Всего новостей: 2661877, выбрано 1 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Ким Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Ким Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 декабря 2015 > № 1593192 Сергей Ким

Записки подсудимого: о процессе «Авиакомпания SCAT против «Радиоточки»

Автор: Сергей Ким

На скамье подсудимых делаешь много маленьких открытий - двухчасовое, как заявлялось, заседание тянется точно больше двух часов, одни и те же процедуры повторяются по несколько раз, превращаясь в бессмысленный ритуал. И самое главное - ты на своей шкуре ощущаешь, что значит быть человеком, обвиненным по статье Уголовного кодекса. Впрочем, поначалу это судебное дело выглядело простым.

Адвокаты Джохар Утебеков и Алимжан Оралбай еще на первой нашей встрече с улыбкой заявили, что дело выигрышное. Но в день оглашения приговора ни у меня, ни у моих коллег такой уверенности не было. И все же - я выиграл!

Я не хотел бы ритуальных танцев над проигравшими. Есть лишь желание разобраться в истории, участником которой я стал: это важно не только для меня и моих оппонентов. Может быть, кто-то, прочитав эти заметки, не повторит моих ошибок, а кто-то, возможно, перестанет видеть в журналистах ненавистных врагов, снующих в поисках компромата на всех и вся. И будет маленькой победой, если желающий подать на журналиста в суд захочет примириться и не доводить дело до выматывающего всех процесса.

Материал "SCAT уже полгода считается одной из самых опасных авиакомпаний мира" появился на нашем сайте 17 июня 2015 года, на следующий день после памятного возгорания ее самолета в международном аэропорту Актау. В публикации указывалось, что SCAT находится в десятке самых опасных авиаперевозчиков мира из полутысячи представленных в рейтинге австралийского сайта Air­l­ine­r­atings.com. Представителям SCATа статья не понравилась, и они подали на меня в суд.

Спор ради спора

Судебная жалоба авиакомпании SCAT стала для редакции "Радиоточки" неожиданностью. Кто бы мог предположить, что "проходной" даже по самым невысоким меркам материал журналиста Кима может протоп­тать дорожку в суд №2 Бостандыкского района Алматы?

Началось все на следующий день после его публикации. PR-руководитель SCATа Виктория Ульянова, которая до того исправно снабжала нас информацией о пожаре в международном аэропорту Актау, произошедшем накануне, потребовала опровергнуть слова об опасности авиаперевозчика.

Через пару часов Ульяновой не понравилось и опубликованное на "Радиоточке" опровержение (да, мы его опубликовали, не желая развития конфликта). Она опять же по телефону пообещала подать в суд. Но не уточнила, на кого. Только спустя несколько месяцев выяснится, что на меня.

И все-таки в возможность судебного разбирательства не верилось даже после ошибочно поданного юристами SCATа заявления в полицию. Информацию об этом через несколько дней после публикации авиакомпания разослала нашим коллегам. Статья 130 УК РК "клевета" с недавних пор стала статьей частного обвинения, а это значит, что в правоохранительные органы можно не обращаться - досудебное следствие исключается. Юристы авиакомпании эту норму отчего-то упустили из виду.

Но полиция мне нервы потрепала. Не останавливаясь на малозначительных деталях, скажу только, что мне пришлось много времени затратить впустую: во-первых, на отлавливание вечно занятого РОПовца, во-вторых, на исправление грамматических и иных ошибок в показаниях: к компьютеру, ясное дело, меня не допускали, а на слух напечатанное вообще не воспринималось как связный текст.

Подозрение о том, что заявление в полицию - это не свидетельство особого видения мира юристами авиакомпании, а осознанный ход, родилось именно тогда.

В конце концов полиция заявление SCATу вернула, редакция успокоилась. Но авиакомпания пошла в суд. И это было неожиданно, потому что к тому времени казалось: уже забыли и про меня, и про статью.

Коротко о процессе

Процесс вылился в трагикомедию. Так бывает. Мы с адвокатами никак не могли добиться двух вещей: предоставления нам статистики продаж билетов с интересующими нас подробностями и явки директора туристского агентства "Казтур", чье письмо авиаперевозчик приложил к жалобе в качестве доказательства. На протяжении многих заседаний мы заявляли ходатайства, ждали, а нам либо приносили совсем другие справки, либо не приносили вообще.

И если нежелание предоставить информацию о продажах еще можно было списать на коммерческую тайну (хотя кого это в суде заботит), то письмо "Казтура", адресованное SCATу, способно было заинтересовать любого, кто мало-мальски разбирается в текстах и слышал о психолингвистическом программировании.

В письме, между прочим, черным по белому было написано: клиенты, возвращая билеты, упоминают публикацию в "Радиоточке" (правда, какую именно - осталось загадкой). А еще, судя по его тексту, директор компании - партнера SCATа от всей души желала как можно скорее добиться публикации опровержения "для восстановления высокого статус-кво репутации компании".

Высокий стиль и удивительная актуальность формулировок натолкнули нас на подозрения: письмо появилось неспроста. Само оно не было должным образом оформлено и представляло собой текст без даты и прочих атрибутов деловой переписки, а директор туристской конторы судебные повестки игнорировала, присылая незаинтересованных в происходящем подчиненных. Впрочем, один из них, назвавшийся юристом, признался: доказательств написанному нет. Появившийся было азарт погони сменился разочарованием.

Одно из самых важных доказательств нам все-таки удалось получить. Это справка о доле возвратов билетов в общем объеме продаж по регионам до и после публикации моего материала. Цифры поразили даже моих адвокатов: получалось, что после выхода в свет статьи билеты стали возвращать даже реже. Нежелание SCATа полностью раскрыть свою статистику осталось непонятным.

Представителям авиакомпании оставалось лишь заявить, что обосновывать наличие ущерба, нанесенного ее репутации, с помощью доказательства материальных убытков они отказываются.

Но хватало и других примечательных сцен.

Так, юрист SCATа вместо доказательства моей вины в клевете (а точнее в умысле нанести удар по репутации компании) высказал предположение: сотрудник "Радиоточки" лгал в угоду своим профессиональным амбициям. Но не объяснил при этом, как ложь служит журналистскому профессионализму.

Мои коллеги, исправно посещавшие заседания суда, постепенно теряли интерес к происходящему. Судебная интрига, столь важная для репортеров, улетучивалась с каждым проведенным в зале часом.

Ошибки SCATа

В заключительном своем слове я поблагодарил представителей авиакомпании, которые сделали все, чтобы не доказать мою вину в клевете. Возьму на себя смелость перечислить их ошибки:

Ошибка №1. SCAT позвал другие СМИ на публичную порку и не просчитал риск оказаться в проигрыше.

После того как сотрудники SCATа написали заявление в полицию с требованием начать расследование по факту клеветы, они разослали соответствующий пресс-релиз по многим крупным СМИ. И в одночасье стали объектом насмешек со стороны моих коллег, которые о содержании 130-й статьи УК РК вообще-то знали. Но самое главное - редакции скопом были оповещены о зарождающемся конфликте между авиакомпанией и "Радиоточкой". О чем даже я пожелал бы умолчать во имя спокойствия близких.

Уже во время судебного процесса в перерыве между заседаниями представитель SCATа несколько раз просил меня не звать моих коллег. Я честно отвечал ему, что они узнали о нашем споре не в подворотнях, а из официальной рассылки авиакомпании. Думаю, что освещение судебного процесса в СМИ повлияло на имидж авиаперевозчика гораздо больше, чем небольшая заметка нишевого сайта "Радиоточка".

Почему ответственные сотрудники авиакомпании не просчитали этот риск - непонятно.

Ошибка №2. SCATу надо было доказать наличие клеветы, и это оказалось главной проблемой.

Клевета - это не просто синоним слов "поклеп" и "навет". Это еще и юридический термин. Который перед подачей жалобы желательно "разобрать по частям". Хотя бы для того, чтобы понять: в чем обвиняем-то?

И здесь у авиакомпании полнейший провал. В судебной жалобе представитель SCATа попросил суд обязать меня и редакцию "Радиоточки" (помимо того, чтобы осудить по 130-й статье) принести официальные извинения и написать опровержение, а также заявил, что наша публикация причинила ущерб репутации компании, который выразился в значительных финансовых убытках.

Позже, на одном из последних заседаний, представитель SCATа попросил суд исключить из обвинения пункты, касающиеся извинения и опровержения, а также не принимать во внимание упоминание о материальном ущербе. В сухом остатке - только ущерб репутации вследствие клеветы. Но клевета - это распространение заведомо ложных сведений. Заведомо - значит с умыслом. Доказательств предполагаемого умысла SCAT не предоставил. Как и фактов, доказывающих нанесение ущерба репутации. В чем данный ущерб выражается у SCATа - на этот вопрос представители компании суду тоже так и не ответили.

Ошибка №3. SCAT сделал все, чтобы не примириться с подсудимым во время процесса

Возможность примирения есть до удаления судьи в совещательную комнату - об этом стороны были извещены еще во время предварительного слушания. Именно тогда представитель авиакомпании выпалил, что мириться не намерен. Но после реплики судьи о том, что примирение - благо для всех, пообещал подумать.

В SCATе явно сомневались: а стоит ли вообще мириться с подсудимым, то есть со мной? В коротком тексте, публикацию которого мы могли рассмотреть в качестве условия примирения, они потребовали, чтобы редакция извинилась и признала… мой "непрофессионализм". Ни больше ни меньше. Кроме того, я должен был признать свою вину в клевете. Впрочем, две искрометные идеи в одном тексте не ужились: после некоторых раздумий SCATовцы убрали предложение о "непрофессионализме", но абзац про клевету оставили.

Я расценил требования представителей компании как плевок в лицо и заявил на следующем заседании, что мириться со SCATом не намерен. Впрочем, позже, за несколько дней до вынесения приговора, я отправил "авиаторам" свой вариант текста: согласие на примирение при условии взаимных извинений. Но извиняться передо мной за потраченное время, деньги и нервы оппоненты, видимо, сочли унизительным.

Ошибка №4. SCATу не надо было доводить дело до суда

Ирония в том, что после подачи жалобы количество просмотров публикации, из-за которой разгорелся весь этот сыр-бор, значительно возросло. Тяжба, которая освещалась в интернет-изданиях и газетах, тоже вряд ли принесла компании репутационные выгоды. Как уже говорилось, на протяжении многих заседаний представитель SCATа упрямо не предоставлял часть важной для суда коммерческой информации, с трудом формулировал ходатайства; заявленный в жалобе ключевой свидетель в суд так и не явился… Что для присутствующих журналистов, вообще-то, стало "картиной маслом".

Ошибка №5. Суд - не инструмент возмездия

Этимологию слова "правосудие" я приводить не стану. Но хотел бы обратить внимание на следующее. SCAT обвинил меня по уголовной статье, тем самым взвалив на себя дополнительную ответственность - моральную. Я не собираюсь рассказывать о переживаниях - не моих, но тех людей, для которых исход этого дела был далеко не безразличен. Почему в авиакомпании решили положить на наковальню возмездия именно "Радиоточку", хотя заметку о том авиационном рейтинге разместили и десятки других сайтов?

На мой взгляд, пожар самолета в аэропорту Актау имеет прямое к этому отношение. Это нормальная практика, когда после такого ЧП внимание журналистов фокусируется и на воздушной гавани, где оно произошло, и на самой компании-перевозчике - тем более что причины случившегося до сих пор не установлены. У кого не выдержали нервы от десятков последовавших публикаций (как о самом пожаре, так и о досье перевозчика) - неизвестно. Как и то, по чьей указке демонстративный тумак был направлен именно на нас. Этим иском мстили всем журналистам? Возможно. А возможно, и нет.

Самое удручающее во всей этой истории мне видится в том, что, выйдя на тропу войны, SCATовцы так и не попытались признать свои ошибки. Пострадала бы компания, откажись ее представители от обвинения - например когда стало очевидно, что доказывать в суде уже нечего? Конечно, нет. Пострадала бы компания, согласись ее представители с моим предложением принести взаимные извинения? Нет, и еще раз нет. Думаю, для SCATа это были два реальных шанса избежать ненужного конфликта.

После вступления приговора в силу у меня будет право подать в суд на SCAT и обвинить его представителя в ложном доносе. Но делать этого я не стану. Не хочу повторять чужих ошибок, а еще больше не хочу, чтобы крайним оказался юрист компании.

Будет ли SCAT подавать апелляцию? Логика подсказывает, что в этом нет смысла. Но ведь не было смысла и в первом иске, однако компания все же пошла в суд. Так что можно принимать ставки на апелляцию.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 декабря 2015 > № 1593192 Сергей Ким


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter