятельные вузы, сумевшие легко и быстро адаптироваться к региональным и мировым спросам на представителей тех или иных профессий. Без какого-либо диктата. При максимуме самостоятельности и свободе выбора во всем. Но в то же время при высокой степени ответственности перед коллективом вуза, обществом и государством.

Второй шаг. С целью улучшения управления вузами и, следовательно, обеспечения подлинной ответственности и подотчетности руководителей различных уровней вуза перед своими малыми и большими коллективами необходимо срочно ввести элементы прямых выборов ряда ключевых должностных лиц. В этот список обязательно должны быть включены заведующие кафедрами, деканы, проректоры и ректоры. К примеру, первых выбирает профессорско-преподавательский состав (ППС) кафедры, вторых – весь факультет, третьих и четвертых – все университетское научно-образовательное сообщество путем тайного голосования с альтернативными кандидатурами, предлагающими свои предвыборные программы. Эта мера позволит обеспечить финансовую и организационную прозрачность в деятельности того или иного вуза, а также минимизировать возможность совершения коррупционных и иных нарушений. Избранные действительно демократическим путем руководители различных звеньев высшей школы будут служить только своим коллективам и во благо качества образования – в отличие от многих нынешних “выбранных” заведующих кафедрами, назначенных деканов, проректоров и ректоров, которые не пользуются уважением и авторитетом в своих коллективах. Не секрет, что немалая часть их не ощущает своей ответственности перед людьми, которыми им доверено руководить. Отсюда и распространенная практика перекочевки целыми группами “команд” во главе с вновь назначенными ректорами. Этой же политики придерживаются деканы и заведующие кафедрами, набирая уже свои команды.

Кстати, введенная в свое время практика “утверждения” проректоров национальных и государственных вузов в Министерстве образования и науки (с необходимостью согласования и прохождения нескольких кабинетов этого ведомства) тоже требует пересмотра. Ведь налицо не только потеря времени, но и унижение человеческого достоинства: кандидат в проректоры, являющийся, как правило, доктором наук, вынужден пресмыкаться перед многочисленными министерскими чиновниками.

Третий шаг. Сегодня в отечественных вузах годовая учебная нагрузка у ППС, особенно простых преподавателей и старших преподавателей, составляет в среднем около 600 часов. В регионах и у молодых и неостепененных преподавателей учебная нагрузка еще больше. В таких условиях весьма трудно обеспечить высокое качество обучения студентов, магистрантов и докторантов. Педагогу высшей школы не хватает времени для полноценной подготовки к лекциям и семинарам, занятия наукой, написания статей и монографий, проведения научных экспериментов, поездок в научные командировки. Ему некогда разрабатывать и издавать учебные пособия и учебники, в которых ощущается острый дефицит (особенно это касается казахских групп обучения). Поэтому многие известные доктора наук, профессора пытаются перейти к внеаудиторным занятиям, к научному руководству магистрантами и докторантами. Как следствие, значительную часть лекций студентам читают неостепененные старшие преподаватели, что ведет к общему снижению качества обучения.

Во­зьмем, к примеру, Болгарию, которую мы в советское время не считали “заграницей”. В Софийском госуниверситете им. Св. Климента Охридского годовая нагрузка профессора составляет лишь 180 часов, а в частном Новоболгарском университете в той же Софии – 120. Такая же ситуация и в большинстве европейских вузов. В частности, в Кардиффском университете Великобритании среднегодовая учебная нагрузка не превышает 100 часов. И именно здесь, я в этом абсолютно уверен, “зарыта собака качества”. Поэтому необходимо уменьшить годовую нагрузку ППС наших вузов в три-четыре раза. Если мы этого не сделаем, то никакая реформа нас не выручит.

Четвертый шаг. В школьном образовании мы когда-то ввели 11-летку и планируем в ближайшие годы перейти уже к 12-летнему обучению. Но не совсем понятно, какими новыми дисциплинами будет заполнен дополнительный учебный год. К тому же сегодня учащиеся 11-х классов преимущественно занимаются подготовкой к ЕНТ. А не лучше ли это время посвятить тем общественно-политическим и общеобразовательным дисциплинам, которыми мы неоправданно “перегрузили” практически весь первый год обучения в вузе и которые фактически дублируют предметы общеобразовательной школы?

К примеру, в расписаниях ведущих университетов Европы и Америки нет предмета “физическое воспитание”, который у нас присутствует на 1-3 курсах вузов. Там желающие вести здоровый образ жизни записываются в многочисленные спор­тивные секции или самостоятельно занимаются физкультурой и спортом, для чего создана необходимая спортивная инфраструктура: бассейны, спортзалы, площадки, теннисные корты, плюс имеются квалифицированные тренеры.

Не совсем оправданно и функционирование в классических университетах военных кафедр. Они тоже “забирают” у студентов один день в неделю в течение почти трех лет, при этом свободно “прогуливает” и остальная, более многочисленная, часть учебных групп (95-97% обучающихся), однокурсники которых ходят на “военку”. Не секрет, что значительная часть студентов использует эти “кузницы военных кадров” лишь для того, чтобы “увильнуть” от армейской службы.

Также я не совсем понимаю, зачем на первом курсе заново и “галопом по Европам” изучать снова казахский и русский языки? Может быть, это официальное признание того, что мы так и не привили нашим детям за 11 лет, проведенных ими в стенах общеобразовательной школы, языковые знания?

Словом, необходимо разгрузить 1-й курс, особенно в классических вузах, от непрофильных, общеобразовательных дисциплин, а также от тех, которые дублируют шко­ль­­ные программы. Высвобожденное учебное время следует заполнить дисциплинами, нужными для освоения выбранной специальности.

Пятый шаг. Нужно поднять заработную плату преподавателей вузов в три-четыре раза. В наших институтах и университетах есть немало квалифицированых профес­cоров, которых мы можем скоро потерять – далеко не все согласятся продолжать работать, если зарплата при одной ставке не доходит даже до 700 долларов США. Например, в Турции профессор получает не менее 2000 долларов. В Иорданском Хашимитском королевстве, которое почти не имеет своих полезных ископаемых, зарплата вузовского профессора достигает 4000 долларов. Они выигрывают благодаря хорошо налаженному менеджменту и получению огромных финансовых средств за счет обучения иностранных студентов из богатых стран побережья Персидского залива в своих элитных вузах, построенных по образцу высокорейтинговых университетов США и Великобритании.

Повышение зарплаты будет стимулировать при­ток в страну лучших профессоров из стран СНГ, “болашаковцев”, которые пока не хотят работать в этой сфере из-за низкой заработной платы (видимо, за исключением “Назарбаев Университета”), а также опытных педагогов из государств с развитой системой высшей школы: Японии, Малайзии, Сингапура, США, Южной Кореи, Великобритании, Швеции, Австралии. В вузы вернутся и те талантливые ученые и педагоги, которые когда-то ушли в бизнес, госструктуры и доходные государственные акционерные общества, а также перебрались в зарубежные страны.

Шестой шаг. В казахских группах обучения большинства вузов страны сложилось катастрофическое положение с учебной литературой (не считая, конечно, учебники по истории Казахстана, философии, педагогике и другим гуманитарным дисциплинам). Согласно оценкам экспертов, обеспеченность учебниками на казахском языке по специальностям естественно-технического и инженерного направлений составляет не более 10%.

Что же необходимо предпринять в сложившейся ситуации? Во-первых, нужно выявить во всех вузах страны дисциплины, по которым остро не хватает учебников на государственном языке. Во-вторых, определить общереспубликанскую потребность в них и на основе этого – будущие тиражи с целью централизованного издания, как это делали в советское время, и снижения себестоимости. В-третьих, найти высококвалифицированных авторов, выделить им хорошие гонорары. В противном же случае через несколько лет работодатели вообще прекратят принимать выпускников казахских групп вузов.

В этой связи весьма поучителен опыт патриотически настроенной интеллигенции “Алаш”, которая, искренне болея за народное образование, без гонораров, на собственном энтузиазме взялась за выпуск учебников: М.Жумабайулы – по педагогике, Ж.Аймаутулы – по психологии, С.Ходжанулы и М.Дулатулы – по математике, Х.Досмухамметулы – по зоологии, К.Сатпаев – по алгебре и т.д. А мы, имея десятки тысяч ученых и педагогов, в условиях независимости не можем повторить опыт немногочисленной группы истинной национальной интеллигенции?

Седьмой шаг. Очень важным является создание новейшей экспериментально-лабораторной базы для факультетов естественно-технического, инженерно-строительного направлений.

Восьмой шаг. Существует острая необходимость в срочном придании режима секретности процессу подготовки тестов, используемых при приеме в магистратуру и докторантуру. Сегодня кафедры сами разрабатывают вопросы и сами же ими пользуются на выигрышных для себя условиях, предоставляя возможность преимущественного поступления своим лаборантам и инженерам, а также “приближенным лицам”. Почему при отборе в бакалавриат мы готовим тесты централизованно и секретно, а при отборе в магистратуру и докторантуру (обучение там одного человека обходится государству дороже, чем в бакалавриате) пускаем все на самотек? Эту ситуацию надо менять, в противном случае существует реальная угроза того, что на послевузовском уровне будут обучаться не самые лучшие претенденты, в том числе абсолютно не владеющие иностранными языками. Причем подобные факты уже имеют место.

…Реализация этих и других, не обозначенных в данной статье, задач окажет прямое и позитивное влияние на положение дел во всей национальной образовательной системе. У нас появятся достойные молодые специалисты, которым завтра предстоит решать важнейшие проблемы, существующие в разных сферах общественной жизни. В будущем и к нам за качественным образованием станут приезжать абитуриенты из стран Центральной Азии, других государств ближнего и дальнего зарубежья. К примеру, соседняя Россия приняла стратегический документ – “Концепцию экспорта образовательных услуг на 2011-2020 гг.”, и в настоящее время образовательными услугами россиян пользуются почти 200 тысяч иностранных граждан, что в 20 раз больше аналогичного показателя в нашей стране.

Рост качества образовательных услуг приведет к дополнительным инвестициям в Казахстан и принесет новые имиджевые дивиденды. Благо, сегодня мы уже имеем такой вуз, как “Назарбаев Университет”. Глава государства еще в 2012-м призвал нас: “…надо усилить стандарты базового педагогического образования, требования к повышению квалификации преподавателей школ и вузов”. Я думаю, что реализация высказанных в данной статье предложений позволит отечественной высшей школе выйти на качественно иной уровень. Только добившись высокого качества образования, мы можем претендовать на усиление своих позиций в мире. Иного не дано.

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ,

доктор исторических наук, профессор, директор НИЦ “Евразия” ЕНУ им.Л.Н. Гумилева

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 марта 2014 > № 1034409 Зиябек Кабульдинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter