Всего новостей: 2658436, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Лайпанов Билал в отраслях: СМИ, ИТвсе
Лайпанов Билал в отраслях: СМИ, ИТвсе
Казахстан. СКФО > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 апреля 2016 > № 1731409 Билал Лайпанов

Слово о нашем Олжасе

Автор: Билал Лайпанов

Олжас Сулейменов не нуждается в представлениях. О нем много говорят и пишут, его оценки и суждения вызывают живой общественный интерес и острые дискуссии. Совсем скоро выдающемуся поэту и писателю, автору многих лингвистических исследований исполнится 80 лет. Сегодня мы предоставляем слово его младшему коллеге, известному карачаевскому поэту и ученому.

Благодарность от репрессированных

Чем дорог Олжас мне, карачаевцу? Только ли тем, что мы оба относимся к тюрко-мусульманскому миру? Что мы оба дети репрессированных сталинским режимом? Что судьба моего народа переплелась с казахским в страшные 30-40 годы прошлого века? Что мы оба боролись и боремся за права человека и народов? Что оба имеем прямое отношение к литературе, истории, культуре, языку тюрков?

Все это, безусловно, имеет место. Нисколько не сравниваю Олжаса с собой - масштабы разные. Если бы в других мирах пришлось представлять землян, я мог бы (может быть) представить свой Карачай Эл, а Олжас - всё человечество. Это о масштабе личности Олжаса Сулейменова. Перефразируя знаменитую строку "При слове "Байконур" планета смотрит вверх", я мог бы сказать: "При имени "Олжас" земляне смотрят вверх". Сулейменов так "возвысил степь, не унижая горы", что сегодня он одинаково дорог везде.

И все же, чтобы понять особую любовь Карачая к Олжасу, надо немного рассказать о моем народе. Небольшое горное карачаевское государство на Северном Кавказе было завоевано Россией в 1828 году и 2 ноября, по договору, вошло в состав Российской империи.

"Карачай - нейтральный народ, живущий у подошвы Эльбруса; отличается своей верностью, красотой и храбростью", - писал Лев Толстой. Но ни верность России, ни красота души, ни храбрость моего народа не спасли его от сталинского геноцида. 2 ноября (это черная дата для нас) 1943 года, когда все мужчины были на войне, сталинское правительство депортировало карачаевцев - всех, по национальному признаку - в Среднюю Азию и Казахстан. Карачаевская автономная область была уничтожена, а родная земля карачаевского народа была разделена и отдана соседям, горную же часть передали Грузии. А самих карачаевцев раскидали по Сибири и Средней Азии небольшими группами (всего 600 групп).

Цель была одна - полная ассимиляция народа. Но он выдержал, и оставшаяся в живых половина народа в 1957 году сумела вернуться на свою историческую родину. Но автономию ему не вернули, а преобразовали Черкесскую область в Карачаево-Черкесскую (так она и существует, только сейчас называется республикой).

На официальном уровне реабилитации не было - на карачаевский народ смотрели как на врага, отбывшего свою 14-летнюю ссылку. Такая же участь постигла и другие репрессированные народы - балкарцев, чеченцев, ингушей... В 1989 году я возглавил забастовку карачаевских ученых, вызванную перекосом при подборе и расстановке научных кадров, запретом писать даже литературоведческие статьи на родном языке. Суды, в том числе и Верховный суд России, встали на сторону властей, хотя правда была на нашей стороне. Таково было отношение к репрессированным народам. Но в 1989 году случилось событие, которое не позволило продолжить репрессии.

В 1989 году на первой сессии Верховного Совета СССР Олжас Сулейменов поставил вопрос ребром: "Нашу работу мы должны начать с вопроса реабилитации репрессированных народов. Не приняв такой реабилитационный закон, не попросив прощения у народов, переживших депортацию, за сталинский геноцид, страна не может духовно, нравственно развиваться. Русские, грузины, казахи - это народы, которые сами хлебнули несчастья сполна. Но народы, от мала до велика, по национальному признаку изгнанные со своей родной земли, познали беды вдвойне. Об этом мы должны открыто сказать посредством закона...".

И вот, 14 июля 1989 года появилось постановление ВС СССР, в котором говорилось: "Верховный Совет СССР постановляет: поручить Комиссии Совета национальностей ВС СССР по национальной политике и межнациональным отношениям и Комитету ВС СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка рассмотреть предложение народного депутата СССР Сулейменова О. О. об осуждении практики репрессий отдельных народов СССР в 40-х - начале 50-х годов и полной их реабилитации и внести соответствующие предложения". И, наконец, благодаря этой инициативе Олжаса в 1991 году был принят Закон "О реабилитации репрессированных народов". Вот почему репрессированные народы СССР, в их числе и карачаевский, так благодарны Олжасу Сулейменову.

Человек мира

Поэма Олжаса "Земля, поклонись человеку" сделала его известным далеко за пределами страны. Но действительно всемирно известным Сулейменова сделало его исследование об историческом произведении под названием "Слово о полку Игореве". В 1975-1976 годах органы госбезопасности постарались изъять из всех магазинов и библиотек, а затем сжечь книгу Олжаса "Аз и Я". Такое решение было принято идеологическим руководителем КПСС Сусловым. Академия наук СССР проводила собрания, на которых "в пух и прах" разносили эту книгу.

Глава Казахстана Кунаев, общаясь с Брежневым, постарался защитить Олжаса, заступиться за него. Отца Сулейменова в 1937 году расстреляли, назвав "врагом народа". И снова темные силы во главе с Сусловым постарались заклеймить Олжаса этим же именем. Если бы не Кунаев, неизвестно, какие несчастья выпали бы на его долю. Решился бы кто-нибудь еще из наших руководителей ради одного поэта испортить отношения с Сусловым?

Казахский народ познал большие беды. В 1926 году в документах о переписи населения было написано: "Казахи - самый большой тюркоязычный народ СССР: 6 миллионов 200 тысяч человек". А в 1939 году численность казахов составляла лишь 2 миллиона. И то, что в казахском народе, понесшем столь огромные потери, появились такой писатель и ученый, как Олжас, и такой руководитель, как Кунаев, было счастьем...

Чем могла досадить Суслову и академикам книга Олжаса? Олжас, изучив "Слово о полку Игореве", нашел в нем огромное количество тюркских слов. Он открыто указал на те места в этом историческом произведении, которые академики не смогли прочитать или же прочитали неверно. Олжас пришел к выводу, что между славянами и тюрками в прежние времена была сильная языковая и культурная связь, через которую они обогащали друг друга. Но тогда русская наука смотрела на тюрко-мусульманские народы с такой точки зрения: "если к нам и пришла культура, то из Европы, а невоспитанная Азия, тюрки - это неграмотные народы, не знающие ничего, кроме войн и набегов". Вот против такого подхода и выступил Олжас Сулейменов.

Он привел в чувство тюркские народы СССР, просветил нас о нашей истории, поднял наш дух. Те, кто боялся сказать: "мы - тюрки", прочитав книгу Олжаса, стали гордо произносить эти слова. Олжас возвысил весь тюркский мир. Он в одиночку пошел против идеологии Суслова. Он внес в науку новое, достоверное слово. А чтобы сказать правдивое слово, нужны и талант, и знания, и совесть, и храбрость. Разве мы не должны поблагодарить Олжаса, который разбудил тюркский мир, тюркское сознание, тюркскую намять?

Однако Олжас не был заступником только тюркских групп или народов, переживших репрессии. Создав движение под названием "Невада-Семипалатинск", он задался целью закрыть все полигоны в мире, на которых проводятся испытания атомного оружия. В Казахстане он добился закрытия полигона, а теперь старается обезопасить весь мир от атомного апокалипсиса. Разве не заслуживает похвалы Олжас, который старается спасти мир, Землю, на которой мы живем, от гибели?

В 1960-1980 годах Олжас изучал проблемы бывших колоний. Да, нужны свобода и суверенитет, однако связь между народами, странами не должна прерваться. С метрополией и соседями необходимо строить деловые отношения. Свое мнение Олжас высказал в виде формулы: "От веков колониальной зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости".

В последнее время он работал над книгой "Язык письма". Это новое слово в науке. Общеизвестный факт: все человечество зародилось в одном месте, откуда оно потом распространилось в разные стороны света. Говоря языком религии, все мы родились от Адама и Евы. На каком языке разговаривали первые несколько сотен человек - вот об этом книга. Можно представить, какое количество книг прочитал, какой глубокий анализ сделал Олжас, чтобы показать, как человечество от первых символов перешло к Слову, письменности.

В конце он приходит к такому выводу: "Вначале Знак, потом Слово. Эти знаки были знаками Бога, а эти слова - Его именами". Прочитавший эту книгу человек поймет, что Олжас открыл скрытый смысл Слова, подобно тому, как ученые открыли атом. Но если открывшие атом посеяли в мире рознь и страх, то Олжасом показал, что все человечество имеет общие корни, а значит, должно жить в единстве.

Счастлив тот народ, у которого есть такой сын, как Сулейменов. Впрочем, он - человек, чьих знаний и таланта хватает на то, чтобы видеть проблемы не только своего народа, но и всего человечества.

Как старший брат…

Хочу отметить еще вот что. Несмотря на свою большую занятость, Олжас находит время, чтобы поддержать молодых литераторов. Среди тюркских писателей подобную заботу я видел только со стороны Кайсына Кулиева и Чингиза Айтматова.

В 2005 году я передал Олжасу Сулейменову труд своего земляка Махти Джуртубаева - исследование о "Слове о полку Игореве". Вот что он ответил в своем письме ко мне:

Дорогой Билал!

Наконец нашел время ответить на письмо о книге М.Ч.Джуртубаева.

Я прочёл её ещё в ноябре 2004 г. Сегодня перечитал. Возбуждает само осознание того факта, что где-то в горном селе Хасанья кто-то годами вчитывается в зачитанное до дыр "Слово о полку Игореве" - вещь подозрительную и прекрасную в своей загадочности. Занятие это (по себе знаю) поразительно увлекает. Способно держать в напряжении десятилетиями. И только тогда открывает помаленьку свои тайны. Почти по Маяковскому "в грамм добыча, в год труды".

Я не могу сказать, что автор расшифровал все секреты "Слова", но книга его ничем не слабее десятков других толкований, выпущенных академическими словистами. Она еще одно свидетельство того, что нынешний канонизированный порядок строк в "Слове" - явление, скорее всего, вторичное, сотворенное переписчиками 16 и 18 веков.

Думаю, что для поддержания исследовательского интереса к "Слову" - произведению, выражающему акт исторического и культурного взаимодействия древних русичей и кипчаков, книга М.Ч. Джуртубаева вполне может послужить. Тираж 200 экземпляров, конечно, мал.

Крепко жму руку.

О. Сулейменов

Париж, 7 апреля 2005 г.

А спустя пять дней я получил от него еще одно письмо. Олжас не забыл о моем 50-летии, нашел слова, чтобы поддержать, вдохновить меня. Не могу не привести приветствие Олжаса, ибо оно характеризует его как человека широкой души, очень внимательного и доброжелательного по отношению к младшим собратьям по перу.

Дорогой Билал!

Казахи говорят: "Елю жылда ель жанарады" - "В пятьдесят лет страна (народ) обновляется". Твои пятьдесят вместили и такой этап истории карачаевцев, как возрождение: в 1956 году репрессированный народ получил право вернуться из изгнания на историческую родину. Ты вместил чувства ренессанса в свои стихи, и оно придало им трехмерность, присущую подлинному искусству - историческую глубину, широту настоящего и высоту будущего. Ты не ушел в обиду, хотя она никогда не забудется. Память - да, но не злопамятность мы должны воспитывать в сознании новых поколений. Об этом все твои произведения и твой журнал.

Ты много уже сделал для формирования возрожденческого сознания тюркских народов, которое помогает им определить свое достойное место в планетарном порядке. Самым достойным я всегда желаю - жаса! В казахском это слово несет два смысла - "живи" и "твори".

Жаса, мой друг Билал!

Твой Олжас Сулейменов

Париж, 12 апреля 2005 г.

Великий тюрок

В мае 2004 года на основании ходатайства Карачаевской демократической организации "Джамагъат" (руководители А.Кечеруков и Б.Лайпанов) Олжасу Сулейменову было присвоено звание "Почётный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета". Хочется привести аннотацию, подготовленную видным ученым и литератором Нюр-Магометом Лайпановым.

ОЛЖАС ОМАРОВИЧ СУЛЕЙМЕНОВ

(Аннотация к представлению О.О.Сулейменова к званию "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета)

У каждого думающего тюрка (не турка!) по рождению свой - Олжас! (Добавлю от себя: свой Чингиз, свой Кайсын...) Ряд, уверен, будет продолжен, так как не оскудевает тюркское племя на таланты. Они уместны, известны, повсеместны. Олжас ворвался со своей "Аз и Я" в наше сознание как нечто, посягнувшее на железное государство, в котором, казалось, на вечные времена было все расставлено по полочкам: лучше того, что нам преподносилось, нет и не будет - известно, что письменность была у таких-то и таких-то, а у таких-то (почему- то сплошь к ним относились тюркские народы?..) ничего не было, пока картавый благодетель не дал им то-то и то-то.

Это потом, после Олжаса, расскажет нам про манкуртов, про нас самих великий Чингиз. Но Олжас? Как посмел? Что посмел? На кого посмел? В коридорах гуманитарных факультетов тихо-тихо, между собой шептались студенты-нацмены: посмел же Олжас! Да как посмел! Да на кого посмел! Политбюро собиралось из-за какого-то смутьяна казаха-поэтишки.. Ол-жас! По-карачаевски: Ол-джаш! Буквально: Ол - Этот, джаш - Парень! Этот-Парень! О великий и емкий по краткости тюркский язык (русское: краткость - сестра чья?!) Ол-жас - Ол-джаз! Это - весна! Ол-джаз - Этот - пишет-писатель! Иначе: в имени его - Ол (Йол, джол, жол) - значения - Он, Этот, дорога, путь!; Жас (Джаш, Джаз, Яз) - Весна, Парень, письмо, пиши!

Единицам-счастливцам удалось достать уцелевшие экземпляры изъятого тиража. До меня дошла зачитанная до дыр ксерокопия. Какое пиршество для ума, какое уязвление совести и чести высоких академиков Лихачева и Рыбакова, коих и мы почитали, штудировали, готовясь к экзамену по древней истории и фольклору. Не понимая до конца грандиозности содеянного Олжасом, потянулся к его поэтическим книгам. "Глиняная книга" - удар током! Подкупало, что казах, говорящий на родственном карачаевскому казахском, пишущий на русском как классик, стал сходу вровень с поэтическим авангардом советской и мировой поэзии.

Он вселял надежду на возрождение собственной литературы и культуры тюрков! Кто бы и как бы ни открещивался, но подкоркой мы всегда ощущали родство с великой культурой предков, мы, представители бесчисленного и разрозненного великого языкового пласта мировой культуры.

Олжас ослепительной кометой из веками замалчиваемого тюркского великого прошлого вдруг пронесся по небосклону затхлой, умирающей, но еще храбрящейся империи зла, казалось, сам не заметив дерзости своего полета из Аз в Я. Этот казах с лицом полной луны и непокорной гривой волос, до сих пор, уже за пятьдесят, смотрится молодым, азиатским необъезженным скакуном. Он вызывает то единственное восхитительное чувство, на которое способны подростки-мальчишки, встретившие старшего мужчину, на которого очень хочется походить, ну хотя бы стать другом, хотя бы быть рядом, чтобы обратить к себе его и окружающих внимание... Подспудно всегда чувствовал некое общетюркское родство с ним. Было только загадкой, как за 4 тыс. км., в далеком от Карачая Казахстане он чувствует и думает почти то же самое, что я, карачаевец, здесь на Кавказе, о наших корнях, языках, месте нас, тюрков, в истории? В доистории? И о том, что на Руси нас тюрков, переняв у нас 99 % нашего, стесняются числить в родстве, в том числе и по крови? Даже Гумилев не удержался от нападок на Олжаса...

Олжас - казахский гений, не только превзошедший свое время и соплеменников, но и перевернувший представления о культуре тюркоязычных народов в СССР, кичившейся перед всем цивилизованным миром, что он дал всем народам, вовлеченным в его пространство, культуру и образование. Как будто не было всей предыдущей истории. Олжас, который пишет на русском лучше многих, считающихся корифеями, на самом деле хотел всем показать, что славяне и тюрки на пространствах России и СССР сумели создать культурно-языковой симбиоз, который существует независимо ни от каких факторов.

Бесспорно, для современной тюркоязычной интеллигенции Олжас Сулейменов, наряду с великим Чингизом Айтматовым, является символом научной и поэтической дерзости мысли, гражданского мужества и совести настоящего интеллигента Духа - великого тюрка, построившего своим творчеством некий духовный мост между Востоком и Западом. Что вселило в тюркскую интеллигенцию надежду на кооптацию в мировую культуру и занятие в ней подобающего заслуженного места и признания.

Ныне здравствующий и творящий казахский гений, достойно представляющий на дипломатическом поприще интересы Республики Казахстан, знает и ценит это родство. Не скрою, меня подкупает в Олжасе Омаровиче его постоянный интерес к литературе тюркских народов, чего стоит его послание карачаевскому поэту Билалу Лайпанову: "Лечу в самолете и читаю твои стихи: многое очень близко мне и по-настоящему талантливо.

Уже знаю, что напишу предисловие. Благодарен карачаево-балкарцам за публикацию в "Ас-Алане" выстраданной мной работы "Тюрки в доистории". Скоро в Алма-Аты выйдет отдельной книгой. Но вы первые его опубликовали. Спасибо! С братскими чувствами твой Олжас".

Уверен, присвоение Олжасу Сулейменову заслуженного им звания "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета" будет не только приятным ему сюрпризом, но и знаком высочайшего к нему уважения карачаевцев и балкарцев за его подвижническое служение Литературе и Науке, знаком общетюркской культурной солидарности и взаимодействия на евразийском пространстве".

Билал Лайпанов, народный поэт Карачаево-Черкесской республики, почетный академик Международной Тюркской Академии

Казахстан. СКФО > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 апреля 2016 > № 1731409 Билал Лайпанов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter