Всего новостей: 2659905, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Камшимбаев Азамат в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Камшимбаев Азамат в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 11 ноября 2016 > № 1965113 Азамат Камшимбаев

Операция «Приватизация»

Как свести участие государства в экономике к нулю

Впервые казахстанцы узнали о принципе приватизации в далекие 90-е, с тех пор по стране прокатилась не одна приватизационная волна, а сам процесс стали позиционировать как необходимый для оздоровления экономики республики. Какая миссия у второй волны приватизации в Казахстане, на что можно рассчитывать по окончании реализации программы и какие объекты будут переданы, образно говоря, из рук государства в руки частные — в беседе с директором департамента правового обеспечения и активов национальной компании СПК «Алматы» Азаматом Камшимбаевым.

— Азамат Абдрахманович, прежде чем мы с вами начнем говорить о дне предстоящем, давайте поговорим о днях минувших. Как считаете, можно ли сегодня говорить о том, что программа приватизации уже себя оправдала, уже продемонстрировала нужный эффект?

— В первую очередь необходимо отметить, что первая волна приватизации проходила не очень удачно. Сегодня рано говорить — оправдала или нет, но скажу точно, что мы наблюдаем, как программа оправдывает себя сейчас. То, что с первого января была утверждена новая Программа приватизации 2016−2020 — это уже говорит о ее полезности. Новый документ отличает то, что здесь более расширенный список объектов приватизации. И необходимо отметить, что тот подход, то, с какой целью проводится приватизация, когда государственные активы переходят в частные руки — все это нам нужно. Просто на примере наших национальных компаний хочу отметить, что 90% объектов, или долей участия в компаниях уже приватизированы. Остаются те компании, которые на сегодняшний день были включены в комплексный план приватизации, однако на момент включения они уже являлись банкротами. Поэтому априори в частные руки эти активы не могут быть переданы.

Есть другая сторона медали приватизации: не секрет, что некоторые скептики утверждают, мол, государственные активы переходят в частные руки с целью пополнения бюджета. Я считаю, что это неправильно. Как бывший антимонопольщик хочу сказать: основная цель приватизации — это развитие конкурентных товарных рынков, это поддержка бизнеса. Где присутствует государство, там нет развития. Об этом нужно говорить открыто. С 2014 года приватизация шла, но она проходила очень медленно, неэффективно. И отрадно, что с 2016 года мы, наша компания, приватизацию к концу этого года завершаем полностью.

— В настоящее время, как вы сказали, реализуется Комплексный план приватизации на 2016−2020 годы. Что этот этап предполагает? Какие цели и задачи были поставлены?

— Государством в рамках Комплексного плана приватизации была утверждена комиссия, в которую вошли и представители акимата — нашего акционера, и общественные объединения, работники национальной палаты предпринимателей. Туда также вошли 11 компаний, достаточно крупных для города Алматы, такие как «Бахус», «Жетысу», ряд других компаний. Этап этот предполагает, в общем-то, как и в целом, процесс приватизации, развитие бизнеса. В основном участники торгов — это те же акционеры, которые имели долю в компаниях и теперь решили расширяться. Сейчас они планируют развивать свой бизнес в рамках этих предприятий.

Как представлен сам процесс? В первую очередь проводится аудит компании, оценка основных средств, полностью анализируется состояние предприятия и проводятся электронные торги. Это проходит в три этапа. Сначала торги по оценочной стоимости, если они не состоялись, то объявляется метод на понижение, до 50% от оценочной стоимости. Если же вторые торги не состоялись, то проводятся третьи торги, до нуля. Слава Богу, у нас такого не было. В основном наши компании, доли в компаниях, активы продаются не ниже балансовой стоимости. Это отрадно.

Рассмотрим на примере гостиницы «Жетысу». Балансовая стоимость порядка 300 с лишним миллионов тенге. Но данный объект был продан за 1 миллиард 800 тысяч тенге. Торги проходили весь день, участники нажимали 86 раз. И закончили не потому, что кто-то дал максимальную стоимость. Торги закончились по истечению времени торгов. Если бы они длились свыше 5 часов, то может быть выиграли чуть больше в финансовом плане.

— А как вы сами считаете, почему именно этот объект вызвал такой интерес со стороны предпринимателей?

— Гостиница «Жетысу» была у нас на балансе. Были доверительные управляющие, но никакой прибыли не было. Потому что не было вложений, инвестиций. В центре города находился объект, и его состояние было очень плачевным. То, что он попал в Комплексный план приватизации и за него дали определенную стоимость, даже очень хорошую, на наш взгляд, это все только на пользу. И в рамках того, что была объявлена приватизация, была заключена довольно добросовестная, честная сделка государства с частным инвестором. Поэтому, я думаю, что объект этот будет привлекательным, во-первых, как гостиничный бизнес, и потом, повторюсь, это центр города. А у нас сейчас на носу Универсиада, спрос будет.

— Если говорить о других объектах, реализуемых компанией, которую вы представляете, среди них АО «Жетысу», «Бахус», АО «Компания Монтажспецстрой», АО «Национальный центр «Құрылысконсалтинг», ТОО «ТрансСервис», ТОО «КАЗНИПИЦВЕТМЕТ». Насколько успешно проходит процесс приватизации?

— Сейчас из данного списка у нас все компании проданы. Кроме АО «Национальный центр «Құрылысконсалтинг». Это строительная компания, она находится в Астане, имеет филиалы в регионах, действующая, довольно крупная компания, интересная, наверное, больше на строительном товарном рынке. Второй участник, который имеет 51% данного предприятия, намерен участвовать в открытых электронных торгах. Сейчас идет процедура оценки, был проведен аудит, и лот будет выставлен на торги.

— Помимо этого актива и уже названных, что еще вы передаете в частные руки?

— Есть еще три компании, которые также включены в Комплексный план приватизации, но они не смогут быть выставлены на торги по причине их отсутствия. Так получилось, что по республике нередки случаи, когда включались в Комплексный план те компании, которые на тот момент уже проходили процедуру банкротства, или были полностью бездействующими. Но подчеркну, что по республике, СПК «Алматы» на первом месте, кто завершил реализацию Комплексного плана приватизации. Кто-то его еще даже не начинал, кто-то планирует выставляться в 2017—2018 году, или даже в 2020 году. У нас все было оперативно, эффективно, по поручению акимата мы эту работу завершили за 2016 год. Что касается опыта реализации, мы выставляли те компании, где имеем определенную долю, в «Бахусе», например, 5%, где-то 49%, 13%. Но главным образом мы являемся акционерами не основного пакета. До проведения открытых электронных торгов устно предлагали второму участнику стать полноправным владельцем, заинтересовывали в части оценки, проведения аудита и так далее. И чаще всего именно вторые участники выкупали долю государства. Касательно эффективности результата, хочу еще раз подчеркнуть, что практически все объекты были реализованы выше балансовой стоимости. Где-то, конечно, была стоимость ниже, как, к примеру, в компании «КАЗНИПИЦВЕТМЕТ». Здесь доля вообще была неинтересна, неэффективна. Она была реализована на третьих торгах, зашел инвестор, который решил выкупить долю в этой компании — 49%.

— Есть мнение, что целью программы приватизации является сокращение участия государства в экономике страны до 15%. Как вы оцениваете данный показатель? Не слишком ли государство увлекается передачей гособъектов в частную собственность?

— Я подчеркну еще раз, что мое мнение таково: государство не должно вообще присутствовать в экономике страны, даже одного процента не должно быть. Оно не должно присутствовать на частных конкурентных товарных рынках. Объясню почему. Там, где присутствует государство, есть определенная монополия. На сегодня местные исполнительные органы проводят приватизацию в сферах ЖКХ, спортивных объектов, медиахолдинги различные и так далее. Никто из акимов не хочет отдавать в частные руки объекты, все препятствуют. Это известно всем. И они убеждают правительство, что если мы сейчас уйдем, никто не будет мусор убирать или что-то производить. Это частный товарный конкурентный рынок. Ни один инвестор, предприниматель не зайдет туда, если там присутствует государство. Есть лобби, есть конкурс, есть тендеры, госзаказы. Поэтому я считаю, что на конкурентных товарных рынках должны быть именно частные предприниматели. Из года в год коммунальным предприятиям, которые занимаются уборкой, вывозом ТБО, медиахолдингам — газеты, телевидение, журналы — им отдается госзаказ. Это неправильно. Я считаю, что это только первый этап, когда в лице правительства определяется 15%-ный рубеж, в дальнейшем, если мы хотим привлекать зарубежных инвесторов, мы должны сказать, что это конкурентный, открытый, прозрачный рынок.

— Первой волне приватизации вы даете не очень позитивную оценку. Почему, как думаете, результат не впечатлил?

— Я прежде порассуждаю о том, какой должна быть вторая волна приватизации. Здесь в первую очередь должны быть включены все объекты. На данный момент, я считаю, в Комплексный план приватизации включены не все гособъекты, не все национальные компании, фонды и так далее. Более того, я хочу сказать, что не очень правильно, наверное, с одной стороны, мы проводим приватизацию. Да, завтра мы это сделаем, но на рынках государство снова будет присутствовать, опять мы убеждаем правительство, отраслевые министерства, что нужно создать то или иное предприятие с госучастием. Это неправильно. Тогда результата приватизации не будет.

Должно быть четкое, ясное понимание того, что государство не должно вмешиваться в ту конкурентную предпринимательскую среду, где имеется конкурентный рынок, имеется средний класс, тогда у нас будет развитие. Еще отмечу такой момент: почему сейчас трудно проходит приватизация на фоне всей республики? Мы немного коснулись экономического кризиса, и стоимость активов компаний в сфере перерабатывающей нефти, энергетической отрасли, предприятий, которые зависимы от конъюнктуры рынка, немного снизилась. И поэтому чаще всего операторы приостанавливают торги, потому что не хочется реализовывать объекты по очень низкой цене, чтобы государство что-то теряло.

— Как в целом оцениваете интерес со стороны инвесторов к государственным объектам, насколько справедливую цену они готовы заплатить?

— Мы были приятно удивлены, но по городу Алматы торги проходят очень активно, прозрачно, честно, интересно и в пользу государства. Здесь нет никаких определенных лобби, никаких коррупционных составляющих, потому что это открытые электронные торги. Любой гражданин Казахстана, находясь где-то в другой точке страны, который желает участвовать, видит оценку, стоимость, полностью все характеристики конкретного актива. Сами электронные торги проходят так, что там не видно участников, и неизвестно, кто заберет лот.

— Как вы оповещаете потенциальных инвесторов о том, что тот или иной объект может быть приватизирован?

— Информация в СМИ публикуется, это республиканские средства массовой информации, это электронные площадки, сайты компаний. Комплексный план приватизации в открытом доступе и все активы, объекты везде пропечатаны. К нам обращаются инвесторы. Если есть желание более детально ознакомиться, на предприятие съездить — пожалуйста.

— До каких пор может падать цена на выставленный лот?

— Уже третьи торги идут на понижение до нуля. Такое может быть. Хотя у нас в практике не было. Я не отслеживаю другие торги, но вы знаете, что была публикация в СМИ, когда аким Астаны возмутился реализацией какого-то конного учреждения. Когда начали разбираться, выяснилось, что там имеют место быть большие налоговые долговые обязательства. Поэтому цена была такая низкая. Десятки породистых лошадей, которые стоят более пяти тысяч долларов, все это было продано за двести или триста тысяч тенге, образно говоря. Поэтому я думаю, что инвестор объективно дал определенную стоимость, приняв на себя обязательства по налоговым погашениям. Всему есть своя цена.

Я хочу отметить, что до приватизации те скептики, критики, которые говорят, что государство разворовывается, отдается в частные руки, так вот, на примере наших активов скажу, что в просто плачевном, ужасном состоянии находятся некоторые объекты. Если я — частник и владею определенной долей, скажем, 51% контрольного пакета акций, я не провожу модернизацию, не вкладываю инвестиции, я понимаю, что вы в лице государства присутствуете и когда-нибудь можете прийти и сказать: это мое право на долю. А когда я выкупаю 100%-ную долю участия, я начинаю планировать реконструкцию, вкладывать, открывать определенные предприятия. АО «Жетысу» было реализовано второму акционеру. Он сейчас планирует расширить свое производство в виде обувной фабрики и так далее. Очень приятно и отрадно. А до этого им просто не давали кредитные займы. В 90-х годах уже была приватизация. Сейчас можно сказать, что на нашем предпринимательском рынке существуют определенные смешанные предприниматели, многие из которых участвовали тогда в приватизации и благодаря ей сейчас стали успешными.

— Спасибо за беседу, успехов!

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 11 ноября 2016 > № 1965113 Азамат Камшимбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter