Всего новостей: 2555791, выбрано 1 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Канафин Байжан в отраслях: СМИ, ИТвсе
Канафин Байжан в отраслях: СМИ, ИТвсе
Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 25 января 2018 > № 2469121 Байжан Канафин

Почему государство неэффективный менеджер цифровизации

Байжан Канафин, крупный специалист в сфере IT, в эксклюзивном интервью Sputnik раскрыл проблемные стороны процесса цифровизации в Казахстане

Жания Уранкаев

Цифровизация и автоматизация — два слова, о которых сейчас в Казахстане не слышал только глухой. На рельсы цифровизации, по которым развитые страны прошли много лет назад, наша страна только встает и предпринимает робкие попытки запрыгнуть в уходящий вагон.

О технологических решениях и глобальном процессе автоматизации корреспондент Sputnik Казахстан побеседовала с одним из ведущих IT-специалистов республики и попыталась узнать, насколько рентабельно вести в Казахстане бизнес в сфере IT, и в какой момент незаметные ребята из каморок стали незаменимыми специалистами.

– Байжан, свое "детище" Documentolog вы создавали на заре миллениума. Расскажите, тогда вы использовали иностранный опыт или учились на своих ошибках?

– Начну с того, что коммуникациями я увлекался со школьной скамьи. И на тот момент, когда я вернулся на родину из Германии, грезил и горел желанием внедрить полученные знания на практике. На тот момент, в 2005 году, распространение интернета было не таким сильным. Тогда не было понятия венчурного инвестирования, любой бизнес приходилось поднимать за свой счет и на своих ошибках. Уже тогда я параллельно со своей основной деятельностью, работая в нацкомпании КТЖ, начинал создавать корпоративные продукты.

В 2008 году мы познакомились с ребятами, у которых была идея по Documentolog. Они тогда были очень и очень маленькие, а у меня была идея по CRM-продукту (прикладное программное обеспечение для организаций, предназначенное для автоматизации стратегий взаимодействия с клиентами – прим.), и мы решили объединиться.

Безусловно, как и любому казахстанскому начинающему продукту, было очень сложно. Никто не верил, никто не хотел рисковать, устанавливать казахстанский продукт. В те годы денег было много и гораздо проще было купить проверенные продукты от Microsoft и IBN. В таком положении мы были до 2012 года.

Случившаяся первая девальвация, определенно, сыграла нам на руку, потому что зарубежные продукты стали дороже, и тогда заказчики обратили внимание на местное.

Сейчас наша компания очень уверенно себя чувствует на рынке, мы обслуживаем все крупные холдинги. В этом году планируем выйти на рынки России, Узбекистана и Беларуси.

– В перечисленных вами странах такого нет или у нас качественнее и дешевле?

– Безусловно, там все есть. Но это же рынок. У нас, поскольку мы являемся производителями, есть определенные преимущества в той же ценовой политике, в самом продукте, который наполнен широкими возможностями и функциями. Сейчас порядка 250 компаний-клиентов пользуются нашими услугами. Мы научились уже не просто внедрять продукт, но и развивать его, сопровождать и быстро реагировать.

– Многие считают, что в Казахстане нет конкуренции в сфере IT, и это увеличивает маржу зарубежных спецов, так ли это? Насколько местные IT-компании конкурентоспособны в сравнении с западными?

– Здесь есть несколько причин, и первая заключается в том, что в Казахстане рынок небольшой. Для компании, которая готова создавать какое-то производство, необходимо сразу ориентироваться на экспорт.

Вторая большая проблема кроется в том, что у нас в 80 процентах заказчиком является государство. А если заказчик — государство, то работают наемные менеджеры. Решения этих управленцев, в свою очередь, осторожные, чтобы в случае чего их не могли наказать. В их понимании, более рискованный, но дешевый отечественный продукт всегда проигрышнее более дорогого западного. И это главное отличие госуправленцев от предпринимателей, заточенных на оптимальные решения, когда всю ответственность в полной мере они берут на себя.

Я убежден в том, что государство является неэффективным менеджером именно по причине работы наемных сотрудников, у которых стоит задача достичь результата с меньшими для себя рисками.

В итоге за 25 лет мы после двух девальваций оказались в ситуации, когда и своего производства нет, и денег нет на закупку зарубежного. Поэтому сейчас государство спиралевидно пришло к определенному риску, поддерживая своих. Да, они не будут сразу такие же крутые, как зарубежные, но ведь и Москва не сразу строилась. Процесс болезненный, но мы сейчас на пути взращивания своих лидеров.

– А своих лидеров у нас сейчас достаточно на рынке? Тех, кто готов рисковать собственным капиталом, внедряя передовые IT-решения?

– У нас в сфере информационных технологий до сих пор имеется дефицит в специалистах. Сейчас понятие IT стало очень объемным. Есть администраторы, разработчики информационных технологий, есть специалисты, работающие с базами данных, безопасностью и так далее, то есть IT стала очень большой. И если раньше в вузах готовили разработчиков, то он был специалистом широкого профиля для всех сфер, теперь мы понимаем, что любой IT-специалист должен быть узкоспециализированным. Пока IT-образование у нас остается недоразвитым. И хорошо, что наше правительство это понимает и предпринимает шаги по его стимулированию.

– Можно сказать, что сейчас быть IT-специалистом модно. Как думаете, сколько продлится этот бум?

– Такая тенденция есть. Если раньше было престижно быть экономистом, банкиром, юристом, то сейчас вокруг IT складывается хороший образ и люди понимают, что если ты будешь хорошим спецом, то ты будешь обеспечен работой и, соответственно, будут хорошие заработки. Не за горами время, когда на наши места придет искусственный интеллект и роботы, которые будут решать рутинные ежедневные процессы, причем очень быстро. Поэтому нам, людям, нужно к этому адаптироваться. Сейчас на рынке уже нет ни одной профессии, не связанной с компьютерами.

– В вопросе автоматизации и цифровизации кто из стран СНГ в IT-сфере шагнул дальше всех?

– Не буду брать в расчет Россию, там предпосылки изначально другие были. Недавно мы съездили в Беларусь и посетили "Парк высоких технологий". Так вот там за 10 лет экспорт IT-услуг с 15 миллионов долларов вырос до одного миллиарда долларов. У них доля экспорта IT составляет больше 10 процентов от всего экспорта. И это явный сигнал того, что IT становится важной составляющей экономики.

Одна из самых популярных игр – World of Tanks, мессенджер Viber, приложение MSQRD по живым эффектам и обмену лицами − все эти продукты созданы нашими белорусскими коллегами.

Если говорить о нас, то экспорт IT составляет всего 15 миллионов долларов на данный момент. Мы имеем успехи по автоматизации внутренних процессов в виде электронного правительства. И в этом мы ушли далеко, белорусы, например, от нас отстали.

С точки зрения отраслевой развитости, нам еще есть куда развиваться. Раньше IT-технологии у нас не развивали как отрасль — вкладывались в сельское хозяйство, банковскую сферу, но только не в IT. Она шла приложением, как обслуживающая отрасль, которая будет попутно развиваться сама по себе. Сейчас акцент сместили, даже в правительстве выделили отдельного вице-премьера (Аскар Жумагалиев – прим.), который будет курировать именно IT-сферу.

– Президент лично пообещал следить за процессом цифровизации, но как можно говорить о национальном уровне автоматизации, когда до сих пор по республике нет доступа к высокоскоростному интернету?

– Наша огромная территория – это наше преимущество и одновременно наш минус. Есть стандартная экономическая теория, в которой говорится: государство может стать самодостаточным, если в нем проживает минимум 50 миллионов населения. В этом случае ты сможешь окупать те затраты, которые вкладываешь в ту или иную отрасль.

Второй момент: у нас расстояния между населенными пунктами огромные. Соответственно, любой предприниматель, создающий бизнес, хочет вложиться и получить прибыль, а доход будет там, где есть покупательская способность, рынок сбыта. Сейчас государство рассматривает проект, по которому все населенные пункты, где проживает более 1 000 человек, будут обеспечены высокоскоростным интернетом. Это очень дорогой проект, но мотивы у чиновников правильные, как это все получится на практике, покажет время.

Сейчас технологии развиваются очень быстро, и скоро беспроводным спутниковым интернетом будет охвачен весь земной шар. Уже сейчас крупнейшие корпорации Google и Facebook предлагают за свой счет запустить спутники вокруг земли и бесплатно раздавать интернет.

– На ваш взгляд, вопросами автоматизации и цифровизации должно заниматься только государство или же к этому процессу нужно подключать частный сектор и не тянуть огромные средства из казны?

– На мой взгляд, государство должно создать хорошую среду по нормативно-правовой базе, чтобы бизнес мог хорошо работать. При этом государство не должно заниматься тем, что бизнес умеет делать сам. Сейчас у нас, к сожалению, государство через подведомственные организации, холдинги, квазигоскорпорации является основным заказчиком услуг. При этом всем вышеперечисленным участникам не нужно зарабатывать деньги. Исходя из этой ситуации, я предложил инициативу, забрать у квазигоссектора и отдать бизнесу то, что он может делать сам.

К примеру, на программу "Цифровой Казахстан" было выделено порядка 140 миллиардов тенге на пять лет. Если вспомнить опыт Беларуси, то в свое время, создавая "Парк высоких технологий", бизнесмены пришли к главе государства Александру Лукашенко и попросили о налоговых преференциях. Ожидаемо их Минфин был против, но президент поддержал инициативу, так как компании, решившие создать парк, не просили у государства никаких средств, кроме нулевого налога.

Нам, в свою очередь, сейчас необходимо четко прописать механизмы распределения денег и запретить квазигосектору заниматься тем или иным видом деятельности, который с легкостью может выполнить частный сектор. Я считаю, что даже если деньги будут из госказны выделяться, то они должны выделяться на рыночных условиях.

– А в чем, на ваш взгляд, основная причина такого положения дел? Сфера IT также, как и многие другие, пронизана коррупцией? Как часто вы сталкиваетесь с лоббированием тех или иных интересов в своей работе?

– Если сравнивать с тем, как было раньше, то сейчас лоббирования стало гораздо меньше. И в этом, в первую очередь, стоит подчеркнуть роль государства, создающего условия, при которых каждый имеет возможность и рычаги. Если бизнес хочет работать честно, то у него при желании эта возможность есть. Понятно, что это сложно и до идеальных контрактов нам еще далеко. Социальные сети сейчас также стали мощнейшим инструментом. То есть в случае столкновения с какой-то несправедливостью у каждого бизнесмена есть возможность об этом написать и привлечь внимание к проблеме.

– Раз мы заговорили о теме социальных сетей, то вы наверняка отслеживали те локальные жалобы и даже скандалы, когда рядовые казахстанцы писали о незащищенности персональных данных, в том числе и на площадке E-Gov. Насколько легко взломать эту национальную базу и завладеть персональными данными граждан?

– Начнем с того, что случаи тех локальных конфликтов крылись в человеческом факторе. У нас есть отдельные компании, которые отвечают за безопасность данных. Но вопрос заключается в том, что системы постоянно развиваются, добавляются новые функции и инструменты. В IT-сфере можно сколько угодно обновлять и устанавливать механизмы защиты, и они будут надежными, но основная проблема – люди, именно человек, является основной угрозой. Как правило, любой слив происходит оператором этих услуг. Просто так взломать и скачать данные невозможно, но есть те, кто договаривается и делает свое "черное" дело.

– Сейчас создан IT-совет для обсуждения и реализации планов по цифровизации, в котором вы также принимаете участие. Понятно, что планов много и настрой у членов совета амбициозный, но хотелось бы узнать, какие опасения есть у вас, как у опытного игрока казахстанского IT-рынка? Что, на ваш взгляд, может стать камнем преткновения?

– IT-совет был создан при национальной палате предпринимателей "Атамекен". Его основная цель – сформировать правила игры для IT-компаний Казахстана, чтобы понять, кто у нас на рынке есть и что собственно они умеют делать. Чтобы в случае, если какая-либо компания столкнется со сложностями, ее смогли поддержать коллеги. Такие случаи уже имели место. К примеру, национальный холдинг благосостояния "Самрук-Казына" на протяжении шести лет занимался трансформацией и ориентировался на лучшие западные решения.

В итоге заключил пятилетний контракт на 42 миллиарда тенге с немецкой фирмой SAP, занимающейся производством программного обеспечения для организаций. Суть в том, что ни одна наша казахстанская компания в жизни таких денег не видела и, скорее всего, не увидит. Обидно было, почему наш большой фонд, отвечающий за благосостояние, покупает столь дорогой продукт за рубежом для автоматизации своих внутренних механизмов.

Нам бы, конечно, хотелось, чтобы такого рода решения принимались прозрачно и сообща. Можно было присмотреться к предложениям внутренних игроков рынка, которые бы обошлись в тысячу раз дешевле.

– Сколько сейчас наши успешные IT-специалисты могут зарабатывать?

– Зарабатывать все могут по-разному, это зависит от того, на себя он работает, или в компании, насколько он готов выкладываться. По моему личному мнению, чтобы хорошо жить, обеспечивая семью в четыре человека, нужно зарабатывать в месяц не менее полутора миллионов тенге.

– Не всем по силам зарабатывать столько, но это хороший стимул. Я знаю, что вы, помимо всего прочего, являетесь сторонником здорового образа жизни и даже идете к званию Ironman. Как спорт помогает в достижении профессиональных задач? В чем формула успеха Байжана Канафина?

– Мне нравится афоризм о том, что в жизни должно повезти три раза: у кого родиться, у кого учиться и на ком жениться. Если тебе повезло три раза, ты счастливый человек. Но и не стоит забывать, что жизнь – это стечение обстоятельств. Что-то зависит от тебя, что-то нет. Но, прикладывая усилия, как бы банально это ни звучало, добиться можно многого.

Если говорить о спорте, то я с детства занимался греблей, пока я не Ironman, но я в процессе. Несколько раз проходил половину пути этой дистанции (2 километра вплавь, 90 километров на велосипеде и 21 километр бега). Если говорить в целом о занятиях спортом, то людям умственного труда он жизненно необходим. Также моя деятельность связана с большим количеством общения, от которого также устаешь эмоционально. Для меня монотонная тренировочная работа является настоящим отдыхом для мозгов, когда в голове одна мысль — как выполнить упражнение. Именно спорт укрепляет силу духа и учит тайм-менеджменту.

– Байжан, порекомендуйте нашим читателям книгу, которая, на ваш взгляд, будет полезна каждому.

– Лет десять назад я прочитал очень интересную книгу – "Семь навыков высокоэффективных людей" Стивена Кови. Она не теряет своей актуальности и много раз пригождалась мне в жизни. Я рекомендую ее всем, кто потерялся и не знает, как идти дальше по жизни, как взять контроль над своей судьбой и быть счастливым человеком.

Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 25 января 2018 > № 2469121 Байжан Канафин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter