Всего новостей: 2652969, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Атчабаров Айдар в отраслях: Армия, полициявсе
Атчабаров Айдар в отраслях: Армия, полициявсе
Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 24 июля 2014 > № 1130809 Айдар Атчабаров

Более полувека назад они выступили против ядерных испытаний в Казахстане

ДРУГАЯ ПРАВДА

Автор : Айдар АТЧАБАРОВ

История человеческого существования показывает, что далеко не всегда интересы государства в глобальном мире совпадают с чаяниями народа, населяющего его. Более того, если общественно-политический строй такой страны заражен вирусами тоталитаризма, волюнтаризма и коррупции, то такие ценности, как человеческая жизнь и права человека, девальвируются в первую очередь.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ С ВПК

Ярким примером такого государства был Советский Союз, который в безудержной гонке вооружений подвергал народы, населявшие необъятные территории сверхдержавы, неимоверным испытаниям и лишениям. Для казахского народа, пережившего до этого ужасы коллективизации и голодомора, такой кровоточащей раной стал Семипалатинский ядерный полигон.

Представители военно-промышленного комплекса (ВПК) Советского Союза всячески уверяли всех в том, что проводимые ими ядерные испытания на Семипалатинском полигоне абсолютно безвредны для здоровья людей, и соблюдение их безопасности находится под строгим контролем. Президент РК Нурсултан Назарбаев в своей книге "Эпицентр мира" писал: "Времена, в которые проводились ядерные испытания, были не просто иными. Времена были жестокими. Никто не возмущался, ощутив землетрясение от взрыва или даже увидев второе солнце среди ясного дня. О забастовках и протестах и речи не было. Излюбленным методом укрощения строптивых была психиатрическая лечебница. Руководство бывшего СССР проводило испытания, не советуясь не только с населением, но даже с бюрократической верхушкой тогдашнего Казахстана. Ведь руководство Казахской ССР просто назначалось и снималось с работы из центра. Исключительное послушание командам из Москвы составляло единственную возможность сохранить свой пост. Воистину молчание ягнят…".

Но случай, о котором мы рассказываем, - особый, выбивающийся из этого устоявшегося порядка. Подтверждением этому являются слова президента РК из этой же книги, которые говорят сами за себя, подчеркивая неординарность события: "Впервые достоверные и систематические данные о пагубном воздействии испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне были получены в результате широкомасштабных медико-экологических исследований, проведенных Академией наук Казахской ССР. Руководил исследованиями и возглавлял научные экспедиции профессор Бахия Атчабаров. Экспедиция вела исследования в радиологическом, клиническом и ветеринарном направлениях".

Вопреки угрозам и лживым заявлениям представителей ВПК о безвредности ядерных испытаний, Б.Атчабаров, директор Института краевой патологии Академии наук КазССР, своими научными исследованиями в 1957-1960 гг. обосновал их вредное влияние, выявив среди обследованного населения людей с лучевой болезнью, которая проявилась в виде острой, подострой и хронической форм. Этому виду лучевой патологии он дал название "синдром Кайнара".

В то время в Советском Союзе никто не мог говорить вслух что-либо об испытательном ядерном полигоне и тем более о необходимости запрета испытания атомного оружия. Такая позиция была бы воспринята как антигосударственная, равносильная государственной измене. Несмотря на это, Б.Атчабаров в 1958-м обратился с докладной запиской в ЦК Компартии и в правительства Казахстана. Он писал: "Испытание атомных бомб на Семипалатинском полигоне привело к развитию у людей лучевой болезни" и ставил вопрос "о необходимости принятия серьезных мер", имея ввиду приостановку, то есть прекращение проводимых испытаний. Но на это обращение отклика со стороны правительства не последовало.

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

Здесь было бы уместно рассказать о причинах, побудивших организовать эти исследования. Для этого надо будет вернуться на 4-5 лет назад.

Академик НАН РК С.Балмуханов в своей книге "Ядерный полигон моими глазами", изданной в 1998-м, пишет о том, что он в 1952-1953 гг., будучи главным радиологом Минздрава КазССР, возглавлял исследования по выявлению пагубного влияния на здоровье людей ядерных испытаний Семипалатинского полигона, в то время проводимых на земле и в атмосфере. В частности, по его словам, еще до начала своих исследований он, просмотрев истории болезни больных, проживавших в Семипалатинской области, сразу же поставил им диагноз подострой лучевой болезни. Стало быть, уже тогда были неоспоримые факты пагубности ядерных испытаний, и ими можно было аргументированно оспаривать заявления ВПК о их безвредности.

Далее С.Балмуханов говорит о своей "двухлетней напряженной работе" по изучению этого вопроса. Если учесть, что он еще до начала своих исследований установил факты наличия лучевой болезни у людей, то можно представить, какой объем такого компромата на ВПК он должен был собрать за эти два года. Но первая же встреча с представителем ядерного полигона в кабинете первого секретаря Семипалатинского обкома партии сводит к нулю результаты исследовательской работы научного коллектива. С.Балмуханов, выслушав заявление сотрудника ВПК о том, что все обнаруженные симптомы и синдромы у обследованных людей есть не что иное как проявления недостатка витаминов, следствие высокой заболеваемости населения бруцеллезом, туберкулезом и т.д., покорно согласился с его доводами. Воистину "молчание ягненка"! Он, которому вверено было контролировать радиационную безопасность Казахстана, забыл о своих прямых должностных обязанностях.

Прошло четыре года. Взрывы на земле и в атмосфере на Семипалатинском полигоне продолжались, и конца им не было видно. Проблему, связанную с изучением влияния ядерных испытаний на здоровье людей, надо было решать. И в начале 1957-го Минздрав, не найдя у себя достойного исполнителя такой работы, обратился к Б.Атчабарову - директору НИИ краевой патологии Академии наук КазССР. Позже в своей книге он вспоминал: "Я подумал о том, что, в конечном счете, кому-то надо взяться за решение этой научной задачи, и обратился к президенту Академии наук Казахской ССР Канышу Имантаевичу Сатпаеву с ходатайством о разрешении Институту краевой патологии организовать экспедиционные исследования по изучению радиоактивного загрязнения территории Семипалатинской области и выяснению его влияния на здоровье людей. К.И.Сатпаев принял ожидаемое решение - санкционировал проведение научных исследований согласно предложенной мною программе". К.Сатпаев мог отказать в ходатайстве Б.Атчабарова, и на то имелись веские причины (предстояло опасное вхождение в сферу влияния ВПК), но президент Академии наук пошел навстречу, а значит, взял часть ответственности на себя. На протяжении четырех лет велись эти исследования с выездом в экспедиции и охватом территории нескольких областей Казахстана. Они проходили под жестким и неусыпным вниманием представителей ВПК, которые создавали всевозможные препятствия. И для того, чтобы в таких условиях получить достоверные и систематизированные данные о пагубном воздействии ядерных испытаний, Б.Атчабарову необходимо было проявлять гражданское мужество.

ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ БАРРИКАД

В феврале 1961-го в Москве состоялась конференция, созванная по инициативе казахстанских ученых для обсуждения итогов четырехлетних научных исследований. Среди ее участников были представители: ВПК, в том числе Семипалатинского ядерного полигона, а также Минздрава СССР, Академии наук СССР, медицинской и сельскохозяйственной академий. В дискуссиях со своими оппонентами казахстанские ученые твердо отстаивали свою позицию, однако среди них оказался человек, который вдруг встал "по другую сторону баррикад". Это заместитель Б.Атчабарова - тот самый радиолог С.Балмуханов, который до того скрывал свое истинное лицо. На конференции он выступил на стороне ВПК. Вот отрывок из его речи: "…Все, что мы нашли в клинике, является краевой патологией. Нам остается исключить влияние радиации вообще и не принимать во внимание, все сдвиги клинического порядка приписать местным особенностям нарушения питания, гиповитаминозу. В таком направлении мы вынуждены доложить нашему руководству и выступить в открытой печати для получения поддержки". (Стенограмма конференции по результатам обследования радиологической обстановки и состояния здоровья населения в некоторых районах Казахстана). Что же двигало им? Скорее всего, желание услужить сильным мира сего ради собственной карьеры. Тогда как другие казахстанские ученые решительно отвергли всяческие заигрывания и лестные предложения со стороны представителей ВПК, в том числе касающиеся того, что если они изменят свою позицию, то им будет оказана поддержка в подготовке их научных работ и защите диссертаций.

Вот что пишет Б.А.Атчабаров в своей книге: "В ходе работы конференции стало ясно, что в ВПК был тщательно разработан сценарий проведения конференции, предусматривающий принудить исследователей Института краевой патологии (ИКП) отказаться от своих позиций и принять точку зрения ВПК как истину. В случае, если противоборствующие стороны не придут к какому-либо соглашению, то на научные исследования ИКП организовать отрицательные отзывы послушных апологетов ВПК. В тексте стенограммы конференции поименно перечислены ученые, которые были готовы поддержать позиции ВПК. Их было 15 человек: девять академиков и членов-корреспондентов Академии медицинских наук СССР и Академии сельхознаук СССР и шесть профессоров, в том числе С.Б.Балмуханов. Все это хорошо видно из текста стенограммы конференции, в частности, из содержания выступлений главенствующих представителей ВПК - В.Н.Правецкого и А.И.Бурназяна".

С.Балмуханов же в своей книге, касаясь того периода и как бы оправдываясь за свои поступки, пишет: "В ту пору, скорее всего, не было желания раскрывать тайну: все были под "колпаком" КГБ, и никому не хотелось рисковать головой из-за какого-то сомнительного Кайнара. В частной беседе у cебя дома академик А.В. Лебединский (апологет ВПК, директор института биофизики АМН СССР, один из главных оппонентов казахстанских ученых - прим. авт.) советовал мне быть осторожным, иначе можно погубить не только карьеру, но и жизнь. В словах Андрея Владимировича было много правды". На самом же деле кому надо было быть осторожным, так это К.Сатпаеву и Б.Атчабарову, которые противостояли такому всесильному монстру, как ВПК. Кстати, делегированный последним в ЦК КПК и Совмин республики полковник А.Кобзев требовал отозвать из экспедиции его руководителя Б.Атчабарова и наказать его за то, что он ставит задачу выявления вредного влияния испытания атомного оружия на здоровье людей - это, мол, противоречит интересам государства.

Отец рассказывал мне, что однажды в дни проведения московской конференции С.Балмуханов пригласил его и еще одного члена казахстанской делегации А.Алданазарова к себе в гостиничный номер. Там он стал оправдываться и просить прощения за свой поступок. Догадываюсь, с какой целью С. Балмуханов устроил эту встречу, - скорее всего, он хотел выпросить у них снисхождение, чтобы они не предали огласке случившееся. Забегая вперед, отмечу, что его расчет был точен: я убежден, что Б.Атчабаров не сообщил К.Сатпаеву о поведении С.Балмуханова, в противном случае отношение президента АН Казахской ССР к нему наверняка изменилось бы. Морально-этическую сторону поступка своего заместителя отец, видимо, оставил на его совести. После описанных событий карьера С.Балмуханова стремительно пошла вверх.

НОВЫЙ "ГЕРОЙ"

Прошло 30 лет. Наступили годы перестройки, гласности, а затем и развала СССР. Появилась возможность открыто, не боясь за последствия, обсуждать и осуждать последствия проведения ядерных испытаний. Нашему герою как бывшему стороннику ВПК смолчать бы в это время. Но он посчитал, что негоже упускать благоприятный момент, и начал лепить из себя образ борца за правое дело, трубить о своих "подвигах". С.Балмаханов едва успевал давать интервью журналистам, выступать на телевидении, всевозможных конференциях и форумах. Он даже стал лауреатом Международной премии мира. Откуда же было знать ее учредителям всю подноготную биографии этого человека - ведь все, что прямо или косвенно касалось ядерных испытаний, продолжало оставаться под грифом "Совершенно секретно", чем он с выгодой для себя пользовался. Помимо всего прочего, С.Балмаханов стал президентом Казахского отделения всемирного движения "Врачи за предотвращение ядерной войны". А затем, войдя во вкус, написал книгу "Ядерный полигон моими глазами" (Алматы, 1998 г.) В ней он перевернул все с ног на голову, переписав историю исследований второй половины 1950-х так, как ему было выгодно, чтобы показать себя в положительном свете.

На протяжении многих лет мой отец старался не принимать близко к сердцу самовосхваления нашего героя. Но когда С.Балмаханов договорился до того, что стал приписывать все заслуги себе и своим единомышленникам-апологетам ВПК, намеренно путать даты и обстоятельства исследований, Б.Атчабаров был вынужден написать книгу "Заблуждения, ложь и истина по вопросу оценки влияния на здоровье людей испытания атомного оружия на Семипалатинском ядерном полигоне" (Алматы, 2002 г.). В ней он рассказывает правду о том, как на самом деле проходили исследования Академии наук КазССР в 1957-1960 годах. В частности, отец пишет: "При чтении его (С.Балмуханова - прим. авт.) книги приходишь к убеждению в том, что она посвящена в основном (если не целиком) аргументации присвоения не принадлежащего автору научного творчества и оправданию умышленно совершенных ранее "ошибок" во взглядах. Акт плагиата С.Балмуханов проводит широкомасштабно, параллельно по трем направлениям: присвоение роли руководителя научных исследований; присвоение авторства результатов научного труда; приписывание доли проведенных научных исследований Института краевой патологии другому научному коллективу".

Оценивая участие нашего героя в современных исследованиях последствий ядерных взрывов, Б.Атчабаров отмечает: "Некоторые авторы (в том числе С.Балмуханов - прим. авт.) широко проводят пропаганду страха о генетической катастрофе в областях, прилегающих к Семипалатинскому ядерному полигону, и о неизбежности расползания заразы генетической мутации по всему Казахстану. Пропагандируется лжеучение о том, что лучевая болезнь передается от одного поколения к другому, и потомки будут слабоумными с малым объемом мозга. Вcе эти утверждения не имеют под собой научной объективной основы". "Преподносится фальшь о том, что у 60 процентов населения, проживающего вблизи Семипалатинского полигона, имеются нарушения генетического кода, и население будет вырождаться. Приводится лженаучный тезис о том, что через ряд последовательных поколений ожидается 10-кратное увеличение уровня мутации по сравнению с эффектом, наблюдаемым в первом поколении". По словам Б.Атчабарова, такие заключения С.Балмуханова и его последователей могут спровоцировать людей на разные социальные и личные трагедии, вплоть до суицидов. То есть народ, который воспрял духом после закрытия полигона, получает другой оглушающий удар - уже не от ядерных взрывов, а от изощренно-надуманной теории нашего героя.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Отличительной особенностью научных исследований, проведенных Академией наук Казахской ССР в 1957-1960 годах, была их морально-нравственная сторона: казахстанские ученые во главе с Б.Атчабаровым ставили своей задачей принести пользу народу. Поскольку результаты исследований стали известны руководству государства, ВПК стал более осмотрительным в своих действиях: в 1959-1960 гг. был объявлен временный мораторий на испытания; начиная с 1961-го, перестали проводиться очень опасные приземные формы испытаний; в 1962-1963 гг. состоялся переход на проведение высотных испытаний, а затем - только подземных. Впоследствии, спустя 30 лет, результаты тех исследований стали основой для разворачивания международного антиядерного движения "Невада - Семипалатинск", а затем и закрытия Семипалатинского ядерного полигона.

И здесь трудно переоценить вклад двух удивительных людей - президента Академии наук Казахской ССР К.Сатпаева и работавшего под его началом директора НИИ краевой патологии Б.Атчабарова, каждый из которых представлял собой личность с высоким духовно-нравственным потенциалом, устремлённую к истине. Только такие люди могли в условиях тоталитарного режима добиться объективных научных результатов. Их можно назвать защитниками народа, кахарманами, а их дела - подвигом, который, к сожалению, до сих пор неизвестен широкой общественности по разным причинам, об одной из я сегодня рассказал.

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 24 июля 2014 > № 1130809 Айдар Атчабаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter